"За нами пойдут другие народы"

@@

Первый заместитель председателя Парламентского собрания Союза Беларуси и России Анатолий Малофеев уверен, что Союзное государство может остановить системный кризис, возникший в результате развала СССР

2000-01-18 / Николай Вавилов



Анатолий Малофеев.

- РЕСПУБЛИКА Беларусь совершила мужественный поступок, взяв на себя инициативу активизировать белорусско-российские интеграционные процессы. Как вы, Анатолий Александрович, можете оценить итоги работы в этом направлении?

- За последние годы проделана большая и кропотливая работа по подготовке и принятию пакета интеграционных документов, главный их которых - подписанный президентами и ратифицированный национальными парламентами Беларуси и России Договор о создании Союзного государства. В итоге на международной арене теперь появится новое геополитическое образование - Союзное государство.

- Но процесс этот был очень трудным. Какие главные позиции в движении наших стран друг к другу вы можете выделить в качестве принципиальных?

- Да, не все идет гладко. Одни политики стремятся свести процесс интеграции Беларуси и России к чисто хозяйственным вариантам при полном игнорировании государственно-политической интеграции. Другие - бросаются в иную крайность, пытаясь подменить работу по сближению наших стран политической болтовней. Это не может не тормозить процесс единения наших государств и народов.

Перед нашими странами стоит задача преодоления возможной гегемонии одной державы. Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко неоднократно подчеркивал, что в современных условиях мир может и должен быть только многополюсным. В рамках существующих законов мирового рынка будет действовать несколько центров, которые станут регуляторами функционирования различных политических систем.

На долю Беларуси и России выпала непростая судьба - на новом этапе мирового развития принять участие в формировании относительно самостоятельного центра с активно развивающимися народно-хозяйственными связями. Для этого и создается Союзное государство, чтобы навсегда был потерян шанс "давить" авторитетом (политическим или экономическим) какой-либо одной страны на иные государства.

- Оппозиционная пресса упорно муссирует мысль о неприятии большинством белорусского народа идеи единого белорусско-российского государства. Как вы считаете, что можно противопоставить этой откровенной лжи?

- Хочу сказать, что противники создания единого белорусско-российского государства не случайно так активно разыгрывали и продолжают разыгрывать карту угрозы утери белорусским народом своей национальной самобытности, ликвидации независимости и государственности Беларуси, потери материальной собственности, "уничтожения" национальной системы образования и школы, культуры. Они настолько напуганы возможностью победы воли народа и официального курса президента Республики Беларусь на возрождение мощи былой великой страны, что используют такие провокационные тезисы, которые, конечно же, не выдерживают никакой критики. Подобные "аргументы" используются и Западом для международной изоляции союзной Беларуси. Россия неоднократно и решительно осуждала попытки госдепартамента США оказывать давление на братскую Беларусь и ее законные власти.

- Не секрет, что и в России есть определенные политические силы, стремящиеся приостановить белорусско-российскую интеграцию.

- Да, вы правы. К сожалению, российская антиинтеграционная оппозиция в лице представителей правого демократического крыла также не устает, словно испорченная пластинка, пугать россиян экономической несостоятельностью Беларуси, ее "отсталостью" в государственном строительстве и рыночных реформах. В этом оголтелом неприятии объединительных идей между Россией и Беларусью (идей, которые стали в мире приметой времени) приводится главный "устрашающий" козырь, что белорусская армия якобы станет частью "российской военной машины".

- Анатолий Александрович, вы затронули самую "болевую" точку. При обсуждении проекта Договора о Союзным государстве люди много об этом говорили. Как их можно успокоить?

- Мы видим, что на постсоветском пространстве одна за другой буквально "воспаляются" те или иные территории. Нарастает напряженность и в самой России. Свидетельством этого являются события на Северном Кавказе и в Чечне. Политики, пугающие нас войной, забывают, что война - это "ловушка", в которую очень легко попасть любой стране, если она в одиночку попытается справиться с объективными тенденциями. Никто не застрахован от возможности оказаться втянутым в военное противостояние. Есть ли гарантия не оказаться в подобной "ловушке"? Есть - это мощное централизованное государство.

Очевидно, что в современных исторических условиях белорусско-российское Союзное государство - это предельно цивилизованный для наших народов путь избавления от драматических форм развития (и не только для россиян и белорусов). Безусловно, не может идти и речи об участии белорусской армии в конфликтах на территории иной страны. Наша задача - в рамках единого союзного объединения предотвращать и поганить политическими методами эти конфликты.

- Значит, наша республика обладает достаточным политическим и экономическим потенциалом, если она оказалась в авангарде сложнейших объединительных процессов. Вы согласны с этим, Анатолий Александрович?

- Опыт Союза Беларуси и России убеждает, что мы ставим своей целью строить, а не разрушать. И это является главным приобретением последних лет в рамках белорусско-российской интеграции. Противникам Союза следует больше смотреть в лицо реальным фактам жизни, а не сочинять политические мифы. Так, по индексу человеческого развития, который определяется ООН, Беларусь находится на 60-м месте, Украина - на 91-м, а Россия - на 71-м. За 11 месяцев 1999 года мы имеем выполнение доходной части бюджета на 77,2%, расходной - на 74,6%. С 1 декабря увеличились размеры всех видов пенсий.

Прирост экспорта белорусской продукции в дальнее зарубежье за минувший год свидетельствует о ее конкурентоспособности. Наши внешние долги не превышают того, что должны нам. Формирование единого Союзного государства ставит целью достижение такой социально-экономической политики, которая обеспечит высокий уровень социальной защиты россиян и белорусов. Думаю, граждане России по достоинству оценивают линию белорусского руководства на обеспечение своевременной выплаты пенсий, пособий и заработной платы.

Немало поучительных примеров достижения экономического роста можно почерпнуть из истории бывшего СССР. За последние годы мы достигли определенных успехов и в рамках Союза Беларуси и России, хотя можно было сделать гораздо больше. Отечественная история - наш добрый советчик, она укрепляет веру в правильность избранного пути на единение.

- Как вы думаете, можно ли определить главную интеграционную стратегию Беларуси и России в нынешний период как переход от "выживания" поодиночке к единому белорусско-российскому государству? Ведь этот процесс может быть и достаточно длительным.

- Сейчас нашей главной стратегией, бесспорно, является сотрудничество Беларуси с российскими регионами. Ярким примером этого стало создание финансово-промышленной группы "БелРусАвто", в рамках которой работают четыре белорусских автозавода и четыре мотостроительных предприятия Ярославля. Подписанием контрактов на 2000 год о перевозках наших грузов через Калининградский морской порт успешно завершилась кампания по сближению экономических интересов Беларуси и этого стратегически важного российского региона. Среди важных итогов совместного строительства союзных отношений следует выделить сотрудничество транспортников, которые реализуют конкретные мероприятия по созданию равных условий хозяйствующим субъектам и сближению нормативно-правовой базы в этой отрасли. Есть немалый эффект от взаимодействия Онежского и Минского тракторных заводов, поставок в Карелию белорусской лесоперерабатывающей техники. Большим успехом пользуются межрегиональные выставки-ярмарки белорусских и российских товаров.

Без сомнения, особое место в сотрудничестве Республики Беларусь и Российской Федерации занимает Москва. Более трети всего товарооборота между нашими странами и более 40% общего объема белорусского экспорта в Россию приходится на долю Москвы, а с учетом Московской области - 45%. Готовятся соглашения о расширении поставок в столицу Российской Федерации в 2000 году продовольствия из Беларуси. Примером успешной работы на белорусском рынке может служить и белорусско-российская нефтегазовая компания "Славнефть", правлением которой принято решение увеличить вдвое в будущем году объемы геологоразведочных работ. Все вышеперечисленные примеры "работают" на объединение наших экономик, взаимно помогают ослаблять влияние кризисных ситуаций.

- Какие выводы можно сделать из опыта регионального сотрудничества?

- В условиях Союзного государства мы должны искать эффективные формы создания транснациональных корпораций. Здесь очень важно не замыкаться на аппаратно-чиновничьем уровне отношений, а привлекать к этому процессу широкие деловые круги. Это поможет нам уже сегодня реально приступить к решению крупных хозяйственных проектов стратегического значения, затрагивающих XXI век.

- Что, по вашему мнению, необходимо предпринять, чтобы убедить большинство граждан России и Беларуси в реальности подобных перспектив?

- К сожалению, россияне пока недостаточно полно и объективно осведомлены об истинных возможностях белорусского общества и его экономическом потенциале. Интеграционные процессы между Россией и Беларусью представляют возможности для объективной оценки всего, что происходит в последние годы в Беларуси. Активную миссию в этом плане выполняет президент нашей республики Александр Лукашенко.

Но, к сожалению, информация подобного рода нередко блокируется в российских средствах массовой информации. Многие из них сыграли крайне негативную роль в развитии интеграционных процессов. Согласованная программа действий отдельных СМИ России против белорусско-российского единения свидетельствует о безответственности определенных политических кругов, игнорирующих веление времени, волю народов.

- Видимо, Анатолий Александрович, пришло время более настойчиво решать проблемы информационного обеспечения процессов интеграции.

- Считаю, что создание единого информационного пространства - едва ли не самая главная задача в строительстве нового государственного объединения. Усилиями Парламентского собрания и Исполкома Союза Беларуси и России предпринят ряд важнейших шагов в этом направлении. Выходят газеты-вкладыши "Союз" - в "Российскую газету" и "Советскую Белоруссию", "Союзное вече" - в "Парламентскую газету" и "Народную газету". В перспективе надо иметь собственную белорусско-российскую газету. К сожалению, подобная "перспектива" у нас подчас растягивается на годы, что в нынешней обстановке недопустимо.

Недооценка пропагандистского фактора в борьбе за наше общее с Россией будущее вполне может быть чревата возможностью поражения, ибо, как говорится, "враги не дремлют". Так, с 1 января 2000 года в белорусский эфир выйдет литовская радиостанция "Балтийские волны". Совсем не случайно президент Республики Беларусь Александр Лукашенко эту акцию назвал "антибелорусским центром", упомянув и ее основателей, в числе которых один из депутатов литовского парламента.

Наша первоочередная задача - противопоставить политическим силам, стремящимся разрушить Союз, эффективное информационное "оружие". Что для этого можно сделать уже сегодня? Заставить в первую очередь работать созданную пока на бумаге союзную телерадиокомпанию, которая до сих пор не имеет выхода в эфир. Это задача и общественности, и политиков, и власти. Иначе девальвация идеи объединения постсоветских государств станет горькой реальностью. Сегодня многие согласятся со мной, что без белорусско-российского Союза не сможет и СНГ подняться на более высокую ступень своего развития, а возможно, и просто существовать.

Информационное обеспечение строительства Союзного государства требует активного противостояния оппозиционным измышлениям о непопулярности среди населения идеи объединения наших стран. Не выдерживают никакой критики и заявления об экономической нецелесообразности Договора, что его реализация якобы приведет к возникновению острых конфликтов. Что мы можем противопоставить этой откровенной лжи, которой систематически "потчуют" нас силы, враждебные белорусско-российской интеграции? Стремиться всеми средствами влиять на общественные отношения и процессы в современном мире. Замечу, что это стало главным направлением деятельности интеграционных структур Европы. Не грех и нам у них этому поучиться.

- Анатолий Александрович, очень многих волнует вопрос, что мы собираемся строить, каким будет наше общее государство. В этой связи особый интерес вызывает деятельность Парламентского собрания, его конкретный вклад в интеграцию.

- Деятельность Парламентского собрания направлялась на отработку рациональных и эффективных управленческих решений в рамках Союза Беларуси и России, на создание правовых основ для их осуществления. Не сомневаюсь, что этот процесс выйдет на новый уровень, когда будет избран союзный парламент.

Договор о Союзном государстве является началом этапа претворения в жизнь политико-правового феномена нашего Союза, который по своей правовой природе - явление новаторское. Мы вместе решаем такие задачи, которые на современном этапе еще не ставились ни одной страной мира. Построить новое государственное объединение, сохранив сформированные национальные суверенные образования, - задача весьма сложная.

Чтобы успешно реализовать Договор о Союзным государстве, нам следует определить, как будет формироваться государственный статус будущего объединения. Предстоит узаконить новые формы взаимодействия государственного суверенитета России и Беларуси и суверенитета вновь создаваемого Союзного государства. Проще говоря, необходимо перейти от государственного сотрудничества к сотрудничеству в рамках общей наднациональной системы. Важнейшим шагом в этом направлении является повышение легитимности парламентской деятельности путем перехода к избираемому парламенту. Нормы, по которым будут развиваться союзные законодательные структуры, заложены в Договоре. Это поможет привлечь граждан к управлению новым объединенным государством.

Выполнение положений Договора о едином гражданстве, о парламенте, наделенном правом принимать законы прямого действия, о создании союзного правительства, об обеспечении перехода к единой денежно-кредитной системе, о реализации пакета экономических соглашений - все это абсолютно реальные и реализуемые цели. Возможно, в перспективе возникнет необходимость внести изменения в национальные Конституции. В этом случае придется обратиться к воле наших граждан через референдумы.

- Какое значение имеет создание Союзною государства сегодня и в перспективе для других стран?

- Союзное государство может остановить системный кризис, возникший в результате развала СССР. С созданием белорусско-российского государства, я уверен, появятся предпосылки для восстановления взаимодействия национальных сообществ, скоропалительно выросших на развалинах бывшей великой страны. Практическое воплощение идеи Союзного государства России и Беларуси материализует на новом историческом этапе простую цель - победить деградацию общества и человека можно только вместе, приостанавливая уже самим фактом объединения дезинтеграционные процессы.

@@@
"За нами пойдут другие народы"
"Окно" на Запад открыто
"Россия для нас не только партнер, но и близкий друг"
Ареалы права и ореол правозащитников
Возвращение призраков
Война ХХI века
Геральдика в эпоху смены вех

Главный урок иракского кризиса

@@

Вмешательство в дела суверенного государства должно быть легитимным исключением

2003-04-07 / Александр Евгеньевич Бовин - журналист.



Мотивируя свое вторжение в Ирак, американцы ссылались на то, что, во-первых, Саддам Хусейн больше десяти лет водит за нос ООН и отказывается разоружаться. Во-вторых, Багдад связан с международной террористической сетью, которая ответственна за акцию 11 сентября. В-третьих, тиранический, агрессивный режим Саддама, грубо попирая права человека в Ираке, одновременно представляет собой угрозу международному миру и безопасности вообще и Америке в частности.

Вашингтон так и не смог убедительно аргументировать все свои тезисы. Но меня интересует иное. Вооруженная акция американцев вновь привлекла внимание к спорам ученых и политиков вокруг концепции, обозначаемой словами "гуманитарная интервенция".

Ничто не ново под луной

Начнем ab ovo. Устав ООН жестко опирается на принцип суверенности государств и соответственно решительно отвергает чье бы то ни было вмешательство в их внутренние дела. Однако в конце 80-х - начале 90-х годов незыблемость указанного принципа, абсолютизация государственного суверенитета стали вызывать сомнения. Суверенитету государства, праву суверена распоряжаться судьбой своих подданных либеральная политико-юридическая мысль противопоставила суверенитет индивидуума, его права и свободы. Подчеркивалось, что суверенитет личности выше, значимее, приоритетнее, чем суверенитет государства. А раз так, то международное сообщество имеет право и даже обязано вмешаться (и, если надо, вооруженной силой), чтобы воспрепятствовать грубому попранию суверенных прав личности. Государство не должно рассчитывать на своего рода суверенную безнаказанность. В русле подобных размышлений и возникло понятие "гуманитарная интервенция".

Ничто не ново под луной… Вспомнили появившийся в 1625 году трактат Гуго Гроция "О праве войны и мира". Если, утверждал Гроций, правитель подвергает гонениям своих подданных, ставит под угрозу их существование, то человеческое сообщество - во имя справедливости! - имеет право силой оружия остановить эти гонения. Правители, следует заметить, по-иному понимали справедливость. А римская курия на всякий случай внесла сочинение Гроция в список запрещенных книг, где оно и находилось до 1900 года (Петр I "латинян" не слушался, подданных, как известно, не гонял и поэтому повелел в 1710 году Гроция перевести и издать по-русски).

Кто ищет, тот всегда найдет. В XIX веке следы "гуманитарной интервенции" были обнаружены дотошными исследователями в двух случаях. Вмешательство России и Франции в войну за независимость Греции (1821-1827) и действия Франции в Ливане (1861). Гуманитарный аспект - реакция на гонения, которым подвергались в Великой Порте христиане. Такой аспект действительно имел место. Но главным было другое - начинали делить шкуру турецкого (правда, еще не убитого) медведя. "Взгляните на карту от Гибралтара до Дарданелл, - втолковывал Александр I французскому посланнику в Петербурге, - выберите, что вам подходит, и рассчитывайте не только на согласие, но и на искреннюю активную помощь России… Нужно чтобы турки были отброшены как можно дальше и чтобы все могли прийти к полюбовному соглашению…" Вот это серьезный разговор!

Только во второй половине XX века смелая идея Гроция начинает вторгаться в практику международной жизни. В 1971 году Индия вмешалась в гражданскую войну в Восточной Бенгалии, нанесла поражение пакистанской армии и тем самым создала условия для появления на карте нового государства - Бангладеш. В декабре 1978 года вьетнамские войска вторглись в Кампучию и ликвидировали кровавый режим Пол Пота. В 1979 году Танзания вооруженной рукой помогла Уганде избавиться от сумасбродного диктатора Иди Амина.

На свой страх и риск

Разумеется, ни Индия, ни Вьетнам, ни Танзания не обращались в Совет Безопасности, а действовали на свой страх и риск. И, наверное, поступили правильно. В те годы разделительные линии холодной войны, сшибка противоположных подходов почти ко всем международным проблемам прочно блокировали Совет Безопасности. Но мировое общественное мнение, несмотря на все оговорки и сомнения, не слишком осуждало "агрессоров". Процитирую нынешнего Генерального секретаря ООН Кофи Аннана: "…в глазах всего мира их акции оправдывались характером режимов, против которых они были направлены.

И история в общем и целом одобрила этот вердикт. Мало кто стал бы оспаривать теперь, что вмешательство было меньшим злом в сравнении с продолжением резни и крайними формами угнетения. И все же в то время все три случая были по-разному восприняты международным сообществом и вызвали беспокойство. Почему? Потому что эти интервенции были односторонними. Никто не уполномочивал эти государства предпринять эти акции. И это создает тревожный прецедент".

После окончания холодной войны возросла вероятность выхода ООН, Совета Безопасности на конструктивные, учитывающие разные подходы и позиции решения. Операции по наведению порядка и установлению мира проводились в Восточном Тиморе, Сьерра-Леоне, Сомали, на Гаити, в Боснии. Не все операции такого типа проходили удачно. Иногда, как, например, в Сомали, они заканчивались провалом.

Но независимо от конкретного результата тревога, о которой говорил Аннан, не исчезала. Особенно там, где в действие приводились политические тяжеловесы. Именно там почти автоматически возникали подозрения - не используются ли гуманитарные предлоги для прикрытия целей, не имеющих никакого отношения к тем, которые декларируются. Кстати, именно такие сомнения вызвали массовые протесты против намерения американцев силой разоружить и ниспровергнуть Саддама Хусейна.

Дискуссия, которая велась вокруг "права на интервенцию" и на заседаниях Совета Безопасности, и на сессиях Генеральной Ассамблеи, показала, что указанное "право" встречает много противников. Наиболее активно - особенно после Косово - протестовали страны, входящие в Движение неприсоединения. Особенно непримиримо звучали голоса представителей Ирака и Северной Кореи. Не может быть никакого оправдания так называемой "гуманитарной интервенции", если она является посягательством на суверенитет, - такова их логика.

Здесь следует сделать важное различение.

Нынешний Устав ООН допускает "вмешательство", если оно вызывается наличием угрозы международному миру и безопасности. Сюда с некоторыми, правда, натяжками можно отнести реакцию на угрозы, которые порождает связь с глобальной сетью терроризма, а также наличие оружия массового уничтожения или настойчивые попытки создать его.

Однако ни геноцид, ни массовые преследования на политической, расовой, религиозной почве, если скрупулезно следовать Уставу ООН, не дают международной общественности права на "гуманитарную интервенцию". Ибо с точки зрения международного права тиранические режимы не менее суверенны, чем режимы демократические.

Здесь главная проблема и главная трудность, преодоление которых требует модернизации международного права.

Выступая с Докладом тысячелетия на сессии Генеральной Ассамблеи ООН и отвечая защитникам суверенитета, Кофи Аннан так сформулировал вопрос: "…Если "гуманитарная интервенция" действительно является неприемлемым ударом по суверенитету, то как нам следует… реагировать на грубые и систематические нарушения прав человека, которые противоречат всем заповедям человеческого бытия?"

Нервная ткань мира и порядка

Для ответа на этот вопрос по предложению правительства Канады была создана Международная комиссия по вопросам вмешательства и государственного суверенитета (от России в комиссию входил Владимир Лукин). В декабре 2001 года комиссия представила объемистый доклад.

Комиссия в принципе допускает возможность вмешательства. Но для того чтобы принцип превратился в политику, необходимо:

- установить более четкие правила, процедуры и критерии определения того, требуется ли вмешательство, а также того, когда и как его осуществлять;

- определить правомерность военного вмешательства, если оно необходимо и после того, как все другие подходы не принесли успеха;

- обеспечить, чтобы военное вмешательство, коль скоро оно предпринимается, осуществлялось только в объявленных целях, было эффективным и при этом проявлялось должное внимание сведению к минимуму причиняемых в результате него человеческих жертв и ущерба для государства;

- помочь устранить, где это возможно, причины конфликта, одновременно укрепляя перспективы установления прочного и справедливого мира.

Споры вокруг "гуманитарной интервенции" будут продолжаться долго. Здесь затрагивается нервная ткань международного права и мирового порядка. И все же я убежден, что мы имеем дело с необратимой тенденцией. С тенденцией поднять роль нравственных оценок в политике. В конце концов неотвратимо наступает время, когда главный вопрос человеческой жизни - что такое хорошо и что такое плохо? - становится и главным вопросом жизни международной. Практически это означает, что мировое сообщество имеет право (и обязано!) вмешаться там и тогда, где и когда тираны грубо попирают права человека, где действия суверена таят в себе реальную угрозу международному миру и безопасности.

Если говорить не о формулировках, а о смысле, то легализация вмешательства во внутренние дела, "гуманитарной интервенции" предполагает как минимум: 1) точную, не вызывающую сомнений констатацию тех явлений и процессов, которые требуют вмешательства; 2) четкую, определенную санкцию Совета Безопасности ООН (или, предположим, региональной международной организации, которой Совет Безопасности может делегировать свои права); 3) уверенность в том, что успех гарантирован, что плюсы вмешательства явно перевешивают возможные минусы (не навреди!); 4) убежденность в справедливости дела, ради которого нарушается суверенитет государства. Речь, понятно, идет о ситуациях, когда исчерпаны все возможные меры стабилизировать, оздоровить обстановку методами политического диалога. Вмешательство должно быть не правилом, а исключением. А вооруженное вмешательство - исключением из исключений.

@@@
Главный урок иракского кризиса
Каракас вызвал гнев Вашингтона
Концепция внешней политики Российской Федерации
Лукашенко рейтингом не напугаешь
Не СССР, но и не СНГ
Новый международный контекст
Об имперском инстинкте и "казанских вопросах"

Пишется "суверенитет", а читается "нефть"

@@

Принятый во втором чтении проект Основного закона Татарстана по двадцати позициям противоречит Конституции России

2002-04-06 / Вера Постнова



Четыре дня народные депутаты Татарстана редактировали предложенные поправки в проект закона "О внесении дополнений и изменений в Конституцию РТ", заранее зная, что делают не то, чего от них ждут в Москве и Нижнем Новгороде. В итоге общими усилиями все-таки одолели второе чтение. Но если будет нужно, через пару недель вновь вернутся все к тому же второму чтению и сделают то, чего от них ждут в Москве и Нижнем Новгороде. При этом каждая из сторон знает, что она делает и зачем она это делает.

Еще 4 марта с.г. из правового управления администрации президента Путина пришло в Казань заключение на проект нового варианта Конституции РТ. Следом пришло аналогичное заключение из Нижнего Новгорода от полпреда Кириенко. Прокурор республики Кафиль Амиров подготовил свое заключение и даже обозначил наиболее спорные статьи проекта. Все это скрыли - и не только от общественности, на суд которой был вынесен новый вариант Конституции РТ, но и от депутатов. Они тоже были лишены возможности загодя ознакомиться с документами: из опасения, что эти документы через депутатов станут достоянием гласности. И тогда многонациональный народ Татарстана поймет, что он все еще живет в соседнем с Россией государстве.

В новой редакции Конституции РТ Татарстан уже не является субъектом международного права, ассоциированным с Российской Федерацией, но и не входит в состав Российской Федерации. Выступая как ее полноправный субъект, Татарстан всего лишь объединен с Россией на основе Конституций РФ и РТ, а также Договора о разграничении и взаимном делегировании полномочий. "Вместе с тем, - говорит Шаймиев в своем ежегодном послании Госсовету РТ, - мы закрепили суверенный статус республики, что означает всю полноту государственной власти в рамках своей компетенции".

Москва же настаивает "во исполнение указа президента РФ от 10 августа 2000 года # 1486 "О дополнительных мерах по обеспечению единства правового пространства РФ" в целях обеспечения верховенства Конституции РФ, федеральных законов Российской Федерации" на том, что "проект закона в данной редакции принят быть не может", ибо "Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета - источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета РФ". Эти выводы подтвердил и Конституционный суд РФ в определении от 27.06.2000 г. за # 92-0.

Настаивая на суверенитете и всей полноте государственной власти в рамках компетенции республики, выстраивая проект закона на Большом договоре между Москвой и Казанью о разграничении и взаимном делегировании полномочий, руководители Татарстана прежде всего озабочены тем, чтобы "земля, ее недра, водные, лесные и другие природные ресурсы, животный и растительный мир" (статья 13 проекта закона) оставались по-прежнему собственностью народа Республики Татарстан. Однако "вопросы собственности на землю и другие природные ресурсы в Российской Федерации, порядка ее разграничения и регулирования исследовались Конституционным судом РФ (постановление от 9 января 1998 года и от 7 июня 2000 года)", - сообщает правовое управление администрации российского президента, - который "выразил следующую правовую позицию: <...> субъект Российской Федерации не вправе объявить своим достоянием (собственностью) природные ресурсы на своей территории и осуществлять такое регулирование отношений собственности и природных ресурсов, которое ограничивает их использование в интересах всех народов Российской Федерации".

Москва добивается, чтобы по всей России одинаково действовали федеральные законы, в том числе и по вопросам владения, создавая равные условия для бизнеса. А местные власти тянут время, поскольку не определились до конца с основным своим богатством - нефтью. Вернее, с той ее частью, которая нынче принадлежит государству. Чьей частной собственностью она станет? Как только решится этот вопрос, так сразу же Основной закон РТ будет приведен в соответствие. Ни о суверенитете, ни о Договоре о разграничении и взаимном делегировании полномочий никто и не вспомнит и уж тем более не будет настаивать на их реализации, поскольку и суверенитет, и договор были востребованы тогда, когда революционная ситуация в стране в начале девяностых поставила вопрос о разделе союзной собственности. Сейчас уже все поделили, и речь только о персоналиях и гарантиях. Таких же, которые получил президент Ельцин от своего преемника Путина. Или почти таких.

@@@
Пишется "суверенитет", а читается "нефть"
Преодо-
Придуманная проблема
Республики отстаивают суверенитеты
Сабантуй оптом и в розницу
Сказочное пробуждение Монако
Строев разглядел в Милошевиче кого-то из российских президентов

Татарское теневое госстроительство

@@

В Набережных Челнах была принята новая Декларация о независимости Татарстана

2008-12-25 / Ян Гордеев







Премьер-министр Татарстана Рустам Минниханов и не подозревает, что у него появился конкурент.

Фото Бориса Бабанова (НГ-фото)

Вчера глава общественно-политической организации «Милли меджлис (Национальное cобрание) татарского народа» Фаузия Байрамова утвердила состав татарского национального правительства в изгнании. Накануне в Набережных Челнах была принята новая Декларация о независимости Татарстана. Главой теневого правительства республики был избран гражданин США.

Съезд общественно-политической организации «Милли меджлис татарского народа» прошел в столице республиканской автопромышленности Набережных Челнах в минувшее воскресенье. Более ста делегатов со всей России и несколько десятков представителей татарских общественных организаций собрались, чтобы утвердить программные документы Национального собрания.

По итогам работы меджлиса было принято обращение «к президентам и парламентам государств и в Организацию Объединенных Наций» о признании государственного суверенитета Татарстана. Также было сформировано татарское национальное правительство в изгнании (Милли назарат), которое возглавил гражданин США Вил Мирзаянов.

Бывший профессор НИИ органической химии и технологии Вил Мирзаянов прославился тем, что в 1992 году опубликовал в газете «Московские новости» статью о производстве бинарного оружия в России. В материале ученый заявил, что Россия вопреки международным договоренностям продолжает исследования в этой области. Вслед за этим Мирзаянов был уволен из института, обвинен в разглашении государственной тайны и арестован. 11 марта 1994 года уголовное дело против Мирзаянова было прекращено за отсутствием состава преступления. После освобождения Мирзаянов занимался политической деятельностью, а в 1996 году эмигрировал в США.

@@@
Татарское теневое госстроительство
УНИТА опять говорит о мире
Фантом международного права
Эволюция позиции Запада в чеченском кризисе
Юбилейная судорога ООН