"Верхи не могут, а низы не хотят"

@@

Ситуация с призывом выходит из-под контроля Генштаба, Минобороны и законодателей

2002-04-12 / Вадим Соловьев



Классическое определение революционной ситуации, сформулированное столетие назад основоположником марксизма-ленинизма, как нельзя лучше характеризует нынешнее состояние дел в сфере так называемого военного реформирования. Долгое время общественность ждала закона об альтернативной службе. Не дождалась. Сама приступила к проведению нижегородского эксперимента. Самодеятельный опыт пошел вширь, несмотря на возражение Минобороны. Губернатор заработал политические дивиденды. Само же общество ровным счетом ничего. Власти заявили, что нижегородские альтернативщики не освобождаются от выполнения обязанности военной службы. Тем не менее общество ясно дало понять, что устало от бесконечных обещаний реформировать военный призыв.

Так же решительно заявило об этом общество 6-7 апреля, пройдя по улицам Москвы с плакатами, требующими решительных изменений в системе комплектования войск. Акция, проведенная "Союзом правых сил", нашла поддержку в душах призывников и их родителей по всей России. Новации решительные: сократить службу по призыву до 6 месяцев, что, во-первых, навсегда искоренит проблему дедовщины в Вооруженных силах, во-вторых, исключит направление необстрелянных новобранцев в горячие точки, в-третьих, явится прелюдией к созданию действительно профессиональной армии. Многие в Генштабе не согласны с таким подходом, называют его исключительно "пропагандистско-пиаровским мероприятием". К критическим голосам из Минобороны присоединяются законодатели. В частности, председатель комитета Госдумы по обороне Андрей Николаев вопиет: "Где же брать средства? Ведь переход на контрактную основу только одной дивизии обойдется в 2-2,5 миллиарда рублей. А их требуется как минимум десять".

Словом, те, кто уже десятилетие ведет военное реформирование, убедились в том, что возложенные на них реформистские обязанности своей нерешительностью они завели уже в такой тупик, когда общество больше не может мириться с таким положением вещей. Конечно, военной программе СПС свойственны и некоторые легковесные подходы к серьезным военным проблемам. Но в одном ей нельзя отказать - в искренности желания найти рациональные пути комплектования войск, решить общественно значимые задачи: сохранить боеспособность армии и флота и внести успокоение в семьи россиян.

Разве не Министерство обороны еще несколько лет тому назад должно было предложить рациональные пути комплектования Вооруженных сил? Разве не законодатели должны были принять уже соответствующие законы и тем самым снизить напряженность в обществе, возникающую каждый раз, когда президент подписывает указ о призыве на службу в Вооруженные силы? Теперь общество вынуждено само, как ему кажется, наводить порядок. А именно: низы заявляют, что уже не могут жить по-старому. От недавней демонстрации СПС под лозунгом "Военную реформу сейчас", адресованной, естественно, власть предержащим, так и веяло рефреном из шлягера Аллы Пугачевой: "Ну сделай что-нибудь!". Что же верхи? Они тоже где-то понимают, что не могут верховодить по-старому. Наконец-то Госдума и правительство раскачались и "активно" приступили к обсуждению проекта закона об альтернативной службе. Однако нет уверенности, что он вступит в силу хотя бы в следующем году. Потому что нет согласия между законодателями, военной верхушкой и правительством.

Страусиную позицию занял глава военного ведомства. Недавно он предложил отказаться от термина "военная реформа" и заменить его на "военное строительство". Подоплека понятна: термин "военная реформа" себя скомпрометировал абсолютной безрезультатностью, ну а флаг "военное строительство" еще не затрепан. В терминах ли дело?

Но самое ужасное, что годы бездействия значительно усложнили общую ситуацию с комплектованием войск. 8 апреля начальник Главного организационно-мобилизационного управления - заместитель начальника Генштаба навзрыд рыдал в комитете по безопасности и обороне Совета Федерации, поскольку ситуация с весенним призывом в Вооруженные силы сложилась катастрофическая. Ожидается, что число призывников составит 11,7% от состоящих на воинском учете.

Но, более того, все время растет кривая уклонистов от призыва на военную службу.

В прошлогоднюю осеннюю кампанию это число составило почти 17%, то есть более 28 тыс. юношей от всех призванных и направленных в войска. Лидируют индустриально развитые центры, в том числе Москва, где 3 тыс. молодых людей (что составляет половину от всех призванных в столице) так и не доехали до ворот воинских городков. Правда, половину все же отловили и уличили в невыполнении конституционного долга. В Генштабе уверены, что число уклонистов будет расти и в ходе нынешнего призыва.

Да и те, кого удалось поставить под ружье, далеко не лучшего качества. По оценке пресс-службы Северо-Кавказского регионального управления федеральной погранслужбы, до 41% новобранцев "имеют негативные медико-психологические показатели". Анализ документов призывников показывает, что каждый пятый воспитывался в неполных и неблагополучных семьях. Столько же употребляли наркотики и алкоголь. Столько же человек в количественном отношении имеют только начальное образование. Качественные показатели новобранцев просто не могут быть еще ниже, это крайний предел интеллекта людей, которым вверяется оружие и грозная боевая техника, считают специалисты.

@@@
"Верхи не могут, а низы не хотят"
"Тараканы" Марка Кострова
Арабист по приказу
Возвращение призраков
Вячеслав Викторович Володин и дельфийская пифия
Георгий Плеханов и его политическое завещание
Громче, тише, не слышно

День столыпинской реформы

@@

22 ноября 1906 года был опубликован указ, даровавший крестьянам право выхода из общины, с получением своего пая земли

2008-11-21







Мы так и не узнаем, могла ли Россия, как замышлялось, стать хуторской страной.

Илья Репин. Портрет П.А.Столыпина

Разные причудливые даты додумалось отмечать человечество. 21 ноября – Всемирный день приветствий. В 1973 году двое американцев – братья Майкл и Брайен Маккормак – предложили каждому жителю нашей планеты ради мира и вопреки политическим разногласиям поприветствовать десять человек, а те передадут приветствия дальше и т.д. Затея хорошая. Вот только почему-то вспоминается возглас с галерки из одесского анекдота: «Что ж ты, жлоб, молчишь? Поздоровкайся с сэром!»

Как говорится, Бог играет в кости. И вот неведомо почему 21 ноября оказывается днем рождения сразу двух главных редакторов главной советской газеты «Правда». Не по дню рождения же их в самом деле подбирали...

Один, Михаил Зимянин (1914–1995), известен сравнительно мало. Хотя после того, как долгих 11 лет (1965–1976) руководил газетой, был секретарем ЦК КПСС вплоть до горбачевских времен. В общем – один из многих. Что тот солдат партии, что этот.

Зато другого, проработавшего в «Правде» всего лишь год (1949–1950), называли «серым кардиналом». Это Михаил Суслов (1902–1982). На вершине карьеры, при Брежневе, – главный идеолог КПСС. У этого аскета были две страсти: подбирать цитаты из классиков марксизма-ленинизма (целый цитатный каталог держал) и проводить чистки – идеологические и политические. Со своими знаменитыми галошами, кои он носил круглый год, Суслов чем-то напоминал чеховского «человека в футляре». Такой вот рассадник вечнозеленой мертвечины. Внутренне мертвый – хватал живых. Среди его деяний – депортация карачаевцев, репрессии в Литве, сталинская пропаганда, изъятие «Жизни и судьбы» Гроссмана, разгром Пражской весны и московских литературных журналов, высылка Солженицына, ссылка Сахарова... Вполне тянет на несостоявшийся российский Нюрнберг.

@@@
День столыпинской реформы
Драматические догонялки
Заложники собственного слова
Косметическая демократия
Москва будет Парижем XXI века
Национальный вопрос в России
Не надо морщить лоб

От Маркса к "трем представительствам"

@@

Китай идет к корпоративному капитализму и управляемой демократии

2002-11-22 / Евгений Верлин



В дни работы 16-го съезда КПК на англоязычном интернет-форуме главной китайской газеты "Жэньминь жибао" под бдительным оком партийных модераторов можно было следить за дискуссией, в которой наряду с обычными панегириками встречались вполне разумные и интересные суждения. Мое внимание привлекло послание не назвавшего своего имени "простого китайского гражданина" со следующими пожеланиями к съезду:

- избрать более молодое, энергичное, опытное и дальновидное руководство;

- распрощаться с чиновниками коррумпированными, жадными до власти, занимающими посты, но ничего не делающими, которым власть нужна для достижения личных благ;

- изживать непотизм и клановость в руководстве;

- ставить высокие, но достижимые цели, ради которых китайские граждане, включая тех, что находятся в невыгодных условиях, хотели бы отдавать свои усилия и при этом добиваться для себя приличной жизни;

- уделять внимание преодолению поляризации общества, чтобы не возникала стена между быстро разбогатевшими и обнищавшими слоями;

- тепло относиться к людям китайского происхождения во всем мире и поощрять их возвращение домой;

- продолжать развиваться собственным путем, распрощаться с мыслью стать сверхдержавой наподобие США, дружить со всеми странами, большими или малыми.

Без детализации

Пожелания эти - вполне типичные для "продвинутых" китайских интеллектуалов и предпринимателей - были услышаны руководством КПК и отражены в решениях и материалах съезда.

Генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь поставил перед своей 66-миллионной партией задачу "к середине нынешнего века закончить в основном модернизацию и превратить нашу страну в богатую, могущественную, демократическую и цивилизованную социалистическую державу".

На этом пути намечено добиться к 2020 году увеличения в четыре раза национального ВВП. Выглядит вполне осуществимым, если учесть, что однажды (за последние двадцать лет прошлого века) "учетверение" уже состоялось. Правда, некоторые зарубежные экономисты усомнились в том, что Китаю на пути к поставленной цели удастся удержать запланированные среднегодовые темпы (7,9%), заявив, что Поднебесную может постигнуть та же судьба, что и попавшую в полосу рецессии Японию. На что представители китайского правительства сказали, что на обозримое будущее проблем не видят: ведь ВВП на душу населения в КНР составляет пока чуть более 2% от японского, а уровень урбанизации далеко отстает от развитых стран.

Более сложным остается вопрос не количественных, а качественных параметров роста. Китай до сих пор не может перейти от экстенсивной к интенсивной модели роста, когда экономика перестанет развиваться за счет растущих вложений в производство дешевого труда, материальных и природных ресурсов, порчи окружающей среды и проч. В докладе Цзян Цзэминя прямо задача эта не сформулирована, хотя многие его высказывания, по сути, нацеливают на такой перелом.

Но скорее всего достижение этой задачи переносится на какое-то неопределенное будущее. Как подчеркнул уходящий генсек, "осуществление индустриализации остается труднейшей исторической задачей в процессе нашей модернизации". Китай, сказал Цзян Цзэминь, по-прежнему подвергается "прессингу экономического, научно-технического и другого превосходства развитых стран". С каждым днем "становится все более ощутимым противоречие между экосредой и природными ресурсами, с одной стороны, и социально-экономическим развитием - с другой". А "средняя зажиточность, которой мы сейчас достигли, все еще на низком уровне, все еще не всесторонняя и развивается крайне неравномерно".

В резолюции съезда констатируется, что главным противоречием китайского общества является диспаритет "между постоянно растущими материально-культурными потребностями народа и отсталым общественным производством".

Надо сказать, что за этими формулировками кроются весьма тревожные явления (взять хотя бы растущую безработицу, множащиеся акции протеста потерявших работу). Но масштабы их на столь торжественных форумах не принято детализировать. Тем более на съезде, "закрывающем эпоху Цзян Цзэминя", когда уходящий лидер должен был во что бы то ни стало показать и доказать, что оставляет страну в относительном порядке, без очевидных "бомб замедленного действия".

От Маркса к "трем представительствам"

Многие критики считают, что самым большим препятствием на пути "качественного" развития Китая является сама КПК. Консервативная, закостенелая в своих предрассудках, отчасти напоминающая КПСС позднего периода хотя бы в том, что все более отходит в своей практической деятельности от провозглашенных идеалов.

Реагируя на новые реалии, пекинское руководство решило кардинально обновить партию - как за счет дальнейшей ревизии руководящей идеологии, так и путем расширения ее социальной базы.

Суть обновленного подхода сформулирована в выдвинутой Цзян Цзэминем теории "трех представительств". Вот как он сам их расшифровал: "Наша партия должна постоянно представлять требования развития передовых производительных сил Китая, постоянно представлять прогрессивное направление передовой китайской культуры, постоянно представлять коренные интересы самых широких слоев китайского народа".

Почти все наблюдатели и "трактователи" китайской действительности сходятся в том, что "три представительства" на практике ведут к окончательному превращению КПК из партии "пролетарского интернационализма" в партию китайского национализма. Наглядное доказательство тому - первая поправка к Уставу КПК, принятая съездом: "Коммунистическая партия Китая является авангардом и рабочего класса Китая, и китайского народа, и китайской нации".

На практике это означает, что теперь все идеологические и организационные преграды на пути вхождения китайских предпринимателей и прочего "непролетарского" люда в ряды Компартии сняты. Как сказал в своем докладе Цзян Цзэминь, партия будет в равной степени уважительно относиться к любому труду - как к физическому, так и к умственному. При этом государство призвано защищать доходы не только от "законной трудовой деятельности", но и доходы от "законной нетрудовой деятельности". И далее: "Нельзя судить о том, насколько человек передовой, по тому, каким состоянием он обладает, по тому, сколько у него имущества".

Заграничные "партийцы"

То есть быть миллионером и даже миллиардером теперь не зазорно. Более того, можно при этом проживать вовсе не в Китае, а вообще за границей и при этом иметь второй паспорт или вид на жительство. Такие "партийцы" уже есть: западные СМИ писали о предпринимателях, осевших, к примеру, в Гонконге и исправно уплачивающих со своих доходов 3% в партийную казну.

Платят "откупные" они, как и их коллеги, оставшиеся на родине, не просто так: близость к руководящей партии позволяет быть ближе и к госкредитам, и к выгодным подрядам. И вообще членство в партии рассматривается как надежная "индульгенция" на случай каких-то политических осложнений.

Так что, когда в резолюции съезда по отчетному докладу Цзян Цзэминя говорится, что в нем даны ответы, "под каким знаменем и какой дорогой наша партия должна идти и какие цели преследовать в новом столетии", это вовсе не следует понимать буквально. Что, мол, следует идти "под знаменем марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна, теории Дэн Сяопина и теории "трех представительств". Из всех этих составных китайского партийного "знамени" на деле остаются, пожалуй, лишь "три представительства". А они как раз и допускают самую широкую трактовку путей дальнейшей эволюции КПК и самого Китая.

Вопрос сейчас заключается не в том, что в Китае строится - социализм или капитализм. Вопрос в том, какой капитализм строится и насколько его китайская разновидность будет приближена к его "мягким" азиатским вариантам (японскому, корейскому или тайваньскому).

Законность или гуаньси

Ясно, что свободы слова, разделения властей и прочих атрибутов "буржуазной демократии" в Китае в обозримом будущем не будет. Пока речь идет о том, чтобы страна начала жить не по партийным "понятиям", а по законам. Но остается главный вопрос: как верховенство закона, о чем так много говорилось в докладе Цзяна, совместить с монополией КПК и ее конкретных руководителей на власть? Возможно ли вообще в условиях господства в Китае гуаньси (системы, построенной на лояльности клановых связей) правовое государство? Ведь если в условиях такой системы ты отрываешься от клана, если ты кого-то из клана приносишь в жертву нормам законности, тогда доверия к тебе не будет и тебя самого принесут в жертву. Отсюда и важность кооптирования в высшие звенья власти "своих" людей.

Обеспечение плавной передачи власти (в формулировке Цзяна) в кадровой практике оборачивается прежде всего закреплением за своими протеже позиций в высшем руководстве. Действительно, каждый из уходящих лидеров во что бы то ни стало стремился этого добиться. Цзяну удалось провести в постоянный комитет политбюро ЦК КПК сразу шесть своих ставленников (самого Ху Цзиньтао и пять выдвиженцев из числа "шанхайцев"). Премьер Чжу Жунцзи провел туда же одного "своего" - вице-премьера Вэнь Цзябао. Председатель ПК ВСНП Ли Пэн - тоже одного, но крайне важного для себя человека - куратора силовых ведомств Ло Ганя.

Все это позарез нужно уходящим главам кланов для того, чтобы обеспечить "преемственность" по широкому кругу позиций - от вписывания имени или идей высшего лидера (в данном случае Цзяна) в "скрижали истории" и обеспечения последовательности политической линии до цементирования материально-властных позиций того или иного клана и "гарантий неприкосновенности" для конкретных лиц. В случае с Ли Пэном, например, это особенно актуально в свете возможных к нему претензий по тяньаньмэньскому сюжету, а также по ряду коррупционных скандалов, в которых оказались замешаны его ставленники в крупных госкомпаниях, в том числе его сын (являющийся заместителем главы Китайской энергетической корпорации).

Итак, все четыре первых лица партии и государства (у Ху Цзиньтао в новом ПК ПБ тоже есть один протеже) получили свои "мини-фракции" в высшем ареопаге Поднебесной. Только вот получается, что у Цзяна (который, видимо, сохранит за собой на ближайшие пять лет ключевой пост председателя Центрального военного совета) условных голосов в ПК ПБ вдвое больше, чем у троих прочих уходящих или остающихся лидеров КНР.

Таким образом, Цзян на ближайшие годы оставляет за собой последнее слово при решении ключевых вопросов жизни страны. Ведь если бы каждый из других тяжеловесов провел в ПК политбюро по два своих сторонника, тогда Цзяну для обеспечения себе твердого большинства пришлось бы настаивать на расширении состава ПК политбюро не до девяти, а как минимум до 13 человек.

Столь сложные "арифметические" взвешивания на весах власти "своих" и "чужих", видимо, неизбежны в авторитарном государстве, в котором вопросы власти решаются не в ходе свободного волеизъявления граждан и даже не на съезде правящей партии. Великая заслуга уходящих руководителей состоит в том, что впервые в истории постимператорского Китая новый высший лидер пришел не в результате смерти или физического увядания предшественника, гражданской войны или дворцовой схватки, а в соответствии с нормами Устава КПК (определяющими, что два срока нахождения на посту генсека - это предел). В итоге закулисный торг по вопросу передачи власти прошел в рамках некоей пусть и скрытой от глаз, но институализированной процедуры. Однако до демократии Китаю пока еще очень далеко.

Видный российский китаевед профессор МГУ Виля Гельбрас в этой связи отмечает: "Дэн Сяопин тоже много говорил о законности, развитии демократии, единстве партии и народа и т.д. Но все это осталось по большей мере на бумаге. Китай по-прежнему стоит перед двумя дилеммами: равенство или развитие, стабильность или демократия. И эти "качели" надо все время балансировать. Вроде бы выбрали развитие (экономики), но при этом получили неравенство, огромное имущественное расслоение, потрясающий разрыв экономических уровней различных районов страны. Если же выберешь демократию, тогда будет подорвана стабильность. Почему? Да потому, что демократия - это возможность воздействия воли большинства на социально-экономическую систему. В условиях Китая речь идет о "большинстве" в виде гигантских масс малограмотных людей, не знающих, что им надо. А взрывы недовольства со стороны этих масс? Через какие клапаны их спускать? Ведь в Китае пока не созданы условия формирования групп граждан по их социальным интересам, чтобы энергия мятущихся масс была бы введена в какое-то упорядоченное русло. Иными словами, не созданы основы гражданского общества".

Пока выбор китайского руководства - в пользу поддержания стабильности. В докладе Цзян Цзэминя это сформулировано так: "По-прежнему держась курса на приоритет стабильности, правильно разрешать отношения между нею, реформой и развитием. Стабильность - предпосылка реформы и развития. Важно соединять динамику реформы и темпы развития с их посильностью для общества, брать постоянное улучшение жизни народа за важный пункт стыковки в разрешении отношений между реформой и развитием, с одной стороны, и стабильностью - с другой…"

@@@
От Маркса к "трем представительствам"
Препоручение Богу
Призрак "левого" избирателя
Себестоимость национальной политики
Спор вокруг книжных полок
Третья смута и ее органический закон
Троцкий под новым ударом

Ученые отбиваются от "Эфеса"

@@

Эксплуатационная фирма пытается отнять здание у исследовательского института

2001-05-19 / Денис Прокопенко



Один из ведущих центров изучения российского общества - Российский независимый институт социальных и национальных проблем (РНИСиНП) оказался на грани уничтожения в результате борьбы с эксплуатационной фирмой. Исследования этого аналитического центра не только регулярно публиковались на страницах, в том числе и "НГ", но и направлялись в Государственную Думу, Совет федерации, Совет безопасности, администрацию президента. Этим институтом были выпущены десяток томов документов о российских политических партиях начала ХХ века, энциклопедии, словари, серии школьных учебников по отечественной истории.

Институт возник в 1991 году и, что поразительно, средства для существования зарабатывал себе сам, не получая ничего из бюджета, кроме грантов на целевые исследования. Единственным подспорьем институту от государства стали помещения, которые он вместе с другими общественными организациями получил в момент своего возникновения. В августе 1991 года указом Бориса Ельцина одно из зданий бывшего Института марксизма-ленинизма на улице Вильгельма Пика было передано РНИСиНП на условиях долгосрочной аренды сроком до 2017 года. Своим распоряжением в январе 1992 года российское правительство выразило свое согласие с этим решением. С тех пор в капитальный ремонт здания институт вложил свыше 10 млн. руб. При этом у Минимущества с институтом не возникало никаких проблем. Год назад министерство даже подтвердило право института сдавать 15% своих помещений в аренду до 2017 года.

Однако уже в ноябре 2000 года заместитель министра имущественных отношений Николай Гусев своим распоряжением передает ряд зданий, в том числе и здание института, на баланс государственного унитарного эксплуатационного предприятия "Эфес", учрежденного... самим министерством. С тех пор начался конфликт, в результате которого само существование института стало под вопрос. "Эфес" принуждает организации, размещенные в зданиях, к перезаключению договоров аренды на себя к оплате коммунальных услуг по новым расценкам. В список этих организаций, кроме самого института, попали Государственная общественно-политическая библиотека, Росархив, Международный фонд духовного единства российских народов и другие. Формально "Эфес" не посягает на право ученых заниматься своей деятельностью: мол, работайте на здоровье, только платите по новым расценкам. Дошло уже до того, что "Эфес" начал отключать электричество, препятствовать проходу людей на работу. В результате институт вынужден был впервые за свою историю обзавестись частной охраной и обратился в прокуратуру и Арбитражный суд.

Нашлись и другие защитники у института. С одной стороны, Российская академия наук решила сохранить уникальный научный центр путем создания на его основе Института комплексных социальных исследований РАН. Уже в середине апреля этого года исполняющий обязанности президента Российской академии наук Геннадий Месяц обратился к председателю правительства Михаилу Касьянову с просьбой передать здание института на баланс РАН. Озабоченность академии наук оправданна, по утверждению и.о. президента, "реализуемый специалистами мониторинг имеет во многом уникальный характер, а полученные на его основе выводы стали заметным вкладом в изучение и осмысление процессов, происходящих в российском обществе".

С другой стороны, заинтересованность в сохранении РНИСиНП проявили и высшие органы власти. В начале мы уже писали о том, что институт представлял свои аналитические и исследовательские материалы в законодательные и исполнительные органы власти. И эти органы теперь озабочены тем, что они и Россия могут потерять уникальный аналитический центр. Заместитель секретаря Совета безопасности Вячеслав Солтаганов 3 мая письменно обратился к заместителю председателя правительства России Илье Клебанову, где отметил "высокий уровень квалификации специалистов РНИСиНП" и их материалов, поставляемых в Совбез. В его обращении сказано, что научная деятельность института резко осложнилась после решения о передаче здания на баланс "Эфеса". В итоге замсекретаря Совбеза попросил поддержать стремление исследователей работать в системе государственных научных учреждений и сохранить за ними помещение, которое они сейчас занимают в соответствии с договором от 1992 года.

К Касьянову обратился также председатель Государственной Думы Геннадий Селезнев, который, отметив "значительный вклад института в развитие отечественной науки", попросил поддержать институт в решении имущественного спора в его пользу. Кроме того, Министерство промышленности, науки и технологий, по поручению Ильи Клебанова рассмотревшее вопрос, тоже поддержало институт.

@@@
Ученые отбиваются от "Эфеса"