"Впереди - еще много порубленных саблями…"

@@

Закат Империи: взгляд "справа"

2001-04-29



У поэта Николая Глазкова есть остроумное четверостишие:

Я на мир взираю из-под столика,

Век двадцатый - век необычайный.

Чем столетье интересней для историка,

Тем для современника печальней!

"Интересные" исторические эпохи густо замешены на человеческих страданиях и крови. Может быть, действительно, самое разумное в такие времена - взирать на мир "из-под столика", но совершенно очевидно, что приверженцы такой жизненной позиции никогда не станут фаворитами внимания потомков. Подлинная драма истории разыгрывается там, где сталкиваются в смертельной схватке носители противоположных, враждебных друг другу идеалов. Главными героями этой драмы в конце концов оказываются побежденные. Вернее, те из них, кто сражался до конца. Защитники старого, гибнущего на глазах порядка вещей, уже по определению превосходят мужеством своих противников, ибо умирать им несравнимо тяжелей, чем слепо верующим в "дивный новый мир" революционерам. К тому же, безрадостные прогнозы на будущее первых имеют особенность сбываться гораздо чаще, нежели оптимистические чаяния вторых.

Публикуемые ниже материалы относятся к первым годам недавно завершившегося столетия. Все они принадлежат перу представителей побежденного (уже тогда!) лагеря "правых", каждый из которых во многом по-разному оценивает совершающееся вокруг него. Но общего между ними куда больше и, между прочим, по самым неожиданным для "правых" поводам. Наверняка кого-то из читателей удивят резкие, а порой просто убийственные отзывы о политике и личности Николая II. Не будем забывать, что он тогда еще не был канонизирован - и церковно, и тем более политически. Для русских монархистов начала ХХ в. подобное отношение к Николаю II как раз характерно. Вообще взаимоотношения "власти" и "патриотов" в России далеки от идиллии. Почему "власть" с "патриотами" не церемонится, а с "либералами" заигрывает? На этот вопрос афористически ответил известный советский поэт Сергей Наровчатов: к "патриотам" "власть" относится как к старой верной жене, а к "либералам" как к молодой ветреной любовнице…

Два слова о каждом из авторов.

Петр Петрович Перцов (1868-1947) - критик, публицист, искусствовед. Близкий друг и издатель Василия Розанова. Сотрудник газет "Слово", "Новое время", "Голос Москвы"… Автор книг "Первый сборник" (1902), "Венеция и венецианская живопись" (1912), "Панрусизм или панславизм?" (1913) и др. По политическим пристрастиям его можно отнести к "беспартийным националистам".

Александр Алексеевич Киреев (1833-1910) - генерал от кавалерии, публицист, богослов. Автор книг "Народная политика как основа порядка" (1889), "Краткое изложение славянофильского учения" (1896), "Россия в начале ХХ столетия" (1903) и др. Славянофил-ортодокс. Член Союза русского народа.

Борис Владимирович Никольский (1870-1919) - юрист, филолог, публицист, поэт. Литературный наставник Александра Блока, Бориса Садовского, Александра Кондратьева. Автор книг "Система и текст XII таблиц" (1897), "Последняя дуэль Пушкина" (1901), "Дарения между супругами" (1903) и др. Крайний консерватор. Член главного совета Союза русского народа. Расстрелян большевиками.

Тексты печатаются по автографам, хранящимся в НИОР РГБ (Научно-исследовательском отделе рукописей Российской государственной библиотеки), РГАЛИ (Российском государственном архиве литературы и искусства), ГАРФ (Государственном архиве Российской Федерации). Предисловие, публикация и комментарии Сергея Сергеева.

Из писем П.П. Перцова

В.Я. Брюсову 16 октября 1902 г.

<…> Как "обозрение"?1 Что, если бы щелкнуть мимоходом наш теперешний "миг" (в наружной политике) и этого "ныне неблагополучно царствующего"? Тут возможна вариация на тему: "глупому сыну…" - Параллель "престижа", оставленного в наследство папашей, и растерянности сынка.2 "Упущение" Кореи, Мал[ой] Азии, Персии, Манджурии; гаагские сантиментальности3 рядом с "попущением" армянской и македонской резни (очень характерно - чисто-Левушкин рационализм гуманной словесности)4; поцелуи с "красным султаном"5, страха ради вильгельмовых усов. <…>

А говоря платонически: был ли когда-либо у русского самодержавия враг опаснее "Ники-милуши"?6 Даже Мережковский запросил конституции! И, перебирая "предыдущих", не находишь аналогий. Павел [I] был, по крайней мере, "в белой горячке". <…>

В.Я. Брюсову 3 апреля 1904 г. Казань.

<…> Вы пишете о войне… Теперь, после чудовищного 31 марта7 все другое заслонилось. Какие дни мы переживаем! Не хочется ни говорить, ни думать об "этом" - и только о том и думаешь. Как мог случиться этот ужас?

Счастливы теперь гг. Бальмонты, птички певчие, "бедное рифмачество свое предпочитающие всему на свете". Еще счастливее паршивые либералы, идиотически радующиеся: "приближается конституция". Здесь довольно таких. Скажите, отчего русский человек способен быть таким дураком? Почему таких нет между немцев, ни между турок?

Пятьдесят лет мы сами себя ругали; пятьдесят лет заверяли себя, что никуда не годимся: нет конституции. Немудрено, что наконец крепко поверили. Этот самогипноз не разобьешь иначе, как канонадой битвы. Во что бы то ни стало, нужен "обратный Севастополь". Японцы - пустяки, предлог. Мистика этой войны - борьба России с самой собой, с проклятием своего позитивизма. В этом русском позитивизме есть та предательская черта, что он обликом своим как-то странно "похож" на облик России, а в существе своем ей прямо противоположен (Мережковский тут свернул бы на "Христа -Антихриста"). Никогда не было злейшего врага русского народа, чем русские "народники".

Или война покончит с этим "наваждением", - или мир есть "дьяволов водевиль", который скучно смотреть.

После войны не должно быть ни либералов, ни консерваторов, ни декадентов, ни прочих. После войны должен быть один могучий русский империализм, - или пусть не будет ничего. Я знаю, что Вы примете эту формулу.

И заметьте: как выгорело в эти два месяца все, вчера еще бившее в глаза. Где теперь полубожественный Максим со своими Шаляпиными-Собиновыми и прочей челядью? Даже "Русское слово" о них забыло и печатает только войну. Точно ветром спихнуло! А сам навязший в зубах "в.п.з.р."?8 На днях промелькнуло какое-то с ним интервью. Боже, какое плоское бессилие! Все еще ворочает что-то суконным языком о космополитическом всеединстве. Книг солдатам, впрочем, не пожертвовал (как писали): под замком у женушки. Вовсе не "лев", а просто старая облезлая лисица. <…>

Что же не прислали Вы мне Вашего стихотворения о войне? Говорят, оно очень хорошо. Я порадовался: нужно продолжать Тютчева.<…>

А стратегия Ваша - та более эстетична, нежели практична. Конечно, красиво, как Хокусаи дробятся от бомб, - вопрос: как до них добраться? "По морю, аки по суху"? Сменить Порт-Артур на Токио, вероятно, никто бы не отказался, но отдать первый легче, чем получить второй.9 - Но рискнуть хорошей морской битвой, мне кажется, следовало бы (не теперь уже, конечно): судя по Чемульпо10 (да и по всему), японцы не стоят своей репутации. <…>

В.Я. Брюсову. 14 ноября 1904 г.

<…> "Кинжал"11 хорош и досаден только его синхронизм с нынешней, слишком безопасной "бурей" в либеральных стаканах. Эта эра Святополка Покаянного12 решительно принадлежит к числу самых безвкусных эпох в истории. <…>

В.В. Розанову. 15 декабря 1904 г.

<…> Впрочем, ведь Вы нынче обратились в либерала. Слышал о Вашем соучастии в банкете 666-ти.13 И не стыдно Вам будет на том свете Константину Леонтьеву в глаза посмотреть? А покойник еще так на Вас надеялся. Впрочем и то сказать: секрет твердости характера он, кажется, унес с собой в могилу.

А главное: ведь все понапрасну. Еще Мережковский имеет шансы попасть на лоно Авраама: ибо у него "язык хорошо висит", и он - инородческого происхождения14 (последнее даже есть своего рода родовая привилегия для наших "народников"). Ну а Вы-то зачем им можете понадобиться? Так разве, для круглого счета. Конечно, либералы не из самых строгих, вроде Булгакова-Бердяева, могут еще философской объективности ради, попивать у Вас воскресный чай, - но и то воздерживались от совместного появления "в публике" под одной журнальной обложкой. А для прочих Вы так и останетесь "нечестным писателем". Ибо Вы все-таки - Розанов. <…>

В.Я. Брюсову. 20 декабря 1904 г. [СПб.]

Et tu, Brute!15 Остается завернуться в тогу и упасть к подножию статуи Егорова…16 Очевидно, "Кризис парламентаризма"17 был действительно ретроградной статьей. Ах, вы, поэты. поэты! -

Вы все на колокол похожи,

В который может зазвонить

На площади любой прохожий.

Все здешние колокола уже давно позванивают по-"весеннему", а теперь вот раскачились и московские сорок-сороков. <…>

А в общем, кошмаристо. Война безнадежна. Говорят о посредничестве. "Людовик XVI"18 в прострации. Впереди - еще много порубленных саблями… <…>

В.Я. Брюсову. 22 декабря 1904 г.

Дорогой Валерий Яковлевич!

Ну, не сердитесь. Согласитесь, что и я был бы не я, если бы оставил без "протеста" Вашу подпись под либеральными платформами. Это уже - ma position.19 Когда Розанов пообедал с революционерами 14 декабря, я немедленно отписал ему укоризненное послание - и смутившийся Вас[илий] Вас[ильевич], когда в следующее воскресенье Мережковский начал с "пристрастием" его допрашивать: "за" или "не за", - от всего малодушно отрекся. Вас же мне особенно жаль отдавать "либералам" - даже с чисто художественной точки зрения: ибо Ваши "патриотические" стихи всегда лучше "возмутительных". Конечно, никакой либеральный "Тиртей" (ни даже П.Я.!)20 не напишет "Кинжала", но таких стихов, как "К согражданам" и "Двенадцатый час" не всегда удавалось писать и Тютчеву. Это вне всякого сомнения, что Вы останетесь политическим поэтом новой России (помимо других Ваших чинов), как Тютчев, Майков, Хомяков и прочие постарше - были поэтами старой. Смотрите же, пишите так, как нужно писать такому поэту. <…>

Здесь - смутно; в воздухе что-то висит. Вчерашняя беда придавила всех. Даже часть либералов дрогнула (статьи "Руси"). Только жиды ликуют ("Наши дни". "Новости"), - вероятно, считая Артур казнью за Кишинев. Стремленье к миру очень выросло: трудно верить в исцеление нашего военного паралича. Очень важные, очень новые известия "из глубины России": растет движение за прогресс на национальных началах. Во многих земствах оно победило. Печать, захваченная либералами, еще не разобралась в деле. Да, мы с Вами "посетили мир в его минуты роковые" (как Вы уже сравнили где-то) - и можем не завидовать Цицерону. Новый 1612 год, видимо, неизбежен - и, вероятно, пройдет еще на наших глазах. Еще поедем в Ипатьевский монастырь…

Я теперь погрузился в газетные бездны. Веду в "Слове" так наз[ываемый] "Обзор печати" (с 17 декабря). Иногда печатаюсь. Посылаю Вам две главные мои "заметки" - из них первая ("Обратный патриотизм") была, говорят, даже повергнута на Августейшее внимание (вероятно, как доказательство, что в России остались еще патриоты). <…>

П.П. Перцову (отцу). 25 декабря 1904 г.

<…> Ник[олай] Ник[олаевич]21 по своим взглядам, скорее, славянофил, чем либерал (против конституции и пр.). Эти взгляды сейчас очень пошли в ход, а в прессе для них почти нет выражения. Если бы "Слово" сумело стать органом новых земских славянофилов (которые начали складываться в партию последнее время - особенно в центральной России), - успех был бы обеспечен. Ник [олай] Ник [олаевич] прекрасно это понимает, а сделать не умеет. <…>

Здесь теперь, конечно, очень шумно. Я и в редакции стал работать отчасти для того, чтобы ближе стоять к источникам всех известий. Конечно, на первом плане теперь внешние беды. Потери Порт-Артура даже здесь никто не ожидал так скоро. Очень теперь винят Куропаткина, в котором, кажется, все разочаровались. Разочаровались и в Скрыдлове22, который уже сменен. Впрочем, на море теперь и командовать нечем. Очень велико раздражение против Вел[икого] Кн[язя] Алексея (генерал-адмирала)23: после статей Кладо публика устроила ему скандал в Михайлов[ском] театре. Государь, как говорят, хотел его сменить, но, конечно, не решился, - как вообще ни на что не может решиться. Трудно и представить себе, что будет дальше. Воевать нужно, а умения воевать - никакого. Конечно, дело не столько в японцах, сколько в нашей бестолочи. Особенно на море мы, можно сказать, сами себя похоронили. Очень неприятное впечатление производит, что Государь до сих пор ничем не отозвался на такую беду, как падение Порт-Артура. Хоть бы догадался войскам что-нибудь сказать, не говоря о телеграмме или награде Стесселю24. Действительно, поразительное малодушие! Какой это Царь! Либералы одни могут быть им довольны.

О здешних и московских историях - банкетах и беспорядках, - Вы, вероятно, знаете. На банкетах открыто ругали Царя, пили за здоровье Сазонова (убийцы Плеве) и пр. Полиция отсутствовала - иначе вышло бы еще лишнее побоище. Впрочем, теперь, когда фактически всем правит Витте, - все это кончилось. Но движение, конечно, продолжается - и, вероятно, мы переживем новое Смутное время. Нужно, чтоб монархия существовала de facto, а не только de jure. <…>

В.Я Брюсову. 8 января 1905 г.

<…> Фабричные бастуют уже пятый день. Вчера к ним присоединились все типографии, и сегодня нет ни одной газеты в Петербурге! Даже казенные не вышли. Что делается на свете? Что делается на войне? - Никто не знает. Может быть, Рожественский25 повернул назад; может быть, Куропаткин отступает "в полном порядке"? Мы не знаем…

Вчера на Васильевском были закрыты многие лавки. Электричество вдруг погасло и не горело несколько часов. Ежеминутно ждут, что водопровод будет испорчен. Его охраняют две роты солдат. Сегодня же на Каменноостровском силой останавливали конки и выпрягали лошадей. На одной окраине, говорят, стреляли; были убитые и раненые.

Завтра - ждут - все будет закрыто. Благоразумные люди сегодня закупают припасы в двойном количестве, запасаются свечами, собирают воду в кувшины. Ощущение приближающейся осады. Петербург стал подобием Владивостока.

Кто хотел бы уехать - отрезан, на Варшавской поезда уже не ходят; на Николаевской, говорят, перестают…

Завтра - решительный день. В 12 ч. десятки тысяч двинутся на Зимний Дворец. Говорят, рабочие пойдут с женами и детьми, чтобы затруднить действия войск. Депутация в 400 человек поднесет Государю адрес с требованием. На нем подписалось около 200 тысяч рабочих. Требования все - чисто экономические. Движение вообще пока вовсе не антимонархично. Но требуют, чтобы "сам" дал обещание. "Больше мы никому не верим". Если у "полковника"26 хватит ума - все еще может обойтись; если нет - ни за что нельзя поручиться…

В городе напряжение страшное, необычайное. Все чувствуют себя перенесенными за пределы трех измерений; границы возможного и невозможного смешались… На углах белеют плакаты градоначальника, предупреждающие, что будут стрелять; в казармах все под ружьем; возле - казаки обучаются приемам с пикой…

Сегодня к нам в редакцию пришли три курсистки и потребовали, чтобы все наши конторские барышни перестали работать.- "И завтра не смейте." - "Но как же с подпиской?" - "Все равно. Вы должны быть солидарны." - Одна, похрабрее, сказала, что все-таки придет. - "Тогда мы употребим силу.". - Теперь секретарь и конторщик хотят дежурить для отражения этих неистовых граций.

Но во главе рабочих, Вы думаете, кто? Студенты? Марксисты, идеалисты, "честные писатели"? Ничуть - священники! Понимаете Вы тут что-нибудь? Все рабочие делятся на 6 секций; в пяти председатели - попы. Надо всем - "отец Георгий"[Гапон]. Его никто не знает. Видеть его нельзя. Но без его записки Вас никуда не пустят. "Мы без отца Георгия ничего не решаем." Сегодня всю ночь подписывали адрес. Стояли длинными рядами. Отец Георгий, в епитрахили, с крестом в руках, брал с каждого клятву "не отступать"… В зале было темно, свечи мерцали…

Да, времена. И этот идиот Бальмонт уехал в Мексику. <…>

В.Я. Брюсову. 9 января 1905 г.

<…> Вчера еще можно было шутить. А сегодня - 400 убитых, масса раненых. На Невском стреляли залпами, рубили саблями. Топтали лошадьми. Между убитыми есть дети, игравшие в Александровском Саду (перед Адмиралтейством), женщины, случайные прохожие…

Рабочие шли с иконами, с хоругвями, с портретом Государя. Впереди отец Георгий с крестом в руках. Без предупреждения дали залп - отец Георгий упал раненый, выронив крест; бежавших давили конные гвардейцы…

Что делается в городе, Вы можете представить. Я видел мужчин, плакавших от впечатлений. Все ходят точно придавленные. Какой-то мрак висит надо всем. "Полковник" потерян. Конституционалисты ликуют: их дело выиграло сегодня 50%. Самые "верноподданные" вынуждены молчать.

Всего хуже, что "на верхах" нет никакого помышления о серьезности положения - слепая вера в силу залпов и слепая боязнь всякого шага не по традиционному шаблону. Я и еще один "славянофил" из нашей газеты сегодня проездили целый вечер, пытаясь найти лиц, могущих экстренно посетить Царское и обеспокоить укрывшегося туда "полковника", и … наглядно убедились, что "экстренны" у нас только казенные пакеты.

А завтра ждут повторения, в больших размерах. Рабочие вооружаются. Говорят, разграбили какие-то воинские склады; хотят штурмовать Арсенал на Литейной; запасаются ручными гранатами...Чем кончится эта неделя - знает Бог.

Ваш П.П.

10 января

РS. Происходит что-то невероятное: электричество погасло, весь город в темноте, по улицам скачут войска, местами рубят, на Екатерининском канале свалка, на Бассейной - артиллерия, на Обводном горят здания… Сейчас нас заперли в редакции и не выпускают на улицу; из окна видно, что по тротуарам несутся драгуны, на углу горит газетный киоск…Говорят, рабочие разграбили Сестрорецкий завод. Полная темнота на улицах действует подавляюще. Что будет далее?

П.П.

В.Я. Брюсову. 17 января 1905 г.

Дорогой Валерий Яковлевич!

О чем же писать? Все уже кончено. C?est fini avec l,?insurrection27. "Порядок восстановлен". Газеты выходят третий день. Самые рьяные оптимисты повесили носы

"Никогда в Петербурге не было столько беспорядков всякого рода, а мирные граждане не пользовались меньшею безопасностью. Теперь многого ожидают от Трепова"…

Вы думаете, это - отголосок Нашей Жизни и Наших Дней? Отнюдь нет: это записано в дневнике Никитенки, под 7 мая 1866 года. О, русский прогресс!

Во всяком случае, утешительно, что никогда не было недостатка в Трепове28.

Ну, что же. В "эпохи реакции", говорят, люди с горя "уходят в эстетику". Уйдем в эстетику. <…>

В.В. Розанову. 19 января 1905 г.

Дорогой Василий Васильевич! Согласно Вашему желанию, высказываю свои мысли по поводу Ваших "Соборян"29.

По-моему, их печатать не следует. В этом смысле я напишу и брату, которому передам статью <…>

1. Самое начало статьи, где Вы говорите, что собор неизбежно перейдет в парламент, очень неудобно (независимо от теоретической верности или неверности) по практическим соображениям: ведь это как раз то, чего боятся "там", из-за чего и не хотят собора. А статья усиливается подтвердить это опасение: услуга вполне медвежья. Особенно это неуместно в данную минуту, когда en hauts lieux30 как раз начинают слегка колебаться и наклонны, по крайней мере, преклонять слух к речам о соборе без прежнего раздражения. А мы тут-то и пугнем: "красное пламя!" Очень кстати. Еще неуместнее это в "Слове", которое желает быть специальным органом "соборной" проповеди, уже заключило союз с шиповской партией и пр. А "Слово", несомненно, иной раз почитывается "там".

2. Все, что говорится о необходимости будто бы собрать собор раньше, и даже при Николае I, явно несостоятельно исторически: даже теперь есть основания бояться парламентаризма, а при Николае I не было ведь даже кабинетных славянофилов ("после 25 года", как Вы пишете) - не то, что земских. Что же тогда бы вышло? А думать, что парламент, раз устроившись, так легко переделается в собор - конечно, наивно.

Наивностей в статье вообще много. Вся она отдает каким-то "забеганием" перед либералами. И видно, что Вы просто не знаете настоящего положения вещей, теперешних земских течений и пр., - а судите по длинноволосым "радикалам" 70-х годов, которых в молодежи-то почти не осталось. Теперь и там все "подстриженные" пиджаки марксистского типа - вовсе без "рассейской" распоясанности прежних "народников". Всех этих Южаковых31 - лохматых, толстых, пьяных, - сменили поджарые неврастеники Чулковы32. И, конечно, старики были куда лучше.

3. Все об армянах, жидах и проч. - наивничанье. В парламенте будут заседать не желторотые студиозы, которые все друг с дружкой на "ты" (благо еще и делить нечего), а искушенные "борьбой за существование" люди "средних лет" - жесткие, упрямые, терпкие. Так и дадут они вам назад, что раз вырвали! "Держи карман шире!" Тут не до идиллии молодости. Преспокойно отмежуют "свою" Армению (хоть и не "великую"). Устроят там какую-нибудь наиновейшую республику (до Киаксаров33 им дела нет), и чтобы "отсталые" московиты не забрали назад - выпросят ей протекторат Германии, либо Англии. А те и рады будут: явились "интересы" на Кавказе. Мешается же Америка (Америка!) уже сейчас в наши кишиневские дела. Вот Вам и Ваше братство "о Писареве". А жиды - те уже прямо станут на дирижерское место всероссийского оркестра.

Парламент в России есть начало ее распадения. И если "собор" (буде его созовут) начнет в него переходить - его нужно разогнать какой угодно стрельбой. Для понимающих, чем это пахнет, тут не может быть никаких колебаний. А т.к. Вы - Розанов, то, конечно, понимаете; по крайней мере, можете понять, если пожелаете. И поэтому было бы вообще неприятно видеть в печати такую статью за такой подписью. Это ладно для Мережковских. <…>

В.В. Розанову. 21 января 1905 г.

"Честность", дорогой В.В., вовсе не такая "нужная" вещь, как думают в наше "этическое" время. С точки зрения "метафизики" важнее другое - "что-то". Разве Ришелье был "честен"? Или Бисмарк? Или Цезарь и Алкивиад? Или Кортец и Наполеон? Напротив, все на подбор - "жулики". А "сделали историю". Англия - вся, целиком, как нация, - "золотая ручка", - и вертит всем глобусом, что пальчиком. А наша "матушка-Екатерина" ведь форменная была "жулябия" со своим Потемкиным, который только что платков не крал. А какую закатили "Екатерининскую славу"? То-то и оно-то… А Ваши идеальные юноши так и прокиснут в своей "прогрессивной" дыре. П[отому] ч[то] они бездарны, как бездарны нынче, конечно, и "нечестные". "Святой огонь таланта" - вот в чем штука и вот что "нужно России". А платки, таскай, если нравится. <…>

П.П. Перцову (отцу). 10 февраля 1905 г.

<…> Скверны дела в газете, да скверны и вообще в России. Никто не знает, что будет. Государь ни на что не решается. В газетах пишут, что решен земский собор. Но это неверно: Ник[олай] Ник[олаевич] узнает все новости очень скоро от Вел[икого] Кн[язя] Алекс[андра] Мих[айловича]. Предполагается только собрание всех председателей управ и всех голов в Петерб[урге]. <…> Но вчерашнее событие (убийство Вел[икого] Кн[язя] Сергия) может все изменить. Как оно повлияет - пока никто еще не знает. Но впечатление было, конечно, ужасное. Хуже всего то, что благодаря слабости Государя никто не верит ни в какие его решения, особенно в смысле строгости. Теперь еще у всех перед глазами пример Финляндии, где после убийства Бобрикова началась нелепая политика уступок (кн[язя] Оболенского), и теперь дело, вероятно кончится восстанием. Сейм уже не работает, всех агитаторов вернули из-за границы, и понятно, как они действуют. Убийства же не прекратились (недавно убили прокурора). А ведь при Бобрикове финляндцы начинали было свыкаться с новым положением, в сущности, вовсе для них не обидным. - В России дядюшкин приятель Святополк [-Мирский] тоже довольно напутал. Можно сказать, бросил в воду камень, который теперь 10 умников не вытащат. Хуже всего, что помимо либералов, цель которых вполне определенная (уничтожение самодержавия), - у всех остальных нет никакой ясной мысли, что нужно делать? От этого либералы, естественно, очень выигрывают. Теперь их тактика, нисколько не скрываемая, - посредством рабочих волнений и бомб, добиться конституции. Как и в 1881 году им помогают многие очень важные и богатые лица (напр[имер], говорят, московские Морозовы и, как упорно уверяют, Витте). Конечно, большинство, в сущности, не на их стороне, так как оно понимает, что конституция, т.е. утрата центральной власти равносильна разделу России. Но у большинства нет определенной программы. В сущности, нужно прежде всего сильное правительство, т.к. только оно может и кончить достойно войну, и справиться с бомбами, и, наконец, дать те же реформы. В истории не было примера, чтобы реформатором являлось слабое правительство. Надеются на земский собор (и наше "Слово" стоит за него), но при теперешнем настроении в России и всеобщем "шатании умов" будет, конечно, не земский собор, а земский содом. Я, впрочем, тоже за собор, и пишу за него, но по особому соображению: не видно другого способа заменить слабость силой, а из содома поневоле выйдет сила, п[отому] ч[то] содомом жить нельзя, а общество он взбудоражит основательно и даст выплыть новым элементам. Т.к. надо надеяться, что России разлагаться и умирать еще рано, то так или иначе, новая сила тут найдется, как это было и в 1612 году. - В печати, конечно, такой взгляд, как мой, в сущности, не может быть высказываем.

<…> Теперь упорно говорят о мире. За него хлопочет каналья-Ламздорф34 (настоящий злой гений Николая II). <…> Конечно, мир будет скандальный, и невозможно предвидеть всех его последствий. Хотят отозвать эскадру Рожеств[енского]. Но, в конце концов, не могут вполне решиться ни на это, ни на мир, ни на войну. Нужно бы обратиться к народу, как Александр I в 12 году, но куда там!

Одно, в чем Гос[ударь] тверд - это в нежелании дать конституцию. Тут, очевидно, действует память об отце. И все слухи, что он согласен, - неверны. Да и вообще при Дворе о ней вовсе нет речи. Даже о земском соборе до самого 9 янв[аря], кажется, не хотели серьезно думать.

Впечатления 9 янв[аря] были очень тяжелы и жутки. Даже не хочется вспоминать, как какую-то болезнь. Революции хороши, вероятно, только в книгах <…> Нужно сознаться, что назначение Трепова сильно подействовало, хотя либералы, конечно, страшно возмущены (что они подвели рабочих, скрыв от них политическую половину программы, - это их не возмущает). Теперь каждый день ждут покушения на Трепова. На Серг[ея] Алекс[андровича] тоже давно ждали, и он, зная это, и отказался от Москов[ского] генерал-губерн[аторства], чтобы жить не в Москве, а в своем Нескучном (под Москвой), - да вот не ушел от судьбы! Государя его смерть, вероятно, особенно поразила, т.к. с ним он был дружнее всего. Все последние назначения (Трепова, Булыгина) сделаны по его совету. Теперь неизвестно, кто его заменит в смысле влияния - Витте не доверяют (и вполне резонно), а остальные ничтожны.

Все письмо у меня о политике, п[отому] [что], конечно, не о чем и писать. Да теперь никто ни о чем больше и не говорит, и не думает. <…>

В.Я. Брюсову. 24февраля 1905 г.

<…> Нет сил читать телеграммы. Нет, пусть японцы - гении, пусть их вдвое против нас, пусть у них стосаженные пушки, - но нельзя, нельзя так! Тут что-то не то. Проигрываем мы, собственными руками. Если и после этого все еще останется Куропаткин и это угрюмое убожество35 - я брошу вовсе газеты и буду только горланить, как либерал: до-лой войну, до-лой войну!

Минутами хочется, чтобы Мукден стал для нас Седаном - боль вырванного зуба легче этого безнадежного можжения. Пусть все разом рухнет в колоссальном провале - и, может быть, мы проснемся по ту сторону другими.

И Вы еще удивляетесь, что я уезжаю - Вы. Но тринадцать месяцев неудач - это еще выносимое зрелище, тринадцать же месяцев напрягающегося бессилия, тринадцать месяцев можжащего зуба… Меня стращают, что "за границей тяжело", но я убежден, что в России хуже. Я буду плевать в Средиземное море и нюхать апельсиновые цветы. Я не увижу русских газет три месяца, и в иностранных буду читать только расписания поездов и часы музеев. Я вернусь в конце мая, когда в России будет уже республика, и брошу на границе мой старый паспорт, выданный деспотическим правительством… <…>

В.В. Розанову. 3 мая 1906 г.

<…> ей Богу, бросить бы Вам это чертово "Нов[ое] Время" и уйти к "левым" - без псевдонимов уже36. Ведь будущее, конечно, за революцией. Нельзя же не видеть, что правда там. Я и сам теперь "левый"! <…>

П.П. Перцову (отцу). 16 июля 1906 г.

<…> у нас в газете полнейший развал. Оказывается, что дела уже давно шли плохо, гораздо хуже, чем я думал, а теперь, когда мы после открытия Думы имели глупость взять курс против нее, и окончательно испортились. Теперь денег нет совсем - всем должны, касса пуста безнадежно, и Ник[олай] Ник[олаевич], который сам полуразорился, напрасно мечется в поисках за кредитом или компаньоном. К тому же, забастовала типография, - и вот уже вторую неделю газета не выходит. Вероятно, больше и не выйдет. <…>

И, вообще, все дела плохи и нельзя ручаться ни за кого. Политическое положение только усложняется вместо того, чтобы распутываться. Бездарность правительства изумительная, и трудно надеяться, что дело кончится добром. Николай II делает все, чтобы повторить участь Людовика XVI, которую, впрочем, он вполне заслужил.

<…> в перспективе или революция, или (если ее не будет или она не удастся) вторая Цусима <…> Веселые времена! <…>

В.В. Розанову. 19 февраля 1908 г.

<…> Конечно, православие внутренно ликвидировано, и теперь держится единственно отсутствием "законного наследника". Этим наследником не будет, конечно, ни неоиудазм Розанова, ни "религия Духа" парижских [нрзб.]37, ни хилиазм Тернавцева38, а нечто другое. Что - довольно ясно, если глядеть "объективным взглядом". Ведь видно же, куда идет "магистраль истории". Да и "законы духа" теперь уже не такая "темная вода" - против фактов не поспоришь. Конечно, будет нечто очень близкое к "товарищам": недаром же они уже и в теперешнем своем виде покрыли весь мир. Ведь тут воочию "несть ни русский, ни японец, ни француз, ни немец". Это ли не выразительно? И может ли подобное быть "случайным"? <…>

В.В. Розанову. 22 марта 1908 г.

<…> Следя за Думой, политикой и пр., удивляешься, как легко вообще мирится русский человек. Ну что, собственно, сделано у нас со времен Цусимы? От одних разоблачений "благонамеренного" "Нов[ого] Времени" можно в ужас придти. А Дума жует себе жвачку, Хомяков39 острит, Пуришкевич скандалит, по временам "припадают к стопам" - и готово. А рядом революционный журавль в небе, да и тот подстреленный. Без третьего Севастополя40 нам, видимо, не обойтись. Но вопрос, принесет ли и он что-нибудь?

В успехе декадентства самое интересное, что он связан как-то с революцией. <…> Революция, бесспорно, как-то отменила внутреннюю психологическую цензуру вместе со внешней. Тут есть +, поскольку русские вообще и всегда "несвободны" <…> Но есть и - в том, что едва ли этот внезапный модернизм не есть какой-то "развал души", психическое гниение, которое еще Бог весть что значит. <…> Россия кончила один том своей истории и еще не начала другого (если будет "продолжение"). В промежутке "все позволено". Ни к чему душа не прикреплена и ни к чему не тянется. <…> А с "общей" точки, я думаю, надо ждать того же, приблизительно, что было в других местах после аналогичных эпох. <…> Нашей революции до сих пор не хватало "патриотизма" (в противоположность другим революциям): ее заедала "всечеловечность". Но все абстрактное понемногу всасывается в конкретное - и, в этом смысле, можно только приветствовать Струве с его "Великой Россией"41. <…> Дважды он (Струве) начинал новые "интеллигентные" течения (1 - "марксизм" в 1894 г. и 2 - "идеализм" в 1900 г.), - авось, начнет и в третий какой-нибудь "неонационализм"42. Возражения ему Д. Сер[геевича Мережковского] литературно красивее, но внутренне скучны. <…> В конце концов Ме[режковск]ий смешон со своим эгоцентризмом. А обращали ли Вы когда-нибудь внимание, что вся его <…> эсхатология носит типично польский характер? Это буквально то же (по настроению, по внутр[еннему] смыслу), что у Мицкевича, Товянского, Теня-Вронского, Красинского. Та же политическая Голгофа, нация - Христос, теряющая свое бытие ради религиозного обновления всех народов и пр. Только у тех, конечно, это в применении к "распятой" Польше, а у нашего Мити - к России, которой он предлагает самораспяться. Конечно, он и не слыхал о тех своих предках (я с ним говорил об этом), а вот вышло то же! Что значит, батюшка, кровь-то, "национальность"? <…>

В.В. Розанову. 21 мая 1908 г.

<…> Ну, конечно, декаденты умнее, интереснее и ближе "товарищей". Но в тех больше фермента будущего, а эти - "цветы последние", которые "первенцев милей", но которые завтра занесет снегом. <…>

В.В. Розанову. 13 июля 1908 г.

<…> мой минус (как и Ваш) - вне и бес-партийность. В России нужно быть непременно "причисленным к". Без того нет "карьеры". Посмотрите, как выгодно сейчас служить в Декадентском Главном Управлении, не говоря уже о Департаменте Левом. <…>

Из дневника А.А. Киреева

16 января 1901 г.

Как быстро идет время, и как быстро растет неудовольствие во всех классах народа. Думаю, что, за исключением министров и ближайших к ним лиц, никто не доволен.

26 июля 1903 г.

Максимов привел ко мне Dr.jur.Theodor Herzl,я43. Этот Г[ерцль]... - умный и интересный человек. Идеалист, даже крайний. Он просит моей помощи для проведения в среде наших сановников стремлений сионизма. Почему бы нам не согласиться на то, чтобы из России выехала значительная часть (Г[ерцль] толкует о миллионе евреев) наших евреев, признаваемых нами столь вредными, переселилась в Палестину, под сень Сиона. <…>

31 июля 1903 г.

Я всматриваюсь в этого Герцля, - главу сионистов. Это положительная сила. <…> Он мне сообщил, что Плеве вполне согласен ему помогать <…> если мы хотим избавиться от жидов, - то мы должны поддерживать сионизм.<…>

21 февраля 1904 г.

<…> На Бестужевских курсах крупный скандал. Директор Раев вздумал тоже подавать адрес (и с какой стати учащимся, вообще учебным заведениям подавать адреса?!) от учащих и учащихся! не спросясь последних. Последние - а их 1020 человек, подняли бунт, начались безобразия, хотели послать адрес Микадо, начали собирать деньги для раненых японских солдат. Раев вошел в извинительные объяснения с бунтовщиками! 600 приняли объяснения, 400 - "непреклонны". <…> Между тем, курсистки бросились в Университет, студенты, меньшинство высказались за "японок", другие - нет, произошла свалка, "японцев" поколотили, было немало арестов. <…>

26 февраля 1904 г.

Странная путаница, царящая в русском обществе. Те студенты и студентки-курсистки, которые объявили себя за японцев и многие, многие, обсуждающие эту демонстрацию, совершенно убеждены в том, что поступают патриотически, что они только против "правительства", что Россию они любят, но желают, чтобы Россия была разбита Японией, ибо тогда прогонят правительство, а Россия будет благоденствовать. <…> Но ведь против них должно обратиться их же (западное) оружие, т.е. теория большинства: несомненно, громадное, подавляющее большинство русского народа за Царя, за Россию, а не за курсистку. <…>

29 февраля 1904 г.

<…> Однако, студентам-"японцам" досталось за их демонстрацию. Их, оказывается, порядком-таки поколотили не только свои ( студенты-"русские"), но еще какие-то извозчики или лабазники, которые узнали, что они идут за "японцев".

15 июля 1904 г.

Плеве убит бомбой, брошенной в окно его кареты <…> Это великое несчастье! <…> То-то радуется смерти Плеве - Витте со своей Матильдой. <…> Бедный, хороший, умный Плеве! Но и бедные мы, Русские, и что это за мерзавцы эти нигилисты - делают затруднения России именно в такую минуту, когда она нуждается во всех своих силах <…>

31 октября 1904 г.

<…> Несомненно: глубокая Россия не думает ни о какой революции, даже не о конституции (а об одной хорошей, честной администрации), но, несомненно, что мыслящая Россия, та, которая кричит, болтает, которая влияет на дела, несомненно, ожидает конституции <…>

24 мая 1905 г.

Молодая царица говорила вчера сестре Ольге44, что Бог карает нас военными несчастьями за то, что мы Его оставили, мало религиозны, мало молимся! Следовало бы исправить такое ложно-богословское мнение, сваливающее все на Господа Бога и оставляющее в душе чувство, что я-то - прав, я-то действовал правильно, … нет; исправление может явиться, когда Царь и царица убедятся в том, что Царь просто действовал неразумно, что Он именно своими ошибками довел Россию до беды - ошибками политики внутренней и внешней. Вот корень зла, нечего сваливать беду на какое-нибудь богословие. Ведь и самое несомненное отчуждение от Бога произошло от дурной, глупой политики церковной.

17 августа 1905 г.

Итак - "мир"! За границей все радуются, у нас - многие. Мы все лезли в драку, по крайней мере, дрались, когда японцы были сильнее нас. Теперь мы равны численно, четыре корпуса идут на выручку, у Линевича45 будет скоро сильный перевес численный, а мы заключаем мир! Японцы согласились не потому, что Витте выказал какие-то удивительные дипломатические способности, а просто потому, что Ояме (японск[ому] главнокомандующему) нечего было делать. Он не мог ни нападать на Линевича, ни осаждать Владивосток.

А затем дон-кихотская похвальба - столь торжественно возвещенная urbi et orbi: "Ни пяди земли, ни рубля контрибуции". Еще недавно это сказал Сам Царь и - пол-Сахалина отдано японцам <…>

12 октября 1905 г.

<…> О Самодержавии никто уже не говорит. Думой совещательной никто уже не доволен. Между тем, а как легко было удовлетворить этим все и всех. Какая бы сильная могла организоваться консервативно-славянофильская партия. Ежели бы мы имели впереди 2 года <…> мы бы, конечно, были могущественной партией! Но правительство само нам мешало, запрещая нам печатать!

Железнодорожн[ая] стачка - средство ужасное. Мало повесить тех, которые ее выдумали. Россия погружена в то экономическое положение, в котором она находилась до постройки Николаевской дороги <…> Наша торговля стала, голодающие губернии голодают вдвое, наш вывоз за границу погиб надолго, наше место займут Америка и Австралия, им это очень выгодно. Эта война стоит Японской. Уже теперь потери должны быть исчислены сотней-другой миллионов рублей.

14 октября 1905 г.

<…> Все произошло миролюбиво, мило, систематически, как по нотам. Революция говорит правительству: "Вот что: уступите мне школу". - "Хорошо, берите". - "Уступите мне фабрики". - "Ладно, вот вам фабрики". - "Ну, теперь Вы мне отдайте и жел[езные] дороги". Отдают дороги! <…> В Америке, когда вешают негра, его заставляют свить веревку, - ну, теперь полезай на дерево, - теперь привязывай верев[ку], well, - and now, Paddy - jump! And Paddy jumps!46 Но у нас не Paddy, а Nickie. <…>

Господи! Да что же это такое? Что это за кошмар? Неужели это все происходит наяву?!

Господа! Как же это такое? Ведь мы куда-то проваливаемся, все проваливается, все рухнуло.

Да, по-видимому, так! Дорогие мои идеалы?! Где Вы? Я их лелеял 66 лет, дождался Думы, и вот что делается?!!

18 октября 1905 г.

Манифест <…> полагает конец нашему Самодержавию, 17 окт[ября] 1905 [г.] оно капитулировало перед улицей, перед профессорами, курсистками, хулиганами-рабочими…

19 октября 1905 г.

<…> С конституциею мы входим в период упадка нашего государства, которое падет скорее Англии или Германии, может быть, даже скорее Франции.

Падением я называю такое состояние государства, где правление захватывается большинством, вооруженным абсолютной властию (силой) и в котором мнение этого большинства признается не только юридическим правом, но еще правом этически, и в котором руководительным принципом является эвдемонизм, получающий все более и более окраску материальную, финансовую <…> Понижению культуры (следствие понижения идеалов) соответствует понижение образования. <…> Начинается Царство Золотого Тельца. Это и есть Антихрист. <…>

23 ноября 1905 г.

Познакомился с очень интересным человеком, Д[окторо]м Дубровиным. Он стал во главе организованной "белой" партии, к нему примкнуло около 40 000 ч[еловек], найдется и еще более, деятельность его распространилась на Москву и далее. Это человек глубоко убежденный, готовый всем (и жизнью) пожертвовать для достижения цели. Это человек боевой, крепкого закала. Мы сошлись!

Вот она! междоусобная война! Я внес в кассу свой золотой и сделался членом Союза Русского Народа, мой # 2951. Вот та "guerre civile"47, которой так испугалась Zizi Нарышкина, когда на днях я ей сказал, что она необходима! Что без этой gu[erre] civi[le] не обойтись уже и потому, что она началась и что только потому, что правительство наше так непроходимо глупо, - "белая армия" не организована. <…>

2 декабря 1905 г.

Соединенные депутации москвитян представлялись Царю, произошло нечто глубоко потрясающее и трагическое. Депутациям было сказано, что Царь их примет, но они не должны говорить речей (довольно странное условие). <…> Царь вошел, держа в руках бумагу! Поклонился и начал читать о неизменности Его воли относительно данных конституционных прав (17 окт[ября]). Депутаты начали говорить поочередно (нельзя же было совсем молчать). Передали Царю Образ, снятый с раки Алексея-митрополита. <…> Говорили и князья, и профессора, и крестьяне, и публицисты, кто во фраке, кто в кафтане, кто в пиджаке. Смысл был один - не давай нас в обиду, Ты для нас - Самодержавный наш Отец; прогони Витте. Царь конфузился… депутаты коленопреклоненные плакали. Это был последний проблеск закатившегося солнца Самодержавия! Плачевно кончается оно, без борьбы, безо всякой попытки сопротивления, вяло, трусливо, бесславно! Оно не падает, сраженное в бою, а как-то тает, погружается в тину.

4 апреля 1906 г.

<…> Какие подлецы "кадеты". От них отправился Кн[язь] П.Долгоруков в Париж <…> для того, чтобы помешать нашему займу! Горький тоже поехал в С[еверную] Америку для того же с какой-то девкой, которую выдавал за жену. <…> какое это извращение понятий! Мне не нравится правительство - давай, я погублю Россию! Мне все равно, лишь бы свергнуть правительство и занять его место!

Конституционализм разрешает всякие подлости против своих же сограждан, позволяет смотреть на них как на внешних врагов! "Кадет" смотрит на правых так же враждебно, как на японца, даже враждебнее. <…> Он идет рука об руку с японцем против России. Лишь бы получить место в Думе.

3 августа 1906 г.

В Варшаве чистая травля на полицейских, на стражников и солдат, в один день убито и ранено около полутораста человек. Очевидно, убийц прикрывает само народонаселение, придется браться за него. Конечно, многие пострадают безвинно, но - война! Затем нужно, чтобы убийц не ловили, а стреляли. Дома, из которых будут стрелять, будут конфисковаться, равно и те, в которых поймают убийц или найдут фабрику или склад оружия и бомб.

10 ноября 1906 г.

<…> Витте, по-видимому, стоит за расчленение России, за федерацию, за республику, которой он будет президентом. Будто бы этому плану сочувствует Рузвельт? <…>

8 декабря 1906 г.

В Твери на выборах какой-то интеллигент застрелил (4 пули) Алексея Игнатьева48. Это серьезная потеря. Игн[атьев] мог быть первым министром! Он никого не вешал, не казнил. Это уже не месть, а убийство по партийным расчетам, за то, что Игнатьев участвовал в том, что Тверское земство поправело! Неужели кадеты могли руководить этим делом. Пули были отравлены.

7 января 1907 г.

Сегодня Вел[икий] Князь [Константин Константинович] сказал мне, что Академия Наук отказалась отпраздновать юбилей Хомякова! Потому что восхваление славянофильства должно вызвать протесты со стороны Академии. Вел[икий] Кн[язь] с чувством досады сказал мне: "Что же мне с ними делать, я не могу им приказывать!"

Не постыдно ли это! А Великому Князю следовало бы бросить эту политическую гадкую яму.

2 февраля 1907 г.

<…> Шидловский говорит, что он был в деревне и мог констатировать, что священники в огромном большинстве стали на сторону революции, мешая всячески союзу помещиков и крестьян.

Я не думал, что духовенство так полевело! Ведь его непременно съедят левые!

15 февраля 1907 г.

Федорушка! Велика ты, Федора, - да Дура! Всего у тебя было вдоволь; и слава боевая, и вера истинная православная, и богатств всяких, и лесов дремучих, и степей широких, и все это прахом у тебя пошло! И веру твою у тебя выкрали из сердца твоего, а ты и не заметила. Все-то ты проспала, Федорушка! И стоишь ты, обессиленная, обездоленная, да обтрепанная, на посмешище чужим людям!

Глупому сыну не в помощь богатство!

5 марта 1907 г.

<…> Жаль, что Царь и Столыпин опасаются правых <…> Столыпин, в сущности, октябрист.

15 апреля 1907 г.

Столыпин не на шутку стал "подтягивать" правых! В Москве приостановлено "Вече", редактор - Оловенников, - выслан из Москвы… В редакции сделан обыск!.. Неужели, действительно, Администрация думает, что "Вече" занимается революцией.

30 апреля 1907 г.

Устроили клуб "правых" Г[осударственной] Думы и Г[осударственного] Совета, дело идет как-то вяло. По обыкновению всяких русских дел собираются часом позже назначенного, вместо реферата - разговоры… Без понукания нам политикой будет еще не по плечу заниматься (разве что будут подбивать на грабеж или бунт. Вот это нам любо!) Вообще, где нужна работа, а не порыв, там мы плохи!

Май 1907 г.

На днях в нашем Клубе "правых" читали захваченный отчет прибалтийской революционной организации. Туккульская история подтверждается вполне. 18 драгун сожжены, а мы церемонимся! Затем, в грабежи введен порядок. Организация получает часть грабежа, грабители - остальное.<…> Чем больше сумма, тем больше участие Организации. <…> Эти средства весьма велики. Пуришкевич говорит, что с полумиллионом руб[лей] в год Союз Русск[ого] Народа мог бы поднять всю Россию. Слепое правительство.

Сентябрь 1907 г.

<…> Абсентизм страшный, только кадеты и работают усердно… Являются иногда 10-15 % всего числа выборщиков. Равнодушие к Думе полное!!

1 ноября 1907 г.

Да, думские занятия начались молебном, и громадное большинство не убежало как прежде, потребовали "гимн", кричали "ура!", точно в старые годы… Но "конституция", тем не менее, налицо… Эта болезнь неизлечима, и рано или позже мы от нее погибнем.

Из писем Б.В. Никольского

В.Л. Полякову49. 22 мая 1905 г.

Да, дорогой друг, события ужасны. <…> У меня сон пропал, и я только теперь очнулся хоть немного. Ходынка - символ царствования, и в годовщину Ходынки Московской совершилась Ходынка Цусимская.

<…> Еще до 1904-го года покушение могло бы изменить положение; теперь, при малолетстве наследника, не только покушение, но даже самоубийство, могут только ухудшить дело. Приходится нам - умирать, не в смысле самоубийства, а просто идти на верную гибель с твердой уверенностью, что эта гибель никого и ничего не спасет, никого не вразумит, никому глаза не раскроет. Но я не согласен умирать ни как Плеве, ни как Бобриков; я согласен умирать только… ну, разве как Макаров. Хотя, с другой стороны, чем бессмысленнее, тем лучше и скорее. <…> Захлебнуться в луже я не желаю. Но, конечно, когда кругом одна лужа, несколько дней полета - как тайга <…>.

События нас ведут к дилемме: Россия или династия. Россия - значит: православная, самодержавная, русская Россия, единая внутри, единая вовне. Царствование потеряло (по крайней мере, в смысле вменяемости) и православие, и самодержавие, и народность, и внешнее, и внутреннее единство. Перемена царствования грозит преуспеянием на горшее. Такие члены династии, как Алексей Александрович и Владимир Александрович, его сыновья, - способны убить династическое чувство даже не занимая никаких должностей и не губя отечество. Словом, на династию нет надежды. "Московские Ведомости" требуют диктатуры. Пожалуй, - но кто будет диктатором? Где этот человек? Кто его выдвинет, и как ему выдвинуться? Из лужи-то? Тогда это будет вулкан, вроде 1612 года… Дай то, Боже; но мне ли это говорить и писать? Мне ли возлагать последние надежды на стихийную революцию? Вот и остается: умирай. Да мне не жаль; я к жизни не привязан, а смысла в ней не остается; горько то, почему себе приходится произнести смертный приговор.

Хотя, говоря с Вами, скажу, что мой час едва ли еще пришел. <…> все-таки мне кажется, что еще ничто не потеряно, что еще не настал роковой для России 12-й год нового столетия. Я не могу себя отделить от судьбы моего отечества, и, пока верю в себя, - верю в него, пока верю в него, верю в себя. <…>

Если же верить в Россию, то виды на будущее несколько меняются. Тогда приговорить-то себя к смерти необходимо, но умирать нельзя. Тогда одно из двух: или текущая смута - только предсмутие, которая кончится благополучно, и только после перерыва сменится полною смутой, или оно есть начало настоящей смуты. В первом случае, рассрочка может затянуться. Во-втором, Россия будет спасена ценою династии. Конечно, второе грознее и вероятнее; но первое, т.е. спасение и России и династии еще не стало безусловною невозможностью. Одним словом, как не верти, а надо жить и работать, как будто бы все было за нас, отнюдь, однако, себя не обманывая насчет действительности. <…>

В.Л. Полякову. 4 июля 1905 г.

<…> со всех сторон сановники прочат меня в министры <…> Если бы действительно мне предложили власть, то я, будучи мало к жизни привязан и ожидая всего самого скверного, ни минуты не колеблясь, принял бы это учтивое приглашение, как турецкий паша принимает шнурок от султана. <…> Ваша прелестная острота, что Россия без конституции несравненно ценнее, чем конституция без России, пошла теперь по Петербургу, - и не от моего имени, а от Вашего. Впрочем, генерал Богданович рассеянно повторил ее в моем присутствии с большим успехом от своего имени. <…>

Епископу Волынскому и Житомирскому Антонию (Храповицкому).

4 августа 1905 г.

<…> В какую бездну ведет нас неврастеническое безволие человека, не ведающего, что он творит! Какие чудовищные Ходынки сеются в Петергофских и Портсмутских совещаниях! За Гаагскую конференцию мы заплатили Артуром и Цусимою, какою ценою заплатим мы за Петергоф и Портсмут. <…>

Епископу Волынскому и Житомирскому Антонию (Храповицкому).

29 августа 1905г.

<…> События свидетельствуют, что мы движемся по наклонной плоскости все быстрее. На чем остановится эта лавина, - Богу известно, а нам и гадать мудрено. Я чувствую лишь одно, - что всеобщее недовольство с каждым днем становится болезненней, острей и грознее, причем с каким-то ослеплением отверженного Богом человека сверху все последовательней отталкиваются, оскорбляются и предаются верные, и разнуздываются враги. Истребление династии становится такой неизбежностью, что каждый русский человек должен предусматривать и обдумывать последствия этого события, чтобы оно не застало его врасплох, по крайней мере, хоть людей нашего образа мыслей. <…> Будем бодрствовать: на нас оставляет Бог Россию. <…> Самоуправство и самосуд: вот единственное, что остается сторонникам порядка и закона. Но правительство, которое до этого довело, - преступно, и терпеть его еще преступнее. Да, Владыко, - быть консерватором нынче, - значит быть, по крайней мере, радикалом, а, вернее, революционером. <…>

Епископу Волынскому и Житомирскому Антонию (Храповицкому).

29 октября 1905 г.

<…> Анархия не сказала еще последнего слова, и не все еще убедились, что мириться с нею нельзя. Отпор все еще не накопился, хотя начинается. Томск, Тверь, Киев, Феодосия показали, что русский народ не tabula rasa, видимость которой сообщал ему его монархическое чувство при выродившейся династии. <…>

Епископу Волынскому и Житомирскому Антонию (Храповицкому).

25 декабря 1905 г.

<…> мучительно, что силы тратишь безо всякой надежды увидеть победу. Хоть бы издали страну обетованную увидать перед концом! Но да будет воля Божия. <…>

Николаю II. 1906 г. 50

<...> Все обвиняют Вас лично и пламенно винят в поджигательстве к мировому пожару. Эти обвинения, как я вижу, не только в России, но наполняют все дальновидные головы всего культурного мира. Чудовищная на Вас ответственность. Ради Бога, очнитесь.

<...> Власть в блокаде со стороны Думы; Блокада должна быть снята. Сконцентрированная в Думе революционная работа заражает всю страну ядом анархии: этот карбункул должен быть устранен. Правительственные начала в законодательстве и управлении оказываются гибельными для России: эти начала должны быть устранены. Для их осуществления были созданы Г[осударственная] Д[ума] и новый Г[осударственный] С[овет]: эти учреждения должны быть уничтожены, распущены навсегда. Если создание их - рескрипт 18 февр[аля], Манифесты 6 авг[уста] и 17 окт[ября] - явились актами революционными сверху, то они должны быть отменены тем же порядком, неким чудом: революционным. Теперь нечего колебаться и выбирать: необходимо действовать.

<...> Верните царя народу, Государь, верните Россию цивилизованному миру. Вашей бесконечно благостной натуре невыносимы труды боевого переворота: во имя Вашего долга перед Отечеством передайте их властному и твердому верноподданному, - пусть его зовут "диктатором": не в названии дело.

Впервые, Государь, пишу я Вам такие горькие и зловещие истины. Но Вы знаете меня, старика, и Вы сами почувствуете, что это язык не мой, а язык жестоких и грозных фактов. Они вопиют к Вашему долгу перед Отечеством.

Примечания:

1 В издаваемом и редактируемом Перцовым в 1903-1904 гг. журнале "Новый Путь" Брюсов вел в 1903 г. раздел политической хроники.

2 Намек на Александра III и Николая II.

3 Имеются в виду миролюбивые инициативы России на Гаагской международной конференции 1899 г.

4 Намек на учение Л.Н. Толстого о "непротивлении злу насилием".

5 То есть с президентом Франции Феликсом Фором, с которым Николай II встречался в 1896 и 1897 гг.

6 Так называл Николая II А.В. Амфитеатров в фельетоне "Господа Обмановы" (1902).

7 В этот день подорвался на мине броненосец "Петропавловск", на котором находился командующий Тихоокеанской эскадры адмирал С.О. Макаров.

8 То есть "великий писатель земли русской". Имеется в виду Л.Н. Толстой.

9 Здесь Перцов отвечает на следующие строки из письма к нему Брюсова от 19 марта - 1 апреля 1904 г.: "Давно пора нам бомбардировать Токио. <…> Надо бросить на произвол судьбы Артур и Владивосток - пусть берут их японцы. А мы взамен возьмем Токио, Хакодате, Йокогаму! <…> пусть русские ядра дробят эти музеи и самих художников. <… > Пусть вся Япония превратится в мертвую Элладу. <…> Россия должна владычествовать на Дальнем Востоке, Великий Океан - наше озеро, и ради этого "долга" ничто все Японии, будь их десяток! Будущее принадлежит нам, и что перед этим не то что всемирным, а космическим будущим - все Хокусаи и Оутомары вместе взятые".

10 Бухта, в которой крейсер "Варяг" и канонерская лодка "Кореец" вступили в неравный бой с японскими кораблями.

11 Стихотворение Брюсова с "гражданско-либеральной" тенденцией.

12 Намек на либеральную политику тогдашнего министра внутренних дел П.Д. Святополк-Мирского.

13 Речь идет об одном из эпизодов так назавемой "банкетной кампании", в ходе которой либеральная интеллигенция требовала конституции.

14 Намек на польские корни Д.С. Мережковского.

15 И ты, Брут! (лат.)

16 Имеется в виду секретарь редакции "Нового Пути" Е.А. Егоров.

17 Антилиберальная статья Брюсова (Новый Путь, 1903, # 2.).

18 То есть Николай II.

19 Моя позиция (фр.).

20 Псевдоним поэта-народника П.Ф. Якубовича (1860-1911).

21 Родственник П.П. Перцова - Н.Н. Перцов, издатель газеты "Слово".

22 Скрыдлов Н.И. (1844-1929) - командующий Тихоокеанской эскадрой после гибели С.О. Макарова.

23 Алексей Александрович (1850-1908) - четвертый сын Александра II, главный начальник Флота и Морского ведомства.

24 Стессель А.М. (1848-1915) - генерал, командующий войсками в Порт-Артуре.

25 Рожественский З.П. (1848-1909) - командующий 2-й Тихоокеанской эскадрой, разгромленной японцами в битве при Цусиме.

26 Николай II имел чин полковника Преображенского полка.

27 Так заканчиваются все восстания (фр.).

28 Перцов сопоставляет Ф.Ф. Трепова (1812-1889), петербургского полицмейстера и градоначальника, и Д.Ф. Трепова (1855-1906), с 11 января 1905 г. петербургского генерал-губернатора.

29 Речь идет о статье Розанова "Где же соборяне?". Несмотря на критику Перцова и согласие с ней автора, она была опубликована ("Слово", 21 января 1905.). (Благодарю за справку В.Г. Сукача.)

30 В высших сферах (фр.).

31 Южаков С.Н. (1849-1910) - либеральный народник.

32 Чулков Г.И. (1879-1939) - поэт и критик левых взглядов.

33 Киаксар - имя царя Мидии (625-585 гг. до н.э.), видимо, Киаксарами Перцов именует турок.

34 Ламздорф В.Н. (1844-1907) - министр иностранных дел России (1900-1906).

35 Возможно, речь идет об Е.И. Алексееве (1843-1918) - российском наместнике на Дальнем Востоке.

36 Розанов с 1906 г. писал в либеральной газете "Русское слово" под псевдонимом В.Варварин.

37 Имеются в в иду религиозные идеи Д.С. Мережковского и З.Н. Гиппиус.

38 Тернавцев В.А. (1866-1940) - публицист, богослов.

39 Хомяков Н.А. - председатель III Государственной Думы в 1907-1910 гг., октябрист.

40 Сверху Перцовым надписано карандашом: "1915 г.".

41 Статья П.Б. Струве (Русская мысль. 1908. # 1.), претендовавшая на манифест либерального национализма.

42 Сверху Перцов надписал: "Так и случилось".

43 Герцль Теодор (1860-1904) - идеолог политического сионизма.

44 Новикова О.А. (урожд. Киреева) (1840-1925) - публицистка славянофильской ориентации.

45 Линевич Н.П. - генерал, сменил А.Н. Куропаткина на посту главнокомандующего войсками в Маньчжурии.

46 Ну, и теперь, Пэдди, прыгай! - и Пэдди прыгает (англ.).

47 "Гражданская война" (фр.).

48 Игнатьев А.П. (1842-1906) - член Государственного Совета, убит эсером С.Н. Ильинским.

49 Поляков В.Л. (1881-1906) - поэт, сын известного банкира Лазаря Полякова.

@@@
"Впереди - еще много порубленных саблями…"
"К власти идут горожане, и они ее возьмут"
"Хованщина"
"Яблоко" теряет последний шанс"
Алкогольное измерение опасности
Бессмысленные мечтания
Битва за прессу

Бродячая собака

@@

100 сальто для Плучека; "Вербатим" в Москве; Остановка для режиссеров.

1999-11-23



100 сальто для Плучека

ВАЛЕНТИН ПЛУЧЕК и его театр одним махом отпраздновали два юбилея сразу - 90-летие мэтра и 75-летие Театра сатиры. Режиссером праздничного мероприятия выступил Александр Ширвиндт, который, кроме того, занял место на сцене у правой кулисы подле рояля, откуда в свойственной ему ироничной манере комментировал происходящее.

Для начала под водительством Городничего из "Ревизора" на сцену выплыли актеры театра в костюмах из разных спектаклей. Впервые за долгие годы играл живой оркестр. Затем все те же артисты выезжали на сценическом круге по одному и делали свои поздравления. Наибольшие аплодисменты сорвал Спартак Мишулин в костюме Карлсона с комическими куплетами. Выступления перемежались показом на экране отрывков из спектаклей. Благодаря кинопленке на вечере побывали и ныне покойные знаменитости театра - Андрей Миронов, Анатолий Папанов, Михаил Зонненштраль.

Публика горячо приветствовала выход на сцену живой легенды Театра сатиры - Григория Менглета. Принесли свои поздравления и давние друзья театра - Марк Захаров, Аркадий Арканов и Григорий Горин.

В финале все на том же круге выехал сам Плучек, перед которым выбежавшие на сцену дети исполнили рок-н-ролльные пляски. Один из них был загримирован под юбиляра и прокрутил перед его взором ровно 100 символических сальто.

Организация юбилея знаменитого театра была осуществлена на медные деньги - спонсором выступил сам коллектив. Случай в наши дни достаточно редкий.

Михаил МАУС

"Вербатим" в Москве

БРИТАНСКИЙ совет и фестиваль "Золотая маска" в рамках проекта "Новая пьеса" провели в Москве третий семинар по драматургии вместе с лондонским театром "Роял Корт". Опытом по технике документального театра "Вербатим" поделилась Элиз Доджсон, руководитель международных программ театра "Роял Корт". Смысл предложенной техники заключается в том, что актеры следят за реальными людьми, записывая их подлинные истории, а драматург из собранного материала для этих актеров создает пьесу. Например, одной из участниц, пережившей абхазскую войну, на семинаре было задано множество вопросов. Ее ответы российские драматурги общими усилиями преобразовывали в пьесу.

На семинаре вспомнили опыт Станиславского, который, прежде чем поставить известную пьесу Горького, изучал жизнь "дна", и опыт Додина, перед постановкой "Братьев и сестер" погружавшегося с актерами в реальную деревенскую атмосферу. Но это только предварительная подготовка к воплощению уже готового драматургического материала. Техника театра "Вербатим" позволяет театру оперативно отзываться на проблемы сегодняшнего дня, волнующие общество.

В рамках семинара состоялся также показ мега-пьесы "Москва - открытый город", включающей более десятка историй, написанных разными авторами: Москва москвичей и Москва приезжих, Москва интеллигенции и Москва грузчиков и даже Москва с птичьего - вороньего полета. Весьма интересными были работы Владимира Мирзоева (пьеса прошлогоднего антибукеровского лауреата Максима Курочкина "Глаз") и Вадима Данцигера (пьеса ленинградского комедиографа Железцова "Диалоги о животных"). Смешные миниатюры показал Евгений Гришковец ("Погружение", "Падение"), необычным получился этюд "Сцены у фонтана" Екатерины Шагаловой. Работа над этим спектаклем будет продолжена. Впереди постановки питерского режиссера Александра Галибина, Ольги Субботиной, Николая Крутикова, "фоменок" и многих других.

Ольга МИХАЙЛОВА

Остановка для режиссеров

В СТОЛИЧНОМ клубе искусств "Дом" группа молодых режиссеров, выпускников ВГИКа, представила кинофотопроект под названием "Остановка для глаз", в котором попыталась соединить два вида искусства: кинематограф и фотографию. Если первый отличается динамизмом и стремительными ритмами, то второй, напротив, характеризуется известной статикой, не исключающей экспрессии. Качество представленных фоторабот свидетельствует не просто об увлеченности и широте интересов молодых кинематографистов, но отвечает всем требованиям профессии фотохудожника, которой, похоже, режиссеры владеют вполне. По выставленным в "Доме" фотографиям можно судить о хорошем вкусе, незаурядной наблюдательности и оригинальном взгляде на мир, присущим их авторам. Кинематографическая часть проекта представлена короткометражными лентами, отмеченными многочисленными международными призами. Это "Герой" Павла Бардина, "Весточка" Александра Митрофанова, "Фотограф" Александра Котта, "Тоскующая телка" Александра Горшанова. Среди них и документальный фильм "Портрет мальчика с собакой" американки Робин Хессман, который она сняла во время учебы во ВГИКе. Эта картина была удостоена премии "Оскар" в номинации "Лучший студенческий фильм".

@@@
Бродячая собака
В русле «политики реформирования»
Вице-премьера и губернатора чуть не сгубили обычные валенки
Волна победных донесений
Генштаб и маниловщина в особо крупных размерах
Гламур всесильный и победительный
Грустная история под перестук колес

Дело вкуса: на вопросы отвечала Ирина Антонова, директор ГМИИ им. А.С. Пушкина

@@ 2006-01-27



– Какую книгу вы прочли недавно?

– У меня много книг лежит сейчас у дивана. Читаю двухтомник Анны Алексеевны Капицы. Книга называется «Двадцатый век Анны Капицы. Дневники. Заметки». Она вышла в серии «Символы времени». Мне очень интересна она – действительно весь двадцатый век перед глазами проходит. К тому же я хорошо знала Петра Леонидовича и с Анной Алексеевной тоже знакома.

Прочла книгу «В поисках Олега Табакова». Она составлена Еленой Ямпольской. Я там тоже несколько слов о нем говорю. Недавно прочла еще воспоминания об актере Олеге Борисове. «Олег Борисов. Иное измерение». Там интересные статьи Льва Додина, Вадима Абдрашитова. Составил книгу сын Борисова, туда входят также дневниковые записи, интервью. Вообще люблю мемуарное чтение.

@@@
Дело вкуса: на вопросы отвечала Ирина Антонова, директор ГМИИ им. А.С. Пушкина
Дума снова начинает заседать
Информационные пампасы
Как этот документ попал в мои руки
Какой я вижу Россию конца XX века?
Коммунизм как русская национальная идея
Концерт для Башмета с сотовым телефоном

Кремлевские призраки

@@

Знакомься, страна: у тебя новая "крыша"!

2001-11-29 / Андрей Савицкий Из досье "НГ"

Николай Платонович Патрушев родился 11 июля 1951 г. в Ленинграде. Окончил Ленинградский кораблестроительный институт (1974), затем - годичные курсы повышения квалификации Высшей школы КГБ СССР. Генерал-полковник ФСБ. С 1974 г. - в системе КГБ СССР. Служил в Ленинградском управлении ФСБ. В 1992-1994 гг. - министр безопасности Карелии, затем перешел на работу в Москву, где занимал должности начальника Управления собственной безопасности, заместителя руководителя департамента - начальника организационно-инспекторского Управления департамента по организационно-кадровой работе ФСБ. 31 мая 1998 г. был назначен начальником Главного контрольного управления президента РФ, а 11 августа 1998 г. - заместителем руководителя администрации - начальником Главного контрольного управления президента РФ. С 6 октября 1998 г. стал первым заместителем директора - руководителем департамента экономической безопасности ФСБ РФ, а в августе 1999 г. - директором ФСБ России.

Юрий Евгеньевич Заостровцев родился в 1956 г. в семье сотрудника КГБ. Выпускник Ленинградской (как утверждают некоторые) школы КГБ. Служил в Управлении экономической контрразведки ФСБ - курировал Государственный таможенный комитет. В 1993 г. в звании полковника уволился из органов с должности начальника направления УБКК (Управление по борьбе с контрабандой и коррупцией). Получил руководящую должность в Тверьуниверсалбанке, где возглавил службу безопасности и охраны. В начале 1996 г. перешел в фирму "Медокс", входящую в группу "Сибирский алюминий". В ноябре 1998 г. восстановлен в кадрах ФСБ и направлен в Управление экономической контрразведки, продолжая при этом числиться сотрудником администрации президента, куда в июле 1998 г. он был принят на должность помощника Николая Патрушева (тогда - руководителя Главного контрольного управления), начальника отдела ГКУ в ранге государственного советника 1 ранга. Затем возглавил Управление по контрразведывательному обеспечению финансово-банковской сферы ФСБ. Ныне в ранге заместителя директора ФСБ руководит департаментом экономической контрразведки.Спланировал и провел операцию против Гусинского и "Медиа-МОСТа".

Игорь Иванович Сечин родился в 1960 г. в Ленинграде. Окончил филологический факультет ЛГУ. По линии КГБ работал переводчиком в Мозамбике и Анголе, затем в исполкоме Ленсовета и в мэрии Петербурга, где в 1991 г. вместе с Владимиром Путиным создал комитет по внешним связям и был начальником аппарата комитета. После поражения Анатолия Собчака на губернаторских выборах 1996 г. вместе с Владимиром Путиным переехал в Москву, где они вместе работали в администрации президента и в ФСБ. После назначения Владимира Путина премьером возглавил секретариат главы правительства. С момента вступления Владимира Путина на пост и.о. президента занимает пост руководителя секретариата главы государства в ранге заместителя главы администрации.

Виктор Петрович Иванов родился в 1950 г. в Новгороде в семье военнослужащего. Окончил Ленинградский электротехнический институт связи имени М.А. Бонч-Бруевича и Высшие курсы КГБ. Звание - генерал-лейтенант. С 1977 г. служил в КГБ, в том числе в 1987-1988 гг. в Афганистане. С 1988 г. - в Управлении КГБ по Ленинградской области, последняя должность - начальник отдела по борьбе с контрабандой. В октябре 1994 г. уволен в запас в звании полковника. До июня 1996 г. был начальником Управления административных органов мэрии Санкт-Петербурга. В 1998-1999 гг. - начальник Управления собственной безопасности ФСБ, с апреля 1999 г. по январь 2000 г. - заместитель директора ФСБ - начальник департамента экономической безопасности. С 5 января 2000 г. является заместителем руководителя администрации президента РФ. Отвечает за кадровую политику.

Сергей Викторович Пугачев родился 4 февраля 1963 г. в Ленинграде. Окончил ЛГУ, кандидат технических наук. Работал в системе Промстройбанка СССР. С 1992 г. возглавляет совет директоров Международного промышленного банка. В 1995 г. баллотировался в Государственную Думу по общефедеральному списку Партии российского единства и согласия. Лично знаком с Владимиром Путиным с начала 1990 г. Сыграл не последнюю роль в конфликте вокруг НТВ. Более подробно о Сергее Пугачеве см. "НГ", от 06.11.01.



Октябрь 2001 года. Генеральная прокуратура возбуждает уголовное дело против главы МПС Николая Аксененко. Министра допрашивают, берут подписку о невыезде. Смысл комментариев в СМИ - "давно пора". Только Анатолий Чубайс, которого (наряду с Олегом Дерипаской) считали одним из организаторов этой кампании, неожиданно оценивает действия прокуратуры в отношении Аксененко абсолютно недопустимыми. "Я не понимаю действия власти, которая позволяет в таком режиме общаться с министрами. Власть обязана гораздо более бережно относиться к членам правительства", - говорит он. Более того, Чубайс добавляет, что считает Аксененко одним из сильнейших руководителей страны. Между прочим, делает он это заявление не где-нибудь в Москве или в Свердловске, а именно в Санкт-Петербурге, причем в адрес человека, которого он, мягко говоря, недолюбливает.

Рассказывают, что сразу после этого заявления Чубайс был вызван в Кремль. Разговор президента и главы РАО "ЕЭС" длился около сорока минут. По его окончании Путин вызвал главу ФСБ Патрушева и генпрокурора Устинова и устроил "разгон" за "преувеличение" обвинений в адрес Аксененко.

Надо полагать, что именно этот "разгон" послужил отправной точкой для сглаживания очередного (и наверняка) планового "наезда" на руководителей МПС и ГТК, на бывшее руководство МВД и нынешнее - МЧС, о "преступной деятельности" которых немало говорилось в те дни. Активность авторов политических скандалов заметно снизилась.

Заметьте, что и Аксененко, и Шойгу, и Рушайло, и Ванин - люди из старой команды, те, кого мы привыкли считать членами "семьи". За полтора года президентства Путина дебаты вокруг антитезы "питерские-московские" слегка поутихли. Но не потому, что проблема решилась. Просто потому, что люди, создавшие вокруг президента стену повыше кремлевской, не хотят, чтобы о них говорили. Они - как призраки. И им не нужен свет: Николай Патрушев, Юрий Заостровцев, Виктор Иванов, Игорь Сечин и Сергей Пугачев. Все - питерцы.

У них общее прошлое. Общие цели. И общие (хотя и не всегда) враги. Николай Патрушев давно метит в кресло руководителя президентской администрации. Юрий Заостровцев мечтает возглавить экономический блок правительства, для чего устроил масштабную PR-кампанию по раскрутке собственной персоны, объявив себя "экономическим мозгом" команды Путина. Два зама Волошина - Игорь Сечин и Виктор Иванов - играют против собственного шефа, а заодно руководят наездами Генпрокуратуры на неугодных людей. Цель Сергея Пугачева - стать единственным российским банкиром-олигархом.

Межпромбанк прославился в нашей стране тем, что через него очень удобно уводить средства в офшоры. Чего стоит один перечень связанных с ним скандалов: "Бэнк оф Нью-Йорк", реставрация Кремлевского дворца, "АЛРОСА" и т.п. Впрочем, необходимость в отмывании денег возникает и теперь у респектабельных на вид бизнесменов. Например, у хозяев мебельных магазинов "Три кита" и "Гранд". Их владельцами являются компании, принадлежащие, в частности, отцу Юрия Заостровцева Евгению Алексеевичу, генерал-майору КГБ в отставке. И надо же было так случиться, что именно вокруг этих мебельных гигантов разгорелся грандиозный скандал. Как заявил замначальника таможенной инспекции ГТК Михаил Берновский, "Трем китам" и "Гранду" долгое время удавалось занижать стоимость ввозимой в Россию мебели, зарабатывая на "сэкономленных" таможенных пошлинах миллионы долларов. Например, за 8 месяцев прошлого года - порядка 8 млн. (!) долл. недополученного государством дохода. Охраной же "нужных" таможенных терминалов, на которых складировалась эта мебель, занималось ЧОП "Форт-секьюрити", руководит которым (по стечению обстоятельств?) опять-таки Е.А. Заостровцев.

Глава ГТК Михаил Ванин замахнулся на мебельную гидру - и тут же получил по рукам. Генпрокуратура с невиданной оперативностью расследует спешно возбужденное (по письму гендиректора "Трех китов" и "Гранда" Сергея Зуева) дело в отношении сотрудников ГТК о некоем превышении полномочий. Именно о некоем - потому что никаких конкретных обвинений таможенникам не предъявлено до сих пор! Кстати, Зуев контролирует 40% мебельных продаж в России. Понятно, что без солидного прикрытия такой бизнес существовать не может. Особенно если учесть, что вокруг этого бизнеса собрались далеко не ангелы. Например, пресловутую Одинцовскую таможню (ныне закрытую ГТК) опекали некто Андрей Саенко, известный своими связями с солнцевской ОПГ, а после него - бывший сотрудник управления "Н" (таможня, наркотики, контрабанда) ДЭБ ФСБ Евгений Жуков. Оба выполняли роль посредников-курьеров (в том числе и с занимавшимся контрабандой оружия членом солнцевской ОПГ Владимиром Кветным), оба имели прямой доступ в кабинет Юрия Заостровцева, куда наряду с информацией приносили и толстые конверты. Известно, что месячный гонорар за прикрытие Одинцовской таможни и связанных с ней фирм ("Стройтехносервис", "Кассандра", "Евросервис", "Горки", МУП "Терминал" и т.д.) составлял 250 000 долл. Вряд ли сегодня после скоротечного отъезда Саенко что-то изменилось…

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

Михаил Ванин - не единственный, кто стоит на пути "призраков". В черном списке группы "олигархов в погонах" - Николай Аксененко и Сергей Шойгу. Почему они?

Обороты МПС составляют десятки миллиардов долларов ежегодно. Через МЧС проходят огромные деньги, отпущенные на ликвидацию природных катаклизмов и прочих катастроф. Доходы российского бюджета на одну треть состоят из поступлений от ГТК. Расставить на финансовых потоках своих людей - задача номер один для "призраков". Что вполне естественно.

Подобно армии, атакующей не желающую сдаваться крепость, призраки шаг за шагом вытесняют неугодных из администрации и правительства. Расколото "силовое" крыло окружения Путина, оттеснены многие ЛФР и ЛПР. Сергей Иванов "брошен" на руководство военными реформами, а, по сути, отстранен от решения стратегических вопросов. Сотрудники Юрия Заостровцева усиленно собирают компромат на руководство СВР. Результат деятельности "призраков" налицо: одна из сильнейших разведструктур фактически вытеснена из Кремля. Усилиями Патрушева и Виктора Иванова даны "весьма серьезные задания" Дмитрию Медведеву, Дмитрию Козаку (судебная реформа). Кстати, Медведева, недостаточно искушенного в вопросах подковерных интриг, Виктор Иванов в содружестве с Патрушевым "сдвинули" в ходе выборной кампании, запустив слух о том, что Медведев "заваливает" работу избирательного штаба…

Не все, однако, согласны играть по правилам "призраков". Сергей Иванов недоволен тем, что "призраки" повсюду действуют якобы по особому поручению президента. Секретарь Совбеза Владимир Рушайло упорно не хочет закапываться по голову в чеченских делах. Он по-прежнему занимается экономической безопасностью страны, координирует борьбу с оргпреступностью. Но главный "грех" того же Рушайло, как, впрочем, и Сергея Иванова, даже не в этом. Рушайло доверяет президент. Поэтому пока он, Шойгу, Волошин, Касьянов будут иметь доступ к Путину, "призраки" не смогут развернуться в полную силу.

Впрочем, уже сейчас информационный рацион президента сильно ограничен. На стол Путина ежедневно ложатся аналитические сводки, подготовленные в администрации и спецслужбах. Дайджесты газет тщательно отобраны. Из российских журналистов задать вопрос главе государства имеют шансы наиболее лояльные его окружению. Чтобы не сболтнули лишнего. Не спросили по простоте ума о какой-нибудь коммерческой разборке, в которой участвуют люди, прикрывающиеся его, Путина, именем.

Греф и Кудрин, еще два питерца, регулярно отчитываются перед президентом о положении дел в экономике. У нас и производство растет, и инвестиции в страну приходят. Об одном они не говорят Владимиру Путину: их люди в новой команде к промышленному подъему отношения не имеют.

"Призраки" хотят "рулить". Только вот ничего, кроме "крышевания", у них не выходит. Интриги, подковерная борьба, наезды, "сливы", компромат - вот их стихия. А в остальном - сплошные проколы.

Добились ухода Вяхирева из "Газпрома". На место опытного газовика поставили питерца Миллера. Крупнейшую компанию страны возглавил непрофессионал, до своего назначения не проработавший в газовой отрасли ни дня. Как бы ни относились мы к господину Вяхиреву, следует признать: о "Газпроме" он знал все. Долгов у сырьевого монополиста - на 2,5-3 млрд. долл. Если эта пирамида, построенная по типу ГКО, разрушится, финансовый кризис России обеспечен. Потому что "Газпром" - компания государственная. И кредиторы придут за своими деньгами в правительство.

Не лучше ситуация в правоохранительных органах. Заменив Рушайло на Грызлова в кресле министра внутренних дел, "призраки" принялись за разгон РУБОПов. Под популистским лозунгом борьбы с коррупцией из МВД прогнали 20 тыс. сотрудников. Логично предположить, что большинство из них - начальники, погрязшие во взяточничестве. Ан нет! Увольняли-то оперативников! Лучшего подарка организованной преступности придумать сложно. Зато "призраки" довольны - теперь почти все нити управления (кроме армии) у них в руках. Теперь они почти готовы "завалить" не только немногочисленных московских, но и своих бывших коллег из питерской группировки.

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

Презрительная ухмылка появляется на лицах российских предпринимателей, когда к ним заявляются гонцы "призраков". Много им не нужно - просят, как правило, десять миллионов долларов. Взамен обещают "крышу". Обещают, что "САМ БУДЕТ В ДЕЛЕ". Правда, говорят, что в последнее время соглашаются на менее крупные суммы - один-два миллиона.

Способов отъема денег они знают меньше, чем Остап Бендер, но, увы, они более результативные. Это либо прямой наезд, либо прикрываемое именем президента вымогательство.

Например, летом 2000 г. Юрий Заостровцев "налаживал" вполне конкретные материальные отношения с известными бизнесменами. Бизнесмены вынуждены были идти "навстречу" в материальном смысле - за "лояльность". "Лояльность" объяснялась просто - у Заостровцева был на этих бизнесменов компромат. Как, впрочем, есть у него компромат на Березовского, Малкина ("Роскредит"), Потанина ("Интеррос"), Виноградова (Инкомбанк), Бендукидзе ("Уралмашзаводы"), Мордашева ("Северсталь"). И на многих других. На кого пока нет - собирают. Впрочем, всеми этими сведениями г-н Заостровцев охотно делится с главами некоторых нефтяных компаний и одного крупного банка. Скорее всего небезвозмездно.

Другой метод - это "просьбы" в адрес отечественных бизнесменов. Юрий Заостровцев, к примеру, на встречах с некоторыми лидерами российского бизнеса намекал, что является центром координации финансовых потоков для будущей избирательной кампании президента.

Бред, скажете вы. "На выборы Путина". Неужели президенту ЭТО нужно? Конечно же, нет. ЭТО нужно вьющимся вокруг него "призракам".

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

Сегодня из спецслужб, правительства, администрации вымываются лучшие кадры. На место честных профессионалов приходят сомнительные граждане, лично обязанные тем, кто их назначил. Именно этих людей "призраки" двигают дальше, именно им "помогают".

Примеры? Поговаривают, что начальник отдела управления "Н" ФСБ Сергей Наумов в сентябре прошлого года подарил Юрию Заостровцеву на день рождения картину, стоимостью в 40 000 долл. За внимание (и другие услуги) был назначен заместителем начальника управления "Н".

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

Многолетний секретарь Путина Игорь Сечин играет среди "призраков" свою роль, наиболее показательную в плане нравов, царящих "вокруг Путина". Его положение весьма специфическое. Президент ему доверяет. Но к Сечину плохо относятся другие члены чекистского окружения, особенно Патрушев. Он презирает его, как "опер - агента". И поэтому при первой возможности "подставляет" склонного к авантюрам Сечина и до поры до времени держит компромат по поводу связей союзника Сечина, Заостровцева, с криминалом.

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

Несколько иная, более "интеллектуальная" роль во всем этом дурном спектакле отведена банкиру Пугачеву. Среди "призраков" он действительно играет роль финансиста и связника с церковными иерархами. Однако наивным было бы думать, что он в отличие от остальных преследует какие-то государственные, патриотические цели. Человек, живущий во Франции и в России бывающий лишь наездами, успешно объединил политические амбиции с интересами в бизнесе. Именно он, по слухам, инициировал расследование против Аксененко, желая установить контроль над финансовыми потоками МПС. Он же пытается продвинуть Василия Колмогорова в президенты Якутии. Пугачев хочет поставить под свой контроль всю добычу и огранку российских алмазов.

Своим основным соперником Пугачев считает питерский Промстройбанк, так сказать, нынешний "кошелек" президента. Претендуя на роль финансового "сердца" Кремля, Пугачев предпринял ряд ходов по дискредитации своего соперника. В частности, именно он способствовал разжиганию конфликта между Промстройбанком и МДМ. Счета многих членов команды Путина открыты именно в пугачевском банке. Главная цель Пугачева проста - взять в свои руки финансы Кремля. То есть один из главных рычагов воздействия на власть.

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

Москва, 10 часов утра. Движение по Можайскому шоссе, Кутузовскому проспекту и Новому Арбату парализовано. Многокилометровая очередь машин, сбившихся у обочины. Все стоят. Ждут. Через пятнадцать минут по расчищенной милицией полосе мчится первый джип охраны. Потом еще несколько. Снова тихо. Наконец перед глазами тысяч взбешенных водителей проносится президентский кортеж. Милиционеры облегченно вздыхают.

Добраться до Кремля на вертолете было бы значительно проще. Но, как убедили президента "призраки", небезопасно. Уж если генпрокурора хотели застрелить в Дагестане, то чего уж о президенте говорить…

Понятно, зачем "призракам" нужен щит под названием "Владимир Путин". Прикрываясь этим щитом, они достигают двух целей. Во-первых, спокойно обделывают свои собственные делишки, обеспечивая безбедное будущее, а во-вторых, получают оч-чень весомую гарантию собственной безнаказанности. Ведь потом - если что - они всегда могут заявить: "А мы что? Мы - ничего".

Именно поэтому - а не из-за гэбэшного прошлого Путина - передвижение президента по стране организуется так, чтобы вызывать у людей нескрываемое раздражение. Ведь потом никто не вспомнит, что маршрут по улицам прокладывает не президент, а те, кто вокруг. "Призраки".

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

Из тени в свет, из одного кабинета в другой - они пробираются всюду. Видят через стены, проходят сквозь запертые двери. Их "уши" и "глаза" наводнили администрацию президента и правительство. Нет ничего, о чем бы они не знали.

Призраки. От них веет пьянящей безнаказанностью, бесконтрольностью, всемогуществом.

Призраки. Их щит - президент. Их меч - информация. Щит и меч, мощнейшая российская спецслужба, - тоже под их контролем.

Их опасаются, против них не выступают.

@@@
Кремлевские призраки
Кремлевский гость в «осином гнезде»
Кто будет главным режиссером на родине президента
Лицо без маски
Лучшее детище Фонда культуры
Любовное настроение
Маша и Даша гуляли по пляжу

Мечта актера - сыграть немого

@@

Андрей Ильин пошел во МХАТ за адреналином

2002-08-14 / Григорий Заславский Андрей Ильин стал чуть ли не первым актером, которого Табаков пригласил в труппу МХАТа имени Чехова, когда занял в этом театре место худрука. Ильин дебютировал в роли Людовика Великого в "Кабале святош", где сам Табаков сыграл Мольера. С тех пор работу во МХАТе им. Чехова актер весьма успешно совмещает с участием в антрепризах, спектаклях Театра им. Моссовета, где работал прежде, активно продолжает сниматься в сериалах и фильмах ("Какая чудная игра", "Циники", "Каменская" и др.). Сыграл во МХАТе доктора Харвестера в пьесе Моэма "Священный огонь" и Порфирия Петровича в "Преступлении и наказании". Репетирует Немого брата Богуша в пьесе Когоута "Нули". Заслуженный артист России.



-Что дают актеру сериалы, кроме денег? Я далек от осуждения, но ведь в спешке, которая сопутствует таким съемкам, невозможно получить творческое удовольствие, что для актера тоже важно?

- Нет, можно почувствовать вкус роли. Любой актер может вам сказать, что, выйдя из-за кулис на сцену, он вместе с пылью от сапог действительно оставляет все позади и настраивается на сиюсекундный момент пребывания на сцене. Это касается и кино. Я переодеваю костюм, гримируюсь, и я уже абсолютно в образе того персонажа, которого мне сейчас предстоит играть. Идет мгновенная перестройка. Любой приличный актер может рассказывать анекдоты, выйти на сцену и сразу заплакать. Это определенный тренаж - даже профессиональные актеры переходят из одного качества в другое очень легко. В этой спешке есть свой смысл.

- Раньше актеры умели себя сохранять, умели экономить и распределять силы. Сегодня - перед глазами - пример растраты, безвременного ухода совсем не старых и даже молодых артистов, силы-то ограниченны…

- Я абсолютно с вами согласен. Распределять силы, конечно, необходимо. Могу сказать в свою защиту, что я, скажем, курю, и много курю, но не злоупотребляю спиртным. Стараюсь высыпаться. Если есть возможность передохнуть днем, я делаю это охотно. Это такая моя способность распределять организм на день или на более длительный срок. Не очень люблю тусоваться, особенно в последнее время не хожу на какие-то пати, чтобы пообщаться и завести новые знакомства. Если знаю, что завтра работа, я себя во многом ограничиваю, и последний год - тому доказательство. Работы было много и в театре, и в кино, действительно распределяться было нужно. То, о чем вы говорите, это беда и проблема нашего поколения, когда люди бросаются и туда и сюда, стараются всюду успеть… Я отдаю отчет и себе, и своим возможностям, и силам, и энергетике. И стараюсь себя ограничивать. От многого отказываюсь.

- Табаков, давая вам роль за ролью, пытается вас привязать к театру. И, собирая труппу, он все-таки думает о том, чтобы это была труппа. Не театр-дом, но некая команда, коллектив, который будет работать в этом месте. А вы все равно "не привязываетесь"? Важно ли вам, чтобы у вас было определенное место работы, основное место?

- Сложный и животрепещущий для меня вопрос, потому что мне приходится разрываться между основным моим местом работы - МХАТом, где лежит трудовая книжка, - и всеми моими остальными "халтурами" в хорошем смысле слова… Тут нужно уметь лавировать, уметь договариваться с руководством театра, с завтруппой. Пока получается. Как сложится в дальнейшем - не знаю, боюсь загадывать и прогнозировать. Пока удается контролировать ситуацию.

- Три новые роли во МХАТе вам что-то дали? Удовольствие от них оправдывает ваше положение штатного актера?

- Наверное, вопрос тут в другом: зачем мне нужен был вообще переход во МХАТ? Что это было за состояние души, когда я попросил у Олега Павловича недельку на обдумывание и самые противоречивые мысли и чувства возникали в моей голове. Я тогда решился на переход. Мне показалось, что как-то уж слишком все хорошо вокруг. Устаканилось. Я - актер Театра имени Моссовета, играю главные роли, вышла очень неплохая, на мой взгляд, премьера - "Черная невеста". И роль мне нравится, и спектакль вроде бы неплохой… Я почувствовал, что нужно что-то изменить, появилась потребность в адреналине. Необходимо было что-то изменить в судьбе, в биографии, в себе самом. И я ни секунды не жалею о принятом тогда решении. Сердце действительно затрепетало, мозги заработали, все зашевелилось во мне и вокруг. Три роли мне дороги и многое дали. Во-первых - возможность работать с новыми партнерами, с новыми режиссерами. Сам дух мхатовской сцены заставляет что-то трепетать внутри. Может быть, потому что последняя работа, премьерная, самая дорогая и любимая, я благодарен судьбе, что сыграл Порфирия Петровича в режиссуре Елены Невежиной. Пусть это новая сцена МХАТа…

- Совсем малая новая сцена…

- Да, пусть это на сто человек, в спектакле есть, на мой взгляд, главное - атмосфера и дух Достоевского. Есть некая загадка, которую мы все пытаемся разгадать. И есть благодарный зритель, который откликается на наш нерв и на те мысли, которые мы несем.

- Вы не боялись играть Порфирия после Леонида Маркова, после Смоктуновского?

- Конечно, боялся. К сожалению, я не видел Маркова в этой роли, но много слышал. Тем более, я работал в театре, где многие актеры помнят спектакль и играли в нем. И все говорили о нем в превосходных степенях - какой он был тонкий, хитрый, глубокий и так далее, и так далее. Я уж не говорю об Иннокентии Михайловиче, который до конца моих дней останется для меня Моцартом в актерской профессии, богом… Я видел этот телеспектакль давно, лет двадцать назад, но его Порфирий Петрович стоит у меня перед глазами… Хотя сейчас, уже сыграв премьеру, я бы с удовольствием заново пересмотрел фильм, чтобы, может быть, более подробно присмотреться к каким-то деталям. Конечно, страшно. Но чего бояться? Волков бояться - в лес не ходить. А Людовик Четырнадцатый в "Кабале святош" вообще у всех на слуху!

- Вы как-то переживаете, что во МХАТе идете "по следу" Смоктуновского, играете его роли?

- Ну, разве что одну, Людовика, поскольку Порфирия Петровича он сыграл не во МХАТе… Иногда такие мысли посещают, но я даже во сне не смогу представить, что когда-нибудь буду претендовать на его место в театре.

- Что для вас было главным в роли следователя? Сколько ни перечитывай роман, всякий раз думаешь, что Порфирий у Достоевского какой-то "неуловимый". Он кажется то садистом, то другом Раскольникова. Вдруг обратишь внимание на то, что он к сорока годам неженатый. Почему? В спектакле он вдруг выходит этаким алхимиком, сливающим какие-то растворы…

- Он, конечно, многоликий. Разный. Поэтому в спектакле он появляется на сцене три раза, и каждое его явление не похоже на другое. Вместе с режиссером мне очень помогла художник по костюмам. С самого начала был заявлен в каждой сцене новый характер. Сначала - барин, такой восточный персонаж, которому не хватает только кальяна, кофе по-турецки. Он вальяжен, гурман, хотя это все - только внешность. Во второй части - полу-Наполеон, в треуголке даже, и действительно в его поведении встречаются элементы садизма. Но вторая сцена это скорее сны Раскольникова, его представление об окружающей реальности или даже инфернальном мире, в котором он пребывает. Поэтому и Порфирий там может быть любым, даже старушкой с вязанием. И там есть в спектакле момент, когда я вяжу что-то на спицах…

- По-настоящему вяжете, к слову?

- Лет пятнадцать назад я умел вязать крючком. Меня это увлекало, но вязание у Порфирия - не моих рук дело. Но раньше я вязал, и даже есть образцы, я подарил своей учительнице в Нижнем Новгороде салфеточку, она ее бережет. Но это, к сожалению, не стало моим хобби, процесс этот подробный и отнимает много времени.

- Еще один технический вопрос. Когда вы берете в руки колбы и пробирки, вы не боитесь, что перепутаете пропорции, и все это взорвется в ваших руках?

- Там ничего страшного нет: сода мешается с уксусом, марганцовка с чем-то еще… Получаются красивые эффекты… Если говорить о зерне роли - главное в Порфирии то, что он лицедей. Мудрый, старый, хотя ему нет еще и сорока, но в позапрошлом веке люди быстрее взрослели. В Раскольникове он видит прежде всего себя. И то, чем сейчас болеет Раскольников, Порфирий когда-то пережил, все это он проходил когда-то, по молодости мог пойти по неправильному пути, убить старушку, если не убил (и даже парочку мог замочить в свое время), тоже писал философские работы по теории преступления… Он сожалеет, что упредить преступление уже нельзя, и любит Раскольникова, искренне любит его, видя в нем себя самого. А не женат он, наверное, потому, что неуживчив и человека видит насквозь, и потому с ним невыносимо трудно, как невыносимо трудно было с самим Достоевским. Я думаю, что Достоевский в Порфирия Петровича внес частичку своей судьбы и своего я. Кто, как не Достоевский, обладал потрясающим аналитическим умом следователя?..

- Слушая совершенно гениальный текст, я думал, как же трудно было вам отказываться от тех или иных эпизодов…

- Но надо думать было о спектакле в целом. Условия малой сцены не позволяли рассесться и распределиться на какое-то очень долгое время, поэтому я охотно шел на любое сокращение, подавал всем пример и нещадно кромсал монологи.

- Ну, актер всегда заинтересован в том, чтобы на сцене быть дольше, а говорить меньше.

- У меня сейчас как раз наконец сбылась мечта. Сейчас продолжатся репетиции по пьесе Павла Когоута "Нули". Там у меня роль замечательная - вообще без слов. Я играю немого.

- Три роли у трех разных режиссеров. Трудно говорить, что речь об одном театре - то есть сцена-то была одна, но театры - стили - были, наверное, различными? Шапиро, Врагова, Невежина - три разные школы.

- Абсолютно! Диаметрально противоположные порой.

- Как они уживались под одной крышей?

- Они даже не встречались, поверьте, хотя репетировали под одной крышей и порой с одними и теми же артистами. Ничего.

- Для Табакова, судя по частоте его заявлений на эту тему, очень важен момент и собственной материальной независимости, и материальной независимости своих подопечных. Дает ли сегодня работа в театре такую независимость?

@@@
Мечта актера - сыграть немого
Не наша, но и ничья Европа
Несладкая жизнь в "Вишенках"
Новая жизнь Карима Бухоро
Новогодний спецгруз на войну
Остановка по требованию
Пир победителей

Поворот к реальности

@@

Система коллективной безопасности СНГ приобретает региональный характер

2001-09-14 / Сергей Сокут, Ольга Божьева



Хотя учения сил ПВО СНГ "Боевое содружество-2001" не завершены, можно подвести их первые итоги. Бросаются также в глаза существенные отличия нынешних маневров от предыдущих - 1998-2000 гг.

Во-первых, "Боевое содружество" приобрело региональную ориентацию. В Ашулуке тренировались военные четырех государств - Армении, Белоруссии, России и Таджикистана, силы ПВО двух других ограничили свои действия национальными полигонами. Как говорят руководители учений, это позволяет обучать личный состав непосредственно в том регионе, где расчеты реально выполняют задачи боевого дежурства.

Более рациональным стал сам подход к вопросу об участии в совместных мероприятиях. Они обходятся довольно дорого: к примеру, один пуск ракеты комплекса С-300ПМ стоит около 15 млн. руб. Поэтому, по словам руководителя учений - главнокомандующего ВВС РФ генерала армии Анатолия Корнукова, даже в советское время не позволялось такой роскоши зенитным ракетным частям - стрелять ежегодно. Это было, как правило, один раз в два-три года.

Во-вторых, "Боевое содружество-2001" впервые за четырехлетнюю историю этих учений официально не связаны с Объединенной системой (ОС) ПВО СНГ. Зато в названии маневров появился термин "регионы коллективной безопасности" (см. "НВО" # 32, 2001 г.). Логично перебросить мост от этого определения к Договору о коллективной безопасности. В данном контексте неудивительно, что входящие в ОС Грузия и Украина, а также проявляющий интерес к совместной ПВО Азербайджан от участия в учениях уклонились. Три этих государства вышли из ДКБ, но взаимодействуют (или хотят сотрудничать) с Объединенной системой.

Сценарий "Объединенного содружества-2001" позволяет сделать вывод о формировании трех регионов коллективной безопасности, которые при объективном рассмотрении связаны лишь малореальной легендой учений (одновременная внешняя агрессия на западных границах СНГ, на Кавказе и в Центральной Азии). Однако в действительности подобное глобальное взаимодействие противников государств - участников ДКБ почти невероятно. Другое дело, что, с точки зрения России, обострение обстановки во всех трех названных регионах сразу исключить нельзя.

При этом западный эпизод "Боевого содружества-2001" вряд ли можно обосновать реальной военной угрозой. Скорее в данном случае Россия, с одной стороны, сделала реверанс в сторону Минска, а с другой - в очередной раз выразила свое негативное отношение к политике расширения НАТО. Платой за это стал отказ от участия в маневрах Украины, для которой, как несложно предположить, совместное отражение "агрессии Запада" лежит в области политических фантазий.

Напротив, обстановка в Центральной Азии действительно обостряется, что и заставило Ташкент скоординировать свои усилия с государствами ДКБ.

Особенность боевых стрельб в 2001 г. - отказ от практики упрощенчества. Если раньше иногда ставилась задача уничтожения целей на расстоянии 12-14 км, чтобы поражение происходило прямо перед глазами зрителей, находящихся на смотровой площадке, то в этот раз все было совсем иначе. В этом году впервые можно было услышать комментарии: "В результате поставленных противником помех, произошел срыв захвата мишени. Истребители не отработали по заданной цели".

@@@
Поворот к реальности
Последнее расширение НАТО
Последняя тайна губернатора Росселя
Президентские выборы как жанр и практика
Про лавочки и заборчики
Простая ботаника
Процесс над Милошевичем начался не с того конца

Работа в еврейской общине - не только читать молитвы

@@

Раввин Уфы и Башкортостана Дан Кричевский говорит, что для каждого еврея Израиль там, где он может жить полноценной жизнью

2002-04-29 / Илья Максаков Раввин Дан Кричевский приехал в Уфу из Израиля два с половиной года назад. К тому времени активисты работавшего уже год Еврейского национально-культурного центра "Кохав" и религиозной общины в Республике Башкортостан успели сделать немало, но новый духовный лидер сумел придать новый импульс их работе. Сегодня Дан Кричевский - главный раввин Уфы и Башкортостана. В интервью "НГ" он подвел предварительные итоги своей работы.



- Что изменилось в общине с января 2000 года? Или, как принято считать у евреев, с 5760 года от сотворения мира?

- До совершенства еще далеко, ибо ему, как известно, нет пределов, однако кое-чего добиться удалось. Моей главной надеждой было и остается создание сильной еврейской общины, оказание помощи людям на протяжении всей их жизни - от рождения, совершеннолетия, бракосочетания и до смерти. Так, чтобы и в Башкортостане можно было родиться, жить и умереть евреем. Вначале, бывало, руки опускались - столько предстояло сделать. Однако у меня перед глазами стоял образец: еврейская община Москвы, где раввин - мой хороший друг. Он тоже не родился в тех местах, а приехал в город в 1990 году, когда там не было практически ничего, что объединяло бы евреев на основе их традиций. Как раз в те годы эмиграция приняла самые внушительные размеры: выезду уже не препятствовали, а порой и подталкивали тем или иным способом. Жизнь меж тем стремительно теряла привычные измерения, многое начинало беспокоить и даже пугать. Раввин Лазар совершил настоящую революцию в общине: организовал школу для девочек, колледж для мальчиков, ешиву, дом престарелых, столовую для бедных на тысячу человек. В Уфе, да и во всем Башкортостане евреев меньше, чем в Москве. Но все же и здесь мы открыли воскресную школу, детский сад с кошерным питанием, серьезно переоборудовали культурный центр, навели порядок на кладбище. Устраиваются летние лагеря для детей и подростков с вожатыми из Израиля. Я не говорю уже о разнообразных культурных мероприятиях: концертах еврейской музыки, фестивалях книги. В жизни общины постепенно появляются новые краски.

- Есть ли такое, что не сможет осуществиться никогда?

- Безнадежных вещей, думаю, нет. Все удается или удастся рано или поздно. Конечно, хотелось бы, чтобы многое получалось быстрее и аккуратнее.

- В чем вы видите главное препятствие?

- В бюрократизме, конечно. Но бюрократия - она и в Израиле, и во всем мире бюрократия, не думайте, что где-то легко от нее отделаться. Прежде всего досадно то, что создается ненужная волокита. Порой какой-нибудь микроскопический кабинетик задерживает важное дело, а обратишься выше, порой на самый верх - там охотно идут навстречу, не считают твои нужды досадной помехой. Сегодня для нас самый большой вопрос - открытие ежедневной школы. У меня есть все основания надеяться, что власти республики и эту проблему помогут решить, причем таким образом, чтобы устроить все заинтересованные стороны. Тем более что подобные школы есть во многих городах России.

- Не секрет, что в разных российских регионах и у властей, и у населения отношение к инородцам и иноверцам, скажем так, неоднозначное.

- Понимаю вашу мысль. Разброс на самом деле велик. Например, у мэра Москвы, я знаю, нет предрассудков на сей счет: он нередко появлялся вместе с нами на еврейских праздниках, как-то раз даже надел кипу. Но Москва - огромный город, она не уступает по размерам многим государствам Европы, а Израиль даже превосходит, и там столько всего намешано. Сейчас вот объявились какие-то скинхеды, устраивают форменные погромы, и милиция, говорят, часто остается равнодушной к их выходкам. Но, к чести президента Путина, он обратил внимание на эту проблему. А, скажем, бывшего кубанского губернатора Кондратенко любой еврей знает как "непримиримого борца с сионистской угрозой". А где он мог найти хотя бы намек на эту угрозу, если на 4,5 миллиона населения в крае евреев осталось каких то две-три тысячи? Не зря же Кондратенко подстраховался еще много лет назад, заявив, что, мол, сионизм это не национальность, сионистом, по его убеждению, может быть и русский. Потом выяснилось, что эти громкие речи служили подготовительным этапом для наступления совсем на других "инородцев" - кавказцев. На армян, турок-месхетинцев. Теперь администрация его преемника устраивает показательные депортации неугодных по национальному признаку. По-моему, такова общая тенденция: у людей, чьи семьи не заботились об их духовном воспитании, а сами они не потрудились овладеть какими-нибудь полезными умениями, болезненное ощущение собственной неполноценности выливается в мнимое национальное превосходство. Тогда они начинают искать врага, который якобы лишил их всего. Но, по моим наблюдениям, в России "образ врага" у таких людей все больше смещается от евреев к тем же кавказцам, выходцам с Ближнего Востока, вообще "черным". Слишком много евреев за последние годы уехали в Израиль, и миф о страшном жиде теряет актуальность: его начинают заменять на тех, кто ближе и доступнее. Этот принцип представляется достаточно всеобщим.

- Например, в Польше евреев почти не осталось, а настроения антисемитизма там довольно распространены.

- А кого еще польским скинхедам (или как их там называют) вы порекомендуете на роль врага? Собственных этнических меньшинств в Польше фактически нет, религиозных совсем мало, да и представители южных народов туда ездят не так уж часто. Неприятие "имперских начал" старой России, а затем СССР лежит совсем в другой плоскости национальной психологии. Вот и остается тамошним неприкаянным подпитывать в себе эхо давней истории, а одновременно встраиваться в новый европейский мир с его более продвинутой системой взаимоотношений. Проблемы здесь во многом те же самые, что у новых государств, образовавшихся на месте Советского Союза. Прежний строй ставил во главу угла "массового человека", всех причесывал под одну гребенку. Теперь нужно приспосабливаться к либеральному образу жизни с его разноголосицей понятий, обычаев и вер. Реакция на эти перемены может быть очень болезненной.

- Для религиозного лидера, не так давно приехавшего из далекой страны, вы хорошо ориентируетесь в текущей политике России и ее окружения...

- Вспомните парочку еврейских анекдотов - они же о чем в основном рассказывают? Там раввин постоянно разъясняет что-нибудь то одному, то другому из единоверцев, а вопросы на него могут сыпаться самые неожиданные. А самое главное, он должен стараться, чтобы евреям его общины было хорошо и в духовном, и в материальном плане. Если человеку тяжело живется материально, то ему и духовно плохо. Значит, если у евреев житейские проблемы, раввин не имеет права сидеть сложа руки и говорить, что его работа - только читать молитвы. Защищая интересы людей, он должен идти и к бизнесменам, и к политикам.

- А как сами евреи ощущают свою избранность?

- Мы были первым в истории человечества народом, который поднялся в защиту своего права верить в единого Бога. Евреи предпочитали умереть, но не отречься от своей веры. Иудаизм - единственная из мировых религий монотеизма, которая не признает миссионерства. Здесь нет такого, что, мол, я тебя научу любить то, что дорого мне самому, а не захочешь, так заставлю. Однако любой человек вправе принять нашу веру по доброй воле. При одном лишь условии: если он сознательно и добровольно соглашается жить по законам Торы. Для подобных случаев даже предусмотрен особый обряд: раввины трижды как бы отговаривают прозелита от его решения, спрашивая вновь и вновь, хорошо ли он подумал.

- Может быть, евреев не любят как раз за эту сторону их "непохожести"?

- Далеко не везде.

- В таком случае как к вашей деятельности, к вашей общине относятся жители и власти Башкортостана? Встречаете ли вы препятствия психологического характера?

- Если вы имеете в виду антисемитизм, то в этом отношении Башкортостан, по-моему, самый благополучный регион России. То же касается и шовинизма как такового: здесь эти проявления не правило, а исключение. Несмотря на то, что именно здесь все могло бы быть совсем по-другому. Не стоит мне пересказывать человеку, чья профессия - информация, что переживает в наши дни Израиль, как его противники используют догматы религии в политических целях. Большинство жителей Башкортостана, я думаю, выросли в мусульманских традициях, в их общине, как и нашей, сейчас возрождаются религиозные начала. Но здесь ислам - совсем не то, что у моджахедов и "Талибана". Это открытое, глубоко терпимое, дружелюбное мировоззрение. За два с лишним года, что я здесь, ни разу не пришлось столкнуться с экстремизмом. И это результат продуманной политики республиканских властей.

- Может быть, сыграла свою роль память о географической близости к одному из средневековых центров иудаизма - Хазарии?

- Может, и так. Но эта память, как писал русский поэт, дела давно минувших дней, преданья старины глубокой. Куда важнее, я считаю, сегодняшний психологический климат в республике, та взвешенная национальная политика, которую ведет президент Рахимов. Он не раз помогал нашей общине словом и делом.

- Какую принципиальную установку вы даете евреям республики: оставаться здесь или воссоединиться с народом на исторической родине?

@@@
Работа в еврейской общине - не только читать молитвы
Разговор с матерью
Рампа: скорее огни, чем пыль
Распятое дерево
СВОП занялся глобализацией
Слепой музыкант и его товарищи
Стихи и мечты Ивана Поповски

Столыпин вернулся в Саратов

@@

Памятник знаменитому государственному деятелю открыт к его 140-летию

2002-04-29 / Вячеслав Пашковский



Место для монумента выбрано символичное. С одной стороны - здание саратовской мэрии, с другой - областная Дума. Выдающийся государственный деятель теперь всегда будет у депутатов и чиновников перед глазами. На площади, которой буквально накануне торжества присвоено имя П.А. Столыпина, создан единый архитектурный ансамбль. Проведены масштабные работы по реставрации и реконструкции близлежащих зданий.

Открытие памятника предваряло настоящее театрализованное представление, позволявшее полностью ощутить атмосферу начала прошло века. Перед памятником прогуливались представители различных сословий - горожане, купцы, крестьяне, офицеры. Чести открыть монумент удостоились саратовский губернатор Дмитрий Аяцков и скульптор Вячеслав Клыков.

-Сегодня мы восстановили историческую справедливость, - подчеркнул Дмитрий Аяцков. - 1 сентября 1912 года в Киеве возле городской Думы великому государственному деятелю был установлен памятник, но в апреле 1917 года он был уничтожен большевиками. Сегодня у нас большой праздник. Из глубокого забвения на Саратовской земле восстал премьер-министр, реформатор Петр Аркадьевич Столыпин.

Именно в Саратове началась стремительная политическая карьера Петра Столыпина. Более трех лет он губернаторствовал здесь, пока в 1906 году не получил телеграмму за подписью царя с неожиданным предложением: стать министром внутренних дел России.

Первый музей Столыпина открылся в Саратове в 1913 году. В числе экспонатов была и обагренная кровью шинель Столыпина, кресло из киевского театра, в которое упал раненный премьер после рокового выстрела Дмитрия Богрова, личные вещи, материалы из зарубежной и русской периодики. В 1917 году музей был закрыт, практически все экспонаты были разворованы.

Имя Столыпина стало возвращаться в отечественную историю совсем недавно. В последнее время его историческое наследие стало получать более объективную оценку.

@@@
Столыпин вернулся в Саратов
Уроки в Армении
Хорошие новости нужны всем
Чехов в стиле хайтек
Чиновники вцепились в кресла