"Государство не должно создавать законы под одного человека"

@@

Вице-спикер Совета Федерации Владимир Платонов заявил в интервью "НГ", что законодательный процесс становится более политизированным

2001-07-19 / Ольга Тропкина



- Владимир Михайлович, вы были в числе противников закона о новом порядке формирования Совета Федерации. Но прошел уже почти год, состав верхней палаты за это время почти полностью поменялся, это повлияло на качество работы?

- Я и сейчас не сторонник этого закона, я его исполнитель. Не знаю, почему Генеральная прокуратура реагирует и вносит представления только на то, что какие-то региональные законы противоречат федеральным. Этот конфликт на самом деле во многом надуман. Тут и спорить-то не о чем: федеральные законы имеют приоритетное право. Другое дело, что наше федеральное законодательство находится в противоречии к самому себе. Яркий пример тому - недавно принятый закон о политических партиях. В зале заседаний Совета Федерации даже аплодировали, когда он был принят. Не понятно, правда, чему радовались, ведь закон по многим позициям не работает. Он заведомо был неработающим, и я считаю, что это огромный ущерб для построения правового государства. Жаль, что члены Совета Федерации не руководствуются мнением специалистов. Это грустно. Прошлый состав верхней палаты никогда не принимал таких правовых актов. Для нас было очень важно знать, обеспечен ли закон материальными ресурсами, будет ли он работать.

- Какие еще принятые законы, по вашему мнению, не делают чести парламенту?

- Поздний Ельцин - это принятие нескольких законов, относящихся к вопросам совместного ведения Центра и регионов, которые на самом деле превратили их в вопросы исключительного ведения Центра. Это, в частности, дополнение в закон об основах местного самоуправления и закон об отношениях между исполнительной и законодательной властью субъектов Федерации. И тот и другой были приняты через преодоление вето СФ. Ранний Путин - это закон о новом порядке формирования Совета Федерации, законы, наделяющие президента дополнительными полномочиями, о которых ничего не сказано в Конституции, и законы, которые позволяют президенту распускать законодательные органы власти, а главам регионов - распускать парламенты субъектов и органы местного самоуправления. Кстати, по Конституции органы государственной власти не имеют права вмешиваться в деятельность органов местного самоуправления.

Что касается более поздних путинских законов, то сейчас идут сложные переговоры между президентской властью и парламентом, в которых участвуют ученые, выступающие на стороне парламента. Речь, в частности, идет о законе, по которому субъекты Федерации не имеют права иметь свои нормы, вводящие какие-либо санкции. Я не знаю, чем закончится этот спор, но надеюсь, что в пользу Конституции. То же самое можно сказать и по закону о милиции, где вводится норма без согласия субъектов назначать руководителей милиции, хотя охрана общественного порядка вообще отнесена к вопросам местного самоуправления. Кроме того, я считаю недопустимым распоряжение министра культуры и Госкомимущества о наделении себя полномочиями управлять памятниками культуры. Так что примеров очень много.

Я не являюсь сторонником передачи всей полноты власти президенту. Это все у нас уже было и ни к чему хорошему не привело. Государство не имеет права создавать законы и строить себя под конкретного человека. Даже если этот человек очень уважаемый и ему верит народ. Представьте, что было бы, если бы президентом России при таких законах стал Владимир Жириновский. В свое время он довольно-таки цинично объяснял, сколько стоит каждое место в списке на выборах. Не знаю, сколько стоило бы место начальника ГУВД Москвы, но, наверное, очень дорого при таком подходе к государственному устройству.

- Выходит, что регионы проигрывают шаг за шагом эту битву на правовом поле, даже несмотря на согласительные комиссии?

- Что касается закона о милиции, то я узнал о согласительной комиссии только тогда, когда ее работа уже закончилась. Все было сделано очень спешно. Так работать нельзя.

- Поправку в закон о милиции, согласно которой в указе президента о назначении руководителя органов внутренних дел субъекта РФ должно быть лишь обозначено мнение губернатора, которое не является решающим, предлагала группа "Федерация". Именно ее мнение, а не мнение глав регионов, похоже, и стало решающим.

- Я являюсь автором документа, который описывает взаимоотношения между субъектом Федерации и ее представителем. Чтобы Совет Федерации продолжал работать в интересах регионов, эти взаимоотношения должны быть четко прописаны. Я считаю, что представитель не имеет права высказывать свою позицию, не согласовав ее с органом, направившим его в СФ. И та работа, которая проделана по этому вопросу на уровне Москвы, должна быть востребована. Что же касается появления группы "Федерация", то я считаю, что это ошибка. Даже в монархической России парламент как-то противостоял главе государства. Именно в спорах должна рождаться истина. А то, что сейчас происходит и в Государственной Думе, и в Совете Федерации, - нонсенс. При всем моем уважении к президенту, совсем нет необходимости так тотально его поддерживать. У него и так много рычагов власти. К тому же и в создании, и в работе группы "Федерация" заложен конфликт, что плохо отражается на работе парламента.

- Вы говорите о том, что опыт Москвы в части выборов представителя в Совет Федерации востребован. Не секрет, что практика заключения договоров между полпредами и губернаторами, по которым в СФ направляется лояльный Центру сенатор взамен на какие-то привилегии, применяется уже довольно активно.

- Опыт не перенимается по какому-то указанию. Его востребование должно быть естественным. Если собрались люди, которые хотят сделать орган власти действительно независимым и демократическим, то они это и делают. Мы ни с кем не согласовывали кандидатуры на пост сенатора от Москвы. Невозможно себе представить, что сенатор будет иметь возможность голосовать, не учитывая мнения субъекта.

- А как вы относитесь к идее о переходе к выборности верхней палаты парламента, после чего она превратится в настоящий сенат?

- Я не думаю, что Совет Федерации, формируемый на основании закона 1995 года, был игрушечным. Не считаю, что он был игрушечным в первые два года работы верхней палаты и сейчас формируется как-то несерьезно. Верхняя палата по-прежнему наделена огромными полномочиями. И здесь важен вопрос, каким образом люди туда попадают и что они потом делают. Бесспорно, что самый строгий контроль осуществляется только тогда, когда происходят выборы. Но для того, чтобы были выборы в Совет Федерации, нужно вносить изменения в Конституцию.

- Как известно, Егор Строев уже предположил, что с прохождением Земельного кодекса в верхней палате возникнут проблемы. Каков ваш прогноз на принятие сенаторами этого документа?

@@@
"Государство не должно создавать законы под одного человека"
"Золотой ключик" от недр останется в руках федеральной власти
"Разминирование" правового поля РФ
"Федерация" добралась до Думы
«У нас тысячи вопросов к Зязикову»
Ария скупого рыцаря
Бедные, но гордые... своей профессией

В Саратове определились с коррупцией

@@

Местный антикоррупционный законопроект очень напоминает аналогичный закон, принятый в Татарстане

2007-01-11 / Светлана Бочарова



Саратовская область может стать вторым после Татарстана субъектом РФ, в котором начнет действовать собственное антикоррупционное законодательство. В настоящее время региональная прокуратура, выступившая с соответствующей инициативой, ожидает окончательного утверждения закона «О противодействии коррупции в Саратовской области», принятого областной Думой накануне новогодних праздников.

Антикоррупционное законодательство было принято во втором и последнем чтении на предновогоднем заседании Саратовской областной Думы. Прежде чем новый закон вступит в силу, его должен подписать губернатор области Павел Ипатов. В прокуратуре области проблем с окончательным утверждением законодательства не ожидают, так как глава региона в целом уже одобрил законопроект после его принятия в первом чтении. Кроме того, Павел Ипатов распорядился создать отдел по реализации антикоррупционной политики в структуре управления по обеспечению законности правительства Саратовской области. Новый отдел, как сообщается, будет проводить антикоррупционный мониторинг региона, а также экспертизу проектов региональных правовых актов, готовить и представлять ежегодные отчеты о противодействии коррупции губернатору и депутатам областной Думы. По замыслу авторов законодательства, антикоррупционый отдел должен быть создан при Саратовской областной Думе, однако будет ли это предложение реализовано, пока неизвестно.

@@@
В Саратове определились с коррупцией
В Томске будут выбирать по-особому
Владимир Путин: позитивные тенденции есть, но пока это только тенденции
Вместе мы сильнее
Волгоградским больным прописали нелечебное голодание
Генпрокуратура накануне реформ
Голосование по доверенности

Государство может стать неуправляемым

@@

Оно насквозь поражено заразой коррупции

2000-10-27 / Сергей Филатов, руководитель администрации президента Российской Федерации от 24 марта 1993 года



БЕСПРЕЦЕДЕНТНЫЕ МАСШТАБЫ

Поступающая в администрацию президента информация позволяет сделать очень серьезный вывод о том, что коррупция в России превращается в общегосударственную политическую проблему. Оказались под угрозой экономической реформы и демократические преобразования.

Коррупция пронизала все уровни госаппарата, включая самые верхние. Тревожит распространение этого явления среди работников правоохранительных органов. Фактически есть признаки того, что в определенных сферах реальная власть переходит к параллельной системе управления на криминальной основе. И в этом смысле государство может стать неуправляемым.

Отечественная статистика правонарушений государственных служащих далеко не полно и весьма противоречиво отражает фактическую ситуацию. Тем не менее если даже ориентироваться на показатели тех лет, когда в условиях дряхлеющей тоталитарной системы уровень коррупции был несомненно высок, то сравнение их со статистикой последних лет свидетельствует о том, что степень поражения сегодняшнего государственного аппарата этим недугом беспрецедентна.

С 1989 по 1991 г. количество выявленных коррумпированных групп преступников увеличилось в 11 раз. Фактов взяточничества с участием таких групп выявлено в 100 раз больше. По самым скромным подсчетам, госчиновники получили сотни миллионов долларов в виде взяток.

Коррупция имеет тяжелые последствия для всех слоев общества, она деморализует граждан и разрушает их доверие к государству, состоит в том, что она превращает государство из средства сбалансированного обеспечения потребностей всех социальных слоев в орудие беззастенчивой защиты интересов отдельных узких групп за счет остальной части общества.

ПРИЧИНЫ БОЛЕЗНИ

Распространению коррупции на государственной службе способствует ряд факторов:

Политический. Он состоит в невыясненности основного политического вопроса - о распределении власти, то есть о четком разграничении компетенции органов законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. Действие этого фактора проявляется в отсутствии целостной государственной политики и программ по борьбе с коррупцией.

Известен факт, когда председатель Алтайского областного Совета своим распоряжением отменил указы президента. Примерно то же самое сделано в Челябинской области.

Нормативно-правовой, заключающийся в несовершенстве законодательной базы борьбы с коррупцией.

Организационный, то есть слабое взаимодействие государственных органов, ведущих борьбу с коррупцией на фоне так и не сложившейся пока системы государственного контроля.

Экономический, который обусловливает кризис в управлении народным хозяйством, когда старые рычаги уже не действуют, а рыночные механизмы еще не сложились.

Кадровый - отсутствие единой системы отбора и подготовки госслужащих и управления персоналом госслужбы, а также его низкая социальная защищенность, порой низкий профессионализм.

Морально-психологический. Это неразвитые традиции этики госслужбы на общем фоне глубокого идейного и нравственного кризиса общества.

ЖЕСТКИЙ КОНТРОЛЬ

Однако главная причина распространения коррупции - это слабость института государственной службы. Именно в рамках этого института явление коррупции может и должно быть поставлено под жесткий контроль. Такой контроль не означает возврата к прежней модели управления, хотя и может возникнуть соблазн провести аналогию с партийным и народным контролем. Речь идет о том, чтобы, по сути, заново создать систему государственной службы, которая предусматривала бы контроль за процессами подготовки, расстановки, оценки и контроля кадров.

Попытки организации государственного контроля в новых условиях уже предпринимались, но особого успеха все-таки не имели. Указом президента Российской Федерации от 24 сентября 1991 г. обеспечение единства системы государственного контроля в России было возложено на Контрольное управление администрации президента. Однако по ряду объективных и субъективных причин оно не сумело справиться с этой функцией. Здесь и отсутствие реальных властных полномочий, малоприспособленная для этих дел структура, нехватка квалифицированных специалистов.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Поскольку глубина проникновения и масштабы распространения коррупции стали беспрецедентными, для противодействия ей недостаточно сил и средств того или иного "компетентного" ведомства. На всех нас лежит ответственность за построение новой, неизвестной государственной системы. Что мы должны сделать, изменить, срочно предпринять, чтобы предохранить ее от порчи, защитить большим количеством блокировок?

Решение проблемы возможно лишь при условии проведения государственной политики и выработанной на ее основе федеральной программы противодействия коррупции хотя бы на ближайшие два-три года. Что же должна включать в себя такая программа?

Во-первых, она должна предусматривать скорейшее принятие недостающих нормативно-правовых актов, в первую очередь законов о государственной службе, о борьбе с коррупцией и некоторых других. Одновременно должны быть созданы организационные механизмы, которые обеспечивали бы реализацию указанных законов.

Мировая практика знает, в частности, один из наиболее эффективных таких механизмов в виде службы налоговых расследований. Следует также строго регламентировать процедуры подбора кандидатов на определенные должности в системе государственной службы, сделав эти процедуры открытыми и доступными для общественности.

Необходимо выполнить требования указа о борьбе с коррупцией, ввести обязательность деклараций, заявлений о доходах и ценных бумагах, которые нигде сегодня не выполняются.

Для должностных лиц, кроме закона о госслужбе, неплохо иметь кодекс поведения, который включил бы в себя основные этические нормы государственной службы. Его необходимо разработать и принять по примеру других стран мира.

С другой стороны, работа этих людей должна быть открыта для общества через систему обязательных отчетов, информирования, общения. Только под таким двойным надзором они могут быть лишены возможности злоупотребления своим служебным положением. При этом абсолютно необходимо, чтобы мы все быстрее избавились от старого стереотипа запретных зон, иначе не заработает вся система.

Несколько обескураживают многочисленные заявления по телевидению, по радио, в печати о том, что сегодня уже имеются больше тысячи различных дел, при этом неизменно добавляются слова "в высших эшелонах государственной власти". Но проходит месяц, другой, третий, все мы будто бы живем под дамокловым мечом, недоумевая, то ли это провокация, то ли это нежелание или боязнь продвинуть эти дела вперед.

Если такие дела есть, их надо, безусловно, открыто показывать обществу, открыто судить, для того чтобы люди видели и знали, что действительно такая ржавчина у нас существует.

Во-вторых, под такой жесткий контроль надо брать сами органы управления, их структуры, функции, порядок работы и т.д. Все ключевые элементы государственной структуры (а их еще надо определить) необходимо поставить под контроль общества. И даже органы безопасности ради самой национальной безопасности должны быть под общественным и законодательным контролем, чтобы они предельно использовали законные меры, проводя оперативные расследования и предупредительные операции.

Наибольший поток писем в администрацию президента посвящен теме различных подходов и оценок, даже предложений заниматься рассмотрением различных дел. Особенно это проявляется, когда одними и теми же вопросами занимаются органы МВД и прокуратуры (работая, скажем, по одним и тем же письмам). Мы зачастую видим разный подход, разные результаты у этих органов, и, как правило, на месте стоит то дело, которое должно быть каким-то образом решено.

Очень уязвимы перед заразой коррупции новые структуры, в которых и методы работы, и коллективы формируются по ходу работы, а потому у них внутренний механизм автоблокировок наиболее слаб или даже вовсе отсутствует. Здесь контроль должен сопровождаться еще и организационной поддержкой.

В-третьих, назрела необходимость создания головного органа, ответственного за организацию и функционирование системы государственной службы, где в том числе проводилась бы работа по расследованию злоупотреблений служебным положением, и прежде всего фактов коррупции. При этом особое внимание уделялось бы профилактике, предотвращению таких фактов.

Наконец, четвертое. Программа противодействия коррупции должна иметь солидное научное обеспечение. Оно предполагает изучение причин, условий распространения коррупции в нашей стране, а также творческое изучение опыта развитых зарубежных стран, особенно по организации профилактики коррупции.

Практическим результатом таких исследований должна стать подготовка перспективного плана нормативного обеспечения на период действия программы. На начальном этапе реализации программы борьба с коррупцией должна иметь целью сдерживание дальнейшего ее распространения и резкое сокращение в ключевых звеньях государственной власти, прежде всего в федеральном государственном аппарате управления г. Москвы.

Здесь есть и серьезные претензии к генеральной прокуратуре, Министерству безопасности, Министерству внутренних дел, которые, как отмечалось выше, уже на протяжении нескольких месяцев приводят статистику по коррупции, но результата, к сожалению, нет.

Как нам представляется, и на местах не должны ожидать, когда в Центре обуздают коррупцию. Мы ждем не менее решительных действий и от глав администраций краев и областей. От них зависит очень многое. Не надо ждать, пока в Центре сформируют всеобъемлющую комплексную программу. То, что ясно, надо делать уже сегодня.

КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ

Что же надо сделать в самое ближайшее время? Во-первых, нужно с привлечением общественности определить перечень должностей, которые потенциально в наибольшей степени могут быть подвержены коррозии взяточничества, протекционизма, незаконного лоббизма и других проявлений коррупции. Во-вторых, нужно максимально разгрузить эти должности от таких распорядительных функций, без которых можно обойтись или которые можно выполнять через другие механизмы и структуры. А самое главное - организовать тот самый двойной контроль за этими должностями, о котором говорилось выше. В-третьих, пора по-настоящему взяться за работу с кадрами. Надо коренным образом изменить отношение к кадрам служащих государственного аппарата.

Не беря на вооружение действовавшие ранее методы подбора и расстановки кадров, надо взять главное - систему работы. Кадры надо не только подбирать, но и готовить, искать людей, проверять их в конкретной практической работе, повышать их профессионализм, готовить к нелегкой государственной работе. И, конечно, нужно заботиться о них, об их благосостоянии, моральном духе, уверенности, что их заслуги будут отмечены, а неправомерные действия наказаны.

В последующем, стабилизировав ситуацию на некотором приемлемом уровне, можно будет перенацелить основные усилия на профилактику и создание в государственном аппарате механизма саморегуляции, не допускающего, чтобы масштабы и структура коррупции достигали значений, опасных для нормального функционирования государства.

БОЛЬШЕ ГЛАСНОСТИ!

Контроль за ходом реализации борьбы с коррупцией должен осуществляться на различных уровнях и всеми ветвями государственной власти Российской Федерации. Нужен незаформализованный, системный подход с подключением функциональных органов, включая и Контрольное управление администрации президента, не просто реагирующее на жалобу или письмо, а определяющее болевые точки на всех уровнях управления.

Поэтому мы думаем сейчас в соответствии с указом президента создать специальный общественный контрольно-наблюдательный совет. Нельзя допускать, чтобы одна часть государственного аппарата воровала, а другая - делала попытки контролировать.

@@@
Государство может стать неуправляемым
День работника прокуратуры
Дискриминация
Для населения может быть введена социальная норма потребления электроэнергии
Догнать и перегнать единороссов
Жизнь на "тройку"
За рыбой последуют шпалы

К закону шли четыре года

@@

25 сентября 1997 года было образовано Управление Генеральной прокуратуры по Северному Кавказу

2001-09-26 / Милрад Фатуллаев



CАМА по себе эта структура оказалась уникальной. До ее появления никаких субрегиональных прокуратур в России не существовало. Хотя подобные планы в отношении этого региона строились и в МВД, и в налоговой полиции, но реализованы не были.

Создание специального Управления Генеральной прокуратуры диктовалось крайней необходимостью. После печально известного Хасавюртовского мирного договора, который многие уже тогда назвали капитуляцией Москвы перед Грозным, сепаратистские движения в республиках Северного Кавказа получили мощный моральный (и не только) импульс. Идеологической основой разрушителей российской государственности была выбрана религия, способом реализации - террор. Ситуация в регионе стала быстрыми темпами выходить из-под контроля местных правоохранительных органов. Причем создавалось впечатление, что этот хаос имеет привнесенный и вполне управляемый характер и координируется из единого штаба. По крайней мере о том же ваххабизме, родиной которого является Саудовская Аравия, до сих пор на Кавказе и слыхом не слыхали. И вдруг в течение года-двух это религиозное движение стало в некоторых республиках едва ли не доминирующим. Но тогда у нас о международном терроризме было еще не принято говорить в открытую. Тем не менее надо было что-то предпринимать, и решено было создать в регионе единую структуру, координирующую действия федеральных и региональных органов правопорядка. Как показали дальнейшие события, опоздание с созданием управления хотя бы на год могло иметь для России катастрофические последствия.

Хотя поначалу скептиков было немало. Достаточно сказать, что несколько месяцев не могли найти кандидатуру на должность руководителя управления. Хотя занимающий эту должность по совместительству являлся заместителем генерального прокурора, желающих пойти на повышение даже через несколько ступенек что-то не наблюдалось. В конце концов кадровики сошлись на том, что подобной структурой должен руководить человек, долгое время проживший на Кавказе и имеющий представление о местных традициях и обычаях. До сих пор неизвестно, какими мотивами руководствовался сочинский прокурор Владимир Устинов, приняв это предложение. Чтобы поменять курортный Сочи на пылающий Грозный, надо иметь серьезные стимулы. Но уж точно, это не вопрос карьеры: на этом месте гораздо вероятнее было сломать себе шею, причем не только в переносном смысле. К тому времени уже случалось, что из некоторых регионов прокуроров приходилось эвакуировать из-за прямой угрозы жизни. Причем в буквальном смысле: вместе с семьей, под охраной автоматчиков. Понятно, какой урок получали коллеги эвакуированных в соседних республиках. Скорее всего Владимир Устинов поступил, как старый служака: "Надо, значит, надо".

Картина юридической вертикали, представшая перед новым руководителем, выражаясь мягко, была безрадостной. Из десяти подотчетных ему регионов не обнаружилось ни одного (!), где бы местные законы не входили в противоречие с Конституцией РФ. В одних республиках для кандидатов в президенты были введены возрастные, языковые и временные ограничения. В других - ограничения для беженцев и вынужденных переселенцев. Часть республик приняла законодательные акты, милостиво разрешающие Конституции РФ действовать на ее территории, если ее положения не противоречат местным законам. Предпринимались также попытки "приватизировать" федеральные правоохранительные органы, полностью подчинив их республиканским властям. Чечня полностью выпала из правового поля РФ, и в этом же направлении, что называется, семимильными шагами двигался Дагестан.

В подобной обстановке любые резкие шаги могли вызвать "эффект домино". И надо сказать, у руководства Управления хватило выдержки. Методично, шаг за шагом, его сотрудники стали возвращать под федеральный контроль местные правоохранительные органы и добиваться отмены незаконных правовых актов.

Работе по восстановлению единого правового поля сильно мешали "привнесенные обстоятельства" в виде вновь возникающих конфликтов, на которые приходилось отвлекать значительные силы. Автор этих строк не раз бывал в горячих точках СССР и по опыту знает, что приостанавливались конфликты обычно так называемой трехходовкой: сначала вводились войска и худо-бедно разводили противоборствующие стороны, затем в регион высаживалась оперативно-следственная группа и возбуждала ряд уголовных дел, а затем стороны садились за стол переговоров. Несколько месяцев длилось затишье, но кончалось это тем, что переговоры заходили в тупик, следователи уезжали, а потерявшие своих близких начинали мстить, и ситуация вскоре возвращалась в исходное положение.

Этот горький опыт был также учтен. Поэтому, возбудив по инцидентам уголовные дела, руководство управления, несмотря на острую нехватку личного состава, оставляло часть следователей в регионе, для того чтобы они довели дела до логического завершения, то есть до суда.

Самые тяжелые испытания ждали следователей в Дагестане, где фактически воцарилось безвластие. В горных районах одно село за другим переходило под контроль ваххабитов, в прибрежных балом правила рыбная мафия, объявившая, по сути дела, настоящую войну российским пограничникам. Прочеченская банда Хачилаева чувствовала себя настолько вольготно, что смогла запросто захватить местный парламент и устроить там погром. Почти каждую неделю гремели взрывы, гибли люди. И все ждали "дружеского визита" гостей из Чечни, обещавших навести в республике настоящий исламский порядок. Правоохранительные органы были деморализованы. Владимир Устинов как-то признался, что сам был ошарашен, увидев свободно разгуливающих по улицам бородачей с автоматами и зенитные установки на балконах частных квартир.

Но к тому времени работники Управления уже накопили опыт работы в условиях, близких к боевым. Правда, здесь пришлось поторопиться, поскольку опасность вторжения чеченских бандформирований, не без оснований рассчитывавших на местную "пятую колонну", становилась все реальнее. Эту колонну надо было обезглавить. Первым за решетку отправился Хачилаев с ближайшими помощниками, следом пошли другие криминальные и околорелигиозные авторитеты. Работу приходилось проводить в основном вместе лишь с федеральными органами МВД и ФСБ: от местных властей помощи было немного, а армия тогда еще находилась в казармах.

@@@
К закону шли четыре года
Казанцев берет под защиту русских
Казань за реальный федерализм
Кому подчинить генпрокурора
Лужков ищет союзников
Народная инициатива вместо народного бюджета
Нижегородская коррупция в законе

О добрососедстве подлинном и мнимом

@@

Послесловие к визиту в Москву президента Литвы

2001-04-07 / Алексей Плотников



ЗАВЕРШИЛСЯ визит в Москву президента Литвы Валдаса Адамкуса. Завершился тихо, без лишней помпы и сколько-нибудь широкого освещения в электронных СМИ.

Завершился благостно, с общим - особенно подчеркнутым центральными теле- и радиоканалами - рефреном о том, что из трех постсоветских Прибалтийских республик, известных своей жесткой антироссийской и антирусской политикой, Литва является самой дружественной, самой "образцовой", и если и существуют некоторые нерешенные проблемы и противоречия (например, неурегулированный вопрос с российским транзитом в Калининградскую область, о чем неоднократно писалось в последнее время), то они не идут ни в какое сравнение с проблемами российско-латвийских и российско-эстонских отношений.

Следует признать, что подобный стереотип в отношении Литвы действительно сложился (а точнее, был сознательно внедрен) за последние годы и в общественное сознание, и в сферу нашей политики.

Стереотип, совершенно не соответствующий действительности и создающий в обществе, а зачастую и во властных структурах опасную иллюзию на этот счет. Считается, что политика Литвы является менее русофобской, чем политика Латвии и Эстонии, и, как уже отмечалось, даже чуть ли не "образцовой" в нынешней Прибалтике.

Однако это только кажется. На деле все обстоит не так или совсем не так.

Внешне действительно все выглядит не так, как в соседних Латвии и Эстонии. На практике Вильнюс проводит ту же дискриминационную национальную политику, что и два его северных соседа, но делает это более скрытно и незаметно, не забывая публично заявлять об обратном.

Начнем с того, что литовское правительство проводит целенаправленную и последовательную - хотя и не такую открытую, как в Риге и Таллине, - политику ассимиляции русскоязычного населения.

За десять лет независимости Литвы ее властями делается все, чтобы избавиться от всего русского, советского, и напоминается о "годах большевистской и коммунистической оккупации", (странно только, почему сюда же не прибавлен ущерб от "оккупации проклятым русским царизмом" со времен третьего раздела Польши в 1795 г.).

Налицо попытки создания мононационального литовского государства, в котором, естественно, нет места "некоренным" нацменьшинствам. Сфера языка и образования выбрана здесь и как наиболее изощренная, и как наиболее перспективная.

Формально подписав и признав все международные законы и декларации о правах национальных меньшинств и приняв "нулевой" вариант гражданства (предоставление гражданства всем лицам, проживавшим на территории Литвы на момент обретения независимости), литовские власти обезопасили себя от нападок и упреков в откровенном национализме, как в Латвии и Эстонии.

При этом, "тихо" приняв закон о государственном языке и другие нормативно-правовые акты, фактически свели на нет и эти декларации, и собственную литовскую Конституцию.

Обратимся к статистике. К 1991 г. в Литве проживали более 20% граждан нелитовского происхождения (сейчас нелитовское население составляет около 18%).

Основная часть русскоязычного населения проживает в юго-восточных районах республики, а также в промышленных центрах, созданных в годы все той же "советской оккупации" (от "оккупационной" промышленности и приращенной за счет "оккупантов" территории Литва почему-то не отказывается), и сосредоточена в таких городах, как Вильнюс ("нелитовское" население составляет здесь более 40% - в основном русские и поляки), Клайпеда, Висагинас (Игналинская АЭС), Шальчининкай, а также в Вильнюсском и Клайпедском районах. Это население и является главным объектом политики языковой дискриминации и ассимиляции.

В апреле 1992 г. литовское правительство приняло постановление, которым для русскоязычного населения были установлены специальные категории владения государственным литовским языком и определено, какие должности в государственных учреждениях можно занимать в зависимости от конкретной "категории", а также установлен порядок сдачи экзаменов на знание литовского языка для представителей "нетитульной" нации. Из-за этого постановления большая часть русскоязычных граждан, т.е., напомним, население наиболее промышленно развитых районов республики, была вынуждена оставить работу в госучреждениях из-за недостаточного знания литовского языка.

Дело в том, что в силу исторически сложившихся обстоятельств большая часть русскоязычного населения (прежде всего в промышленности) не владеет в должной мере государственным языком, что не дает им возможности занимать определенные должности и получать соответствующую образованию и опыту работу. Во многом (и в первую очередь) это коснулось квалифицированных специалистов - инженеров, врачей, преподавателей, не говоря уже о бывших военных.

При этом литовское государство не взяло на себя почти никаких обязательств по обучению нелитовского населения литовскому языку. Принятие 31 января 1995 г. Закона "О государственном языке" окончательно расставило все точки над "i", еще более ухудшив социально-экономическое положение русскоязычных граждан республики.

Русский язык оказался полностью вытесненным из всех сфер общественной жизни, кроме бытовой. Он исключен из официального делопроизводства, переписки, финансовой и технической документации, которые обязаны вестись только на литовском языке, не употребляется во взаимоотношениях государственных, коммерческих и иных учреждениях и организациях, действующих на территории Литвы. Свободное использование русского языка не запрещается только, как уже отмечалось, на бытовом уровне и в мероприятиях, проводимых общинами "национальных меньшинств". Нетрудно понять, что под ними прежде всего и главным образом подразумевается русскоязычное население.

Подобные требования к использованию государственного языка привели к тому, что даже в русских школах все надписи на кабинетах, наглядная агитация, педагогическая документация, ведение классных журналов и дневников учащихся должны осуществляться только на литовском языке. Более того, на литовский лад должны писаться фамилии и имена учащихся.

Для контроля за исполнением Закона "О государственном языке" создан специальный "карающий" орган с огромными полномочиями - Инспекция по государственному языку при Сейме Литвы. За несоблюдение этого закона в Литве широко применяются административные взыскания в виде денежных штрафов, налагаемых на руководителей и ответственных лиц.

Таким образом, в "демократическом" литовском государстве закон о государственном языке в том виде, в каком он применяется на практике, фактически является инструментом принудительной ассимиляции "некоренного" населения в форме "цивилизованного" принуждения (а фактически нарушения) основополагающих прав и свобод человека и гражданина, о которых так любят рассуждать - применительно, естественно, только к "коренной" титульной национальности - литовские власти разных уровней.

Не менее показательны "достижения" современной литовской демократии в сфере образования. Начнем с того, что получение образования на русском (и любом другом родном) языке в Литве ограничено рамками общеобразовательной школы. Получить на русском языке высшее образование можно только в Педагогическом университете на факультете славянской филологии в группе из 20 человек. Комментарии, как говорится, излишни.

Дальше - больше. Все абитуриенты, закончившие нелитовские школы, обязаны проходить собеседование на знание литовского языка и платить за это деньги. И только после этого они имеют право сдавать документы в высшие учебные заведения.

Данный факт является не чем иным, как формой откровенной дискриминации по национальному признаку, осуждаемой везде в мире. При этом отсутствие реальной и действенной государственной программы по изучению литовского языка для "национальных меньшинств" (составляющих, напомним, около одной пятой населения Литвы), система изощренных конституционных и нормативно-правовых актов, экономическое и финансовое положение в Литве, бьющее в первую очередь по тому же русскоязычному населению, вынуждает русскоязычных граждан приспосабливаться к реально существующему положению дел.

Это приводит к тому, что многие "русскоговорящие" родители вынуждены отдавать своих детей в литовские дошкольные учреждения с последующим направлением их в литовские школы.

Однако и это еще не все. Проводимая в последние годы в Литве так называемая реформа русских школ имеет своей фактической целью не что иное, как их всемерное сокращение. Особенно отчетливо это видно на примере столицы республики - Вильнюса - и пригорода Новая Вильна, где только за последние годы было закрыто (под предлогом реорганизации) несколько средних и начальных русских школ. И эта политика продолжается.

@@@
О добрососедстве подлинном и мнимом
О национальном самочувствии народов России. О состоянии и перспективах государственной национальной политики
Основные направления антикоррупционной политики России
От "публицистики" - к реальным делам
Порядок против
Приморье: позиции и оппозиция
Природные катаклизмы размывают функции властей

Проблема терроризма в России тесно связана с нелегальной миграцией

@@

После взрывов жилых домов Москва должна приостановить безвизовый въезд в страну из государств СНГ

1999-10-02 / Наталья Айрапетова



Миграционный поток на протяжении десяти лет из СНГ движется в основном в одну сторону - России.

Фото Натальи Преображенской (НГ-фото)
КАЖЕТСЯ, Россия уже справилась со своей ролью беспечного проходного двора для всех без исключения граждан СНГ и "третьих стран": террористические акты в Буйнакске, Москве и Волгодонске снова ставят со всей остротой нерешенный вопрос об эффективной борьбе с "нелегалами", то есть с нелегальной и незаконной миграцией на территории России. Вопрос этот сегодня имеет прямое отношение и к национальной безопасности страны, и к безопасности ее обычных граждан, поскольку мы становимся участниками и свидетелями двойного и очень опасного удара: девятый вал международного терроризма обрушился на Россию вместе со штормовой волной нелегальной миграции, а такую "синхронизацию" без решительных и комплексных действий со стороны правительства и всего общества не выдержит ни одно государство. Однако в течение последних десяти лет власть на всех уровнях делала вид, что никакой опасности для государственности России и ее граждан "нелегалы" не представляют, - и в отличие от своих партнеров по СНГ расслабилась до такой степени, что сегодня мы лишены не только правового, но и статистического инструментария для решения этой проблемы, не говоря уже о полнейшем отсутствии мощной финансовой и материальной базы для цивилизованного приближения к таковому решению. Но прежде полезно разобраться, против кого должна быть направлена не созданная пока система защиты и государства, и конкретного человека.

Против "нелегалов", как и против терроризма, вправе бороться любое государство - и это право зафиксировано в многочисленных международных документах. Но, поскольку сегодня мы имеем дело с определенным сценарием, исполнители которого должны раскачать ситуацию в России на крови обычного гражданского населения (теракты и взрывы, как легко заметить, были целенаправленными, поскольку жертвами стали люди небогатые, из рабочих кварталов), спровоцировав не только социальный, но и межнациональный взрыв, полезно проанализировать, куда столь последовательно режиссеры терактов направляют страх и ненависть людей.

ДВОЙНОЙ УДАР ГОТОВИЛСЯ ДЕСЯТЬ ЛЕТ

Ровно десять лет назад межнациональные конфликты развалили Союз - и этот же простенький, но испытанный метод должен сегодня сработать и при развале России. Тем более что сама власть со всеми своими ветвями (увы, включая четвертую, которая и сегодня подбрасывает якобы случайные дровишки в огонь людской ненависти) много способствовала тому, чтобы "перелетные птицы" со всего СНГ и из "третьих стран" беспрепятственно селились и гнездились в России. С другой стороны, именно российская власть повседневно в течение многих лет унижала собственный народ этим последовательным попустительством нелегальной миграции (а также преступности и любому "интернациональному" криминалу) на фоне изгнания русских сначала из стран СНГ, а потом и из собственных национальных республик России.

Главы администраций, губернаторы, правоохранительные органы, которые сегодня вдруг вспомнили про патриотизм и свою прямую обязанность - защищать прежде всего граждан собственной страны, - на протяжении ряда лет демонстрировали, причем откровенно, свой особый номенклатурный "интернационализм", уходящий корнями в советские времена: "свои" - это те, кто платит регулярную мзду местному начальству от имени многочисленных этнических общин "нелегалов", а "чужие" - это все остальные, будь они хоть трижды россияне. Наверное, можно было предвидеть и без семи пядей во лбу нынешний итог: постоянное насыщение российских городов пришлым криминалом (вдобавок к своему, отечественному) не может не кончиться взрывом - в прямом и переносном смысле.

"ЛИЦА КАВКАЗСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ"

Эмоциональный взрыв в обществе можно тоже назвать "целенаправленным", поскольку он направляется прежде всего на "лиц кавказской национальности", тем более что серьезные основания для этого вроде бы имеются: подозреваемые в недавних терактах лица - уроженцы Кавказа, нельзя сбрасывать со счетов и так называемую этническую преступность. Однако, чтобы не быть марионетками в чужих руках, полезно подумать, кто они - "лица кавказской национальности", почему обществу предлагается вместо решения конкретных проблем долгосрочный мордобой "всех против всех", откуда берутся призывы выслать "всех кавказцев" и против чего конкретно должна будет сработать новая, еще не созданная система национальной безопасности, частью которой должна быть новая миграционная политика. Речь, по сути, должна идти о простых вещах: о тех, кто находится на территории России на законных основаниях, независимо от своей нацпринадлежности, и тех, кто таких оснований не имеет и пополняет ряды "нелегалов", бороться с которыми - нелишне это повторить - долг и обязанность каждого государства.

Итак, кто они - "лица кавказской национальности"? Есть, во-первых, законопослушные граждане России независимо от цвета кожи и разреза глаз, а государство прежде всего должно защищать своих граждан, их жизнь и безопасность. Более того, есть "кавказцы", коренные жители России, которые на протяжении не одного поколения доказывали свою лояльность и преданность русскому народу независимо от формы государственного правления. Поэтому когда "отдельные представители" московской милиции простодушно объясняют задержанным, что им, дескать, велено "отлавливать дагестанцев", то это не просто глупость - это преступление, грозящее обвалом очень предсказуемых эмоций на всем Северном Кавказе (что тоже входит в сценарий дестабилизации) и по всей России: значит, пока Дагестан и дагестанцы вместе с федеральными силами отстаивают интересы и границы России, в ее столице "отлавливают" именно уроженцев республики? Такие случаи надо немедленно пресекать, виновных исполнителей - наказывать, одновременно разъясняя населению, что цель столичных и российских властей - не "отлавливать" кого бы то ни было по национальному признаку, а прежде всего искать преступников, поскольку некоторые из них, судя по предварительной информации, могут быть уроженцами в том числе и Дагестана. Власть - любая - в подобных ситуациях должна действовать, с одной стороны, жестко и определенно, а с другой - достаточно гибко и осторожно, чтобы не тушить пожар бензином…

И, наконец, есть "лица кавказской национальности" из стран Закавказья, живущие в России, как правило, на нелегальном положении - и вот именно они наряду со всеми другими нелегалами, в том числе и из "третьих стран", должны быть в центре внимания органов миграционной службы, милиции, паспортно-визовой службы и других структур, пока не складывающихся в "единый кулак" и единую систему.

ЛЕТЯТ ПЕРЕЛЕТНЫЕ ПТИЦЫ

В России, по разным экспертным оценкам, "перелетных птиц", то бишь нелегалов, от 700 тысяч до 1,5 миллиона (по мнению спецслужб, эта цифра достигает и 3 миллионов). По данным Федеральной миграционной службы России, у нас "гостят" господа-товарищи из Китая, Афганистана, Пакистана, Сирии, Ливана, Турции, Шри-Ланки, Северной Кореи, Индии, Вьетнама - всего насчитывается "флагов" более 60 стран мира плюс все страны СНГ. Только в Москве, по экспертным оценкам, около 200 тысяч нелегальных мигрантов из дальнего зарубежья плюс около 500 тысяч мигрантов из СНГ "благодаря" безвизовому режиму, который ударяет прежде всего по России, поскольку миграционный поток на протяжении десяти лет из СНГ движется в основном только в одну сторону - в сторону Российской Федерации.

Из граждан СНГ первые места среди "нелегалов" занимают граждане Азербайджана и Грузии (мягко говоря, не слишком дружественно настроенных к России государств, к тому же сыгравших свою роль в поддержке Чечни, в том числе и ее известных лидеров, промышляющих террором и похищением людей), а также жители Украины. Последнее обстоятельство указывает на то, что среди нелегалов (поставщиков наркотиков и оружия, потенциальных исполнителей терактов и просто криминальных личностей) напрасно искать непременно "лиц кавказской национальности" - уже известны случаи, когда из Таджикистана и других стран СНГ в Россию нелегально проникают и славяне, и этот криминальный канал братки из СНГ в ближайшем будущем будут непременно использовать для смены "имиджа".

По данным азербайджанских источников, в РФ постоянно проживают более 500 тысяч азербайджанцев, но надо полагать, что эта цифра выше. По данным российских экспертов, ежегодно только Азербайджан "поставляет" в Россию до 900 тысяч трудовых мигрантов и сезонных рабочих (хотя эта цифра у некоторых наблюдателей вызывает сомнения). Впрочем, все это экспертные оценки, которые очень разнятся между собой в зависимости от структур и ведомств, и это лишний раз свидетельствует о том, что мы не готовы эту проблему решать, так как даже приблизительно не знаем ее очертаний.

Если же говорить о нелегальных мигрантах из "третьих стран", то здесь лидирует Китай - с учетом колоссальной безработицы в этой стране (по данным профессора Вили Гельбраса, цифра может колебаться от 130-150 млн. безработных до 200 млн.) численность нелегальной и полулегальной общины к 2010 году может возрасти, по оценкам экспертов, до 8-10 миллионов, и, таким образом, на фоне демографического кризиса в России, население которой сокращается на 1 миллион ежегодно, китайцы могут стать второй по численности этнической группой в стране.

Главная проблема не в том, чтобы "гнать и не пущать" в Россию кого бы то ни было (это нереально), а в том, чтобы этнические общины нынешних "нелегалов" состояли с государством в цивильных и легальных отношениях и платили бы нормальные налоги именно в государственную казну, а не местным чиновникам всех уровней, пополняющим свой личный бюджет за счет этой категории мигрантов. К тому же нужна хорошо оснащенная система иммиграционного и миграционного контроля, без которой любые меры, включая депортацию, будут малоэффективны.

Вот последние данные представителей московского правительства, подводящие некоторые итоги "особого режима" за 10 дней, начиная с 13 сентября: более 15 тысяч человек не могли внятно объяснить причины своего присутствия в Москве, около 50 тысяч человек уклонились от повторной регистрации и несколько тысяч человек планируется депортировать к месту их бывшей "дислокации". Слово "депортация" звучит, возможно, негуманно, но если речь идет о "нелегалах" из стран СНГ, проживавших в России на незаконных основаниях, то эти меры вполне оправданны: в марте 1998 года странами Содружества было подписано (за исключением Грузии, Туркмении и Узбекистана) Соглашение о сотрудничестве по борьбе с нелегальной миграцией, причем одна из статей этого соглашения предусматривает и депортацию нелегальных мигрантов на их историческую родину. Россия готовится ратифицировать это соглашение - другой вопрос, насколько оперативно это сделают ее партнеры, подписавшие документ: Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан и Украина. Жизнь показывает, что процесс ратификации может длиться годами (соглашение вступает в силу после так называемой третьей ратификации, когда его должны подписать как минимум три участника), а Россия уже в цейтноте и заплатила за этот цейтнот человеческими жизнями.

При отсутствии современной базы данных и единой для всей страны компьютерной сети можно сколь угодно долго, по нескольку тысяч за ночь, проверять подвалы и квартиры, сверять данные регистрации и паспорта, мобилизовывать граждан на ночные дежурства, наконец, депортировать тысячи "нелегалов", но должного эффекта все эти меры в итоге не дадут, поскольку они хотя и безусловно нужны, но являются мерами вторичными: это все равно что санитарный кордон вокруг Чечни устраивать с помощью добровольных дружин, вооруженных одними красными повязками… Без современной цивилизованной компьютерной системы контроля за каждым, кто проникает на территорию России, все разрозненные меры малоэффективны, поскольку у лайпановых, как правило, есть и прописка, и российское гражданство, и деньги, и связи.

Говорят, бороться с нелегальной миграцией невозможно и что окончательной победы над ней не добились даже самые богатые страны. Да, это так, но это не означает, что Россия и дальше должна быть для всех перелетных птиц удобным и бесхозным проходным двором, где удобно селиться и гнездиться целыми семьями, кланами и даже районами в течение целого десятилетия (при этом изменения в демографической ситуации нашу власть тоже не волнуют), а во время "критических дней" нужно всего лишь перелететь из Москвы в Московскую область - и наоборот: переждать, отсидеться, а там, глядишь, снова осесть. Способствуют такой "борьбе с нелегальной миграцией", помимо отсутствия должного технического и организационного уровня иммиграционного контроля (который ФМС России планирует в ближайшее время сделать "тотальным" на всей территории страны, а не только на соответствующих пунктах по старинному принципу "прибыл-убыл", особенно когда "убывать" залетные гости не спешат), и огромные черные дыры на нашем правовом пространстве, и до неприличия "прозрачные" границы, и отсутствие должных правовых актов, одни из которых пора принимать (как, например, готовящийся в Госдуме ко второму чтению законопроект о правовом положении иностранных граждан в РФ), а другие пересматривать или корректировать, как, например, Бишкекское соглашение, которое заслуживает отдельного разговора.

ДЕМОКРАТИЯ ДЛЯ "НЕЛЕГАЛОВ"

Семь лет назад, в октябре 1992 года, в Бишкеке было принято Соглашение о безвизовом передвижении граждан государств Содружества Независимых Государств по территории его участников, от подписания которого благоразумно уклонились правительства Туркмении и Украины. Недавно Туркмения ввела визовый режим, так что часть предназначенных ему "нелегалов" хлынула в Россию. О том, что миграционный поток будет улицей с односторонним движением, можно было бы догадаться еще в 1992 году, когда до России начали докатываться волны обвальной миграции. Однако уже тогда нашлись светлые головы, сочинившие не только статью 1 ("Граждане Сторон имеют право въезжать, выезжать и передвигаться по территории Сторон без виз при наличии документов, удостоверяющих их личность или подтверждающих их гражданство"), но и статью 2, открывающую все шлюзы для нелегалов всего мира, ибо эта замечательная статья гласила: "Граждане Сторон, постоянно проживающие на территории третьих государств, могут въезжать, выезжать и передвигаться по территории Сторон также без виз", что, как понимает читатель, граждане СНГ активно проделывают, а вместе с ними передвигаются и различные сюрпризы, в основном наркотики...

Почему именно Россия до сегодняшнего дня с такой патологической настойчивостью соблюдала этот безвизовый режим, тогда как ее собственные граждане никуда особенно не двигались - ни в Таджикистан, ни в Казахстан (с которым границы практически не существует), ни в Азербайджан, - это загадка, но сегодня ясно одно: на карту поставлена безопасность граждан России - и правительство России должно принимать адекватные меры, тем более что и само Бишкекское соглашение это предусматривает в статье 4, где подчеркивается право Сторон "принимать особые меры по защите своих границ и территории при чрезвычайных обстоятельствах, в частности, в ситуациях, угрожающих их безопасности".Поэтому безвизовый режим не исключает права Сторон - по крайней мере на бумаге - "осуществлять соответствующий паспортный и иные виды контроля".

Однако сегодня Россия стоит перед суровой необходимостью, не довольствуясь этими оговорками, приостановить со своей стороны безвизовый режим, поскольку страна оказалась в экстремальной ситуации, беспрецедентной для всего мира, когда международный терроризм объявил войну целому народу - и причем на всей территории России.

КОНТРОЛЬ ЗА ЧИНОВНИКАМИ-"НЕЛЕГАЛАМИ"

По мнению специалистов из разных правительственных структур, ФМС и МИД России могут проявить должную инициативу при разработке и принятии тех правовых актов российского правительства, которые должны гарантировать гражданам России безопасность и значительно сократить потоки нелегальной миграции и бесконечные визиты неконтролируемых "гостей" из СНГ и третьих стран. Если необходимо для безопасности граждан и собственных границ приостановить и другие международные акты, подписанные Россией сгоряча, это надо сделать именно сегодня, а поборникам "прав человека", по старинке противопоставляющим государство личности (и тем самым играющим на разрушение государства), следует подумать и о том, что наверняка у тех, кто погиб в собственных домах, тоже были какие-то права, не говоря уже о праве на жизнь. Если же процесс корректировки Бишкекского соглашения, как и вообще переговоры с партнерами по СНГ, займет немало времени, России ничто не мешает принять национальные правовые акты в одностороннем порядке, поскольку и демократия не может быть бесконечной улицей с односторонним движением.

В контексте сегодняшних событий, круто изменивших ситуацию внутри России и вокруг ее границ, пора пересмотреть и закон о российском гражданстве, особенно о "стаже" гражданства, поскольку гражданство РФ получить сегодня легче, чем купить подпольную водку или стакан семечек, причем его с легкостью необыкновенной приобретают граждане недружественных государств СНГ (тогда как граждан России этот и другие законы не защищают по обе стороны от российской границы). Наконец, самое главное - добиться четкой координации и ответственности перед законодательной и исполнительной властью всех заинтересованных ведомств и служб - МИДа, пограничников, миграционной службы и правоохранительных органов: не секрет, что паспортно-визовые службы РФ, выдавая визы сомнительным гражданам из "третьих стран" и снабжая их вполне законными документами для пересечения российской границы, не очень обеспокоены тем, что легально прибывающие в Россию представители - граждане других государств через недельку-другую бесследно растворяются на ее просторах, пополняя ряды "нелегалов". Следовательно, пора уже привлекать к уголовной и административной ответственности всех тех, кто способствует расселению в России нелегальных мигрантов и тем самым подвергает опасности жизнь собственных граждан, а уж кто этот чиновник-"нелегал" - глава администрации, представитель МИДа или участковый, - никакого значения не имеет.

Видимо, должна возрасти и роль Федеральной миграционной службы не только как контролирующего, но и как координирующего органа - заметим, что на Западе особая роль в поимке преступников и нелегальных мигрантов принадлежит именно миграционным службам и четко работающему иммиграционному контролю, когда уже на подступах к стране террорист или криминальный авторитет может быть обезврежен.

ДВЕ ЛОВУШКИ ДЛЯ ОБЩЕСТВА И ВЛАСТИ

@@@
Проблема терроризма в России тесно связана с нелегальной миграцией
Пять уроков российского парламентаризма
Республики призывают Центр к правовым компромиссам
России нужен рыночный "план ГОЭЛРО"
С "черным пиаром" теперь будет разбираться ЦИК
Самба с коррупцией
Свобода одних не должна ограничивать свободу других

Сезонное снижение цен отменяется

@@

Турецкие овощи и фрукты объявлены в России вне закона

2008-06-09 / Алексей Щеглов







Российские прилавки могут остаться без турецких продуктов.

Фото Григория Тамбулова (НГ-фото)

Помидоры, картофель, баклажаны, лимоны и виноград из Турции с прошлой субботы нельзя ввозить в Россию. Бессрочный временный запрет на импорт турецких овощей и фруктов ввел на прошлой неделе Россельхознадзор. Запрет на импорт недорогой продукции из Турции скорее всего поднимет внутрироссийские цены на овощи и фрукты. Сезонное снижение цен на овощи и фрукты может не состояться, поскольку до основного урожая отечественных производителей еще два месяца.

Как пояснили в Россельхознадзоре, турецкая растительная продукция «небезопасна для здоровья наших граждан, поскольку содержит остаточные количества пестицидов, нитратов и нитритов в количествах, существенно превышающих их максимально допустимые уровни, установленные российским законодательством». Россельхознадзор обратился к министру сельского хозяйства и по делам деревень Турции Мехмету Экеру с просьбой принять соответствующие меры и обеспечить выполнение требований российского законодательства при поставках подкарантинной продукции из Турции в РФ.

Формально Россельхознадзор в субботу объявил о прекращении выдачи импортных карантинных разрешений на ввоз растительной продукции из Турции в сопровождении фитосанитарных сертификатов, выданных Министерством сельского хозяйства Турции. Ввоз в РФ растительной продукции, отгруженной до 7 июня, разрешен только по результатам карантинного фитосанитарного контроля и в случае соответствия этой продукции требованиям российских нормативных правовых актов.

@@@
Сезонное снижение цен отменяется
Суд может заблокировать любое решение Кремля, считает начальник Главного территориального управления президента РФ Сергей Самойлов
Тандем поправит Думу
Темнящая губерния просит взаймы
Трехзвездочное СИЗО
Украинская антиспикериада
Условия выживания и предпосылки развития российской экономики

Уфа не будет ссориться с Москвой

@@

Башкирия собирается внести около ста поправок в свою Конституцию, не признавая при этом очевидных фактов

2000-10-28 / Анна Закатнова, Виктор Скворцов



ВСЕ ПОПЫТКИ субъектов Федерации избежать пересмотра своих Уставов или Основных законов окончились неудачей: Центр жестко настаивает на приведении регионального законодательства в соответствие с федеральным. Поэтому обе палаты Госсобрания Башкирии рассмотрели и приняли в первом чтении проект закона "О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Башкортостан". В Уфе считают, что поправки в Основной Закон Башкирии не изменят его сути и не вступят в противоречие с волей многонационального народа республики. Законопроект предполагает внесение более ста поправок в текст Конституции Башкирии, причем многие из них носят чисто редакционный характер. Например, статья 128 башкирской Конституции в прежней редакции давала повод для обвинений в сепаратизме, поскольку декларировала верховенство законов республики, не уточняя их пределов. В новом тексте верховенство имеют законы, "принятые по предметам ведения Республики Башкортостан".

Тем не менее статус республики в новой редакции по-прежнему декларируется как государство в составе РФ. Понятие "суверенитет республики" теперь детально прописано и в сфере международных и внешнеэкономических отношений, и в определении режима чрезвычайного положения, и в процедурах согласования кандидатур при назначении прокурора республики и судей всех уровней. А статью о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между Центром и республикой скорректировали очень ловко - в соответствии и с Конституцией РФ, и с Договором 1994 г. о разграничении полномочий, который предоставлял республике дополнительные суверенные права. Сам Договор включен отдельным разделом в проект обновленной Конституции Башкирии. Причем законодатели ссылаются на письмо президента РФ председателю Госсобрания Башкирии, предполагающее согласование республиканского и федерального законодательства "на основе всех правовых актов, характеризующих взаимоотношения Российской Федерации и Республики Башкортостан, главным из которых является Договор о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий". Вероятно, башкирские законодатели предпочли сделать вид, что позабыли второй раздел Конституции РФ, четко указывающий, что в случае несоответствия положениям Конституции РФ положений федеративных договоров действуют положения Основного закона РФ.

@@@
Уфа не будет ссориться с Москвой
Черноморский флот РФ – главная проблема любой коалиции в Верховной Раде