"Мне нравится, что я не нравлюсь тем, кого и сам не люблю"

@@

Смоленский губернатор Виктор Маслов не согласен с обвинениями в силовых методах управления областью

2003-10-20 / Светлана Савенок Глава Смоленской области Виктор Маслов - один из российских губернаторов-генералов ФСБ. В конце сентября во время визита президента Владимира Путина в США газета "Washington Post" рассматривала провозглашенный Путиным стиль "управляемой демократии" сквозь призму событий, сопровождающих вхождение во власть, и методов руководства регионом генерала ФСБ Виктора Маслова. По мнению журналистки Сьюзен Глассер, Маслов, как и другие выходцы из спецслужб, "воспринимает политику как занятие, в котором допустимы грубые методы": организация "прослушки" конкурента в предвыборной гонке - тогдашнего губернатора Александра Прохорова, возбуждение уголовного преследования экс-губернатора и его заместителя, жесткий контроль над прессой - это далеко не полный перечень штрихов к портрету, написанному американской журналисткой, побывавшей в Смоленске. Корреспондент "НГ" попросил губернатора Маслова дать свой комментарий по этой теме.







Губернатор Виктор Маслов причисляет себя к 'путинской когорте'.

Фото автора

-Виктор Николаевич, вы не единственный губернатор - выходец из ФСБ. Почему именно вы стали героем публикации? Не потому ли, что в Смоленской области процессы "возвышения силовиков" прорисовываются наиболее ярко?

- Глупости. Я специально попросил газету, учрежденную администрацией и Думой, перепечатать эту статью, чтобы смоляне сами могли убедиться в "правдивой" трактовке смоленских событий, изложенной корреспондентом "Вашингтон пост". Я думаю, понимающие люди не должны серьезно на все это реагировать. Смоленская область ничем не отличается от других дотационных регионов. Так же как и методы управления губернатора Маслова. Насколько я понял, никто и не скрывает, что материал этот вписывается в "антипутинскую" кампанию. Почему написали именно о Маслове и о Смоленщине? Не знаю, может быть, потому, что мы ближе всех к Москве и журналистам проще сюда приехать.

А вообще-то по большому счету мне импонируют многие вещи, которые там были сказаны. Ну, конечно, не про 37-й год. Мне импонирует то, что я не нравлюсь тем, кого и я не люблю и политику которых просто не приемлю, исходя из моего видения будущего России. Мне нравится, что я им не нравлюсь. Спасибо, что они нас не забывают. Значит, что-то мы еще стоим в этой жизни. Если бы Маслов сидел и ничего не делал, никто бы на него и внимания не обращал. Значит, что-то мы такое делаем, что они волнуются.

@@@
"Мне нравится, что я не нравлюсь тем, кого и сам не люблю"
"Три сестры" при температуре кипения
Баррозу меняет итальянца на француза
Бродячая собака
В столице проживают не этносы, а москвичи
Вашингтон и Москва уже планируют послевоенное устройство мира
Вопросы из Москвы: достаточно ли у СЩА мудрости, чтобы вести конструктивный диалог с Россией?

Все зависит от нас

@@

Особое мнение по поводу ареста Владимира Гусинского

2000-06-17 / Лев Черной Лев Семенович Черной - президент российского общественного объединения "Мобилизация и Развитие".



ИСТОРИЯ с арестом Владимира Александровича Гусинского вызывает у меня глубокую тревогу. В каком-то смысле эта тревога, конечно же, созвучна той, которая была высказана в письме ряда крупнейших российских бизнесменов президенту России. Однако ряд обстоятельств побуждает меня высказать особое мнение.

Во-первых, в настоящий момент я не являюсь бизнесменом, постольку-поскольку сам сознательно решил двигаться в ином направлении.

Во-вторых, это мое решение связано с тем, что уже назревали ситуации наподобие той, которая произошла с Владимиром Гусинским. Бизнес уже оказывался в России заложником собственной организационно-политической несостоятельности. Отстоять бизнес - можно было, только преодолев такую несостоятельность.

В этом смысле письмо российских бизнесменов мне представляется, увы, категорически недостаточным.

Попытаюсь сжато разъяснить эту свою оценку.

Никак не соприкасаясь в 1996 году с собственно политической деятельностью, я тем не менее был глубоко впечатлен известным "Письмом 13-ти". Мне показалось тогда, что делается весьма существенная попытка выстроить отношения сначала в деловом сообществе, а потом и во всей элите страны на основе каких-то принципов, каких-то ответов на вопрос о том, что мы собираемся строить, разрушив ранее существовавшие общественные отношения. Какое общество? Какое государство?

Все дальнейшее вызвало во мне острое разочарование. Оказалось, что авторы письма в большинстве своем предпочли тактику стратегии и начали порознь извлекать те или иные преимущества из победы Ельцина на выборах 1996 года. В нормальном стабильном обществе такой подход можно было бы считать прагматическим. Но такого общества не было. Его предстояло еще создать. А от этого отмахнулись.

Что было потом - всем известно. Конфликт медиалидеров с Чубайсом, война между самими медиалидерами. Все это является прямым следствием тогдашнего отказа от стратегической принципиальной консолидации. И таким же следствием этого является дефолт 1998 года, политические войны 1999-2000 годов. А значит, и история с Владимиром Гусинским.

Я абсолютно убежден, что все и дальше будет развиваться подобным образом, если мы не извлечем по-настоящему уроки из происходящего. И эта моя убежденность повлияла на предпринятые мною шаги. На последовательные обращения к обществу с определенными предложениями. На формулирование определенных принципов в "Письме 33-х". На создание общественной организации для реализации этих принципов. Каждый должен делать то, что он может. И все вместе - объединяться для большего.

Конечно же, я понимаю, что сделанных мною шагов недостаточно. Что необходимы мощные, сосредоточенные коллективные усилия. И что ситуация с Гусинским должна подтолкнуть к подобным усилиям.

Сегодня уже ничего не решишь ни челобитными, ни ультиматумами. И это все понимают. Но недостает, по-моему, еще одного совершенно необходимого понимания. Недостает попросту чувства собственной ответственности за случившееся. Все рассуждают, кто виноват: Гусинский, генеральный прокурор, козни кремлевских сил, сам президент. Но никто не хочет начать с себя.

Между тем мы все - и вместе и порознь - полностью ответственны за случившееся. Мы ответственны за элитный хаос в стране, за собственную разобщенность, за неспособность выработать правила игры, объединиться на основе четких стратегических принципов. Разрушив прежние общественные отношения - что мы строим, кроме собственного благополучия? Какую страну? С какими возможностями для всех?

Говорят о кознях злых сил, породивших случившееся с Гусинским. Никакие "злые силы" ничего бы не породили, если бы не существовало глубокого общественного разочарования, которое и используется кое-кем - я убежден - в глубоко деструктивных целях. Но ведь возможности для такого использования им дарим именно мы! Да, мы буквально дарим им эти возможности, топчась на пороге между разрушением и созиданием.

И что в такой ситуации знаменуют собою проклятия в адрес президента Путина? Вдумаемся - Путин пришел на волне ожиданий. В чем суть этих ожиданий? В том, что эпоха разрушения позади и теперь начнется строительство государственности на основе созданных общественных отношений.

Выступая в подобном, важнейшем для страны качестве, Путин не может и не должен позволить втянуть себя в распри отдельных представителей нашего "околовластного бизнеса". Провозглашенный им принцип равноудаленности от олигархических групп - есть то лучшее, что президент может сделать в условиях, когда - и это главное - НИКАКИХ ВЫСТРОЕННЫХ СТРУКТУР РОССИЙСКОЙ ЭЛИТЫ, НИЧЕГО, КРОМЕ ЭТИХ РАЗРОЗНЕННЫХ ГРУПП, ПРОСТО НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

Но если ничего и дальше не будет существовать, кроме обособленных друг от друга групп высшего российского бизнеса, то президент рано или поздно неизбежно станет трагическим заложником такого состояния элиты.

Равноудаленность тогда станет так же плоха, как и фаворитизм. Президент не может и не должен вести диалог с отдельными группами высшего бизнеса. Он может и должен вести диалог только со всей структурированной (и консолидированной!) российской элитой. Именно такая элита нужна сегодня президенту и России. Она нужна нам всем просто как воздух.

Только такая элита в состоянии наконец выработать - во взаимодействии с общенациональным лидером, на основе полного учета общественных ожиданий и имеющихся общенациональных возможностей - подлинную и конкретную стратегию развития России.

Одновременно эта элита должна выработать и политические правила для самой себя. Она должна научиться соблюдать эти правила.

Страна устала наблюдать в начале XXI века сюжеты корпоративных войн, адресующие к боярским распрям, кончившимся Смутным временем.

Не было бы этих войн - с их взаимным, никем и ничем не сдерживаемым шельмованием, войн, за которыми, потирая руки, наблюдали самые реакционные силы, - не было бы прискорбной, влекущей за собой тяжелейшие последствия истории с арестом В.А. Гусинского. Не допустила бы организованная элита ничего подобного!

Не было бы и ситуации, при которой президенту России приходится давать тягостные для него объяснения в момент, когда так ценен каждый грамм международного успеха, каждая крупица нашего национального престижа за рубежом.

А ведь последствия ситуации с Гусинским этим исчерпаны не окажутся. Страна поставлена на грань политического кризиса. Ситуацию с Гусинским, безусловно, попытаются разыграть и уже разыгрывают - в том числе и деструктивно-реакционные силы. Отпор этим силам, конечно, необходим. Но нынешний судорожный, нестратегический отпор - просто расколет элиту. Усилит центробежные тенденции. Снова поставит нас в ситуацию "стенка на стенку".

И как бы ни проходил этот раскол - между спецслужбами и бизнесом, между старым и молодым капиталом, между олигархами и антиолигархическими структурами, - такой раскол все равно будет пагубным. В процесс немедленно встроятся все силы, не находящие себе места ни в каком созидании и всегда готовые к созданию образа врага и очередной войне до победного конца. В процесс встроятся все, кто недоволен наведением порядка в стране. В него встроятся все затаившиеся силы сепаратизма.

Вообразим себе на этом фоне даже незначительное ухудшение экономической ситуации. А ведь оно в условиях шаткой мировой ценовой политики в сфере энергоресурсов всегда маячит на горизонте. Что мы получим? Новый 1991 год?

Не стоит ли именно сквозь эту призму всмотреться в опаснейший инцидент с Владимиром Гусинским?

Присоединяясь в своей тревоге к тем, кто не хочет и не может видеть в случившемся либо просто зловещую антидемократичность кремлевской власти, либо просто внеполитическую, строго юридическую и законную, акцию, я настаиваю на необходимости системных мер по преодолению усиливающейся политической нестабильности. Настаиваю на том, что все зависит от нас самих.

Мало просто вздрогнуть в тревоге и подписать письмо. Надо развить быструю и конкретную деятельность по выработке настоящего элитного союза, в рамках которого нас не разделили бы снова на враждующие стороны. Такой союз может сложиться только вокруг ясных стратегических принципов. Диалог с подобным союзом для президента России - единственный выигрышный выход из нынешних, равно проигрышных, альтернатив, между которыми ему приходится выбирать.

Начнем подобное - проблема с Гусинским решится сама собой. И немедленно! Не начнем - все равно станем жертвами своей недальновидности, своей дезорганизованности и тех реакционных сил, которые способны победить, только опираясь на эти наши изъяны.

@@@
Все зависит от нас
Интервью с олигофреном
Каждый вправе выбирать свой путь
Менеджер и экономика
Мифологемы шестидесятничества
Национальная тема
Не забуду мать родную

Откуда взялась печаль

@@

10 лет назад погиб Виктор Цой

2000-08-15 / Павел Руднев



О ПОГИБШЕМ десятилетие назад рок-лидере Викторе Цое моментально сложились легенды. Одна из них гласила: Александр Башлачев, покончивший с собой, выпав из окна в 1988 году, прочертил в небе Ленинграда звездную вертикаль. Виктор Цой, чей "Москвич" на огромной скорости врезался в автобус, дополнил к башлачевской "доле" свою трагическую горизонталь. Получился крест - на могилу отечественной рок-музыки, ознаменовавший ее "естественную" смерть. Через несколько лет уйдет из жизни лидер "Зоопарка" Майк Науменко, и такой расклад вещей станет уже совершенно очевидным. Три смерти самых влиятельных и, воспользуемся новым словом, харизматичных лидеров рок-н-ролла способны были кого угодно повергнуть в отчаяние. На деле же смерть постигла не жанр, но эпоху - кончалась горбачевская перестройка, открывшая двери, среди прочего, и альтернативной молодежной музыке, мутившей, как пушкинские бесы - море, советское общество. СССР умирал под звуки "Алюминиевых огурцов" группы "Кино" и "Эта музыка будет вечной" "Наутилуса". Наверное, еще долго ни одно из явлений субкультуры не сможет так крепко сплотить молодежь, как это смогла сделать рок-музыка с "детьми перестройки". И уже благодаря одному этому сама музыка, и в частности песни Виктора Цоя, - крупное социальное явление, распространяющее свое влияние и по сей день.

Тогдашний русский рок не знал разнообразия музыкальных течений и стилей. Всю эту широкую инфраструктуру, характерную для западной рок-индустрии, заменял "личностный подход": набор рок-лидеров, каждый из которых, как боги античного пантеона, "держал" свою "программу", отыгрывал свою заветную "тему". Науменко - освоение классического рок-н-ролла, его специфических ценностей, Гребенщиков - мир поэтического слова, душевные откровения, Кинчев - энергия дела, рок-революция, Бутусов - жесткая романтика как способ выкарабкаться из уз советской действительности, Мамонов - истерия как способ добиться того же, Шевчук - лирический бунт, "есенинщина", Борзыкин - рок-публицистика, Ревякин - рок-фольклор, новая мифология, Шумов - невмешательство, легкий налет цинизма...

На долю Виктора Цоя выпала, быть может, самая трудная "тема": музыка "для самых маленьких", тинэйджер-рок. Цой, вечно молодой, импульсивный, по-восточному загадочный, пел для тех, кто только начал становиться на ноги, чье взросление совпало с гибелью старого, но для всякого обдумывающее житье - и вызреванием нового мира: "Подросший ребенок, воспитанный жизнью за шкафом, // Теперь ты видишь Солнце, возьми - это твое!". И поэтому, как это бывает с хорошими сказочниками, его группу "Кино" слушали все, "и стар, и млад", - из всех рокеров Цой, пожалуй, пережил самое серьезное испытание славой. Простейшими текстами, стихом и рифмами, однозначным смыслом песен Виктор Цой разлагал метафизическую сложность русского рока на простейшие гаммы, транслируя и тиражируя его витальную энергию в широкие массы молодежи. Цой был первой ступенью лесенки, по которой могли как подниматься вверх, к терниям, так и безболезненно оставаться внизу. Доступность "Кино" заметна и в музыкальных аранжировках. Группа, сбитая как простейшая постпанковая конструкция (соло-гитара, акустическая гитара, бас и ударные), в отличие от "коллег" крайне редко позволяла себе какие-либо другие инструменты (даже синтезатор - редкость), не увлекаясь ни скрипкой, ни саксофоном, ни губной гармошкой. И, кажется, единственная группа в рок-среде, "Кино" предпочитала попсовые электробонги "живой" барабанной установке. И вместе с тем - безупречная ритм-секция, где бас Игоря Тихомирова, часто нетрадиционно выходивший на первый план, задавал и вечно минорное настроение, и пульсирующий, влекущий ритм.

Виктор Цой просто и немудрено пел о любви, порой в своей лирике равняясь с "попсой", о море и крымском лете, которое предпочитал ленинградской зиме, говорил, что песня "Мы ждем перемен" написана о школьных переменах, и мечтал о том, чтобы в России построили Диснейленд, - светлая мечта невзрослеющего юноши, выехавшего из советских 80-х в самую настоящую Америку. Отсюда же - отчаянный юношеский пессимизм (казалось, больше - в песнях, чем в жизни), меланхолия. Серьезный, положительный и неулыбчивый - юноша, еще не решивший, как ему воспринимать мир, с доверием или вовсе без него... Угловатый, угрюмый, грустный герой с гитарой наперевес, способный петь и фальцетом, и басом, - нежный подросток, Виктор Цой бережно вел молодежь, ему преданную, сквозь перестройку, по-своему объяснив и растолковав ее постулаты минимумом слов. Он навсегда остался в ее анналах, "успев" умереть, не заметив, как эпоха 90-х густо замазала идеалы ушедшего десятилетия. Кажется, что именно о нем написано в ранней песне Гребенщикова:

Мне кажется, я узнаю себя

В том мальчике, читающем

стихи, -

Он стрелки сжал рукой,

Чтоб не кончалась эта ночь,

И кровь течет с руки.

Зимняя Ялта - гениальный образ эпохи у Сергея Соловьева в "Ассе", где Виктор Цой сыграл эпизодическую роль музыканта, что приходит на место убитого Бананана - тапера в советском ресторане - и поднимает стадионы на тихую революцию рок-гимном "Мы ждем перемен". Зимняя Ялта - замороженный брежневский рай, который для живущих видится вялотекущим адом. Бестолковый бесценностный мир окультуренных воров и беспечно-романтических жертв, бегущих от действительности в мир грез, чья детская борьба столь героична, сколь и мучительно беспомощна.

За окном идет стройка -

работает кран,

И закрыт пятый год за углом

ресторан.

А на столе стоит банка,

А в банке тюльпан, а на окне -

стакан.

Среда обитания, воспетая Цоем, - все тот же дорогой сердцу круг кухни, который у интеллигенции 50-70-х был свой, а у молодежи 80-х - свой. Опоэтизированные огонь газовой конфорки, сигаретный дым и аромат спичек - вот, если угодно, "вклад" Цоя в советскую культуру:

Электрический свет продолжает

наш день,

И коробка от спичек пуста,

Но на кухне синим цветком горит

газ.

Сигареты в руках, чай на столе -

эта схема проста,

И больше нет ничего, все

находится в нас.

В кругу самых юных фанатов "Кино" ходит легенда, что у Виктора Цоя - "черный пояс по каратэ": так в общественном сознании реализуется мотив человека "корейской национальности". И эта мифология крайне важна. Последним героем запечатлел Виктора Цоя Рашид Нугманов в фильме "Игла": обычный парень погибает в бессмысленной борьбе с наркотической мафией. Центральный эпизод: избиение героем Цоя дюжины мафиозных шестерок с комментарием "Советской милиции посвящается".

Последний герой Виктора Цоя сражается с конкретным, слишком конкретным злом ("Если к дверям не подходят ключи, / Вышиби двери плечом") - из тех зол, что приметны только на свету, только там, где можно испытать "крепость руки". Цой не был рок-бунтарем и публицистом, и его, пожалуй, не трогали социальные проблемы. Единственная критика, которую он мог себе позволить в самом начале карьеры: "Мои друзья всегда идут по жизни маршем, / И остановки только у пивных ларьков". Он не пел о полковнике Васине, тоталитарном рэпе или о том, как "рыба гниет с головы". Его восточное, подростковое сознание заставляло видеть мир сквозь призму грустной сказки, где зло можно победить добром с кулаками:

Красная, красная кровь -

Через час уже просто земля,

Через два на ней цветы и трава,

Через три она снова жива

И согрета лучами Звезды по имени

Солнце.

"Электричка" Виктора Цоя - песня о том самом молодом одиноком человечке, брошенном в тамбур вагона, который, как тот незабвенный паровоз, затягивает невольных пассажиров в водоворот истории ("Электричка везет меня туда, куда я не хочу"). Перестройка тащит за собой тринадцатилетнего паренька, потерявшегося в толпе бунтующих взрослых, шокированного происходящими переменами и не ведающего, что ему делать во всеобщей борьбе с неявным, скрытым злом:

Ты мог быть героем, но не было

повода быть.

Ты мог бы предать, но некого было

предать...

Подросток, прочитавший вагон

романтических книг,

Ты мог умереть, если б знал, за что

умирать.

Герой быта, герой будней - герой Цоя - оставлен в одиночестве на собственной кухне следить за стремительным ритмом сменяющихся дней: новый день настает, старый - уходит. И так важно не пропустить новый и не остаться в старом: вот война Виктора Цоя, где "каждый - сам за себя". Дети "военных" будней, дети гражданской войны в раскалывающемся обществе, дети перестройки сознания не могли не перенять у взрослых ощущения рушащегося мира, видений о будущих катастрофах:

Снова за окнами белый день,

День вызывает меня на бой.

Я чувствую, закрывая глаза, -

Весь мир идет на меня войной.

В "Легенде", которая завершает лучший альбом "Кино" - "Группа крови", - Виктор Цой в им же сочиненной сказке выбирает роль по себе: былинного певца, провожающего воинов на смертный бой, предостерегающего о гибели, а позже - встречающего и выживших, и погибших. В самом начале объявив "свой дом безъядерной зоной", позже он просит "быть осторожней", "следить за собой". Подобный шаману, Цой отгонял силы зла от своей аудитории. В поздних его песнях заметна оторопь после побед перестройки, он рано стал говорить о чувстве опасности, обретенном нами только после его смерти, уже в ельцинскую эпоху, и до сей поры не отпускающем.

@@@
Откуда взялась печаль
Под сенью мальчиков в цвету
Полсотни галерей в «листе ожидания»
Почти миллион россиян будут голосовать за пределами России
Распятое дерево
Реальна ли исламская угроза Узбекистану?
Сергей Иванов прибыл в Варшаву

Трагедия с утратами для всей страны

@@

60 лет назад началась депортация немцев Поволжья

2001-08-28 / Иван Петров



В КАЛЕНДАРЕ трагических дат, зафиксированных в нашей исторической памяти, значится и 28 августа 1941 года. В этот день Президиум Верховного Совета СССР издал по указанию Сталина секретный указ "О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья". Шла жестокая война с нацистской Германией, но она никоим образом не давала оснований для жестокости в отношении сотен тысяч честных граждан немецкой национальности, чохом заподозренных "вождем" в симпатиях врагу. В отдаленные районы СССР было насильственно депортировано население целых городов и сел, включая стариков, женщин, детей. Произволом была ликвидирована и разорена Республика немцев Поволжья, созданная после революции с согласия Ленина и спасавшая Москву и Питер своим хлебом еще в голодные годы Гражданской войны.

Аналогичная участь постигла в разные периоды войны и другие малые народы и народности Союза, безжалостно репрессированные по этническому признаку. Все это были деяния насильственной и противоправной политики тоталитарного режима, раз и навсегда получившие в России категорическое осуждение.

Депортация исковеркала множество судеб российских немцев, обрекла тысячи из них на гибель в так называемой Трудармии. Даже испытывая произвол и несправедливость, абсолютное большинство из них оставались верны своей родине. Немцы хорошо обустроили многие места своих вынужденных поселений, создали там немало образцовых хозяйств. В целом они внесли достойный вклад в послевоенное восстановление и дальнейшее развитие страны.

Однако и после войны российским немцам запрещалось покидать спецпоселения, а административный надзор за ними органов МВД сохранялся более десяти послевоенных лет. Восстановления справедливости пришлось ждать долго. Полное правовое равенство российские немцы обрели лишь в 1991 году благодаря Закону РСФСР от 26 апреля "О реабилитации репрессированных народов", которым все репрессивные акты по отношению к ним были признаны противозаконными и преступными.

Нанесенные обиды и пережитые беды тем не менее не прошли бесследно. В начале 1990-х годов Россию покинули и вернулись на историческую родину, в Германию, около 2 млн. наших, теперь уже тоже бывших сограждан немецкого происхождения. Как правило, это были трудолюбивые, работящие, энергичные люди. Сейчас, сквозь призму времени, лучше видно, как много потеряла вместе с ними Россия, потерял весь ее многонациональный народ.

К счастью, уехали не все, и в стране есть целые районы с компактным проживанием российских немцев. Решение их проблем является одной из приоритетных задач в области национальной политики России. Руководство и федеральные власти страны уделяют ей постоянное внимание. На основании Указа президента РФ от 21 февраля 1992 года в целях поддержки усилий по обустройству и возрождению национальной самобытности российских немцев между Россией и Германией был подписан Протокол о сотрудничестве. Создана и продуктивно работает соответствующая Межправительственная комиссия, сопредседателями которой ныне являются министр по делам Федерации, национальной и миграционной политики Александр Блохин и уполномоченный правительства ФРГ по делам переселенцев Йохен Вельт. В рамках комиссии состоялось уже 11 ежегодных встреч, очередная планируется на осень с.г. На этих заседаниях согласовываются планы социально-экономических, производственных, культурно-образовательных и других совместно финансируемых проектов и меры по их реализации. Важное значение имеет президентская федеральная целевая программа развития социально-экономической и культурной базы возрождения российских немцев на 1997-2006 годы. Сейчас в Государственной Думе в соответствии с 13-й статьей упоминавшегося закона 1991 года, касающейся особенностей его применения в отношении отдельных репрессированных народов, готовится проект Постановления о мерах по дальнейшей реабилитации российских немцев.

В итоге предпринятых усилий только за последние годы сданы в эксплуатацию более 100 жилых домов, 18 объектов социальной сферы и 3 медицинских учреждения, предназначенных для российских немцев в местах их проживания. Значительное внимание уделяется вопросам сохранения и развития этнической идентичности российских немцев, укрепления их национальной самобытности. Этим занимается также Комиссия по культурному сотрудничеству. При ее содействии в десяти субъектах РФ налажен выпуск немецкоязычных газет, создан телерадиоцентр, налажена деятельность 26 центров культуры и российско-немецких домов, являющихся очагами изучения немецкого языка и культуры.

Сотрудничество РФ и ФРГ на данном направлении исходит из цели сохранения на родине как можно большего числа российских немцев и их потомков, предоставления им широких возможностей для развития своей национальной самобытности в сфере культуры, языка и религии в России, не ущемляя при этом их права на выезд из страны, зафиксированного в российско-германском Протоколе 1992 года.

@@@
Трагедия с утратами для всей страны
Усталость от американской ответственности
Ученица Малевича в галерее "Проун"
Шоу должно продолжаться