"И пусть я буду вандалом, если цель достигается!"

@@

- говорит Джохар Дудаев, президент Чеченской Республики

2000-10-13 / Владимир Иванидзе От 18 февраля 1992 года



Президент Чеченской Республики Джохар Дудаев мог бы стать лидером среди возможных кандидатов на звание "жирафа". Американская общественная организация, с таким названием, присваивает титул "жирафа" людям, которые "высунулись" в политике и общественной жизни. К примеру, таким званием после августовского путча награжден Борис Ельцин.

Дудаев же не просто "высунулся". Он поставил на карту все. И в отличие от августовского путча чеченский кризис даже отдаленно не напоминает театральное действо.

Как и 200 лет назад, горцы готовы драться с Россией. И Джохар Дудаев уверен, что на этот раз они не проиграют.

Безусловно, генерал Дудаев считает, что он помечен судьбой. И я не стал бы с ним спорить. Вопрос только в том, что уготовила чеченскому народу эта судьба.

- Мы разговаривали как профессиональные военные, и наша беседа, наверное, не для публикации. Я разъяснил ему то, о чем говорил еще месяца два-три назад, и он убедился, что все это правомерно и мой прогноз событий в стране оправдался.

- Он, кажется, обещал вам помощь в создании мотострелковой дивизии?

- Ну, тут помощь не нужна. Надо просто принять решение. Это лишь частичка из всего комплекса наших взаимных интересов. Военный механизм имеет свои особенности, корреспондентам он непонятен. Это совсем другая область, о которой лучше не говорить, иначе проиграешь заранее. Никаких противоречий с армией у нас нет. Но нам усиленно готовили эту провокацию. Мои друзья звонили из Москвы и сообщили, что они обсуждали положение в Чечне и пришли к однозначному выводу, что провокацию затеяли войска МВД, командование МВД.

- Командование МВД?

- Да, именно так. Все началось с полка МВД, который здесь находился. Он должен был конвоировать заключенных, охранять колонии и тюрьмы. Этот полк один на весь Кавказ. Его задачи за пределами нашей республики командование переложило на другие части, а здесь нам не давали привести его в дееспособное состояние.

- Вы хотите сказать, что имел место саботаж?

- Полный саботаж. Чеченских новобранцев, которых мы туда дали, 230 человек, они отпустили домой в бессрочные отпуска, офицеров отправили в другие части, все квартиры военнослужащих проданы. Вот так.

- А какие силы подчиняются вам, и достаточно ли у этих сил оружия?

- Можно считать, что все население Чечни вооружено. Но нет большей глупости - делать ставку на вооружение. Побеждают не оружием, не терроризмом, а разумом, основанным на международном праве и демократии. Надо только очень хорошо потрудиться. Главное - это хороший анализ, прогноз и правильная оценка и опережение событий. Вовремя раскрыть и донести до мирового общественного мнения. И не бояться раскрывать все замыслы. Да, я еще раз заявляю - без помощи властных структур России, без их поддержки эти провокации не прошли бы ни здесь, ни в Грузии, ни в Южной Осетии, ни в Ингушетии, вообще на Кавказе.

- Как функционирует ваша национальная оборона?

- Мы ведь отличаемся от других народов. У нас каждый дом, каждый аул, каждое село, район - это крепость. И так, по цепочке, вся республика должна быть крепостью. За это несут ответственность руководители, назначенные для оборонной структуры. И в тяжелую минуту объявляется мобилизация. У нас эта система себя оправдала и уже опробована четыре раза за ближайшие шесть месяцев. Мы можем мобилизовать 600 тысяч ополченцев вместе с вооруженными силами, находящимися на действительной службе. Возраст - от 15 до 55 лет. Под ружье могут встать в течение 10 дней. На седьмой день - 300 тысяч. И наконец, горячий резерв - суточная готовность. Дополнительно к тем силам, которые у нас на действительной службе, мы можем мобилизовать около 30 тысяч за одни сутки.

- Как вам удалось воспроизвести израильские автоматы? Какое еще вооружение вы производите или готовите к производству?

- Во-первых, это вовсе не копия и не прототип израильского автомата. Это совершенно новый. Он совершенно не похож на "Узи" по своим параметрам. Другие размеры, скорострельность, живучесть. Он прошел предварительные испытания и хорошо показал себя, мне понравился.

- Правда, что вы разрешили открытую продажу оружия?

- Да, в Грозном будет открыт магазин, в котором будет официально продаваться оружие, любое. То, которое было, например, на руках и сдано в комиссионный магазин с условием, что его баллистические характеристики зафиксированы в МВД, что оружие пристреляно. Необходимо будет давать расписку, что это оружие не будет применено в целях насилия, грабежей, совершения преступлений, что оружие будет использовано исключительно для защиты отечества и может быть конфисковано в интересах отечества в любое время.

- Сейчас говорят о расколе в руководстве России, что Руцкой выступает оппонентом Ельцину. Как вы оцениваете эту ситуацию? Удалось ли вам о чем-то поговорить с Руцким на похоронах генерала Осканова в Ингушении?

- Мы слишком отвлеченно берем Ельцина и Руцкого. Так нельзя. И того, и другого окружают ближайшие соратники из властных структур. Оба они не властны принимать свое собственное решение. В борьбе за власть используют и Руцкого, и Ельцина.

- Кто использует?

- Верховный Совет России. У него в руках все органы власти, все рычаги. Все вокруг пытается обновиться, а самая главная фигура, ферзь, остается у власти! Верховный Совет не способен к новой жизни. Лучший способ блокировать исполнительную власть - вбить клин между президентом и вице-президентом. Вот они и вбивают. Тянут их в разные стороны. Одного наталкивают на одни ошибки, другого на другие, а Верховный Совет остается третейским судьей.

- Такое мнение у вас сложилось после беседы с Руцким?

- Нет, мы с Руцким не беседовали. Мы просто встретились на похоронах, пожали друг другу руки и разъехались. На этом все закончилось.

- Господин президент, каких действий вы ждете от России в ближайшее время?

- В ближайшие недели мы ждем от России очередную крупномасштабную политическую провокацию, которая может привести к беспределу. По нашим данным, на закрытом заседании у президента Ельцина, самом по себе провокационном, был принят Указ президента о разделе Чечено-Ингушской республики на Чеченскую и Ингушскую, а также о создании специальной комиссии по разделу. Что еще тут можно сказать... Я должен сделать заявление. Если такие провокации будут продолжаться, если будет продолжаться политический терроризм, возведенный в ранг государственной политики, то мы должны будем ответить теми же методами. Ничего не остается. Не могут руководители России перейти на нормальные взаимоотношения, не хотят, а мы здесь начинаем уже своих сыновей убивать в защиту чьих-то интересов. Нет, не согласны!

Сейчас собрался съезд всех представителей республики, на котором единодушно потребовали от меня принимать самые жесткие меры, вплоть до смертной казни, чтобы выжечь терроризм и провокации. Парламент принял решение применять смертную казнь в период чрезвычайных полномочий президента.

- Есть ли у вас территориальные претензии к Ставропольскому или Краснодарскому краям России?

- У нас никаких территориальных претензий нет.

- Было тем не менее сообщение о территориальных претензиях со стороны руководства Чеченской Республики.

- Это сообщение не имеет под собой никаких реальных оснований.

- Как вы относитесь к созданию Конфедерации горских народов Кавказа? Насколько она жизнеспособна?

- Это зависит от ее организаторов. Могу заверить если мы перейдем к творческой, созидательной жизни, то это будет очень мощная политическая структура.

- А сейчас?

- А сейчас она только набирает силу.

- Известно, что между некоторыми кавказскими народами существуют разногласия. Вас, например, обвиняют в том, что вы играете роль этакого старшего брата.

- Несмотря на то что именно от нас исходит идея единства всего Кавказа, без ущемления интересов каких бы то ни было народов, все преподносят так, что якобы мы или я собираемся играть роль старшего брата.

Это связано с желанием вбить клин и устрашить остальных. Мол, смотрите. Дудаев сейчас возьмет и откусит руки по локоть. И у всех появляется комплекс. Задумываются, идти с ним или не идти, а вдруг правда откусит. Это специальная пропаганда для того, чтобы создать нужный образ. Разделяй и властвуй - известный закон.

- Насколько глубоко этот образ проник в среду вашей оппозиции в Кавказской конфедерации?

- Мои политические противники, особенно в центре, не дают мне работать созидательно, творчески. Они отнимают время на их внутренние провокации. Если мне удастся высвободиться из этой паутины, то работа пойдет на взаимном понимании. Одно дело говорить, другое - на правовую основу вывести свои думы и чаяния, чтобы народ поверил и убедился, что это единственно верный путь. Такое время. Это политическая борьба, и, отметая мешающие силы, надо идти к цели.

- Господин президент, какие взаимоотношения складываются у вас с чеченской диаспорой в Саудовской Аравии и Иордании?

- Мы, чеченцы, народ в этом отношении особый. Где бы мы ни были, мы понимаем и помогаем друг другу, это наше генетическое наследие, к этому нас приучила жизнь. За последние 350-400 лет мы только и знали - выживать. Вели непрерывные войны в защиту своей жизни, своего очага. Это нас сильно объединяло. И очищало. Ну, а сейчас, в период советской власти, в нас размыли наше национальное, сделав из нас криминал в империи. Причем криминал в государственном масштабе. Нам ничего не оставалось, кроме как искать взаимопонимания среди своих людей. А криминалом сделали для того, чтобы оправдать геноцид, совершенный без всякой на то причины. Создали образ чеченца - непримиримого, не приспособленного к цивилизованному обществу, дикаря. Все это нас сплотило.

- В чем конкретно выражается ваша сплоченность с диаспорой?

- Они нас поддерживают, они нас понимают, они с нами. Мы убеждены, что где бы мы ни были, но даже через сотни веков мы все равно соединимся. Помните, как у Толстого - чеченцы, когда они вместе, от избытка энергии, как дикие кони, лягаются, а когда их разъединят, они отметают все, чтобы вновь соединиться.

- Может быть, вы назовете конкретные примеры поддержки со стороны диаспоры?

-Поддержка и экономическая, и политическая, любой вид поддержки. Готовы были помочь финансами, когда у нас начались события с чрезвычайным положением.

Диаспора в считанные часы вспыхнула как порох и готова была на крайние меры, вплоть до формирования воинских подразделений и переброски сюда нам на помощь. Но естественно, если государства, где они находятся, не только не препятствуют, но и помогают этому, то симпатии этих государств, их руководства - это показатель. Хотя ни одно государство не хочет бросаться сломя голову в такие конфликты. Я полностью убежден, что почти весь Кавказ - за нас. Несколько сдержаннее Армения, хотя и она помогает и будет помогать. А еще - Средняя Азия, Восток. Здесь были от 1500 до 5000 воинских формирований, готовых в любой час из десятков республик и государств прибыть сюда на защиту наших интересов. С полным содержанием и за свой счет. Вступала в силу фундаментальная мусульманская гвардия, узнав, что 50 тысяч чеченцев объявили газават на славной площади Грозного - обет, который принимает только сам человек, и никто за него не сделает это перед Всевышним. Эти 50 тысяч, и к ним в следующие дни добавились еще 150 тысяч человек, приняли теперь обет - в случае чего как смертники выступить на защиту республики. Никто из них обет не снимал, и они продолжают держать его и сейчас, до полной победы нашей революции, признания республики и закрепления государства.

- Каких позиций вы ждете от Грузии и Азербайджана?

- В случае конфликта мы ожидаем, что от них будет реальная помощь. Поддержка и помощь, насколько это возможно.

- Несмотря на то что в Грузии сейчас свои сложности?

- Несмотря на это. Одно дело гражданская война, другое дело, когда ее приносят извне. Тогда все становится ясно, и можно свободно действовать. И в грузинском варианте, и здесь цели и задачи были одни и те же. Но вот в грузинском варианте, зная хорошо местные особенности, подготовили акцию, которая привела сейчас к тяжелейшим последствиям. Зная особенности чеченского народа, у нас готовили другой вариант, но готовили параллельно с грузинским.

- Скажите, пожалуйста, почему вы поддержали Гамсахурдиа, свергнутого президента Грузии?

- А кто его сверг?

- Вооруженная оппозиция.

- Это был вооруженный бандитизм. И ничего больше. Но на этом грузинский народ воспитается. Если бы переворота не было, то его надо было бы придумать, чтобы сознание масс поднять еще на одну ступень. И грузинский народ осознал, что значит растоптать его волю кучкой вооруженных группировок и к чему это может привести. Гамсахурдиа - законный президент, конституционно избранный своим народом. Причем в конкурентной борьбе. Там же есть мощные политические партии, народный фронт, конгресс, известные лидеры, демократия, насколько может позволить себе наше общество. Но хотя пришли эти темные силы, народ от своего выбора не отказался.

- Господин президент, в Западной Грузии во время войны я встречался с чеченцем, который был снайпером в одном из отрядов Гамсахурдиа. Я спросил его, почему он здесь, он ответил, что он "защитник всех кавказских народов, которые испытывают притеснения". Ваши люди защищали Гамсахурдиа по вашему приказу?

- Когда в Тбилиси начались события, мы отправили туда министра иностранных дел для ведения переговоров. Второй раз отправляли того же министра иностранных дел уже с парламентской группой для ведения переговоров с другой стороной. Такие же группы были направлены в Армению, Азербайджан и Абхазию. И мы получили правильную картину. Поэтому мы имеем право честно поддерживать президента и парламент Грузии и ни в коем случае не поддерживать группировку, которая насильственно свергает законное руководство.

- Вернемся к Чеченской Республике. Как вы думаете, почему те русские, которые с тревогой наблюдают за событиями в Грозном и обсуждают их, делают акцент на исламской угрозе?

- Пресса и политиканы делают из нас мальчиков для битья. Хотят придать нашему движению и государственному устройству какой-то нецивилизованный, гибридный характер. То ли это национализм, то ли сектантство, то ли исламский фундаментализм, в чем только нас не пытаются обвинить. А мы делаем нашу политику на основе международного права, демократических принципов настолько, повторяю, насколько это возможно. Ответить тем же они нам не могут. Религия никогда не была угрозой ни для кого. Религия - это духовная сфера, которой нам так не хватает. Мы же с вами роботы. Особенно мой народ. С самого рождения мы привыкли добывать кусок хлеба любыми путями. И к нему кусочек сахара. А к ним стакан чая. Мы не знаем, что такое природа, как растут цветы. Мы не знаем по-настоящему, что такое действительно литература, живопись, классическая музыка. Все, чем должен жить человек, у нас отрублено. Вот в чем наша национальная трагедия. Мы ничему не радуемся. Мы только над одним думаем - завладеть служебным креслом, чтобы материально подпитываться и подкармливать тех, которые держат тебя на этом кресле.

- Господин президент, на что вы надеетесь?

- Я надеюсь, что дам толчок к созидательной жизни. А для этого нужна независимость, государственность.

- А какую модель государства вы предпочитаете?

- Светское, конституционное государство с равными правами, обязанностями и возможностями для всех граждан. С раскрепощенными душами независимо от вероисповеданий, политических принципов и национальности.

- А к чему вы больше склоняетесь: к социализму или капитализму?

- Должны быть все виды собственности. И государственная, и частная, и кооперативная, и межгосударственная, все те, которые жизнеспособны. Так какое это будет, по-вашему, государство? Может быть капсоцким?

- Готовы ли вы дать приоритет тем вашим гражданам, которые еще недавно развивали только "теневую" экономику?

- Устроить гонения на них - это самое вредоносное занятие. Дать им развиться в том виде, в каком они пребывали до сих пор, - еще хуже. Надо понять механизм их зарождения. Все они нажили свои богатства далеко не честным путем. Даже в Америке все начиналось с грабежей и насилия. Сейчас они имеют такие огромные деньги, что потеряли к ним интерес. Они добывали их буквально физически. А их нужно приобщить к предпринимательской деятельности. Для этого надо внедрить в их среду управляемость под эгидой президентского кабинета министров. Надо поставить все на научно-практическую основу. Хочешь заниматься бизнесом - вступай в ассоциацию. При президенте для этого есть кабинет предпринимателей. Зарегистрируйся, как положено, в органах власти. Любой договор пропусти через госарбитраж, плати исправно налоги, и мы тебе поможем в конкурентной борьбе. Кто больше приносит прибыли, тому зеленую улицу. И государственный сектор, если он не выдержит, постепенно будет умирать.

- А если этот бизнесмен скажет, что вот, мол, президент хочет взять под свой контроль частное предпринимательство и создает при себе привилегированный клуб, что тогда?

- Это их проблема. Все ведь добровольно. И потом они получат от государства зеленую улицу не просто на словах. Они получат доступ к материальным богатствам, к возможности развивать связи с зарубежными партнерами, к стратегическому сырью в какой-то степени. И так далее.

- Последний вопрос. Когда вы остаетесь наедине с собой, задумываетесь ли вы над той опасностью, которая подстерегает каждого на вашем месте? А вдруг вы превращаетесь в диктатора?

@@@
"И пусть я буду вандалом, если цель достигается!"
"Сыпучее песка людские имена"
Азартный метроном
Ахмадинежад обрел второй дом
В поисках старшего брата
В тени старшего брата
Возвращение Рауля Кастро

Война нарисованная и настоящая

@@

Записки очевидца из Панкисского ущелья

2000-08-18 / Валерий Каджая







Рисунок чеченского мальчика Рамзама Зизаева.

ВЕЧЕРОМ 4 августа штаб-квартира Международного комитета Красного Креста, находящаяся в Женеве, распространила заявление о том, что в Грузии, в районе Панкисского ущелья, в этот день утром были похищены трое сотрудников грузинского отделения МККК: гражданка Франции Софья Прокофьеф, гражданка Италии Наташа Зуллино и водитель машины Юрий Дарчиев. Зная о судьбе других заложников, особенно женщин, попадавших в руки чеченских боевиков, можно понять тревогу, которая охватила и весь Красный Крест, и грузинские власти. Но произошло чудо: на десятый день после интенсивных переговоров с похитителями (через посредников, естественно) заложники были выпущены на свободу без всякого выкупа или каких-либо других условий. Правда, в сообщениях информационных агентств проскользнула фраза о том, что в переговорах самое активное участие приняли кистины - жители этого района. "НГ" в апреле нынешнего года писала подробно и о Панкисском ущелье, и о кистинах. Позволю себе напомнить основные моменты.

В начале 30-х годов прошлого века, когда Кавказская война вступила в фазу эскалации, чеченцы, которых грузины издревле называют кистинами (по речке Кистинка, впадающей в Терек у Ларса), стали перебираться в Панкисское ущелье. По этому природному коридору, проложенному Алазанью на южном склоне Кавкасиони (главного Кавказского хребта), чеченцы испокон веков пригоняли в Грузию овец и продавали кахетинцам, а взамен покупали зерно, ткани и все прочее. Но в 1836 году наиб Джоколо, чеченец, не желая подчиняться аварцу Шамилю, всего за два года до этого избранному имамом Дагестана и Чечни, перешел со всем своим тейпом в Панкиси и основал там село, которое и по сей день носит его имя. Постепенно кистинов прибавлялось, и сейчас Панкисское ущелье заселено исключительно ими. До начала боевых действий в Чечне осенью минувшего года их насчитывалось около семи тысяч.

Кистины двуязычны, они говорят одинаково свободно и на грузинском, и на родном языке: обучение в школах ведется по-грузински, бытовой же язык - чеченский. А вот сам быт - почти полностью грузинский. В конце прошлого века пришельцы из-за хребта стали активно принимать христианство и брать себе грузинские имена и фамилии. Кстати, именно это обстоятельство и спасло кистинов от депортации в 1944 году: никого из них не тронули.

После революции, когда Грузинская Православная Церковь была лишена всех прав, а миссионерская деятельность просто запрещена, началось вторичное омусульманивание кистинов, и сейчас они поголовно исповедуют ислам, хотя быт у них по-прежнему скорее христианский. Такая деталь: в каждом кистинском доме есть марани - так по-грузински называется погреб для хранения вина, и вино они научились у кахетинцев делать отменное, и пьют его с удовольствием, что для правоверных мусульман чистейший нонсенс.

Сегодня к семи тысячам кистинов прибавилось ровно столько же беженцев из Чечни. Из них две трети - дети. Всех возрастов: от грудных младенцев до 14-15-летних подростков. Мохдану Касумову - 11 лет, он из Самашек. Это село стало известно во всем мире. Мохдан пережил весь ужас "зачистки", на его глазах убивали односельчан, жгли дома. Других, более ярких впечатлений, у него нет. Их-то он и выплескивает в своих рисунках, которые мне показала его учительница в Дуисской школе Мадина Алдамова, сама бежавшая из Грозного.

Дуиси - самое крупное кистинское село на границе с собственно Кахетией. В нем местный просветитель Юсуп Маргошвили организовал в двадцатых годах первую школу. Сейчас в ней два сектора: русский, где учатся беженцы, и грузинский - для кистинов. В Дуиси одна учительница-чеченка рассказала мне о том, что ни в одном городе Чечено-Ингушской АССР не было ни одной чеченской школы, только русские. И в них даже не преподавали такой предмет, как чеченский язык. Вот вам и торжество ленинской национальной политики, плоды которой мы пожинаем.

Беженцы получают материальную помощь от различных организаций и фондов: ООН, Красного Креста, Джаамат и т.д. Это продовольствие, одежда, обувь, одеяла, матрасы и прочее. Дети одеты ничуть не хуже, чем, скажем, их сверстники в Тбилиси, еды тоже хватает. Тут относительное благополучие, чего не скажешь о психике. Даже сейчас, когда над ущельем пролетает вертолет - не военный, а обычный транспортный, - малыши с криком "Нана, нана!", что с чеченского переводится как "мама, мама", бросаются под стол или под кровать. "У всех детей-беженцев заметно травмирована психика", - объяснила мне Инна Берулава, координатор программы миграции населения грузинского Красного Креста. Кроме семи тысяч беженцев из Чечни, в Грузии сейчас скопилось еще около 350 тысяч беженцев из Абхазии и более 50 тысяч - из Южной Осетии. Инна сама бежала из Сухуми, когда его взяли штурмом чеченские волонтеры под предводительством Шамиля Басаева и убили ее старшего брата, совершенно мирного человека, журналиста. Тогда басаевцы устроили по всей Абхазии кровавую бойню грузинам.

- Но разве дети виноваты? - говорит Инна. - Им-то зачем страдать?

Она занимается в основном психологической и социальной поддержкой беженцев - жертв войны. По ее инициативе была разработана программа "Дети". На эти цели Международная федерация Красного Креста и Красного Полумесяца выделила 16 тысяч долларов. Деньги вроде немалые, но использовать их можно по-разному. Грузинские "крестоносцы" провели в Дуиси 1 июня Праздник детей, привезли из Тбилиси артистов, да и сами ребята продемонстрировали свои способности - концерт школьного ансамбля песни и танца прошел "на ура".

В июле Инна и ее коллега Георгий Манагадзе организовали поездку 35 выпускников Дуисской школы в Тбилиси, показали им Старый город, сводили в средневековую мечеть, но больше всего впечатлил ребят зоопарк. Не будем забывать, что последние шесть лет эти теперь уже юноши и девушки далее своих сел носа не казали, весь мир для них был заключен в тесных границах аула или городского квартала, где они могли видеть только руины и завалы.

По предложению руководителя фонда Развития человеческих ресурсов профессора Нодара Сарджвеладзе среди ребят еще весной провели конкурс на лучший рисунок. Сарджвеладзе - известный в Грузии психолог, доктор наук, считает, что рисование в наибольшей степени освобождает детскую психику от гнета переживаний, по принципу: сказал и душу облегчил. В данном случае - нарисовал и от тяжких мыслей освободился. Рисунки же все как один, словно ребята сговорились, - на военную тематику: самолеты, из которых падают бомбы, похожие на груши, раненые на носилках, горящие дома и т.д. и т.п.

Сначала выставку рисунков провели в Дуиси: смотреть их приходили со всех окрестных сел. Затем ее перевезли в Тбилиси: там она тоже произвела огромное впечатление.

Уже вернувшись в Москву, я узнал из теленовостей о похищении в Панкиси. "Боже мой, - подумал я, - но ведь на их месте могла быть Инна! Что же творится на этом свете?"

В Дуиси я попал случайно, благодаря Красному Кресту, точнее, Инне Берулава. В тот день вместо нее поехал ее коллега Гия Манагадзе, field-officcer, чтобы забрать тех самых 35 подростков на экскурсию в Тбилиси. Хорошо помню, с каким уважением и любовью разговаривали с Гией учительницы, многие из которых годились ему в матери: они все - беженки и впервые за последние пять-шесть лет получили возможность заниматься своим делом - учить детей в школе. Школа в те дни, когда я был в Дуиси, ремонтировалась: деньги выделил все тот же Красный Крест.

Узнав о похищении, я тут же позвонил в Тбилиси и выяснил, что у Софьи закончился срок работы в Грузии и она хотела представить панкисцам Наташу - свою сменщицу, ну и заодно совместить приятное с полезным: они должны были забрать пятнадцать ребятишек и отвезти их в Тбилиси, а оттуда уже переправить в летний лагерь грузинского Красного Креста в Кобулети, в чудесный курортный городок близ Батуми, где в студенческие годы ровно сорок лет назад довелось мне работать старшим пионервожатым.

Как мне сообщили друзья-журналисты, девушек якобы пригласили на свадьбу в одно из сел ущелья. Вообще-то дальше Дуиси "посторонним вход воспрещен". Даже в самом Дуиси все общение происходит в центре села у школы: там разгружают гуманитарную помощь. Даже чтобы сфотографировать мечеть, которая буквально в двух шагах от школы, мне выделили сопровождающих. А часа в два Гия отвел меня в сторонку и тихо сказал: "Пора ехать". Оказывается, после четырех пополудни пребывание в ущелье, в том числе и в Дуиси, посторонним, которыми считаются и работники Красного Креста, не желательно. Кто ввел этот комендантский час, мне объяснить не смогли, но он говорит о том, что хозяева в Панкисском ущелье - не грузинские власти и даже не сами кистины.

Кистины сегодня оказались в положении своего рода заложников. Не помочь своим соотечественникам, многие из которых - прямые родственники, никому и в голову не приходит. Например, девятилетняя Фатима Маргошвили и ее семилетний брат Хизир жили с родителями в Грозном. После того, как дом сгорел, куда им было податься? Конечно, к бабушке с дедушкой, которые живут в Дуиси.

Все это так просто понять, если по-человечески. Но похищают людей те, кто уже давно забыл или никогда не знал, что это такое - "по-человечески". И кистины сегодня фактически под их властью, ибо бандиты вооружены и потому очень опасны. Для таких людей главным аргументом в любом споре служит ружье. Поэтому кистины в своем доме, где они приютили родных из-за хребта, сегодня не хозяева. Хозяин здесь сегодня - человек с ружьем.

Выступая на пресс-конференции 14 августа президент Грузии Эдуард Шеварднадзе выразил огромную благодарность жителям Панкисского ущелья: "Если бы не их усилия и добрая воля, освободить заложников было бы гораздо сложнее", - сказал он. Будем называть вещи своими именами: если бы не кистины, освободить заложников вообще бы не удалось. Но не будем обольщаться. На сей раз пронесло, видимо, сыграла свою роль решительная позиция МККК, заявившего о прекращении гуманитарной помощи беженцам в Панкисское ущелье. Фактически это означало бы как для беженцев, так и для кистинов голодную зиму, тем более голодную, что всю Кахетию в нынешнем году поразила страшная, доселе невиданная за всю ее историю засуха, - все сгорело.

На пресс-конференции в Женеве, которая состоялась в аэропорту сразу же после прибытия самолета с Наташей Зуллино и Софьей Прокофьеф, руководитель департамента МККК в Европе, на Ближнем Востоке и в Северной Америке Анжело Гнэдингер выразил сожаление, что "расплачиваться за инцидент приходится простым людям в Панкисском ущелье, которые из-за приостановки деятельности МККК не получают помощи от этой организации".

Увы, во время войны расплачиваться всегда в первую очередь приходится простым, то есть, мирным людям, это общеизвестно. Известно также, что война - кому и мать родна. Я, конечно, не знаю, кто похищал сотрудников Красного Креста, а еще раньше похитил пять кахетинцев, но что им война - мать родна, в том совершенно не сомневаюсь.

На той же пресс-конференции было сообщено о том, что во время плена заложников перевозили с места на место, но все происходило в Панкисском ущелье - через российскую границу, в Чечню, их переправить, к счастью, не успели. Тогда ситуация, безусловно, крайне бы осложнилась: "НГ" рассказывала о том, как в Панкисском ущелье был похищен грузинский художник Залиашвили, близкий друг Дудаева, горячий сторонник независимой Ичкерии. С ним были дружны Масхадов и многие полевые командиры и, тем не менее, его год продержали в Чечне в самых нечеловеческих условиях, требуя выкупа: избивали, приковывали к отопительным батареям, не давали есть и т.д. А история с журналисткой НТВ Еленой Масюк? Уж больше, чем она, наверное, никто не симпатизировал и не сочувствовал воюющим сепаратистам, она была дружна с самим Басаевым. И что же? Ее похитили и несколько месяцев продержали в плену, подвергая издевательствам. И Басаев об этом знал...

@@@
Война нарисованная и настоящая
Вячеслав Мавроди взял в аренду москвичей
Геополитическая ловушка для Москвы
Глобальные тенденции и российские реалии
Доброта для него - эталон
Женщина должна состояться в материнстве
Закавказские рокировки "по Бжезинскому"

Игра на обоюдное поражение

@@

"ГУАМская доктрина" и процесс организации постсоветского пространства

2001-05-23 / Владимир Владимирович Дегоев - профессор, зам. директора Центра постсоветских исследований МГИМО (Университет) МИД России.



СЕГОДНЯ широко принято говорить о "южной дуге" нестабильности, опоясывающей Россию на огромном пространстве от Украины до Киргизии. Степень опасности происходящих там процессов оценивается по-разному, что предполагает несовпадение мнений по поводу того, какой быть российской политике в "ближнем зарубежье".

Тревогу у многих аналитиков вызывает украинско-закавказский сегмент этой дуги. И не столько самим фактом наличия там нестабильности (кого этим сейчас напугаешь?), сколько стремлением новообразованных государств преодолеть ее без участия или в ущерб интересам России. Один из главных источников подобных подозрений - деятельность союза ГУАМ, геополитическая суть которого заключена, конечно, в первых трех буквах (не в обиду Молдове будет сказано).

Изначально ГУАМ был декларирован как интеграционная структура для реализации экономических и коммуникационных проектов в рамках идеи связать Европу, Кавказ и Азию транспортной магистралью. Даже в таком, казалось бы, безобидном качестве ГУАМ вызывает у Кремля настороженность. Основанием для нее могло бы быть уже одно то, что возник некий альянс, граничащий с европейской Россией и беспокойным Северным Кавказом, а также контролирующий акваторию Черного и Каспийского морей.

Но важнее другое. ГУАМ дистанцируется от России и противопоставляет себя предложенным ею интеграционным моделям (в частности, СНГ и Договору о коллективной безопасности). Впрочем, возможно, и это не стало бы сильным раздражителем для Москвы, если бы не явная ориентация на США, ЕС и НАТО, сопровождаемая недвусмысленными заявлениями о необходимости дополнить экономическое сотрудничество военным. Любое направление этого сотрудничества - будь то охрана нефтепроводов, миротворческие миссии, борьба с сепаратизмом и, тем более, оборона от России, - воспринимаются в Кремле как прямая угроза. Ибо дело идет не просто об антиимперской или националистической риторике, которую можно понять и извинить внутриполитическими, чаще всего предвыборными, обстоятельствами, а о конкретных, проводимых в жизнь планах замены российского военного присутствия западным. Не говоря уже о финансовой, информационной и культурной экспансии Запада.

Как бы символическим обрамлением этой политики представляются проводимые не где-нибудь, а в Вашингтоне "саммиты" ГУАМа, где звучат упреки в адрес одного "старшего брата" и благодарственные молебны в адрес другого. Характерные штрихи в общую картину антироссийской "глобализации" на южной периферии бывшего СССР вносит обмен челночными визитами между западными руководителями, с одной стороны, и украинскими и закавказскими - с другой. Прессе об этом сообщают ровно столько, сколько подлежит огласке и необходимо для поддержания иллюзии открытости.

Присоединение к ГУАМу Узбекистана, почти не изменяя звучания этой аббревиатуры, существенно расширяет ее геополитический подтекст. "Южная фронда" пополнилась еще и крупным центрально-азиатским государством, одним из ведущих региональных игроков. Чтобы целиком замкнуть "оборонительную" дугу, остается встроить в ее закаспийскую лакуну Туркменистан. Учитывая "внеблоковый" статус данного государства, соответствующую заинтересованность Запада и ряд других факторов, нельзя исключать, что в конце концов у ГУУАМа и его спонсоров найдутся аргументы, давлению которых Ашхабад не сможет сопротивляться, или соблазны, сопротивляться которым он попросту не захочет. Тогда слабонервная часть российской политической элиты окончательно попадет под власть панического синдрома "враждебного окружения" и начнет настаивать уже не на адекватном, а на асимметричном ответе.

Между тем гневаться на страны ГУАМа (или ГУУАМа) - занятие для Кремля непродуктивное. Они делают не больше того, к чему их принуждают обстоятельства, и меньше того, что заслуживает определения "открыто враждебная России позиция". Руководители Грузии, Азербайджана и Украины во многом оказались заложниками запутанной пост-советской ситуации. Искать выход из нее у них было полное право в условиях, когда сама Россия не знала, что делать. В известном смысле Кремль собственными руками создал ГУАМ. Своей неспособностью предложить альтернативные варианты коллективного выживания в экономической, военно-политической, идеологической и культурной областях. Своей неготовностью к подлинно демократическому партнерству в системе СНГ. Своей несбалансированной внешней политикой и невразумительной внутренней. Строго говоря, государства-основатели ГУАМа объединились не против России, а во имя собственного спасения. Вольно или невольно применяемая ими по отношению к Москве тактика мелкого фола, торга и шантажа, как бы это ее ни нервировало, принципиально не меняет целей союза. Или, точнее, - не меняло до сих пор. Но нет никаких гарантий, что так будет всегда.

В настоящее время обостряется многостороннее соперничество за лидерство в организации пост-советского ареала. Участники ГУАМа, похоже, очертили для себя географическую зону ответственности за решение данной проблемы, руководствуясь, разумеется, своими национальными интересами. И в этом нет ничего страшного или противоестественного. Не будет большой беды или казуса и в том случае, когда, паче чаяния, план "ГУАМизации" прилегающих к России территорий провалится под тяжестью несоразмерности поставленных задач со средствами их осуществления.

Ведь не факт, что идея сдерживания России служит более привлекательным мотивом, чем заинтересованность в ней. А внутриструктурные связи столь прочны, что обеспечат устойчивость альянса, невзирая на его экзотичность. Для этого требуется целая система общих жизненно важных императивов. (Сырьевой трубы, протянутой от Украины до Центральной Азии, тут явно недостаточно.) Поскольку на данный момент такой системы не существует, ее придется создавать, и скорее всего искусственно, что хлопотно и дорого. Едва ли у стран ГУАМа найдется желание заниматься этим только из любви к "чистому искусству" коалиционного строительства.

Вопрос, однако, в том, какое направление примет политика Грузии, Азербайджана и Украины, если будет неуклонно расти их зависимость от Запада - куда более могущественного и амбициозного претендента на роль распорядителя советским имперским наследством.

Превращение ГУАМа в полнокровный военно-политический блок, интегрированный (и даже не интегрированный) в западные силовые структуры, неизбежно спровоцирует ответную реакцию России, в том числе в виде создания контр-блока из лояльных к ней государств. Тогда стихийное нарастание напряженности на юге бывшего СССР обеспечено. Обеспечено оно и в том случае, если ГУАМ, опираясь на поддержку Запада, станет демонстрировать сверхагрессивное поведение на транспортно-энергетическом рынке. Деструктивна и массмедийная составляющая антироссийской политики. Какие бы сиюминутно-пиаровские мотивы ни лежали в основе публичных выпадов против Кремля, существует грань, до которой он готов их терпеть и оправдывать, даже когда российское общественное мнение настроено менее снисходительно.

В Киеве, Тбилиси и Баку скорее всего осознают, что их усердие в возведении любого подобия "санитарного кордона" по внешнему периметру южных границ России чревато неприятностями, ограждать от которых Запад будет лишь до тех пор, пока это не станет для него слишком обременительным и опасным.

Есть причины думать, что Турция и Иран также не заинтересованы в том, чтобы их отношения с ГУАМом воспринимались Москвой с подозрением. Анкара и Тегеран стоят перед лицом угроз, для предотвращения которых им необходима, как максимум, помощь России, как минимум - ее лояльность.

По большому счету хаос в пост-советском лимитрофе не нужен никому. Он не выгоден экономически и пагубен политически. В долгосрочной перспективе отсутствие системного начала не устраивает даже тех, кто сегодня разрушает его в надежде на краткосрочный выигрыш. Это оптимистичное допущение стоит иметь в виду как средство против паники, но не как стимул для благодушия. Зловещие образы внешних врагов, рождаемые маниакальным сознанием некоторых российских политиков, представляют такую же крайность, как и бытующее мнение, будто союзы вроде ГУАМа - не более чем химеры, недостойные внимания.

@@@
Игра на обоюдное поражение
Израилю грозит дестабилизация на северной границе
Как комсомольский вожак стал террористом
Край непуганых киллеров
Кто сдал Сергея Мавроди
Легитимизм в XXI веке
Мавроди-младший получил отсрочку

Над водами

@@

На Чистых прудах вручают ордена

2003-06-27 / Вероника Гудкова



В прошлое - жаркое и душное донельзя - лето не было ничего лучше для утомленного рабочим днем представителя среднего и выше класса, нежели посидеть где-нибудь на веранде кафе, попить чего-нибудь холодного, поесть чего-нибудь горячего. А если рядом еще имелась и вода, лучше река, но можно и пруд... В общем, ничего удивительного нет в том, что в прошлом году летний ресторан "Шатер", расположившийся прямо над зеркалом Чистого пруда, напротив своего старшего брата - арт-клуба "Ностальжи", получил от московского правительства звание "лучшего летнего ресторана".

@@@
Над водами
Национального госканала в Чувашии нет
Новости
Поединки бывших
Политические игры младшего поколения
Премьером Армении стал политик
Против истории

Пять книг

@@ 2002-03-21



Сэмюэл Беккет. Никчемные тексты. - Пер. Е.Баевской, сост., прим. Д.Токарева. - М.: Наука, 2001, 340 с. ISBN 5-02-028514-5

В "Литпамятниках" вышел Беккет: откомментированный, оформленный, в общем, действительно памятник, действительно Книга, которая, даст бог, осенью получит премию Ваксмахера и Болье. В нее вошли первый французский роман великого ирландца "Мерсье и Камье", а также "Никчемные тексты", роман "Как есть", тексты "Опустошитель" и "Недовидено, недосказано" - уже семидесятых-восьмидесятых годов. Все эти произведения складываются в экзистенциальный сюжет, который вел пером по собственной жизни наш автор. В первом романе - в связи с переходом на французский - Беккет неизбежно пересматривает отношение автора и письма, превращая процесс письма в самодостаточный акт. Далее - шаг в сторону, и перед нами уже не просто письмо, а письмо о письме. Еще позже проза перерастает в поэму без знаков препинания, фиксируя "бытие в письме о письме". Ну а завершает Книгу бесстрастный скриптор, описывающий тишину, которая наступает после "бытия в письме о письме".

К чему, собственно, Беккет всю жизнь и стремился.

Юрий Зыбцев. Шампанское и другие игристые вина Франции. - М.: Издательство Жигульского, 2002, 304 с. ISBN 5-93679-014-2

"Издательство Жигульского" продолжает благородное дело воспитания питейных чувств нашего народа. Мы уже писали о книгах этого издательства по шотландскому виски, винам Франции и Италии: в исполнении наших (а не переводных, что очень важно) авторов. Теперь вот подошла очередь шампанеи да игристым винам. Написал книгу человек с педагогическим образованием, член Союза переводчиков России, а также независимый эксперт по французским винам, преподаватель школы вин "Ностальжи" - Юрий Зыбцев. В этом томике вы найдете все о шампанском и игристых винах - технология, типы, марки, сервировка, производители, хранение, гастрономические рекомендации, а также узнаете, что такое "характеристика меллизмов", "третичные ароматы" и чем "вертикальная дегустация" отличается от "горизонтальной".

Жан-Поль Сартр. Дневники странной войны. Сентябрь 1939 - март 1940. Пер. с французского О.Волчек и С.Фокина. - СПб.: Владимир Даль, 2002, 813 с. ISBN 5-93615-022-4

Сартр был призван на войну в сентябре 1939-го и прослужил год - в июне 1940 года он попал в плен. За это время он написал 15 тетрадей дневников, благо обстановка способствовала рефлексии: война была объявлена, но нестроевой метеорологический отряд, куда по косоглазию загремел Сартр, в военных действиях участия не принимал. Что остается философу? Анализировать ощущения - и вот из индивидуалиста-стоика он превращается в социалиста и, примерив для себя "бытие-для-других", пускается в новые поиски свободы. Отсюда - рукой подать до "Бытия и ничто", которое появится всего три года спустя. Ну а в данное издание вошло шесть тетрадей, сохранившиеся из первоначальных 15. Предисловие и примечания к дневникам Сартра были написаны его любовницей. Впоследствии - приемной дочерью, Арлеттой Элькаим Сартр.

Черным по белому: Альманах. - М.: ОГИ, 2002, 296 с. ISBN 5-94282-071-6

Во вторник из типографии в Мосгордуму приехала поэтическая антология, выпущенная по итогам Второго московского международного фестиваля поэтов, который прошел, если помните, осенью прошлого года в столице. Называется она "Черным по белому", вошли в томик стихи всех участников форума по разделам "Звезды российской провинции", "Русский/Французский: диалог языков - диалог поэтов", "Классики XXI века", а также раздел "Эхо фестиваля", куда поместились высказывания разного рода персонажей из литературной тусовки.

Альфред Жарри. Убю король и другие произведения. Сост., ред., посл. Г.Косикова. - М.: Б.С.Г.-Пресс, 2002, 605 с.

@@@
Пять книг
СМИ Татарии сегодня и завтра
Страна, независимая от своих сограждан
Уголовное дело братьев Тихоновых становится политическим
Урок пения для Лукашенко
Ферганская долина под угрозой
Юрий Костенко: "Россия не в силах отказаться от "синдрома старшего брата"