"Здесь иные обстоятельства и другие возможности..."

@@

Руководитель миссии ОБСЕ в Молдавии объявляет начало новой миротворческой операции в Приднестровье

2003-05-12 / Наталья Приходко На днях исполнилось десять лет с начала деятельности в Молдавии миссии ОБСЕ. Об итогах работы и планах на будущее "НГ" рассказал глава миссии Уильям Хилл, недавно назначенный на этот пост повторно.



- Господин Хилл, разделяете ли вы мнение некоторых наблюдателей о том, что после приостановки летом 1992 года вооруженного конфликта на Днестре российскими военными существенных подвижек в миротворческом процессе не наблюдается?

- Конечно, не разделяю. И после прекращения боевых действий обстановка в регионе довольно долго оставалась достаточно напряженной. Но за прошедшее десятилетие постепенно были значительно сокращены воинские контингенты конфликтующих сторон в зоне безопасности и уменьшена численность российских миротворцев. В соответствии с решением Стамбульского саммита ОБСЕ были начаты процессы вывоза военного имущества и вывода подразделений Оперативной группы российских войск из региона...

Хотя нельзя сказать, что сегодня приднестровский конфликт уже полностью урегулирован, тем не менее очевидно, что с момента прекращения боевых действий деятельность миссии ОБСЕ позволила нормализовать ситуацию. Вскоре после празднования нашего юбилея появится возможность отметить достижение итоговых соглашений по приднестровскому урегулированию и проведению новой миротворческой операции, а также осуществление полного вывода из Молдавии иностранных войск. Таким образом, два главных пункта мандата миссии будут выполнены. Это неплохой результат, которого мы достигли в сотрудничестве с россиянами и украинцами. Без их помощи (в частности, без взаимодействия с руководством российского МИДа и ОГРВ) мы вряд ли сумели бы добиться ощутимых сдвигов.

- Представители ОБСЕ в целом позитивно отреагировали на принятое с подачи молдавского МИДа решение стран Евросоюза и США о запрете въезда на их территорию руководителей Приднестровья. Но аналогичное запрещение Тирасполем въезда на приднестровскую территорию молдавских руководителей было воспринято негативно. Чем объяснить подобное различие подходов?

- Это все-таки разные вопросы. В первом случае речь шла о поездках в другие государства, а во втором - о посещении части территории одной страны. Решение Евросоюза и США не было неожиданным. Их давно беспокоило отсутствие прогресса в переговорах по Приднестровью, в чем (справедливо или нет - другой вопрос) они обвиняли Тирасполь. Жаль, что после долгого обсуждения этой проблемы практические шаги были предприняты как раз тогда, когда в переговорном процессе наметились подвижки. Примечательно, впрочем, что российский МИД, сочтя принятые меры нецелесообразными применительно к процессу урегулирования, подчеркнул, что они оправданны в контексте выполнения Стамбульских договоренностей. После чего приднестровский Верховный совет немедленно снял ограничения на вывоз российского военного имущества и боеприпасов.

Думаю, в результате конструктивной работы сторон в рамках созданной совместной конституционной комиссии к концу этого года можно ожидать достижения итоговых соглашений по урегулированию. И тогда для государств ЕС и Соединенных Штатов также было бы логично отменить свои санкции.

- Считаете ли вы оправданным создание в нынешних условиях равносубъектной молдавско-приднестровской федерации?

- Сегодня Кишинев и Тирасполь занимают разные позиции по вопросу о разграничении полномочий между различными субъектами федерации и центральной властью. Но я не считаю эти разногласия непреодолимыми. При наличии политической воли, которую стороны сейчас демонстрируют, и при содействии международных наблюдателей, думаю, конституционная комиссия сумеет выработать взаимоприемлемое компромиссное решение и по данной проблеме. Разумеется, для этого понадобится время. Полагаю, предложенный президентом Молдавии Владимиром Ворониным шестимесячный срок работы комиссии вполне реалистичен.

- В будущем итоговом соглашении планируется закрепить право Приднестровья на самоопределение в случае изменения статуса молдавского государства. Можно ли быть уверенным в том, что это право будет соблюдено, если провозглашенную - в условиях распада СССР и изменения статуса бывшей МССР - Приднестровскую молдавскую республику международное сообщество не признало?

- Думаю, до "потрясения основ" в молдавском государстве дело никогда не дойдет. Но чтобы это положение было выполнено, предполагается разработать механизм международных гарантий. Аналогичный пункт, к слову, имеется и в законе об особом правовом статусе Гагаузии. Я надеюсь, до этого дело не дойдет.

- Кстати, о гарантиях. Руководство ОБСЕ сегодня высказывается за осуществление новой многонациональной миротворческой операции - взамен нынешнего, успешно работающего механизма обеспечения безопасности. Как полагают наблюдатели, делается это для того, чтобы окончательно вытеснить из региона Россию. А как вы это объясните?

- Апробированная здесь миротворческая операция оказалась достаточно эффективной - по крайней мере за более чем десять лет не было допущено возобновления боевых действий. Но это не значит, что миротворческий механизм идеален и его не нужно улучшить. Скажем, нежелательно, чтобы в миротворчестве и далее были задействованы конфликтующие стороны. Это противоречит необходимости разоружения воинских формирований на обоих берегах Днестра. Возвратив большую часть военнослужащих к гражданской жизни, в перспективе по мере укрепления взаимопонимания стороны могли бы приступить к формированию общего оборонного пространства. Такова стратегическая цель.

В будущей операции, если она пройдет под эгидой ОБСЕ, в принципе смогут принять участие все страны - члены данной организации. В том числе и Россия. Насколько я знаю, за это выступают приднестровцы, Кишинев также не против. Уже высказаны предложения о подключении к здешнему механизму безопасности представителей различных государств, в частности совместного польско-украинского миротворческого батальона, успешно действующего более семи лет. Что же до Соединенных Штатов, то они пока не выразили намерения прислать сюда своих миротворцев. Но, конечно, все страны - члены ОБСЕ также смогут поучаствовать в операции в качестве международных наблюдателей. Определить форму участия различных сторон еще предстоит в ходе переговоров. Их резонно было бы завершить к моменту окончания работы конституционной комиссии над итоговым проектом. То есть - к концу этого года.

- В предыдущий период вашего руководства миссией вы выступили против попыток сокращения радио- и телевещания на русском языке. Сегодня поле использования русского языка по-прежнему сужается, на решение об углубленном его изучении наложен мораторий ПАСЕ, сохраняется практика формирования мононациональных органов госуправления. Почему миссия ОБСЕ не выступает против этого, хотя ее мандатом предусмотрена защита прав нетитульного населения?

- Мне не известны пока конкретные факты, требующие вмешательства миссии. Поддерживая приоритетность государственного языка, мы одновременно призываем к соблюдению прав широко распространенных здесь языков нацменьшинств. Конечно, разумное разрешение языковых проблем способствовало бы национальному примирению и облегчило бы процесс урегулирования.

- Господин Хилл, последний и крайне сложный вопрос: после того как Вашингтон, проигнорировав позицию ООН, предпочел военные, а не политические методы решения "иракской проблемы", как вы считаете, вправе ли представители США возглавлять миротворческую миссию другой международной организации, например, представительство ОБСЕ в той же Молдавии?

@@@
"Здесь иные обстоятельства и другие возможности..."
"Русские сезоны" в Риме
"У нас перепроизводство специалистов с высшим образованием"
Антилиберальная победа в глобальном масштабе
Бруней готовится к переменам
В культуре: Существенные потери
В мире: Война Джорджа Буша перерастает в войну Барака Обамы

Вкусное и безвкусное

@@

Посещение ресторанов - процесс творческий

2002-06-28 / Александр Шаталов. Опрос подготовили Екатерина Варкан, Наталия Ростова, Александр Щуплов. Ужинать, обедать и даже завтракать в ресторанах не так давно было принято только в респектабельном зарубежье. В России культ хождения по заведениям появился недавно. До того мы предпочитали домашние посиделки с самодельными пирогами и холодцом. Время вносит свои коррективы, и наше отношение к ресторанам изменилось на глазах. Сейчас при анализе общепитовско-гастрономических ценностей рестораны, по сути, являются точкой отсчета. Кухня, публика, их посещающая, дизайн и даже сами рестораторы отражают модные течения и веяния. Перефразируя известную формулу, можно сказать: какие в стране рестораны, таковы и ее граждане. Проследить этот процесс мы и поставили своей задачей. Для этого пригласили высказать соображения авторитетных людей. Вполне компетентным, на наш взгляд, выглядит мнение Александра Шаталова. Поэт, эстет, главный редактор издательства "Глагол" и ведущий программы "Графоман" вот так обрисовал свои предпочтения.







Смысл походов в дорогие рестораны

Определение "дорогой" по отношению к ресторану некорректно, поскольку не определено, что "дорого" для типичного россиянина: 30, 50, 100, 150 или 300 долларов с человека. Если ресторан гордится тем, что он дорогой, можно быть уверенным - это просто плохой ресторан. Хороший может гордиться только качеством своей кухни и своим менеджментом. Декларированная высокая цена является прежде всего барьером, с помощью которого рестораторы пытаются отгородиться от случайного посетителя и привлечь к себе обеспеченного клиента, создавая для него аутентичную атмосферу. Однако чаще всего такие рестораторы будут предлагать вам неоригинальное меню эпохи застоя, а официанты окажутся навязчивы, неаккуратны и пренебрежительны, как будто это вы их обслуживаете, а не они вас (типичный образчик всего этого - клуб "Монолит")... Такова реальность. Пример - одним из дорогих в Москве считается ресторан "Бульвар" на Петровке, рекламирующий свою открытую веранду. Но само местонахождение ресторана требует отнести его к самым дешевым и плохим - он расположен в центре многочасовых городских автомобильных пробок, а окна его "пафосной" веранды выходят на... автомобильную стоянку с ее выхлопными газами.

И все же если абстрагироваться, то в дорогие рестораны люди ходят именно для того, чтобы поесть. (Я, во всяком случае, это делаю именно с этой целью.) Ресторан не может быть схожим с фаст-фудом. (Кстати, сейчас москвичей пытаются соблазнить эдакими дорогими японскими столовыми, выдавая их плохую кухню за восточную экзотику. Во Франции же именно модные рестораны столь тесны, что иногда для того, чтобы встать из-за стола необходимо поднять всех окружающих.) Посещение ресторана - это и пауза в разгар рабочего дня, и ужин с друзьями, и просто непринужденная атмосфера, которая способствует релаксации. Не случайно многие из посетителей ресторанов определяют их посещение как форму отдыха.

Вышесказанное можно сформулировать так: люди ходят в дорогие рестораны для того, чтобы отдохнуть в комфортной для них обстановке в процессе выбора того или иного любимого ими блюда...

Как делается мода на ресторан

Модный ресторан - тот, в который ходят модные люди, это понятно. Но модные (а не модно одевающиеся) люди (ниже о том, кто это такие) просто так в ресторан ходить не будут, значит, у ресторана есть и другие очевидные достоинства. Ресторан может стать популярным, как только он открылся. Если его дизайн оказался удачным, месторасположение интересным и реклама запоминающейся, то люди зайдут туда просто из любопытства. Хотя бы один раз. Это рестораны-однодневки, не рассчитанные на долгую и успешную коммерческую деятельность, но работающие на имидж владельца (как, например, ресторан "Сыр" Аркадия Новикова). Но ведь ресторан - это прежде всего бизнес, где прибыль делается именно за счет посетителей. Причем посетителей рядовых, а отнюдь не "модных". Модных, то есть хорошо всем известных людей - исполнителей попсы, бизнесменов от шоу-бизнеса, знаменитых стройных спортсменов, популярных телеведущих, модельеров, галеристов и мастеров пера... - их много быть не может в принципе. То есть такие люди не могут заполнять собой все эти дорогие рестораны, которые открываются в Москве со скоростью появления поганок после дождя.

Поэтому по-настоящему модные рестораны это те, где всегда можно встретить знакомых (известных) людей. Они будут ходить туда отнюдь не из-за того, что им пообещают скидку (некоторые рестораторы это делают, что не всегда сказывается на "модности" этих заведений), а потому что их местные служащие всегда с радостью встречают, потому что цены в этом ресторане рассчитаны не на провинциального нового русского, бросающего пыль в глаза, а адекватны и соразмерны общеевропейским. И "модные люди" не чувствуют, что их пытаются "обуть" у всех на глазах... Из этого понятно, что "модный" ресторан "Пирамида", завсегдатаями которого является набриолиненная молодежь кавказского типа, - место, безусловно, популярное, но никак не модное. Модному человеку оказаться в нем просто неприлично. И аудитория, и дизайн заведения призваны уничтожить индивидуальность личности и подчинить ее имиджу ресторана, в то время как настоящее модное место только подчеркивает достоинства своих клиентов. Не люди для места как часть интерьера, а дизайн - для удобства и комфорта.

Популярными рестораны могут стать у какой-то определенной аудитории. К примеру, мне приходилось бывать в закрытом "модном" ресторане подмосковной братвы. Некоторым аналогом для новых русских могут служить "Царская охота" или "Дача" с весьма банальной кухней. Для художников и журналистов любимым, а значит, модным местом давно уже является "Петрович". Знаменитый карикатурист Андрей Бильжо сделал первый в истории Москвы "авторский" ресторан. Он и его интеллектуальные друзья не променяют этот подвал ни на какую "Пирамиду". Ну а любимым местом модных персонажей Дмитрия Диброва и модельера Андрея Бартенева является ресторанчик "Китайский летчик" с живой музыкой и вкусными блинчиками.

Как рестораны выходят из моды и когда

Ресторан перестает быть модным, когда перестает быть услужливым. Когда репутация его начинает падать. Когда его завсегдатаями становятся сомнительные личности. Все это - признаки равнодушия рестораторов к своему бизнесу. Ведь, для того чтобы ресторан оставался актуальным, надо помнить, что сама по себе мода денег не приносит, ресторан - как живая игра. Вся Москва знает Дольфа - легендарного менеджера, который следом за "Театро" создал "Ангеликос" и еще ряд ресторанов. Но как только он уходил из заведения, слава этих мест сразу же исчезала. Это говорит о том, что уходила душа, энергетика, приязнь. Следом за Дольфом публика перетекала и в его в новый ресторан.

Что нужно, чтобы ресторан стал модным

Чтобы оставаться всегда актуальным, ресторан должен быть стабильным, у него обязано быть собственное оригинальное, в меру обновляемое меню.

У ресторана должна быть история. Об интерьере я уж не говорю. Он должен быть не столько красив, сколько удобен, он не должен ставить посетителей в неудобное положение зеркальными полами, на которых отражается подошва вашей обуви, или угловыми металлическими конструкциями в стиле хай-тек, то и дело норовящими поранить вам лицо. Он не должен быть столь экзотичным, чтобы скоро надоесть (как, например, "Шинок", с живыми козами, гусями и прочей живностью, рассчитанный разве что на шандыбиных). Он, интерьер, должен быть адекватным. Не выпячивающим себя, создающим атмосферу комфорта. И, конечно, менеджмент. Важно, чтобы официанты не себя подавали вместе с блюдом, а старались помочь посетителю, как любимому другу, не стояли рядом и не пожирали глазами его многочисленную закуску, но всегда оказывались поблизости, если клиент в них нуждается. Это особое умение, которым, на мой взгляд, владеют только официанты ресторана "Пушкинъ"... Промоутерами ресторана должны быть светские люди, в меру известные и в меру общительные. Нередко именно на их имена реагируют клиенты. К сожалению, ресторанов в высоком понимании этого слова в Москве практически нет. И если кухней многие из них похвастаться еще могут, то реального отношения к ресторану - не как к средству заработка, но как к творческому и живому процессу - не видно.

***

Мы предложили известным людям ответить на два вопроса: 1. Когда вы собираетесь в ресторан, что является главным при выборе заведения - кухня, интерьер или публика? 2. Назовите три лучших ресторана Москвы.

Евгений Киселев, главный редактор ТВС

1. Я выбираю ресторан, где вкусно кормят, уютная атмосфера, хороший сервис и публика. Все компоненты важны вне зависимости от того, иду ли я в ресторан ради своего удовольствия или на деловую встречу. Ресторан должен быть с безукоризненным обслуживанием, без, к сожалению, по-прежнему свойственного нашим столичным ресторанам панибратства, хамоватого отношения к клиентам. Должна быть хорошая винная карта. Недавно я был в одном ресторане, где подавали только грузинские вина. При всем хорошем отношении к Грузии я никогда не пойду в ресторан, если там нет выбора. Ненавижу бесцеремонную, громкую, кабацкую музыку. Публика, конечно, тоже важна. Если я вижу братков с бритыми затылками, я отказываюсь посещать этот ресторан. Так что при выборе ресторана все компоненты важны.

2. Я назову три любимых ресторана в произвольном порядке. Я их все одинаково люблю, они лучшие в равной степени. Это итальянский ресторан "Марио", неподалеку от Малой Грузинской улицы. Там лучшая итальянская кухня в Москве, не хуже, чем в самых хороших итальянских ресторанах за границей. Ресторан ЦДЛ, где недавно полностью поменялось меню. Там прекрасно готовят и интернациональные блюда, и русские. Хотя русская кухня слишком тяжела для моего желудка, но это не отменяет достоинств ресторана. В ресторане ЦДЛ - самый потрясающий интерьер в Москве. "Клуб Т" - самый изысканный, один из старейших и пока непревзойденных ресторанов с французской кухней.

Александр Гафин, вице-президент Альфа-банка

1. В ресторанах я оцениваю все вместе, то есть по совокупности - хочется, и чтобы было вкусно, и чтобы интерьер был хороший, и чтобы посетители не испортили тебе настроения. Сейчас в Москве нет проблем с заведениями высокого класса, где эти принципы соблюдены. Это и "Улей", и "Кафка", и "Обломов-1", и "Обломов-2", и "Пушкинъ", и ряд этот можно продолжать. Когда я прихожу в них после тяжелого рабочего дня, я нахожу ровно то, что хочу: там спокойно, там хороший персонал, кухня и гарантия того, что рядом будут сидеть нормальные люди. Не так давно я попал в один вполне известный в Москве ресторан, куда, однако, обычно не захаживаю. Там сидели компании, распевали песни, ходили девчонки, водка рекой. У меня было ощущение, что я попал в старые времена, потому что отвык от такого рода застолий. Хотя было любопытно вспомнить, как проводили время на приморских набережных.

2. На мой взгляд, очень хороши "Сан-Мишель", привычный мне "Капри" и "Бисквит".

Сати Спивакова, телеведущая

1. Конечно, самое главное в выборе ресторана - кухня, потому что, если даже в ресторане красивый интерьер, а есть нельзя, ходить в него не имеет смысла. Для меня в выборе ресторана важна не его элитарность или помпезность - важна атмосфера. Атмосфера - неопределимая вещь. Ее может создать метрдотель или удачно подобранные шторы и скатерть. Есть рестораны, где атмосферы нет. Даже если там очень вкусно кормят, то все равно можно зайти только один раз. Атмосфера - это такая вещь, когда ты ушел и хочется вернуться. Хотя в основном мне приходится готовить дома, и я с радостью это делаю. Мой муж всю жизнь в поездках ходит по ресторанам, а я как раз не против выйти в ресторан.

2. Я, наверное, буду очень неоригинальной: ресторан "Пушкинъ" для меня стал лучшим. Он существует два года, а такое ощущение, что был всегда. В него все время хочется возвращаться - даже для того, чтобы хотя бы выпить чашку чая. Вот в этом ресторане как раз существует атмосфера - от декора до метрдотеля - в сочетании с доступностью, элегантностью. Словом, это то место, от которого я не устаю.

Еще назову ресторан "Бульвар" на Сретенке. Он маленький, очень изысканный и нравится мне своей кухней. Люблю также "Боско-кафе" в ГУМе. В нем есть замечательное сочетание кухни, атмосферы демократичности, отчего ощущаешь себя необыкновенно. Недавно, когда устраивала презентацию своей книжки, я выбрала именно это место.

Владимир Жириновский, вице-спикер Государственной Думы РФ

1. В выборе ресторанов руководствуюсь своими гастрономическими пристрастиями. У меня в почете японская кухня, поэтому бываю в ресторане "Токио" в гостинице "Россия".

2. Люблю иногда заглянуть в московские рестораны, отведать новые блюда, которые там готовят. За последние годы появились свои привязанности к некоторым заведениям общепита. Например, мне очень нравится заведение "Мао" - это китайский ресторан на Красной Пресне. Сюда можно прийти не только потому, что очень хорошая кухня (хотя и это в наличии имеется), но и за одно только название. Пару раз встречал там весьма оригинальных представителей московской элиты - даже, помнится, прислал на столик певице Любе Успенской бутылку шампанского.

С давних пор раза два в год хожу в старый московский ресторан "Пекин", где великолепная китайская кухня и приличное обслуживание. Часто заказываю утку по-пекински. Кстати, первый раз узнал про это блюдо из журнала... "Крокодил". Дело было так: в семидесятых годах СССР и КНР переживали далеко не лучшую эпоху в своих отношениях, и любое вранье из Китая в нашей стране величали не иначе, как пекинская утка. Однажды я вместе со своим университетским приятелем открыл журнал, а там - рисунок Бориса Ефимова, брата убитого Сталиным Михаила Кольцова: узкоглазый и толстый китаец бьет в залатанный барабан, изо рта у него летят грязные брызги. И подпись про утку. Мой университетский приятель пригласил меня в ресторан отведать пекинскую утку. Очень мне тогда понравилось это произведение поварского искусства. Кстати, гораздо позднее я бывал в Китае и пробовал пекинскую утку, изготовленную тамошними мастерами, по вкусу идентично. Стало быть, китайская кухня в Москве - настоящая.

Из других ресторанов могу назвать "Белое солнце пустыни" - почти все блюда восточной кухни, которые готовят там, близки к оригиналу. Вкусный лагман, жирный плов, прекрасные манты. Хорошее заведение под названием "Кишмиш".

А вот те заведения, которые я никогда и ни под каким видом посещать не буду, - "Макдоналдс" и "Крошка-Картошка". Отравят за милую душу.

Владимир Семенов, депутат Государственной Думы РФ

1. Для меня поглощение пищи - далеко не самоцель, не смысл жизни. Это проявление моего гедонизма. Я люблю получать удовольствие от всего - от времяпрепровождения, обеда или ужина, от общения и обязательно от работы. Итак, поглощение пищи - форма времяпрепровождения соответственно с хорошей кухней, в приятном месте, с приятными людьми, за интересной беседой. Сегодня отношение к ресторанам изменилось. Раньше, в советское время, они были местом, посещаемым по особому случаю, причем посещение это становилось неким событием, целью которого было поглощение всего в изобилии - по максимуму. Сейчас ресторан становится местом проведения времени, куда идешь отдохнуть, пообщаться или даже поработать. Устал после напряженного дня, хочется отвлечься и расслабиться - направляешься вечером в ресторан. Хочешь пообщаться с друзьями (а приглашение гостей домой - целое событие, требующее много усилий) - идешь в ресторан. Хочется провести часок с приятелем, которого давно не видел, можно зайти в кофейню. И, наконец, хочешь продолжить рабочий день и поговорить по делам с коллегами или партнерами не на работе - что может быть лучше рабочего ужина или бизнес-ланча? Объедание перестает быть самоцелью. Если раньше прийти в ресторан и взять чашку чая или кофе было хамством, то сегодня - норма. Нередко бывает, что за день заглядываешь аж в три места - на бизнес-ланч, попить кофе, на дружеский ужин. И раз это важнейшая часть жизни, то требования к ресторану повышаются.

При выборе заведения, конечно, на первом месте все-таки стоит кухня, потому что есть невкусную пищу можно только от безвыходности. На втором месте стоит публика. Сидеть в окружении людей, которые тебя напрягают своим поведением или просто присутствием, - издевательство над собой, какая бы хорошая кухня ни была. В конце концов борщ в ресторане "Шинок" отличается от борща в "Корчме" не только приготовлением, но и тем, кто его ест рядом с тобой. И на третьем месте интерьер - ты идешь сегодня в то место, которое соответствует твоему настроению и эстетическому восприятию. Но в принципе все должно быть в комплексе, хотя жертвовать можно в таком порядке: интерьер, публика, кухня… Дальше - беда для гедониста.

2. "Пушкинъ" - лучшее место в Москве. Его кухня никогда не надоедает, его интерьер позволяет всегда чувствовать себя джентльменом. Количество иностранцев вокруг, сравнимое разве что с "Пицца-Хат", отнюдь не утомляет, так же, как и бурлящий муравейник соотечественников. Потому что там - лучшая Москва. А разговор о кухне в "Пушкине" - отдельная тема. Уха и императорский суп из шампиньонов не сравнятся ни с чем. А рыба, которую разделывают возле твоего столика, удовлетворит самого привередливого гурмана.

Но нельзя всегда жить в координатах ретро - эстета тянет к изысканности современного стиля. Белые очертания "Сан-Мишеля" вкупе с лучшей современной европейской кухней и лучшей светской публикой удовлетворяют на все сто. Более того, это практически единственное место в Москве, где я не боюсь есть дары моря. Устрицы "Сан-Мишеля" меня еще никогда не разочаровывали.

@@@
Вкусное и безвкусное
Второе дыхание
Дегустация вин по-научному
Доктор оркестров
Ежи Кухарский - русский переводчик
За ввоз придется побороться
Земля и воля

Изменения назрели

@@

Пытаться реформировать закрытую систему власти, находясь внутри системы, небезопасно, считает управляющий делами Союза Белоруссии и России Виктор Степанов

2001-02-27 / Владимир Вострухин Виктор Степанов в недавнем прошлом возглавлял Республику Карелию. Последние несколько лет - управляющий делами Союза Белоруссии и России. Виктор Степанов, несмотря на свою близость к Борису Ельцину, всегда держался в тени. Между тем он принимал участие практически во всех важнейших событиях в нашей стране, происходивших за последние 10-15 лет. Степанов принимал самое деятельное участие в Новоогаревском процессе, когда готовился Союзный договор. Готовил текст современной Конституции России, работая в Конституционном совещании и возглавляя там вместе с Сергеем Шахраем самую многочисленную группу - представителей региональных элит. Создание Совета Федерации - это была идея. Виктора Степанова.



-Виктор Николаевич, вам нынешние дни не напоминают - по политическим ощущениям - весну 1993-го? Тогда съезд народных депутатов принял решение ввести в действие Конституцию в полном объеме. Это означало ограничение власти президента и фактически вводило главенство закона и ничье более. Что было потом - известно.

Действительно, что-то, напоминающее весну 93-го, есть. Но есть и весьма существенная разница. Тогда верховенство закона провозгласил парламент, а теперь это сделал президент. Путин не устает повторять: закон един для всех, нет ничего выше закона.

- Если повторять "халва, халва", во рту сладко не станет...

- Не скажите. Мы ведь повторяли последние пятнадцать лет: "что не запрещено законом, то разрешено". Это, по сути, анархистский принцип. И мы получили-таки реально анархическое государство, в котором можно "угонять" за границу десять-двадцать миллиардов долларов ежегодно - и этот факт лишь будет констатироваться в отчетах Центробанка, можно совершать заказные убийства и быть уверенным, что тебя не найдут. Говоря "закон превыше всего", президент провозгласил принцип, который он намерен отстаивать и проводить в жизнь.

- Но, насколько мне известно, идея изменить порядок формирования Совета Федерации принадлежала лично Путину. А вы, как я слышал, считаете новый порядок не вполне конституционным.

- Да, это так. В 3 статье Конституции ясно сказано, что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и местного самоуправления. Так вот, главу администрации региона народ выбирает и через него осуществляет свою власть. Значит, место губернатора в Совете Федерации - законно. То же самое можно сказать о спикере местной законодательной власти. А вот о новых членах Совета Федерации, которые никем не избраны, этого не скажешь. Убедиться, что это не праздный разговор, можно, посмотрев, как грамотно, конституционно устроен у нас в стране институт представителей президента. Да, они представляют президента России в Госдуме, в Конституционном суде, в федеральных округах, наконец. Но ведь они не голосуют вместе с избранными депутатами в Госдуме, верно? Не представитель президента обладает правом вето, а только сам президент. Не представитель президента отвечает перед российскими избирателями, а президент. Представитель отвечает только перед самим президентом. А в случае с Советом Федерации получится, что верхнюю палату парламента займут некие, несомненно, уважаемые, люди, которым жители регионов полномочий представлять их интересы не давали. Займут - и будут голосовать "за" или "против" того или иного закона в государстве от имени жителей регионов. И это при том, что представители президента упомянуты в Конституции, то есть легитимны, а о назначенных представителях руководителей регионов в ней нет ни слова. Зато, кстати сказать, Конституция в 3 же статье, в пункте 4, говорит, что присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону.

- Тем хуже для Конституции. Процесс-то уже пошел. А вы, Виктор Николаевич, сами себе противоречите. С одной стороны, утверждаете, что президент намерен добиваться верховенства закона, а с другой - приводите весьма серьезный пример несоответствия этого принципа и действий президента.

- Вообще, я не стал бы в таком тоне высказываться об основном законе страны. Что значит - "тем хуже для Конституции?.." Другое дело, что реальная жизнь достаточно часто ставит вопросы, которые не предусмотрены Конституцией. Да что далеко ходить за примером - скоро у нас с Белоруссией будет единый эмиссионный центр, объединенный банк. А в статье 75 Конституции записано: "Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются". Примеров таких можно привести множество, практически из любой главы нашей Конституции.

- Но если Конституция и жизнь не соответствуют друг другу, надо что-то менять - или жизнь, или Конституцию. Проще, по-моему, поменять Конституцию.

- Согласен - если только слова "поменять Конституцию" мы понимаем одинаково. Я против ревизии действующей Конституции. Все изменения должны проходить именно в ее рамках, эволюционно, без каких-либо очередных "переломов" и "скачков". Как сказал Путин нашим военным, экспериментировать можно на крысах, но не на людях.

- Ну а сейчас назревшие серьезные изменения - это что?

- Давайте, например, посмотрим, как формируются органы исполнительной власти в США, Италии, Японии, других государствах и сравним с нашей структурой. В каких-то странах есть премьер-министр, где-то его нет и тогда во главе правительства стоит президент. Где-то премьер назначается президентом, где-то премьер избирается тем или иным способом. Везде, разумеется, есть министры. Но практически ни в одной стране с развитой демократией и устоявшимся государственным административным аппаратом не существует таких странных институтов, как "вице-премьеры" и "первые вице-премьеры". Во Франции, правда, есть один вице-премьер. У нас же их - вагон и маленькая тележка. Необходимость всех этих "вице" всегда объяснялась нам, руководителям регионов, тем, что мол, надо иметь систему сдержек и противовесов. Давайте, однако, посмотрим, что происходит, когда, например, за экономический блок отвечает человек с одними взглядами, а за финансовый блок - человек с противоположными взглядами. Вокруг них, соответственно, формируются команды с соответствующими предпочтениями. За этими предпочтениями, разумеется, тянется длинный шлейф экономических интересов - это, вообще, тема отдельного и весьма серьезного разговора. Так вот, между двумя этими "первыми вице" с самого начала существует полное взаимонепонимание. А затем, в процессе работы, возникает напряжение, которое быстро доходит до откровенной административной войны. Как яркую иллюстрацию можно вспомнить двух наших "первых вице", гремучую смесь Чубайс-Сосковец.

Такая ситуация означает для населения страны, для производства, для стабильности экономики, для самой возможности реформирования и развития страны катастрофу. Ведь в жизни экономика и финансы неразделимы. А на самом верху их взяли и разделили, да еще заставили бодаться друг с другом. В это бодание автоматически вовлекается большая часть политической элиты в Центре и на местах, в парламентах и в экономике...

Или взять структуру министерства. У министра - по двенадцать-пятнадцать заместителей!..

- А семь федеральных округов - шаг к эффективной структуре исполнительной власти?

- Может быть, да, может быть и нет. Смотря, как дальше дело пойдет. Они ведь пока не закреплены в Конституции. И полномочные представители президента в округах - это чиновники, чьи функции пока четко не определены.

- Само слово "полномочные" означает, что президент делится с ними своими полномочиями.

- Конечно. Но давайте посмотрим статьи Конституции с 81 по 91 включительно, где перечислены полномочия президента. Какие свои полномочия он может делегировать представителям в округах? Не право же принимать решение об отставке правительства? И не право утверждать военную доктрину. Или, может быть, право ставить перед Госдумой вопрос об освобождении от должности председателя Центробанка?.. Внимательно изучив все до единого конституционные полномочия президента, можно сказать: его окружным представителям они не нужны. А все, что им могло бы понадобиться, находится или в ведении правительства, или губернаторов, или других, уже имеющихся конституционных органов власти. На этой основе уже возникли первые конфликты. Президент тут же отреагировал, публично пояснил представителям, что округа - это, во-первых, не новые республики в составе России. Во-вторых, вмешиваться в хозяйственную деятельность губернаторов не следует. Но конфликты все равно возникают и будут возникать, потому что функции представителей не ясны, а отрабатывать зарплату им надо.

- Может, отменить этих представителей совсем?

- Это вопрос не ко мне. И вообще, зачем такой вопрос ставить? Создание округов - не спонтанное решение президента. Насколько мне известно, о создании Северо-Кавказского округа он думал еще тогда, когда работал в администрации президента. Я говорю лишь о том, что необходимо, не откладывая, определить круг обязанностей представителей в округах, принципы и порядок их взаимоотношений с властью на местах. Причем не ради самих представителей, а с пользой для управления страной. Например, семь лишних контролеров в стране точно не нужны, контроль от этого эффективнее не станет, как раз наоборот. И совершенно точно нельзя слушать горячих голов вроде Жириновского, которому вынь да положь семь субъектов Федерации. Наши соседи, финны - те, действительно, укрупнились, из двенадцати своих губерний оставили пять. Но ведь они объединили мелкие субъекты. А остальные не тронули.

Укрупнение же регионов при российских масштабах вполне может оказаться вредным. У нас существенную роль играют не только численность населения, не только специализация того или иного района, но и наличие инфраструктуры, и просто расстояние, на которое нужно возить людей и грузы. Если, скажем, ради улучшения управления создать единый Северо-Западный округ, он окажется реально неуправляемым.

- У вас есть проект реформирования исполнительной власти?

- При Ельцине я написал подробную записку с конкретными систематическими предложениями. Этот текст существует, он не потерял актуальности, поскольку эффективная структура власти - штука не сиюминутная. Борис Николаевич все прекрасно понял и поддержал меня.

- И что же?

- В соответствии с системой властных взаимоотношений моя записка с принципиальной поддержкой Ельцина была направлена главе правительства Черномырдину и главе администрации президента Филатову. Они не поддержали.

- Допустим, ваши предложения прошли, сформирована новая структура исполнительной власти. И что тогда будет?

- Появится один из элементов демократического устройства общества. Только без других элементов он все равно работать не сможет. Как минимум, необходимо становление и развитие местного самоуправления, пересмотр системы выборов в парламенты разных уровней, также должно быть прописано в Конституции и произойти перераспределение полномочий между президентом и парламентом - в сторону парламента. Приходится, конечно, иметь в виду, что необходимый механизм для внесения поправок в Конституцию - Конституционное совещание - нашим парламентом до сих пор не создан. Закон о Конституционном совещании до сих пор не принят. Тем не менее, передача части власти от президента к парламенту - общемировая тенденция.

- Почему?

- Потому что демократия измеряется не количеством партий в стране, не наличием рыночной экономики и не правом богатого человека купить себе газету, телевизионный канал или Курильские острова. Демократия - это прежде всего гарантируемая государством система правовых отношений внутри государства - между его частями, то есть субъектами Федерации, между государством и гражданами и граждан государства между собой. Конечно, такая система должна основываться на уважении прав и свобод человека. В той же Финляндии глава государства, если он социал-демократ, никогда не назначит губернатором коллегу по партии в тот регион, где граждане традиционно голосуют за центристов. А если парламент страны выразит недоверие какому-либо министру, президент обязан снять его с работы - так написано в законах Финляндии. Это, кстати, к вопросу о полноте ответственности министра за функционирование отрасли и бюджетные средства.

- Если вернуться в Россию - какие, конкретно, функции наш президент, по вашему мнению, мог бы передать парламенту?

- Первый шаг - установить такой конституционный порядок, при котором партия или блок партий, победившие на выборах в Госдуму, имеет право сформировать правительство.

- Но какой смысл?.. В США, например, правительство формирует президент. И ничего.

- В США президент идет на выборы от одной из двух партий. То есть правительство все равно формирует победившая партия. У нас же выборы в парламент и выборы президента не взаимообусловлены. Тот порядок разделения ответственности между ветвями власти, который существует сегодня -продолжение устойчивой системы безответственности.

- Эта мысль, как минимум, не очевидна.

- Пожалуйста, можно подробнее. Политическая борьба - это борьба за власть. Каждая партия участвует в выборах для того, чтобы получить власть в стране в свои руки. Во время предвыборной кампании она предлагает обществу свою программу, дает избирателям обещания. Став самой крупной фракцией в нижней палате, принимает соответствующие законы, чтобы выполнить эти обещания. Но, во-первых, принятие закона - это длительный процесс...

Допустим, закон принят. А что дальше?.. Надо же, чтобы этот закон начал работать, нужны практические действия по этому закону. Помните, как руководитель движения НДР Виктор Черномырдин похлопал по плечу своего нового министра, коммуниста Тулеева, и сказал: "Наш парень!". И действительно, у министра нет выбора, он обязан действовать в рамках политики правительства. Иначе министр вообще ничего не сможет сделать и работать там не сможет. Тулеев и не смог - человек с левыми взглядами в правом правительстве.

То есть при существующей системе разделения властей получается так, что все предвыборные обещания партийных лидеров - заранее обдуманный обман. Конечно, партии, вошедшие в парламент, пытаются хоть что-нибудь из предвыборной программы хоть как-нибудь осуществить. Но эти попытки всего лишь превращаются в фактор нестабильности.

- Думаю, все-таки, любой президент хотел бы иметь "своего" премьер-министра.

- Вариант, когда президент назначает премьер-министра достаточно отработан в других странах. Сначала по кандидатуре премьера идут консультации с партией, победившей на выборах и только потом делается окончательный выбор. То есть, опять-таки, руководитель правительства оказывается ответственен не перед одним лицом, а перед партией, представляющей весьма значительную часть общества, и перед парламентом.

А что депутаты сейчас отвечают своим избирателям, когда те приходят с просьбами и жалобами на местную или федеральную администрацию? Извините, отвечают, мы закон приняли, а вашей повседневной жизнью, граждане, занимается исполнительная власть. Мы на нее никакого влияния не имеем. Можем, конечно, послать депутатский запрос, но это долгая песня... Удобна такая система для человека, не обремененного чувством ответственности? Конечно, удобна. А избиратель смотрит на депутата непонимающими глазами: как же так, я тебя избрал, чтобы ты защищал мои интересы, а ты говоришь, что не можешь. И в следующий раз на выборы не идет. А если бы победившая на выборах партия формировала правительство, интерес к парламентским выборам значительно возрос бы. Избиратели гораздо тщательнее подходили к вопросу "за кого голосовать".

Другая сторона этой медали - полная безответственность правительства. Члены кабинета не отвечают перед народом - он их не избирал. Они не отвечают перед партией - она их на ответственный пост не выдвигала.

- Зато они отвечают перед законом, перед премьером, перед президентом...

- Еще можно вспомнить, что они отвечают перед тем, кто их порекомендовал премьеру или президенту. Не та эта мера ответственности, которая положена государственному человеку. Министр или премьер-министр - фигура политическая. И ответственность должна быть прежде всего политическая. Перед законом же министр и премьер могут ответить разве что как наемные работники, и даже менее того. Кто-нибудь понес наказание за "черный вторник" или за августовский дефолт, когда ответственность полностью легла на премьер-министра? Ответ: нет.

Для госслужащего такого уровня совершенно не достаточно отвечать перед законом. Кабинет министров страны должен кого-то представлять. Наше правительство никого не представляет. Соответственно, ни перед кем не отвечает. Посмотрите, с какой настойчивостью оно вот уже несколько лет проталкивает через парламент свой вариант Закона о земле, Земельного кодекса. Не буду повторять всю аргументацию правительственных чиновников. И нет смысла им возражать. Они попросту говорят не о том - не о тех реальных процессах, весьма опасных для российского государства, которые начнутся, если право свободной купли продажи земли станет реальностью. Как только Россия станет торговать главным богатством любой страны - территорией - она тут же лишится побережья Черного моря, Курильских островов, Калининграда. Их попросту купят через подставных лиц-граждан России, те, кто не пожалеет за подобные приобретения никаких денег. Правящая партия, которая сформировала правительство, просто не допустила бы ни реформ типа гайдаровских, ни потери Крыма, Севастополя или Северного Казахстана, ни законов, предполагающих распродажу территории страны.

- Но, согласитесь, какой президент добровольно откажется от власти? У него же будут связаны руки.

- Это сейчас наш президент связан по рукам и ногам. С кого ему спрашивать за неисполнение законов страны и его собственных указов правительством? Он ведь сам подбирал себе премьера. Значит, сам и виноват, не так ли? Если же правительство сформировала правящая партия, президент всегда может отправить это правительство в отставку. И ответственность за те серьезные недостатки, которые повлекли отставку, будет уже нести та партия, которая предложила и премьера, и правительство. Понимаете, при таком построении системы власти уровень ответственности всех людей, имеющих властные полномочия, возникает совершенно другой, гораздо более высокий. А это очень полезно для страны.

@@@
Изменения назрели
Кадры мешают все
Купить, чтобы закрыть
Маленький человек?
Мартовские тезисы Чубайса-Ленина
Михаил Машковцев: "Жить в России и быть уверенным, что не попадешь в тюрьму, нельзя"
Не надо больше жертв

Нужен порядок, а не произвол

@@

Сколько надо жить в Москве нерусскому, чтобы в нем перестали видеть террориста

1999-09-25 / Джафар Садыг Аббасов Джафарсадыг Аламдар оглы - журналист.



ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ли сведется на нет вероятность взрывов в Москве, если все кавказцы покинут Первопрестольную? Почему изо дня в день нагнетается ненависть ко всем кавказцам без исключения? Почему почтенные люди, отдавшие свои лучшие годы, знания, умения процветанию России и чаще всего не по своей воле оказавшиеся в Москве, должны стесняться цвета своих волос, национальной принадлежности?

В состоянии ли государство, ослабленное воровством, локальными войнами на собственной территории, подковерными интригами верхушки, губернаторствующими генералами и генеральствующими торгашами, успокоить волну голодного, недовольного, обворованного и униженного населения, если оно и впрямь решится смести всех и вся?

Все в один голос говорят о несоответствии Конституции РФ института регистрации в Москве. С другой стороны, доходный опыт распространяется на другие города. Потому как велико искушение. Из двух "зол" - закон и деньги - власть выбирает то, что ей доступно. И не только в интересах государства. Даже поверхностный расчет показывает, что девять из десяти гостей регистрируются, обходя официальные структуры. Если учесть, что при законном тарифе восемь рублей в день блюстителями порядка взимается в несколько раз больше, нетрудно представить, какие суммы крутятся в этой сфере и проплывают мимо государственной казны. Ежедневно в Москву прибывают несколько сотен тысяч гостей, а милиция отрапортовала о перерегистрации немногим более двухсот тысяч человек. Перерегистрация - не попытка найти виновников терактов, а новая возможность незаконного обогащения для тех, кто имеет хоть малейшее отношение к паспортным столам в мегаполисе.

Покажите хоть одного московского милиционера, сколотившего свое благополучие после появления системы регистрации, который искренне желает очищения столицы от кавказцев. Отъезд нежеланных гостей нанесет прямой удар по его процветанию: вместе с огромными нетрудовыми доходами исчезнет безмолвная мишень для битья, возвеличивающего сержанта с дубинкой в собственных глазах; поблекнет положительная отчетность о почему-то оказавшихся на пути сержанта наркоманах с аккуратно упакованными и найденными при первом же осмотре дозами. И, наконец, возникнет необходимость вернуться, как модно сегодня говорить, на "правовое поле", о котором многие давно забыли, а иные и не удосужились познакомиться с оным. Или, что гораздо более вероятно, очень скоро обнаружат новых "виновников всех бед" - допустим, ими станут китайцы, которых в столице не меньше, чем кавказцев, но на которых пока еще мало обращают внимания. Ведь надо же будет найти замену наводящим ужас "лицам кавказской национальности", которые являются непременным атрибутом любой криминальной хроники. Может быть, теперь их место займут "лица тибетской национальности"?

Пусть возразит мне представитель экологической милиции, который сначала придирается к регистрации торговца арбузами (подчеркиваю: не к месту торговли, условиям хранения товара, загрязнению участка), а после получения пары арбузов не стесняется потребовать еще пару дынь и двести рублей в придачу.

Усаме бен Ладену, "террористу номер один", как его окрестили спецслужбы единственной сверхдержавы, Хаттабу и иже с ними необязательно прибыть в Москву для того, чтобы взрывать дома или брать заложников, ибо у них давно налажена связь с теми, кто имеет прямой доступ к гексогену, тротилу и, страшно подумать, ядерным арсеналам. Искренне сомневаюсь, что доступ к перечисленным смертельно опасным вещам имеют лица кавказской национальности, как бы ни преувеличивали их возможности. Если в Генштаб можно провести человека без проверки, то что тогда говорить об инспекторах ГИБДД, которые за пару сотенных банкнотов с изображениями нероссийского президента готовы сопровождать любой грузовик с любым грузом к любой точке. В свое время бывший министр внутренних дел Куликов провел подобный эксперимент, но после обличительных речей, кажется, ничего не изменилось.

Московский мэр уговорил правительство отложить проверку московского ГУВД на неопределенное время. Тем самым дан карт-бланш тем омоновцам, действия которых смачно приукрашают журналисты. Мол, к вежливому и корректному их обращению "пластилиновые азеры" относятся с пониманием. Вообще они, азеры (кстати, информация для тех, кто использует это слово в оскорбительно-издевательском смысле: "азер" означает "огонь", и это скорее комплимент), привыкли к дубинкам и пинкам до того, что противно смотреть. Невдомек этим писакам, что для уважающего себя молодого здорового мужчины главное унижение - когда он видит голодные глаза своих детей при живом отце. Это только кажется, что они привыкли к дубинкам. К унижениям и оскорблениям не привыкает даже скот. Скорее эти люди - дети и внуки невинно сосланных и репрессированных, люди, для которых вчерашние "ежовые рукавицы" заменены на сегодняшние дубинки ОМОНа. В их голове не укладывается, что дубинки спецназа столицы демократического государства работают по-доброму. Рейды омоновцев "оправдывают" тем, что гости столицы не платят налогов. А те, кто их обирает, - они платят налоги с этих сумм? Муниципалы, налоговики и те, которые сидят повыше и клятвенно заверяют об использовании миллиардных кредитов МВФ по назначению, - они платят налоги? Если да, то где зарплата тех, кто удерживает страну от окончательного падения?

Сегодня милиции на самом деле очень трудно. Но свою задачу она не выполнит, по крайней мере в Москве, пока не поставит заслон перед незаконными действиями своих нечистоплотных коллег, дискредитирующих всю систему и сводящих на нет все огромные усилия добросовестных милиционеров, постоянно рискующих собственной жизнью. Мало ли людей в погонах и форме покровительствуют отпетым мошенникам, бандитам, предупреждая их о предстоящих проверках и рейдах?

Не добиться успеха, если не перевести поиски нарушителей из национальной плоскости в плоскость криминальную. Если не перебороть амбиции исключительности славян перед неславянами, христиан - перед мусульманами. В наше неспокойное время национальная и религиозная принадлежность не может быть ориентиром для действий властей. Очень хочется верить в искренность российского премьера Путина, предостерегающего от всякого рода репрессий, от задержаний и арестов по национальному признаку. "Умная власть не дает поводов для ее обвинения в несправедливых, незаконных действиях", - говорит глава правительства.

По нескольку раз в день останавливают кавказцев, буквально вытаскивая их из толпы, не считая необходимым даже ради приличия представляться, давая им понять, что остановлены они для начала по национальному признаку.

Если бы не милицейская форма, можно было подумать, что вовсе не к ним обращался премьер или что они представляют какую-то другую, отличную от российской власть.

Без ложного желания вызвать к себе сочувствие хочу заявить: готов покинуть город, который за двадцать лет стал для меня родным, и уменьшить количество лиц кавказской национальности в Москве на пять единиц, поскольку моя власть распространяется только на них. При этом хотел бы быть уверенным, что отъезд моей семьи поможет стабильности и благоденствию города, хоть на йоту ослабит подозрительность к моим соплеменникам.

@@@
Нужен порядок, а не произвол
Реальный сектор все еще ждет своего часа
Региональные элиты контролируют итоги выборов
Риск по дешевке
Станет ли семья Панфиловых оскароносной?
Суд не успел подготовиться к делу Курцина
Тяжкий выбор автолюбителя

Упорядочить избирательный прецедент

@@

Глава Центризбиркома встретился с председателем Верховного суда

2007-04-20 / Наталья Костенко







Лебедев познакомился с новым руководством ЦИКа.

Фото Артема Житенева (НГ-фото)

Вчера председатель Центризбиркома Владимир Чуров встретился с главой Верховного суда Вячеславом Лебедевым. Мероприятию в ведомстве придавалось большое значение. Чуров за неделю объявил прием пожеланий от сотрудников к этому визиту, а накануне провел специальное совещание по этому поводу с представителями парламентских партий в избиркоме. Одна из обещанных партийцам тем на аудиенции у Лебедева – упорядочение участия судов в избирательном процессе.

Проблема эта, что называется, с бородой. На протяжении последних 15 лет с подачи партий ею успели позаниматься, правда, безуспешно, все предшественники нынешнего председателя ЦИКа. Но воз и ныне там.

Учитывая будущую жесткую борьбу на парламентских выборах, можно быть уверенным: роль судебных органов в ближайшем будущем сильно возрастет, поскольку решение арбитров имеет преимущество перед постановлением Центризбиркома. Поэтому беспокойство партий об отсутствии внятных мотивов принятия судебных решений вполне понятно. Из-за отсутствия обобщений судебной практики, которые должен сделать пленум Верховного суда, нередки случаи принятия прямо противоположных решений по совершенно одинаковым основаниям. Сегодня раскачивание маятника правосудия зависит не от аргументов защитников, а скорее от партийной принадлежности участников процесса.

@@@
Упорядочить избирательный прецедент
Ходорковский рассчитывает на крушение режима
Экспорт платиноидов продолжается