"Белый Дом пока не готов к предметному разговору"

@@

Секретарь Совбеза Владимир Рушайло считает, что по вопросам стратегической стабильности американцы не могут сказать ничего конкретного

2001-09-15 / Марина Волкова В конце сентября должно состояться заседание Совета безопасности, на котором планируется выработать меры по борьбе с наркоманией, а на прошлой неделе прошла соответствующая конференция в Саратове. Наркоторговля - один из главных источников финансирования международного терроризма, и в связи с последними событиями в США борьба с наркоторговлей становится одним из приоритетных "мирных" вариантов пресечения терроризма. О предстоящем заседании Совбеза, роли этого органа в российских политических процессах, переговорах с США по вопросам стратегической стабильности рассказал "НГ" секретарь Совбеза Владимир Рушайло.



- ВЛАДИМИР БОРИСОВИЧ, в сентябре должно состояться очередное заседание Совбеза, посвященное борьбе с наркотиками. Какие предложения по этому поводу готовит Совбез?

- Президент Владимир Владимирович Путин действительно назначил на конец сентября заседание Совета безопасности, с тем чтобы мы могли усовершенствовать государственную политику в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков и распространением наркомании в стране. Цифры говорят, что масштабы немедицинского потребления наркотиков ежегодно растут. По данным экспертов, не менее 2,5 миллиона россиян, большинство которых - молодые люди в возрасте до 30 лет, потребляют наркотики. И это наносит значительный урон генофонду нации, экономике страны, в конце концов создает угрозу нашей национальной безопасности.

У нас есть закон "О наркотических средствах и психотропных веществах", в котором заложены задачи государственной политики в этой сфере. Но, к сожалению, они выполняются не в полной мере. И чтобы изменить ситуацию, нам нужно задействовать не только возможности государства, но и институтов гражданского общества. Не хочу сейчас говорить о том, что конкретно предложит Совет безопасности на своем заседании, но мы пытаемся найти оптимальное сочетание силовых и запретительных мер с профилактикой и предупреждением распространения наркомании. Возможно, встанет вопрос и о создании специального органа исполнительной власти по борьбе с распространением наркомании. Участники саратовской конференции обратились с таким предложением к руководству стран СНГ.

- То есть ни о какой легализации легких наркотиков речи не идет. А об ужесточении борьбы с наркоторговцами?

- О легализации и речи быть не может. Что же касается преступных групп, занимающихся наркобизнесом, наркокурьеров, то мы вполне можем ужесточить наше законодательство. Но и здесь есть целый ряд вопросов.

Сами по себе репрессивные и карательные меры, к сожалению, не способны решить все проблемы наркомании.

- Но тогда придется увеличивать расходы на борьбу с наркоманией. А при всей важности проблемы в проекте бюджета на следующий год значится лишь федеральная целевая программа. Подобного рода вещи всегда финансируются по остаточному принципу…

- Действительно, без серьезных объемов финансирования вряд ли можно добиться конкретных результатов. Сейчас действует государственная программа "Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 1999-2001 годы". Безусловно, есть целый ряд проблем - она еще до конца не исполнена. Председателем соответствующей комиссии является премьер-министр. Михаил Касьянов отслеживает все вопросы, мы с ним эту тематику не раз обсуждали. На днях под его председательством прошло совещание, на котором мы рассмотрели все проблемы, связанные с финансированием этой программы. Уже разработана программа на 2002-2004 годы, и мы надеемся, что она будет обеспечена финансированием.

- Понятно, что борьба с наркотиками - не единственное, чем занимается Совбез…

- Вы правы, круг проблем весьма обширен. Мы занимаемся всем, что затрагивает безопасность личности, общества и государства. Хотя сегодня (с осторожным оптимизмом) можно сказать, что положение дел в России в последнее время выправляется. Укрепились международные позиции страны, обозначился экономический рост. И все же масса проблем остается нерешенной. Сегодня у нас на повестке дня стоят вопросы конституционной, экономической, продовольственной безопасности, проблемы энергетического комплекса, военно-технической политики.

- В числе вопросов, стоящих перед Совбезом, вы не назвали Чечню. Вы ей больше не занимаетесь?

- Занимаемся и очень серьезно. В аппарате Совбеза есть специальное управление, в сферу компетенции которого входят проблемы безопасности на Северном Кавказе. Его сотрудники часто бывают в Чечне. Поэтому мы хорошо знакомы с ситуацией в республике.

Совсем недавно - в конце августа - в Кремле прошло очередное совещание членов Совбеза. На нем рассматривались вопросы возвращения в места постоянного проживания тех, кто вынужден был покинуть свои дома. Мы также работаем над проблематикой восстановления конституционного порядка в республике.

- Но когда происходили перестановки в силовом блоке, президент особо подчеркнул, что основная нагрузка по Чечне ляжет на МВД…

- Совет безопасности координирует работу всех силовых структур. Что касается чеченской проблематики, то мы как бы поделили сферы. Есть оперативный штаб по управлению контртеррористическими операциями. Его возглавляет руководитель ФСБ. А есть масса вопросов, связанных с социальной сферой, созданием рабочих мест, поднятием экономики. Несмотря на то что вся эта проблематика возложена на правительственную комиссию под руководством Виктора Христенко, президент дает целый ряд тематических поручений Совету безопасности. Мы фактически координируем работу силовой и экономической составляющих.

- Иными словами, как бы вторгаетесь в сферу ответственности других ведомств.

- Это довольно распространенное заблуждение. В соответствии с положением о Совете безопасности и по поручению президента мы лишь координируем деятельность различных ведомств и контролируем выполнение принятых решений.

- Хорошо, а как они реагируют на вашу "координаторскую деятельность"?

- Согласитесь, что нескоординированные действия даже весьма мощных структур вряд ли достигнут максимального эффекта. К тому же позвольте вам напомнить, что руководители многих ведомств, в сферу деятельности которых "вторгается" Совбез, сами являются его членами и участвуют в выработке всех решений.

- Простой пример. Долго разрабатывали доктрину информационной безопасности. Сколько шуму по этому поводу было! Наконец приняли. Эти самые различные ведомства, которые координирует Совбез, дружно положили ее на полку и забыли о ней. Смысловой выход от подобной работы приблизительно такой же, как в Госсовете.

- Я не хотел бы проводить какие-то параллели. Тем более что ваши оценки очень субъективны. Я могу вам сказать о собственных ощущениях. Мы готовим для принятия и утверждения президентом важные стратегические, политические решения, реализация которых может впоследствии возлагаться на правительство, отдельные министерства и ведомства. И тем самым мы вовсе не дублируем те или иные министерства и ведомства, правительственные структуры.

- А как же с ПРО? Вы фактически взяли на себя работу МИДа.

- Это не совсем так. Здесь и работа Министерства иностранных дел, и работа Минобороны. К тому же действует принцип "зеркальности". Со стороны американцев тематику ПРО координирует помощник президента США по вопросам национальной безопасности Кондолиза Райс. Переговоры с ней соответственно ведет секретарь российского Совета безопасности. Кондолиза Райс давно в политике, у нее большой опыт, в том числе и академической работы. Как помощник президента США она, естественно, проводит политику администрации США. Кондолиза Райс хорошо знает Россию, поскольку некоторое время жила в нашей стране. Мы с ней не раз встречались, неоднократно общались по телефону. И у меня сложилось впечатление, что Кондолиза Райс с симпатией относится к нашей стране.

- В какой стадии сейчас находятся консультации по ПРО?

- И с Кондолизой Райс во время ее июльского визита в Москву, и с военными экспертами США, с которыми в Америке встречались российские представители, и с министром обороны Дональдом Рамсфелдом рассматривались вопросы установления новых рамок стратегических отношений между нашими странами, вызовы и угрозы международной безопасности, проблемы баланса сил стратегических наступательных и оборонных вооружений. На мой взгляд, итоги не слишком утешительные. У американской стороны отсутствуют какие-либо новые подходы к этим вопросам. Они только повторяют известную позицию Джорджа Буша: "Россия и США больше не враги", "Ситуация в мире изменилась, и появились новые угрозы". Для их парирования будто бы необходимо развертывание системы НПРО. А чтобы определить архитектуру системы, требуется проведение исследований, разработок и испытаний ее элементов, в том числе в нарушение "устаревшего Договора по ПРО 1972 года".

Кондолиза Райс и Доналд Рамсфелд говорили о том, что договориться по этому поводу надо как можно скорее. И не исключали возможности вовлечения в переговоры по стратегической стабильности на более позднем этапе западных союзников, Китая, стран бывшего СССР.

Ничего более конкретного - приведут ли слом имеющейся системы стратегической стабильности и создание ее новых рамок к повышению уровня безопасности России, США и всего мира - американцы сказать не смогли. Представляется, что Белый дом пока не готов к предметному разговору по проблематике стратегической стабильности.

По дальнейшему же сокращению СНВ позиции России и США в принципе одинаковы. Мы предложили радикально понизить уровень ядерных боезапасов обеих стран до 1500 единиц и даже ниже. При условии сохранения Договора по ПРО от 1972 года. Но американцы связывают дальнейшее сокращение СНВ с наращиванием стратегической обороны - созданием системы НПРО, выходящей за рамки документа 1972 года.

Россия, как и большая часть мирового сообщества, считает, что выход США из Договора по ПРО приведет к разрушению стратегической стабильности, новому мощному витку гонки вооружений, в том числе и в космосе, разработке нами средств преодоления НПРО. Такой поворот нас абсолютно не устраивает.

- Судя по тому, что вы сказали о взаимных визитах, недавно прошедшая информация о том, что Владимир Путин не поедет в ноябре в Техас, верна?

@@@
"Белый Дом пока не готов к предметному разговору"
"Богатеи" за чертой бедности
«Образование» – важнейший проект для страны
Анти-Кордонский
Бабич в Грозный не вернется
Банкротство новейшей аграрной политики
Будем лечить на расстоянии

В военном авиастроении застоя нет

@@

А линию продаж гражданских самолетов за рубеж Илья Клебанов обещает восстановить до конца года

2001-08-14 / Сергей Сокут Сегодня в подмосковном городе Жуковский на территории Летно-исследовательского института имени М.М. Громова открывается пятый Международный авиационно-космический салон МАКС-2001. Он проводится один раз в два года и, без сомнения, является главным форумом высокотехнологичной промышленности России. Если в 1992-1993 годах интерес к МАКСу (тогда - Мосаэрошоу) объяснялся в основном снятием грифа "секретно" с советской боевой авиатехники, то ныне салон стал полноценной коммерческой выставкой, не уступающей по масштабу и качеству экспозиции зарубежным. Салон продлится до 19 августа. О том, чего от него стоит ждать, "НГ" рассказал вице-премьер Илья Клебанов.



-ИЛЬЯ ИОСИФОВИЧ, каковы количественные характеристики салона и чем он отличается от выставок прошлых лет?

- На МАКС-2001 представлены 535 предприятий, в том числе 110 зарубежных фирм из 33 стран. В Жуковский приехали ведущие компании США - "Боинг", "Локхид-Мартин", "Дженерал Электрик", "Пратт энд Уитни", европейская корпорация ЕАДС и входящая в нее "Эрбас индастри", предприятия Франции, ФРГ, Великобритании, Японии, Китая, Индии, Канады, Южной Кореи.

На открытых стоянках выставляется 130 летательных аппаратов, в том числе все последние российские разработки. По сравнению с 1999 годом салон увеличил свои площади на 30%, построено несколько новых больших павильонов.

- На зарубежных оружейных выставках существует хорошая традиция - объявлять в ходе их работы о крупных контрактах на поставку техники.

- Мы не ставим себе такой принципиальной задачи. В течение прошедшего года подписаны контракты на поставку боевой техники на сумму 6-7 миллиардов долларов. Во всем мире объявления о таких контрактах, как правило, не связываются с выставками. В основном к салонам подгоняется подписание сделок по гражданской авиации. Сейчас ведутся переговоры с 3-4 странами на государственном уровне о заключении таких контрактов в этом году. Это коснется в первую очередь самолетов Ту-204 и Ту-214 в различных модификациях - с двигателями ПС-90 и "Роллс-Ройс". С двумя странами Росавиакосмос проводит переговоры буквально в эти дни и вплотную подошел к завершающей стадии. Мы в 2001 году обязательно восстановим линию продаж нашей гражданской авиационной техники за пределами России.

На самом салоне пройдут переговоры с Европейским космическим агентством. С ЕАДС планируется обсудить перспективы взаимодействия в рамках соглашения, подписанного этой компанией и Росавиакосмосом 2 июня 2001 года в Москве. Речь пойдет не только об участии России в производстве серийных самолетов "Эрбас", но и о привлечении отечественных компаний к разработке лайнера сверхбольшой вместимости А-380 и военно-транспортного самолета А-400.

На МАКСе продолжится диалог с "Боингом", в том числе в рамках Меморандума о совместной разработке и производстве регионального самолета.

- Не повлечет ли такая интеграция, часто сопровождающаяся закупкой "Боингов" и "Эрбасов", к падению и без того низкого спроса на российские лайнеры?

- Нет. Мы уверены, что 2001 год станет переломным после десятилетнего застоя в создании и продвижении на внутренний рынок гражданских самолетов. Через несколько дней будет определен победитель первого тендера на лизинг новых российских лайнеров, который проводится при очень серьезной поддержке правительства РФ.

23 августа на заседании правительства будет рассматриваться Федеральная целевая программа развития гражданской авиации.

Появление третьей и четвертой глав новых требований ИКАО, которые закрывают небо Европы для устаревших самолетов, - очень серьезное предупреждение российским авиакомпаниям. Надо по крайней мере модернизировать, а лучше обновлять технику, и правительство всеми силами стимулирует эти процессы.

- Что нового будет показано в области военной авиации и каким видит правительство ее развитие?

- В этой области нет такого застоя, как в гражданском самолетостроении, - сказались и подвижки в бюджете, и серьезные экспортные заказы. Основные новинки перекочуют на МАКС из Ахтубинска, где ВВС несколько дней назад публично продемонстрировали модернизированную технику. Во время поездки туда меня в первую очередь интересовало мнение летчиков Государственного летно-испытательного центра об этих самолетах, и оно оказалось очень высоким.

@@@
В военном авиастроении застоя нет
В столице проживают не этносы, а москвичи
ВПК России рискует остаться без связи
Взяточнику руки не подам
Гаражный задел
Заговор чиновников против контрактника
Как выходить из кризиса

Курс определяет рулевой

@@

Эффективность топливно-энергетического комплекса зависит от того, насколько сильна в нем роль государства

2001-03-28 / Муса Бажаев - президент ОАО "Группа "Альянс".



Топливно-энергетический комплекс может стать тем локомотивом, который потянет за собой всю российскую экономику, создаст основу для устойчивого экономического роста, которого все мы так заждались. Разумеется, при условии, если сам ТЭК превратится в высокоэффективную отрасль. Достижение этого возможно только за счет одного ресурса - реального усиления роли и влияния государства во всех сегментах топливно-энергетической отрасли. Хотя в последнее время государство начало это понимать, оно пока до конца не определилось, каковы должны быть его функции в ТЭКе.

Почти два месяца остается вакантной должность министра энергетики. Конечно, это может быть связано с планами по изменению общей структуры правительства. Тем не менее данный факт весьма симптоматичен. Вспомним, что весной прошлого года, когда формировался кабинет министров, активно муссировались слухи о том, что Министерство топлива и энергетики будет упразднено. Не думаю, что это были просто слухи. Во всяком случае, депутатское объединение "Энергия России" выступило тогда по этому поводу со специальным заявлением. Министерство сохранилось, но слово "топливо" в его названии исчезло. Дело, естественно, не в названии. Однако, как показала минувшая зима, и в нем тоже. Приморье, как известно, находилось в состоянии перманентного энергетического кризиса, в ряде северных регионов наблюдались перебои в снабжении нефтепродуктами. И это при том, что объем поставок нефтяного сырья на переработку для внутреннего рынка составил в прошлом году 179,3 млн. тонн - на 8,8 млн. тонн больше по сравнению с 1999 годом. То есть топлива было в избытке, но отсутствовала система, позволяющая организовать эффективное обеспечение нефтепродуктами потребителей.

По сути, этим же объясняется и парадоксальная ситуация, возникшая в начале нынешней зимы: на базах и НПЗ накопилось большое количество "лишнего" топлива. Нефтяные компании не знали, куда его девать. Причина в следующем. Правительственная комиссия по доступу к магистральным трубопроводам утвердила на первый квартал обязательные поставки нефтяного сырья на российские заводы в объеме 47 млн. тонн - на 4,5 млн. больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Раньше балансовыми заданиями занималось Минэнерго. Но, видимо, до конца не было просчитано влияние на рынок нескольких факторов, которые наложились друг на друга: сезонное сокращение спроса на топливо и уменьшение экспорта нефтепродуктов из-за увеличения пошлин. Однако главное даже не в этом. Передача функций утверждения балансовых заданий правительственной комиссии преследовала цель повысить контроль над внутренним топливным рынком. В стратегическом отношении это решение, безусловно, правильное. В оперативном же плане оно оказалось не очень действенным. Комиссия объективно не имела возможности своевременно выявлять возникновение негативных процессов и быстро реагировать на нежелательное развитие ситуации. У министерства же такая возможность есть хотя бы потому, что оно работает в постоянном и непосредственном контакте с нефтепроизводителями, держит, что называется, руку на пульсе.

Отсутствие эффективного координирующего механизма на федеральном уровне приводит к тому, что при решении топливных и других проблем, имеющих отношение к ТЭКу, регионы все больше ориентируются на собственные возможности. С одной стороны, это даже хорошо, поскольку на местах лучше всего знают, что им нужно. Но с другой - регионы являются частью общего экономического пространства, следовательно, интересы каждого из них не должны выпадать из общегосударственных интересов.

Сейчас, насколько мне известно, по инициативе местных властей прорабатываются проекты строительства новых нефтеперерабатывающих заводов в Магаданской, Свердловской, Орловской областях. Некоторое время назад говорили даже о возможности строительства НПЗ в Московской области. Хочу сразу сказать, что я ничего не имею против таких планов. Более того, я хорошо понимаю, чем руководствуются региональные руководители. Речь идет о другом.

Прежде чем реализовывать эти проекты, следует, видимо, просчитать, как новые заводы укладываются в перспективную схему развития всей российской нефтепереработки, какова их ресурсная база и т.д. Ведь существующих нефтеперерабатывающих мощностей хватает с избытком, чтобы обеспечить производство необходимых для всех объемов топлива. Другое дело, что для отдельных регионов оно выходит слишком дорогим, дает сбои организация поставок нефтепродуктов. Если посмотреть с этой точки зрения, может оказаться, что эффективнее не строить новые заводы, а пересмотреть тарифную политику в отношении отдаленных от действующих НПЗ краев и областей, провести реконструкцию некоторых существующих заводов. Ответы на эти вопросы должно, естественно, дать Министерство энергетики вместе с другими федеральными ведомствами и регионами.

Нужно, правда, отметить, что сейчас правительство начинает осознавать необходимость усиления роли государства на топливном рынке и в ТЭКе в целом. Об этом свидетельствует, в частности, недавнее решение о создании межведомственной топливно-энергетической комиссии. Однако, на мой взгляд, эта комиссия не может и не должна подменять собой Министерство энергетики. Более того, необходимо расширить его полномочия, превратить во влиятельное ведомство, которое бы стало настоящим штабом топливно-энергетической отрасли.

Разумеется, одной из наиболее важных функций Минэнерго является выработка и отслеживание выполнения стратегических планов. Стоит напомнить, что Федеральная целевая программа "Энергетическая стратегия России на период до 2020 года" предполагает рост объемов добычи нефти в 2010 году до 335 млн. тонн, в 2020 году - до 350 млн. тонн, объемы переработки планируется увеличить к 2014-2020 годам до 220-225 млн. тонн в год. Понятно, что для достижения этих целей требуются не только огромные инвестиции, а они оцениваются в 700 млрд. долларов, но и эффективная система координации деятельности всех субъектов нефтяного рынка.

@@@
Курс определяет рулевой
Лебедев защитил журналистов
На бочке с отравляющими веществами
Новые аргонавты не возвращаются
Патриоты дорогого стоят
Пескарь как индикатор чистой воды
Петр Дейнекин: "Казаков пора вооружать"

Приставов включили в федеральную программу

@@ 2006-09-08 / Игорь Наумов



В скором времени в России будет создан институт частных судебных приставов. Он станет альтернативой системе государственных судебных приставов, которые не справляются с возложенными на них обязанностями. Его создание предусматривает одобренная вчера правительством федеральная целевая программа развития судебной системы до 2011 года.

Известно, что сегодня 48% судебных решений из-за загруженности и коррумпированности судебных приставов остаются на бумаге. Тем самым, признает директор правового департамента МЭРТа Николай Попов, дискредитируется сам смысл судебной реформы. По его словам, рейтинг системы правосудия в российском обществе в настоящее время находится на скандально низком уровне. Согласно исследованию, проведенному по заказу Верховного суда, судебной системе доверяют лишь 19% населения страны, в то время как не доверяют 33%.

@@@
Приставов включили в федеральную программу
Прозрачность наших границ не вызывает сомнений
Прощание с боевой отравой
Растерявшиеся вепсы
Рожать, как в Швейцарии, не получилось
Российско-казахстанское взаимопроникновение
Россия вышла на первое место по темпам роста СПИДа

С инвесторами рассчитаются киловаттами

@@

Сергей Кириенко просит два триллиона рублей

2006-06-28 / Игорь Наумов



В ближайшее время будет утверждена федеральная целевая программа (ФЦП) развития атомного промышленного комплекса. Документ уже внесен в правительство. Об этом заявил вчера на отраслевом инновационном форуме глава Федерального агентства по атомной энергии Сергей Кириенко. По его словам, ФЦП обеспечит выполнение задач, поставленных президентом Владимиром Путиным, в частности, по сохранению доли атомной энергетики в энергетическом балансе страны на уровне 16%. Согласно программе атомщики должны будут ежегодно сдавать в эксплуатацию по два энергоблока. Всего же до 2030 года в атомной энергетике предстоит ввести в строй новых мощностей на 42 гигаватта.

@@@
С инвесторами рассчитаются киловаттами
С молодежью решили работать, но еще не договорились - как
Снижать потери при малых инвестициях
Трагедия с утратами для всей страны
Утечка мореходов
Чечня станет офшором
Экологический город

Экономический рост без перспективы

@@

Неспособность политиков сфокусировать внимание на развитии информационного общества лишает страну стратегии прорыва

2002-09-27 / Татьяна Ершова - генеральный директор Института развития информационного общества.



Говоря о будущем, мы используем слова из прошлого. Мы даже не замечаем, что третье тысячелетие наступило не только по календарю.

Российская элита, объехавшая весь мир после падения железного занавеса, так и не заметила главного: что этот мир стал другим. Политики по-прежнему рассуждают в категориях "правые - левые", "консерваторы - либералы", "монархисты - демократы" и т.п., хотя современное общество начинает жить в другой системе координат. Экономисты, говоря о "новой экономике" (это модно), пытаются вставить ее в схемы, которые освоили в университетах несколько десятков лет назад. Главные фигуры нашего образования бьют тревогу в основном по поводу финансирования и практически не замечают, что содержание учебных программ - от начальной школы до аспирантуры - отнюдь не способствует эволюции наших молодых сограждан от homo sapiens к homo sapiens ingeniosus (человек изобретательный), без чего в "другом" мире им будет попросту нечего делать.

А между тем вокруг происходят фантастические вещи. Европа, осознав в начале 90-х факт наступления нового этапа в человеческой цивилизации, назвала его "информационным обществом" (этот термин возник еще в конце 60-х - начале 70-х гг. XX века и приписывается Ю.Хаяши, профессору Токийского технологического института) и немедленно начала действовать - за неимоверно короткий срок были разработаны и реализованы стратегии и программы "перехода от прошлого к будущему". За Европой последовали "азиатские тигры". Вскоре перспектива путем использования новых технологий, информации и знания улучшить жизнь людей всколыхнула Юго-Восточную Азию, Латинскую Америку и Африку.

Что же в России? Сказать, что у нас в связи с информационной революцией ничего не происходит, было бы неправильно. Но налицо отсутствие ясно сформулированных общеполитических целей, соответствующих тенденциям и законам современного развития. Чтобы развиваться устойчиво, производительность экономики должна непрерывно повышаться, причем за счет понижения, а не повышения количества используемых природных ресурсов. Это возможно только через развитие знания. Понятно это стало давно. Но до сих пор не расставлены акценты: что же мы информатизируем? Как это меняет жизнь людей?

Затратив на покупку компьютеров колоссальные деньги, государство получило весьма плачевный результат: как правило, эти устройства, способные решать огромное количество задач, используются как усовершенствованные пишущие машинки или подставки под кактусы. В лучшем случае они помогают ускорить выполнение привычных допотопных операций, создавая иллюзию перехода к новому качеству. Бизнес использует новую технику более осмысленно и продуктивно; однако там, где вмешивается государство, не помогают никакие навороченные "пентиумы" и лучшие из лучших программные разработки - например, в бухгалтерском учете, который стал проклятьем любого "хозяйствующего субъекта" из-за не поддающейся никакому здравому осмыслению системы налоговой отчетности.

Теоретически мы можем гордиться, что у нас есть федеральная целевая программа "Электронная Россия". Однако попытки вставить в нее современные концепты вроде "электронного правительства", не говоря уж об "активном правлении", в самом начале закончились неудачей, так как эти понятия не прошли через юридическую службу аппарата правительства РФ в силу их отсутствия в перечне утвержденных терминов. И теперь предпринимаются усилия по втискиванию нового содержания в устаревшие понятийный аппарат и законодательную базу. Неудивительно, что выполнение программы идет медленно и с большими издержками.

Что же делать? Поговаривают, что правительство собирается сократить финансирование этой программы, а кое-кто вообще был бы рад ее закрыть. Зачем нам какое-то электронное правительство - так ведь и до электронного президента недалеко… Но жизнь плохой "Электронной России" все же лучше ее смерти. Каким бы ни был текст этого документа, сам факт его существования взбудоражил страну, и появилось очень много людей, которые, осознавая все недостатки программы, готовы грудью защищать ее и многое сделать для того, чтобы она стала не хуже "Электронной Европы" и других великолепных программ, принятых Канадой, Кореей, Малайзией и другими странами.

Де-факто складывается вариант развития России как поставщика сырьевых ресурсов на мировой рынок. В стратегическом плане этот путь не имеет перспектив, открыто его никто не пропагандирует, но за ним стоят серьезные экономические интересы, и вероятность такого выбора отнюдь не равна нулю.

Есть и другой сценарий, реализованный в послевоенной Японии, в ряде стран Юго-Восточной Азии и Южной Америки, а также недавно в Китае и во Вьетнаме. Это догоняющее индустриальное развитие. Но и оно вряд ли может привести к успеху в наших геоклиматических условиях, да еще при обветшавшей технологической базе нашей промышленности.

Третий сценарий - формирование экономики, основанной на знаниях, - это путь развития информационного общества, где основная ставка делается на развитие науки, инноваций, культуры, информационной индустрии и человеческого капитала. Здесь требуется активная государственная политика, основанная на продуманной стратегии. Важным условием успеха в деле создания и реализации такой стратегии является заинтересованное участие и тесное сотрудничество всех сил российского общества. Речь идет о совершенно новом и пока непривычном феномене - социальном партнерстве, почти что социальном контракте, но только на условиях не индустриального, а постиндустриального общества.

Академик Н.Моисеев в своей книге "Универсум. Информация. Общество" отмечал, что планетарное общество можно будет называть информационным лишь тогда, когда возникнет Коллективный Разум, способный играть в этом обществе такую же роль, какую в организме человека играет его собственный разум. В противном случае возникает лишь оснащенное информационными технологиями общество, мало способное к предотвращению кризисных ситуаций.

Мир живет подготовкой к Всемирному саммиту по информационному обществу (WSIS). Первый его раунд пройдет в декабре 2003 г. в Женеве, второй - в 2005 г. в Тунисе. В июле прошло первое заседание Подготовительного комитета саммита, в мае в Бамако (Мали) - региональная африканская конференция, в сентябре - субрегиональная для стран СНГ в Бишкеке, в ноябре в Бухаресте состоится европейская региональная конференция. На очереди латиноамериканская в Санто-Доминго (Доминиканская Республика) в январе будущего года. Все эти мероприятия - выражение стремления к выработке с помощью "коллективного разума" правильных концептуальных и политических решений на перспективу.

В России же с упорством, достойным лучшего применения, продолжают избегать самого словосочетания и понятия "информационное общество", несмотря на факт подписания российским президентом Окинавской хартии глобального информационного общества. Этого понятия нет ни в "Основных направлениях социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу", ни в "Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочный период (2002-2004)", ни в "Электронной России". Оно не звучит ни в официальной прессе, ни в любимых народом газетах и журналах, ни на радио, ни на телевидении. Далеко не последние люди в российском государстве употребляют странные выражения со смутным смыслом вроде "информационное пространство", "открытое информационное сообщество", а то и вовсе "правовое регулирование информационных технологий"…

Между тем с 80-х гг. на эту тему написана масса научных трудов, с 1997 г. издается журнал "Информационное общество", с 1998 г. проводятся всероссийские конференции по информационному обществу, в 2000 г. создан глоссарий базовых терминов по информационному обществу, официально приняты региональные стратегии перехода к информационному обществу в Санкт-Петербурге и в Москве. Есть множество сайтов в интернете, наиболее важные из которых приведены в таблице.

А с марта 2001 г. при поддержке программы "Информация для развития" Всемирного банка создается Российский портал развития, который к середине октября нынешнего года откроет площадку для обсуждения, подготовки и реализации национальной - с участием всех заинтересованных сторон - стратегии перехода России к информационному обществу. Создатели портала - участники Партнерства для развития информационного общества в России - уверены: чем больше будет таких заинтересованных сторон, тем больше шансов на выбор правильного сценария развития страны, который обеспечит достойное будущее нам и нашим потомкам.

Полезные ссылки

Сайт Глобального партнерства во имя знания

Сайт Целевой группы ООН по информационно-коммуникационным технологиям

Сайт Партнерства для развития информационного общества в России

Сайт Всемирного саммита по информационному обществу

Сайт Европейской региональной конференции в Бухаресте

Окинавская хартия глобального информационного общества

Сайт научно-аналитического журнала "Информационное общество"

@@@
Экономический рост без перспективы