"Госдума стала менее яркой"

@@

Владимир Рыжков предсказывает горячую и насыщенную осень

2000-07-29 / Анна Закатнова







Владимир Рыжков всегда готов к диалогу.

Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)

- ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ, как бы вы могли оценить политическое значение нынешнего парламента по итогам завершения весенней сессии?

- Вы же видите, что нижняя палата очень сильно поменялась. Госдума поскучнела, подурнела, стала более серой, менее яркой. Сейчас одну фракцию от другой трудно отличить: все, кроме коммунистов, дружно поддерживают президента. Я боюсь, что в целом парламент может потерять политическое и общественное значение: вслед за потерей веса Советом Федерации будет потеряно политическое значение и верхней палаты. Раньше была мощная, яркая нижняя палата, был сильный авторитетный Совет Федерации, а сейчас уже через год мы можем получить блеклую Государственную Думу, слабый неавторитетный Совет Федерации и полное доминирование Кремля на всем политическом пространстве. Я убежден, что в демократическом обществе парламент должен быть противовесом исполнительной власти, поэтому мне эти события не нравятся.

- Не могли бы вы уточнить, какие важнейшие законопроекты Госдума будет рассматривать осенью?

- Номер один - утверждение бюджета. Готовится очень крупная реформа в отношении Центра и регионов, причем она сильно бьет по интересам региона. Вопрос номер два - Земельный кодекс. Я не понял, почему мы его весной не приняли, он был готов и уже согласован. Третий, очень важный вопрос - Уголовно-процессуальный кодекс. Там осталось два-три крупных разногласия между судами и прокуратурой, но в принципе он готов. Если бы мы приняли его до зимы - это было бы огромное благо для страны. Мы будем рассматривать также конституционный Закон "О чрезвычайном положении", принятый в первом чтении. Этот закон одновременно и нужен, и вызывает страх. Я думаю, что осенью нас ждет также серьезный пакет законов по социальной политике. В частности, правительство намерено, насколько я знаю, внести ряд законов по пенсионной реформе, по изменению системы социальных льгот. Так что осень будет очень сложная, горячая и насыщенная.

- А как вы оцениваете реформу, связанную с формированием семи территориальных округов?

- Если говорить об административной реформе Путина, я к семи округам отношусь более позитивно. В 90-е годы слишком многие федеральные органы (прокуратура, налоговая полиция) больше ориентировались на губернаторов. Главное в этой реформе - деликатно напомнить этим структурам в регионах, что они все-таки выполняют федеральные функции и прежде всего должны служить закону, а не местным властям. Я не думаю, что семь округов могут превратиться в микрогосударства, как некоторые говорят, потому что для этого им будут нужны парламенты, бюджет и своя вертикаль власти, а ничего этого у них нет. Хотя есть опасения, что эта реформа утяжелит бюрократическую вертикаль. Сейчас между республикой, краем и Москвой появляется еще одна промежуточная структура, поэтому для полпредов важно не переборщить с бюрократической составляющей.

- В последнее время вы по ключевым политическим вопросам находитесь в оппозиции...

- Моя позиция сейчас - это не столько оппозиция, сколько оппонирование. Я не хочу быть оппозиционером Путину, потому что он новый президент и его слишком легко критиковать. Но если он делает шаги, которые я считаю неправильными, я критикую их открыто, чтобы уберечь его и общество от возможных ошибок. Я никогда не боялся ответственности, я был и вице-губернатором региона, и первым вице-спикером, и лидером фракции - я умею нести ответственность.

- Поддерживаете ли вы критическую позицию Бориса Березовского и что вы думаете о его идее формирования новой партии?

- Борис Березовский - умный человек. Очень многое из того, что он говорит о федеральных реформах, я разделяю. Например, его обеспокоенность судьбой федерализма, парламентаризма, местного самоуправления в России. И он абсолютно прав, когда говорит, что сейчас в обществе возникла реальная возможность для создания некоей альтернативной политической силы. Я не хочу называть это оппозицией, потому что Путин вполне может поменять и тактику и стратегию, и у президента для этого достаточно и веса, и авторитета, и времени. Но партия с альтернативной платформой вполне возможна. Посмотрите, бизнес уже начинает осознавать давление, и он, по-моему, зреет для того, чтобы сопротивляться. Регионы начинают понимать, что федерализм надо защищать. Совет Федерации защищается. Местное самоуправление чувствует ограничения и тоже начинает сопротивляться. СМИ обеспокоены и готовы поддержать эту политическую альтернативу. Я знаю, что целый ряд политиков, губернаторов и бизнесменов ведет такие консультации между собой. Другое дело, что сам Березовский не может быть объединяющей фигурой для такой партии. Справедливо это или нет, но у него сложилась определенная репутация. И в глазах подавляющего большинства наших граждан репутация эта отрицательная. И даже когда он говорит абсолютно правильные вещи - многие люди ему не доверяют. Партия может быть, но вряд ли ее может сделать Борис Березовский. Но вот путь к партии может быть поэтапным, и такое альтернативное движение вполне может начаться как "круглый стол", как коалиция, потом перерасти в движение, а затем в партию.

- Многие эксперты полагают, что нынешние реформы президента и правительства вызывают сопротивление общества, потому что по сути являются консервативными. Согласны ли вы с этим утверждением?

- Это консерватизм, но не европейский. То, что сейчас делает Путин, это консерватизм в духе Николая I или Александра III. А я бы предпочел консерватизм в стиле Александра II. Безусловно, в политике Путина есть значительный консервативный элемент, потому что Путин тоже был одним из основателей НДР, провозгласившей себя конституционным движением, и внес определенный вклад в нашу идеологию "нового консерватизма". Новый российский консерватизм сочетает в себе три важные ценности - весь набор свобод (гражданских, политических, СМИ, местного самоуправления, федерализм) с сильным эффективным государством, которое имеет боеспособную армию и проводит активную внешнюю политику, и с абсолютно либеральной рыночной экономикой. Такой силы, которая бы совмещала все три ценности, нет. Путин проводит курс на усиление государства, но при этом он не очень дружелюбен к свободам, то есть первый компонент, касающийся гражданских свобод и гражданского общества, сильно ослаблен. А без этих составляющих консерватизм неполноценен. Вообще консерватизм - это не реакция, это современная европейская идеология процветания и прогресса. К сожалению, сейчас нет партии, которая бы соответствовала этим идеалам. СПС и "Яблоко" очень активно поддерживают либеральные реформы, при этом они не федералисты и не защищают парламент. А коммунисты во всем противоречат новому консерватизму. Кроме очень ослабленной НДР, партии, которая бы системно олицетворяла новый российский консерватизм, - нет.

- Есть ли у независимого депутата реальный шанс повлиять на процесс принятия решений в Думе?

@@@
"Госдума стала менее яркой"
"У нас есть шанс победить"
В мире: Без оглядки на Россию и СБ ООН
В новый год без палаток
Гений и богиня
Двадцать и десять
Европа – больше, чем коровы

Еще раз о постсоветской интергации

@@

Некоторые тенденции развития Таможенного союза и позиция Казахстана

1999-12-22 / Зураб Тодуа



В "НЕЗАВИСИМОЙ ГАЗЕТЕ" 26 октября 1999 года было опубликовано интервью с президентом Республики Казахстан (РК) Нурсултаном Назарбаевым под названием "Верю, что в будущем мы вернемся к идее Евразийского союза". Данная статья является попыткой разобраться в некоторых положениях, высказанных президентом РК по проблемам интеграции.

Вряд ли следует напоминать об особом отношении к этой проблеме подавляющего большинства людей на всем пространстве бывшего СССР. По мнению многих политиков и экономистов, как в России, так и за ее пределами налаживание взаимовыгодного экономического и политического сотрудничества между бывшими республиками Союза могло бы помочь им быстрее и с меньшими потерями преодолеть переходный период.

Повышенное внимание к позиции Назарбаева вполне объяснимо; читатели "НГ", конечно, знают, что именно президент Казахстана чаще других лидеров стран СНГ, за исключением, пожалуй, президента Белоруссии Александра Лукашенко, заявляет о необходимости интеграции на постсоветском пространстве. Разговоры об этом ведутся много лет. Казалось, что после создания в 1995 году Таможенного союза (ТС) его участники выйдут на новый уровень сотрудничества, который наконец позволит преодолеть инерцию распада.

В интервью "НГ" Назарбаев, в частности, напомнил, что Таможенный союз возник как "реакция на недовольство медленными темпами интеграции. Именно тогда, в 1995 году, возобладала выдвинутая Казахстаном концепция разноскоростной и разноуровневой интеграции". По мнению казахстанского президента, "она позволяла отдельным странам, входящим в Содружество, переходить к более глубокой степени интеграции, не дожидаясь остальных".

Первые шаги ТС были обнадеживающими: возрос объем взаимной торговли между странами ТС, удалось продвинуться в деле выработки единой таможенной политики, прорабатывался пакет документов для реального наполнения Договора о Едином экономическом пространстве. Однако в дальнейшем различные противоречия между странами ТС затормозили его деятельность. Состоявшееся в октябре с.г. заседание Межгосударственного совета стран ТС и принятые на нем документы на дают основания говорить о том, что Таможенный союз совершил ощутимый рывок на пути интеграции.

Сегодня очевидно, что ТС пока не справляется с возложенными на него задачами. Страны - члены ТС до сих пор не выработали единой таможенной политики. Таможенные тарифы согласуются в лучшем случае на 50-60%. Члены ТС зачастую предпринимают действия, которые не учитывают интересов партнеров.

Настоящим испытанием для ТС стал финансовый кризис в России в августе 1998 года. В идеале Таможенный союз должен был бы смягчить его последствия для стран - участниц ТС. В действительности этого не произошло. Так, например, взаимная торговля между участниками ТС понизилась до пределов, сопоставимых с параметрами СНГ. Члены ТС, вместо того чтобы согласовывать друг с другом меры по обеспечению защиты своего рынка, стали вводить односторонние барьеры против партнеров. Увы, именно Казахстан стал инициатором настоящей "тарифной" войны между странами ТС и, между прочим, Центральноазиатского союза (ЦАС). Справедливости ради следует отметить, что Казахстан исходя из собственных интересов пытался защитить собственного производителя. Но методы для этого были избраны не самые удачные.

Девальвация рубля повысила экспортный потенциал российских производителей. И, вполне естественно, казахстанские рынки стали заполняться дешевыми российскими товарами. Это вызвало беспокойство у руководства РК. На этот случай Таможенный союз предусматривает проведение консультаций для согласования торгово-тарифной политики в кризисных условиях. Однако вместо переговоров Казахстан в конце 1998 года в одностороннем порядке ввел 200-процентную пошлину на все российские продовольственные товары. Одновременно с этим такой же пошлиной были обложены товары, ввозимые из Киргизии, другого участника ТС. Кроме того, по указанию казахстанских властей была введена так называемая въездная плата на каждый въезжающий на территорию РК автомобиль из Киргизии и Узбекистана в размере от 150 до 300 долл.

Осенью 1998 года пресса РК с удовлетворением констатировала, что потрясения в России не затрагивают основ казахстанской экономики. Хотя серьезные экономисты предупреждали о том, что на Казахстан надвигается финансовый кризис, аналогичный тому, что произошел в России. Тенге "поплыл" уже в январе с.г. Попытки руководства РК удержать его курс не удались. На это было затрачено только в первом квартале текущего года почти 800 млн. долл., и тем не менее в апреле Казахстан вынужден был пойти на свободно плавающий курс. Произошел обвал тенге.

Финансовые проблемы Казахстана немедленно отразились на производственном секторе Киргизии, которая являлась основным торговым партнером РК. Бишкек вынужден был воспользоваться казахстанским опытом введения 200-процентной пошлины. Несколько позднее меры по защите своего рынка применил и Узбекистан. "Тарифная" война с переменным успехом ведется до сих пор.

Финансовый кризис в России сильно повлиял на страны ТС. Это было обусловлено взаимозависимостью государств - членов ТС. Экспорт и импорт Казахстана и Белоруссии в основном завязаны на Россию. Так, например, 73% экспорта и 83% импорта Казахстана приходится на Россию. Аналогичные показатели Белоруссии составляют соответственно 89 и 84%. С учетом этих данных, а также памятуя о том, что в странах ТС в течение нескольких лет не удалось приостановить падения ВВП, странно выглядит заявление Назарбаева о том, что объем взаимной торговли между ними возрос на 88%. Это противоречит элементарной математической логике.

Наоборот, несмотря на увеличение стоимости импорта из России и Киргизии на 200% (за счет импортных протекционистских пошли), суммарный объем взаимной торговли Казахстана со странами СНГ сократился до 30%. Причем эта цифра характерна для всех стран СНГ. Все это - на фоне резкого спада товарооборота государств СНГ с самой крупной его страной - Россией. В связи с этим опять же возникает вопрос о происхождении загадочной цифры 88%.

В чем же причина недостаточной эффективности Таможенного союза? Переход к более высокой степени интеграции зависит не от политической воли руководителей стран, а от объективных условий. В соответствии с положениями экономической науки Таможенный союз группы стран представляет собой механизм единого таможенно-тарифного реагирования на действия третьих стран, намеревающихся входить в таможенное пространство этого союза. По сути, все, что делается в Таможенном союзе и подразумевается в рамках концепции "разноскоростной и разноуровневой интеграции" в большей степени относится к созданию зоны свободной торговли.

Над Соглашением о создании зоны свободной торговли давно работают все страны СНГ. Однако этот важный документ до сих пор не готов и не вступает в силу главным образом из-за позиции России, которая считает пока невыгодным и преждевременным для себя переходить к международному принципу взимания косвенных налогов. Между тем без Соглашения о зоне свободной торговли идея Таможенного союза практически нежизнеспособна. Видимо, этим и объясняется пробуксовывание Таможенного союза. Здесь лежит главная причина того, что ТС не оправдывает своего предназначения. Нурсултан Назарбаев это невольно признает, когда говорит о том, что "применение разных принципов взимания НДС в странах ТС делает абсурдной саму идею единого таможенного пространства".

До тех пор пока страны ТС не определятся с этими важными вопросами, подобная разноскоростная интеграция вряд ли сможет стать "оживляющим стимулом для остальных" стран СНГ. На сегодняшний день, к сожалению, интеграция получается только на словах. А на деле в экономической политике стран ТС преобладают сиюминутные интересы. Они экономически и политически еще не "дозрели" до готовности преодолеть имеющиеся противоречия и, таким образом, создать условия для настоящей интеграции. Вот тут-то и непонятно, зачем в очередной раз говорить об интеграции, когда реальные действия государства, которое представляешь, абсолютно ей противоположны. Возможно, здесь мы имеем дело с элементарным заблуждением.

@@@
Еще раз о постсоветской интергации
Жестокий к самому себе
Знаешь, где мерзнешь, - ваты подстели
Коллекционеры
Компромисс абсурда
Кризисный замер
Леонид Федун, камерунский футболист и третий срок

Между Россией и Грузией началась война

@@

Пока боевые действия ведутся на информационном поле

2002-07-31 / Армен Ханбабян, Анатолий Гордиенко







Прорыв боевиков Руслана Гелаева из Панкисского ущелья на территорию России положил конец благодушным разговорам о "положительном прорыве" в российско-грузинских отношениях. Последние заявления сторон полностью дезавуируют недавние уверения Москвы и Тбилиси относительно их стремления сотрудничать в борьбе с международным экстремизмом и как можно скорее заключить Большой рамочный договор. Наоборот, началось противостояние, накал которого напоминает предвоенную ситуацию.

Диспозиция проста: российская сторона утверждает, что отряд чеченских боевиков был беспрепятственно пропущен грузинскими пограничниками из Панкиси на территорию РФ, Грузия это категорически отрицает. Плененные боевики перед телекамерами заявляют, что проникнуть на российскую территорию им помогли грузинские пограничники. "Героем дня" стал грузинский чабан-перебежчик Леван Телидзе, который вроде бы и сообщил российским пограничникам о нарушении рубежей отрядом гелаевцев под командованием араба-наемника. В свою очередь, Тбилиси обвиняет "противника" в ночных воздушных налетах на высокогорное приграничное село Гиреви и даже на удаленное от границы на полсотни километров Панкисское ущелье.

В Москве на самом высоком уровне заговорили о "непоследовательной и неискренней позиции руководства Грузии", о том, что "устали от элементарного вранья" грузинской стороны по поводу боевиков - именно так выразился помощник президента РФ Сергей Ястржембский, добавив, что "в таких условиях вряд ли приходится рассчитывать на установление нормальных добрососедских отношений между Россией и Грузией". Параллельно министр обороны Сергей Иванов вновь поставил вопрос о необходимости проведения в Панкисском ущелье крупной антитеррористической операции с привлечением российских войск, так как, по его мнению, грузины самостоятельно решить эту проблему не могут и даже потворствуют боевикам. Более того, российские военные утверждают, что грузины о готовящемся прорыве прекрасно знали, но ничего им не сообщили. А это уже прямое обвинение в предательстве.

Тбилиси в долгу не остался. Замсекретаря Совета национальной безопасности республики Джемал Гахокидзе сказал корреспонденту "НГ", что "во всей этой истории с "прорывом чеченских боевиков" из Грузии в Россию есть немало странного. Если российская сторона действительно контролирует свою границу, не лучше ли было начать бить прорвавшихся боевиков тут же, на границе, а не начинать операцию по их блокированию в глубине своей территории? Остановив их на границе, можно было убедить весь мир в том, что боевики на самом деле пришли из Грузии. Для Москвы это была бы беспроигрышная позиция. Но ведь бои начались и идут в 15 километрах от границы с Грузией. Это многое ставит под вопрос. У Тбилиси в такой ситуации есть основания говорить о сознательной провокации. Не исключено, что нас просто-напросто проверяют: как мы отреагируем на всю эту "приграничную операцию"? Пленные боевики утверждают, что мы их пропустили на российскую территорию. Почему мы, как, впрочем, и российская сторона, должны воспринимать их слова как истину в последней инстанции? Не лучше ли вместе разобраться во всем, вместе проверить эти показания?"

Да, говорит Гахокидзе, Грузия пока не может гарантировать абсолютно надежную охрану своей границы, в частности ее чеченского участка. "Именно с учетом этого руководство страны в свое время обратилось за помощью к международным организациям, и уже два с половиной года мониторинг чеченского участка грузино-российской границы осуществляют наблюдатели ОБСЕ, - отметил замсекретаря Совета нацбезопасности. - Есть, кстати, среди них и представители России. Российские военные сейчас со ссылкой на показания пленных и некоего чабана-перебежчика утверждают, что грузинские пограничники пропустили боевиков из Панкисского ущелья в Чечню за деньги. А вот миссия ОБСЕ не зафиксировала ни одного инцидента с пересечением грузино-российской границы на этом участке. Выходит, и международных, в том числе и российских, наблюдателей подкупили?"

Джемал Гахокидзе в этой связи полагает, что "кое-кто в Москве упорно хочет посредством какой-то "совместной антитеррористической операции" втянуть-таки Грузию в войну на Северном Кавказе. Но этого не будет. Несмотря на большое желание того же министра обороны РФ. Шансов на то, что Грузия в итоге "сломается" и согласится на ввод на ее территорию иностранных войск, нет никаких. Это надо запомнить. Как и то, что Грузия сегодня отнюдь не одинока в стремлении защитить свои интересы и свой суверенитет".

В борьбе с терроризмом, говорит Гахокидзе, руководство страны делает все в рамках имеющихся возможностей. "Многие в России, а также некоторые политические силы внутри страны утверждают, что грузинское руководство, дескать, имеет возможности изолировать, арестовать всех боевиков, которые могут находиться в Панкисском ущелье. Это далеко не так. Если говорить о настоящих террористах, то они делают все для того, чтобы остаться в тени, избежать задержания. Была бы изоляция этих людей простым делом, в России давно уже повязали бы тех же полевых командиров, предводителей боевиков, организаторов разного рода терактов. Не получается. И не только в России - это проблема для всего мира. Поэтому не надо думать, что в Грузии все зависит лишь от желания или нежелания властей. Все гораздо сложнее. И еще не надо нам навязывать ничью помощь в этой борьбе. Сотрудничество - да, навязанная помощь - исключено".

Обвинения, озвученные Сергеем Ястржембским, задели в Грузии не одного Джемала Гахокидзе. Об этом говорят и в официальных структурах, и на улице. Говорят о том, что недопустимо ставить под вопрос будущее отношений между двумя странами, основываясь на утверждениях какого-то чабана. И в то же время готовы подписаться под словами Ястржембского, когда тот говорит, что "рядовые жители Грузии с теплыми чувствами относятся к России". Пусть даже говорит он это в несколько ином контексте.

Впрочем, разговоры о дружбе сейчас малоактуальны. Сообщения о бомбежке Панкисского ущелья в Тбилиси некоторые склонны расценивать едва ли не как объявление войны. Реакция - соответствующая. Председатель парламентского комитета по обороне и безопасности Ираклий Бараташвили заявил, что не только расценивает этот инцидент как "прямую агрессию". Но и считает необходимым "мобилизовать грузинские ПВО и сбивать любые летательные аппараты, вторгающиеся в воздушное пространство страны".

@@@
Между Россией и Грузией началась война
Москва просит "отсрочки" у Вильнюса
На все вопросы отвечает Ленин
Нищая Москва
Первая жертва ареста Хансена
Противостояние или упущенные возможности
С ощущением миссии

Социалистический опыт нашей страны

@@

Принятие Россией чужого принципа жизни предопределило ее поражение

2000-11-10 / Игорь Ростиславович Шафаревич - академик РАН. Статья подготовлена на основе текста выступления автора на научной конференции "Будущее социализма".



ХОТЯ феномен социализма уже тысячелетиями возникает в человеческой истории, но отныне, я думаю, при его обсуждении всегда ключевым аргументом будет период его реализации в России. Причина очевидна. В последние века идеология социализма формулировалась все более четко в виде концепции или пророчества. И были попытки реализации этих идей, но весьма кратковременные, несколько месяцев, вроде Парижской коммуны. Можно себе представить, какое колоссальное значение имел этот опыт для последователей учения. Известно, например, как пристально всматривался в него Ленин, как часто он обращался к "опыту Парижской коммуны". А тут социалистические идеалы восторжествовали в громадной стране на многие десятилетия (а одно время казалось, что на века). Можно надеяться, что именно наш опыт поможет уяснить какие-то черты самого феномена.

В чем притягательность этого учения, возникающего вот уже которое тысячелетие, рождающего борцов, героев, мучеников? Время от времени здесь прорывается какая-то громадная социальная сила - вот что, по-моему, интересно понять. Почему это учение некогда восторжествовало у нас в стране и может ли опять восторжествовать?

Прежде всего, чтобы его понять, надо, мне кажется, отказаться от расплывчатых объяснений - вроде "справедливости", "счастья человечества", "равенства" и т.д. Во-первых, потому что это - еще более древние понятия (да и термины), и для их выражения не было надобности в новом слове: старыми можно было бы обойтись. А во-вторых, потому что в большинстве учений социализма его реализация предусматривается через насилие и гражданскую войну. Например, Ленин уже в 1914 году, только началась война, сформулировал свой тезис о превращении империалистической войны в "беспощадную гражданскую войну". В этом он только был верен марксистской традиции. Маркс предрекал рабочим 15, 20 или 50 лет гражданской войны "не только для того, чтобы изменить существующие условия, но чтобы и самим измениться". То есть гражданская война рассматривалась как средство для создания "нового человека". Такие же взгляды очень ярко высказывали Бухарин, Свердлов, Тухачевский и многие другие. А Мао Цзэдун готов даже был примириться с гибелью половины человечества ради торжества социализма во всем мире. Как же соединить идеи счастья и справедливости с этими запланированными громадными жертвами? И какое равенство может быть между той половиной человечества, которая погибнет в атомной войне, и той, которая уцелеет?

Но почему же тогда так часто побеждали идеи социализма? Сузим вопрос, поставим его конкретнее: почему большевики победили в Гражданской войне? Мне кажется верным тот ответ, которому учили все наше поколение: "благодаря непреодолимой притягательности идей социализма". Но только при ином понимании этих слов. Не верно, что народ в целом, большая его часть, был захвачен этими идеями. Тогда 4/5 народа - крестьянство - видело идеал в своем семейно-трудовом хозяйстве и многими тысячами восстаний и с колоссальными жертвами отстаивало его от попыток подчинения социалистическим принципам. Но социализм в отточенной форме марксизма, которую он принял к XX веку, оказался идеальной, почти совершенной идеологией властвующего или стремящегося к власти меньшинства. Идеологией господства более универсального, чем власть каких-то помещиков или мандаринов. Начиная с Платона, идеи социализма всегда формулировались как идеология властвующей элиты - от "философов" и "стражей" Платона до "научного руководства" последователей Сен-Симона и до "партии профессионалов-революционеров", вооруженной знанием единственно верной концепции общества.

Это была идеология общества, построенного по принципу машины, идеально управляемой знатоками ее устройства. Со всеми достоинствами и недостатками такого уклада. Для этого общество само должно быть механизировано и стандартизировано. И Томас Мор, и Кампанелла, и многие другие описывают дома и города, неотличимые друг от друга; да также и одежды жителей. Во Франции в XVIII веке возник термин для такого (тогда - воображаемого) стиля жизни: style gйomйtrique; но, конечно, на самом деле этот стиль был не геометрический, а механический. Идеал сохранился в веках, и вот Бухарин описывает его как "трудовую координацию людей, рассматриваемых как "живые машины", в пространстве и времени". Это была очень нетривиальная концепция элиты. Сама правящая элита рассматривалась тоже как часть гигантской социальной машины - но наиболее совершенная. Осознав себя частью этой машины, надо было отказаться от своей личности, взамен приобретя колоссальные возможности и власть. Некогда Сталин назвал партию "своеобразным орденом меченосцев" - язык для него совсем нетипичный. Бухарин тоже называл партию "революционным орденом". Пятаков заявлял, что если партия объявит белое черным, то он это примет и будет за это всеми силами бороться. Хотя, как он говорил, "это тяжелее, чем выстрел в себя". Принести в жертву требовалось не только свою человеческую индивидуальность, но и индивидуальность национальную, и многое другое.

В то время в России было два великих писателя, которые на какое-то время приняли социалистическую революцию, полюбили ее: Есенин и Платонов. Только так можно понять - в чем же ее суть? Ненависть понимания не дает. Бунину, например, кругом виделись лишь какие-то звериные морды, он все не мог забыть, что у него украли перину... А Есенин писал, обращаясь к "Матери-родине":

Ради вселенского //Братства людей // Радуюсь песней я // Смерти твоей. // Крепкий и сильный, // На гибель твою // В колокол синий // Я месяцем бью.

То есть великий поэт понимал, что революция (которую он воспринимал как русскую) ставит вопрос не меньше как о гибели России, принесении ее в жертву идеалу, называемому "Вселенское Братство". Платонов смотрел еще шире. Он писал, что революция лишь в начале "подвергает уничтожению Бога, царя и богатых", но потом "подвергнется уничтожению от человеческой руки природа". И создавал грандиозные фантастические проекты технического преобразования природы. И народ, и природа должны были быть принесены в жертву идеалу социальной машины. Вот эта идеология переустройства мира, идеология слоя повелителей мира - почти полубогов - была бесконечно притягательна для тех, кто в этот слой мечтал войти. "Большевизм есть партия, несущая идею претворения в жизнь того, что считается невозможным, неосуществимым и недопустимым... Ради чести и счастья быть в ее рядах мы должны действительно пожертвовать и гордостью, и самолюбием, и всем прочим", - говорил Пятаков. Этой-то идее не могли противопоставить ничего отдаленно равновесомого ни разные белые движения, ни разрозненные крестьянские восстания. Она, по моему мнению, определила и победу большевиков, и успех других социалистических движений. Конечно, лишь потому, что проявилась в момент общенационального кризиса.

оциалистиЧескаЯ идея при попытке претвориться в жизнь первым встретила сопротивление деревни. Хозяйство, в котором крестьянин сам определяет время и характер работ, постоянно чувствуя сопричастность Космосу, является творчеством, как поэзия или наука. Крестьянин - антитеза бухаринской "живой машине". Мне кажется неубедительной критика социализма, ставящая этому обществу в упрек то, что люди там перестают быть материально заинтересованными в результатах своего труда. Уж к бедности-то в России привыкли. Куда трагичнее, когда труд перестает для людей иметь смысл. В этом вообще роковая проблема современного общества, когда труд лишается творческого элемента, по типу приближаясь к каторжному. Социализм пытается разрубить этот узел, построив все общество по типу машины. В этом его несовместимость с духом крестьянского хозяйства. Вероятно, именно эту его черту имеет в виду Чаянов, когда говорит, что в основе крестьянского хозяйства лежит "иное понимание выгодности". "Платой" является сама радость творческого труда. Поэтому крестьяне шли на жертвы, лишь бы сохранить свой тип жизни и труда, и в период кризиса оказывались более конкурентоспособными, чем крупные хозяйства, основанные на принципе прибыли. По словам Чаянова: "Часто голодая в тяжелые годы, напрягая через силу свою рабочую энергию... они почти повсеместно стойко держались". Потому же они с такой яростью отстаивали свой образ жизни в целом море восстаний, по существу, Крестьянской войне 1918-1921 годов. Они шли на сопротивление, в каждом конкретном случае обреченное на поражение.

Но в целом они выстояли. Нэп вызвал тяжелый духовный кризис партии, выражавшийся тогда возгласом "За что боролись?". На этой почве был ряд самоубийств. И вся история партии того времени - XIII, XIV, XV, XVI съезды - это картина борьбы за продолжение политики "военного коммунизма", а по существу, идей еще "Коммунистического Манифеста", где уже были предсказаны "трудармии" Троцкого. Сначала более активная часть партии выступала с этими требованиями в виде "оппозиций" - троцкистской, зиновьевской, "объединенной"... Под конец большинство руководства, включая Сталина, убедились, что это - единственная платформа, на которой можно объединить партию, что это, по существу, единственная программа партии. На XVI съезде они возглавили это течение; был сформулирован лозунг сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса. Это был реванш партии за поражение в войне с деревней 1918-1921 годов, за нэп.

Сейчас иногда пишут, что драконовская коллективизация была слишком дорогой ценой за индустриализацию. Но это лишь принятие пропагандистского штампа тех времен. Для индустриализации коллективизация вообще не была нужна. Например, первый пятилетний план был построен на предпосылке роста благосостояния деревни, а через вывоз хлеба - и всей страны. Он предполагал очень высокие темпы индустриализации, которая тогда уже и осуществлялась. Потом были декретированы несравненно большие темпы, приведшие к дисбалансу разных частей экономики, так что реально оказались невыполненными даже первоначальные планы пятилетки.

Точно так же, как стиль продразверстки в Гражданскую войну - изъятие у крестьян всего хлеба, вплоть до семян, порки и расстрелы, закрытие церквей - не был нужен, чтобы победить. Наоборот, он вызвал череду восстаний - от Украины до Сибири. Директива ЦК о расказачивании, политика уничтожения казачества как сословия вызвали Верхнедонское восстание, открывшее Деникину путь почти до Москвы. Антикрестьянская политика - от расказачивания до раскулачивания и дальше до "неперспективных деревень" - не была ответом (хотя бы и очень жестоким) на требования жизни. Это было следствием ощущения несовместимости на одной земле свободного крестьянского труда и общества, построенного на идеологии социализма-коммунизма. Несовместимости, неоднократно выраженной классиками марксизма и их последователями. Например, в "Коммунистическом Манифесте" говорится о "мелкобуржуазной, мелкокрестьянской собственности", что "развитие промышленности ее уничтожило" (правда, "и уничтожает изо дня в день"). То есть крестьянство, по теории, - то, чего нет. Маркс и называл крестьян "озорной шуткой всемирной истории", "представителем варварства внутри цивилизации"... Ленин писал, что в крестьянстве постоянно возрождается капитализм. И в теории предвиделось, и на практике осуществлялось как единственный выход - уничтожение крестьянства как класса, превращение крестьян в пролетариев.

Идея построения чисто индустриальной, технологической цивилизации за счет экспроприации деревни была не нова: таким путем и шел Запад, впереди него - Англия, начиная с XVIII века. Такой путь приводил к противоречивым последствиям: наряду со сгоном крестьян с земли - к повышению образованности, а позже - и к росту жизненного уровня. У нас, например, была создана одна из лучших в современном мире систем образования - от детских садов до научных школ (в опоре на мощный культурный подъем, начавшийся в XIX веке в России, отмеченный такими именами, как Менделеев, Жуковский, Павлов...). Но для нашей страны трагичным оказалось то, что России предлагалось двигаться по чужому, уже пройденному пути. Это ясно осознавалось в 20-е и 30-е годы, о чем говорят хотя бы тогдашние призывы "догнать". Это было противоречие тогдашней идеологии: призывы догнать строй, который "катился к гибели". А ведь даже "перегнать" можно лишь на общей дороге. Позиция "догоняющего", в которую была поставлена Россия, была несовместима с традиционными представлениями о ее самобытном пути. Западно-капиталистическая и социалистическая линии развития оказались лишь двумя разными вариантами создания техногенной цивилизации: общества-машины, полностью контролирующего своих членов - через пропаганду, управляемые выборы, средства массовой информации, рекламу, экономическое давление или воздействие государственного аппарата. Конкуренция должна была выбрать более эффективный путь развития из этих двух. Принятие Россией чужого принципа жизни предопределило ее поражение. Потеря духовной и идеологической независимости предопределила, как следствие, нынешнюю потерю независимости в области экономики и независимого положения в мире.

аково значение этого опыта для нашей жизни? Кое-что он, мне кажется, прояснил. По существу, социалистические учения имеют всегда эзотерический характер. Их смысл как идеологии властвующей элиты (или борющейся за власть) обычно вполне ясен лишь самой этой элите, он не высказывается до конца. Но за десятилетия истории СССР элитарный смысл социалистической идеологии проявился обнаженно. Правящий слой до последнего дня своего правления (и даже утратив реальную власть) стоял на той позиции, что лишь он "знает как лучше". Самые робкие возражения или рекомендации были наказуемы. Это обычная идеология монопольно властвующего меньшинства: принятие роли строгого отца, сурово руководящего неразумными детьми. При таком принципе вся ответственность за результаты полностью ложится на правящий слой и сам элитарный принцип. Был бы успех - и претензии на руководство жизнью могли быть и оправданными. Но жизнь совершила жестокий суд. В результате, мне кажется, на многие следующие годы перспектива серьезного влияния социалистических идей на жизнь нашей страны стала маловероятной. В смысле проявления большего влияния государства в области экономики, как сейчас в США или Германии, - еще может быть. Но как идеи, за которую могут бороться и приносить жертвы, - очень трудно себе представить. (Вспомним хотя бы ГКЧП, на защиту которого ни один человек не выступил.) А ведь только такие идеи могут переломить ход истории.

@@@
Социалистический опыт нашей страны
Три сценария будущего для России
Хотите проверить "Доктрину Буша"?
Шеварднадзе попенял западу