"Рука Москвы" тянется к камской бумаге

@@

Борьба за контроль над одним из крупнейших целлюлознобумажных комбинатов России вступила в решающую фазу

1999-10-07 / Николай Иванов



За последний год дела Камского ЦБК пошли на лад, поэтому желающих прибрать его к рукам с каждым днем становится все больше.

Фото автора

ГРОМКИЙ скандал разгорается вокруг ведущего предприятия целлюлозно-бумажной промышленности России - Камского ЦБК, расположенного в городе Краснокамске Пермской области. Мало кто на Западном Урале сомневается, что в основе скандала - обострение борьбы за контроль над процессом приватизации комбината, которая начнется в самое ближайшее время. До сих пор Камский ЦБК остается единственным предприятием целлюлозно-бумажной промышленности нашей страны, полностью находящимся в государственной собственности.

Своеобразным детонатором послужил неожиданный визит в Пермь представителей Минэкономики (на уровне начальника отдела) и Федеральной службы по финансовому оздоровлению, под наблюдением которой комбинат находится с 1995 г. На встрече с губернатором Пермской области Геннадием Игумновым и его первым заместителем Геннадием Тушнолобовым москвичи предъявили две ксерокопии - протокола совещания в Минэкономики и распоряжения ФСФО об отстранении от должности директора Камского ЦБК Геннадия Тольмана и назначении на его место некоего Владимира Ермакова, прежде никому в Перми не известного, после чего визитеры вместе с новоназначенным менеджером прибыли на комбинат и потребовали от Тольмана освободить рабочее место и передать все печати и финансовые документы г-ну Ермакову.

Интересно, что на представленных столичными гостями документах нет подписей руководителей федеральных структур - прежде всего главы ФСФО Георгия Таля. Присутствует лишь едва различимая печать Управления делами Федеральной службы по финансовому оздоровлению. Славный город Краснокамск, где находится ЦБК, в документе назван… Краснокаменском. Все это насторожило пермских чиновников и руководство комбината - тем более что в Москве не удалось получить никаких подтверждений подлинности документов. Подчиняться требованиям москвичей Геннадий Тольман отказался и написал на имя прокурора Краснокамска заявление с просьбой оградить его от "незаконных действий Ермакова Владимира Ивановича".

Первый вице-губернатор Пермской области Геннадий Тушнолобов также выразил резкое недовольство подобным развитием событий, ставшим для местной администрации полной неожиданностью. Он считает, что своими действиями московские чиновники нарушили соглашение между администрацией области и правительством России "О взаимодействии в вопросах управления государственной собственностью на территории Пермской области". Согласно этому документу освобождение и назначение на должность руководителей государственных унитарных предприятий федерального подчинения, расположенных в области, должно осуществляться только после согласования с региональной администрацией. Камский ЦБК пока еще остается в госсобственности - следовательно, действие упомянутого соглашения распространяется на него в полной мере. А Москва и не подумала ставить в известность о своих планах Пермскую администрацию.

Отвечая на вопросы журналистов, Геннадий Тушнолобов высказал предположение, что причиной скандальной ситуации является вовсе не личность Геннадия Тольмана. Первый вице-губернатор не стал уточнять, что конкретно он имел в виду, хотя для знающих людей это секрет полишинеля. Скорее всего, разразившийся скандал - лишь эпизод в борьбе за контроль над процессом приватизации Камского ЦБК. На это указывает, например, тот факт, что одним из пунктов "протокола", привезенного москвичами, предлагается приостановить процедуру приватизации комбината. А это уже идет вразрез с правительственным постановлением трехлетней давности об особой процедуре приватизации ЦБК.

Интерес Москвы к Камскому целлюлозно-бумажному комбинату вполне объясним. Он остается, по сути, последним лакомым куском на территории Западного Урала - все остальное уже давно распродано. Камский ЦБК - одно из старейших предприятий целлюлозно-бумажной промышленности России, образованное в начале 30-х годов. Комбинат является градообразующим предприятием, поэтому от того, в чьи руки он попадет, зависит судьба тысяч жителей Краснокамска.

Традиционно комбинат специализировался на производстве бумаги вторых номеров - офсетной, писчей, тетрадной, но в последнее время перешел на выпуск газетной бумаги. В итоге после череды кризисов экономическая ситуация на предприятии более-менее стабилизировалась. Средняя зарплата на комбинате - 1700 руб. После прошлогодней девальвации рубля предприятие начало было оживать. До 70% газетной бумаги Камского ЦБК поставляется на экспорт. Основной потребитель - страны Юго-Восточной Азии.

Только в первом квартале текущего года комбинат заработал около 20 млн. руб. прибыли. За счет этого решены многие проблемы - погашены долги по зарплате, полностью ликвидирована задолженность Пенсионному фонду (на начало года она составляла 28,7 млн. руб.), резко сокращена задолженность по налоговым платежам. Потому неудивительно, что желание "поучаствовать" в приватизации комбината проявляют сегодня самые разные силы.

План приватизации разрабатывался с привлечением в качестве финансового консультанта фирмы Unicom/MC Consultants. В соответствии с ним уставный капитал образованного на базе госпредприятия ОАО "Камский ЦБК" составит 772 тыс. 825 руб. По словам первого вице-губернатора Пермской области Геннадия Тушнолобова, в уставный капитал не включены объекты соцкультбыта, находящиеся на балансе комбината (например, комплексы очистных сооружений и водоподготовки, которые обслуживают и городское хозяйство Краснокамска).

Предполагается, что трудовому коллективу достанется 5% акций ОАО, еще 2% - администрации предприятия. Остальные 93% акций будут реализовываться на конкурсах. Так, 25% плюс одну акцию планируется выставить на аукцион. А еще 68% акций равными лотами по 34% будут реализованы на коммерческом конкурсе с инвестиционными и социальными условиями. Победитель конкурса в течение трех лет после заключения договора купли-продажи ценных бумаг должен инвестировать в комбинат не менее 10 млн. американских долларов. Как сказал г-н Тушнолобов, эта сумма соответствует минимально необходимому объему капитальных вложений для поддержания производства на существующем уровне. Кроме того, победителю предстоит в двухмесячный срок погасить кредиторскую задолженность комбината. Социальные условия оговаривают, в частности, увеличение численности рабочих мест с 3645 в 2000 г. до 3885 в 2002 г. План приватизации предусматривает, что у государства останется "золотая акция" общества, которая дает право "вето" на некоторые решения собрания акционеров и совета директоров.

В последнее время в Перми все настойчивее муссируются слухи о том, что на комбинат положили глаз некие московские бизнес-структуры (чаще всего в связи с этим называется таинственная компания "Экспорт-лес"), которые, вероятно, хотели бы обеспечить себе особые условия при акционировании ЦБК. Но у пермских властей уже есть богатый печальный опыт работы с москвичами, накупившими на Западном Урале собственность. Как правило, ни к чему хорошему это не приводило - выжав из предприятия последние соки, столичные "деловые люди" торопились сбросить собственность - нередко по демпинговой цене. Живой пример тому - судьба АО "Ависма. Титано-магниевый комбинат" или АО "Пермские моторы".

На днях губернатор Пермской области Геннадий Игумнов направил руководителю Федеральной службы по финансовому оздоровлению России Георгию Талю письмо с просьбой прокомментировать вышеописанные действия его подчиненных. В нем губернатор указывает на нарушение соглашения с правительством и просит "дать указание об оформлении необходимых документов в строгом соответствии с законодательством РФ и об их направлении на согласование в администрацию Пермской области".

@@@
"Рука Москвы" тянется к камской бумаге
"Русская республика" в Восточном Казахстане?
"Яблочники" вступились за новобранцев
А государство - бессильно
Барды вышли на горную лыжню
Без признаков амнистии
Боевики не дождались "зеленки"

Бои в Чечне

@@

Российский генералитет несет потери

2001-09-18 / Илья Максаков



УТРО понедельника принесло сенсационную новость - государственное агентство РИА "Новости" сообщило, что банда численностью около 400 человек напала на второй по величине чеченский город Гудермес. Боевики якобы были очень хорошо организованы и вооружены, прекрасно ориентировались на местности, что дало основание считать их местными жителями.

Информационные источники чеченских сепаратистов, которые вчера развернули необыкновенно бурную деятельность, сразу же поторопились заявить, что "правительственные силы чеченского государства восстановили контроль над Гудермесом". Они же со временем сообщили, что "моджахеды" то ли с боями пробиваются в Грозный, то ли уже вошли в чеченскую столицу. Кроме того, по их заявлению, отряды боевиков вошли и в Аргун, а перед этим заняли Ножай-Юрт.

Одновременно командующий объединенной группировкой войск в Чечне Валерий Баранов опроверг сообщения о нападении боевиков на Гудермес, а глава администрации Чечни Ахмат Кадыров заявил, что сведения о вторжении в Гудермес до 400 боевиков "явно преувеличены". По его данным, всего 15 боевиков были замечены и сразу же блокированы в Гудермесе.

Истина, как всегда, находится посередине. С течением времени стало ясно, что бои в Гудермесе действительно были, но ни о каком повторении событий августа 1996 года, когда боевиками был захвачен Грозный, речи не идет. Помощник президента РФ Сергей Ястржембский подтвердил факт нападения на Гудермес, но в той его части, что между боевиками и дислоцированными в Гудермесе милиционерами "возник огневой контакт". Он заверил, что "в городе достаточно сил и средств, чтобы дать отпор любой боевой вылазке". УВД Гудермеса, в свою очередь, заявило, что около ста боевиков вошли в город и начали обстрелы административных зданий и мест дислокации федеральных сил. Правоохранительные органы в связи с этим проводили операцию по "локализации группы боевиков". Прокуратура Чечни заявила, что подразделения федеральных сил отражали нападения чеченских боевиков, но категорически отрицала возможность захвата города. В результате столкновений, по первым данным, погиб один и ранены восемь военнослужащих внутренних войск, а обстановка оставалась "контролируемой".

Явно преувеличенными чеченскими сепаратистами были сведения и о ситуации в Аргуне. Оказалось, что никакие 200 боевиков в этот город не входили. Но ситуация здесь действительно была накалена терактом против главы местной администрации Мовсара Тимербаева, в результате которого погиб его родственник из числа охраны. В дом Тимербаева въехал управляемый террористом-смертником и начиненный взрывчаткой грузовик. Официальные власти опровергли сообщения и о скоплении больших отрядов боевиков в Заводском районе Грозного, в поселках Алды и Черноречье. А в Доме правительства Чечни вчера прошло плановое еженедельное совещание под руководством премьер-министра Станислава Ильясова. Правда, последний признал, что часть членов правительства и глав районных администраций не явилась на заседание из-за "активизации отдельных бандформирований".

На самом деле вчерашние события в Гудермесе и во всей Чечне как никогда точно характеризуются заявлениями официальных властей и военных о пропагандистском характере вылазок боевиков. Лидеры сепаратистов должны были хоть как-то отреагировать на теракты в США, что они и сделали. При этом такой вывод подтверждается их же источниками информации. Одновременно с сообщениями о захвате Гудермеса они передали заявление, смысл которого сводится к тому, что "Америка должна семь раз отмерить, прежде чем один раз отрезать". Идеологи сепаратистов недвусмысленно дают понять, что военные действия США против Афганистана могут отрицательно сказаться на самой Америке и станут "торжеством беззакония и несправедливости".

Тем не менее, какой бы пропагандистский характер ни носили действия боевиков, они по-прежнему в состоянии достаточно сильно дестабилизировать ситуацию. Это они продемонстрировали, сбив вертолет федеральных сил Ми-8, в результате чего погибли 9 человек, в том числе заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-майор Анатолий Поздняков. Причем вертолет был сбит не где-нибудь, а в Ханкале - штабе объединенной группировки. Примечательно, что не очень корректные источники сепаратистов даже в этом случае "прокололись", сообщив об уничтожении вертолета над Гудермесом. В то же время не только в крупных чеченских городах, но и в считающихся спокойными северных районах республики боевики осуществили целый ряд нападений на подразделения федеральных сил, в результате которых среди российских военнослужащих есть жертвы. Если опять же обращаться к источникам сепаратистов, то они заявляют о том, что Шелковской, Наурский и Надтеречный "взбунтовались". Неспокойно было и в Веденском районе, где в эти дни двое военнослужащих погибли и двое ранены. Совершено нападение и на дом главы администрации Шали, в результате которого ранен местный милиционер. В Грозном совершено покушение на главу администрации Ачхой-Мартановского района Чечни Шамиля Бураева. К счастью, фугас, взорвавшийся на пути следования его машины, не причинил ему вреда.

@@@
Бои в Чечне
В Ингушетии обострился земельный вопрос
В Пакистане боевики взяли в заложники школьников
В Чечне вновь убит глава местной администрации
В Чечне местные жители добились освобождения односельчан
В Чечне эпидемия массового психоза
В новый год – с новой политикой

В третье тысячелетие - с прежним губернатором?

@@

В Оренбургской области началось выдвижение кандидатов на пост главы местной администрации

1999-11-04 / Анна Теплая



ПЕРВЫМ документы в областную избирательную комиссию подал нынешний губернатор Владимир Елагин. Выборы главы областной администрации пройдут в один день с выборами в Государственную Думу, что придает избирательной кампании в Оренбуржье дополнительную остроту. Пока неизвестно, сколько еще лиц выдвинут свои кандидатуры. На прошлых выборах Владимир Елагин победил своего основного конкурента мэра Оренбурга Геннадия Донковцева, набрав почти в три раза больше голосов. Сегодня у Елагина, как считают местные социологи, есть все шансы повторить успех четырехгодичной давности. Эксперты отмечают, что в последнее время наметилась явная тенденция - в тех регионах, где удается успешно решать социальные проблемы, действующие губернаторы, как правило, сохраняют свои посты.

Администрация области во главе с Владимиром Елагиным в последнее время прилагает большие усилия по погашению задолженности пенсионерам и работникам бюджетной сферы. Так, например, для пополнения Пенсионного фонда местные власти пошли на чрезвычайные меры - банкротство злостных неплательщиков. В результате предприятия начали перечислять средства в Пенсионный фонд, а области удалось погасить задолженность по пенсиям на три месяца раньше, чем предписывал известный указ президента. Примерно так же обстоят дела и с долгами учителям и врачам. Здесь, правда, до сих пор задолженность достаточно высока, но она постоянно сокращается.

Безусловно, сильным козырем в предвыборной борьбе Елагина станет и устойчивый рост экономики области. Прежде всего это касается предприятий нефтегазового комплекса, черной металлургии и строительства. Постоянно увеличиваются и инвестиции. Структура их такова, что на долю федерального бюджета приходится только 2,5%. Даже из скудного регионального бюджета экономика получает денег в 3 раза больше.

Промышленная политика в области направлена на реальную поддержку предприятий. Им открываются кредитные линии, предоставляются налоговые льготы, на них размещаются региональные госзаказы.

Во время бензинового кризиса, поразившего страну летом этого года, только эксперимент, проводимый в нефтяной компании "ОНАКО" по инициативе областного руководства, позволил обеспечить бесперебойное снабжение горюче-смазочными материалами села в период уборочных работ. Это позволило, несмотря на все трудности, собрать неплохой урожай зерновых.

В целом по Оренбургской области отдельные социальные показатели в сентябре заметно улучшились по сравнению с августом. Снизился средний прожиточный минимум. Если в августе он составлял 779 руб., то в сентябре уменьшился до 739 руб. Это стало возможным как за счет сезонного снижения цен на овощи, так и за счет принимаемых мер по сдерживанию роста цен на хлеб. Средняя цена на картофель в сентябре по сравнению с августом снизилась более чем на 27%, снизились цены на сахар и муку. Неуклонно падает и уровень безработицы. В прошедшем месяце, даже несмотря на сезонный приток рабочей силы из соседнего Казахстана, она уменьшилась на 535 человек. Безработица в Оренбургской области остается одной из самых низких в России.

@@@
В третье тысячелетие - с прежним губернатором?
Возможны ли повторные выборы в США?
Войскам и пострадавшим в Дагестане оказывается помощь
Волнения на Занзибаре
Вчера в Назрани убит глава местной администрации Магомед Барахоев
Выборы взбодрили боевиков
Герб, флаг и гимн Дума утвердит в пятницу

Голодная смерть или бандитская пуля

@@

Русские не вернутся в Чечню, пока у них не будет другого выбора

2003-01-21 / Александр Шаповалов



Трагическое известие пришло на днях из станицы Ищерская Наурского района Чечни: здесь был зверски убит станичный атаман и заместитель главы местной администрации Николай Ложкин.

В конце декабря минувшего года четверо неизвестных в масках, вооруженные автоматами, насильно увезли атамана из собственного дома, а спустя 20 дней его тело было подброшено на одну из станичных улиц.

Убийство атамана вызвало волну негодования у проживающих в Чечне русских, которые провели после случившегося свой сход. Прибывшие на него представители терского казачества Чечни и Ставрополья обратились с открытым письмом к президенту РФ, его полпреду в ЮФО и руководству ЧР с требованием принять программу реабилитации русских в республике. В противном случае русское население Чечни готово к проведению акций протеста, чтобы хоть как-то обратить внимание государства на невыносимые условия своего проживания. По мнению представителей республиканского Союза русских общин, в настоящее время очевидны лишь два пути выхода из сложившейся ситуации: либо полный исход русских в центральные районы России, либо решительные меры государства, гарантирующие соблюдение их прав. Если федеральный Центр не заинтересован в восстановлении русских в правах, то они готовы целыми станицами переехать на указанные места с сохранением названий населенных пунктов и казачьего статуса их жителей.

Правда, целыми станицами переехать уже не получится, поскольку ввиду отсутствия какой-либо защиты от произвола, ставшего нормой жизни для чеченского общества после 1991 года, русских в этих станицах осталось считанные единицы. За последнее десятилетие республику покинула подавляющая часть русскоязычных жителей: примерно 400 тыс. человек. В результате к сегодняшнему дню славянская община Чечни насчитывает не более 30 тыс. человек - в большинстве своем старых и больных людей, которые просто не в состоянии выехать за пределы республики. Немногие из оставшихся жили и продолжают жить в нечеловеческих условиях.

Криминальное давление и выдавливание русских, происходящее при попустительстве местных властей, привело к тому, что, только по официальным данным, с 1991 г. в Чечне было убито более 20 тысяч русских (не считая погибших в ходе боевых действий), захвачено более 100 тысяч квартир и домов, принадлежащих представителям нечеченских этносов, а более 45 тыс. человек были обращены в рабство. Показательно также, что все эти и многие другие данные никогда не представляли интереса для многочисленных российских и зарубежных благотворительных и правозащитных организаций, чрезмерно переживающих за происходящее в Чечне. Каждый визит иностранных правозащитников ограничивается заявлениями о массовом нарушении прав чеченцев. Так же однобоко проявляется подход к проблеме беженцев. Когда говорится о действительно тяжелой участи чеченцев, находящихся в лагерях беженцев в Ингушетии, как правило, ни слова не произносится о сотнях тысяч славян, насильно вытесненных из своих домов.

О массовом оттоке русского населения можно судить прежде всего на примере казачьих станиц, большинство жителей которых до войны составляли русские, с XVII века населявшие Наурский, Сунженский, Шелковской районы, и которые сегодня практически полностью вытеснены с земель своих предков. Несмотря на, казалось бы, относительное спокойствие в этих северных районах Чечни, убийство атамана Николая Ложкина и то, как оно произошло, показывает, что даже сегодня русские остаются самыми незащищенными жителями республики.

К примеру, в Наурской, внешне очень схожей со станицами Кубани и Дона, не осталось ни одной из проживающих здесь русских семей, которая бы не пострадала от рук бандитов. Свежо в памяти станичников убийство 50-летней русской учительницы, которая умерла страшной смертью. Сначала ее изнасиловали, а затем зверски закололи ножами. Незадолго до этого в станицу приезжал ее сын с Украины и просил мать уехать с ним. Но учительница отказалась, сказав, что не проживет без своих учеников.

В другой станице Наурского района - Мекенской сегодня проживает всего около 40 русских семей. Кровавая драма, произошедшая в станице четыре года назад, заставила десятки ее русских жителей в один день покинуть родные места. Октябрьским днем при отступлении боевиков из села менее чем за час здесь были расстреляны 34 человека: старики, женщины и дети. Все они были русскими, за что и поплатились. Как только подразделения федеральных войск вышли к окраинам станицы, ее, словно по команде, покинули многие чеченцы, которые ушли за Терек - на территорию, в тот момент подконтрольную "масхадовцам". Остался только батальон смертников, среди которых был местный житель Ибрагимов. Он долгое время работал почтальоном и хорошо знал всех станичников. Улицу Широкую он выбрал не случайно: здесь проживало в основном русское население станицы. Дробиловы, Радченко, Федосовы, Плетневы… Сегодня этих фамилий нет среди адресатов Мекенской.

Не легче было жителям станицы Новотерская, в которой осталось не более 20 русских семей. Как и в других селениях, они считаются самыми нищими и не приспособленными к жизни. О резком изменении этнического состава казачьих станиц можно судить и по Шелковскому району, в котором русских наберется не более 3 тыс. человек, а также проживают около 4,5 тыс. ногайцев, немного меньше аварцев, кумыков, татар и более 40 тыс. чеченцев.

С убийством атамана и заместителя главы администрации Ищерской стало меньше русских руководителей местных администраций, количество которых и без того составляет менее 1%. Кадровая политика республиканских властей и сегодня основана на выдвижении "национальных" кадров. Попытки же восстановления народного хозяйства со стороны русских руководителей не находят поддержки.

О том, что государственная национальная политика на Северном Кавказе не может больше обходить стороной проблему русского населения, неоднократно говорил и полпред президента Виктор Казанцев, по мнению которого, без возвращения русскоязычного населения бессмысленно говорить об умиротворении региона. Между тем русское население как Чечни, так и соседних с ней республик продолжает нести ощутимые потери. Его вытесняют из местных структур власти, из важных сфер деятельности и исторически сложившихся мест проживания, вынуждая мигрировать в другие регионы. К примеру, на территории Ингушетии русских осталось менее 2%, в Дагестане, где еще 10 лет назад доля русских составляла 12%, сейчас их осталось около 6%, в столице Северной Осетии Владикавказе количество русских за последнее десятилетие уменьшилось с 50 до 30%, а в Карачаево-Черкесии каждая третья семья желает выехать из родных мест.

Чечня и вовсе становится мононациональной республикой. В то же время очевидно, что пока русское население сюда не вернется, республика не приобретет черты гражданского общества, которое пока остается клановым. Однако сотни тысяч русских беженцев, покинувших районы боевых действий, не спешат возвращаться в Чечню, где им сегодня никто не может гарантировать безопасность и равноправное положение. Остающиеся же в Чечне русские жители смиренно дожидаются своей участи. Выбор невелик: либо голодная смерть, либо бандитская пуля.

@@@
Голодная смерть или бандитская пуля
Гуманитарной катастрофы нет
Дело полковника Ильичева
Демарш коммунистов
Еще один план обустройства России?
Жители Владивостока заплатят за все
Жители Ленска встретят паводок на крышах

Золотые горы вместо чернозема

@@ 2006-08-10 / Дмитрий Симакин







Сколько денег и когда получат в качестве компенсации владельцы земли, по которой пройдут федеральные трассы, сегодня не может сказать никто.

Фото Андрея Никольского (НГ-фото)

Власти Московской области пообещали компенсации владельцам земли, изымаемой под строительство Центральной кольцевой автомобильной дороги (ЦКАД). «Им будут предоставлены новые участки», – заявил ИТАР-ТАСС замглавы подмосковного правительства Александр Горностаев и предложил владельцам земли оформить права на участки по трассе строительства.

Но и это заявление вряд ли успокоит дачников, чьи участки находятся рядом с будущей магистралью. Они создают инициативные группы и начинают досаждать чиновникам: обивают пороги местных администраций и пишут письма областному правительству с просьбой предоставить им точные маршруты автотрасс и список подлежащих сносу домов. Единственное, о чем точно известно собственникам подмосковных земель, – что до начала масштабного дорожного строительства в области, под которое чиновники изымут тысячи гектаров земли у десятков тысяч владельцев, осталось около года. Напрасно областное правительство пытается успокоить жителей, утверждая, что в каждом районе под руководством заместителей глав местной администрации созданы штабы строительства и чиновники на местах обязаны вести разъяснительную работу с жителями. Как утверждают потенциальные жертвы госстроек, пока разъяснения местных чиновников ограничиваются лишь заявлениями о том, что их дома и участки пустят «под нож».

@@@
Золотые горы вместо чернозема
Израильтяне и палестинцы никак не поделят Иерусалим
К Европе регионов
Калягин устроил из театра палату
Карту родины перекроят по-новому
Кахе Бендукидзе мешают завладеть "Красным Сормово"
Кого повысят, а кого оставят так

Крестьянская память о войне

@@

Военному искусству крестьянство противопоставляло "этику выживания"

2001-06-22 / Ирина Кознова Изучая различные крестьянские свидетельства памяти о Великой Отечественной войне, можно обнаружить, что они удивительно сходятся в одном. Война осталась в памяти как время, которое несло угрозу крестьянскому образу жизни - ведь она призывала на кровавую бойню пахарей, кормильцев общества, хозяев, глав семей. Военному искусству крестьянство противопоставляет свое искусство, испытанные крестьянские средства "этики выживания" (терминология известного исследователя крестьянских обществ Дж.Скотта) - "моральную экономику" и "оружие слабых", самые живучие и не подвластные ни времени, ни общественной системе собственные социальные приемы "жизни вместе" (взаимопомощь, поддержка, разделение труда, ограничения) и способы неявного, скрытого повседневного сопротивления городу, власти, тем, кто претендует на урезание крестьянского "общего пирога". Приемы выживания сообща разнообразны и многолики. И именно об этом, о собственном умении выжить, "прожить жизнь" с целью ее ежедневного возобновления наиболее сильна память. Но в этом и сила самой памяти, передающей следующим поколениям все крестьянские знания, умения и навыки, способы воспроизводства жизни. В памяти крестьян тыловых районов оставила свой след особая военная атмосфера - колхозная повседневность выживания. Свидетельства в разной степени несут печать официальных, ставших частью крестьянских, представлений о войне. Ведь долгое время память о жизни тыловой деревни в войну была табуирована. Какова была реальная цена победы для тыла, хранит память крестьянок Пензенской области (запись была осуществлена весной-летом 1991 г. Сергеем Мякиньковым). Это память о тяжелейшем труде женщин и подростков, о давлении колхозной системы, об "оружии слабых" - воровстве, о чувстве страха, о голоде и лишениях, о том, как спасало крестьян исключительно приусадебное хозяйство, о наиболее сильных "укусах" власти в виде многочисленных налогов и займов, которые вынуждены были платить крестьянские дворы. Коллективная память помнит все, что связано с "выколачиванием" налогов местной администрацией и различными "уполномоченными". Страх перед ними жив и сегодня. Существуют современные свидетельства того, что когда две старушки, жительницы одного из поволжских сел, зайдя с просьбами в здание местной администрации, увидели там одного из социологов с прикрепленным к поясу футляром для диктофона, то со словами: "Гляди, "уполномоченный", вишь, кобура на нем. Уйдем от греха", - быстро покинули помещение. "Всю войну в колхозе работала", подразумевая или описывая, как работала - под этими словами могли подписаться практически все, кто жил тогда в деревне. Одной из крестьянок высказаны потрясающие по силе слова обвинения системе: "Надежда была, что вроде не оставит нас государство-то, не даст умереть с голоду. А когда поняли, что это так мы надеялись, а на самом деле не на кого было надеяться..." Так работать в войну заставляла людей совесть; привычка, сохранившаяся с единоличного хозяйства; человеческое желание жить. И все же главное - страх и вера в Победу. И то и другое - вместе. Постоянный страх потерять землю подворья. Замкнутый круг, который память не решалась разорвать. Не будешь работать в колхозе - отберут приусадебную землю, не выработаешь минимума трудодней - отрежут. Сократится подворье - голод. В отличие от памяти реальность этот замкнутый круг разорвать пыталась. "Все ждут, что распустят армию по домам, колхозы отменят" - такие разговоры встречались во время войны в Пензенской области. Несмотря на жесткое давление системы на колхозы и крестьянские подворья в войну, для коллективной памяти характерно представление, что "нельзя было иначе, не было бы колхозов, не накормили бы фронт"; "поодиночке солдат разве накормишь". Видимо, за послевоенные мирные десятилетия колхоз действительно стал традицией советской деревни. В памяти сохранилось, что в войну "люди лучше были, не пили, не ругались, помогали друг другу". Крестьянская память хранит примеры крестьянской поддержки и взаимопомощи. Публикуемые документы хранятся в Междисциплинарном академическом центре социальных наук (Интерцентр, Москва). Публикация Ирины Козновой



Пелагея Васильевна М., Пензенская область

22 июня 1941 года в нашем селе были выборы. День был хорошим, настроение было хорошее. Мы собрались гулять - я и другие женщины. Стояли мы на улице. Помню, песни еще пели. Подошел один мужчина и говорит: "Играйте, играйте! Война началась!" Батюшки! Где, чего, с кем? Стали узнавать. А у меня муж в Чите действительную служил, думаю, ну далеко, не попадет может быть. А муж осенью должен прийти! Ну попал сразу. Убили его.

Все плакать стали. А тут к вечеру стали повестки разносить. По селу вой стоял, плач не знай какой. В общем, все носы повесили, и село вдруг погрузилось в какую-то темноту и всем стало страшно, и не знали, чего еще ждать. Там кричат, там плачут, у кого повестки уже на руках. Ну горе, горе! Всю войну проработала я в колхозе и на окопах, и дрова пилила, и на аэродроме работала, и бригадиром полеводческой бригады.

В семье было 6 человек. Минимум трудодней надо было выработать 280 трудодня, а тогда и не учитывали, работали и работали, без выходных, работали за так. Да мы и не знали, сколько надо чего выработать, ничего нам не говорили. Мы и не подсчитывали, может, в правлении подсчитывали, а мы нет. На трудодни давали когда 100-200 граммов, а то и ничего. 100 граммов риса. С января месяца по август авансировали, шла молотьба, а остальное, - говорят, дадим, когда уберем урожай, осенью дадим, после нового года будем делить остатки. Выходило в среднем килограммов 30 зерна. И это все на год, и больше от колхоза ничего не получишь. Как хочешь, так и живи. Никакого поощрения больше не было, ни морально, ни материально, ну, правда, только на колхозных собраниях иногда похвалят да и все. Конечно, были случаи, когда просят у меня: ребенок болен, разреши после обеда выйти. Я - к председателю, а тот ни в какую - пусть идет работать, ничего с ее детьми не сделается.

А так могут и в правление вызвать и так такой нагоняй устроят, побежишь как миленькая! Время, наверное, такое было. Нельзя было иначе. Война. Или так было: пришлют похоронку, мужа убили или сына, а иди все равно на работу. У меня в бригаде 3 таких случая было. Вроде жалеешь, ну ладно. А председатель мне: "Иди, Мерстнева, гони на работу" - народу-то не хватало. Придешь, а они катаются в слезах, у кого убили-то! Делать нечего, идут. Я как бригадир вставала в 4 часа утра, и хозяйство-то не знала свое, вечером мне давали наряд, а утром я по порядку улицы всех обойду, скажу, кому куда идти работать, а ведь в бригаде человек 60 было, а приходила летом, как ничего не видно, ну зимой - это пораньше. А пахали-то и ребятишки тоже. Уставали они быстрее. Ну и стоишь дотемна с ними, пока они пашут пашню, ведь уйдешь и они уйдут, мы домой - и они за нами. Комбайны не комбайны - горе одно, на себе их возили. Тракторов помню всего 2 или 3 на всю округу. Это из МТС, из Городища, пахали они. 1 колесный, 1 гусеничный и маленький "Форузон". На них работали две женщины, наверное, обучались в МТС, но они не здешние, из нашего села трактористок не было. А наших девчонок тоже много молодых забрали в армию. Дети начинали работать в колхозе с 12 лет. Они и пахали, и за сеном ездили. Работали дети, как и взрослые, - с 7 до того, как видно ничего не будет. Из города на помощь никто не приезжал, только помню, солдат пригоняли в 1943-1944 годах, ближе к концу войны. Они косили, убирали хлеб. Им косы давали. Жили они по неделям. Неделю - одни, потом других пригоняли. Из Селикса, Чаадаевки, Городища. В колхозе было 3 полеводческие бригады, ферма маленькая с 10 коровами и тремя доярками. Во время войны и другие дополнительные работы были: дорогу строили, каждый трудоспособный должен отработать на дороге 15 дней, на дровах и бревнах тоже две недели, а на окопах я была 4 месяца, с октября 1941 по январь 1942 года. Как дрова - на дровах работали. Пришел председатель сельсовета: "Собирайся",- да еще матом, и идти-то в ночь. Собралось нас человек 7, и ночью пошли. До нового Ишима пешком ночью шли. А уж осень. И вот по колено в воде и идем, все мокрое, а мы идем в лаптях. Пришли, передохнули немножко, пошли до Канаевки, а уж оттуда нужно было на поезде до Никонова. Пришли в Канаевку, переночевали, а утром встали почти все с температурой. Все простудились. Ох, уж плачем идем, господи, за что ты нас так? В поезде чего ж, полно голодных. Кто на свои мешочки с едой сел, у того осталось, а у кого на плечах было, у тех порезали веревки-то, да и были таковы вместе с едой. Приехали в Никоново, ни у кого и поесть-то нет.

Ну разделили кое-как всем из тех харчей, у кого осталось чего-то.

Ну и начали дрова пилить в бору. На окопы точно так же. Никаких причин не признавали. У моей тетки муж умирал, а ей идти, она пришла к председателю: "Он ведь умирает, не может он один-то". Какое там! Не разрешили. Так и уехала. Через две ночи приехали к ней: езжай, умер муж, хорони.

В колхозе в основном выращивали пшеницу, рожь, овес, горох. Сеяли, убирали и все подчистую сдавали. Урожаи, конечно, плохие были, да и откуда хорошим быть-то, ребятишки пахали да сеяли: лошади плохие были, ведь от качества вспашки тоже урожай зависел. В общем, горе было, а не пахота!

@@@
Крестьянская память о войне
Кто владеет Грозным?
Кубанский паводок беспокоит президента
Культурная деревня
Любовь к янтарю может обернуться тюрьмой
Мертвая вода
Минобороны вложит в Камчатку 70 миллионов

Модное досье

@@

Кампания против Эдуарда Росселя ознаменовалась созданием в регионе антикоррупционного комитета

2009-04-21 / Александра Самарина







Разоблачительные лозунги всегда особо привлекательны для электората.

Фото РИА Новости

Осенью заканчивается последний срок пребывания на посту главы Свердловской области Эдуарда Росселя. Борьба за освобождающееся кресло губернатора уже началась: в регионе, как сообщают местные информагентства, создан очередной комитет по борьбе с коррупцией.

Он так и называется: «Комитет – область без коррупции». Эта схема, напоминает журналист Святослав Булгарин, уже успешно применялась ранее – в ходе последней мэрской кампании в Нижнем Тагиле. Только там поработал уже побратим екатеринбургской организации «Комитет – город без коррупции». «НГ» ранее писала о скандалах, сопровождавших эту кампанию. В ходе выборов общественники так успешно сражались с продажными чиновниками местной администрации, что возникло сразу несколько уголовных дел. В результате экс-мэра Нижнего Тагила Николая Диденко исключили из «Единой России», и он отказался сражаться за пост городского главы.

Практически тот же сценарий был разыгран нынешней весной в уральском городе Режа. «Комитет – город без коррупции» принялся резко критиковать мэра Александра Штейнмиллера. После чего тот проиграл выборы, а схема успешно прижилась.

Политолог Георгий Сатаров не сомневается – подобные организации создаются при молчаливом одобрении власти, и явление становится модой. Между тем зампредседателя комитета нижней палаты по безопасности Михаил Гришанков сообщил «НГ»: Дума уже отправляла соответствующий запрос в Минюст относительно общественных организаций, в названиях которых есть слова о борьбе с коррупцией. По словам парламентария, «процентов 70 таких структур создаются с целью или зарабатывания денег, или использования комитетов в каких-то политических ситуациях. Есть немало структур, к созданию которых, уточняет эксперт, имеет отношение криминал: «Есть такое выражение – с преступностью не надо бороться, ее надо возглавить». Таким образом, уверен Гришанков, дискредитируется сама по себе идея общественного контроля: «Есть и «замороженные» организации, работающие только в период активизации политической борьбы».

@@@
Модное досье
Молдавия пригласит таможенников из Европы
Москва и Бухарест скоро подпишут базовый договор
Москва удочеряет город невест
На Хаттабе не осталось живого места
Нацменьшинства Грузии готовы взбунтоваться
Новости

ОАО "Дед Мороз"

@@

Главный старик страны встретит свой праздник в Питере. А начал его отмечать - в глухомани

2002-12-25 / Галина Окулова Я лояльно отношусь к Новому году. Я с уважением отношусь к законам жанра. В детстве я закрывала глаза на то, что у Деда Мороза из-под расшитого халата выглядывают затрапезные коричневые брюки, а Снегурка говорит с южнорусским акцентом и сверкает золотым зубом. Но проводы Деда Мороза в Великом Устюге - это даже не театр. Это сюрреализм, сюрреализм чистой воды.



Россия - Родина, праздник неизбежен

Начнем по порядку. Снегурки не было вовсе. Снегурка, как выяснилось, живет в Костроме, и именно там 24 декабря "легендарная внучка Деда Мороза и сам Дед Мороз объединят свою волшебную силу, чтобы дарить радость детям планеты" (цитирую). Оставив в стороне эту несколько двусмысленную формулировку, получаем сухой остаток: 21 декабря Дед Мороз торжественно выезжает из Устюга, посещает Тотьму, Вологду, Кострому, Ярославль и 26 декабря прибывает в Москву. В Москве он пару деньков блистает на официозных мероприятиях и 29 декабря очень политкорректно отбывает в Питер под предлогом того, что в новогоднюю ночь 2002/2003 город начнет праздновать свое трехсотлетие. На самом же деле Деда Мороза привлекает близость финской границы и соответственно возможность увидеться с Санта-Клаусом.

Что будет в Москве и Питере - понятно. Грандиозно, богато и, как оно всегда получается с масштабными театрализованными представлениями, нелепо до такой степени, что нелепость эту даже перестаешь замечать. Всем будет понятно, что Новый год под салат "Оливье" - отдельно, а Дед Мороз под приветственные речи - отдельно. Зеваки будут стоять с пивом, их дети - скучать, клянчить покемонов и объедаться чипсами.

На родине всероссийского дедушки дело обстоит иначе. Великий Устюг - типичный среднерусский провинциальный городок. Древний, тихий, заснеженный, какой-то весь трехэтажный и оттого очень уютный. Дед Мороз же - раскрученный с европейским размахом брэнд, эксплуатируемый ОАО "Дед Мороз". Абстрагироваться друг от друга город и дедушка не могут. Сочетание - ошеломительное.

Вотчина Деда Мороза представляет собой огороженный кусок елового леса, среди которого торчат несколько деревянных теремков. В одном из них устроен офис Деда Мороза со здоровенным тронным залом, в другом - музей, в третьем торгуют сувенирами. В день проводов Деда Мороза эта усадебка стала походить на декорацию к фильму какого-нибудь амбициозного режиссера, страдающего неизлечимой душевной болезнью.

Сказка о белом парике

Первое сильное впечатление - танцующие дети в костюмах снежинок и валенках. Гуляющие устюжане ждут своей очереди прокатиться на "буране". Слышны разговоры: "Ну, пока Дед Мороз выйдет, пока ему нальют… Успеем кружок сделать". Я им завидую: это люди со здоровой психикой. Они спокойно проходят мимо человека в плюшевом костюме снеговика с раскрашенным во все оттенки радуги поролоновым ведром на голове и не думают, что это плод их больного воображения.

Впереди, покачивая бедрами, как манекенщица на показе, идет в хорошо сшитом сером бархатном халате Декабрь. Он торопится занять свое место в строю двенадцати месяцев. Самый экстремальный вид - у Октября, который наряжен в оранжевый маскхалат с какой-то разноцветной бахромой, на голове у него что-то вроде каски теплых тонов осеннего леса, под носом - замечательные синтетические зеленые усы. Октябрь сильно мерзнет, но держится молодцом и держит зажженный факел под точно выверенным углом. Это у него профессиональное: все месяцы на поверку оказываются курсантами местного речного училища.

Появляется Дед Мороз. Видно, что ему и в самом деле налили, причем хорошо, но идет он пока довольно уверенно, успевая отвечать на вопросы журналистов и насылать проклятия на самых настырных. Деда Мороза усаживают на мотосани, заставляют крепко обхватить водителя за пояс, и они скрываются в снежном вихре.

К тому времени, как сани добрались до главной площади Устюга, дедушку изрядно развезло. Сверкая молодыми глазами из-под седого косматого парика и дружески подмигивая собравшимся на площади горожанам, он объявляет, что желает вручить подарки трем особенно отличившимся в учебе детям. Таня, Костик и Саша на призыв не откликаются, в толпе чувствуется оживление. После небольшой заминки дети находятся, им вручают подарки и отпускают с миром. Потом звучат речи представителей местной администрации, толпа подхватывает троекратное "Спасибо" в адрес приехавшего на церемонию московского мэра, к сцене подгоняют тройку, запряженную серыми в яблоках конями, и Дед Мороз с чувством выполненного долга отбывает в свое путешествие по России.

На площади к тому времени идет, что называется, народное гулянье. Бабушки в палатках разливают по пластиковым стаканчикам клюквенную настойку с горячим чаем из самовара - иначе не выпьешь, зубы от холода ломит. Дети занимаются тем, что кидают мячик в раскрытую пасть картонного мишки. Есть еще вариант серсо - на снегу стоит табуретка, на табуретке банка "Ярпива", и на нее нужно накидывать обруч. Там же играют в странный гибрид керлинга и хоккея: положенные на землю две доски символизируют ворота, их защищает женщина в клетчатом сарафане поверх пальто и павловском платке поверх спортивной шапочки. Она лопатой для снега пытается отпихнуть шайбу, которую метлами подпихивают к воротам три других игрока.

На деревню Дедушке Морозу

На площади выстроена снежная стена с прорезанной аркой, за стеной виднеются колокольня и памятник Ленину. У стены - поставленный на салазки разукрашенный голубой ящик, смахивающий на гроб Белоснежки. Там письма, которые дети в течение всего года пишут на адрес: "Россия, Вологодская область, г. Великий Устюг, Деду Морозу". Мальчики обычно просят подарить им компьютер или машинку, девочки хотят Барби. Иногда просят здоровья маме, папе и бабушке. Как правило, работники почты Деда Мороза стараются связаться с родителями ребенка, чтобы те были в курсе жизненных приоритетов их чад. Если детское письмо оказывается совсем уж щемящим, то его передают в органы социального обеспечения той местности, откуда родом автор. В большинстве случаев ответом на письмо является глянцевый листок со стандартным, но меняющимся год от года текстом. В нынешнем году письмо от Деда Мороза выглядит так:

Здравствуй, мой дорогой друг!

Как здорово, что ты вспомнил обо мне именно сейчас. Так приятно получать замечательные и добрые письма. Большое спасибо.

Я часто спрашивал о тебе у своих помощников. Иногда они радовали меня новостями, иногда - огорчали. Но я знаю, что у тебя доброе сердце и ты сможешь преодолеть все напасти, а я помогу тебе в этом.

Последнее время я гуляю по лесу, смотрю, чтобы везде был порядок. Порой заглядываю в волшебный погреб, где дожидаются зимы льдинки и снежинки. Перед сном всегда взбиваю снежную перину, чтобы спать было мягко, а в воздухе летали и кружили сказочные сны.

Самые добрые и красивые сны я посылаю своим друзьям. Думаю, ты не раз получал их от меня.

Порадуй Дедушку, напиши мне еще. До свидания.

Любящий тебя всем сердцем,

Твой Дедушка Мороз.

***

@@@
ОАО "Дед Мороз"
Пограничные поборы многолетнего характера
Покалеченные пером
Последние из удэге живут в Приморском крае
Последние казаки Терского войска
Привокзальная разруха
Противоречивые сведения об операции в Аргуне

Путин покритиковал Геращенко

@@

Владимирские дети благодарили президента за "новую судьбу, возможность жить и учиться"

2000-12-29 / Людмила Романова







Кремлевские протоколисты полюбили включать в программу президентских визитов общечеловеческие мероприятия. Так, поездка Путина в Магнитогорск совпала с проведением первого международного турнира по дзюдо на Кубок президента России. А в ходе его недавнего визита в Санкт-Петербург президент успел не только пообщаться со своим украинским коллегой Леонидом Кучмой, но и открыть памятник Тарасу Шевченко, а также поздравить нобелевского лауреата Жореса Алферова. Вчерашняя поездка главы государства во Владимир по части культурной программы не стала исключением. Однако ее общечеловеческое наполнение явно склонялось в экзистенциальную плоскость. Экипировав страну госсимволикой, Путин продолжил латать пеструю ткань духовных традиций государства. По большому счету, история Владимира не только почти совпала с рождением уже уходящего тысячелетия, но и стала своеобразным символом укрепления российской государственности.

К слову, помимо Владимира в качестве возможного места проведения совещания по Центральному федеральному округу рассматривалась столь же общечеловеческая, хотя и менее символическая в политическом смысле Кострома. Однако прошедшие здесь недавно конфликтные выборы сыграли не в ее пользу. В отличие от этого города итоги волеизъявления во Владимире оказались более предсказуемыми.

Собственно, главная тема вчерашнего визита президента была связана вовсе не с историческими корнями Владимиро-Суздальской Руси, а с событиями совсем недавними - административной реформой путинской России. После того как государство было поделено на семь федеральных округов, перед Кремлем возникла задача инспектировать их как в политическом, так и в экономическом смысле. Как следствие появилась идея провести в каждом из них совещание с участием окружного начальства и губернаторов.

После ставшего уже традиционным возложения венков к Вечному огню президент отправился осматривать памятники архитектуры Владимиро-Суздальской Руси. И здесь, опять же, обошлось не без символизма - на территорию музея-заповедника Путин попал через Золотые ворота, являвшиеся парадным въездом в город владимиро-суздальских князей. На приветствия президента довольные владимирцы отвечали с большой охотой, а город заранее украсили плакатами "Я love Владимир". Затем президент осмотрел Успенский собор Владимира, после чего у него состоялась продолжительная беседа с архиепископом Владимирским и Суздальским Евлогием, а также с министром культуры, музейными работниками и реставраторами Золотого кольца. По итогам этой встречи Путин предложил министру культуры Михаилу Швыдкому ускорить работу над законопроектом по охране памятников, предложив найти каждому из них "хозяина", который бы следил за их состоянием под пристальным наблюдением государства.

Затем президент переместился на елку владимирского губернатора, осчастливив таким образом не только самого Николая Виноградова, но и триста десять детей, которые к обычному набору сладких подарков получили еще и президентские, с Кремлевской елки. Другую часть подарков в виде семнадцати "пазиков" за счет президентского резервного фонда Путин пообещал преподнести в начале следующего года, поскольку к концу декабря в его бюджете мало что осталось. В свою очередь дети поблагодарили Владимира Путина за "нашу новую судьбу, возможность жить и учиться", после чего все вместе сфотографировались на память.

Пока Владимир Путин пробовал себя в роли хозяина новогоднего праздника, в местной администрации скучали губернаторы, чьи регионы входят в Центральный федеральный округ. Региональное начальство собралось заблаговременно, и у него было немало шансов порепетировать свои монологи, заготовленные, к примеру, для главы Сбербанка Андрея Казьмина, лишающего региональные отделения банка статуса юридического лица.

@@@
Путин покритиковал Геращенко
Путин попал в праздничную тему
Референдум после урагана
Ситуацию в Чечне необходимо переломить к лучшему
События и происшествия: новости
Ставка - на Москву без политики
Сто грамм под строганину на морозе

Страна без деревень

@@

Битва ханта с медведем - основной сюжет музея посреди лесотундры

2002-02-19



Вокруг Сургута деревень нет. Вдоль гладкого шоссе ни хуторов, ни церквей. Одни болота и "качалки" - стальные конструкции, похожие на качели для великанов. Они добывают нефть.

Здесь нет земледельцев. Потому что нет нормальной земли. Зато есть лес и тундра. А значит - пушной зверь. За ним пришли в этот неуютный край первые русские поселенцы. Шли не на пустое место: столетиями вдоль Оби и ее притоков жили ханты.

Рускинские - национальный поселок. Полторы тысячи человек на один сельсовет. Около девятисот постоянно живут в деревне (из них 160 - ханты). Остальные - это 260 хантыйских семей, разбросанных на территории в 2 600 000 гектаров, то есть по семье на 1000 гектаров.

Только раз в году собираются поселковые ханты вместе - на день рыбака и охотника. Закупить провизии. Зарегистрировать новорожденных. Поучаствовать в гонке на оленях (за первое место - снегоход "Буран"). И, конечно, зайти в местный музей.

Борьба ханта с медведем - драматичная сцена. В музее композиция из двух чучел пользуется неизменным успехом. Зинаида Пелих, замглавы местной администрации, рассказывает, что в основе этой картины лежит реальная трагедия местного жителя, которому шатун разодрал лицо. По бескрайнему мелколесью до сих пор бродят мелкие мишки. Их и в музее полно; первый его зал посвящен местной природе - от привычных медведей до редкостных зверей вроде черного бурундука, или белки-альбиноса, или козла домашнего, который необычен ровно тем, что вдоль речки Обь не живет - не бегает. "Хант везде посмотрит, спросит: "Где ты такого зверя взял?" - с мягкой усмешкой рассказывает Александр Ятрошников.

Александр Павлович Ятрошников 23 года работал охотоведом. "Потом начались нефтеразработки, зверя стало меньше, и я решил: дай-ка я начну что-то сохранять. А началось все с орлана-белохвоста: его кто-то застрелил и выбросил. Таскали по песку ребятишки, а я у них отобрал и сделал первое чучело. Вроде бы получилось, и потихоньку заполнилась вся квартира. Жене, конечно, это не нравилось - ходят, топчут..." Сегодня Музей природы и культуры занимает уже целый дом.

Ханты живут лесом. Достаточно взглянуть на их одежду. Оленья шкура - сверху. Пух утки - турпана или гагары - на подкладку. "Мясо кушают, а лебедь идет на подшивку внутренней стороны женского сака", - говорит Ятрошников, и в его голосе звучит радость понимания. Все у ханта идет в дело. Нити делают из скрученных жил. Стружки и мох используют вместо тряпки и салфетки. "Хоть и в лесу живут, очень любят все яркое. Берут цветную проволоку, отрезают изоляцию, нарезают на маленькие кубики и плетут такое чудо". Так в простом чуме на коленках хантыйки из промышленных отходов рождаются народные узоры.

Гармония с природой. Вот чего не хватало ученым-натуралистам. В народном музее поселка Рускинские все по-другому. Две трети зверей и птиц уже были найдены мертвыми или подраненными. "Рысь попала под машину, эту россомаху я сам убил - она была без одной лапки, да еще вся разодранная, а этот орлан начал утаскивать у хантов маленьких оленят, и они его застрелили", - каждое чучело Ятрошников знает назубок. Еще бы. Ведь все они сделаны его собственными руками. Точнее, культями. Потому что пальцев у Александра Павловича нет. Люди рассказывают, что отморозил охотник руки. Чтоб не спиться с горя, стал таксидермистом.

Раз в год ханты съезжаются на свои священные места и приносят в жертву молодых оленят. Где те места, никто не знает. В таких местах сливаются с природой.

Деревенский музей не святилище. Но в нем каждый приезжий может увидеть, как люди жили в гармонии с собой и своим лесом. И ведь живут до сих пор.

@@@
Страна без деревень
Сфальсифицировал – покайся!
Телереклама подвергается цензуре
Трошев - троянский конь Москвы
У шахтеров нет денег дойти до Москвы
Учителя в России продолжают бастовать
Хроника одного пожара

Чиновничий произвол может привести к трагедии

@@

Затягивание процесса делимитации границы между Киргизией и Узбекистаном чревато нежелательными последствиями

2001-01-23 / Михаил Герасимов



Искусственное затягивание процесса делимитации государственной границы между Киргизией и Узбекистаном, как и следовало ожидать, привело к обострению отношений между киргизами и узбеками, проживающими на приграничных районах обеих республик. Сегодня ситуация на юге Киргизии обострилась из-за произвола чиновников местной администрации поселка Кара-Такайна Баткенского района Баткенской области республики. Жители киргизского поселка Кара-Такайна стали заложниками действий, которые могли бы привести к непоправимым последствиям, представителей местной администрации.

Чиновники из администрации Баткенского района Киргизии, воспользовавшись неосведомленностью местного населения и ссылаясь на предоставленное законом право на продажу с 1 сентября 2001 г. земель в частную собственность, затеяли передел участка, расположенного на территории Узбекистана, который никогда к спорным землям не относился. Источник в правительстве Узбекистана заявляет, что, будучи полностью информированными о проводимых межправительственной комиссией работах по делимитации границы в регионе, чиновники баткенской администрации сделали попытку в явочном порядке расширить территорию за счет соседней республики. Жителям киргизского поселка Кара-Такайна были обещаны наделы на участке сада одного из хозяйств Ферганской области Узбекистана. Местные киргизские власти даже направили туда своих районных землемеров, которые начали обмер наделов. В качестве аргумента баткенские землемеры использовали произведенный в 1970 г. временный обмен земельных участков между хозяйствами двух республик, когда в арендное пользование узбекскому хозяйству было выделено 100 га пастбищ, а киргизской стороне - 7 га сада и 20 га пригодных к освоению земель на местном уровне, решениями Риштанского (Узбекистан) и Баткенского (Киргизия) районных исполкомов и Ферганского облисполкома.

Однако чиновники Баткенского района забыли, что 7 мая 1987 г. межреспубликанская комиссия Узбекистана и Киргизии еще раз обоюдно признала, что этот участок является частью узбекской территории. Правда, при предъявлении узбекской стороной баткенским чиновникам соответствующих документов им пришлось признать, что их действия неправомочны. Но этот случай - не единственный подобного рода демарш со стороны региональной власти Киргизии. Поэтому официальный Ташкент требует, чтобы превышение местной администрацией своих полномочий было строго наказано. Если эту проблему вовремя не решить, то она может провоцировать новые столкновения между киргизами и узбеками.

Напомню, что межнациональные столкновения между киргизами и узбеками однажды уже были. В июне 1990 г. ситуация на юге Киргизии - в Ошской области, где живет более 600 тыс. узбеков, - привела к всплеску напряженности. Споры о принадлежности земельных участков вызвали конфликт между узбеками и киргизами, проживающими на границе двух стран. Волна конфликта захлестнула всю Киргизию. В столице Киргизии, Бишкеке, проходили непрерывные митинги, на которых ораторы-националисты призывали к походу против узбеков.

@@@
Чиновничий произвол может привести к трагедии