Аслан Масхадов готов извиниться перед своим народом

@@

Но только после вывода из Чечни российских войск

2001-02-28 / Илья Максаков Публикуя интервью с Асланом Масхадовым, редакция "НГ" отдает себе отчет в том, что за этим может последовать различные санкции и осуждение со стороны государственных структур. Однако "НГ" придерживается своего постоянного профессионального принципа - предоставлять всем, располагающим важной для наших читателей информацией, возможность изложить свою точку зрения. Вопросы Масхадову редакция направила его представителям в одной из европейских столиц. Спустя некоторое время кассета с диктофонной записью интервью была передана другими его представителями нашему корреспонденту в Баку. Но, к сожалению, до этого какие-то недобросовестные и недальновидные помощники Масхадова, называющие себя "государственными" информагентствами Ичкерии, "попользовались" кассетой, результатом чего стало опубликование этого интервью на некоторых сайтах в Интернете. Естественно, без ссылки на "НГ". Вопросы в нашей публикации сохранены в той редакции, в которой они были переданы Масхадову, а не в той, в которой были возвращены. Кроме того, "НГ", как и при работе со всеми интервью, внесла в него литературную правку, не меняющую смысла сказанного.







- ВЫ НЕОДНОКРАТНО говорили и продолжаете говорить, что Москве не только не избежать переговоров по прекращению войны, но и придется вести их именно с вами. Что конкретно вы можете предпринять в случае достижения каких-либо договоренностей с Россией? Насколько эффективны могут быть ваши действия по прекращению конфликта? Предвосхищая ваш ответ о том, что вы можете отдать приказ о прекращении сопротивления, зададим следующий вопрос: как вы намереваетесь добиться подчинения вашему приказу не только так называемых "индейцев", но и вполне организованных отрядов Басаева и Хаттаба?

- Переговоры неизбежны, и их придется вести только с нами, противоборствующей стороной. Это говорю не я, так было всегда и во все времена. Бесконечных войн не бывает, войны когда-то приходится останавливать, а это можно сделать только путем переговоров. Переговоры же возможны только с нами. Ничего более умного еще никто не придумал, так будет и на этот раз. Что я могу предпринять в случае достижения конкретных договоренностей с Россией? Во-первых, нужно остановить войну и подписать мирный договор. Затем - установить нормальные, добрососедские, цивилизованные отношения между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия, так как неопределенность во взаимоотношениях является главной причиной всех бед и войн. Всем известно, что кто бы ни избирался президентом - будь то Дудаев или Масхадов, стабильности в Чечне не будет, пока не будут определены взаимоотношения с таким непредсказуемым государством, как Россия. Российские "ястребы" будут готовить очередную войну, будут совершаться преступления, похищения людей, экономические диверсии.

Это хорошо усвоили российские спецслужбы, и у них все это получается. Определившись во взаимоотношениях с Российским государством, мы соберем народ, отчитаемся перед ним, извинимся за страдания и лишения, постараемся объяснить людям, что свобода достается с большим трудом. А потом - как народ решит, так и будет. Главное - воля народа, но без пушек, авиации, контрактников. Когда их здесь не будет, тогда мы и спросим народ, что делать дальше. Что касается подчинения "индейцев" и отрядов Басаева, Хаттаба, то я хочу сказать, что не надо отделять Басаева, Гелаева, Хаттаба от движения сопротивления. Они определенная часть сопротивления Российской армии. Они, как и все, воюют с российскими оккупантами под единым командованием. Во время войны вводится военное положение, руководство государством, армией, движением сопротивления берет на себя государственный комитет обороны, который возглавляет президент. Он принимает любые решения - о тактике и способах ведения войны и приостановлении военных действий. По-моему, оспаривать решение президента и ГКО не посмеет никто, даже Хаттаб. Я в этом не вижу большой проблемы. Есть и опыт той войны, когда я был начальником Главного штаба и мои приказы выполнялись всеми, включая Басаева, Гелаева, Хаттаба. Они их выполнят и на сей раз.

- Российские политики неоднократно выходили на контакт с вашими представителями. Каковы результаты этих встреч с вашей точки зрения? Будут ли продолжены эти контакты?

- На встрече депутатов Госдумы РФ (видимо, имеется в виду группа депутатов во главе с Борисом Немцовым - "НГ") с нашими депутатами и моими представителями обе стороны сошлись во мнении о необходимости выйти на своих президентов и призвать их остановить эту войну. А прекратить ее можно только переговорами противоборствующих сторон. Но, как нам известно, это очень болезненно воспринято российскими "ястребами" и нашими национал-предателями. Мы другого и не ждали. Российский президент опять старался делать вид, что он не уполномочивал депутатов на этот контакт, хотя, по-моему, он кривит душой. На дальнейшие контакты чеченская сторона готова. Готова ли российская сторона, не знаю. Президент России считает, что переговоры для него смерть, - так ему подсказывают здешние марионетки, российские генералы и "ястребы". Поэтому он и не знает, что делать. И остановить войну не получается, и садиться за стол переговоров смерти подобно. То есть тупик. И вот президент большого государства ждет не дождется, когда закончится президентский срок Масхадова, и радуется каждый раз, когда Масхадов ранен. Или слушает бред ястржембских о каком-то почетном плене или капитуляции. Война продолжается, гибнут люди, а генералы, национал-предатели, марионетки делают на этом деньги.

- Вас обвиняют в пособничестве ваххабизму, но буквально полтора-два года назад вы сами выступали против этого течения, а также распространения в Чечне влияния арабских эмиссаров. Как могло получиться, что сейчас вы оказались фактически по одну сторону с Хаттабом?

- Я и сегодня против всяких течений, в том числе и ваххабизма, который делит мусульман, мой народ на два лагеря, дает возможность нашим врагам спровоцировать братоубийственную гражданскую войну. Я и сегодня против распространения любой идеологии, которая неприемлема для моего народа. Не надо нас учить, какими мусульманами нам надо быть, у нас должны учиться, в том числе и арабы. Даже советская империя не позволила чеченцам отказаться от своей религии. Мы только после первой войны впервые услышали слова "ваххабизм", "фундаментализм" и в начале второй войны убедились, что распространители этих идей находятся в России и Дагестане. Их цель - внести раскол между мусульманами и развязать гражданскую войну. Все эти муллы и муфтии проходили обучение ваххабизму в определенных учебных заведениях. Багаутдин (лидер дагестанских ваххабитов. - "НГ") обучался там, где учат ваххабизму, а Кадыров - там, где учат бороться с ваххабизмом. А учителями их были генералы КГБ и ФСБ. Хаттаб и десятки арабов, воюющих здесь, не представляют себе, что это за течение. Арабы у нас - это обычные добровольцы, которые остались еще с той войны, они для нас и остаются добровольцами. Помогать брату-мусульманину - это святая обязанность каждого мусульманина. Мы этого не можем запретить, а трошевы и маниловы прекрасно знают, что они воюют не с Хаттабом, не с арабами, а с чеченским народом.

- Вам и вашим представителям неоднократно приходилось фактически отмежевываться от политической позиции Удугова, Басаева и Хаттаба, но получается, что вы вместе воюете против России. Как эти противоречия отражаются на ваших взаимоотношениях? Как вы относитесь к тому, что многие из чеченских политиков, например, Удугов, Яндарбиев и др., покинули пределы родины?

- В результате любых противоречий между сторонниками независимости и особенно среди лидеров движения сопротивления выигрывают "ястребы" войны, а страдают простые люди. Я всегда придерживался государственных позиций, за мной стоит народ. Я отмежевывался от любого безответственного заявления, которое противоречит политике Чеченского государства, и заявлял, что я никого не уполномочивал на это. Есть президент, ГКО, МИД Чечни и агентство "Чечен-пресс". Все остальные могут иметь свое личное мнение. Если кто-то является членом ГКО, то его мнение учитывается, но решение принимает Госкомобороны. Что касается лидеров, покинувших пределы Чечни, то какое может быть к ним отношение? Это их беда, и мне их жаль. Потом им будет стыдно.

- Какова ваша роль в организации сопротивления федеральным войскам? Имеете ли вы отношение к многочисленным терактам, в том числе с участием смертников?

- Я вынужден отводить себе основную роль в сопротивлении федеральным войскам, поскольку народ избрал меня президентом и главнокомандующим. Я отвечаю за все. Не проводится ни одной операции без моего ведома. Ежедневно в 18 часов я получаю сводки от оперативных управлений. Я в курсе каждого подбитого БТРа, убитого солдата, офицера. Честно говоря, такого централизованного управления у нас не было даже в той войне. Я не знаю, что вы относите к терактам. Если речь идет о взрывах в Москве, Волгодонске, Буйнакске, то нет ни одного факта причастности к ним чеченцев. На этот вопрос может ответить только ФСБ. И про взрывы на Пушкинской и Белорусской тоже надо спросить у них. Я всегда говорил, что не придерживаюсь таких методов ведения войны, к терактам прибегает слабый противник, который проигрывает войну. Мы достаточно сильны, чтобы продолжать войну, и пока я в терактах необходимости не вижу. Что касается нападений на колонны, блокпосты, комендатуры, то это методы партизанской войны. Мы открыто заявляли, что перешли к партизанской войне. Все это делается с моего ведома, я отдаю приказы и распоряжения. А смертниками, "камикадзе" движет ненависть, месть и воля Всевышнего. Я не мог бы приказать своему бойцу пожертвовать своей жизнью ради 100-200 контрактников, так как жизнь наших бойцов стоит дороже.

- Как граждане Чечни, считающие вас своим президентом, могут обратиться к вам со своими проблемами? Приходится ли вам постоянно менять местонахождение? Знают ли о ваших передвижениях российские спецслужбы?

- В каждом населенном пункте есть командир отряда ополченцев. Он там хозяин, а не тот глава администрации, который назначен оккупационным режимом. У него есть помощник, который поддерживает связь с населением и молодежью. Через них граждане Чечни могут обратиться ко мне. Я редко провожу большие совещания, я все время в движении по регионам, секторам, провожу совещания с командирами, даю распоряжения, уточняю задачи, командир местного сектора отвечает за мою безопасность. В течение месяца я лично успеваю побывать везде. А российские спецслужбы через СМИ говорят, что знают, где Масхадов, и даже раньше меня узнают, где я ранен. Это их проблемы.

- Вам приписывают многие решения, в том числе о физическом уничтожении многих лояльных Москве чеченцев, духовных лидеров. Принимали ли вы на самом деле такие решения?

- Я как истинный чеченец, мусульманин ценю жизнь человека. Убить чеченца, мусульманина - большой грех. Чеченцев всего-то один миллион, это не так много, чтобы их еще и убивать. Все чеченцы - мои, даже лояльные Москве, плохие, хорошие. Я за всех в ответе перед Аллахом. Я неустанно призываю их не работать со спецслужбами, убийцами их народа, отказаться от этой грязной работы. Я никогда не боялся военной победы Российской армии и с самого начала знал, что она проиграет. Но больше всего я боюсь, что российские спецслужбы своими руками убьют этих же глав администраций, своих холуев, и тем самым спровоцируют гражданскую войну. В начале войны я издал указ о привлечении к ответственности национал-предателей и стукачей, из-за которых погибли столько лучших сыновей отечества и моджахедов. К ним не будет пощады, но даже в отношении них мы будем действовать в соответствии с существующим уголовным кодексом Чеченской Республики Ичкерия.





Редакционный постскриптум

Вчера Лента.ru опубликовала материал под заголовком "Независимая газета" обвиняет интернет-СМИ в краже интервью Масхадова", смысл которого сводится к тому, что "НГ" обвиняет Грани.ru в краже интервью Масхадова. Этот вывод делается на основании того, что, "по данным Lenta.Ru, за последние месяцы в Рунете появилось только одно интервью Масхадова - на сайте "Грани.Ру". Кроме того, главный редактор Граней.Ру Владимир Корсунский в интервью Ленте.ru заявил, что "обвинения в адрес интернет-изданий - возможно, это попытка спецслужб при посредничестве "НГ" выяснить каналы получения подлинного интервью Масхадова".

В связи с этим "НГ" по электронной почте обратилась к Ленте.Ru и Граням.Ru с разъяснением своей позиции и указанием на то, что эти интернет-издания совершенно не к месту, неадекватно и неумно решили проявить свою корпоративную солидарность. Например, у Ленты.ru плохи данные, если она не смогла найти в Рунете других интервью Масхадова за последние месяцы. Ведь в публикации "НГ" речь шла о "государственных" информагентствах Ичкерии, поэтому надо было смотреть на www.ichkeria.com.ge и web.sanet.ge/chechenpress, которые и украли интервью.

@@@
Аслан Масхадов готов извиниться перед своим народом
Басаев пообещал «Огненное лето»
Биогенные двойники - сотрудники спецслужб
В содружестве с «Плотоядным животным»
В чеченской политике России пора менять тактику
Война в Чечне: проблеск в конце тоннеля?
Выход из тупика есть

Исламское движение Узбекистана (ИДУ)

@@

История, финансовая база и военная структура

2000-08-24 / Михаил Фальков



Исламское движение Узбекистана было основано в 1996 году.

По классификации госдепартамента США, оно находится в списке наиболее опасных международных террористических организаций.

При формировании ИДУ в ее состав вошли бывшие активисты целого ряда исламистских организаций Узбекистана, деятельность которых была запрещена Исламом Каримовым в 1992-93 годах. Большинство членов движения в начале 90-х годов состояли в исламистских организациях "Адолат уюшмаси" (Наманган), "Исламская партия Возрождения" (основана в 1990 в Астрахани, узбекский филиал - в январе 1991 года), "Одамийлик ва инсонпарварлик" (Коканд), "Исламская партия Туркестана", "Ислом Лашкорлари" ("Воины Ислама", Наманган) и др. После начала антиисламистской кампании в Узбекистане будущие активисты ИДУ эмигрировали в Афганистан и Таджикистан (в общей сложности в 90-е годы сюда бежали около двух тысяч узбекских граждан). Многие из них приняли участие в гражданской войне на стороне Объединенной таджикской оппозиции (ОТО). Во время процесса внутритаджикского урегулирования полевые командиры ИДУ отказались выполнять условия соглашения, подписанного между правительством и ОТО. В августе 1999 года отряды ИДУ (численностью почти в 1000 человек) вторглись с территории Северного Таджикистана в южные районы Киргизии. В октябре того же года отряды движения покинули территорию этой республики.

После образования Исламского движения Узбекистана его политическим руководителем стал Т. Юлдашев, руководителем военного звена партии - Д. Ходжиев, руководителем пресс-центра и заместителем Т. Юлдашева - Зубаир ибн-Абдурахман (Абдул Рахим).

Главной целью движения было провозглашено создание исламского государства на территории Ферганской долины.

Штаб квартира ИДУ находится в городе Кандагар (одноименная провинция на юге Афганистана), являющемся фактической столицей исламистского движения Талибан.

Руководство ИДУ тесно сотрудничает с рядом международных и региональных исламистских организаций и движений, в первую очередь, с "Аль-Каэда", Талибан, "Хизб ут-Тахрир", "Ихван аль-Муслимун" и другими.

ИДУ - ФИНАНСОВАЯ БАЗА:

Свою деятельность на территории Центральной Азии, а также за ее пределами ИДУ осуществляет, главным образом, за счет финансовой поддержки международного исламистского движения и пожертвований состоятельных представителей узбекской диаспоры Афганистана, Турции и Саудовской Аравии.

Помимо этого, ИДУ периодически получает материальную помощь от некоторых спецслужб, в первую очередь, от пакистанской межведомственной разведки ИСИ. (В структуре этой мощной разведывательной организации существуют два отдела, которые занимаются исламистскими группировками центральноазиатского региона, в частности, работают с ИДУ).

Начиная с середины 90-х годов лидеры исламистской оппозиции Узбекистана развернули активную деятельность по мобилизации средств для создания мощной военно-политической структуры узбекских исламистов. Так, еще в 1994-95 годах представители исламской оппозиции Узбекистана собрали крупную сумму пожертвований в узбекских районах Афганистана (как известно, на территории этой страны проживает более двух миллионов этнических узбеков).

Особую роль в создании материальной базы ИДУ сыграл ее будущий политический руководитель Т. Юлдашев, известный также под именем Мухаммад Тахир Фарук. В ноябре 1995 года он побывал в Пешаваре (Пакистан), где при посредничестве высокопоставленных офицеров ИСИ провел переговоры с представителями исламистских организаций Пакистана, Турции и Саудовской Аравии. Помимо прочего, речь тогда шла о предоставлении финансовой помощи узбекским фундаменталистам.

Вместе с тем, весьма щедрую помощь ИДУ оказали некоторые турецкие организации и благотворительные фонды, действующие на территории Германии. Так, например, известно о контактах Т. Юлдашева с Мухаммадом Кучаком, секретарем коммерческого представительства турецкой фундаменталистской организации "Милли герюш вакфы", зарегистрированного в Кельне. Во второй половине 90-х Кучак предоставил ИДУ материальную помощь на общую сумму в несколько сотен тысяч долларов. В этой связи весьма интересно отметить, что Мухаммад Кучак также представляет в Германии коммерческие интересы турецкой "Исламской партии Благоденствия". Помимо этого, финансовую помощь ИДУ оказывали и другие турецкие организации: "Средневосточный тюркский союз", "Великий исламский Фронт", "Очаги исламского порядка" (действующая под крышей "Партии великого единства"), фундаменталистская организация "Низами алем оджаклы" и т.п.

Наравне с турецкими мусульманами, Исламское движение Узбекистана получало материальную помощь и от других международных исламских фондов и организаций. Так, например, в апреле 1998 года на счет Махмуда аль-Балхи (саудовского коммерсанта узбекского происхождения, связанного с Т. Юлдашевым) в мухарракский филиал "Исламского банка Бахрейна" поступил из "Дубайского исламского банка" денежный перевод в размере 250 тысяч долларов. Вкладчиком являлся Расул ас-Саид, представитель международной организации "Islamic Relief Worldwide"(ВИП). Штаб-квартира этой организации, созданной в 1984 году (в самый разгар афганской войны), расположена в Великобритании, в городе Бирмингем. Сегодня "Islamic Relief Worldwide" имеет многочисленные отделения в Америке и Европе, а также ведет активную деятельность повсюду, где проживают хоть небольшие общины мусульман, в том числе и на Западном берегу Иордана, в секторе Газа, на территории Российской Федерации, в государствах Центральной Азии и Закавказья.

Помимо ВИП, финансовую помощь узбекским фундаменталистам предоставляли также "Благотворительный фонд" пакистанской "Джамаат-е ислами", благотворительное общество "Катар", саудовская "Международная исламская организация спасения", различные благотворительные фонды международного отдела "Ихван аль-Муслимун" ("Ассоциация братьев мусульман"), а также спонсируемая Эр-Риадом "World Assembly of Muslim Youth" ("Всемирная ассамблея исламской молодежи") и др.

Одновременно с этим узбекские фундаменталисты установили тесные отношения со своими единоверцами в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) КНР. Среди уйгурских сепаратистских группировок ИДУ поддерживает наиболее тесные отношения с двумя группировками "Лобнорские тигры" и "Исламское движение Восточного Туркестана" (ИДВТ, "Ислом диний харакати"). В рамках сотрудничества с последней узбекские фундаменталисты неоднакратно оказывали ей военно-материальную помощь. В свою очередь, представители ИДВТ в Саудовской Аравии передали Тахиру Юлдашеву в декабре 1997 года 260 тысяч долларов. Часть этой суммы по каналам узбекских исламистов была передана уйгурскому подполью в СУАР. Остальные же деньги пошли на оплату услуг, предоставленных узбеками "Исламскому движению Восточного Туркестана".

В начале прошлого года Осама бин-Ладен встречал в Кандагаре дорогих гостей. На встречу с предводителем мирового Джихада приехали представители ИДУ и "Исламского движения Восточного Туркестана". В ходе переговоров Осама бин-Ладен обещал уже в самое ближайшее время значительно увеличить финансовую помощь узбекским фундаменталистам.

Весной того же 1999 года делегация ИДУ вновь посетила родину бин-Ладена, благословенную Аравию. На этот раз узбекские исламисты получили от Фонда "Ибраим бин-Абдулазиз Ибраим" 270 тысяч долларов.

Несколько месяцев спустя руководство движения Талибан выделило 50 тысяч долларов на нужды активистов ИДУ и их семей, проживающих на территории Афганистана.

В самом начале августа того же 1999 года в небольшой горный кишлак Хоит на севере Таджикистана прибыли пять личных представителей Осамы бин-Ладена. При себе они имели 130 тысяч долларов, предназначенных для группировки военного руководителя ИДУ Д. Ходжиева. Напомним лишь, что точно в это же время вооруженные отряды клавнокомандующего ИДУ начали свой "священный поход" на родину через территорию Южной Киргизии.

Несколько недель спустя в портовом городе Карачи на южном побережье Пакистана собрались представители отечественных исламистских организаций и их единомышленники из Саудовской Аравии, Кувейта, Иордании, Египта, Палестинской автономии, Кашмира, Узбекистана и Чеченской Республики Ичкерия. В ходе состоявшейся встречи было принято решение выделить на продолжение "Священного Джихада против сатанистского режима Каримова" финансовую помощь в размере двух миллионнов долларов.

Уже в июне нынешнего года шеф пресс-центра ИДУ Зубаир ибн-Абдурахман подтвердил, что руководство движения получило от Осамы бин-Ладена несколько сотен тысяч долларов на активизацию "священной борьбы против марионеточного, просионистского правительства Ташкента".

Помимо этого, по данным Управления национальной безопасности Ферганской области, Д. Ходжиев ежегодно получает от Осамы бин-Ладена финансовую помощь в размере трех миллионов долларов.

Таким образом, узбекские исламисты располагают весьма солидной материальной базой. Тем более, их единомышленники по всему миру всегда готовы протянуть свою могучую руку братской помощи. Поэтому священный Джихад в Центральной Азии не имеет границ, ведь движут им не столько старинные письмена Корана и Хадисов, сколько огромные суммы в долларах США, беспрерывно циркулирующие по лабиринтам мировой банковской системы.

В заключение хотелось бы упомянуть сенсационное заявление Зубаира ибн-Абдурахмана, сделанное в прошлом году (во время баткенских событий), на которое почему-то журналисты не обратили особого внимания. Тогда в одном из своих официальных выступлений Зубаир назвал в качестве источника финансирования ИДУ "возможности старой узбекской эмиграции, в частности, капиталы потомков эмира Бухарского". Подобное высказывание проливает новый свет на связи и возможности узбекских исламистов.

В 90-х годах в российской прессе было опубликовано несколько статей о несметных сокровищах последнего бухарского эмира мангытской династии Сеид Алим-хана. Все они при незначительных расхождениях фактически дублируют друг друга. По информации авторов этих статей, получается, что почти все ценности эмирата накопленные его правителями более чем за полтора столетия, были спрятаны слугами Сеид Алим-хана где-то Кашкадарьинской области современного Узбекистана. При этом также говорилось о том, что бухарский эмир, убегая в Афганистан, сумел прихватить с собой лишь "двух лошадей, навьюченных золотыми слитками и драгоценными камнями. Это было все, что эмир Бухары увез с собой за границу". Далее Сеид Алим-хан якобы довольно быстро прогулял сие весьма скромное состояние и, не сумев возвратить себе сокровища, запрятанные в Кашкадарьинской области, скончался 5 мая 1943 года. Звучит все это, безусловно, весьма красиво и интригующе, однако то - есть всего лишь легенда (или преднамеренная дезинформация - вопрос особый). На самом же деле (сохранились архивные документы, позволяющие нам реконструировать события), когда в начале сентября 1920 года отряды Красной Армии захватили Бухару, сотрудники ЧК обнаружили в подвалах эмирских дворцов несметное количество царских денег, иностранной валюты, драгоценных камней и золотых слитков. Однако то были лишь ничтожные крупицы воистину царских богатств мангытской династии. Большую же их часть, приблизительно 70-75 %, Сеид-хан увез из благословенной Бухары на своем бронепоезде. В 1921 году он вместе с отрядом верных ему людей наконец добрался до афганской столицы. В дальнейшем вывезенные из Бухарского эмирата сокровища были весьма эффективно использованы при организации антисоветской деятельности на территории Средней Азии. В 30-е годы, когда уже стало совершенно ясно, что большевики обосновались в Туркестане "всерьез и надолго", огромные богатства эмира были припасены для более лучших времен. Во второй половине 30-х годов большая их часть (не без помощи абвера) была переправлена в Европу, а в 1943-44 годах определенная сумма из этих средств оказалась в коммерческих банках Соединенных Штатов Америки. Старая узбекская эмиграция жила все эти годы в постоянном ожидании своего звездного часа, ее мечтою было воссоздание на территории Средней Азии истинно мусульманского государства без вероотступников и ненавистных кяфиров. Уже в 80-х годах часть эмирских сокровищ пошла на финансовую поддержку узбекских моджахедов, воевавших с советскими войсками в северных и северо-западных провинциях Афганистана. С появлением на карте Центральной Азии независимого и светского Узбекистана (во главе с бывшим первым секретарем ЦК компартии республики) потомки узбекских эмигрантов 20-х годов были одними из первых, кто начал оказывать материальную помощь молодой исламской оппозиции. Кстати, по некоторым сведениям, сам Зубаир ибн-Абдурахман является потомком одного из предводителей басмаческого движения.

ВОЕННАЯ СТРУКТУРА ИДУ

После того как в марте 1992 года в Узбекистане были поставлены вне закона местные исламистские организации, многие их активисты бежали в соседний Таджикистан. Там в 1992 году был сформирован Наманганский Батальон (основной костяк которого составляли выходцы из города Намангана Ферганской долины). Командиром этого военизированного формирования стал Д. Ходжиев (см. Досье). В первый период центральный штаб НБ размещался в кишлаке Хоит Таджикабадского района, на севере Тадждикистана. Впоследствии на территории этой республики была создана целая сеть военных баз и тренировочных лагерей Исламского движения Узбекистана. Большая их часть была размещена в Джиргатальском и Гармском районах на севере Таджикистана. Основной костяк НБ составляли в различные периоды от 200 до 350 человек. В общей же сложности, по словам представителя Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Таджикистане, в начале 1999 года в Гармской группе районов этой республики находилось около 1500 боевиков исламской оппозиции Узбекистана.

На вооружении НБ имелись почти все виды стрелкового оружия. Из тяжелого вооружения - несколько единиц БМП и БТР, а также безоткатные орудия, несколько ракетных установок "Град" и системы ПВО.

Особое внимание командование НБ уделяло боевой подготовке рядового и командного состава. Для этой цели была разработана специальная система тренировок, в рамках которой первостепенное значение придавалось обучению навыкам партизанской войны и диверсионно-террористической деятельности. На таджикских базах, помимо узбекских "наставников", действовали также инструкторы из исламистских организаций Афганистана, Пакистана, Кашмира и в отдельных случаях - Ближнего Востока. При этом многие из них сотрудничали с некоторыми иностранными спецслужбами, в первую очередь, с пакистанской ИСИ, в меньшей мере - саудовской СОР и другими разведывательными организациями.

Боевики НБ тренировались как в лагерях ИДУ на территории Таджикистана, так и за его пределами. Зарубежом тремя основными регионами, где проводились курсы спецподготовки членов ИДУ, были Афганистан, Пакистан и до конца 1999 года Чечня.

На территории первых двух стран действует целая сеть тренировочных лагерей, в которых проходили военную подготовку узбекские исламисты. Эти лагеря формально принадлежат таким исламистским организациям, как "Аль-Каэда", "Харакат уль-Ансар", "Хезб-и ислами", "Харакат уль-Муджахеддин", "Джамаат ат-Таблиг вад-Дауа", движению Талибан и др. Однако в большинстве случаев инструкторами узбекских исламистов являлись люди Осамы бин-Ладена, а также специалисты пакистанской межведомственной разведки ИСИ.

На территории Афганистана чаще всего боевики ИДУ попадали в тренировочные лагеря, расположенные в провинциях Балх (на севере, в районе Мазари-Шарифа), Герат (на западе, в районе города Зияраджа), Нангархар (на востоке, в районе городов Джелалабад и Джабаль-ус-Сарадж), Вардак (к северо-западу от Кабула, в районе города Джалрез), Пактия (на востоке, в районе города Хост) и Тахар (на северо-востоке, в районе города Варсадж).

На территории Пакистана узбекские исламисты тренировались в лагерях "Фави", "Саада", "Мирам-Шах" и "Варсак" (расположены в районе Пешавара и пакистанского Пенджаба). Еще несколько тренировочных лагерей, в которых проходили спецподготовку боевики ИДУ (и в частности, полевой командир Абдували Юлдашев - Азиз-хан, - руководивший на начальном этапе военными действиями на юге Киргизии в августе 1999 года), находятся к северо-западу от пакистанского города Кветта и в окрестностях города Райвинд на территории восточной провинции Лахор.

В общей сложности в тренировочных лагерях этих двух стран в 90-е годы военную подготовку прошли более тысячи боевиков Исламского движения Узбекистана.

Помимо Афганистана и Пакистана, узбекские исламисты перенимали также богатый боевой опыт у своих единоверцев на Северном Кавказе, в тренировочных лагерях Чеченской Республики Ичкерия.

Связи исламской оппозиции с Чечней были установлены еще в самом начале 90-х годов через чеченскую диаспору Средней Азии, а также при содействии различных происламистских организаций выходцев с Кавказа, действующих на территории Турции. Сотрудничество с чеченскими исламистами оказалось весьма результативным для военного крыла ИДУ. Так, с помощью Хаттаба на территории Чечни был создан специальный тренировочный лагерь для узбекских исламистов, получивший название "Узбекский Фронт". В июне 1997 года один из ближайших соратников Т. Юлдашева, Абдуллаев Бахром, выехал в Чечню, где провел переговоры с Хаттабом об организации специальных курсов военной подготовки для боевиков ИДУ. В дальнейшем, в соответствии с достигнутой между ними договоренностью, в тренировочных лагерях "Исламского института Кавказа" прошли обучение более 300 узбекских исламистов.

@@@
Исламское движение Узбекистана (ИДУ)
Ключевая проблема - взаимодействие спецслужб
Кто он, Джума Намангани?
Масхадов угрожает партизанской войной
Между хаосом и теократией
Не важно быть - сумей прослыть!
Пентагон и его союзники делят Афганистан

После победы

@@

О переходном периоде в политической истории Чеченской Республики

2000-02-29 / Игорь Задворнов, Александр Халмухамедов Игорь Анатольевич Задворнов - аспирант Российской академии государственной службы,

Александр Муталович Халмухамедов - кандидат философских наук.




БЛИЗИТСЯ к завершению войсковая операция федеральных сил в Чечне. Очевидно, что контртеррористическая операция будет доведена до конца. И неважно, к какому сроку. Военные многому научились во время первой кампании. Чему научились политики? Вот в чем вопрос. Какими будут стратегия и тактика мирного строительства Чечни?



ЧТО ЕСТЬ ЧЕЧЕНСКАЯ РЕСПУБЛИКА?

Если обратиться к археполитическим раскопкам, то обнаружится, что Чеченской Республики как таковой, как государственного (или административного) образования не существовало. Вспомним конспективно:

1918-1920 гг. - современная территория Чечни входит в Терскую, а затем Горскую АССР в составе РСФСР.

С 1922 г. - из состава Горской АССР выделена Чеченская автономная область (АО) РСФСР.

1934 г. - Чеченская и Ингушская автономные области были объединены в Чечено-Ингушскую АО.

1936 г. - Чечено-Ингушская АО преобразована в одноименную автономную республику (ЧИАССР).

1944 г. - ликвидация ЧИАССР.

1957 г. - ЧИАССР восстановлена.

1990 г. - ЧИАССР преобразуется в Чечено-Ингушскую Республику (ЧИР).

15 сентября 1991 г. - последняя сессия Верховного Совета ЧИР, на которой принимается решение о самороспуске парламента.

1 октября 1991 г. - часть депутатов самораспустившегося ВС ЧИР принимает решение о разделении ЧИР на Чеченскую Республику "Нохчи-Чоъ" и Ингушскую Республику.

27 октября 1991 г. - победа Джохара Дудаева на так называемых президентских выборах в так называемой Чеченской Республике (фактически в выборах приняли участие менее 20% избирателей).

1 ноября 1991 г. - указ Дудаева "Об объявлении суверенитета Чеченской Республики с 1 ноября 1991 г.".

2 ноября 1991 г. - 5-й съезд народных депутатов РСФСР принимает постановление о признании выборов в высший орган государственной власти (Верховный Совет) и президента республики незаконными, а принятые ими акты - не подлежащими исполнению.

Здесь можно поставить смысловую точку, а на решениях Дудаева, Масхадова, парламента ЧР - жирный крест. Например, на постановлении парламента ЧР #108 (12 марта 1992 г.) о принятии Конституции Чеченской Республики, на президентских выборах 1997 г., проведенных в соответствии с этой лжеконституцией, и на лжепрезиденте Масхадове. Жирный крест - на указах Масхадова годичной давности (3 февраля 1999 г.) о конституционной реформе, согласно которой в республике провозглашалась шариатская форма правления, и на высшем законодательном органе республики - "шуре".

Фактически днем рождения ЧР можно считать 12 декабря 1993 г., когда на общероссийском референдуме была принята Конституция Российской Федерации, закрепившая разделение Республики Ингушетия и Чеченской Республики на два самостоятельных субъекта РФ. Но возникавшие затем промосковские государственные институты ЧР - Временный совет (Умар Автурханов), правительство национального возрождения (Саламбек Хаджиев), правительство (Доку Завгаев), глава республики (Доку Завгаев), Народное собрание (Амин Осмаев, Али Алавдинов) - достаточно быстро отмирали.

Получается, что по Конституции России Чеченская Республика есть, а в жизни - нет. Нет ни конституции, ни президента, ни парламента, ни законов. Даже территория не определена четко. Соответствующая госкомиссия, которой было поручено определить западную границу Чечни и восточную Ингушетии, приказала долго жить.

Недавно Бислан Гантамиров заявил, что конституция Чечни по своей сути и юридическим нормам соответствует Основному закону Российской Федерации. Трудно согласиться с подобным выводом, если в тексте, который начинается со слов "по воле Всевышнего", нет ни одного упоминания о Российской Федерации, а в постановлении парламента (12 марта 1992 г.), которое эту конституцию вводит в действие, закрепляется ее приоритет в отношении российских законов. Впрочем, для убедительности можно направить дудаевскую конституцию в Конституционный суд РФ, если, конечно, он примет ее к рассмотрению. Ведь Основной закон Чечни принят неконституционным органом, а это уже юрисдикция другого суда.



ЧТО ЕСТЬ МАСХАДОВ?

Масхадов есть объективная реальность, которую мы не ощущаем. За три года нахождения у власти он так и не ответил на вопросы: "Быть или не быть президентом Чечни? Быть или не быть лидером нации?". Народ, его избравший, рассеялся по России, ближнему и дальнему зарубежью. При нем остались разве что бандитские авторитеты, да и тем он нужен лишь для маскировки (и оправдания поездок за рубеж). Прошло достаточно времени после вторжения террористов в начале августа 1999 года на территорию Дагестана, когда перед Масхадовым ребром встал вопрос об осуждении терроризма и выдаче преступников российскому правосудию.

Но Масхадов бежал из Грозного. В неизвестном направлении. Тем самым он подписал акт личной капитуляции как перед федеральным Центром, так и перед лидерами бандформирований. Его политически промежуточное положение приобрело географическое измерение. Он нигде. Масхадов остался за скобками политического процесса. Свой последний шанс - выйти навстречу федеральным войскам, чтобы привести их в освобожденную столицу, как это сделали братья Ямадаевы в Гудермесе, он не использовал. Другого шанса уже не будет. Зачем ждать от бездействующего президента выполнения условий, которые он не может и, как оказалось, не хочет выполнять? Даже если захочет, уже поздно. Въехать в Грозный на белом коне перед проливавшими кровь ополченцами - этого ему не позволят сами чеченцы.

Короля делает свита, Масхадова сделала Москва Хасавюртовскими соглашениями, московским договором от 12 мая 1997 г. "О мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия", многочисленными совместными псевдопроектами.

Отстранение Масхадова от власти на основании российского законодательства необходимо и возможно. Либо через рассмотрение этого вопроса в Конституционном суде России, либо в рамках Уголовно-процессуального кодекса. Возможны варианты.

Открытый процесс по "делу Масхадова" и признание его нелегитимности позволят в значительной степени нейтрализовать атаки со стороны международных и внутрироссийских проичкерийских сил, выступающих за возвращение Масхадова за стол переговоров. Отчаянные надежды чеченских сепаратистов на открытие второго "дипломатического" фронта на Западе, даже в случае политической эмиграции Масхадова за рубеж, заведомо обречены.



Кто вместо Масхадова?

За последние несколько месяцев федеральный Центр сумел активизировать с полдюжины авторитетных общественных лидеров "пророссийского профиля", за которыми стоят реальные социальные, политические и финансовые силы. Бислан Гантамиров, Ахмад Хаджи Кадыров, Амин Осмаев, Малик Сайдуллаев, Асланбек Аслаханов, Якуп Дениев и ряд других. В то же время они не могут или не хотят стать общенациональными лидерами. По крайней мере сами от этого аргументированно отказываются.

Один из перечисленных выше общественных деятелей как-то заметил, что будущий лидер Чечни не из тех, кто мелькает сегодня на экранах телевизоров. Другой выступил принципиально за упразднение президентского поста с последующим введением коллегиальной формы правления. Третий намекнул, что оптимальным руководителем республики может быть только русский. Расчеты Москвы на появление единого лидера нации, лояльного к Москве и непримиримого к бандитам, оказались ошибочными. К сожалению, у чеченцев сейчас нет (и не может быть) единых политических авторитетов. Эмиграция не стала почвой для политической консолидации и распределения ролей в оппозиции. Эмиграция - понятие скорее торгово-экономическое, чем этнополитическое.

И тем не менее можно говорить о своеобразных зачатках будущей многопартийной системы, конечно, с национальной спецификой: партия-клан, партия-род. Традиционная структура "левый-правый-Центр" маловероятна.

Пока же "начальник Чечни" - человек с ружьем. Вся полнота власти здесь принадлежит в первую очередь военной администрации, во вторую - представительству правительства Российской Федерации. В таких условиях ставить вопрос о постепенной передаче власти республиканским органам преждевременно. Николай Кошман может создать исполнительную вертикаль власти, подобрать хороших хозяйственников и честных бухгалтеров. Но, представляя исполнительную власть, он по определению не уполномочен решать вопросы государственного строительства.

Необходимо еще одно условие - назначение полномочного представителя президента Российской Федерации в Чеченской Республике. Полномочного в самом непосредственном и авторитарном смысле этого слова: уполномоченного решать все без исключения вопросы управления республикой, включая координацию силовых структур и организацию конституционного процесса. Если органы исполнительной власти по преимуществу отвечают на вопросы "Как делать?", то только глава государства - "Что делать?". В конце концов, по Конституции, именно он определяет основные направления внутренней и внешней политики. А Чечня сегодня это и внутренняя, и внешняя политика - по крайней мере для исполняющего обязанности главы государства.

Полномочный представитель президента - это и есть альтернатива Масхадову на переходный период, до тех пор пока не будут созданы и не заработают основные государственные институты, и прежде всего Конституция Чеченской Республики - Конституция субъекта Российской Федерации.



ВЛАСТЬ ИЛИ УПРАВЛЕНИЕ?

Год назад, выступая перед Федерал ьным собранием, Борис Ельцин поставил конкретную задачу: "Назрела необходимость срочной разработки правовых оснований введения прямого федерального правления на территории субъектов Российской Федерации, где нарушаются конституционные принципы, попираются права и свободы человека". Впрочем, поставленная задача была благополучно забыта.

Введение прямого федерального правления в ЧР облегчается тем, что оно не нарушает суверенитета республики как государственно-политического института (этот суверенитет просто не оформлен политически). Не нарушает и духовного суверенитета чеченцев как простых людей, желающих выжить. Более того, муфтий Чечни Кадыров уверен, что не будет порядка в Чечне без федеральной силы.

Необходим переходный период, который продлится около двух лет. За это время можно будет сформировать основные государственные институты республики. В некоторой степени этот процесс регулируется Федеральным законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ". Статья 30 этого закона предполагает двухлетний срок со дня его принятия (6 октября 1999 г.), в течение которого органы власти субъекта Федерации должны привести свое законодательство в соответствие с федеральным. Таким образом, о полноценных органах власти в ЧР можно будет с уверенностью говорить только спустя два года. Пока же речь идет об органах управления в субъекте Федерации, которые по определению могут быть только федеральными.

В целях координации деятельности федеральных органов исполнительной власти по восстановлению экономики, организации жизнеобеспечения населения ЧР, оказания содействия народу Чечни в восстановлении органов местного самоуправления Указом президента РФ # 1380 от 15 октября 1999 г. введена должность заместителя председателя правительства РФ - полномочного представителя правительства РФ в ЧР, на которую назначен Николай Кошман. В развитие задач, поставленных в этом указе, правительство приняло постановление "О мерах по нормализации общественно-политической ситуации на территории Чеченской Республики" (# 1320 от 1 декабря 1999 г.). Согласно постановлению заинтересованным федеральным органам во главе с Минэкономики поручено разработать программу первоочередных мер по обеспечению функционирования экономики и социальной сферы ЧР. Согласно постановлению правительства # 33 от 14 января 2000 г. образована Правительственная комиссия по нормализации общественно-политической ситуации на территории республики (председатель комиссии - Николай Кошман).

В настоящее время на территории Чеченской Республики, освобожденной от бандитов и террористов, разворачивают деятельность территориальные органы федеральных исполнительных органов власти. Руководители районных администраций назначаются Кошманом по согласованию с военными. Правительство предпринимает необходимые меры по налаживанию нормальной жизни, восстановлению конституционных прав и свобод граждан, развитию социально-экономической сферы и занятости населения республики. Процесс возврата вынужденных переселенцев в Чеченскую Республику имеет положительную динамику. Восстанавливаются школы - тысячи детей сели за парты. В больницах появились лекарства и медикаменты. Люди впервые за четыре года стали получать пенсии и зарплату.



МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ

Контуры федерального правления (управления) просматриваются достаточно четко. Субъект управления известен. В конце концов в резерве главнокомандующего всегда есть право введения ЧП. Сложнее - с объектом управления.

В Чечне не сложилось даже зачатков гражданского общества. Политическая система строилась по бандитским законам. Оппозиция сдавала свои позиции, уезжая в другие регионы России, преимущественно в Москву. Ее возвращение в качестве реальной самостоятельной политической элиты республиканского уровня на ближайшие два года не запланировано.

Решение государственно-политических вопросов ЧР не должно заслонять перспективы внутричеченского социального устройства, организации системы местного самоуправления. Не исключено, что судьба нации будет решаться именно на этом "базисном" в социологическом смысле уровне.

Задача состоит в том, чтобы сформировать прежде всего в равнинных и предгорных районах Чечни такую власть, которая стала бы реально авторитетной. В прошлую чеченскую кампанию назначаемые пророссийские главы местных администраций, как правило чеченцы, не пользовались авторитетом у населения (часто заслуженно). Это подрывало практически все благие начинания федерального Центра - от выплат пенсий и социальных пособий до восстановления экономики Чечни. Говорить о том, что вновь назначаемые в настоящее время главы местных администраций будут пользоваться безоговорочным авторитетом - было бы также неверным. Они, по сути, остаются механизмом федерального правления. Мы не сможем решить сколь бы то ни было серьезных проблем Чечни, если будем основываться на создании властной вертикали в республике исключительно сверху вниз.

Специфика социального устройства чеченского общества заключается в его традиционном, патриархальном характере. Традиции и нормы народного права - "адата" переплетены с адаптированными к ним нормами ислама - "шариата" и продолжают играть главную организующую социальную роль. Политизированные группировки в Чечне (и за ее пределами) до сих пор успешно этим пользовались, представляя свои интересы в качестве общенациональных.

Более того, эпоха бандитского беспредела стимулировала укрепление некоторых традиционных институтов местного самоуправления. Вспомним, как федеральные войска входили в Гудермес, Шали, Ачхой-Мартан, Аргун и некоторые другие населенные пункты. Фактически они были освобождены местными гражданскими авторитетами.

Кризис верховной республиканской власти обусловил проявление внутреннего сепаратизма как реакции на неспособность политической элиты решать насущные проблемы простых чеченцев. Летом прошлого года представители одного из самых влиятельных и богатых тейпов - чинхой - провели родовой сход, на котором была выдвинута инициатива установления собственной независимой власти в пределах родовых земель. Примеру этого тейпа последовали и многие другие (гендерченой, пешхой, нашхой).

В Чечне на местном уровне всегда действовала реальная и в то же время неформальная власть. Это совет села, состоящий из наиболее авторитетных и уважаемых жителей, не только старейшин, но и молодых, образованных людей. Чеченцы их хорошо знают. Это не политики, это люди, живущие, как правило, в селах, но от их решения, от их слова многое зависит. Все главные решения в селе принимаются именно такими неформальными структурами. Задача состоит в институциализации неформальной власти на местах, в передаче ей совещательных и некоторых контрольных функций. Важно, что именно на этом уровне уже идет эффективное взаимодействие с федеральной властью.

Включение фактора местного самоуправления в качестве одного из составляющих в наборе социально-политических мер, связанных с урегулированием ситуации в Чечне, позволит принципиально позитивно изменить внутриполитическую ситуацию в ЧР. Местное самоуправление не требует принятия соответствующего республиканского закона и регулируется Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ". Если президента или парламент ЧР сейчас избрать невозможно (нет республиканского закона), то органы местного самоуправления можно сформировать уже в самое ближайшее время. Конечно, в тех районах, где обстановка стабильно контролируется.

Этнотерриториальная структура чеченского общества исследована меньше всего, однако имеет, как нам кажется, наибольший потенциал в процессе урегулирования нынешней ситуации в ЧР. Она выглядит следующим образом (от частного к общему): куп (община) - сектор (союз нескольких купов) - сельская община (в границах села) - районная община (в границах административных районов) - республиканская община (все граждане, населяющие ЧР). Если последнее звено в этой цепи - собственно State Nation - отдаленная перспектива, то сельские общины конкретная реальность.

"Куп" - это неформальная "десятка" семей, проживающих в одном селе (это чаще всего соседи и родственники), которые решают все проблемы своей улицы, квартала и т.д. Такие "купы" уже существуют практически во всех населенных пунктах ЧР как неформальные структуры. "Куп" возглавляет самый авторитетный житель "десятки" - "куп-да". Из нескольких десятков "купов" образуются так называемые "сектора" (приблизительно 30 "купов" - один сектор, объединяющий около 300 человек). Лидеры "купов" избирают "юрт-да" - главу села. Смысл этой пирамиды суть институциализация "неформальной" власти - с целью возврата к традиционной организации (общинной) власти и управления, в которой уже не будет места ни лидерам бандформирований, ни "ваххабитским" агитаторам. Это прообраз местного самоуправления в его чеченском варианте, имеющий четкий вектор развития: на основе "юрт-да" (глав сел) избирается глава района и так далее вплоть до главы республики.

Подобная стратегия базируется на восстановлении исходных принципов устройства чеченского общества, а именно на возрождении социального института "куп", когда ячейкой социального устройства становится территориально-семейная община (из хорошо известных в отечественной социологии прецедентов можно вспомнить институт "махалля", который в настоящее время становится важным элементом государственного устройства в Узбекистане). По сути, речь идет о чеченском варианте местного самоуправления. Преимущества этого пути заключаются, во-первых, в возможности обустройства чеченского общества "снизу" (а не "сверху"), посредством объединений "купов" в сельские, затем районные и республиканские структуры власти. Во-вторых, уровень местного самоуправления не несет той политической и идеологической нагрузки, которая довлеет над властными структурами высшего звена. В-третьих, подобная структура чеченского государства будет в наибольшей степени соответствовать демократическим ценностям, которые не чужды чеченскому народу.

Возрождение института "купов" может осуществляться независимо от политических условий. При этом включение этого института в политическую структуру чеченского общества могло бы ускорить нормализацию ситуации в республике. Села, управление в которых строится на этих принципах, практически невозможно будет вновь "переключить" под влияние бандгрупп. В современной ЧР подобная система управления уже сложилась в селах Кен-Юрт, Шалажи и некоторых других.

Такова в общих чертах схема построения системы местного самоуправления в ЧР. Если местное самоуправление - не государственная власть, то школа народовластия как минимум. Наконец, это "кузница кадров". Именно местное самоуправление оформит собственно политическую элиту чеченского общества, ответит на вопросы "Who is who?"

Несмотря на попытки ичкерийских лидеров через ваххабизм, через навязывание тейповой и вирдовой разобщенности ослабить традиции и обычаи местного самоуправления чеченцев, они по-прежнему живы. За ними перспектива.



Родимые пятна истории

Чеченский народ богат традициями. Некоторые из них, например чеченская система местного самоуправления, требуют поддержки и развития. Другие традиции целесообразно просто сохранить как родимые пятна. Их удаление опасно.

Многие чеченцы говорят, что раньше, при Советской власти, было неважно, к какому тейпу ты принадлежишь. Только с приходом Дудаева этот признак стал в значительной степени определять как политические, так и межличностные отношения. Главное, не кто ты, а чей ты. Так утверждалась независимость республики. Социализм уступил место родоплеменному строю. Движение пошло вспять. Этническое поглотило социальное, не позволив родиться личному. Капитализм отодвинулся еще дальше.

Этносоциальная структура чеченского общества большинством исследователей представляется следующим образом (от частного к общему): дойзал (моногамная семья) - нек"и (родовая община) - ц"а (союз родовых общин) - тейп (род) - тукхум (племя) - к"ам (нация). Наиболее употребительные термины здесь - тейп и тукхум.

Тейп - это родоплеменная организация, состоящая из нескольких родовых общин (союзов общин) и самоидентифицирующаяся общим происхождением этих общин от конкретного лица (рода). Любой чеченец обязан знать историю своего рода (7 и более поколений) и к какому тейпу он принадлежит. Чеченский народ состоит примерно из 130 тейпов.

Говорить о Масхадове (тейп алерой) как о всенародно избранном президенте можно лишь условно. Есть и другие лидеры, чей авторитет более весом, например, главы тейпов (по-русски - "старейшины", по-чеченски - "тхамд"), или религиозные авторитеты - устазы. В свою очередь, тейпы объединены в 9 - 11 тукхумов (их количество остается спорной темой в научной литературе): а"ккхи, нохчмахкхой, чебирлой, м"астой, терлой, шарой, шотой, нашхой, мялхистой, галай, лама"ккхи. Двенадцатым тукхумом иногда называют ингушей, чье происхождение, язык и обычаи имеют много общего с чеченцами.

Исторически тукхум - это военно-экономическое объединение определенной группы тейпов, часто не связанных между собой кровным родством, но решающих общие задачи защиты от нападений врагов и торгового обмена. Каждый тукхум говорил на определенном диалекте чеченского языка.

В этой схеме нет места российским законам. Ее возрождение способно только затормозить строительство чеченского государства.



Проблема "юга" Чечни

Стало общим местом в СМИ обсуждать перспективы перехода боевиков к партизанским действиям, к партизанской войне. Но не всякий диверсионный или террористический акт можно назвать партизанской войной, которая по определению должна иметь поддержку среди мирного населения.

Если в северных районах республики, а также во многих предгорных (Урус-Мартановском, Гудермесском) основная часть населения видит причину своих бед и страданий в деятельности банд-ваххабитов, то в южных районах, где проживает большая часть сторонников кадирийского исламского тариката (направления), традиционно поддерживающая идею независимости Чечни, социальная база для партизанской войны против Москвы наибольшая. Хотя в этих районах проживают не более 10% населения республики, проблему "юга" надо решать, и не только "антипартизанскими" операциями. На юге преобладают небольшие села, независимые от остальной части страны и друг от друга. Именно в этих местах сохранился тип горца, описанный целой плеядой русских писателей XIX века.

В настоящее время территория Чечни делится на 23 района. Такое деление было установлено указами Дудаева и фактически повторяло административно-территориальное деление, существовавшее до депортации 1944 г. Тем самым режим Дудаева усилил радикальное (антимосковское) крыло в представительных органах власти. Так появились дополнительно несколько районов на юге республики (Галанчожский, Шаройский и некоторые другие).

Нужна административно-территориальная реформа ЧР, чтобы исключить возможность проникновения в законодательный и представительные органы власти республики нелояльных по отношению к Российской Федерации лиц. Речь идет об изменении административных границ районов с таким расчетом, чтобы их население состояло как из жителей горной части, так и предгорной и равнинной, и районный центр располагался бы в равнинной или предгорной части. Для сравнения - в соседней Северной Осетии административные границы Владикавказа простираются вплоть до российско-грузинской границы. С точки зрения картографии может быть неэстетично, но практично и дешево. Реализация этого проекта не требует изменений в законодательстве федеральном и республиканском плюс без существенных финансовых затрат.



Статус ЧР

Вопрос об особом статусе Чеченской Республики снят с повестки дня окончательно. Примерно две трети населения Чечни бежали от "независимости". Оставшиеся умоляют российских солдат не уходить из республики. Лидеры чеченского сепаратизма избрали ультрарадикальный вариант политической борьбы - терроризм, и потерпели сокрушительное поражение - военное, политическое, идеологическое. Победитель диктует свои условия. Победитель выбирает диктатуру закона.

Наведение строгого конституционного порядка в Чечне передвинет ее в число самых "дисциплинированных" субъектов РФ. По крайней мере проект Конституции республики будет написан в Москве. В итоге крайними останутся те региональные лидеры, так называемые новые феодалы, которые постоянно шантажируют федеральный Центр чечено-ичкерийским прецедентом: нас не тронь, иначе будет вторая Чечня. Второй Чечни не будет!



Заключение

После победы предстоит восстановить не только экономику и политические институты ЧР, но и доверие населения.

На протяжении трех последних лет политиками и СМИ очень много говорилось о причинах неудач первой чеченской кампании. Объяснения были разными - от полной экономической и военно-политической неспособности России поддерживать свою территориальную целостность до откровенного предательства со стороны коррумпированных российских чиновников как наших воюющих ребят, так и пророссийски настроенных чеченцев. Поводов для таких оценок было предостаточно.

Любой чеченец, находившийся в те годы на территории республики, которого не заподозришь в антироссийских настроениях, может рассказать о том, как боевики с оружием в руках на джипах практически без досмотра спокойно перемещались по территории Чечни, в том числе через российские блокпосты. Простые мирные жители, наоборот, тщательно досматривались и задерживались.

Большинство чеченцев, которые поверили тогда Москве, все события, начиная со сдачи Грозного в августе 1996 г. и кончая подписанием Хасавюртовских и Московских соглашений, называют предательством. Предательством и чеченской нации, и интересов России.

@@@
После победы
Президента застрелил телохранитель
Процесс над Милошевичем начался не с того конца
Рубли для «Аль-Каиды»
С Аргуна началась война
Способность к диалогу - признак сильной власти
У власти снова левоцентристы

Чеченский капкан

@@

Искать выход надо в денежно-финансовой плоскости

2000-05-04 / Владимир Юровицкий Владимир Юровицкий - советник заместителя председателя Госдумы.



Деньги и оружие на войне равноценны.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

РОССИЯ попала в чеченский капкан, выхода из которого не видно. Не может позволить себе Россия вести в Чечне партизанскую войну несколько лет. Но не может позволить ей и стать независимым, то есть бандократическим государством на своей границе в самом неспокойном ее районе.

В прошлом году в "НГ" был опубликован проект председателя ЛДПР Владимира Жириновского решения чеченской проблемы на основе объявления независимой (самоуправляющейся) Чечни национальным анклавом для всего чеченского этноса, по крайней мере для всех чеченцев, проживающих в России. В ситуации до августа 1999 г. это было, может быть, наилучшим решением. Увы, августовские события полностью перечеркнули возможности такого решения. Сейчас Российская армия стоит в Чечне. И под каким бы предлогом ни был осуществлен ее вывод, это будет воспринято всеми в России и мире как поражение России, как крушение ее государственности.

ВЫХОД ЕСТЬ, НО ОН В ДРУГОЙ ПЛОСКОСТИ

Так что, выхода из этого капкана вообще не существует?

Есть. Но искать его нужно в совершенно иной плоскости - в денежно-финансовой.

Современный мир практически полностью "деньгизирован". Большая часть удовлетворения потребностей современного человека осуществляется при посредстве денег. Это же касается и осуществления бандитской и террористической деятельности.

Оружие, боеприпасы, амуниция, продукты питания, медикаменты, зарплата боевикам, наркотики и многое другое может быть получено только посредством денег. И эти деньги к бандформированиям поступают из России, из-за рубежа, расхищаются в самой Чечне.

Ясно, что если бы удалось прекратить этот денежный поток, то бандитизму пришел бы конец в самое кратчайшее время.

Увы, это практически нереализуемо.

Но можно поставить эту же задачу по-другому. Не прекратить поток бандитских денег, а поставить под контроль ВСЕ или большую часть денежных потоков на ВСЕЙ территории Чечни. Тогда, естественно, под контролем оказались бы автоматически и потоки денег на обеспечение бандформирований и на ведение партизанской войны.

Можно ли это сделать?

Можно, но только поняв саму институцию денег в современном мире. К сожалению, этого понимания нет даже в кругах денежных властей России. Как пример мы можем привести ст. 29 из закона о Банке России: "Банкноты (банковские билеты) и монеты Банка России являются единственным законным средством платежа на территории РФ".

Заметим, что самая главная форма денежного обращения в современном мире - счетная денежная форма - этим законом ставится фактически вне закона. Вне закона эта статья ставит все банки, ибо именно использование счетов (безналичная, безбанкнотная и безмонетная форма денег) как формы платежа и есть главная функция любого банка, в том числе и ЦБ. Таким образом, закон о ЦБ России делает сам ЦБ незаконным.

Весь мир стремительно идет в направлении превращения денег в чисто счетную, безналичную институцию, а российский закон о ЦБ объявляет именно эту устаревающую и все более выбрасываемую из сферы использования форму денег единственной в России.

Легко видеть, что счетная форма денег находится под полным потенциальным контролем общества. И государства в рамках его законоустановленных полномочий.

А вот наличная форма денег, в которой все денежные операции имеют сугубо бинарный характер, является практически полностью бесконтрольной. Именно поэтому криминал, бандитизм, терроризм, наркобизнес основаны на использовании наличных денег.

Таким образом, вопрос контроля над денежными потоками в Чечне есть проблема максимального сокращения движения и использования на ее территории, в ее связях с остальной Россией и заграничным миром именно наличной формы денег. Конечно, наилучшим способом была бы реализация подобных мероприятий во всей России. Но здесь мы столкнемся с большим сопротивлением заинтересованных лиц. А в Чечне ситуация настолько критическая, что речь идет фактически о том, что в ней решается судьба самого существования России как политического организма современного мира. И особое положение в Чечне позволяет ввести соответствующий комплекс мероприятий даже без парламентского утверждения, а одним президентским указом.

КОНКРЕТНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ

В Чечне создается Банк ЧР. Отличие его от обычного республиканского банка как отделения Банка России состоит в том, что он должен иметь с банком России не филиальные, а чисто корреспондентские отношения. Такой характер отношений позволит максимально отделить денежное обращение на территории Чечни от движения денег в остальной части России. Любое хищение или иное нарушение в денежной области на территории Чечни будет локализовано в самой Чечне и не будет распространяться на всю страну, как это было, к примеру, в эпоху так называемых чеченских авизовок, которые использовали именно филиальный характер связей между ЦБ и Банком ЧР и другими филиалами ЦБ на территории Чечни.

Все финансовые потоки между Россией и Чечней должны проходить исключительно через канал денежной связи: ЦБ - Банк Чечни. Для этого необходимо запретить открытие в Чечне любых отделений и филиалов российских и иностранных банков. А все банки на территории Чечни, которые могут быть созданы, должны иметь единственный корреспондентский счет в Банке Чечни. Этим самым все безналичные денежные потоки в Чечню и из Чечни будут проходить по единственному каналу денежной связи и находиться под полным контролем банковских, административных и правоохранительных властей на территории Чечни. И если даже допустить возможность открытия в Чечне отделений банков России, то и они должны иметь связь филиала со своим банком не напрямую, а через этот же канал денежной связи.

Для денежного обслуживания населения Чечни создается Сбербанк Чечни, который, однако, не должен иметь никакой денежной связи со Сбербанком России. Сбербанк Чечни открывает в населенных пунктах свои отделения, которые являются, по существу, просто сберкассами, так как выполняют исключительно функции приема денежных средств у населения и их выдачу, а также зачисления во вклады перечисленных денежных средств. Впрочем, функции Сбербанка Чечни можно возложить и на сам Банк Чечни.

Для денежного обслуживания физических лиц всем физическим лицам на территории Чечни открывается единственный счет в Сберегательном банке. Счет открывается по предъявлении паспорта, из которого данные вносятся в базу данных Банка, а также вносятся дополнительные данные о месте проживания владельца счета. А в паспорт ставится отметка о номере счета и месте его открытия. Этим самым полностью ликвидируется возможность открытия нескольких счетов, и данные о каждом жителе Чечни попадают в соответствующую базу данных. Банки обслуживают исключительно владельцев счета в этом банке. Этим самым незарегистрировавшийся в Сбербанке человек оказывается почти полностью отрезанным от денежной системы.

Вводятся ограничения на сумму выдаваемых и принимаемых наличных средств на одно лицо, например в месяц, а также на сумму хранимых у физического лица наличных денежных средств. При обнаружении у физического лица большей суммы, последняя конфискуется. Отметим, что на сумму хранящихся на счете средств никаких ограничений не накладывается.

На территории Чечни вводятся ограничения на стоимость продаваемых по наличному расчету товаров. Все дорогостоящие товары, например, автомобили, недвижимость, строительные материалы свыше определенной суммы, дорогая мебель, бытовая техника и т.п. могут продаваться исключительно по безналичному расчету.

На территории Чечни вводится запрет на выдачу зарплаты и иных вознаграждений физическим лицам наличными деньгами. Все зарплаты должны перечисляться на счет работника в Сбербанке. Всем юридическим лицам на территории Чечни, кроме предприятий розничной торговли и сберкасс, вообще запрещается использовать и даже хранить наличные деньги.

Ввоз на территорию Чечни и вывоз с ее территории наличных денежных средств ограничивается. В авиабилете и железнодорожном билете за пределы Чечни делается особая предупредительная запись об этом, а также о возможности проведения досмотра на предмет обнаружения сверхквотной денежной суммы с немедленной конфискацией ее. Вывоз денег за пределы Чечни и ввоз их в пределы Чечни по безналичному переводу, а также с помощью денежных карточек не ограничивается.

Наконец, на территории Чечни вводится тотальный запрет на использование и хранение любой иностранной валюты в наличной форме. Любая обнаруженная наличная валюта подлежит безоговорочной конфискации вне зависимости от ее происхождения и владельца. Будь это физическое или юридическое лицо или даже государственный орган.

В то же время в любой сберкассе может быть открыт любому гражданину валютный счет. Вывоз и ввоз валюты на территорию Чечни возможен исключительно в безналичном виде. Использование иностранной валюты в самой Чечне ограничивается исключительно перечислением валюты между близкими родственниками. Обмен российских денег на иностранную валюту в наличной форме не допускается. Такой обмен может идти только по безналичному переводу средств с рублевого счета на валютный и обратно.

В связи с особым положением в Чечне вводятся ограничения на банковскую тайну. Президентским указом вводятся особые правила доступа правоохранительных органов к банковским данным.

Не допускается на территории Чечни открывать счет в банке физическим лицам и юридическим лицам, не имеющим законных прав на пребывание на этой территории. Этим самым иностранные наемники вообще отрезаются от денежной системы и вынуждены будут сами покинуть Чечню.

ДОСТИГАЕМЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

В результате этих мер практически все жители Чечни будут вынуждены зарегистрироваться в Банках для получения доступа к денежной системе. И этим самым будут находиться под определенным контролем правоохранительных органов. А зарегистрировавшийся бандит - нонсенс. Финансирование бандитской и вообще криминальной деятельности на территории Чечни станет почти невозможным. Становится невозможным финансирование бандитских формирований из-за пределов Чечни, привлечение наемников. И это позволит в кратчайшие сроки нормализировать обстановку в Чечне без применения вооруженной силы.

@@@
Чеченский капкан