"Мы не побеждены"

@@

Первый заместитель председателя ЦК КПРФ Валентин Купцов считает, что переименовывать Компартию нет смысла

2001-07-24 / Анна Закатнова Тема будущего КПРФ вдруг вновь стала актуальной. На пресс-конференции в Москве перед генуэзским саммитом президент Путин напомнил КПРФ о своем предложении изменить название партии на РСДРП. Фактически же глава государства недвусмысленно намекнул коммунистам, что их методы политической борьбы явно устарели. Однако реализация предложения президента потребовала бы изменений и программы партии, что, в свою очередь, повлекло бы за собой раздробление "красного" электората и падение влияния КПРФ. Об объективных и субъективных причинах неприятия коммунистами идеи перерождения в социал-демократическую партию в интервью "НГ" рассказал второй человек в КПРФ Валентин Купцов.



- Валентин Александрович, президент предложил КПРФ изменить название партии, однако вы, похоже, категорически против. В то же время руководство партии много раз утверждало, что является преемником КПСС, а стало быть, и преемником РСДРП.

- Это предложение Путина звучит уже не впервые. И мы в очередной раз отвечаем, что в нашей партии этот вопрос не обсуждается и не будет обсуждаться в ближайшие десять лет. Начиная с 1993 года эта идея нам все время подбрасывается. Сначала в 1991-1994 годах мы ее тоже активно обсуждали в связи с шоковым состоянием партии в тот момент. Когда деятельность КПРФ приостановили, было много конъюнктурных предложений, как выжить в тех условиях и получить легитимность. Тогда появилась Социалистическая партия трудящихся во главе с Людмилой Вартазаровой, Роем Медведевым - там было больше 120 тысяч членов. То есть искусственно создавалась крыша, под которой работали многие коммунисты, не задумываясь о названии, "социалистическая" партия или "коммунистическая". И в 1993-м, после победы в Конституционном суде, на втором восстановительном съезде КПРФ обсуждалась идея о переименовании, чтобы партия получила большую свободу действий и привлекла на нашу сторону центристов. Но в течение последних пяти лет этой проблемы в партии не существует. Переименование партии не происходит по рекомендации президента, оно должно вырастать внутри партструктуры. Однако из всех 18 тысяч первичек мы не получили ни одного предложения снизу о переименовании КПРФ. Поэтому название останется. Оно отвечает нашим программным целям. И потом, даже если мы переименуемся, ничего в нашей партии не поменяется, мы останемся оппозицией.

- Замена названия означала бы также изменение вашей программы. Если президент говорит о возможном социал-демократическом будущем КПРФ, то он, вероятно, просто выражает пожелания большей части общества, которая предпочитает предсказуемую стабильность.

- РСДРП было хорошим названием для партии начала прошлого века. Сегодняшняя социал-демократия прошла очень серьезное перерождение, и опыт последних десяти лет говорит о том, что она сегодня мало защищает права наемных работников, ограничивает социальные гарантии, усиливает роль капитала. Имидж социал-демократов в мире упал, особенно после того, как 13 социал-демократических правительств поддержали НАТО и были участниками бомбежек Югославии. Даже в собственных странах их авторитет поблек. Но мы не отказываемся от своей программы, а там записано несколько тезисов, которые близки к социал-демократическим: признание права частной собственности, право политического плюрализма, принципиально новое отношение к религии. Мы отличаемся от любой социал-демократии Запада: КПРФ считает, что власть должна принадлежать народу, а не олигархам. Везде у социал-демократов власть принадлежит капиталу, да и в России власть у капитала. Сейчас он фактически вошел в государственные структуры власти.

- Но ведь и КПРФ тоже сотрудничает с предпринимателями?

- Одно дело сотрудничество, а другое - передача власти олигархам. Почему бы нам в условиях, когда страна распродается западному капиталу, не поддержать тех государственников, которые работают в интересах России? Период сегодня такой. И Путина мы поддерживаем до тех пор, пока он работает на Россию. А когда президент идет против интересов большинства, тогда мы его не поддерживаем и остро реагируем на Земельный и Трудовой кодексы, на закон о валютном регулировании. Потому что здесь нет первенства государственных интересов и интересов людей труда. И происходит все это, мне кажется, еще и потому, что олигархи организационно окрепли. Сейчас РСПП Аркадия Вольского - это Политбюро олигархического капитала, которое диктует условия президенту. Я думаю, что в этих условиях роль оппозиции состоит в том, чтобы настойчиво и боевито защищать интересы народного большинства.

- Социал-демократических партий в России довольно много. Есть ли у КПРФ шанс втиснуться в эту переполненную политическую нишу?

- При выдвижении этой идеи надо учитывать, что для нее отсутствует социальная база, а кроме того, надо учитывать опыт создания таких партий. Сейчас существует около 15 социал-демократических или социалистических партий с очень известными деятелями, как Михаил Горбачев, Константин Титов, Гавриил Попов, Мартин Шаккум, Иван Рыбкин. Казалось бы, они ставят нормальную задачу создать партию, подтягивают финансовые ресурсы, опираются на возможности Социнтерна, устанавливают широкие международные связи, но каков финал? В России они не пользуются значительным авторитетом в обществе: голосуют за них за всех - около 1%. Опыт и практика построения социал-демократического движения в России подтвердила, что у избирателей нет доверия к этому движению.

- А вы лично смогли бы сесть за один стол с Михаилом Горбачевым и Александром Яковлевым?

- Нет.

- Электоральной базой социал-демократии традиционно является нарождающийся в России средний класс, в то время как вас поддерживают полумаргинальные слои населения.

- Устойчивого развития социал-демократии на ближайшие годы в России я не вижу, потому что никакой социальной базы для этого нет. Все социал-демократические партии опираются на средний слой. В нашем раздробленном обществе, где всего около тысячи олигархов плюс 5-7%, обслуживающих эту группу, около 60% - это люди обездоленные, живущие при серьезном ограничении социальных гарантий. Можно что угодно высказывать как пожелание, но пока общество отвергает социал-демократов: большинство отдают предпочтение другим партиям - КПРФ, ЛДПР, "Отечеству", "Единству", СПС и "ЯБЛОКУ". Искусственное выращивание социал-демократии ничего не принесет.

- Один из известных левых идеологов Александр Проханов полагает, что руководство КПРФ слишком долго применяло "бархатные" методы борьбы. Может, вы уже упустили свое время?

@@@
"Мы не побеждены"
Good bye, America
АСЕАН планирует интеграцию более глубокую, чем в Европе
Балет любит труд
Бедняки снова проиграли лоббистам
Быть Сербии без президента
В Багдаде найден консенсус по Конституции

В Грозном говорят не совсем то, что в Страсбурге

@@

Лорд Джадд настаивает на проведении переговоров

2001-12-07 / Илья Максаков Лорд Фрэнк Джадд больше недели активно занимался проблемами чеченского урегулирования. Сначала в Страсбурге состоялось заседание совместной рабочей группы "Дума-ПАСЕ", в котором участвовали и представители чеченской общественности. Затем европейские и российские парламентарии побывали в Чечне.



- Господин Джадд, совпадают ли ваши выводы о ситуации в Чечне, сделанные в Страсбурге на прошлой неделе и в Грозном после этой поездки?

- И в Грозном, и в Знаменском мне стало ясно, что надо еще очень много сделать. Потому что, честно говоря, представители администрации ЧР говорят не совсем то, что говорили люди, которые собирались в Страсбурге. Последние говорили, что для достижения мира и стабильности в Чечне нужны переговоры без всяких предварительных условий, в которых должны участвовать самые широкие слои населения. Они говорили также о необходимости создания независимого консультативного совета, который, естественно, будет работать как официальный, полностью независимый орган. Многие в Страсбурге говорили и о том, что в переговорах должны участвовать представители Масхадова. Но мы этого не слышали в Чечне. Мне кажется, многое из того, о чем говорили нам в Чечне, совершенно не соответствует линии президента РФ, поскольку его представитель разговаривает с представителем Масхадова. Но нам сказали, что "мы не верим в переговоры с этими людьми". Поэтому еще очень много надо сделать как президенту РФ, так и людям, которые собирались в Страсбурге. Необходимо мобилизовать людей на поддержку этой идеи, в том числе и со стороны Госдумы.

- Независимо от того, что вы сказали, я все-таки обратил внимание на то, что в ходе вашей поездки собственно контакты между Казанцевым и Закаевым подробно не обсуждались. Означает ли это, что проблема переговоров уже не является приоритетной?

- Нет, это совсем не так. О переговорах мы говорили всю неделю - в Страсбурге и Чечне - и в конечном итоге подготовили заявление, которое все поддержали. В ходе дискуссий мы постоянно говорили об этой инициативе президента РФ. Я не только как сопредседатель совместной рабочей группы, но и как докладчик ПАСЕ по политическим вопросам считаю, что переговоры имеют очень большое значение.

- Господин Джадд, вы - представитель ПАСЕ, побывавший в Чечне, и от вашего мнения во многом зависит мнение Совета Европы в целом. Что вы будете говорить в своем докладе?

- Я еще должен как следует обдумать то, что мы слышали в Чечне и Москве. Потом у меня будет две-три недели на подготовку доклада. Сейчас я не могу сказать, что в нем будет. Но есть одна мысль, которую я точно отражу, и здесь ничто на меня не повлияет. Я скажу о том, что нет и не может быть военного решения в Чечне и Афганистане. Военные действия, может быть, необходимы в рамках операции по обеспечению безопасности. Но прочный мир и стабильность могут быть обеспечены только политически. Этим и занимается Совет Европы, который был создан после Второй мировой войны, когда люди поняли, что они больше не должны воевать, что нужно договариваться и решать все вопросы политическим путем. Все должны ясно понимать, что военные операции не являются решением проблемы. Я очень рад, что те мужественные люди, которые собрались в Чечне на прошлой неделе, подготовили свое заявление в Страсбурге. Я хочу, чтобы вы поняли, что это заявление не было навязано людям, живущим вне Чечни. В подготовке этого заявления принимали участие и жители Чечни.

- В России иногда принято считать, что в ходе работы совместной группы "Дума-ПАСЕ" вы становитесь пророссийски настроенным. При этом в ассамблее у вас есть оппоненты, которые продолжают поддерживать позицию в отношении России годовой давности.

- Действительно, такие оппоненты есть, но мы должны вести политический диалог. Мы действительно резко возражали против действий России в Чечне. Но сейчас нам необходимо политическое урегулирование. Я убежден, что если бы мы остались в стороне от этого, то тем

самым подорвали бы собственную веру в то, что такие проблемы необходимо решать политическим путем. Хочу также сказать, что я все-таки реалист. Я, конечно, понимаю, что для установления мира в Чечне самым важным является решение самой России. Вот почему мы должны работать с Россией и стараться убедить ее поступать правильно. Но это не значит, что я пророссийски настроен, так же как, впрочем, я и не настроен антироссийски. Я настроен в пользу поиска необходимого решения. Иногда меня люди спрашивают, не используется ли наша рабочая группа для каких-то других целей. Я отвечаю, что если ее использовать для того, чтобы найти политическое решение, то я только рад этому. Но если нас используют или манипулируют нами для достижения каких-либо зловещих целей, то да поможет мне Бог в судный день.

- Не разочарованы ли вы поездкой в Чечню?

- Это была не лучшая поездка. Погода была против нас, у нас было очень мало времени. В связи с этим мы очень не удовлетворены, но, подчеркиваю, в основном это вина погоды. Еще хочу заметить, что после продуктивных и, я бы сказал, творческих дискуссий в Страсбурге те замечания и высказывания, которые мы слышали за два дня в Чечне от людей, занимающих в республике важные посты, прозвучали как антитезы тому, что говорилось в Страсбурге. Это еще раз показывает, как много предстоит сделать. Может быть, в какой-то степени этот визит нас и разочаровал, но не повлиял на мою решимость продолжать работу. Еще раз хочу сказать, что мы должны мобилизовать поддержку людей, которые мыслят по-новому, нестандартно, в том числе и в Думе, людей, которые начинают понимать необходимость политического решения. Поэтому, хоть я и возвращаюсь несколько разочарованным, моя решимость довести дело до конца нисколько не пострадала. С другой стороны, я вижу, что уже сейчас появляется гораздо больше позитивных признаков. А эта поездка четко показала основные проблемы. Нам необходимо убедить и администрацию республики в том, что она должна подключиться к процессу, а не оставаться в стороне от него.

@@@
В Грозном говорят не совсем то, что в Страсбурге
В политике: Кому достанутся сладкие плоды кризиса
Василий Стародубцев: Я за жесткую вертикаль власти
Ветераны взялись за костыли
Владимир Путин: позитивные тенденции есть, но пока это только тенденции
Все самбы будут в гости к нам
Выборы: социалист стал президентом Сальвадора

Дутые компенсации

@@

Если прибавляют пенсии, значит, увеличивают и тарифы

2002-08-02 / Иван Сас



Новая русская примета: если в стране повышают пенсии, значит, вслед за этим жди увеличения тарифов. Не успели власти объявить о повышении "денежного довольствия" пенсионеров на 9%, как тут же Федеральная энергетическая комиссия (ФЭК) решила увеличить оптовые цены на газ для населения на 16% по всей стране. А жителям Москвы и Санкт-Петербурга достанется еще больше - с 1 августа для них повышены тарифы на электрическую и тепловую энергию в среднем на 10-12%.

Вообще подобная деятельность власти полностью укладывается в поговорку: нос вытащили - хвост увяз, хвост вытащили - нос увяз. Вероятно, российским чиновникам в школе физика давалась плохо: изменение уровня жидкости в сообщающихся сосудах никак не приводит к увеличению ее объема. Прибавка к пенсии в сочетании с увеличенной платой за газ и свет вряд ли облегчит жизнь российским старикам. Скорее подобная социальная забота выглядит неким пиар-ходом: власть всегда стремится подсластить горькую пилюлю хоть какой-нибудь приятной мелочью. Но пенсионная "конфетка" горечь не перебьет - слишком мизерная. Средняя прибавка к пенсии составит чуть более 100 рублей.

Для остальных слоев населения - и вовсе никакой компенсации, а тарифная нагрузка все тяжелеет. Более того, за последние три месяца долги по зарплате перед бюджетниками увеличились до 3 миллиардов рублей. Похоже, не помогла даже выволочка, которую устроил президент Владимир Путин вице-премьеру Валентине Матвиенко. Все попытки ответственной за социальный блок Матвиенко оправдаться тем, что средства ушли на восстановление инфраструктуры, пострадавшей от стихийных бедствий, в расчет явно не принимались. В общем-то это и справедливо: конечно, российские учителя могут испытывать моральное удовлетворение оттого, что их зарплатные деньги помогли затопленным районам, однако это законное чувство гордости тает перед пустым холодильником.

Причем, августовское повышение - не первое, скажем, для тех же москвичей. Среднегодовой тариф на электроэнергию в текущем году по сравнению с минувшим увеличился на 21%, а на тепловую - на 19%. Для жителей области этот показатель вырос еще больше - на 29,3% и 33%. Примерно такая же картина и по другим российским городам.

В общественном сознании закрепился штамп, будто тарифная политика естественных монополий берет за горло только малообеспеченные слои населения. Но это не совсем так. Она душит предпринимательство, целые отрасли промышленности, экономику в целом, на что давно жалуются представители деловых кругов. Эти жалобы неоднократно звучали и в Кремле, и в Белом доме. Все, кроме самих монополий, сходятся на том, что без повышения тарифов не обойтись и отпускать их надо - но делать это надо плавно, на несколько процентов. Но аппетиты и влияние на власть у монополистов столь велики, что подобные предложения ими воспринимаются как оскорбление. Скажем, МПС в декабре прошлого года требовало у правительства повышения тарифов на грузовые железнодорожные перевозки на 66%. Глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс пугал кабинет министров тем, что если в 2002 году тарифы на электроэнергию повысить менее чем на 35%, то отрасль просто развалится. Представители "Газпрома" тоже, что называется, насмерть стояли, защищая 30-процентное повышение стоимости газа.

@@@
Дутые компенсации
Звиадист пал жертвой спецоперации?
Ивановский поэт взбунтовался против скотской жизни
Идеология и прагматика
Исход выборов может решить человек с ружьем
Коштуница протянул руку противникам
Криминал и терроризм - близнецы-братья

Мир - смысл нашей истории

@@

Стабильности в Таджикистане невозможно достигнуть без создания демократического правового светского государства

2000-09-05 / Эмомали Шарифович Рахмонов - президент Республики Таджикистан.



Девяностые годы многими воспринимаются как время крушений и катастроф: распад СССР, гражданская война в Таджикистане и другие события. Однако можно ли в этой груде обломков найти основание для оптимизма? И даже при том, что надежда никогда не покидает человека, - открывает ли наша современная история реальную перспективу возрождения?

Как бы это ни было парадоксально, психологически трудно и просто по-человечески больно, все же мы должны высоко оценивать наше время. Лучшие представители народа видят в нем эру возрождения и обновления.

Годы возникновения Таджикской Советской Республики, других республик и Советского Союза некоторые люди называют временем экспериментов. Окончательная оценка - за будущим. Но мы сегодня понимаем: чрезвычайное своеобразие этой полосы истории уступило место совершенно новому качеству, новому своеобразию.

В чем же их смысл, какими они открываются сегодня жителю Таджикистана, нашему современнику?

Мне думается, в бурные 90-е годы в Таджикистане прослеживается направленность развития, которая обнадеживает: от разгула насилия - к трудному, но устойчивому миру; от развала - к созданию государственности на новой основе; от призрачной самостоятельности - к освоению независимости в современных условиях; от взрыва насильственной миграции - к возвращению сотен тысяч беженцев к местам своего жительства; от старой экономики - к новой, рыночной, с соответствующими ей новыми демократическими законами и Конституцией.

Это направленность к основам благополучия, к созданию фундамента нового общества, направленность, которая дала ощутимые результаты в кратчайшие исторические сроки.

Да, мы потеряли многое: налаженную систему образования, бесплатное и эффективное медицинское обслуживание, социальную обеспеченность. Однако они имели своим источником единую систему, которая, как оказалось, не была устойчивой и развалилась, как только ослабла ее основа - идеология.

Это был неизбежный процесс. Двадцатый век привел к господству идеологических систем, но в этом же веке они потерпели поражение или отступили на задний план перед настоятельными требованиями перехода к рыночным отношениям.

В благополучных и развитых странах высокий и устойчивый жизненный уровень населения держится на слаженной и согласованной системе рынка, правовой частной собственности, сильной социальной политики, политического и культурно-духовного плюрализма, демократического государства и гражданского общества с прочно образовавшимся средним классом.

Откровенно скажем: достичь всего этого в одночасье невозможно. Нужны годы и годы терпеливого, кропотливого и самоотверженного труда, чтобы прийти к полному благополучию на новой основе.

Мы сегодня закладываем фундамент нового общества - задача, которая не терпит отлагательства. От того, насколько успешно нам удастся ее решить, зависит будущее Таджикистана.

О невообразимой трудности этой задачи можно судить по тому, какие серьезные трудности и какие могущественные деструктивные силы встали на нашем пути. Против небольшой страны ополчились силы мирового наркобизнеса и экстремизма, пустившие корни в почву пассивного отношения международного сообщества к афганскому конфликту.

В данном контексте следует сказать, что одним из самых больших несчастий человечества являются кровопролитные конфликты, разрушающие культуру, экономику и общество в целом со всеми его ценностями. Иногда вооруженный конфликт, как и предсказывают политологи, возникает на границе между различными цивилизациями. Происходит кровоточащий надлом, когда одна из этих цивилизаций стремится изменить существующие границы и расширить сферу своего влияния.

Касаясь Центральной Азии и Среднего Востока, мы так или иначе должны определить свое отношение к религии, поскольку ее роль различна в различных государствах.

О том, что было в годы советской власти, сказано немало. Необходимо лишь подчеркнуть, что в Таджикистане сегодня реально существует свобода совести, а у верующих есть все права и свободы - без этого не может быть светского государства.

Мы с уважением относимся к выбору отдельных стран и их народов, которые взяли на вооружение политический ислам как основу своей государственности.

Однако давно прошли те времена, когда религиозное устройство государства было единственно возможным. На протяжении последних столетий человеческая цивилизация направила народы и по другому, альтернативному руслу развития, дав им возможность освоения величайших достижений демократии и светской государственности, предоставляющих всем гражданам всю полноту человеческих прав. Народ Таджикистана выбрал именно этот путь развития, который, несмотря на гражданскую войну и вмешательство извне, оказался наиболее устойчивым. Попытки изменить этот выбор народа чреваты новым кровопролитием и разрушениями.

Поэтому, не имея ничего против политического ислама в других государствах, мы против расширения его влияния в странах, живущих по иному цивилизационному укладу. В противном случае возникает идеология и практика экстремизма, ведущая к гибельным последствиям.

Нечто подобное происходит в Афганистане и вокруг него. Именно здесь создается форпост экстремизма, стремящегося пустить корни в Центральной Азии. Кроме того, определенные международные силы всячески содействуют упрочению роли этой страны как мирового источника наркотиков и наркобизнеса. Афганские наркотики - это безжалостная рука экстремизма, протянувшаяся к горлу сотен тысяч азиатов и европейцев. Таджикистану, как и другим центральноазиатским странам, уготована при этом роль транзитной инфраструктуры.

Между тем не все, кто нам помогает в развязывании "афганского узла", бывают искренни. Некоторые стремятся просто превратить нашу страну в буферную зону. Но наркотики и экстремизм, как бы мы ни сопротивлялись этому, проходят через транзитные территории и разлагают нормальную жизнь в соседних странах и далеко за их пределами. Где торжествует экстремизм, там не может быть и речи о культуре, о человеческих ценностях.

Поэтому на пути урегулирования афганского конфликта недопустимы полумеры, столь характерные сегодня для мирового сообщества и во многом связанные с тем, что страны Азии и всего евроазиатского континента проявляют недостаточную организованность. Шанхайский форум, состоявшийся недавно в Душанбе, сделал существенный шаг к повышению уровня организованности, от которой в конечном счете зависит эффективность системы международной безопасности.

Негативные факторы иногда дают и положительный результат. Перед лицом угрозы создания в Афганистане и во всем регионе форпоста экстремизма и источника антикультуры страны СНГ все теснее сплачиваются и принимают действенные меры против развития кризисной ситуации на южном направлении.

На фоне этих процессов вызывают сожаление попытки некоторых российских средств массовой информации навязать общественному мнению некий ярлык "таджикских наркотиков". Откуда эти наркотики, всем известно, как известна и нечистоплотность отдельных заинтересованных журналистов и их хозяев.

Другим мощным источником угрозы для Таджикистана является опасная тенденция к криминализации определенных сфер жизни - тенденция, начало которой положила гражданская война. В настоящее время в Таджикистане развернута поистине грандиозная работа по борьбе с преступностью. За годы гражданской войны у части вооруженных людей, вовлеченных в кровопролитие, произошли изменения в жизненной ориентации и психике. Уже не один год проводится обширная работа по их реабилитации и реинтеграции в нормальную жизнь.

Вместе с тем эти задачи сопряжены с другой, не менее важной, - демилитаризацией общества. Известно, что в начале 90-х годов наличие большого количества оружия в руках населения способствовало разгулу терроризма и наркобизнеса, и последствия этого сейчас решительно преодолеваются.

Не надо далеко ходить за примерами. Взять хотя бы рынки наших городов - сегодня они утопают в изобилии, и это результат того, что масштабы незаконного применения оружия значительно уменьшились. Правовому определению и ограничению сферы его использования служит, в частности, указ президента о запрещении военнослужащим покидать места дислокации с оружием. В этом же ряду и другие меры по наведению порядка в силовых структурах.

Людей, расстающихся с оружием, необходимо обеспечить работой, землей, возможностями применить свои способности в сфере предпринимательства. Задача чрезвычайно трудная, если учитывать кризисное состояние экономики, скудный бюджет. Но эта работа ведется, и уже не первый год. Здесь мы возлагаем надежды и на себя, и на международные организации, и на страны, которые немало сделали для Таджикистана в эти годы.

Решая эти задачи, мы расширяем поле безопасности для экономической деятельности, создаем условия для полной реализации демократических свобод и многих демократических законов, принятых в обществе.

Мы наглядно видим истину, заключающуюся в том, что, в каких бы трудных условиях ни находилось общество, только мир способствует успешному развитию. Сегодня в Таджикистане продолжается приватизация, принимаются рыночные законы, восстанавливается экономика, оказывается помощь социально уязвимым слоям населения. Правящая Народно-демократическая партия Таджикистана видит свою важнейшую задачу в утверждении сильной социальной политики. Бедность и нищета - это "пособники" наркобизнеса и различного рода преступлений. Поэтому в стране осуществляются специальные программы по преодолению бедности, разработанные совместно с международными организациями.

Таджикистан окончательно выходит из хаоса, разработаны и разрабатываются меры для разрешения жизненно важных проблем, проводится огромная государственная работа по созданию новой системы общественного устройства.

Чем дальше мы продвигаемся вперед, тем яснее становится, что главный источник саморазвития нашего народа - мир. Только мир является началом всех благ, и только в мирных условиях можно получить плоды прогресса.

Мир наполняет смыслом все остальные ценности человеческого общества.

Окидывая взглядом историю нашего народа, мы вновь и вновь убеждаемся в том, что смыслом истории является мир во имя развития и благополучия, во имя национальных и человеческих ценностей.

Разве не этим смыслом оплодотворены величайшие достижения науки, культуры, экономики, литературы и медицины эпохи Саманидов?! Или спросим себя иначе: возможно ли было создать богатейшую культуру народа, если смыслом его жизни были насилие и войны?! Да, и при Саманидах были войны, но главным смыслом жизни и истории народа на протяжении тысячелетий были мир и мирный труд.

Так рождалась культура мира народа, сохранившего себя среди океана насилия, от которого с неимоверными усилиями стремится освободиться человечество сегодня.

Культура мира - не плод сентиментального согласия сторон, она достигается в чрезвычайно сложных условиях. В нашем обществе пока не создана всеобъемлющая система национального мира, как, например, в большинстве стран Европы, где большую роль играет слаженная система экономики, политики и культуры. Именно поэтому культура мира исключительно важна для нас как ряд принципов, которых следует придерживаться, чтобы не сорваться в пропасть насилия.

Важнейший принцип культуры мира для нас, таджикистанцев, заключается в опоре на широкие слои населения, заинтересованные в прочном мире.

Продолжением этой политики является принцип ненасилия в решении самых сложных проблем. Только достигаемое упорными усилиями согласие, опирающееся на здравый смысл и разумные цели, может привести к прочному миру.

В настоящее время в Таджикистане достигнуто согласие политических сил по наиболее важным вопросам. Оно предполагает прежде всего курс на создание демократического правового светского государства. Без этого невозможны мир и стабильность в Таджикистане, сотрудничество нашей страны с ООН и ОБСЕ, с Россией и другими дружественными государствами.

Имея в виду историю и современность народа Таджикистана, мы можем говорить о совпадении направленности развития народа на протяжении тысячелетий и последнего десятилетия уходящего века. И в том, и в другом отрезке времени мы видим одну и ту же закономерность: национальное спасение, возрождение народа связаны с миром.

История человечества переполнена войнами, насилием и разрушениями, но они никогда не могли отнять у народов островки затишья. Даже на пространстве воинственных империй оставались небольшие оазисы, случайно "забытые" тиранами.

Но стоило начаться затишью, как словно по волшебству возникало величественное здание обновляющейся культуры, которую нельзя назвать иначе как культурой мира.

Культура мира как цивилизация, как политическая культура и как политика, созидающая мир, - все это суть стороны единого общечеловеческого и нашего национального развития.

Не в этом ли совпадение смысла истории таджиков со смыслом всей истории человечества?! В условиях мира создаются культура и ценности, связывающие поколения и эпохи. Мир спасает народ, придавая ему силы для его возрождения.

Достаточно только подумать, какой была Европа к концу Второй мировой войны и какое чудо возникло на этом континенте за последние пятьдесят мирных лет!

Что ждет нас в Азии? Будет ли XXI век веком мира и благополучия или всех нас ожидают бури насилия и разрушений? Будет ли Центральная Азия, в том числе Таджикистан, цветущим оазисом народов, живущих в мире, или же нас постигнет судьба людей, потерявших смысл своей жизни и истории?

Я думаю, все зависит от нас самих, от того, как ясно мы увидим истинное и ложное у нас и у других.

Одной из истин, так ясно проявившихся в 90-е годы, стало глубокое понимание нашим народом органической связи мирной судьбы Таджикистана с судьбой возрождающейся России.

Хотя здравомыслящие люди Таджикистана далеко продвинулись по пути строительства мира, всем нам предстоит основательно освоить культуру мира как политику государства, как дело каждой партии и ячейки гражданского общества.

Тема строительства мира - это не монополия научных конференций и семинаров неправительственных организаций. Конференции и семинары, конечно, дают некоторый эффект, но совершенно незначительный, так как, к сожалению, в силу слабости гражданского общества они пока далеки от реальных рычагов воздействия.

Строительство мира - это задача, поставленная перед всеми нами мучительной и трагической судьбой народа и страны, задача, которую осознали все здравомыслящие люди и силы Таджикистана. Есть, однако, и такие люди, которые были вынуждены с ней согласиться, так как это было настоятельным требованием народа. Сегодня, как бы там ни было, редко кто возвысит свой голос против мира в стране - настолько сильным является народное требование мира. Отсюда смысл и направленность нашей истории 90-х годов.

История всегда созидает новые ценности и блага. Что же создано в Таджикистане в эти годы, какие ценности возникли в последнее десятилетие? Мы их не найдем в гражданской войне и разрушенной экономике, они, эти ценности, вновь созданы народом в его национально-духовной жизни как до боли ясное понимание необходимости единства - высочайшей ценности нашего времени. Единство порождает мир.

Наша жизнь полна драматизма, зигзагов, светлых и темных сторон. Люди тоже бывают разные. К сожалению, есть и такие, которые аккумулируют в себя только плохое, негативное. Но и они не могут найти опору в неестественных порывах агрессии и амбиций, во всем, что ведет к новым национальным расколам.

Каким бы устойчивым ни был мир в Таджикистане, старые болезни молодого организма излечены еще не до конца. Поэтому остается опасность их рецидивов, которые могут возникнуть вопреки воле народа. Это требует тщательного и постоянного изучения обстановки, взвешенного подхода к изменяющейся ситуации, учета динамики интересов различных сил.

Межтаджикский диалог убедил всех нас, сидевших за столом переговоров по разные его стороны, в правильности истины, которая не сразу была всеми воспринята. Со временем все поняли: самое важное для согласия и мира - это воля к миру. Она разрушает все идеологические схемы. В основе воли к миру лежит патриотизм, искреннее стремление достичь благополучия для своей Родины.

Решение вопросов существования Таджикистана на политической карте как целостного и мирного государства оказалось далеко не произвольным.

С обретением независимости Таджикистан, как и многие новые страны, стал жить в мире, политическая карта которого полностью изменилась. За этим последовали изменения экономической карты. Возникла новая ситуация, когда наша страна, другие страны и межгосударственные образования стали осваивать новое пространство истории.

Изменилось многое, но старое не исчезло совсем. Исчезла идеология, исчезло государство СССР, но, как только развеялся пепел от первого порыва ветра, на всем евроазиатском континенте обнажились живые связи, нервы и другие ткани единого организма, связывающие новые страны. Большую их часть нельзя разрушить, не разрушая сами эти страны.

Особенно наглядно это проявилось в 90-е годы в судьбе Таджикистана. Только сохранив и укрепив свои связи с Россией, странами Центральной Азии, с СНГ, Таджикистан смог начать свое мирное возрождение на новой основе, войти в систему мирового сообщества, вступить в прямые плодотворные отношения с государствами ОБСЕ, с Китайской Народной Республикой, Японией, исламским миром, международными организациями глобального и регионального значения.

Межтаджикский диалог, с которого начался мирный процесс в нашей стране, имеет уникальное значение как опыт разрешения конфликта. Мы отдаем себе отчет в том, что процесс строительства мира не завершен окончательно, - предстоит большая работа в постконфликтный период. Но то, что сделано к настоящему времени, имеет колоссальное значение и для внутренней жизни Таджикистана, и для Центральной Азии, и Среднего Востока, и за пределами этих регионов.

Нельзя переоценить значение мирного Таджикистана для наших соседей.

Таджикистан немирный, разрушенный, "афганизированный" был бы крайне опасен для стран Центральной Азии и СНГ, так как на протяжении более чем ста лет у нас с ними возникли исключительно тесные, органические связи, которые не прервать никакими границами. Нестабильный Таджикистан представлял бы угрозу и для Китая, то есть для пространства еще большего, чем зона прямого влияния афганского конфликта.

Дальнейшие перспективы мира в Таджикистане будут зависеть от состояния экономики, от успешности реформ, которые должны дать и уже сегодня дают ощутимые результаты.

К настоящему времени принята и осуществляется целая система программ экономического развития Таджикистана. Но этого совершенно недостаточно. И у нас нет другого пути, как решительно поднять экономику - главную составляющую мирного процесса.

Мир - это исключительно сложная система, в которой нет второстепенных элементов и проблем.

@@@
Мир - смысл нашей истории
Мобильную связь освоили все слои населения России
На Фиджи введено чрезвычайное положение
На панели и в борделе
Не в рейтингах дело
Не резать по живому
Непорядок на участке транспортного цеха

Олигархи сделали вид, что капитулировали

@@

Спецкомитет РСПП заберет у капиталистов излишки собственности

2003-10-16 / Анна Скорнякова, Евгений Мазин







Михаил Фридман с коллегами на время ослабил удавку.

Фото Артема Житенева (НГ-фото)

Крупный бизнес хочет, чтобы его проблемы стали понятны населению. Для этого олигархи готовы поделиться своей собственностью. Вчера вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Игорь Юргенс заявил, что бюро РСПП приняло решение создать совместно с органами государственной власти сначала рабочую группу, а потом и комитет по решению социальных проблем. Новый орган, по словам Юргенса, будет заниматься "перераспределением уже накопленной собственности" с целью превратить бедные слои населения в "средний класс".

В решении социальных проблем, по словам вице-президента РСПП, предприниматели планируют сконцентрироваться на нескольких областях - образовании, здравоохранении, а также на развитии потребительских и ипотечных кредитов. В РСПП пока не решили, как именно будет происходить поддержка социальной сферы, однако, по мнению Игоря Юргенса, помощь должна направляться на совершенно конкретные цели. "Мы выделим несколько проблем, безусловно, скинемся и доведем до конца их решение", - пообещал он.

Например, в области здравоохранения будет выбрана конкретная болезнь, на борьбу с которой предприниматели выделят деньги, достаточные, чтобы полностью снять эту проблему. Будет ли создан в связи с этим какой-либо фонд, подобно финансируемому крупным бизнесом Фонду поддержки Вооруженных сил, Игорь Юргенс пока не знает. Поэтому конкретных сумм, которыми предпринимателям придется поделиться с обществом, он не назвал.

@@@
Олигархи сделали вид, что капитулировали
Политическое завещание
Преодоление экстремизма
Прибыль – через мобильный канал
Россия нищенская
Россия сосредотачивается
Россия: последний прыжок в будущее

С мечтой о всемирном Халифате

@@

Растущая радикальная исламизация все больше угрожает дестабилизировать Центральную Азию

2001-04-12 / Юрий Егоров "Хизб ут-Тахрир" (Партия освобождения) основана в 1952 г. религиозным деятелем, судьей шариатского апелляционного суда в Иерусалиме Таки ад-дин Набхани ал-Фаластини. Идеология партии - ислам, цель - "содействовать возвращению мусульман к исламскому образу жизни и распространение исламской веры в мире путем джихада". При этом декларируется, что реализация этой цели возможна лишь путем воссоединения единого, объединяющего весь исламский мир теократического государства - Халифата. Джихад - приведение мира в ислам. В соответствии с исламским учением может включать в себя и вооруженную борьбу с "неверными", если они отказываются перейти в мусульманство или платить в знак покорности особый налог (джизьян).



С НАСТУПЛЕНИЕМ весны на юге Киргизии зафиксирована резкая активизация деятельности исламской партии "Хизб ут-Тахрир". Для жителей Оша и Джалалабада стало привычно видеть на стенах домов, на остановках городского транспорта листовки этой партии, призывающие к возращению всех мусульман к исламскому образу жизни.

Губернатор Ошской области Накен Касиев не скрывает тревоги: "За последние два года на территории нашей области выявлено 47 фактов распространения листовок этой религиозно-экстремистской партии, по которым возбуждено 37 уголовных дел и привлечены к уголовной ответственности 49 человек. На профилактический учет поставлено 356 человек, причастных к деятельности "Хизб ут-Тахрир".

Для тревоги есть основания и у властей Джалалабадской области, о чем свидетельствуют факты, приводимые исполняющим обязанности начальника УВД этой области Аскарбеком Торобоевым: если в 2000 г. за разжигание религиозной вражды было осуждено всего 11 человек, то только за первые два месяца нынешнего года по 12 фактам уже осуждены 10 человек - членов этой религиозной партии. Все осужденные "тахрировцы" активной пропагандистской деятельностью занимались на протяжении не менее двух лет. При обыске дома, где находились задержанные, обнаружены подпольная литература и листовки на киргизском, узбекском и русском языках, призывающие население Ферганской долины к джихаду против "вероотступнических" правящих режимов.

Спецслужбы Киргизии утверждают, что сегодня центрами подпольной деятельности партии "Хизб ут-Тахрир" в этой стране остаются Ош и Джалалабад, а также Сузакский, Базар-Курганский, Кара-Суйский, Араванский и Узгенский районы. Именно там осели многие члены партии "Хизб ут-Тахрир", бежавшие от преследований Ташкента. Исламисты здесь чувствуют себя вольготнее, чем в Узбекистане. Идея построения Халифата на бывшей территории Кокандского ханства, то есть в Ферганской долине, распространяется через андижанских и наманганских радикальных мусульман и в южной части Киргизии находит поддержку главным образом среди узбекской части населения.

В Ферганской области филиал партии "Хизб ут-Тахрир" появился в 1995 г., первоначально ее деятельность не привлекала внимания киргизских властей, но уже в 1998 г. стали появляться листовки, в которых была выражена претензия на политическое лидерство в стране.

Партия "Хизб ут-Тахрир" в Киргизии продолжает оставаться организацией подпольной, хотя, как сообщил "НГ" сотрудник Киргизского центра гуманитарных исследований и конфликтологии Уран Ботобеков, некоторые ее члены, несмотря на аресты и уголовные преследования, все же сочли возможным здесь легализоваться, перестали скрывать свою партийную принадлежность, стали открыто пропагандировать идеи переустройства структур власти в Центрально-Азиатском регионе, отказа от провозглашенных нынешним руководством Узбекистана и Киргизии принципов строительства светских государств. Недавно партия "Хизб ут-Тахрир" предложила независимым журналистам Ошской и Джалалабадской областей сотрудничество, как было сказано, "для объективного информирования общественности через СМИ о деятельности партии в Ферганской долине, пропаганды возрождения мусульманской уммы и исламского образа жизни посредством восстановления Халифата". В случае согласия журналистов "представитель" партии Мухаммад Н. обещал оперативно представлять им распространяемую в регионе нелегальную литературу.

Мне и группе моих коллег довелось недавно встретиться и побеседовать с членом "Хизб ут-Тахрир", жителем Суакского района 32-летним Минхожиддином Абдуллаевым, являющимся мушрифом, то есть руководителем одной из групп дорисов (учеников-послушников). Он спокойно давал интервью перед телекамерой, не скрывая своего имени и фамилии, таким образом бросая открытый вызов правоохранительным органам. На наш вопрос, не боится ли он ареста и заключения, Абдуллаев ответил, что "на все - воля Аллаха". А его старший брат Тажиддин отметил, что после вступления Минхожиддина в ряды партии "Хизб ут-Тахрир" соседи и вся округа начали относиться к нему с уважением.

Некоторые представители власти в Киргизии, как, например, советник Ошской областной прокуратуры Советбек Толенбаев, утверждают, что многие люди вступают в ряды партии исключительно из-за материальной заинтересованности. Именно в сегодняшних экономических трудностях видится причина массового вовлечения молодых людей в "Хизб ут-Тахрир". Утверждается, например, что партия создает специальный финансовый фонд, куда ее члены выделяют в виде взноса 10% своих доходов. Из этих средств особо нуждающимся партийцам выделяются субсидии для развития частной торговли или мини-производства. Когда коммерческое дело начинает приносить прибыль, то бизнесмен ежемесячно выделяет 10% в общую казну. И якобы именно поэтому неимущие слои населения без колебания вступают в ряды "Хизб ут-Тахрир".

Из-за глубокой конспирации выявление реальной численности "тахрировцев" на юге Киргизии представляется весьма проблематичным.

По словам ответственного работника Джалалабадской областной государственной администрации по делам религии Эргаша Ормонова, "партия имеет глубоко законспирированные структуры, исключающие полный провал в случае арестов.

Получить показания у задержанных - большая проблема для наших правоохранительных органов, так как на все вопросы следователей они отвечают: "Аллах Акбар". Чтобы определить принадлежность задержанных к религиозным радикалам, назначается специальная религиозная экспертиза, которая существует при Ошской и Джалалабадской областных администрациях. Во время беседы они демонстрируют хорошее знание Корана, не признают себя виновными в разжигании межрелигиозной вражды. Расклеивание листовок, чтение религиозных книг, совместное обсуждение Корана, соблюдение кодекса бытового религиозного поведения не представляется им насилием по отношению к обществу. В руки правоохранительных органов Киргизии попадаются в основном дорисы и машрифы. А задержать высших в иерархии членов "Хизб ут-Тахрир" или раскрыть их финансовые источники до сих пор не удается".

По словам исполняющего обязанности начальника УВД Джалалабадской области г-на Торобаева, если раньше в ряды партии "Хизб ут-Тахрир" вступали только узбеки, то сейчас среди них появились и киргизы. Однако в Ошской и Джалалабадской областях к уголовной ответственности за разжигание религиозной вражды пока не привлечен ни один "тахрировец" киргизской национальности.

В самих же распространяемых партией листовках о численности ее рядов говорится, что "с каждым днем вступающих на истинный путь Аллаха в Киргизии становится все больше и больше, и к партии "Хизб ут-Тахрир" примыкают тысячи и тысячи мусульман".

Советник Ошской областной прокуратуры г-н Толобоноев не исключает версии о том, что в рядах партии могут быть и сотрудники правоохранительных органов. По его мнению, проводить такую конспиративную работу могут только люди образованные и высокоинтеллектуальные, знающие тонкости работы милиции и спецслужб. Более того, эксперты утверждают, что многие члены партии заметно превосходят в знании Корана местных священнослужителей, не отличающихся высоким образовательным уровнем. Поэтому имамы нередко проигрывают богословские дискуссии партийным активистам.

Кстати, многие политологи, занимающиеся изучением деятельности "Хизб ут-Тахрир", говорят, что она не имеет национального оттенка, так как ислам вообще не имеет национальных границ. Вот и член этой партии Минхожиддин Абдуллаев, который пошел с нами на контакт, не скрывает своего недовольства тем, что иные, как он сказал, "интеллектуалы" спекулируют именем партии. "Мы не делим людей по национальности. И в священной книге "Коран" об этом не упоминается. Наша партия делит людей на две категории только по вере: население "Дар аль-Куфр" (страна безверия) и население "Дар аль-Ислам" (страна ислама)".

@@@
С мечтой о всемирном Халифате
Тбилиси и Ереван ожидают финансовую помощь
Тяжелая судьба "провинциального" доллара
У Розового дворца нашелся хозяин
Экспресс-опрос