"Глобалисты", "гегемонисты" и "просвещенные националисты"

@@

В США нет единогласия по поводу роли страны в мире

1999-11-24 / Владислав Дунаев Владислав Дунаев - собкор РИА "Новости" в США. Читателю "НГ" уже известен (из публикации от 26.10.99) Пэт Бьюкенен, один из участников президентской гонки в США, так же, как и его книга "Республика. Не империя", кратко упомянутая в том же материале. Однако взгляды Бьюкенена на внешнеполитическую доктрину США настолько актуальны и вызывают там настолько серьезные споры, что редакция видит необходимость снова вернуться к этой теме.



ГОТОВНОСТЬ то и дело активно вмешиваться в возникающие в различных уголках мира конфликты, "спасая" от несправедливостей разного характера и масштаба представителей той или иной этнической группы, но одновременно во все большей мере подвергая этим опасности страну в целом, - такова сегодня внешняя политика США, которая всерьез пугает здешнюю политическую элиту. Дело в том, что такие акции увеличивают в самой стране число тех, кто возмущен вмешательством много себе позволяющего "гегемона" в дела других народов, и это становится очень мощным фактором внутреннего раскола Америки.

Кто же толкает США на столь пагубный путь? Отвечая на этот вопрос, ветеран республиканской партии Пэтрик (Пэт) Бьюкенен в своей книге "Республика. Не империя" говорит о противостоянии трех направлений, трех внешнеполитических школ - "глобалистской" (представленной нынешней администрацией Клинтона), "гегемонистской" (апологетами которой являются многие представители республиканского истеблишмента) и "просвещенного национализма" (к последней автор относит самого себя).

Все началось с того, что с окончанием холодной войны завершился период политики сдерживания, и внешнеполитическая стратегия США внезапно оказалась как бы в безвоздушном пространстве. Вспоминая слова академика Георгия Арбатова, Бьюкенен замечает: русские сдержали свое обещание "сделать с нами самое худшее - лишить нас противника", поскольку мы оказались не готовы ответить на вопрос: что же теперь?

Первый ответ на этот вопрос дает нынешняя администрация Клинтона, следуя традиции Вудро Вильсона, еще в 1918 г. призывавшего к свободной торговле, разоружению и формированию всемирного правительства. Оно связывает свои чаяния с глобализацией - "глобальной демократией", охватывающей весь земной шар системой свободной торговли, системой международных соглашений по разоружению и запрещению оружия массового уничтожения.

Исходным здесь является положение о невозможности обеспечить безопасность США до тех пор, пока вся планета не станет жить в условиях демократии, по единым законам, управляемая из единого центра. Во имя достижения подобной справедливости для всех, якобы единственно способной служить гарантией вечного мира, отдельные нации, естественно, должны будут пожертвовать частью своего суверенитета. Сегодня апологеты этого первого направления борются за расширение прав уже существующих наднациональных институтов - ООН, Всемирного банка, МВФ, МОТ, а также за создание новых, таких, как постоянно действующий Нюрнбергский трибунал с правом суда над "военными преступниками" любой страны. По сути, речь идет о новом мировом порядке, выгодном элитарной верхушке крупнейших банков и транснациональных корпораций, которым уже давно тесно в рамках государственных границ, поскольку сверхприбыли в условиях современного производства невозможны без полной свободы перемещения капиталов, сырья, рабочей силы, оборудования - свободы как в географических, так и во временных рамках.

Бьюкенен спрашивает: как же быть с лояльностью, верностью собственной стране, как, наконец, быть с любовью к отечеству? Нужно ли понимать так, что отныне и лояльность, и верность, и любовь принадлежат "международному сообществу"? Значит, время национальных государств истекло?

Один из ведущих теоретиков и практиков глобалистского направления Строуб Тэлботт, архитектор российской политики в администрации Клинтона, отвечает на этот вопрос утвердительно. По его определению, страна как таковая - всего лишь социальное устройство, искусственное и носящее временный характер. Уже в течение ХХI века мы станем свидетелями устаревания самого понятия "нация", так же как свидетелями признания всеми без исключения государствами единой глобальной власти.

"Либеральные интернационалисты" утверждают, что расширение границ НАТО было нацелено на закрепление государств Восточной Европы навеки в лагере демократии. Но когда, спрашивает Бьюкенен, в жизненно важные интересы США входило определение характера политического режима других государств? В свое время страны НАТО не видели никаких препятствий к ведению переговоров и заключению соглашений с генералом Франко, к включению в НАТО салазаровской Португалии. Членство в НАТО не помешало установлению в Греции диктаторского режима "черных полковников" (1967-1974), точно так же, как не мешало Турции неоднократно отдавать власть военщине. Отнюдь не благодаря НАТО сегодня Польша, Чехия, Венгрия - демократические государства. Если же говорить о заинтересованности Америки в демократическом развитии кого бы то ни было, то в первую очередь речь должна идти о России. Тем временем США, содействуя расширению границ НАТО, повторяют опаснейшую ошибку Версаля в отношении Германии, по существу, выталкивая Россию за границы западного мира, фактически обозначая ее своим противником навеки. Уже сегодня, приблизив НАТО к границам России, США нарушили обещание, которое они дали Москве, согласившейся на объединение Германии. Американские лидеры заявляют, что никогда не давали письменных обязательств, но, подчеркивает Бьюкенен, Горбачев не смог бы вывести военные контингенты, базировавшиеся в Германии, если бы российские военные представляли себе, что предпримет вслед за этим НАТО. Существует масса свидетельств очевидцев и непосредственных участников переговорного процесса, подтверждающих согласие Запада с тезисом Горбачева относительно "неприемлемости никакого расширения границ НАТО". Неудивительно, что всех русских сегодня объединяет убеждение в провокационном характере политики стран НАТО, расширение границ которой Джон Кеннан назвал "самой роковой ошибкой американской политики за весь период после окончания холодной войны".

В этой ошибке, считает Бьюкенен, - зерно конфронтаций ХХI века. Чем брать Россию в кольцо, не лучше ли поддерживать ее заинтересованность в сохранении мира? Принятие России в Европейское сообщество явилось бы гораздо большей гарантией европейской безопасности, нежели угроза объявить войну во имя защиты границ, которые рядовой американец даже не в состоянии найти на карте. Раздавая налево и направо военные гарантии, в том числе прибалтийским государствам, Соединенные Штаты, по мнению Бьюкенена, на пешки разменивают королеву, каковой для них является Россия.

Второе направление внешнеполитической стратегии, для которого, по определению Бьюкенена, характерно "искушение гегемонизма", в недавнем прошлом было представлено президентом Бушем, в своем обращении к ООН 1 октября 1991 г. заявившим о "новом мировом порядке". Уже в 1992 г. в связи с известной публикацией в "Нью-Йорк таймс" относительно секретного "Меморандума Вулфовица" стало очевидно, что главным принципом новой, с перспективой на ХХI век, внешнеполитической стратегии США республиканский истеблишмент считает концепцию гегемонизма, а главной задачей полагает недопущение доминирования какого-либо другого государства в каком-либо регионе мира. Спустя три недели после опубликования совместной декларации Буша и Ельцина о том, что США и Россия впредь не рассматривают друг друга в качестве противников, в указанном секретном документе Пентагона Россия была определена как страна, представляющая наибольшую потенциальную угрозу жизненно важным интересам Соединенных Штатов, и в случае ее вторжения в Литву предусматривалось контрнаступление сил НАТО, командование которыми брали на себя США.

Реакция на "меморандум Вулфовица" в США была чрезвычайно острой. Бывший министр обороны Гарольд Браун предупреждал, что предоставление военных гарантий странам Восточной Европы спровоцирует всплеск национализма в России и тем самым вновь поставит мир на грань ядерной войны. Сенатор Джозеф Байден высмеивал меморандум как формулу "панамериканизма". Сенатор Эдвард Кеннеди заявил, что планы Пентагона преследуют одну-единственную цель - несмотря на окончание холодной войны, сохранить прежний уровень военных расходов. Тем не менее к концу 90-х гг. основные элементы именно этого плана были одобрены и конгрессом, и президентом Клинтоном, а в 1998 г. администрация США добилась-таки расширения НАТО за счет включения в этот военный союз Польши, Венгрии и Чехии, предложив к тому же в ближайшем будущем обеспечить членство прибалтийским государствам. Оборонительная стратегия сдерживания, таким образом, уступила место амбициозной наступательной стратегии, служащей широковещательной цели установления "нового мирового порядка", пишет Бьюкенен.

Адвокаты стратегии гегемонизма в глобальном масштабе из всего богатейшего исторического опыта предпочитают помнить лишь "урок Мюнхена", который, по их мнению, доказал: в отношении диктаторов и поджигателей войны следует действовать мгновенно и безжалостно, по возможности в союзе с другими государствами, но при необходимости - и в одиночку. Соответственно, в начале 1998 г. представители этой школы призывали к воздушным бомбардировкам Ирака, высадке ВМС в Багдаде и казни Хусейна, они же поддержали инициативу Клинтона с операцией на Балканах, критикуя нынешнюю администрацию лишь за "оттяжки и нерешительность".

В своем взгляде на мир как кишащий врагами, готовыми каждую минуту воспользоваться слабостью США, смыкаются либеральные демократы-"интернационалисты" и неоконсерваторы-гегемонисты. Все они ратуют за сохранение американского превосходства во что бы то ни стало и повсюду - на море, в воздухе, в космосе, в технологической сфере. Для них мир "един и неделим" в том смысле, что требует повсеместного доминирования США. Апологеты этого направления рассматривают внешнюю политику как меч, острие которого направлено против всех тех, кто не разделяет американских ценностей, направлено не только против государств, угрожающих интересам собственно Соединенных Штатов, но и всех их друзей и союзников. Последним же, подчеркивает Бьюкенен, сегодня буквально "несть числа". Ведь усилиями "гегемонистов-глобалистов" Америка предстает неким новым Римом, для которого роль провинций играют союзники новоявленной империи.

Оба эти направления заняли сегодня главенствующее положение не только в бюрократии, в конгрессе, в мозговых трестах, но и в СМИ США. Последнее особенно опасно, если принимать во внимание традиционную власть прессы над умами американцев и неограниченные возможности манипулирования сознанием с помощью мощнейших информационных средств, прежде всего телевидения. Как пишет Бьюкенен, круглосуточная работа четырех мощнейших телекомпаний США обеспечивает горстке телепродюсеров такой уровень власти в обществе, включая сферу управления, каким, по известному выражению Теодора Уайта, "обладали лишь тираны, священнослужители, партии и мандарины".

Тем более удивительно, отмечает Бьюкенен, что, несмотря на все ухищрения гегемонистов-интернационалистов всех рангов и мастей, столь заманчивая для них идея империалистического глобализма и по сей день оставляет равнодушными основную массу американцев.

Показательна в этом смысле судьба президента Буша: накануне операции "Буря в пустыне" его поддерживали 95% американцев, а после ее, казалось бы, победоносного завершения уровень поддержки упал до 37%. Рядовые американцы не рвутся в строители "нового мирового порядка" - по выражению Бьюкенена, они хотят "лучшего обустройства Америки". Обыкновенный здравый смысл подсказывает им, что разрекламированное гегемонистами "глобальное сообщество" - утопия, поскольку противоречит человеческой природе, устроенной так, что человеку не свойственно испытывать любовь к чему-либо большему, чем страна и нация. Никакое глобальное сообщество не способно заменить ему отечество, родину. Кто, спрашивает Бьюкенен, готов, например, отдать свою жизнь за ООН?!

После окончания операции "Буря в пустыне" американцы, точно так же, как это случилось в "славные 20-е", вновь полностью отключились от внешних проблем, сосредоточившись на том, что им ближе, - рынке ценных бумаг и местных скандалах. Но, как известно, "славное времечко 20-х" завершилось десятилетием депрессии и катастрофой Второй мировой войны, и ХХI век тоже не допустит безоблачного существования Америки, убежденной в собственном превосходстве, предупреждает Бьюкенен. Соединенные Штаты своей гегемонистской политикой уже успели нажить себе немало врагов, поспешив взять на себя бесчисленные военные обязательства буквально в каждом регионе мира - от обязательств времен холодной войны до тех, которые появились и еще появятся в связи с расширением границ НАТО. Казалось бы, пора от них освобождаться, но куда там: в Вашингтоне уже раздаются голоса, утверждающие, что жизненно важные интересы США не допускают, скажем, доминирующей роли России и Ирана на юге Кавказа. Военные гарантии, предоставляемые сегодня Польше, завтра - Литве, Латвии, Эстонии, Румынии, кажутся не требующими особых издержек и при этом обеспечивающими популярность. Однако, подчеркивает Бьюкенен, такими же представлялись английские гарантии, выданные в 1939-м Бельгии, однако эти самые гарантии, втянув Британскую империю в войну, обошлись в сотни тысяч жизней ее граждан, нанесли ей удар, от которого она уже не смогла оправиться.

Третье направление внешней политики, обруганное "гегемонистами-глобалистами" как "неоизоляционизм" и "протекционизм", Бьюкенен называет "просвещенным национализмом". Представители этого направления, в том числе сам Бьюкенен, требуют максимально четкого и "узкого" определения тех жизненно важных интересов, во имя которых американцы готовы сплотиться и бороться не на жизнь, а на смерть, что в наше время широкого распространения оружия массового уничтожения означает, по существу, готовность подвергать себя опасности ядерного удара. Исходя из того, что Америка - это сформировавшаяся, единая нация, территориальные границы которой "установлены навеки", "просвещенные националисты" считают, что внешняя политика призвана служить ее щитом. Соответственно в основе внешней политики США должна лежать возрожденная и усовершенствованная доктрина Монро - принцип недопущения создания враждебного Америке стратегического плацдарма в Западном полушарии. Основной же целью этой политики было и будет сохранение единства нации, единства народа.

Сохраняя веру в исконные идеалы американской республики, "просвещенные националисты" видят роль США не в организации новых "крестовых походов" во имя исправления зла в грешном мире, а в том, чтобы предупреждать: никакая агрессия не останется безнаказанной. На аргументы оппонентов-глобалистов, что, дескать, верное в прошлом утратило эффективность в наше время экономической и, следовательно, военной взаимозависимости в мире, Бьюкенен отвечает: чем растрачивать впустую нелегко заработанное американцами национальное богатство, пытаясь закрыть дыры в несостоятельных экономиках других стран, чем проливать кровь американских юношей и девушек в зарубежных военных операциях, не лучше ли заняться собственными внутренними проблемами с тем, чтобы обеспечить себе политическую, экономическую и военную независимость, о чем мечтали, к чему стремились лучшие умы Америки - Вашингтон, Гамильтон, Мэдисон, Клей, все те, кто со времен Линкольна и до наших дней стоял и стоит за интересы республики?

Тем не менее остается фундаментальный вопрос: что составляет те жизненно важные интересы США, во имя которых Америка готова жертвовать кровью своих юношей и девушек? Сейчас, когда перед нами уже нет прежнего великого противника, пишет Бьюкенен, ответить на этот вопрос непросто в первую очередь потому, что американцы сегодня - это крайне разобщенный, ни в чем не согласный друг с другом народ. Теодор Рузвельт предупреждал: "Существует абсолютно верный способ превратить нашу страну в руины, лишить ее возможности оставаться единой нацией - это допустить, чтобы мы превратились в клубок препирающихся друг с другом национальностей". Задача выработки внешнеполитической стратегии, которая отвечала бы новым условиям ХХI века и предназначению Соединенных Штатов как республики, а не империи, требует, по мысли Бьюкенена, серьезной попытки преодолеть эту разобщенность.

@@@
"Глобалисты", "гегемонисты" и "просвещенные националисты"
"Заявление тринадцати". Предприниматели требуют от политиков взаимных уступок
12 друзей президента
Duty-free несут потери
«Братья из ХАМАС» захватили сектор Газа
«Вишневый сад»
Арафат предлагает мир

Арафата могут похоронить с видом на Храмовую гору

@@

Смерть главы Палестинской автономии за границей выгодна Израилю

2004-11-05 / Иван Грошков, Даниил Дов







В Израиле более всего опасаются хаоса, который может возникнуть в условиях вакуума власти на палестинских территориях.

Фото Reuters

Второе за последнюю неделю резкое ухудшение здоровья Ясира Арафата вновь заставило израильские силовые структуры сосредоточить свое внимание на последствия возможной кончины палестинского лидера. Вчерашнее заседание руководителей органов безопасности Израиля, в котором приняли участие министр обороны Шауль Мофаз, главнокомандующий израильской армией Моше Яалон и ряд других высокопоставленных лиц, совпало с известием о том, что Арафат попал в отделение интенсивной терапии. По данным Рейтер, палестинский лидер в коме.

Раису стало плохо через несколько часов, после того как он узнал результаты американских выборов. И все же Арафат успел поздравить Буша с победой, выразив надежду на то, что президент США «учтет потребность Ближнего Востока в мире». СМИ Израиля сообщили, что состояние Арафата «критическое», так как у него отказывают жизненно важные органы. В свою очередь, палестинская сторона заверила, что речь идет лишь о временных осложнениях.

В отличие от израильских палестинские спецслужбы не готовятся к возможному развитию событий после смерти Арафата. По крайней мере сотрудники органов безопасности ПА сообщили, что раис запрещал даже обсуждать подобную возможность.

@@@
Арафата могут похоронить с видом на Храмовую гору
Багдад проиграл войну по чужому сценарию
Борис Трайковский: "Нас объединяет борьба с терроризмом"
Вероятнее всего, "Курск" протаранила иностранная субмарина
Владимир Путин: позитивные тенденции есть, но пока это только тенденции
Евгений Внуков: «Басаев уже на подходе»
Жизненно необходимые

Загадки японской кампании

@@

Что повлияло на судьбу последних пленников Второй мировой войны

2000-08-10 / Елена Леонидовна Катасонова - кандидат исторических наук, исполнительный директор Ассоциации японоведов.







Агитационный плакат, выпущен к началу кампании.

ВПЕРВЫЕ Советский Союз заявил о намерении вступить в войну против Японии на Тегеранской встрече. На пленарном заседании 28 ноября 1943 г. во время обсуждения хода военных действий на Тихом океане Сталин заявил, что для проведения успешных наступательных операций против японских войск Советский Союз должен увеличить свои силы на Дальнем Востоке по крайней мере в 3 раза, что стало бы возможным после капитуляции Германии. "Тогда - общим фронтом против Японии", - заключил Сталин.

Спустя два года на Ялтинской конференции высшие руководители США, Великобритании и СССР оформили эти договоренности в секретном соглашении, по которому Москва обязалась присоединиться к союзникам в войне на Тихом океане через два-три месяца после капитуляции Германии при условии, в частности, "возвращения Советскому Союзу южной части острова Сахалин и всех прилегающих к нему островов... передачи Советскому Союзу Курильских островов".

Группа японских генералов, взятых в плен в районе города Муданьцзян.

Окончательно основные принципы политики союзников в отношении Японии были сформулированы в Потсдамской декларации, подписанной 26 июля 1945 года США, Англией и Китаем. 8 августа 1945 г. к декларации официально присоединился и Советский Союз, что явилось официальным основанием для начала войны с Японией.

В Потсдамской декларации говорилось, что "навсегда должны быть устранены власть и влияние тех, которые обманули и ввели в заблуждение народ Японии, заставив его идти по пути всемирных завоеваний", и что ликвидирован "безответственный милитаризм". В декларации подтверждалось, что "должны быть выполнены" условия Каирской декларации об ограничении японского суверенитета островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю и Сикоку и теми менее крупными, "которые мы укажем". Союзники провозглашали решимость подвергнуть строгому наказанию военных преступников и потребовать от японского правительства устранения всех препятствий к возрождению и укреплению демократических тенденций в японском обществе. Они обещали также, что "будут установлены свобода слова, религии и мышления, а также уважение к основным человеческим правам". В декларации отмечалось, что для достижения указанных целей территория Японии будет оккупирована, но "оккупационные войска союзников будут отведены из Японии, как только будут достигнуты эти цели и как только будет учреждено мирно настроенное и ответственное правительство в соответствии со свободно выраженной волей японского народа". При этом десятая статья Потсдамской декларации гласила о том, что японские вооруженные силы после их полного разоружения "могут возвращаться на родину и вести мирную жизнь".

Отмечая важность участия СССР в войне, начальник штаба армии США генерал Маршалл констатировал, что именно это участие может оказаться решающей акцией, которая вынудит Японию капитулировать.

ЦЕЛИ СССР

Объективно вступление в войну Советского Союза отвечало интересам стран-союзниц и становилось важнейшим условием для скорейшего окончания Второй мировой войны. Но одновременно с этим Советский Союз, вступая в войну, имел на то достаточно весомые основания военно-оборонительного характера и преследовал жизненно важные геополитические цели.

Как вытекает из ялтинских договоренностей, речь шла о присоединении к советской территории Южного Сахалина, который был захвачен Японией в итоге Русско-японской войны, а также Курильских островов. Более того, в секретные стратегические планы советского руководства входила и оккупация острова Хоккайдо.

Нет сомнений в том, что Сталин рассматривал высадку советских войск на Хоккайдо, где располагался штаб 5-го фронта Квантунской армии, отвечавшего за оборону Южного Сахалина, Курильских островов и Хоккайдо, как акцию, имевшую не только военное значение, но и далеко идущие политические последствия. В частности, некоторые японские исследователи указывают на якобы имевшийся тайный план советского лидера после оккупации советскими войсками Хоккайдо придать этой территории статус социалистической республики и назначить на пост ее руководителя своего выдвиженца из числа высокопоставленных японских военнопленных, проявивших лояльность к СССР.

В связи с такими геополитическими ориентирами, несмотря на то, что согласованная в последние дни Потсдамской конференцией линия разграничения советских и американских Вооруженных сил проходила севернее Хоккайдо, советское военно-политическое руководство еще в начале 1945 года дало указание Генштабу Красной армии разработать план стратегического развертывания советских войск на Дальнем Востоке с учетом высадки советского десанта на Хоккайдо. Он предусматривал проведение Маньчжурской стратегической наступательной операции, Южно-Сахалинской наступательной операции, Курильской десантной операции и десантной операции на северную часть Хоккайдо до линии, идущей от города Кусиро до города Румоэ. По мнению российских исследователей, названный рубеж мог быть лишь ближайшей задачей десантной операции на Хоккайдо. Решение ее определило бы последующую задачу советских войск. В случае соответственно сложившейся военно-политической обстановки (например, отказ Японии от безоговорочной капитуляции) "принятие решения на последующую задачу войск, высадившихся на острове Хоккайдо, не заняло бы много времени". Разработка этих планов не противоречила договоренностям с союзниками, в которых предусматривалось, что в зависимости от обстановки граница советской зоны ответственности могла быть изменена по согласованию с командованием Вооруженных сил США.

НАПРАВЛЕНИЕ - ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Сразу же после конференции в Ялте Кремль приступил к подготовке дальневосточной кампании: начал переброску войск и боевой техники на Дальний Восток, переправил туда большое количество автомашин, паровозов, топлива и емкостей для его хранения, пополнил Тихоокеанский флот десантными судами, тральщиками, катерами и т.д. Крупные работы проводились по подготовке краев и областей Дальнего Востока к военным действиям, по перестройке всего народного хозяйства на военный лад.

26 и 27 июня 1945 года в Кремле состоялось заседание Политбюро ВКП(б) и советского правительства, посвященное подготовке Красной армии к войне с Японией. На совещании присутствовали Сталин, Молотов, Вознесенский, Хрущев, военачальники, офицеры Генштаба и штабов фронтов на Дальнем Востоке.

Десантную операцию на Хоккайдо предполагалось начать после разгрома японских войск на территории Южного Сахалина. 18 августа, накануне переброски войск на Сахалин, намеченной на 20 августа, главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал Советского Союза Василевский, учитывая политическую значимость предстоящей операции, направил шифрограмму членам Ставки Верховного главнокомандования Булганину и Антонову, однако ответа в течение двух дней не получил.

Это обстоятельство тем не менее не приостановило необходимых приготовлений, о чем Василевский докладывал Верховному главнокомандующему. В одной из его шифровок от 20 августа 1945 года на имя Сталина, в частности, говорится: "В настоящее время я и командование первого Дальневосточного фронта серьезно заняты подготовкой десантной операции на остров Хоккайдо. Сейчас ведем морскую разведку, готовим авиацию, артиллерию, пехоту и транспортные средства. С Вашего разрешения морскую операцию здесь начнем немедленно после занятия южной части Сахалина".

20 августа 1945 года Сталин подтвердил свое указание подготовить 87-й стрелковый корпус для участия в десантной операции на остров Хоккайдо. И маршал Василевский, выполняя указания Ставки Верховного главнокомандования, в тот же день приказал командующим войсками 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов, командующему Тихоокеанским флотом и командующему Военно-воздушными силами на Дальнем Востоке быть готовыми к проведению операции на Хоккайдо к исходу 23 августа 1945 года.

Однако сложившаяся на фронте ситуация внесла коррективы в эти планы. Анализ событий и документов показывает, что десантная операция на Хоккайдо могла быть проведена не ранее 24-25 августа 1945 года в связи с затянувшимися боевыми действиями в рамках Южно-Сахалинской и Курильской операций, связанными с упорным сопротивлением японских войск.

СТАЛИН ВНОСИТ ПОПРАВКИ

Однако до наступления этих реальных сроков еще более кардинальные коррективы в план стратегического развертывания советских войск на Дальнем Востоке внес сам Верховный главнокомандующий. В первой половине дня 22 августа он отдал приказ маршалу Василевскому о приостановке подготовки к высадке советского десанта на Хоккайдо, который был сразу же доведен шифротелеграммой до сведения главкома ВМФ СССР адмирала флота Кузнецова и командующего Тихоокеанским флотом адмирала Юмашева. Приказ, в частности, гласил: "От операции по десантированию наших войск с острова Сахалин на остров Хоккайдо необходимо воздержаться впредь до особых указаний Ставки. Переброску 87-го стрелкового корпуса на остров Сахалин продолжить". Вслед за этим 27 августа начальник штаба Главного командования советских войск на Дальнем Востоке генерал-полковник Иванов разослал приказ Главкома: "Во избежание создания конфликтов и недоразумений по отношению союзников категорически запретить посылать какие бы то ни было корабли и самолеты в сторону о. Хоккайдо".

Возникает вопрос: почему десантная операция на Хоккайдо была Сталиным отложена, а затем вовсе отменена? Эту проблему до сих пор решают историки и публицисты, открывая шаг за шагом все новые архивные материалы, а в большей мере исходя из анализа и обобщения сложившейся военно-политической и оперативной обстановки на Дальневосточном театре военных действий во второй половине августа 1945 года.

На наш взгляд, не менее продуктивной представляется версия произошедших исторических событий, связанная не столько с изменениями стратегических планов советского руководства, продиктованными ожесточенным сопротивлением японских войск и срывом намеченных сроков завершения Южно-Сахалинской и Курильской операций, сколько с развитием отношений со странами-союзницами и в первую очередь с США.

Как известно, между Сталиным и президентом США Трумэном велась переписка по деталям капитуляции и пленения Квантунской армии. 15 августа Советскому Союзу был предложен подготовленный американцами "Общий приказ # 1", согласно которому "старшие командующие и все наземные, морские, авиационные и вспомогательные силы, находящиеся в пределах Маньчжурии, Кореи севернее 38 градусов северной широты и на Карафуто (Сахалин) должны сдаться Главнокомандующему советскими Вооруженными силами на Дальнем Востоке".

Сталин предложил внести поправки в этот документ: "Включить в район сдачи японских Вооруженных сил советским войскам все Курильские острова, которые, согласно решению трех держав в Крыму, должны перейти во владение Советского Союза. Включить в район сдачи японских Вооруженных сил советским войскам северную половину острова Хоккайдо... Это положение имеет особое значение для русского общественного мнения. Как известно, японцы в 1919-1921 гг. держали под оккупацией весь советский Дальний Восток. Русское общественное мнение было бы серьезно обижено, если бы русские войска не имели района оккупации в какой-либо части собственно японской территории".

ОТВЕТ ТРУМЭНА

Однако отношения между союзниками уже дали трещину. Трумэн не счел нужным положительно реагировать на обращения советской стороны, видя в них далеко идущие геополитические планы советского руководства. Его жесткий и однозначный ответ сводился к тому, что генерал Макартур будет использовать символические союзные вооруженные силы, которые, конечно, будут включать и советских военных для временной оккупации такой части собственно Японии, какую он сочтет необходимым оккупировать.

16 августа 1945 года Трумэн подписал директиву SWNCC 70/5, которая решила послевоенную судьбу Японии: раздела на оккупационные зоны по "германской формуле" не будет, страна целиком станет контролироваться американскими войсками. Тем самым президент США упразднял документ JWPC 385/1, подготовленный объединенным комитетом военных планов Министерства обороны. В нем предусматривалось расчленение Японии на пять оккупационных зон союзных держав-победительниц. Хоккайдо и северо-восточные районы Хонсю предполагалось передать под контроль СССР. На четыре сектора предполагалось разделить и Токио: американский, советский, китайский и английский.

В мемуарах генерала Макартура так комментируются эти события: "Русские стали сразу же проявлять беспокойство. Они потребовали, чтобы их войска могли оккупировать Хоккайдо... и таким образом расколоть Японию на две части. Другим требованием было, чтобы их войска не только не находились под контролем Верховного главнокомандующего (Макартура. - Е.К.), но и были совершенно независимы от его власти. Я решительно отказался".

Стратегическая цель, которую США ставили в отношении Японии на заключительном этапе войны и во время оккупации, состояла в том, чтобы отстранить или по крайней мере свести до минимума возможность других государств, и в первую очередь Советского Союза, принимать участие в разработке оккупационной политики и контроле за ее осуществлением. США по прямому указанию Трумэна стремились избежать повторения "опыта Германии" в Японии, отстранить от участия в оккупации советские войска, а заодно и других союзников.

Следует отметить, что еще до капитуляции Японии, но и в тот момент, когда ее поражение становилось все более очевидным, в правительственных кругах США укреплялась тенденция единолично воспользоваться плодами победы и, как впоследствии писали об этом американские исследователи, стремление "сделать оккупацию Японии чисто американским предприятием".

С этой целью Вашингтон всеми силами стремился создать впечатление, что США сыграли основную роль в победе над Японией и поэтому имеют все основания единолично осуществлять оккупацию. Эту же цель преследовали и атомные бомбардировки, которые должны были продемонстрировать Японии мощь США, оказать сдерживающее влияние на СССР.

ЧТО ПОВЛИЯЛО НА СУДЬБУ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Предвосхищая возможность создания органов по определению политики оккупации Японии и контроля за ее выполнением из числа стран-союзниц, спустя всего четыре дня после капитуляции Японии, президент США одобрил документ под названием "Основные принципы политики США в отношении Японии в начальный период оккупации", которым должны были руководствоваться все гражданские и военные американские органы в своей деятельности в Японии.

В "Основных принципах" указывалось, что "участие в оккупации вооруженных сил других государств, игравших ведущую роль в войне против Японии, будет приветствоваться", но что они будут подчинены верховному главнокомандующему, назначаемому Соединенными Штатами. Ему вменялась в обязанность по возможности считаться с мнением других государств, но, как подчеркивалось в документе, "в случае каких-либо расхождений во взглядах между ними предпочтение будет отдаваться политике Соединенных Штатов". Эти события стали началом многолетней холодной войны на Дальнем Востоке и, в определенной степени, повлияли на судьбу японских военнопленных, ставших последними пленниками Второй мировой войны.

В пользу этой версии говорит и кардинальная смена политического решения советского руководства относительно дальнейшей судьбы взятых в плен бывших военнослужащих Квантунской армии. Именно утром 16 августа, когда об отказе Трумэна относительно раздела Японии по "германской формуле" еще не знали в СССР и по-прежнему готовились к оккупации Хоккайдо, рассчитывая при этом на соблюдение предварительных договоренностей со стороны союзников, в адрес маршала Василевского поступил приказ, подписанный Берия, Булганиным и Антоновым.

В этом приказе было четко определено - военнопленные японо-маньчжурской армии на территорию СССР вывозиться не будут, что полностью соответствовало духу Потсдамской декларации. В шифровке на имя Василевского, в частности, говорилось: "Военнопленные японо-маньчжурской армии на территорию СССР вывозиться не будут. Лагеря с военнопленными необходимо организовать, по возможности, в местах разоружения японских войск. Лагеря организовать распоряжениями командующих фронтами, выделив для их охраны и конвоирования военнопленных необходимое количество войск. Питание военнопленных производить применительно нормам, существующим в японской армии, находящейся в Маньчжурии, за счет местных ресурсов. Для организации и руководства вопросами, связанными с содержанием военнопленных в лагерях, от НКВД СССР командирован начальник Главного управления НКВД по делам военнопленных генерал-лейтенант Кривенко с группой офицеров".

Не успело это распоряжение в полной мере вступить в силу, как 23 августа ГКО во главе со Сталиным принимает Постановление "О приеме, размещении и трудовом использовании военнопленных японской армии", в котором говорилось о направлении 500 тысяч японских военнопленных на принудительные работы в Советский Союз. Таким образом, в течение недельного срока (с 16 по 23 августа) советское руководство выработало совершенно иной политический курс в определении судеб пленных японских солдат и офицеров, пойдя на сознательное нарушение недавно изданного приказа и своих союзнических обязательств, вытекающих из Потсдамской декларации. По всей видимости, это была неделя еще не совсем утраченных надежд на переговоры с союзниками с целью корректировки политической линии США, отвечающей интересам СССР, очередная и последняя своего рода сознательно взятая пауза с расчетом на изменение ситуации на театре военных действий и пользу Москвы.

Сталин мучительно для себя выжидал компромисса в диалоге с Трумэном. И, по-видимому, лишь полностью убедившись в неизменности позиции США и полной бесперспективности для СССР настаивать на оккупации Хоккайдо 22 августа отдал приказ о приостановке подготовки к высадке советского десанта на территорию Японии. А 23 августа, как бы беря реванш за огромное политическое поражение, которое в значительной мере нарушало его планы послевоенного устройства Японии, советский лидер принимает решение об использовании японских военнопленных на хозяйственных объектах в СССР.

Что это было: политический вызов союзникам, и в первую очередь США, и своего рода репарация за несостоявшуюся оккупацию японских земель или сознательный и заранее запланированный советским лидером маневр по вливанию в разрушенное народное хозяйство страны дешевой рабочей силы?

С другой стороны, судя по имеющимся архивным документам, Постановление ГКО от 23 августа поступило в распоряжение Виноградова - заместителя Главкома войсками Дальнего Востока по тылу лишь 2 сентября. Невольно возникает очередной вопрос, и ответ на него пока также из области гипотез. Возможно, Сталина еще одолевали сомнения и надежды на изменение ситуации в пользу СССР, а может быть, это объясняется какими-то иными причинами, в том числе закулисными переговорами с японцами? Этот вопрос все еще остается загадкой истории, и ее разгадка таится в архивных документах, которые хранятся в российских архивах под грифом "секретно".

Не так давно японским исследователям волею судеб попал в руки важный исторический документ - текст секретного письма Ставки Верховного командования Японии в адрес маршала Василевского, датированного концом августа 1945 года. В нем - ряд предложений японской стороны в связи с предстоящим подписанием Пакта о капитуляции Японии и определением условий ее оккупации. Этот документ, как и обнаруженные в архивах японские шифротелеграммы этого времени, свидетельствует о том, что и на сей раз Токио, как и в апреле 1945 года, когда речь шла о возможном посредничестве СССР в достижении мира между Японией, с одной стороны, и США и Великобританией, с другой, не оставлял надежды втянуть нашу страну в свою дипломатическую игру.

Одним из главных вопросов, по мнению японских исследователей, была судьба японского императора, которого неминуемо ждала участь военных преступников. Взамен на спасение его жизни японцы готовы были идти на самые неожиданные уступки в пользу СССР.

Среди прочих японских инициатив в упомянутом письме содержалось предложение использовать японских военнопленных в качестве рабочей силы вплоть до лишения их японской национальности, если это будут диктовать интересы советского руководства. Этот документ, опубликованный накануне заседания Большой семерки в Токио в 1993 году, имел в Японии эффект разорвавшейся бомбы. До этого времени японское общественное мнение было настроено исключительно на осуждение СССР в одностороннем порядке как нарушившего Потсдамскую декларацию. Теперь же немалая доля ответственности за трагическую судьбу почти 600 тысяч японских военнопленных переходила и на высшие круги японского руководства того времени.

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

@@@
Загадки японской кампании
Закон прозреть поможет
Западная пресса забавляет читателей
История космических «фантомов»
Касьянов подумал об императорских пингвинах
Мотор интеграции - экономические интересы
Не будем благодушны и нерешительны!

Не только прибыли ради

@@

Социально-ответственное отношение к лесу благоприятно сказывается на экономике Иркутской области

2005-07-26 / Петр Поспелов



По данным на середину июля 2005 года на территории Гослесфонда России действует более 200 пожаров. На тушении работают около 2400 человек, задействованы 53 воздушных судна, 353 единицы тяжелой противопожарной техники.

Наиболее сложная пожароопасная обстановка остается в лесах Северо-Западного и Дальневосточного федеральных округов. Неужели эта беда необратима?

Российские леса простираются от степей Средней Азии до арктической вечной мерзлоты и от европейской части России до Берингова моря. Обширные площади лесов сохранились почти нетронутыми и служат заповедником для птиц и животных. К сожалению, они становятся все уязвимее для любого воздействия человека. Самая серьезная угроза исходит от климатических изменений и злостных поджогов людьми, занимающимися незаконной торговлей лесом. Не секрет, что на Дальнем Востоке часто умышленно вызывают пожары преступные лесозаготовительные компании, планирующие продавать дешевый лес в Китай. В Сибири за последние 20 лет лесных пожаров стало больше в 10 раз. Этим летом огонь вновь охватил самые большие в мире и жизненно важные для здоровья планеты леса. Специалисты говорят о том, что недостаточно средств и нет оборудования для того, чтобы держать под контролем или тушить своевременно лесные пожары.

@@@
Не только прибыли ради
Недомолвки, подмены и неверные ценности
Олигархи сокращают министерства
Очищение трижды в неделю
По сценарию партийных съездов
Политика как концентрированная информация
Политика снова делается "под ковром"

Полпред Северо-Западного округа Виктор Черкесов: Мы были правы, начав федеральную реформу

@@

Полпред Северо-Западного округа Виктор Черкесов видит своей главной целью участие в политическом процессе

2000-10-12 / Марина Калашникова



- ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ, чего вам удалось добиться в округе за четыре месяца с момента назначения и какова программа дальнейших действий? Создается впечатление, что многое будет корректироваться в процессе работы. Так ли это?

- Безусловно. Набор поставленных перед нами задач будет не просто корректироваться, а определяться или даже меняться. Диапазон наших полномочий будет либо расширяться, либо сужаться. Это все - процесс не застывший. И я думаю, ничего странного или тревожного нет в том, что раз и навсегда не определены их рамки. Первая и главная цель, которая поставлена президентом и которую мы понимаем как его представители в регионах, - это участие в политическом процессе. А здесь нормировать и регулировать крайне сложно, тем более в такие короткие сроки.

Если говорить о достигнутом, то изменение прежней иерархии власти в регионах, когда после федерального Центра сразу шли руководители региональных администраций, - это очень серьезный политический шаг. Прежде всего важно сделать выводы, насколько эта перемена политического расклада состоялась и насколько она эффективна.

- Какие основные выводы вы уже сделали?

- Прежде всего я убедился, что мы были правы, начав федеральную реформу. У государственных органов, у федеральных структур, которые находятся на территории России вне федерального Центра, появилась точка опоры - и в политическом смысле, и в смысле координации и контроля за их деятельностью с учетом региональных особенностей. В течение многих лет у нас происходило ослабление федеральной вертикали. Подразделения федеральных министерств и ведомств в субъектах Федерации оказались не просто под влиянием, а под руководством региональной исполнительной власти. Правда, в некоторых случаях это диктовалось необходимостью, потому что решения региональной власти были здравыми. Но в большинстве случаев чрезмерная зависимость федеральных структур от местной власти затрудняла решение общегосударственных задач.

- Что в этом плане вы предприняли?

- За прошедшее десятилетие в стране возникла колоссальная региональная нормативная база - более 20 тыс. нормативных актов, - не соответствующая российскому законодательству и Конституции. По Северо-Западному федеральному округу за 4 месяца работы 93 таких нормативных акта были отменены или исправлены. Главы всех одиннадцати субъектов Федерации, входящих в округ, представили мне графики корректировки законов, равно как и расписание сессий законодательных собраний, которые будут это делать, соблюдая процедуру.

- Вы претендуете на миссию государственника. Можно сказать, объявляете своей программой усиление государства не только в политике, но и в экономике...

- Ни о каком наступлении на частный бизнес, который делает свой вклад в экономику страны, речи не идет. Подразумевается лишь наведение порядка в государственном секторе, который в последние годы зачастую работал не на благо граждан. По положению о полномочном представителе президента мы обязаны поддерживать все федеральные проекты, которые осуществляются на территории округа. При этом мы столкнулись с тем, что многие проекты существуют не один год на бумаге, реализация их буксует, а то и просто остановлена. Включенные в бюджет, они в то же время не всегда получали финансовое обеспечение. В этом смысле ситуация в округе, можно сказать, пришла в определенное запустение.

- Какие экономические программы в Северо-Западном округе вы намерены реализовать в первую очередь?

- Мы составляем реестр федеральных проектов, которые уже начаты. Говоря откровенно, выполнить все эти проекты невозможно. Россия сейчас не имеет таких возможностей. Поэтому мы выбираем те, которые наиболее социально значимы и могут послужить опорой для дальнейшего развития округа. Именно их реализацию берем под контроль и требуем от федерального Центра обеспечивать их ресурсами.

- Входят ли в этот список такие жизненно важные проекты, как строительство метро, кольцевой дороги и дамбы в Санкт-Петербурге? Или лимит федеральных средств, предназначенных для Санкт-Петербурга, в значительной степени израсходован на строительство Ледового дворца?

- Мы сейчас анализируем этот список. Перечисленные вами проекты безусловно приоритетные.

- Относится ли к приоритетным строительство Балтийской трубопроводной системы (БТС)?

- Безусловно. Она чрезвычайно важна для страны, поскольку соединяет трубопроводами нефтегазовые месторождения Республики Коми и Ненецкого округа с Европой. По нитке трубопровода, который будет наращиваться от Ярославля, Киришей к строящемуся порту в Приморске, нефть будет поставляться дальше в Европу.

Другая нить соединит город Усинск в Республике Коми с Варандейским месторождением почти на побережье Ледовитого океана. Мы предполагаем, что нефтепровод не просто решит проблемы снабжения энергоресурсами российских регионов, но и стимулирует экономическую жизнь по большому счету, то есть, говоря экономическим языком, вызовет эффект мультипликатора. Эта стройка имеет универсальное значение. Именно этот проект сейчас очень динамично реализуется.

- Для России международный транзит становится одной из главных статей пополнения федерального бюджета. Помимо трубопроводов сейчас активно обсуждаются возможности создания транспортного коридора Север-Юг. Какое сопровождение вы будете оказывать таким проектам?

- Сегодняшняя экономическая конъюнктура складывается именно так, и упускать этих возможностей никак нельзя. Поэтому приходится заниматься согласованием подходов к строительству БТС, регулированием форм участия в этом проекте административных структур Ленинградской области. Позиции Министерства транспорта, "Транснефти", администрации Ленобласти по этому вопросу различаются. Я думаю, что без контроля со стороны окружного начальства, которое выступает своего рода арбитром, возникли бы сложности в плане темпов строительства и заинтересованности территорий или компаний.

- Мы имеем печальный опыт нескольких попыток строительства порта в Усть-Луге. Деньги на его строительство, как известно, разошлись...

- Они расходились не по одному кругу.

- Потребуются ли от вас особые усилия по контролю целевого использования средств на БТС? Испытываете ли вы сопротивление "балтийского лобби"?

- Я встречался и детально обсуждал позиции сторон и с руководителем "Транснефти" Семеном Вайнштоком, и с министром транспорта Сергеем Франком, и с губернатором Ленинградской области Валерием Сердюковым. В результате найден оптимальный алгоритм решения этой проблемы. Если вы имеете в виду какие-то еще усилия контрольного характера, которые могли бы пресечь использование федеральных средств в период этого бурного строительства не по назначению, то и это само собой разумеется. Затем, в сущности, и созданы федеральные структуры в округе.

- Какой реальный вклад предприятия ВПК могут внести в подъем экономики вашего округа?

- Сейчас мы проводим инвентаризацию и проверку всех объектов ВПК на территории округа. Только в Санкт-Петербурге их больше 140. Принцип тот же - выделить те, чья деятельность имеет ключевое значение для страны и которые способны эффективно работать.

- Как реализуется инициированная вами программа создания окружных СМИ, о которой так много говорила летом петербургская и московская пресса? Что вы подразумевали под экспансией петербургских СМИ в регионы?

- Возможно, вы очень жестко поняли мой почин. Я не фантазер и трезво оцениваю возможности власти. Создавать некий печатный или электронный рупор окружного масштаба я не намерен. Но мы заинтересованы в том, чтобы у действующих на территории округа СМИ была возможность иметь доступ к информации о работе полпреда и государственной политике на территории округа. Другие причины, которые заставляют расширять информационное пространство, - возникшие в последние годы тенденции к информационной изоляции, когда на большинстве территорий подавляющее большинство населения выписывало только местные газеты и ограничивалось только местными радиостанциями и телевидением. Правда, общенациональное телевидение в большей степени остается доступным. А вот что касается печати, то проблемы есть. Доля центральных газет в потоке информации ничтожно мала. В региональной прессе до 80% информации касается местных дел и только 20% в лучшем случае новостей общероссийских. Жизнь соседних регионов почти совсем не освещается. Люди разных регионов Северо-Запада должны получать информацию не только о своем регионе, но и о соседних.

- То есть речь идет о своего рода самоидентификации округа через единое информпространство?

- Жители должны ощущать себя членами Северо-Западного культурно-исторического сообщества. Границы федеральных округов выводятся не только из границ военных - они очерчивают территории с тесными культурными и экономическими связями. В далекие времена Новгородчина простиралась до Белого моря. Так что ощущение тех, кто живет в пределах Северо-Запада, жителями всей этой большой земли началось не с появлением федеральных округов. К сожалению, жизнь последнего десятилетия была устроена так, что они все больше замыкались в своем регионе.

Существует и экономическая необходимость на новом информационном рынке. Для развития крупного бизнеса нужно продвигать деловую информацию за пределы области и республики. Поэтому сейчас некоторые центральные газеты планируют издавать региональные полосы. Речь идет не просто о выпуске вкладышей, которые по содержанию ничем не отличались бы от местных газет, а о создании окружной картины новостей, о принципиально иной тематике. РТР ведет работу над проектом, который позволит в сетке вещания российского телевидения показывать продукты региональных студий. В этом смысле можно вспомнить опыт петербургского телевидения, которое несколько лет назад имело федеральный канал с зоной вещания, выходящей за Урал.

- Планируете ли вы как-то стимулировать рост интереса к окружной тематике?

- Я не встречал журналистов, которые добровольно согласились бы на роль воспитанников. По счастью или несчастью - я еще и сам не могу этого точно определить - мы не имеем пульта, нажав на который, я зажгу телевизоры во всем федеральном округе. Равно как и печатного издания, которое завтра положат в почтовые ящики всех жителей Северо-Запада. Зато от самих руководителей СМИ, которые собираются на рабочие группы в территориях, поступает много идей и проектов. Так что тяга к новому есть.

- У Северо-Запада России были традиционно тесные культурные связи с соседними странами Балтии. Могут ли они стать партнерами в создаваемом информационном пространстве? Будете ли вы их включать в окружную информзону?

- Пока я не знаю о намерениях кого-либо из региональных администраций округа выйти на балтийский информационный рынок. Независимой же прессе это экономически не под силу. Если говорить о том, что Россия имеет национальные интересы в Балтии, то это, безусловно, так - начиная от проблем русскоязычного населения и кончая стратегическим значением Балтийского моря. Поэтому, скорее всего, можно говорить о том, что какие-то проекты федеральных изданий должны развиваться в сторону стран Балтии. Разумеется, для петербургских СМИ это было бы логичнее. Просто на сегодняшний день я исхожу из того, чем мы реально располагаем для решения этой важной задачи в свете геополитических перемен в Европе и в мире. Практически я смогу всячески этому содействовать, скажем, через создание федерального центра телевещания с центром в Петербурге. И если это удастся реализовать, то Балтия окажется в зоне такого вещания.

- Вы высказались о свободе слова и независимых СМИ как о достижениях последнего десятилетия. Как вы оцениваете недавно принятую Советом безопасности, членом которого вы являетесь, доктрину информационной безопасности? Не вызовет ли она соблазна ужесточить контроль над прессой?

- Я не обнаружил в тексте никаких позиций, которые можно было бы напрямую или косвенно трактовать как сигнал к ограничению свободы слова, - этого там нет. Другое дело, что сама схема отношений "пресса-власть-гражданин" сегодня нуждается в более четком регулировании. Я имею в виду, например, материалы, авторы которых пытаются давать свои, зачастую ни на чем не основанные оценки отдельных людей, должностных лиц. Иногда это делается столь размашисто, что репутация человека оказывается запятнанной. В тех редких случаях, когда суд признает неправоту автора публикаций, в углу страницы появляется малозаметное опровержение в несколько строк. Я бы поставил вопрос так: степень ответственности четвертой власти должна быть сопоставима со степенью ее влияния. А это требует правового регулирования.

- Как вы видите пути реального решения проблемы борьбы с преступностью в Санкт-Петербурге и Ленинградской области? Как продвигаются расследования по наиболее громким убийствам последних лет?

- Это тема для отдельного разговора. Недавно у нас прошло совещание с участием заместителя генпрокурора в Северо-Западном округе, начальников региональных управлений по борьбе с организованной преступностью, руководителей окружных и межрегиональных правоохранительных органов. Один из самых важных пунктов - смена и жесткий контроль кадрового состава правоохранительных органов.

- Когда вы познакомились с Владимиром Путиным?

- Познакомились мы много лет назад, жили в одном городе, работали в одном ведомстве.

- Часто ли вы общаетесь с президентом теперь?

- Я стараюсь не злоупотреблять тем, что имею возможность напрямую выходить на президента.

- Продолжает ли Владимир Путин вникать в проблемы Санкт-Петербурга?

@@@
Полпред Северо-Западного округа Виктор Черкесов: Мы были правы, начав федеральную реформу
Президент без боя не сдается
Президент пока спокоен
Признание спикера парламента президенту республики
Рамсей Кларк: "Уважать законы правосудия"
Судьи ждут приговора
Суровая жизнь на руинах ГУЛАГа

У.Е.дание лекарств

@@

Ослабление рубля грозит крахом фармацевтическому рынку

2009-01-27 / Ада Горбачева

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"









В детской онкологической клинике. Расходы на жизненно необходимые лекарства должны полностью покрываться государством.

Фото Артема Чернова (НГ-фото)

Вот, пожалуйста: цены на нефть упали, а на лекарства, наоборот, взлетели. И что особенно обидно – нефть наша родная, а лекарства – импортные. То есть практически все лекарства: 75% целиком импортные, остальные – из импортного сырья. Ну не считая, конечно, активированного угля и еще нескольких средств, полезных, но далеко не жизнеспасающих. По данным Росстата, за 2008 год лекарства подорожали на 14,6%, по данным независимых аналитиков – почти на четверть. И произошло это преимущественно начиная с октября.

Рубль продолжает падать – лекарства продолжают дорожать, чему способствует также рост цен на электроэнергию в январе 2009 года. По предположению Давида Мелик-Гусейнова, директора по маркетинговым исследованиям «Фармэксперта», к лету лекарства могут подорожать еще на 15–20%.

В связи с тревожной ситуацией в Росздравнадзоре было проведено совещание, в котором принимали участие специалисты Минздравсоцразвития, Министерства промышленности и торговли, Федеральной службы по тарифам, Федеральной антимонопольной службы, представители всех участников рынка: дистрибьюторов, аптечных сетей, отечественных и зарубежных производителей. Пока, как сообщает Росздравнадзор, поставки и выписка препаратов льготным категориям больных «осуществляются в штатном режиме». Убытки вследствие падения курса рубля взяли на себя участники фармацевтического рынка, в первую очередь дистрибьюторы, участвующие в программах обеспечения необходимыми лекарственными средствами (ОНЛС), и «7 нозологий». Что справедливо: эти жизненно важные препараты, особенно для программы «7 нозологий», стоят очень дорого, соответственно и прибыль от их поставки большая. Но фармацевтический бизнес не благотворительная организация, и без конца так продолжаться не может.

@@@
У.Е.дание лекарств
Украина в кольце врагов
Хотите проверить "Доктрину Буша"?