"В демократическом обществе у государства не может быть интересов, отличных от интересов общества"

@@

Михаил Федотов - об общественном телевидении в России

2002-07-02 / Наталия Ростова Михаил Федотов со своими сторонниками подготовил проект медийной революции. И, кажется, этот проект удачно совпал с интересами государства в этой сфере. Новым законопроектом об общественном телевидении Федотов предполагает создать действительно общественное ТВ (понимание которого несколько искажено в России). Оно призвано будет служить не хозяину, не государству, а обществу, каждый член которого будет иметь право быть услышанным. Сторонники проекта предполагают, что от создания общественного ТВ выиграют все. И государство, которое сможет гордиться тем, что такое ТВ как признак действительно демократического общества существует. И его граждане, которые смогут влиять на это телевидение. А информация, которая будет предоставляться им, станет действительно объективной. О том, что необходимость создания независимого канала понимают некоторые депутаты Госдумы, говорит тот факт, что уже сегодня они соберутся на обсуждение законопроекта, который предполагается внести на рассмотрение Думы на осенней сессии. Михаил Федотов согласился рассказать о том, каким он видит общественное телевидение в России.







- Михаил Александрович, давайте определим тему нашего разговора. Что есть общественное телевидение, законопроект о котором вы написали?

- Общественное телевидение - это телевидение, которое служит интересам общества, интересам своей аудитории, а не коммерческим интересам или интересам какого бы то ни было чиновника. Это телевидение, которое по определению должно быть более культурным, более цивилизованным, более сдержанным, плюралистичным и открытым. Оно должно быть более умным, чем обычное телевидение, и должно идти на смену государственному. Одновременное существование и государственного, и общественного ТВ невозможно в принципе. Это означало бы противопоставление общества и государства. А в демократическом обществе у государства не может быть интересов, отличных от интересов общества, это нонсенс! Телевидение, отражающее интересы государственного аппарата, никому не нужно вообще. Телевидение должно служить аудитории, поэтому оно изначально должно быть общественным. Я вижу перспективу в том, чтобы на российском медийном поле существовало и частное телевидение, и общественное. Я считаю правильным ставить вопрос о том, чтобы общественное телевидение возникло в результате реорганизации государственных телекомпаний.

- Почему именно на РТР?

- Потому что это государственная телерадиокомпания, федеральное государственное унитарное предприятие. ОРТ является акционерным обществом, формой коммерческой организации. Да, у государства здесь 51% акций. Но отсюда не следует, что владельцы 49% согласятся, что все должно перейти государству. Кроме того, наше законодательство не предусматривает возможности преобразовать акционерное общество в организацию общественного телевидения, для этого нет правовых механизмов. А из ВГТРК создать общественное телевидение можно, если использовать для этого форму некоммерческой организации. Это достаточно реалистичный путь, который, на мой взгляд, отвечает интересам государства. Потому что государство сможет тогда сказать, что у нас телевидение построено так же, как в Германии, так же, как в Великобритании, так же, как в Нидерландах, Швеции, Чехии, Польше и так далее...

- Достаточно ли политических сторонников у этой идеи?

- Любая из идей проходит три этапа. Этап первый: "этого не может быть, потому что этого не может быть никогда", мы уже прошли. Этап второй проходит под лозунгом "в этом что-то есть", сейчас мы находимся на этой стадии. Потом наступит третий этап, который называется "а кто же этого не знает?". Когда мы дойдем до него, сторонниками окажутся все - каждый день добавляет сторонников. Мне кажется, что сторонников станет еще больше, если мы увидим, какую опасность представляет сохранение ныне существующей системы. На сегодняшний день государство фактически не может управлять своим государственным телерадиовещанием, а с другой стороны, число государственных вещательных организаций все время растет. Министерство говорит, что их надо сокращать, а на самом деле их появляется все больше и больше. Поэтому я считаю, что государственное телевидение должно быть реорганизовано в общественное. В этом заинтересован и зритель: за мизерную плату, за девять рублей с семьи в месяц, он получает возможность не только смотреть телевизор, но и влиять на него. У зрителя возникает юридическая возможность требовать от телекомпании того или иного, потому что с этим телевидением у него договорные отношения.

- Все ли граждане будут обязаны платить за это телевидение?

- Нет. Обязаны будут платить те, у кого есть хотя бы один телевизор. И девять рублей в месяц - это не та сумма, из-за которой можно спорить. Важно то, что те граждане, у которых есть льготы по коммунальным платежам, будут освобождены от абонентной платы. Они получат эти услуги бесплатно, но от этого правовая связь с телерадиокомпанией не прервется.

- Как зритель сможет влиять на общественное телевидение?

- Это как раз связано с формированием и структурированием гражданского общества в России. Он может влиять на телевидение через представителей, избираемых в попечительский совет телевидения от профсоюзов, от гражданских организаций, от молодежных, культурных, научных, экологических, правозащитных. Очень широкий спектр организаций будет участвовать в создании попечительского совета. Через представителей он сможет участвовать в вещательной политике. Попечительский совет обязан будет проводить исследования общественного мнения, изучать его. Очень важно то, что на канале не будет коммерческой рекламы. Будет только социальная, наподобие "Заплатите налоги" или "Курение опасно для вашего здоровья". Вместо рекламы возможно только спонсорство. В начале и в конце показа футбольного матча, например, вам скажут, что трансляция матча проспонсирована такой-то компанией. Все!

- Как вы думаете, обещание Лесина о том, что он уйдет через два-три года и государственные СМИ будут распроданы, оправдается?

- Вы знаете, я немного удивился, когда на конференции "Индустрия СМИ" в выступлении Лесина и других говорилось, что министерство было создано всего два года назад, а через три года оно готово самоликвидироваться. Министерство печати было впервые создано в 90-м году, первым министром был Михаил Полторанин. И я прекрасно помню, как он обещал самоликвидацию министерства через два-три года. Когда я был министром, то говорил то же самое. И действительно, министерство было ликвидировано в 1994 году. Вместо него было создано два комитета (кстати, так же, как и обещает Лесин): Комитет по печати, который был потом преобразован в Госкомитет по печати, и Федеральная служба по телевидению и радиовещанию. Фактически министерство раскололось на два мини-министерства, полуминистерства. А в 99-м году они соединились вместе. Возможно, через два-три года снова произойдет полураспад.

- Просто Лесин уйдет из министерства?

- Я не знаю, когда Лесин уйдет из министерства. Судьба любого министра - стать экс-министром (смеется), это нормально. То, что министерство когда-то должно прекратить свое существование, было очевидно нам еще в 1990 году. Как видите, уже другое тысячелетие на дворе…

- А государственные СМИ через два-три года как будут выглядеть?

- Я надеюсь, что их не будет.

- А как же формула министерства "одно агентство, один телеканал, одна радиостанция, одна газета"?

- Я считаю, что Россия должна двигаться в сторону цивилизации европейского типа. В Европе нет ни государственного телевидения, ни государственных газет, агентств, ни госрадио, они уже давно стали общественными. Мы тоже обещали (есть международные документы, под которыми стоит и подпись России) создать из государственных информационных и вещательных служб общественные. Дали такое обещание еще в 1994 году. Пока мы не определились в цивилизационном плане, пока было непонятно, куда мы идем - то ли в сторону Северной Кореи, то ли в сторону Германии и Швейцарии, было очень трудно. А сейчас, когда мы уже определились, что идем в европейскую цивилизацию, давайте будем строить все так, как это построено и работает на Западе. Это работает там! Это дает положительный эффект и не дает никакого отрицательного. Да, на Западе абонентная плата за пользование общественным телевидением достаточно высокая. Но там и другой уровень жизни, там другой уровень заработной платы. Будет у нас повышаться минимальный размер оплаты труда - будет повышаться и количество денег, зарабатываемых общественным телевидением через абонентную плату. Именно поэтому мы вводим этот принцип - 3% от минимальной оплаты труда. Сегодня это 9 рублей.

- Видите ли вы возможность того, что общественное телевидение появится уже до парламентских выборов?

@@@
"В демократическом обществе у государства не может быть интересов, отличных от интересов общества"
"Оскар" в каждом доме
[5] Под Пензой ждут конца света
Ария таймырского гостя
Бойкот, или страшная месть
Дни волнения и упокоения
Ем; глух, нем

Иголка принцессы Дианы

@@

На Госпремию Николай Цискаридзе купил мебель

2001-07-13 / Александр Щуплов Несмотря на свою юность, солист балета Большого театра Николай Цискаридзе уже довольно именит: самый молодой Народный артист России, дважды лауреат "Золотой маски", в День независимости России получил Государственную премию.

Николай Цискаридзе родился 31 декабря 1973 года в Тбилиси. В 23 года он стал заслуженным артистом России. Сегодня он - звезда Большого театра, народный артист России, обладатель многих наград: от хореографического приза "Душа танца" (по номинации "Восходящая звезда") в апреле 1996 года до Государственной премии России, врученной ему в июне 2000 года (см. "НГ" от 16.02.01 и 15.06.01). Альберт в "Жизели", Джеймс в "Сильфиде", Ферхад в "Легенде о любви", все это - Николай Цискаридзе. Сегодня солист Большого живет в Москве, в собственной квартире на Комсомольском проспекте.



- Для начала давайте определимся, как вас называть для наших читателей - как в жизни, или "с отчеством", или официально "господин Цискаридзе"?

- Дома меня зовут Ника. Для русскоязычных я - Коля (так меня называют и на работе), но в некоторых инстанциях меня называют Николай Максимович. Это, правда, очень приятно, но как-то не вяжется с моим возрастом - 27 лет.

- Должен ли художник заниматься политикой? У нас сейчас в Думе сидят несколько питомцев муз: кинорежиссеры, артисты, певцы...

- Наверное, и такие люди должны быть. Лично я не чувствую в себе склонности к этому. Но если люди имеют к этому способности, почему бы нет? Рональд Рейган - бывший актер...

- ...Билл Клинтон играл на саксофоне.

- Лично для нас играл: когда в 1995 году мы с училищем ездили в Америку, он на приеме сыграл нам на саксофоне... А вообще нет ни одного известного в мире президента или королевы, перед которыми я не танцевал.

- Какой король или президент вам показался лучшим зрителем?

- Принцесса Диана. По протоколу она не имела права выделять кого-то из артистов. Но после выступления ко мне подошла ее переводчица и сказала: мол, принцесса отметила ваше выступление, и вам будет передан от нее букет, который она не может преподнести лично по соображениям протокола. К букету была приколота карточка с именем принцессы Уэльской. У меня где-то сохранилась и карточка, и даже иголочка, которой она была приколота.

- Иголочкой принцессы никого не укалываете? Все-таки такая честь - быть уколотым иголкой самой принцессы Дианы!

- Говорят, у меня достаточно колкий язык. Так могу уколоть...

- Коля, вы политикой интересуетесь?

- Я стараюсь, конечно, смотреть телевизор. Мне достаточно тяжело вникать во что-то. Для меня политика - шахматная доска, на которой все время что-то меняется. Я и в театре-то не успеваю понять, как у какого директора называется должность. Честное слово! Боюсь все время перепутать эти названия.

- Начальство надо знать не только в лицо, но и по должности!

- Клянусь вам, я половины начальников не знаю. У меня иногда бывают такие смешные ситуации: думаю - передо мной директор, а оказывается совсем другой человек. А из правительства я знаю, что мэр Москвы - Юрий Лужков, потому что много раз видел Юрия Михайловича на наших спектаклях или приемах.

- А кто президент России, вы знаете?

- Конечно, знаю - Владимир Владимирович Путин. Он тоже бывал на моих спектаклях, а я - в Кремле на новогоднем приеме. Еще видел Касьянова, даже был ему представлен в ложе. А остальных всегда боюсь перепутать. Так что я не очень хорошо разбираюсь в политике и политиках. Кого чаще показывают по телевизору, тех и знаю. Единственно, что могу сказать: меня коробит, когда смотрю юмористические телепрограммы о нашем правительстве.

- Вы имеете в виду передачу "Куклы"?

- Да, всякие "Куклы"... Когда высмеивают именно так, я считаю, это не красит правительство. Например, меня жутко коробила во время полуторамесячных гастролей в США кампания, развернутая против президента Клинтона в связи со скандалом с Моникой Левински. Я считаю ужасным положение вещей, когда во всех газетах обсуждается детородный орган Клинтона: сколько в нем сантиметров, в какую сторону кренится и т.д. Ощущение такое, что в нашей стране все движется к этому. По-моему, мы не должны так поступать, раз выбрали этих людей и голосовали за них. Это нас не красит.

- Женщина в политике - это хорошо или плохо?

- А чем женщина хуже мужчины? Могу сказать, что многие женщины гораздо быстрее соображают, чем мужчины. Я не придерживаюсь того, что должен быть только патриархат, хотя и феминистическое движение тоже не очень воспринимаю.

- Теперь приобретете врага в лице Маши Арбатовой - нашей главной феминистки.

- Ну почему же? Если она не приобрела врагов в лице мужчин и спокойно живет...

- Кто Николай Цискаридзе по политическим взглядам?

- Я не знаю. Я прежде всего - за искусство. А вообще, мне хочется, чтобы пенсионеры получали хорошие пенсии, люди хорошо зарабатывали, чтобы уровень жизни в стране был хороший. Вот я - за это и за того, кто будет этому способствовать... И еще я - за свободу передвижения: пусть она останется такой, как сейчас есть! Это очень важно для моей профессии.

- Ходят слухи, что балетом управляет мафия - эстетическая, голубая, семейная...

- Неправда! Есть, конечно, такое явление, как актерские дети, и им - не всем! - бывает гораздо проще: их кто-то может защитить. Расскажу о своем опыте: я - человек, который пришел в балет со стороны и при поступлении в театр оказался как бы сиротой: ни мамы, ни папы - никого, разве что знакомые. Всего, чего я добился, я добился только благодаря своим способностям и тому, что все великие люди, которых я называл выше, в меня поверили и совершенно бескорыстно мне помогали. Только благодаря этому, а никакой не мафии! И вообще все становится очевидным в свете рампы. У нас есть очень много раскрученных звезд, о которых пишут: "гениальная, божественная, необыкновенная, супермодель" и т.д. Но вот человек выходит на сцену, и для профессионала становится ясно, кто перед ним. Зрителя часто не обманешь!.. Когда я шел в Большой театр, мой школьный педагог, Петр Антонович Пестов, очень этого боялся и говорил, что у меня ничего не получится, потому что есть кланы. Я в ответ сказал: пойду прорываться! Если человеку суждено что-либо совершить, он это совершит.

- Получается, вы приняли сторону какого-то клана.

- Нет, я принял сторону самого себя.

- Можно дружить в искусстве?

- Нет! Мой друг - это Марина Тимофеевна Семенова. Для меня этот человек стал в театре не только моей второй матерью - когда моя мама скончалась, она стала для меня всем. Это один из моих самых близких друзей в театре. За девять лет, что мы вместе, я не видел от нее ничего, кроме хорошего... А со своими коллегами у меня дружбы не получилось, потому что я человек принципиальный, и если вижу черное, не скажу, что белое!

- Можно промолчать или спрятаться за улыбку.

- Можно. Но улыбка может скрыть, а глаза - не скрывают.

- Как вы относитесь к своим врагам: даете им сдачи или по-христиански подставляете им вторую щеку?

- В искусстве нельзя подставлять щеку. Обязательно надо давать сдачи, иначе тебя сожрут и тебя просто не станет. Так получалось, что мне достаточно часто приходилось давать отпор. Я никогда не пойду первым, но, если мне мешают, не буду молчать. Не понимаю тех людей, которые это делают. В таком случае в искусстве все кончено, можешь сворачивать удочки.

- Можно ли жить на зарплату, которую вы получаете в Большом?

- Я же живу. Надо уметь соразмерять свои возможности. Когда мы с мамой приехали в Москву, мы очень нуждались, жили на гораздо меньшие деньги, сводили концы с концами - и ничего! Я вырос. К сожалению, мама скончалась.

- Государственная премия получена. Что-нибудь изменилось в жизни?

- Ничего! Я попытался ее благоразумно потратить.

- На что?

- На обстановку в квартире.

- Новые стулья?

- Новая мебель!

- Изменилось ли после получения Госпремии к вам отношение в театральном мире?

- Никак! Те, кто любил, продолжают любить, те, кто не любил, никогда не полюбят!

- Какой в таком случае смысл получать Госпремию?

- Как какой? Президента увидел. Чуть-чуть пообщались. Он выпил с нами шампанское, буквально с каждым чокнулся... Потом там было такое количество замечательных людей! Я сидел в одном ряду с Нееловой и Яковлевой. Рядом сидел Маковецкий, впереди меня сидели Фрейндлих, Ульянов, Демидова... Посидеть рядом с такими актерами - и то приятно. Мы с Вишневой сидели и не верили, что видим их живьем!

- Кто для вас идеал женщины?

- Для каждого человека идеал женщины - это его мать. У меня была замечательная мама. Она была физиком, работала педагогом.

- Что же яблочко от яблони так далеко укатилось?

- Наверное, потому, что мама всегда разрешала мне все делать по-своему, она считала, что у меня должно быть свое мнение обо всем... Помимо этого у меня есть много женских идеалов - я обожаю Вивьен Ли, очень люблю Одри Хепберн, Марию Каллас. Обожаю Пугачеву - это мой идеал на русской эстраде.

- Вы с Аллой Борисовной не знакомы?

- Не знаком, но я очень давнишний ее поклонник: наряду со сказками на пластинках - я собирал пластинки Пугачевой.

- Может быть, после выхода интервью она вам позвонит и скажет: "Коля, это Пугачева". А вы, как Наталья Медведева, ответите: "Это какая Пугачева?"

- Я так не скажу, потому что этот голос я узнаю из миллиона... Еще я обожаю Елену Васильевну Образцову. Для меня это идеал актрисы и женщины, которая ничего не боится. Я уж не говорю о таких богинях, как Уланова, Семенова, Максимова, с которыми мне удалось встретиться по жизни.

- В чем тайна обаяния женщины? Вы пытались разгадывать?

- Я считаю, что не надо разгадывать тайны, это уже становится непривлекательным.

- Какой самый большой недостаток и самое большое достоинство у женщины? Есть вообще у женщины недостатки?

- Наверное, есть, но у каждой это проявляется по-разному. Все зависит от личности: кому-то нравится белый цвет волос, кому-то черный, кому-то нравится веселая женщина, кому-то не нравится... Я уважаю прежде всего сочетание красоты и таланта. Когда человек талантлив, все, что он ни делает, делает его безумно красивым. Приведу пример - не женский, а мужской: я много общался с Владимиром Викторовичем Васильевым - в репетиционном: он мне что-то показывал, объяснял, ставил.

Очень часто мы ругались по поводу постановок - я отстаивал свое мнение. Но, когда Васильев начинал двигаться, я видел гениально созданного человека. Он гениален, когда двигается, от него невозможно глаз отвести. Несмотря на то, что у него для танцовщика весомый возраст и он не в классической форме, но когда Васильев просто двигал руками, это уже было очень красиво. И это все при том, что мы могли ругаться, вернее, спорить, и он не всегда со мной соглашался. В момент своего творчества каждый талантливый человек красив!

- А кто скажет, что Марина Цветаева, Лайза Минелли, Барбра Стрейзанд - не красавицы?

- Для меня Барбра Стрейзанд не просто красавица - она гений красоты.

- А идеал мужчины?

- Здесь сложнее, потому что мужчины далеки от идеала. Есть какая-то песня: "Мужчина - ангел с виду, мужчина - демон в глубине". Наверное, это правда. Как актер я обожаю Роберта Тейлора, из наших - Алексея Баталова: этот человек мне интересен, он потрясающий чтец, феноменально озвучивает мультфильмы. Все, что он делает, мне очень нравится: с самого детства - и до сих пор.

- Стихи писали в юности?

- Никогда. Я бесталанный человек.

- А если влюблялись, чем завоевывали? Как не написать любимому человеку стихи?

- Ничем не завоевывал. Пушкин до меня написал гораздо лучше. Зачем же я буду писать? Человек должен делать все очень хорошо. Для меня те, кто пишет стихи и сочиняет музыку, - уже что-то космическое. У меня таких способностей нет.

- От высоких материй перейдем к более простым: вы носите длинные волосы. В школе, наверное, учителя требовали постричься?

- В школе я всегда носил то, что считал нужным. Я вообще делаю то, что считаю нужным. К тому же в школе я был коротко стрижен. Когда вышел из стен школы, стал стричься так, как считаю нужным, как вижу себя на сцене. В жизни мне абсолютно все равно, как я выгляжу. Если кому не нравится - пусть не смотрят.

- А вот эта пятичасовая щетинка на щеках, вы ее всегда носите?

- Достаточно часто! Я не люблю бриться.

- И что - разрешают с щетинкой выходить на сцену?

- Нет. Перед выходом меня гримируют - и ничего этого не будет видно.

- Почему вы не заведете дома кошку?

- За ней надо ухаживать. Кошка - это ответственность. Когда я жил в коммунальной квартире здесь, моя соседка завела котенка. Мы, все соседи, его пестовали. Я обожал эту черную кошечку и был к ней очень привязан. Живое существо - это ответственность.

- За вас кто-нибудь несет ответственность?

- Я сам за себя отвечаю.

- Просто киплинговская кошка, которая гуляет сама по себе!?

- Да, я кошка, которая гуляет сама по себе.

- Все ли вы получили от жизни, что хотели?

- Господи, как можно об этом говорить в 27 лет? Нет, конечно. У меня дома стоит жираф из красного дерева. Я привез его из ЮАР. На его шею я вешаю на ленточках свои награды. Шея у него очень длинная. Хватит на многие новые награды... Впрочем, это совсем не то, что я хочу получить от жизни. Самое главное - завоевать уважение людей. Когда я стал участвовать в телепередаче "Взгляд", то в метро - а я пользуюсь общественным транспортом - ко мне стали подходить люди, некоторые благодарили за то, что я отстаивал свои взгляды и идеи. Мне было это очень приятно. И вообще лучшая похвала для меня, если скажут: "Ну вот, человек ведет себя честно!" У Блока есть замечательное стихотворение:

О, я хочу безумно жить: Все сущее - увековечить, Безличное - вочеловечить, Несбывшееся - воплотить.

Если кто-нибудь скажет про меня, что я - "дитя добра и света", я буду очень счастлив...

- Положим, о том, что Николай Цискаридзе - "свободы торжество", уже сейчас можно сказать.

- Да, я очень люблю свободу. Завидую свободным лебедям - они могут полететь, куда хотят.

@@@
Иголка принцессы Дианы
Кое-что об уходящей натуре
Москва будет Парижем XXI века
Не наша, но и ничья Европа
Новый руководитель ТВС собирается вернуть канал на федеральный уровень
Последний романтик эфира
При нынешнем законе о СМИ авторитаризм не построишь

Программа для руководства страны

@@

"Зрителям интересна моя личная позиция", - считает ведущий программы "Постскриптум" Алексей Пушков

2002-10-11 / Наталья Яшина Каждую субботу канал ТВ-Центр предлагает вниманию зрителей аналитическую программу "Постскриптум". О передаче, об отношениях с руководством канала рассказывает ее автор и ведущий Алексей Пушков.



- Программе "Постскриптум" - пятый год, за это время на других каналах появлялись и исчезали информационно-аналитические передачи, а ваша - стабильна. Но у нее рейтинг довольно низкий, вас устраивает такое положение?

- Рейтинг низкий? Не согласен. Смотря с чем сравнивать. Если с передачами Евгения Киселева или Николая Сванидзе, то рейтинг сопоставимый. Первый, второй каналы и - в известной степени - ТВС имеют преимущество по охвату аудитории, "Итоги" к тому же в эфире больше 10 лет. А канал ТВЦ сравнительно молодой, еще недавно это был чисто московский канал со всеми свойственными ему недостатками. Я считаю, что рейтинг у передачи "Постскриптум" приличный. Нередко мне удается обойти моих конкурентов на более сильных каналах - того же Сванидзе. Неоднократно программа обходила и Киселева, и Познера. Передача стабильно держит 10-12-ю часть аудитории, смотрящей в этот момент телевизор. Я считаю, что это хорошо. К тому же программа выходит в субботу, время повышенной конкуренции. Воскресенье удобнее для того, чтобы смотреть телевизор, поскольку все уже дома и готовятся к новому рабочему дню. Я бы с большим удовольствием выходил в воскресенье в 20.00. Вы посмотрите, все аналитические программы, выходящие в воскресенье, - "Времена", "Намедни", "Момент истины", "Итоги" и "Вести недели" - находят свою аудиторию, хотя их целых пять на один вечер. В субботу ситуация намного сложнее.

- Ваша программа довольно субъективна по комментариям. Вы часто даете характеристики персонажам и событиям, не ссылаясь на источник. Эта субъективность объясняется тем, что кто-то дает вам установки?

- Мне никогда никто не указывал, что нужно говорить. Иногда на уровне руководства канала мне предлагают осветить ту или иную тему, но характеристики и оценки, которые я даю, мои собственные. Насколько они субъективны? Видите ли, в аналитической программе может быть интересна личность ведущего, то, как он видит данную проблему и почему именно так. Зрителям интересна личная позиция автора программы, если им интересен сам автор. Думаю, что на определенном уровне развития личности субъективность превращается в объективность. Например, я никогда не скрывал, что к Анатолию Чубайсу у меня очень скептическое отношение и как к политическому деятелю, и как к человеку.

- Вы согласовываете с Олегом Попцовым и людьми из московской мэрии содержание передачи?

- С московской мэрией - никогда, потому что есть руководитель канала. Говорить о жестком согласовании с Олегом Попцовым тоже нет оснований. Он мне периодически звонит в пятницу или в субботу и просто интересуется программой. Я не помню случая, чтобы он мне что-то запретил. Руководители мэрии больше высказывают свое мнение постфактум. Но, поскольку московское правительство владеет каналом, я бы не удивился, если бы они проявляли больше интереса. Я очень доволен, что все руководители мэрии, с которыми я общаюсь, относятся к программе с уважением. Иногда мне говорят, что было бы неплохо осветить определенную тему, тогда я смотрю, соотносится ли она с логикой программы.

- А почему вы тогда заняли позицию Шалвы Чигиринского и стоящих за ним московских структур и обрушились с критикой на Романа Абрамовича?

- Я не считаю, что московский нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) должен быть частной компанией. Если бы московское правительство начало передавать его в частные руки, я бы в своей программе выразил по этому поводу большое сомнение. Но оно не будет этого делать, потому что тогда снабжение огромного мегаполиса попадет в руки крупной олигархической группировки. Обратите внимание, что ни одной личной нападки на Романа Абрамовича в программе не было. Было сказано, что он считался "кошельком "семьи" - все об этом писали, потом он ушел в тень, став губернатором Чукотки, а теперь он хочет захватить НПЗ. Здесь нет ни одной личной нападки, я представил факты. Я считаю, что НПЗ должен быть муниципальной собственностью. В России может быть только социал-демократическая политика, то есть крупные общенациональные структуры должны принадлежать государству. Если плохие бюрократы управляют, меняйте бюрократов. Российский бизнес должен сначала стать честным, прозрачным. Если же "Газпром" приватизировать, он будет давать бюджету уже не 20%, как сейчас, а 3%, все же остальное будет оседать в банках - швейцарских и американских.

- Как публицист вы стали известны раньше, нежели как телеведущий. Ваш коллега Михаил Леонтьев как-то сказал, что телевидение - удел глупых людей, что для него важно не снизить свой интеллектуальный уровень. Для вас такая проблема существует?

- Я согласен, что телевидение преимущественно удел глупых людей. Но на телевидении есть возможность оставаться умным. Я не считаю, что деградировал. На телевидении просто нужна другая форма выражения мысли. При этом оно не глупее того общества, в котором существует. Когда я прихожу вечером после программы домой, очень люблю смотреть какую-нибудь полную ерунду, желательно какой-нибудь боевик. Согласен с Леонтьевым, но не считаю, что все так драматично.

- Если со своей должности будет снят Олег Попцов, какова будет ваша реакция?

- Если бы его сняли, то канал потерял бы человека умного и хорошо знающего свою работу. Я бы не обрадовался, потому что видел других руководителей. У Олега Попцова есть одно великое качество, он - индивидуальность. За это я его уважаю. Другие руководители часто ценят только себя, а Попцов со всеми находит общий язык, поэтому на канале сосуществуют довольно разные точки зрения. Он никогда не пытался меня в чем-то переубедить, потому что он понимает, что залог успеха программы "Постскриптум" в наличии у меня собственной позиции. Для него главная задача, как я понимаю, дать человеку, которому он доверяет как личности, выражать себя.

- А если управление каналом ТВ-Центр перейдет к Владимиру Евтушенкову, вы себя там видите?

- Я знаю Владимира Евтушенкова достаточно хорошо. Это человек, который меня привел на канал. Можно сказать, что он крестный отец программы, так как, несмотря на то что тогдашнему, самому первому руководству канала я не понравился, он дал мне возможность утвердить программу на канале. Я ему очень признателен за это. У меня с ним хорошие личные отношения, которые не претерпели изменений с тех пор, как я с ним познакомился в 1998 г. Но Евтушенков был бы совершенно другим руководителем, нежели Попцов. Не думаю, что мы с Евтушенковым будем так же часто беседовать по поводу содержания моей программы, обсуждать с ним, как ее улучшить, как это делаем с Попцовым. Это был бы другой тип руководства, ведь Евтушенков прежде всего крупный бизнесмен.

- Как вы оцениваете финансовую стабильность канала?

@@@
Программа для руководства страны
РФ, Шекспир и прочие должники Латвии
Ретро всегда в моде
Рунет глазами социолога
Старье берем?
Счастлив, что лыс
Телепаутина

Тоска зеленая и чудики

@@

Телепузик недели – коллективное неведомое

2006-01-13



На второй праздничной неделе смотреть телевизор стало совсем затруднительно. Сказать прямо – в лом. Мы и за первую-то неделю перегрузились. Фанерной попсой, дубовым юмором да советскими кинобайками.

Тоска зеленая! Ни тебе аналитики, ни тебе политологов на экране – хоть плачь. Верите ли, по Пушкову с Павловским затосковал!

Но делать нечего. Вся страна гуляет, а чем политики и аналитики хуже? Тоже ведь российские граждане.

Но информационные передачи все же выходили. Правда, новости почему-то были короче по времени, чем обычно. Сокращенные типа. А если честно, то куцые. Базировались в основном на зарубежных сюжетах. Так что про птичий грипп в Турции и болезнь Шарона в Израиле я теперь знаю все. До мельчайших (и излишних) подробностей.

@@@
Тоска зеленая и чудики
Юность Максимыча