"Все, как мухи, выздоравливают"

@@

Вспышки инфекционных заболеваний в Татарии выявили экологическое неблагополучие в ряде населенных пунктов республики

2001-09-04 / Олег Незванов



Задолго до Дня Республики, одиннадцатый год празднуемого в Татарии 30 августа, местные злые языки обозвали его пиром во время холеры. А все из-за того, что 19 июля текущего года мальчишку из поселка Большие Клыки, входящего в казанский спальный микрорайон Азино, увезли на "скорой помощи" в инфекционную больницу с диагнозом холера. Мальчишка так ослаб и исхудал, что врачу пришлось на руках отнести его в отделение реанимации. Вслед за ним в больницу с тем же диагнозом попали еще два подростка.

Азино, обширный микрорайон на задворках Казани, куда власти сселили из других районов города, преимущественно из центральных, обитателей так называемого ветхого жилья, которое теперь капитально реставрируется или сносится вовсе. Как сердито, но отнюдь не беспочвенно острят все те же злые языки: из старых трущоб нас переселили в новые. В июле, в самую жару, Азино сидело без воды. Зато рядом с многоквартирными домами-муравейниками прорвало канализацию и образовалось целое озеро. Дурно пахнущее. Но дети бывших обитателей трущоб все равно в нем купались, ибо ехать до Казанки с ее пляжами далеко, долго и накладно.

Итак, первые больные холерой появились в Казани 18 июля, а общественность узнала об этом лишь неделю спустя, 25 июля, когда санитарный врач города Нина Пигалова, появившаяся в информационной программе местного телеканала, сообщила общественности о том, что трое подростков заболели тяжелой формой острой кишечной инфекции. Число больных холерой день ото дня увеличивалось в арифметической прогрессии.

А 30 июля зарегистрирован первый смертельный исход. В этот день в Казань приехал главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. Он собрал в кабинете министров местную прессу. Еще никто до него не говорил о столице Татарии и ее чиновниках столь нелицеприятно. Полуразрушенный Ленск, по его словам, чище Казани. И в слово "чище" главный санврач России вкладывал куда более широкий смысл. Только после этого власти вышли из состояния ступора. Зловонный пруд в Азино, где купались не только дети, но и взрослые (158 человек!) был осушен, посыпан вымоченными в солярке опилками и сожжен. И сверх того - засыпан грунтом. Прорыв канализации устранили силами неповоротливого "Водоканала". В жилом фонде микрорайона Азино появилась наконец вода. В инфекционной больнице # 1 на улице Вишневского, представляющей печальное зрелище (оглядев больницу, Геннадий Онищенко спросил: "А эта постройка какого века?"), были развернуты три холерных госпиталя. Врачи пошли с обследованием по домам и квартирам. Внеплановому обследованию подверглись работники общепита, торговли, жилкомхоза и детских учреждений. Шесть рынков города закрыто на неопределенный срок. Наконец, власти республики выделили на борьбу с холерой 6,5 млн. рублей, а прокуратура Казани возбудила уголовное дело по факту "вспышки холеры".

Оживилась и местная печать. Уже 3 августа газеты публикуют сообщения о том, что "вспышка холеры окончательно локализована". Через десять дней, 14 августа, официоз "Республика Татарстан" дала на первой странице информацию: "Холера побеждена". Именно в эти дни просочились скупые сообщения о больных в Высокогорском и Алькеевском районах республики. Тон жизнерадостных газетных сообщений нарастал, пока не перешел в истерику. Главный санитарный врач Татарии Виктор Морозов сообщил газете "Казанские ведомости" о том, что "по последним данным, в Казани зарегистрировано 70 случаев заболевания холерой - 53 больных и 15 вибриононосителей". И тут же он заявил, что "каждый день из больниц выписываются по 50-60 человек", чем напомнил казанцам попечителя богоугодных заведений Артемия Филипповича Землянику из комедии Гоголя "Ревизор". "С тех пор, как я принял начальство, - рапортовал тот Хлестакову, - может быть, вам покажется даже невероятным, - все как мухи выздоравливают. Больной не успеет войти в лазарет, как уже здоров; и не столько медикаментами, сколько честностью и порядком".

В разгар этого жизнерадостного ажиотажа была парализована работа лаборатории - она, как водится у нас, в Казани, осталась без воды. А в соседствующем с Казанью Высокогорском районе новая напасть - четыре десятка человек, купавшихся в местном озерце, в основном дети, попали в больницу. С диагнозом… нет, не холера - лептоспироз, иначе говоря, водная лихорадка, инфекционная болезнь, характеризующаяся поражением почек, печени, нервной системы. Злые языки говорят, что врачам запретили ставить диагноз - холера. За лептоспирозом пошел сальмонеллез…

@@@
"Все, как мухи, выздоравливают"
Английский дом
Бедная Вера и богатая жизнь
Выбор датской принцессы
Дед Мороз и дипломированные эльфы поставят чудеса на поток
Дети будут голосовать вместе со взрослыми
Евгений Крылатов: "По характеру я не лидер и не боец"

Жена президента любит готовить и принимать гостей

@@

Виолетта Кокова считает, что не должна быть в стороне от проблем, которые волнуют ее мужа

2001-05-15 / Мария Бондаренко



ОНА встретила на пороге дома радушно и тепло. Пышные волосы, большие глаза и приветливая улыбка. Со словами "чувствуйте себя как дома" провела в гостиную, усадила за стол, поставила передо мной стакан гранатового сока: "Для вас, только что выдавила". Видно, что очень спешила, даже фартук не успела снять. Сразу пропала скованность, появилось ощущение, будто мы уже очень давно с ней знакомы.

У Виолетты Таубиевны, жены президента Кабардино-Балкарии Валерия Мухамедовича Кокова, весь день распланирован по минутам. Большую часть времени занимает работа в детском туберкулезном санатории, которым она заведует. Масса хлопот ждет ее в республиканском Союзе женщин, других общественных организациях. Виолетта Таубиевна - мать двоих детей, бабушка троих внуков. Она же и хозяйка дома, в котором почти каждый день бывают гости. А кто бывал на Кавказе, знает, что такое кавказский стол…

"Жена президента - звучит слишком громко, - с улыбкой говорит Виолетта Таубиевна. - И признаться честно, в ранг "президентши" я как-то не вписываюсь. У меня нет охраны, своих портных и косметологов. Вы можете меня встретить с сумками на рынке, покупающей мясо и зелень. Бегающей по инстанциям для решения бесконечных проблем, связанных с санаторием. Уставшей после бессонной ночи, проведенной с больной внучкой. Одним словом, я ничем не отличаюсь от большинства женщин, которые разрываются между работой и домом".

Виолетта Таубиевна ставит на стол большую тарелку хычинов с сыром. "Это мое коронное блюдо, - говорит она. - Знаете, как тесто на хычины надо замесить и раскатать?" (Я не смогла признаться, что когда-то, после очередной командировки в одну из кавказских республик, пыталась приготовить хычины, но при всем моем старании вместо хычинов получились пирожки.) Затем хозяйка принесла другое, тоже национальное блюдо - джедлибже, что в переводе на русский - курица в сметане. (Мне, человеку, не искушенному в кулинарии, не удалось даже запомнить, из каких приправ приготовлен соус к этому блюду). А еще были пельмени...

- Виолетта Таубиевна,- спрашиваю ее, - как вам удалось приготовить столько блюд за один раз? И все так вкусно! К тому же, наверное, сегодня в вашем доме будут еще гости?

- Муж приглашает своих гостей не в ресторан, а домой, - отвечает она с гордой улыбкой. - А у президента республики, как понимаете, всегда много гостей. И я довольна, когда люди приходят в наш дом. К тому же домашняя еда куда лучше и разнообразней ресторанной. Здесь стол можно украсить всевозможными соленьями, капустой с лучком, любимыми пирожками с картошкой, неизменными пельменями… Согласитесь, что человеку, часто бывающему в командировках, хочется именно домашней еды.

За столом наш разговор как-то незаметно перешел к работе. Откровенничая, Виолетта Таубиевна рассказала, что на днях она видела в магазине красивые детские куртки.

- Вот бы моим детям такие пуховики! Уж они бы порадовались.

- Так купите, - посоветовала я ей.

- Не могу, много денег надо. Хорошо, если бы спонсоры нашлись.

- Неужели куртки настолько дороги?

- Но мне же надо не одну и не две. В санатории-то около ста ребятишек возрастом от 7 до 15 лет. Почти все они из многодетных и малообеспеченных семей. Так хочется их порадовать.

К слову сказать, добрая половина кавказских женщин вообще не работает. Традиции предполагают, что забота женщины - семья, дом. Тем более не работают жены мало-мальски обеспеченных кавказцев. А тут - жена президента. В памяти всплывают еще несколько жен руководителей национальных республик, проводящих свое время не только у домашнего очага. Но, как правило, это руководство каким-нибудь благотворительным фондом, Союзом женщин, например, или Опекунским советом. Все это, бесспорно, необходимые, богоугодные и полезные занятия, но не работа в ее традиционном, "земном" понимании - с режимом работы, каждодневной суетой, будничной рутиной, усталостью после трудового дня...

Санаторий, в котором трудится Виолетта Кокова, - первый в республике туберкулезный санаторий. Здание послевоенной постройки, которое надо постоянно латать и ремонтировать. На первом этаже, прямо у входа, - кабинет заведующей: всего несколько квадратных метров. Стандартную обстановку дополняет картина на стене (видимо, подарок местного художника), скромный ковер на полу, букетик цветов в изящной вазе.

По профессии Виолетта Таубиевна - детский врач. У нее двадцатилетний стаж работы в санатории, не считая трудовых будней в других больницах Кабардино-Балкарии. "Вместе с ней мы работали в селе Старый Лескен, - говорит врач Елена Срукова. - Кокову в первую очередь уважали потому, что она не только первоклассный специалист, но и человек, для которого чужая беда, помощь человеку и есть ее работа".

Детский туберкулезный санаторий... Согласитесь, жена президента могла бы найти место поспокойнее, да и посолиднее. Для Коковой - это не просто какое-то медучреждение. Здесь всю свою жизнь проработала медсестрой ее мама Екатерина Сергеевна. Около сорока лет работает преподавателем ее родная сестра Инна Дадова. Она хорошо помнит, как первый раз пришла сюда маленькой девчонкой. Холл санатория тогда показался огромным, а лестница, что ведет на второй этаж, - торжественной и парадной. Но вскоре первые радужные впечатления уступили место другим, когда она увидела, как по этой же лестнице ее мама носит, именно носит, больных детишек: в санатории находились на лечении только "лежачие" больные.

Сегодня с Виолеттой Таубиевной работают и те, кто когда-то был рядом с ее мамой: Клавдия Шевченко, Любовь Ошнокова, Лидия Гончарова, Лариса Напушева и другие. Они для нее стали родными людьми, вместе прожили не один десяток лет. Говорят, Кокова очень похожа на свою маму.

Врач Любовь Ошнокова 36 лет назад пришла работать сюда молодым специалистом. "В то время, - вспоминает она, - в нашем санатории были только тяжелобольные - и взрослые, и дети. Здесь проводились сложнейшие операции, часто приезжали профессора из Ленинграда, куда и мы нередко отправляли своих пациентов на операцию. Но и тогда, как, кстати, и сейчас, главным вопросом оставалось питание больных - все-таки туберкулез. Екатерина Сергеевна, а она была диетсестрой, переживала больше всех: присутствовала на всех завтраках, обедах и ужинах, постоянно приносила из дома еду. Сама она очень любила и умела хорошо готовить, угощала и больных, и нас, своих коллег".

"Сегодня наша медицина, - продолжает Ошнокова, - это сплошная нищета, и тех крох, которые выделяются на ее нужды, конечно же, не хватает. А ведь у нас именно та категория больных, которым нужны не только дорогие медикаменты, но и высококачественное питание. На мой взгляд, содержать сегодня "туберкулезную" койку, пожалуй, труднее, чем какую-либо другую. И несмотря на массу сложностей, все последние 30-40 лет у нас сохраняется костяк коллектива. Согласитесь, была бы Кокова посредственным руководителем, разве такое было бы возможно?"

"Обычно срок лечения в санатории - три месяца, - делится с нами Виолетта Таубиевна. - Но мы не всегда выдерживаем эти сроки. Да и можно ли отпустить домой ребенка, зная, что у его отца, извините, кровохарканье, и он еще не закончил курс лечения? Какие здесь могут быть инструкции? И хорошо, что нас понимают в этом вопросе вышестоящие инстанции".

Кокова убеждена, что трудных подростков не бывает, просто иногда взрослые не могут найти с ними общий язык. "У нас в санатории, - рассказывает Виолетта Таубиевна, - есть негласное правило: если мы заметили, что кто-то из сотрудников санатория грубо обращается с ребенком, то ему здесь уже не работать. Может, это жестоко, но зато справедливо по отношению к детям".

Конечно, не все дети с первого дня уютно чувствуют себя в санатории. А тем более те, кто вообще впервые в своей жизни выехал за пределы родного селения. Им нужно время, чтобы обжиться, привыкнуть, поэтому санаторий выглядит не как лечебное учреждение, а как уютный дом.

Уже в холле ребенка встречают метровые мягкие игрушки - целый "зоопарк". И это не выставочный вариант. Обезьяне можно пожать лапу, погладить собачку или потрепать за ухо зайца. Эти игрушки выбирала и покупала сама Виолетта Таубиевна. В санатории нередко устраиваются "сладкие" дни. Каждый подросток получает в подарок конфеты, печенье или другие сладости, причем целую коробку. Наверное, поэтому дети прозвали Виолетту Таубиевну "сладкой мамой". "Да, насколько это позволяет, стараемся баловать наших детей, - говорит она. - Для них это настоящий праздник. Ведь дома далеко не каждый может получить такой "сладкий" подарок. И я рада, что в нашей Кабардино-Балкарии есть спонсоры, которые не жалеют средств, чтобы доставить больным детям радость".

В республиканском Союзе женщин, который был создан пять лет назад, Виолетта Кокова возглавляет комиссию по охране здоровья женщин, материнства и детства. По словам председателя Союза Раисы Шоровой, они не ошиблись в выборе кандидатуры. Кому как не врачу Коковой знать эти проблемы. В комиссии большинство вопросов связано с больными детьми. Бывают случаи, что ребенку срочно требуется операция, которую могут сделать только в Москве. Например, как это было с мальчиком из Майского района республики, получившим сильнейшие ожоги - до 80%.

"Обеспеченные люди, как правило, к нам не обращаются, - говорит Раиса Шорова. - Виолетта Таубиевна помогла семье, в которой серьезно заболела мама, воспитывающая одна двух дочерей-школьниц. Ей срочно требовалась операция. И даже после успешной операции она не оставила эту семью без внимания. Приходится заниматься и не совсем свойственными врачу делами - выбивать больницам медикаменты, дорогостоящую аппаратуру. И в том, что сегодня у нас в республике детям, больным сахарным диабетом, выдаются глюкозометры, а страдающим глухотой - слуховые аппараты, ее заслуга".

По словам Раисы Шоровой, им часто с В иолеттой Коковой приходится бывать в районах, встречаться там с женщинами, проводить праздники: День матери, День семьи… "И каково же бывает их удивление, - говорит Раиса Шорова, - когда они узнают, что это жена президента нашей республики. К сожалению, у нас на Кавказе не принято говорить вслух о женах больших руководителей. Видите ли, менталитет не позволяет. А зря: Виолетта Таубиевна хорошо дополняет Валерия Мухамедовича. Считаем, что нашему президенту очень повезло с женой. Они очень подходят друг другу. Когда я бываю у них дома, даже в выходной день, Виолетта Таубиевна всегда в работе - готовит, стирает, убирает… И невольно думаю: какой сильной надо быть, чтобы вот так, без отдыха, работать изо дня в день".

- Я люблю семейные вечера, - говорит Виолетта Таубиевна. - Когда муж приходит с работы, я кормлю его ужином, и мы можем спокойно посидеть и поговорить. Говорим о детях, внуках и, конечно же, о работе.

- А советуется ли с вами по своим президентским делам Валерий Мухамедович?

@@@
Жена президента любит готовить и принимать гостей
И много-много радости детишкам принесла
Как выжить на полигоне
Как этот документ попал в мои руки
Когда наступает последняя свобода
Крестьянская память о войне
Манеж, где возможно все

Недоросли-убийцы

@@

Сделать из оступившегося подростка профессионального преступника помогают равнодушие взрослых и кошмар колоний для несовершеннолетних

2002-07-04 / Татьяна Каретина



В минувшую среду в Ленинском районе Подмосковья сотрудники милиции задержали банду несовершеннолетних преступников. Уже точно известно, что три парня и две девушки, старшему из которых едва исполнилось 14 лет, в течение длительного времени занимались бродяжничеством. Но это не главное: привыкшие к вольной жизни подростки подозреваются в... убийстве.

В областном ГУВД рассказали, что несколько дней назад на свалке в районе местечка Саларьево местные жители наткнулись на еле присыпанный землей изувеченный труп мужчины. По мнению судмедэкспертов, неизвестные несколько раз ударили несчастного по голове металлическими прутками. Впрочем, медики отметили одну особенность: били, видимо, не очень сильно. Из этого и было сделано ужасающее предположение, что убийцами вполне могли оказаться малолетки. Отыскать злоумышленников было несложно, и уже в среду пятеро молодых людей оказались в кабинете следователя УВД Ленинского района. Пока еще точно неизвестны все обстоятельства дела, но, по некоторым данным, незнакомца они били все вместе.

Несмотря на очевидность состава преступления, четверым молодым убийцам не грозит буквально ничего. И только в отношении 14-летнего подростка будет возбуждено уголовное дело: согласно ст. 20 УК РФ лица, не достигшие 14-летнего возраста, к уголовной ответственности не привлекаются.

Мы привыкли ко всему

В начале 1995 года Москву потрясло чудовищное событие: в небольшом микрорайоне Бусиново была обнаружена задушенная собственными колготками 5-летняя девочка. Выяснилось, что ее убийцами были двое соседских мальчишек-второклассников, живших по соседству. Улучив момент, когда родителей девочки не было дома, они зашли в квартиру, задушили ее и забрали... 50 рублей.

Тогда столица пришла в ужас. Сегодня такими преступлениями вряд ли кого удивишь. Специалисты утверждают, что большинство подростков попадаются на кражах и хулиганствах, но нередки и более серьезные преступления. По словам начальника отдела по предупреждению преступлений среди несовершеннолетних ГУВД Москвы Фатимы Козняковой, "обстановка на сегодняшний день сложилась довольно удручающая: число малолетних правонарушителей постоянно увеличивается".

Наверняка влияет на рост преступности и равнодушное отношение общественности: никого уже не шокирует несовершеннолетие убийц, насильников и проституток. К тому же сами родители не несут за своих детей-преступников никакой ответственности. Согласно статьям 150 и 151 УК РФ к уголовной ответственности привлекаются только лица, которые вовлекают несовершеннолетнего в совершение преступления или в совершение антиобщественных действий. А родители, получается, как бы и не виноваты в том, что под крышей их дома выросло маленькое чудовище.

По утверждению Фатимы Козняковой, "подавляющая часть малолетних правонарушителей из вполне "благополучных" семей: у ребенка есть оба родителя, они не алкоголики и прилично зарабатывают". Хотя что считать критерием благополучия? Зачастую в "нормальных" семьях дети испытывают куда большую нехватку родительской любви и внимания.

"Детей нужно любить!"

В Городском психолого-медико-социальном центре Московского комитета образования корреспонденту "НГ" рассказали, что за помощью обращаются не сами неблагополучные дети, а взрослые, которым приходится с ними работать: учителя, воспитатели, сотрудники милиции, родители. Сами дети считают себя вполне благополучными и нормальными.

По мнению одного из сотрудников центра, "дети совершают преступления, потому что они не знают, что такое хорошо, а что такое плохо: на улице им интереснее, чем в школе, а в подвале уютней, чем дома". Именно улица с ее сомнительными авторитетами и жестокостью делает из ребят алкоголиков, наркоманов и - преступников. Но далеко не все малолетние проститутки, воры и прочие преступники - несчастные жертвы. По словам психологов, многие из них просто ленятся работать и учиться и ищут легкой красивой жизни.

И все же основной причиной дезадаптации детей психологи считают недостаточное количество внимания, которое родители уделяют своим чадам: "Пока мама не отведет сына в зоопарк, он будет мучить кошек, а пока папа не купит ему мороженое, ребенок будет сладкое воровать. Детей нужно воспитывать, их любить нужно!"

Ужас "малолетки"

Фатима Кознякова говорит: "Некоторые убийства, в которых виновны несовершеннолетние, зачастую превосходят по жестокости и изощренности преступления, совершаемые взрослыми людьми". Трудно сказать, связаны ли эти два факта, но известно, что обстановка в воспитательных колониях для несовершеннолетних тоже гораздо более тяжелая, чем в обычных "зонах".

Сегодня в России 63 воспитательных колонии для несовершеннолетних, из них 3 - для девочек. А в пенитенциарных учреждениях всех типов содержатся около 45 тысяч детей и подростков - чуть меньше всего тюремного "населения" Франции.

Меру наказания для подростка определяет комиссия по делам несовершеннолетних: спецшкола, СПТУ, центр временной изоляции или воспитательная колония. Если преступник не отсидит свой срок до наступления совершеннолетия, то из колонии он сразу же попадает на взрослую "зону".

@@@
Недоросли-убийцы
Обезьяны – взрослые дети
Рейдом по беспризорникам
Сабантуй - московский праздник
Сорокин и Лимонов встретились в кино
Так жить можно
У детской боли нет национальности

Чиновник грязи не боится

@@

Знаменитый новгородский курорт теряет свой исторический облик

2002-02-18 / Андрей Рискин



В этом году традиционно отмечаемый в феврале в Старой Руссе день памяти Федора Достоевского прошел на фоне "войны" между администрацией грязевого курорта и местными экологами и краеведами. Причина конфликта - работы по реконструкции грязевых озер, приводящие, по мнению экологов, к изменению ландшафта и уничтожению уникальных грязевых запасов здешних озер. Федор Михайлович в этом споре используется, кстати, как весомый аргумент.

Заведение минеральных вод начали строить в Старой Руссе еще в начале XIX в., когда в 1828 г. лейб-медик Раух обратил внимание на то, что дети и взрослые "пачкались в грязной яме" заброшенного соляного источника, в результате чего "исцеляли краснуху, ломку костей и другие хвори". Лечебная старорусская грязь (специалисты говорят, что Баден-Баден тут и рядом не стоял) образуется и хранится в девяти искусственных водоемах, питающихся водами минеральных источников, причем шесть озер расположены на территории курорта, ставшего в свете последних веяний акционерным обществом. Часть грязи была безвозвратно утеряна в ходе Великой Отечественной войны после разрушения немцами береговых укреплений и плотин.

Сегодня полным ходом идут работы по очистке озер с использованием тяжелой землеройной техники. Причем любопытно, одни ученые утверждают, что в результате озера будут погублены окончательно, другие, напротив, уверены, что санация грязевым запасам только на пользу. Разнообразие мнений неудивительно, если учесть, что до сих пор неизвестна "схема" формирования грязей. Одни ученые полагают, что она состоит в основном из глинистых веществ, а другие - из органики и минеральных вод. В результате одни требуют уничтожить камыш и траву, которыми зарастают озера, а оппоненты, напротив, требуют их ни в коем случае не трогать. Экологов понять можно: в свое время тяжелой техникой была погублена основная часть запасов грязей на одном из главных озер комплекса - Среднем. Причем аргументы руководства АО "Курорт Старая Русса", настаивающих на очистке озер, оппонентов не убеждают. Сегодня, утверждают они, за деньги любые научные рекомендации можно получить... И предлагают вначале провести тщательные научные изыскания, а только потом подъезжать к озерам на бульдозере.

Озабоченность высказывают и краеведы. В свое время вокруг озера Южный разлив была построена деревянная галерея, а по краям стояли беседки, одна из которых была полностью стеклянной. В ней любил отдыхать Достоевский, почитывая свежую прессу. В войну галерея была разрушена, но в 50-х гг. прошлого века восстановлена. В середине 80-х ее опять - в ходе очередной реконструкции - уничтожили. Три года назад в ходе перестройки зачем-то снесли шатер над знаменитым Муравьевским фонтаном. Изящные деревянные дорожки, ведущие к озерам, заменили бетонными. По словам генерального директора курорта Виктора Петухова, "зато теперь на века". Уничтожается, по мнению краеведов, и парковый пейзаж курорта. Уникальная часть города, где отдыхали многие знаменитости - от Горького до Комиссаржевской, теряет исторический вид.

Городские власти, разумеется, на стороне г-на Петухова. Курорт, даже если он превратится в "Анталию по-русски", приносит львиную долю налогов в городской бюджет. В конце концов люди приезжают лечиться, полагают в администрации, а не бродить "по местам Достоевского".

@@@
Чиновник грязи не боится