"Все профессора экономики будут против вас..."

@@

Почти официальное заявление команды Гайдара...

2000-10-13 / Сергей Пархоменко От 27 февраля 1992 года

Заручиться согласием Петра Авена, ныне министра внешнеэкономических связей РФ, рассказать "НГ" о проблемах возглавляемого им ведомства удалось еще во время визита делегации России в Париж. Однако к концу почти двухчасового разговора стало ясно, что интервью отклонилось от заранее намеченной темы очень далеко. И на вопрос, можно ли считать сказанное чем-то вроде заявления российского правительства, можно ли расценить слова одного из министров как точку зрения команды Гайдара в целом, Авен ответил утвердительно.



-"Все профессора экономики будут против вас" - это была первая фраза, которую сказал, как только нас назначили, Марек Домбровский: он был госсекретарем в Министерстве финансов Бальцеровича и являлся его левой и правой рукой одновременно. Это наш очень старый товарищ. Так же как и Бальцерович, впрочем. Мы все знакомы много лет - с тех пор, когда никто из нас ни в каком правительстве еще не был и даже не думал, что когда-нибудь туда попадет.

И действительно, мы вскоре достаточно неожиданно для себя определили, что начинается критика со стороны людей, которые не удосуживаются ни прочитать наши документы, ни разобраться в программе. Мне очень хотелось бы прежде всего сказать об абсолютно несправедливых обвинениях, предъявляемых нам людьми, которые считают себя экономистами. Или даже таковыми в ряде случаев являются.

Только давайте по порядку.

Мы с самого начала взяли линию - меньше болтать. Потому что в последние годы все правительства что-то обещали: через месяц, через год, через полтора - счастье, рай. Это богатая коммунистическая традиция. Так вот, сразу было решено: не лезть. Не соваться на экран и так далее.

В этом обнаружились и плюсы, и минусы. Минусом оказалось, что наша избалованная вниманием к себе пресса очень обиделась: так как - не объясняют ничего... Второй минус, на мой взгляд, тот, что действительно с населением не работали: людям не объясняли ни как себя вести, ни что значит это повышение цен, ни почему вводится такой налог, например. Это действительно плохо. И этот недостаток мы теперь прекрасно понимаем. Но я просто должен заметить, что мы работаем по 20 часов в сутки. И чтобы идти на телевидение объяснять - особенно просто объяснять, что самое тяжелое, - время найти было трудно. В конце концов мы бросили это на одного Гайдара. Он очень хорошо выступает, особенно блестяще читает лекции. Хотя, как выясняется, для населения он говорит подчас слишком умно.

Да и вообще насчет того, как телевидение влияет на популярность, - это тоже большой вопрос. У нас выступал Абалкин постоянно или Николай Иванович Рыжков. У нас пример Раисы Максимовны Горбачевой: народ ее не любил, а никому не известные жены пользовались почему-то уважением и даже любовью населения...

Тем более что у нас опыта такого не было, никто из нас никогда политической деятельностью не занимался. Я, например, первое в жизни телевизионное интервью дал Би-би-си, на английском языке - вот неделю назад.

Но мы опять-таки о другом хотели говорить на самом деле. Экономика - это наука. Это серьезное дело, в котором много не просто слов, а много математики. Когда вы читаете книжку серьезную про экономику - надо думать: это не роман. Уравнения пишешь. Часами. Чтобы понять, что на самом деле может произойти. Кривые разные рисуются. Статистика собирается. Огромный опыт. И я хорошо понимаю футбольных тренеров, которые всегда напускаются на дилетантов.

Вот, например, недавно была ситуация: нас уговаривал "АвтоВАЗ" установить специальный валютный курс для исчисления цен на комплектующие изделия, которые они покупают за границей. И я просидел несколько часов: сначала сам, потом с Сергеем Глазьевым, моим первым заместителем; потом пришел Гайдар - мы его подключили; потом Джеффри Сакс появился - взяли и Сакса. Мы писали уравнения, для того чтобы понять - в каких случаях искусственный курс, вообще говоря, экономически оптимален. Отдельная проблема - когда при искусственном курсе бюджет выигрывает, а когда проигрывает...

Это многофакторная задача, которую трудно обсуждать с дилетантами. Но когда дилетанты в ответ начинают на вас гавкать - это неприятно. Если эти дилетанты - просто журналисты, скажем, вот тот же Миша Леонтьев, - обидно, конечно, но ладно. Но когда это дилетанты, которые считают себя экономистами, - вот это нас уже в некотором смысле достало.

Я хочу для начала сказать, что в этой команде, которая пришла с Гайдаром, все - лучшие, любимые ученики каких-то академиков. Лучшие! И любимые! Все - получали повышенные именные стипендии в университете. Гайдар - Ленинскую получал. У всех красные дипломы и так далее. Если интересно, я могу пофамильно назвать, кто чей любимый ученик.

- Давайте.

- Нечаев - любимый ученик Юрия Васильевича Еременко.

Машиц - любимый ученик Ясина.

Вавилов - любимый ученик Волконского и Петракова.

Шохин и Гайдар - Шаталина.

- Ясно. Кстати, маленькое отступление. Скажите, вы действительно министр на общественных началах?

- То есть?

- Вы продолжаете числиться как на основной работе в венском Международном институте прикладного системного анализа, откуда пришли в этот министерский кабинет?

- Ничего подобного. Я прервал контракт с институтом, но мое место за мной сохранено. То есть я не получаю ни зарплаты, ни прочего. Я могу вернуться, если меня, например, выгонят из правительства. И это совершенно нормальная форма: она принята во всем мире. Впрочем, в обозримой перспективе уходить я не собираюсь, как и мои друзья.

Так вот, я бы очень хотел обратить внимание на то, что, пока мы еще были учениками, к нам относились со значительно большим уважением, нежели когда мы вошли в правительство. Во всяком случае нас никто в идиотизме не подозревал. Нас отправляли на стажировки, нас оставляли в аспирантурах - вот именно тех, кто сейчас в этом правительстве, не кого-то другого. Поэтому рассчитывать, что есть где-то другие, которые лучше, - можно, но сложно.

Кроме всего прочего, я уж не буду говорить, что со всеми нашими учителями мы очень много писали вместе: не только статьи, а и книжки. И все это они воспринимали как классную, профессиональную работу... А сейчас получается, что мы такие - вроде придурков, которые занимаются какой-то полной ерундой и почему-то никого не слушают. Мол, вот теперь пришло новое правительство, а их не позвали. С ними не советуются. Все понятно: невостребованность некоторая привела к тому, что у некоторых из них проявилась естественная человеческая обида...

Это не относится к Шаталину, который действительно нас поддерживает, и мы ему очень благодарны. К Аганоегяну - тоже.

- Но зато это относится к Петракову.

- Да, в полной мере.

Николай Яковлевич - один из любимых наших учителей. Безусловно, он относится к наиболее сильным экономистам в стране. Но, бесконечно его уважая, мы с тем большим удивлением читаем некоторые его статьи, многое кажется нам в них тем более странным...

Так вот, давайте теперь по пунктам. Что говорит Николай Яковлевич Петраков?

Первое. Он говорит: правительство не взяло под контроль рубль, потому что оно не контролирует республики - и республики эмитируют.

Наивно предполагать, что такая простая мысль не приходит в голову членам правительства. Поэтому первое, что сделало правительство, - взяло бюджет, как вы знаете, под контроль. Сегодня бюджетом управляет только Россия.

То же самое - в отношении кредитной эмиссии. Все банки переведены на корреспондентские отношения с Центральным банком России.

- Это решено законодательно, но реально не исполняется. Физически этого не существует.

- Существует: на днях мы уже получили первое сальдо по корреспондентским счетам отдельных республик. Можно сказать, что это плохо организовано. Можно сказать, что это неточно реализовано. Можно сказать - посмотрим, как это на самом деле сработает. Но то, что этим кто-то не занимается вовсе, не озабочен этим, - таких обвинений уже не следовало бы выдвигать. Это настолько просто - ну что тут обсуждать?..

Кроме того, так как республики своих денег не имеют, у них деньги пустые. Они готовы платить большую цену за то, что мы сами у себя не покупаем. Ну скажем, автомобили. Или самолеты - они готовы платить за них в четыре раза больше. Нашего бюджета не хватает, а они сначала заплатят вчетверо, а потом скажут нам: будьте любезны, возместите.

Именно потому, что мы это прекрасно понимаем, мы ввели ограничения на торговлю с республиками. И лицензируем продажу им большого списка товаров. Именно поэтому: чтобы не дать пустым деньгам выйти на российский рынок. Это сделано. С самого начала. Если это кому-то неизвестно, можно прийти и спросить.

- Хорошо. Вот вы получите сальдо. И какие у вас есть "инструменты принуждения" неплательщиков и банкротов? Вот выяснится, что баланс торговых отношений с какой-то республикой совершенно катастрофический. Грубо говоря, она разорилась. И что?

- Ничего. Просто эта республика больше ничего не будет получать от нас.

Все. Точка. Никаких товаров. Ноль. Либо - давайте, в явном виде нам что-то отдавайте за бесплатно, покрывайте сальдо, либо - вы от нас ничего больше не получите. У вас нет рублей. Рублей у вас - больше нет! Валюта у вас - кончилась. У вас было - вы все выбрали.

Хотя это, конечно, крайняя мера. А в принципе тут возможны и более мягкие санкции: можно потребовать сократить бюджетный дефицит, размещая государственные облигации; можно предложить повысить учетную ставку процента до уровня не меньшего, чем применяется Центральным банком России; можно поставить условие отмены ограничений на вывоз каких-либо товаров в Россию. Разные варианты существуют.

Это случится со дня на день. Я не исключаю, что на политическом уровне... Будут уступки...

- Ну тут просто убийство начнется...

- Будут уступки, будут переговоры - возможно. Но нельзя говорить, что мы этой проблемы как таковой не понимаем.

- Допустим, вы все правильно понимаете. И решения принимаете правильные. А потом Борис Николаевич Ельцин собирается с коллегами-президентами в городе Минске - и полюбовно договаривается с ними обо всем. Являясь политиком. Заглядывая в будущее. Помня об армейских проблемах, которые на нем висят. Помня о среднеазиатских государствах, руководители которых все время напоминают, как много у них русских живет, и все время интересуются: "А зачем вам столько беженцев?" - а беженцы, мол, будут обязательно.

- Это реальные проблемы - то, о чем вы говорите. Но они относятся уже не к экономике, а к чистой политике.

- И чего стоят все ваши уравнения, если они не учитывают главную переменную - политическую ситуацию? Не учитывают этакого слона, постоянно присутствующего в посудной лавке?

- Отчасти вы правы, но, увы, многое в политической ситуации нам неподконтрольно все равно. Вот как погода портится. Или солнце - всходит и заходит... И ничего с этим не поделаешь.

- Почему же? По части солнца давно изобретена такая мера, как введение декретного времени. Или переход с летнего времени на зимнее. Передвигаешь стрелки на час - и получаешь (либо не получаешь) от этого экономическую выгоду...

- Я пока не вижу серьезных уступок со стороны президента, которые бы реально поломали что-то в нашей программе. Вот не вижу - ни одной.

- Мне все-таки кажется, например, очень серьезным то, что он снова ввел в обиход понятие "уровень рентабельности": "совместное постановление Президиума ВС и правительства" на эту тему появилось уже после его выступления.

- Уровень рентабельности действительно, может быть, не лучшее решение. Это мера, возможно, неэффективная. Но и безвредная.

- А ведь совсем необязательно делать где-то одно огромное демонстративное отступление. Достаточно сделать много маленьких. Вот сейчас, снизив НДС для некоторых отраслей хозяйства, президент проколол тоненькой иголочкой маленькую дырочку. Но вода - либо воздух, я не знаю, что у вас там внутри, - начнет ее неудержимо расширять. И однажды вообще все порвется.

- Политический взгляд всегда шире экономического, я должен вам сказать прямо. И в ряде случаев, я думаю, политические компромиссы, вообще говоря, оправданны, как и принесение в жертву некоторых экономических интересов. Вот американцы, вы знаете, списывают долги некоторым. Сейчас, после кризиса в Персидском заливе, Египту списали около 4 миллиардов. И можно, следуя вашей позиции, сказать: пожалуйста, президент Буш уступил - теперь все будут просить. Разве это логика?

- Логика. Или всем - или никому.

- Вообще говоря, конечно. Как принцип это, наверное, правильно. Но сильная и уверенная в себе власть может позволить себе и уступки. И я еще раз вам повторяю, что такого рода уступки, которые время от времени происходят, - это, я думаю, не проблема президента.

- А чья?

- Если кто-то уступает, то, может быть, скорее само правительство, чем президент.

- Кому уступает?

- В данном случае парламенту, как я предполагаю...

Мы отвлеклись. Вернемся к нашей теме.

Второй, очень популярный тезис Николая Яковлевича Петракова: правительство ведет дело к катастрофе - освободив цены и не демонополизировав торговлю.

Весь мировой опыт показывает, что нельзя демонополизировать и приватизировать в условиях фиксированных цен. У покупателей, у потенциальных приватизаторов полностью отсутствуют ориентиры. Никто не понимает, что происходит сегодня, что будет потом - через месяц, через два, когда цены освободятся.

Существует пример ГДР, где это делалось на основании существовавших цен и издержек. Но когда началась конкуренция с западными товарами, оказалось, что реальная стоимость некоторых заводов - вообще отрицательная. Продукцию этого завода еще никто не покупает, а уже надо его чистить, он воздух засоряет... Поэтому на самом деле все современные экономические теории и советы говорят ровно об обратном: когда наконец сложился нормальный рынок, когда товар получил цену - тогда и объект производства этого товара можно приватизировать. Никак не наоборот. Никак не наоборот! Как бы тяжело это ни было. И потом, приватизация и демонополизация - это совсем не занятие на одну ночь. Нужно по крайней мере несколько месяцев. А их у нас в любом случае не было.

Что-то не совсем хорошо мы здесь сделали - может быть. Но считать, что в правительстве сидят такие дегенераты, которые таких очевидных вещей не понимают, - это по меньшей мере странно. Совсем странно.

Еще один любимый тезис ряда известных экономистов - хотя это уже чисто профессиональная дискуссия - по поводу параллельной валюты. Особенно: доллары пустить в оборот - до сих пор эта мысль популярна.

Значит, так: по нашему глубокому убеждению, идея о параллельной валюте глубоко порочна. Во-первых, любая параллельная валюта - это дополнительный мощный источник инфляции. Государство управляет экономикой, управляя рублем. Как только появляется вторая валюта, которую мы не выпускаем, наша собственная валюта становится дешевле: она не всем нужна. Весь мировой опыт это показывает. Весь. Югославия - как последний пример. Польша до этого - 1800 процентов инфляции в год. Бразилия... Везде, где ходили две валюты, всегда была инфляция. Тут не о чем говорить.

В некоторых условиях - вот, скажем, как это стало в Польше в конце 80-х - вторая валюта (доллар) приобретает смысл: ее оказалось так много, что она уже рынок смогла держать. Государство самоустранилось, и вторая валюта более или менее демпфировала проблемы первой.

Но пропорции соотношений валют у нас и в Польше - совершенно несравнимы. И столько долларов нам еще пять лет к себе накачивать надо было бы, чтобы они какую-то такую роль сыграли.

Николай Яковлевич нас обвиняет в том, что мы мечемся. Сначала, он говорит, они обещали ввести только рубль на территории страны, а потом разрешили торговлю в "Березках" и на рубли, и на валюту. Метания нет. Второе - просто естественный этап на пути к первому. Мы действительно перейдем однажды к жесткому рублевому обороту. Поляки это тоже в конце концов сделали, несмотря на дикое количество долларов, которое у них ходило, и то оставили один только злотый.

Выпускать же свою собственную вторую валюту - это какое-то обожествление денежной единицы. Если государство эмитирует и первая валюта обесценивается - точно так же и вторая будет обесцениваться.

Мы уж читали Юровского не менее внимательно, чем наши оппоненты. Леонид Николаевич Юровский - автор денежной реформы Сокольникова (это когда червонец выпустили). Его "Денежная политика Советской власти" - классика 20-х годов. Очень хорошая книжка. Очень советую прочитать - там все написано: червонец тогда появился и устоял совсем не просто так. А потому, что экономика шла вверх, укреплялась, развивалась. И на росте экономики появилась сильная валюта. Как некоторое дополнительное средство к всеобъемлющей экономической реформе. Больше ничего!

- То есть все эти украинские новации обречены, по вашему мнению?

- Как известно, в последние недели стал падать курс купона к рублю. Если вы не можете вести жесткую кредитную и денежную политику с одной валютой - вторая у вас точно так же лопнет. Почему доллар сильный? Потому что американцы его просто так не печатают. А в условиях мягкого бюджетного ограничения тем, кому вы сегодня даете рубли, когда они приходят и падают в ножки, вы так же точно будете давать вторую валюту. Завтра появятся вторые деньги - "хорошие", на них можно пиво купить иностранное - и вот уже к вам прибегают неизвестно откуда и говорят: ой... рубли не нужны, дайте нам, пожалуйста, вторую валюту. И вы точно так же начнете ее печатать. Завтра же начнете!

У нас все это было. В Госснабе были, кажется... назывались "наряды с красной полосой". Не то чеки. Они давали приоритетные права на получение фондов. И ничего это никогда не работало. В системе бардак - так он бардак с любой валютой, с одной или с другой. Поэтому будет только рубль. И другой валюты в стране не будет. Твердо.

Это - валюта. А теперь - конвертируемость, обвинение по поводу которой для нас совсем уж непонятно.

Прежде всего - у нас пока конвертируемость ограниченная. Реально у нас только резиденты - предприятия и граждане - могут покупать и продавать валюту. В ближайшее время рубль станет конвертируемым по текущим операциям полностью, то есть и нерезиденты получат это право. Это в принципе решено. Тут есть очень сильная боязнь, что у нас "страну скупят", - знаете такие разговоры... Мол, как же так, они вот придут с долларом, купят на него сто рублей, потом купят нашу нефть и ее вывезут...

Это бред: мы же квотируем вывоз. Вот-вот начинаем продавать квоты. Поэтому мы можем с нерезидентов собрать ровно столько валюты, сколько захотим, - чтобы это было выгодно и им, и нам.

Так вот, что говорит Николай Яковлевич? Как же так: вы разрешаете белорусам или украинцам покупать доллары. У них там куча рублей - они прибегают сюда и на них у вас всю валюту скупают...

Лучше бы они на Арбате скупали, что ли? Нет, пусть уж лучше покупают в банках, которые нам налог за это заплатят. Ведь все равно можно в любую минуту прийти на Арбат и...

- ...и купить сто долларов. А дальше? Предпринимателю-то другие суммы нужны.

- По 500 рублей за доллар, Сергей Борисович, - по 500 рублей! - я вам найду два миллиона долларов за четыре часа. Предлагаю поспорить. Только - на всю сумму. Спорим?

- У меня нет таких денег, но мне трудно в это поверить.

- А по тысяче рублей за доллар - я вам вообще любое количество найду. В экономике нет понятия "нету". В экономике есть понятия "дорого" и "дешево". Этот спор уже предлагал Дорнбуш, такой великий экономист. За большую сумму можно купить все что угодно. За деньги вообще в мире все покупается, как правило. Кроме чистой совести членов российского правительства. Вопрос только в цене.

Так вот, пусть этот белорус покупает валюту легально, а не у "жучка" какого-нибудь. И пусть платит налог. Кстати, не могу отказать себе в удовольствии заметить: никто, кроме нас, не верил, что в конце февраля доллар пойдет вниз. Все утверждали, что, наоборот, он взлетит до 500 рублей, до 700... А что вышло?

Теперь. Нам говорили, что будет полная катастрофа с дикой инфляцией в январе месяце. Могу сообщить. Для сведения читателей "Независимой газеты". Эмиссия у нас в январе упала - в первый раз после 1985 года. Она составила 19 миллиардов - против 23 в декабре. Это при том, что были освобождены цены: можно было предположить, что эмиссия в два раза увеличится, а мы напечатали на 4 миллиарда рублей меньше... Вот это вот абсолютно беспрецедентный результат денежной политики. Вот это для любого экономиста действительно информация - сколько пришло денег в систему.

- Вы этого добились довольно дорогой ценой. Половине страны нечем платить зарплату.

- Не так. Не так. Ну, не вполне так.

- Тогда я вам могу сообщить. Для сведения членов правительства. "Независимая газета" существует больше года, и впервые месяц назад у нас начали выплачивать зарплату с опозданием.

- Ну и замечательно. Банки вообще можно время от времени закрывать - это один из советов классической макроэкономической теории. Говорят: закрывайте на два-три дня банки, чтобы сбивать инфляционную волну. Очень помогает. Но это я не вполне серьезно: зарплату, конечно, надо платить.

- А между прочим, какая у нас сейчас инфляция? В день.

- Я не знаю. Очень маленькая. Сейчас цены скорее падают, чем растут, если посмотреть, например, сводки цен на мясо по России. Есть естественное ограничение спроса. Инфляция - феномен денежно-кредитной политики. Нема денег - нет роста цен.

Да, ну и следующее, конечно, - все, что связано с бездефицитным бюджетом... Нам говорят, что вот, мол, инвестиции рушатся. Это и правда большая проблема, особенно когда уже почти все сделано, когда осталось только дверь докрасить - и все заработает.

Говорят, что мы думаем об одних только фискальных ограничениях и на промышленность ложится такое налоговое бремя, что развитие ее нарушается. Должен заметить, что новейшие исследования не показывают ясной зависимости между тяжестью налогового бремени и падением деловой активности. При налоге на прибыль от 30 до 50 процентов статистика не показывает никакой жесткой закономерности. Мы имеем дело просто с традиционными жалобами производителей: что экспортные пошлины слишком велики, что налоги непомерны...

Олег Тимофеевич Богомолов, выступая недавно, укорял нас в том, что мы нажимаем на необходимость свести бюджет без дефицита, вместо того чтобы заботиться о стимулировании развития экономики. К сожалению, это вещи взаимоисключающие: если исходная точка - сначала починить деньги, если мы считаем, что нам сегодня надо остановить инфляцию и навести какие-то ориентиры в экономике, то мы вынуждены поставить перед собой цель бездефицитного бюджета. Нельзя заниматься закаливанием и накачкой мускулов, когда вы при смерти. Врачи советуют бегать трусцой - и они совершенно правы. Но нельзя давать таких советов больному с температурой тридцать девять и пять.

Надо сказать, что у поляков в первые полгода стабилизации бюджет был не просто бездефицитный, а был плюс - 8 процентов он достигал... И 6 месяцев у них не было инвестиций...

- Послушайте, вы что-то очень часто упоминаете поляков...

-Удачный опыт...

- Вы считаете, что у нас похожая ситуация?

- Экономически очень похожая.

- А все эти разговоры: консолидированная нация, католики, маленькие, - а мы большие, у нас расстояния в отличие от них вон какие...

- Значит, "маленькие" и "большие" - это вообще понятия неэкономические. Я что-то не понимаю, в чем разница. Для меня это осталось неясным, сколько я на эту тему ни думал.

- Как в чем разница? В управляемости.

- Я думаю, у поляков бардак был очень похож на наш.

Существует ведь очень глубокая иллюзия, что у нас была централизованно-планируемая экономика. Это только иллюзия, об этом уже очень много писали: мы с Шерониным, потом Найшуль, Симон Кордонский - в вашей же газете...

У нас была "экономика торга", где на самом деле предприятия имели значительно большую реальную власть, чем Госплан. Брежневское время - это апофеоз торга. Апофеоз беспредела "снизу".

Вот у вас - внизу - есть какие-то свои аргументы, а у них - наверху - какие-то свои. Их аргументы - это дать вам ресурсы или нет. Если вы работаете в газете - послать вас за рубеж или не послать. А ваши - работать или не работать. Обещать им, что вы что-то сделаете, чтобы они могли рапортовать своему следующему начальнику, или не обещать. Участвовать в какой-то кампании - или не участвовать. Есть некие правила этой торговли, есть цена этих аргументов...

Этот торг существовал на всех уровнях и был очень похож на рынок. Но рынок, во-первых, без единого эквивалента, без денег, только с бартерными ориентирами. А во-вторых, рынок иерархизированный: торг идет в основном не по горизонтали, а по вертикали. То есть вы торгуетесь не с конкурентом, а с тем, кто находится над вами.

Классическая модель, на Западе давно описанная. И это очень похоже на Польшу - Польшу конца 1989 года. Я бы сказал, что это Польша перед стабилизацией, Польша последнего этапа либерализации, которую начал Раковский и продолжил Бальцерович.

Все это, кстати, имеет отношение к еще одной нашей иллюзии: что Россия - это особая страна. Экономически все страны в равной степени особые. Первое, что говорят вам в Бразилии: у нас особый случай - тут нельзя стабилизировать, тут нельзя приватизировать, потому что вот такое все необыкновенное...

Это неправда. Это - не-правда. Нет особых стран. С точки зрения экономиста - если экономика это наука со своими законами, - все страны в плане стабилизации о-ди-на-ко-вы.

Мы подошли к последнему - и совершенно порочному - традиционному обвинению команды Гайдара: к обвинению в экспериментаторстве. Эксперимент ставит тот, кто не имеет достаточного опыта. Врач отличается от неуча тем, что он знает, как было в других случаях, и дает больному только те советы, которые на ком-то уже опробовались. Поэтому мы в минимальной степени экспериментаторы. Мы пытаемся делать то, что все уже делали.

Мы стабилизируем так, как стабилизировали поляки, как стабилизировали евреи в Израиле - за полгода, в 1985 году, как делалось в Аргентине... Мы пытаемся весь их опыт учитывать. Мы, например, готовы были на некоторые уступки по заработной плате производителям товаров с фиксированными ценами - как и произошло, например, с угольщиками. Потому что это же самое происходило в других странах: у поляков, скажем, на железнодорожном транспорте.

И чтобы закончить с этой темой - что такое команда Гайдара, - я бы хотел сказать только одно. Так получилось, что именно эта команда из первого поколения наших экономистов, которое читает на английском языке. Ну, так получилось. Мало кто читал Фридмана в этой стране. Мало кто читал Окуна. По приватизации - ну хоть кто-нибудь прочел бы Коуза, который получил за это Нобелевскую премию. А Самуэльсона читали на уровне учебника для первого года...

Я уж не говорю о том, что Егор Гайдар чуть ли не единственный в стране, кто хорошо знает опыт стабилизации в Латинской Америке. Гайдар читает на испанском, кроме английского. Андрей Нечаев говорит еще и по-немецки. Сергей Васильев - по-сербски. Ну и так далее.

Поэтому слово "эксперимент" - оно абсолютно не наше.

А обвинение в "академизме" мне вообще не очень понятно. В конце концов в стране 75 лет у власти были практики - и мы видим результат. Бочаров - практик? Или Рыжков - практик, да? Но у нас ведь Косыгин тоже был инженер. И Брежнев был из хозяйственников...

Зато вот Эрхард был академическим экономистом. Давайте посмотрим другие примеры, кто там действительно добивался успеха в экономике...

- Мексика.

- Мексика? Вся команда из Гарварда! Вся команда академических экономистов. Все экономическое чудо - это все ученики Сакса и Дорнбуша! Все как один!

- Испания.

- Одни экономисты-профессионалы: нынешний министр экономики Сольчага - в прошлом преподаватель Массачусетского технологического института, из науки пришел и министр промышленности Арансади. Или вот Чили: вся команда Серхио де ла Куадра - то же самое, академические экономисты. Пожалуйста, Израиль 1985 года - профессор Майкл Бруно...

Пока, я думаю, все успешные экономические реформы делали академические экономисты. Очень легко утверждать: они жизни не знают... Я уж не буду говорить, кто тогда знает.

Какое уж знание жизни у тех, кто нас обвиняет в безнравственности: вот еще и зарплату повысили служащим правительственного аппарата. Нужно совсем не понимать, что происходит, чтобы писать такое сегодня, когда люди из госслужб бегут пачками, десятками сразу. Тут ведь нет теперь ни пайков, ни санаториев - вообще ничего. Сегодня сотрудники моего министерства могут получать и две, и две с половиной тысячи долларов, если перейдут в какую-нибудь компанию, в коммерческие структуры. Мы им платим тысячу рублей, полторы... И вместо социальных гарантий, которые имеет госслужащий на Западе, в качестве компенсации за более низкий заработок, наши работники имеют одни только бесконечные чистки да реорганизации. Поэтому мы должны твердо решиться на то, чтобы платить государственным служащим большие зарплаты - или мы останемся без аппарата вообще.

- И все-таки остается одно обвинение, которое вы не сняли этим разговором, должен вам заметить. Да, вероятно, на Старой площади теперь блестящие профессионалы, но они никак не могут понять, что материалом их блестящего эксперимента являются живые люди в больших количествах. То есть объект политики.

Они не хотят понять, что, пересев из кресел научных сотрудников экономических институтов в эти кресла - министерские, - они на самом деле сменили не место службы, а профессию. Они не хотят учиться ориентироваться и в тех законах, которые описывают процессы, происходящие "в массах". А также и в тех, которые описывают происходящее среди "вождей".

@@@
"Все профессора экономики будут против вас..."
"Вы находитесь в центре внимания мира только, когда представляете собой большую проблему"
"При утверждении УПК проблемы будут с Советом Федерации"
"Пятая колонна" формируется в Красноярске
"Я не авторитарный руководитель..."
Абсолютно не решаемая проблема
В судьбе ростовских шахтеров приближается развязка

Василия Стародубцева гонят на правовое поле

@@

Конфликт тульского губернатора с областной Думой разрешится в суде

2003-02-20 / Алексей Медведев



Обостряется конфликт между законодательной и исполнительной ветвями власти в Туле. Депутаты преодолели вето, наложенное губернатором на закон о региональных надбавках работникам бюджетной сферы. Поправки, внесенные народными избранниками, расширяют круг бюджетников, которым полагается доплата из областного бюджета к заработной плате.

Василий Стародубцев обратился в законодательный орган с письмом, в котором указал, что вето было преодолено с нарушением процедуры. Поэтому губернатор отказался подписать законодательный акт и опубликовать его в газете "Тульские известия", как это предусмотрено Уставом Тульской области. В ответ председатель Тульской областной Думы Олег Лукичев сделал публичное заявление о том, что Дума намерена искать управу на Стародубцева в суде, поскольку губернатор грубо нарушает Устав области, гарантом соблюдения которого сам же и является. А прокурор Тульской области Вячеслав Ханжин уже подтвердил неправомерность действий главы области.

Как заявили корреспонденту "НГ" в управлении пресс-службы администрации области, исполнительные власти весьма озабочены конфликтом с законодателями и еще надеются на его мирное разрешение. Однако это не означает, что Василий Стародубцев уступит депутатам и согласится с их решением.

Тульские депутаты перехватили инициативу в самом выигрышном для Стародубцева вопросе - в поддержке учителей и врачей - и вряд ли захотят ее отдавать. Поэтому конфликт не в силах погасить даже председатель областной Думы, которого исполнительная власть наверняка попытается в очередной раз заставить покаяться в предательстве. Некоторые наблюдатели склонны рассматривать нынешние события в областной Думе как начало более серьезной атаки на Василия Стародубцева накануне выборов в Госдуму, на которых он намерен продвигать своих ставленников - бывшего заместителя губернатора по сельскому хозяйству Валерия Шемякина и депутата Госдумы Анатолия Артемьева.

@@@
Василия Стародубцева гонят на правовое поле
Владимир Торлопов: "Мы несем ответственность перед грядущими поколениями"
Владимир Чуб: "Закон о земле покончит с теневым оборотом угодий"
Владимир Шаманов: «Я пока никуда не ухожу»
Водка убивает рублем
Впереди - эпоха нестабильности
Голодающих металлургов накормили обещаниями

Голодное лето на берегах Дона

@@

Рабочие Ростовской области объявили очередную акцию протеста, требуя погасить долги по зарплате

2004-08-31 / Мария Бондаренко



Третья за это лето акция протеста проходит на Семикаракорском консервном заводе в Ростовской области. Ее участники требуют погасить долги по заработной плате. Напомним, что предыдущую голодовку работники предприятия начали 9 августа и прекратили через 10 дней, после того как 56 протестующим были выплачены деньги. Однако остальные рабочие не получили ничего, кроме обещаний.

Сегодня на заводе голодает 151 человек, среди которых четыре женщины с малолетними детьми. Им не выплатили детские пособия и деньги за декретный отпуск. Как сообщила корреспонденту «НГ» участница акции Галина Лебедько, обанкротившееся предприятие задолжало зарплату за год около 600 человек. Все они после развала завода остались практически без средств к существованию. У рабочих не осталось каких-либо надежд и способов получить заработанные деньги, кроме как вновь прибегнуть к крайней мере – голодовке. Между тем долги предприятия перед сотрудниками превышают 12 млн. руб. Уже прошли первые торги обанкротившегося завода, на которых было выручено лишь 169 тыс. рублей.

@@@
Голодное лето на берегах Дона
Готовы ли мы к переписи населения?
Должников призовут к ответу
Донские шахтеры снова голодают
Забастовка с фокусом
Зарплата вместо отопления
Играем хорошо, забиваем мало

Избирком Екатеринбурга хочет от мэрии денег

@@

В столице Урала чиновники делят миллионы

2005-08-02 / Владимир Терлецкий



Городская избирательная комиссия Екатеринбурга обратилась в арбитражный суд, чтобы взыскать с администрации города пять с половиной миллионов рублей за организацию в минувшем марте выборов в местную Думу. Накануне рассмотрения спора в арбитраже финансово-бюджетное управление (ФБУ) мэрии перечислило на счет избиркома два миллиона рублей, отказавшись перечислять остальное на том основании, что не все участковые и окружные комиссии предоставили в ФБУ ведомости по заработной плате.

@@@
Избирком Екатеринбурга хочет от мэрии денег
Как спасти пенсионную систему
Коноводы раскола
Кто сменит слесаря Гошу?
Мираж экономического роста
Много шуму и ничего?
Не надо ломать Конституцию

Николай Аксененко: "Время экспериментов прошло"

@@

Министр путей сообщений считает экономически необоснованным повышение тарифов на газ и электроэнергию

2000-05-05 / Марина Волкова



Николай Аксененко.

Фото Артема Чернова (НГ-фото)

- НИКОЛАЙ ЕМЕЛЬЯНОВИЧ, в последнее время в околоправительственных кругах все чаще высказывают мысль, что необходимо приватизировать МПС. Как вы относитесь к этой идее?

- Во-первых, у нас есть закон о железнодорожном транспорте, в котором четко обозначено, кому принадлежит МПС. В этом законе есть статьи, запрещающие приватизацию основных профильных производств на железнодорожном транспорте. Поэтому, когда говорят о том, что неплохо было бы приватизировать МПС, я всегда задаю вопрос: кому это выгодно? Если учитывать государственные интересы, то приватизация МПС неприемлема. Можно рассматривать модель акционирования для того, чтобы расширить возможности такой крупной хозяйствующей корпорации, как российские железные дороги. Но это сделать совсем непросто и, уж конечно, не в короткие сроки.

- Какая все-таки часть системы МПС могла бы быть передана в частную собственность?

- Акционировать МПС частями было бы вредно. Есть исторический опыт, накопленный по этому вопросу не одним поколением. Созданием сети, единой с производственной инфраструктурой и с единой тарифной системой, занимался еще Витте. Речь может идти только о создании корпорации со 100-процентным государственным капиталом. Да и мировая практика подсказывает, что после экспериментов с акционированием и дальнейшей приватизацией железных дорог все возвращалось на круги своя, как это было например в Англии. Главный критерий один - эффективная экономика. Но здесь не надо упрощать. Можно добиться высокой эффективности на железнодорожном транспорте в ущерб экономике страны. В нашем государстве с его необозримыми просторами роль железных дорог неоспоримо больше, чем в какой-либо европейской стране или Японии. От эффективной экономики железнодорожного транспорта во многом зависит экономика всей России. Поэтому железные дороги должны у нас оставаться государственными. О приватизации железных дорог не может быть и речи, по крайней мере в обозримом будущем.

- А что касается создания корпорации, у вас уже есть какие-то конкретные планы?

- Существующая концепция развития железнодорожного транспорта предусматривает рассмотрение подходов к этому вопросу. Но этот этап мы планировали осуществить после 2005 года. Причем главное здесь - создание необходимой правовой базы, которая четко должна регламентировать взаимоотношения между государством и корпорацией. Во-первых, должен быть издан специальный закон, который прежде всего защищал бы государство от произвола монополии, которая к тому же станет акционерным обществом. Ведь ее права в связи с акционированием серьезно расширяются. Во-вторых, надо защитить само акционерное общество, если оно будет создано даже со 100-процентным государственным капиталом, от тех недостыковок (противоречий), которые сегодня заложены в базовых "железнодорожных" законах.

Но процесс создания такой базы сложный и длительный. В Германии, например, законодатели потратили на это четыре с половиной года. Даже если принять во внимание более динамичную и конструктивную работу вновь избранной Государственной Думы, то на это может понадобиться, на мой взгляд, не менее двух-трех лет.

- Другие естественные монополии, особенно РАО "ЕЭС России", жалуются, что их мощности не рассчитаны на промышленный рост, на который надеется правительство: 8-10%. В этом году МПС уже столкнулось с такой проблемой?

- У РАО "ЕЭС" имеется достаточный резерв для обеспечения любого промышленного роста. Запас этот - порядка 35% задействованных сегодня мощностей. А если энергетики, вместо того чтобы пугать людей, оптимизируют работу своих станций, серьезно займутся их модернизацией, то они смогут еще и более активно продавать свой продукт на внешнем рынке. Кроме того, есть еще гидроресурсы, есть атомная энергетика, свои энергетические мощности активно развивают нефтяные компании. Так что, перефразируя слова известного писателя, можно сказать: слух о предстоящем энергетическом кризисе сильно преувеличен. Более того, я глубоко убежден, что повышение цен на электроэнергию, равно как и на газ, как того пожелали "Газпром" и РАО "ЕЭС", необоснованно. Готов с калькулятором в руках доказать свою точку зрения любому.

Что касается Министерства путей сообщения, то мы сейчас работаем в половину тех объемов, которые у нас были ранее. Максимальные объемы были в 1988 году. По пропускным способностям у нас есть запас, по техническим возможностям, по подвижному составу у нас запас на два-три года. А пассажирский подвижной состав, я думаю, со следующего года необходимо активно обновлять. Что касается путевой, энергетической, телекоммуникационной, информатизационной инфраструктур, здесь у нас работа не останавливается, потому что за этим стоят улучшение качества обслуживания пассажиров, уменьшение транспортной тарифной нагрузки на производителя. Всего этого от нас ждут экономика страны, каждый завод, каждый пассажир.

- А насколько увеличились за последний год грузоперевозки?

- На 13,5%. А за первый квартал 2000 года - на 17,7%.

- Какова при этом доля расчета "живыми" деньгами?

- У нас денежная составляющая 94,7%.

- А с естественными монополистами? Говорят, у вас не очень хорошие отношения с "Газпромом".

- У нас нормальные отношения. Мы работаем с "Газпромом" в относительно ограниченном секторе: перевозим сжиженный газ, вспомогательные продукты после его переработки.

- Они вам платят "живыми" деньгами?

- Все "живыми". С РАО "ЕЭС", к примеру, мы подписали договор. Нам пришлось очень много поработать, чтобы заставить энергетиков перейти на денежную форму отношений. Заставили. С февраля этого года 100% расчетов идет "живыми" деньгами. Хотя им казалось, что они не справятся. В РАО "ЕЭС" по сравнению с МПС более сложная структура, менее управляемая. Но я надеюсь, что руководству РАО "ЕЭС" при определенных обстоятельствах удастся решить эту проблему.

- А решение Центрального банка о переходе на рублевые расчеты по экспортно-импортным перевозкам сказалось на денежных поступлениях?

- У нас многое, что заложено в законе о валютном регулировании, не способствует поддержке отечественного производителя и предприятий, оказывающих услуги. Известно, что прибыль транспортно-экспедиционных компаний составляет не более 2%. Расчеты показывают, что после названного решения Центрального банка услуги этих компаний моментально подорожают на 2,1-2,2%. Понятно, что отправитель грузов от таких услуг откажется, потому что иностранные фирмы-нерезиденты предлагают лучшие условия, то есть производители будут пользоваться не российскими экспедиционными компаниями, а зарубежными. Отечественные же фирмы, чтобы не обанкротиться, уйдут в офшорные зоны. И тогда налоги от их деятельности уже будут поступать в казну не нашего государства, а третьих стран. Сейчас валютную лицензию временно продлили, и деньги начали поступать даже с опережением. Поэтому, на мой взгляд, то, что предложил Центробанк, не благоприятствует ни развитию отечественного бизнеса, ни увеличению доходной части федерального бюджета.

Хотя, казалось бы, для МПС такое решение даже во благо. Все расходы, связанные с валютой, создают лишние проблемы в нашей деятельности. Когда нам платят валютой, мы должны обязательно продать 75%. Поэтому только за счет банковских операций мы теряем 0,95-1% общей суммы. При нововведении ЦБ вся эта сумма обернется убытками для тех предприятий, которые являются резидентами. А МПС будет получать больше денег. Но в нынешнее время нельзя думать только о своем ведомстве. Боюсь, что такое положение погубит российские предприятия, и они могут уйти за границу.

- Следует ожидать повышения тарифов на грузоперевозки?

- Если взять за условную единицу стоимость работы, которая выполняется железнодорожным транспортом в грузовых перевозках, в январе 1997 года, и сравнить с апрелем нынешнего, то у нас сегодня стоимость перевозки равна 1,02. С учетом инфляции тариф составляет всего 48% к январю 1997 года, то есть реально наши услуги подешевели более чем наполовину. Причем за этот период цены на поставляемые для нас материалы, сырье, топливо, электроэнергию, оборудование и запасные части, рельсы, шпалы возросли. Индекс повышения составил 1,8. Благо, что мы успели многое сделать по ресурсосбережению, по оптимизации перевозочного процесса. По сравнению с уровнем 1997 года на 37,5% сократили удельную норму потребления электроэнергии. С помощью современных информационных систем модернизировали собственные технологии. Сейчас, к примеру, устанавливается микропроцессорная приставка в систему управления электровоза, и уровень квалификации машиниста уже не имеет такого значения, как это было ранее. Исключая, конечно, экстремальные ситуации, когда личные качества машиниста играют решающую роль. А в нормальном режиме поезд движется по заложенной программе. Это как автопилот на самолете. Все это позволило не только значительно уменьшить расходы, причем не ухудшая, а улучшая качество перевозок, но и отказаться от избыточного персонала. За последние годы мы сократили более 500 тысяч работающих.

- Наверное, за это вам спасибо не скажут.

- Мы же не выгоняли людей на улицу. Их трудоустраивали, некоторых чуть раньше положенного срока отправляли на пенсию, выплачивая кому девятнадцать, кому шесть окладов. Это была большая и сложная программа. В результате жалоб у нас не было, хотя, конечно, были единичные проблемы. Мы и сейчас много работаем над созданием новых рабочих мест, не только у себя в системе, но и в других отраслях. Помогаем угольным, машиностроительным, химическим, нефтехимическим предприятиям. Схема простая - МПС помогает им поднимать производство, а они берут к себе наших сокращенных работников. Или еще одна форма этой работы: практически со всеми субъектами Российской Федерации министерство и дороги заключили договоры о взаимовыгодном сотрудничестве. И в каждом таком договоре социальные вопросы - главенствующие.

- Когда говорят об МПС, как правило, затрагивают две проблемы. Одна из них - БАМ - фактически мертвый проект.

- Знаете, ошельмовать можно любой проект. Строительство БАМа имело несколько факторов: геополитический, развитие экономической зоны, разгрузка Транссиба, действовашего в то время на пределе возможностей.

- По магистрали поезда-то ходят?

- Конечно.

- Как часто?

- БАМ загружен сейчас на 45%. И сегодня стратегическое значение магистрали не утрачено. Если же говорить о перспективах освоения этого региона, извлечения из недр минеральных запасов, то это важно не только России, но и странам Азиатско-Тихоокеанского региона. Известно, что АТР активно развивается. Ему нужны руды, металл, уголь, фосфаты, золото, лес. А у нас все это есть. Это открывает колоссальные возможности. Считаю, что экономический потенциал зоны БАМа уже в ближайшем будущем обретет реальное воплощение. Один момент, который учитывался при строительстве БАМ, сейчас не полностью себя оправдывает - это перегруженность Транссиба. Весь потенциал Транссиба пока еще не востребован. Но уже во второй половине 1998 года мы практически в два раза увеличили там объем перевозок. То есть пройдут два-три года, и фактор Транссиба будет играть ту роль, которую ему отводили при строительстве БАМа. БАМ - это не мертвая зона. Уже сейчас там реализуются промышленные проекты с помощью Министерства путей сообщения. Да, сейчас мы несем убытки от деятельности БАМа, это порядка полтора миллиардов рублей в год. Но их можно компенсировать, развивая местное производство. Ведь когда заработают новые предприятия, рудники, то появятся и дополнительные объемы перевозок, дополнительные деньги. И мы сегодня сознательно вкладываем свои собственные средства, чтобы это производство заработало. Мы отобрали 12 лучших проектов, связанных с добычей руды. С их реализацией к 2005 году мы получим желанные 20 миллионов тонн для перевозки и БАМ станет безубыточным. А государство получит за счет этого дополнительные налоги.

- Вторая проблема МПС - это посредники.

- О каких посредниках идет речь? Об экспедиторах? В наших условиях посредники - это паразитирующие структуры, не производящие ни товаров, ни услуг, живущие за счет реализации финансовых схем. Бартера например. А транспортно-экспедиционная система обслуживания, существующая во всем мире, помогает клиентам сосредоточиться на производстве, не создавая дорогостоящих структур, связанных с процессом перевозки продукции. То есть система, реализующая свой товар, - услугу. Ведь не мы же выбираем экспедиторов, их выбирает отправитель грузов.

- Но посредники все-таки есть.

- У нас пользователи железнодорожным транспортом есть, которые нам платят 94,7% деньгами. Нас это устраивает. А если у этого пользователя существуют прямые договоры с непосредственным производителем продукции, мы не имеем права вмешиваться в их взаимоотношения. Производитель продукции сам решает, что ему экономически выгоднее: самому заниматься проблемами перевозки продукции или обратиться в специализированную структуру.

Главное для производителя, чтобы эта структура предоставляла реальные услуги, а не паразитировала за счет различного рода схем, не поднимала цену на продукт производителя за счет бартера. МПС, к примеру, в расчетах с клиентами отказалось от бартерных схем. Это один из факторов, который нам помог выжить в непростое время. Поэтому когда в РАО "ЕЭС" и "Газпроме" начинают говорить, что у них нет денег на развитие, я им говорю: "Уберите бартерные сделки, возьмите реальные деньги и инвестируйте их в развитие своей отрасли".

- Вам в этом плане проще, чем, скажем, тому же "Газпрому".

-Я не говорю, что это просто, но не согласен с тем, что "Газпрому" тяжелее. Взять, к примеру, угольную промышленность. Там же продают уголь за деньги. А ведь еще в прошлом году этого не было, 93% всех платежей за продукцию осуществлялось по зачетным схемам или бартером. Сейчас более половины платежей осуществляется "живыми" деньгами. Думаете, это легко было сделать?

- Какие волшебные механизмы были использованы, чтобы оплата "живыми" деньгами у угольщиков возросла с 7 до 50%?

- Первое и самое главное - желание. Второе - профессиональный подход к решению задач. Третье - честность перед собой и перед партнерами.

- Давайте немного поговорим о правительстве. Когда вы вошли в правительство Степашина, вы сделали много громких заявлений, а потом вдруг резко поменяли свой стиль, ушли в тень...

- Вы, наверное, о фразе: "Мне до всего есть дело?"

- Я ее и имею в виду.

- Хочу пояснить, какой смысл я вкладывал в эту фразу. Мне, например, трудно представить, что мой первый заместитель однажды скажет: "Извините, но это не мой вопрос". Он бы у меня на второй день перестал работать, если в решении какой-либо задачи посчитал бы себя некомпетентным. Я и Сергею Вадимовичу Степашину сказал, что, вообще-то, первому заместителю должно быть до всего дело. Но смысл фразы в газетах извратили до неузнаваемости, наполнили таким странным содержанием, что просто диву даешься. Вообще, у нас средства массовой информации очень изобретательны в этих вопросах. Поэтому, пообщавшись с вашим братом, я сделал вывод: нужно вести себя несколько иначе. Я понял, что целому ряду журналистов хорошие дела по большому счету не интересны. Мы, например, два года подряд в полном объеме и в срок платим налоги в федеральный бюджет, Пенсионный фонд, уже три года не имеем задолженности по зарплате. Угольщики - не без нашей помощи - сейчас не бастуют. Но журналисты этого почему-то не замечают.

- Но вам ведь и было дано в правительстве такое поручение, в том числе успокаивать угольщиков.

- Правительством на меня была возложена обязанность курировать угольную отрасль. Я не успокаивать ездил. Я пытался выстроить с ними новую систему взаимоотношений на основе взаимоприемлемых приоритетов. Первое - уровень объемов добычи угля должен расти. Для этого нужны инвестиции. Мы их предоставляем согласно ежемесячному графику, учитывая расходы на техническое перевооружение и обязательную выплату текущей заработной платы. Второе - обязательное выполнение графика погашения задолженности по заработной плате. Третье - неуклонное осуществление всех платежей с денежной составляющей 50%. Плюс ее увеличение в каждом квартале на 5%. Мы договорились: выполняют угольщики названные условия - получают деньги день в день. Нарушили договоренность - ничего не получают. Я как член президиума правительства и председатель Межведомственной комиссии четко слежу за этим.

- Кстати, для вас было сделано своего рода исключение. Еще ни разу глава МПС не являлся членом президиума правительства. С чем это связано?

- Я не вижу здесь ничего особенного. Наверное, это связано с тем, какую роль в экономике страны играют железные дороги. Мы сейчас не только осуществляем более 80% грузовых перевозок в стране, но и инвестируем средства в промышленность. То есть не только предоставляем конкретные услуги, обслуживаем производителя, но и предпринимаем усилия для развития самой экономики. Плюс к этому, как я уже говорил, мне много приходится заниматься проблемами угольной отрасли. Во времена СССР, кстати, существовало Министерство угольной промышленности.

- Скажите, в новой структуре правительства оно будет?

- Я не думаю, что оно необходимо. Достаточно существующего углекомитета. Сейчас мы с шахтерами друзья. Они нам верят.

- Но вы же, будучи первым вице-премьером, не только из-за шахтеров ездили по регионам. Говорят, вы активно работали на местах над созданием "Единства", вели переговоры с губернаторами, искали рычаги влияния на них.

- Я бы не взял на себя смелость сказать, что участвовал в создании "Единства". Этим занималась хорошо известная группа людей. Другое дело, что по роду деятельности мне действительно приходилось часто встречаться с губернаторами. И если в разговорах с ними возникала эта тема, я имел возможность высказать свою точку зрения по поводу "Единства". Но мое личное мнение не являлось определяющим для губернаторов, и уж тем более не могло рассматриваться как приказ. Поэтому прямого отношения к созданию "Единства" я не имел.

- А что придет на смену комиссии по оперативным вопросам, которую вы как первый вице-премьер долгое время возглавляли? Считаете ли вы КОВ эффективным органом внутри правительства? Нужна ли должность вице-премьера по промышленной политике?

- У каждого руководителя свои взгляды на систему управления. Для меня была приемлема такая структура, которая включала в себя КОВ. Но любой орган управления может быть расформирован после того, как он выполнил свою задачу. Я думаю, что комиссия оправдала свое назначение. Она оперативно решала важные вопросы, например проблему северного завоза.

В результате и на Камчатке, и на Сахалине, и в Магаданской области этой зимой были свет и тепло. Безусловно, без поддержки председателя правительства решение этого вопроса было бы менее эффективным. Владимир Путин поддержал предложение о дополнительном финансировании. А источники мы определили сами.

- И все-таки, что может прийти на смену комиссии по оперативным вопросам?

- Что-то вроде комиссии по "неоперативным вопросам". Но это шутка. Можно отменить КОВ, но нельзя отменить оперативную работу.

- Вы долгое время были первым вице-премьером. На ваш взгляд, какова оптимальная структура правительства? Должен быть один первый вице-премьер или их должно быть несколько? Сколько, по-вашему, вообще должно быть вице-премьеров?

- Первое лицо создает наиболее оптимальную, на его взгляд, структуру управления. Кто-то считает, что первых вице-премьеров вообще не должно быть, но тогда глава правительства должен взять на себя координирующие функции и дополнительные обязанности, что может создать более напряженные условия для его работы. Все зависит от того, кто является руководителем. На мой взгляд, наиболее оптимальна структура с одним первым вице-премьером. Но структура - это же не нечто мертвое, она не существует сама для себя.

- Хорошо. По-другому задам тот же вопрос. Нынешнюю структуру правительства нужно менять?

- Думаю, да.

- Каким образом?

- Было бы неэтично с моей стороны отвечать конкретно на такой вопрос. Мне никто не поручал формировать структуру правительства. Посмотрим, что порекомендуют специалисты, занимающиеся этой проблемой. Нельзя составлять структуру, не имея в виду исполнителей. Поэтому я бы пошел по следующему пути: сначала необходимо сформулировать задачу, потом подобрать исполнителей и создавать структуру.

- На ваш взгляд, какие направления в работе правительства все-таки требуют улучшений, изменений кадровых или структурных?

- Предстоит большая работа по обеспечению надежной защиты права собственности и ограждению предпринимателя от неправового вмешательства в его деятельность. Необходимо, на мой взгляд, уделять больше внимание вопросам налогообложения, межбюджетным отношениям хозяйствующих, отраслевых и региональных структур. Нужно повысить эффективность государственного регулирования экономики. Конечно, очень актуально создание условий для привлечения в производственную сферу инвестиций и высококвалифицированных кадров. На мой взгляд, очень важно сориентировать банковскую деятельность на развитие реального сектора экономики. Кроме того, необходимо более активно решить ряд проблем, связанных с сельским хозяйством, с регионами Крайнего Севера. Требуется очень продуманная работа по защите интересов России на внешнем рынке, нужно строить внешнюю политику исходя из национальных интересов собственной страны.

- Над тем, о чем вы говорите, сейчас работает Центр стратегических разработок.

- Специалисты Министерства путей сообщения, как и другие ведомства, передают Центру необходимую информацию. Каким станет результат работы Центра, сказать пока трудно. Владимир Владимирович Путин большое внимание уделяет его деятельности. Думаю, радикализм в проведении реформ, о котором любят говорить в последнее время, требует достаточно серьезной политической и экономической базы. Время экспериментов прошло. Единственное, чего я боюсь, чтобы в Центре стратегических разработок не наделали крупных ошибок. Уверен, президент и правительство, которое будет сформировано из опытных людей, способных мыслить стратегически, сумеют принять правильное решение.

- А на что Минэкономики? Это министерство, по сути, должно заниматься тем же самым, что и Центр стратегических разработок. По крайней мере, в плане подготовки сценарных вариантов. Сейчас ходят разговоры, что Минэкономики ждет серьезная реорганизация. Якобы при новом премьере Минэкономики перестанет существовать в том виде и с теми функциями, которые у него были раньше.

- К великому сожалению, то, что сейчас подготовило это министерство, программой назвать трудно. Безусловно, Минэкономики должно быть структурно изменено. Это министерство просто захлебнулось в проблемах. Оно оказалось физически не в состоянии их решить. Причиной этого явилась позиция самого министерства, стремившегося к расширению своих функций. В конце концов невозможно объять необъятное. Не стоит забывать, что расширение прав - это еще и расширение обязанностей.

- И все-таки, вы верите, что мы станем жить лучше?

@@@
Николай Аксененко: "Время экспериментов прошло"
Новости
Новый кнессет приступает к работе
Пассажиров отдадут частнику
Пенсионеров ждет новое обнищание
Почта
Президент напомнил правительству о пенсионерах

Регионы России: коротко

@@ 2000-09-02



"Энергомаш" борется за "Петрозаводскмаш"

НА СОСТОЯВШЕМСЯ в Петрозаводске общем годовом собрании акционеров ЗАО "Петрозаводскмаш" рассматривались "судьбоносные для предприятия" вопросы, связанные с его возможным переходом под контроль "Энергомашкорпорации". В голосовании по ним участвовало всего 56,43% от именных обыкновенных акций, что объясняется продолжающимися судебными тяжбами о правах "Энергомаша" и его генерального директора Александра Степанова на владение крупными пакетами акций (об этом "НГ" подробно писала в начале августа). Такое обстоятельство обеспечило успех их местных оппонентов, абсолютным большинством голосов утвердивших отчеты действующей администрации.

Андрей ФАРУТИН

Петрозаводск

Смертоносный груз в сквере жилого дома

СМЕРТОНОСНУЮ находку обнаружила жительница Владивостока в сквере одного из жилых домов. Бесхозная хозяйственная сумка, на которую она случайно наткнулась, была полна боеприпасов. Прибывшие по вызову сотрудники милиции нашли в сумке противотанковую мину, четыре гранаты и детонатор. По данному факту начато расследование.

Татьяна СИТНИКОВА

Владивосток

Героин на Сахалине имеет таджикский след

31 АВГУСТА около часа ночи в аэропорту "Южно-Сахалинск" сотрудниками линейного отдела Сахалинского ОВД на транспорте была задержана 23-летняя жительница областного центра. При досмотре у нее обнаружили 99,6 грамма героина. Задержанная попала в поле зрения правоохранительных органов несколько раньше. Предполагалось, что ее используют в качестве наркокурьера. Причем наркотические вещества, поступающие на Сахалин через Хабаровск, имеют явный таджикский след.

С начала года у сахалинских наркодельцов изъято около 800 килограммов наркотических веществ. Из них чистого героина около 300 граммов.

@@@
Регионы России: коротко
Ретранслятор западных концепций
Российские водители падают в голодные обмороки
Российские научные диаспоры
Свердловские рабочие добиваются зарплаты голодовкой
Север - наша земля
Сто дней одиночества

Стратегия развития Челябинской области в условиях кризиса

@@

Южный Урал надеется на увеличение объемов промышленного производства и привлечение инвестиций в экономику региона

2009-02-11 / Денис Моисеев

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"









Петр Сумин (второй слева) лично проинспектировал крупнейшие предприятия региона.

Фото Анатолия Колющенко

В Челябинске прошло очередное заседание рабочей группы по стабилизации экономической ситуации, рынка труда и социальной напряженности в Челябинской области. На заседании были обнародованы основные экономические показатели региона. Наряду с увеличением числа безработных и впервые за последние годы появившейся задолженностью по заработной плате в Челябинской области наметилась положительная динамика промышленного производства.

Началось заседание с обсуждения проблем, возникших в регионе в связи с кризисом. Консолидированный бюджет Челябинской области за январь с.г. по сравнению с аналогичным периодом 2008 года сократился на 37,8%, областная казна и муниципальные бюджеты недополучили в общей сложности 2 млрд. 107 млн. руб. По данным службы занятости, официальный уровень безработицы в регионе с октября 2008 по февраль 2009 года вырос с 1,1 до 2,3%, а общая задолженность по заработной плате остается на уровне 90 млн. руб. Об этом сообщил губернатор Челябинской области Петр Сумин. Глава региона поручил главам городов и районов искать дополнительные доходы, а также оказывать всестороннюю помощь предприятиям, чтобы не допустить роста безработицы и задолженности по зарплате.

@@@
Стратегия развития Челябинской области в условиях кризиса
Таможенники соберут деньги любой ценой
Тбилиси и Ереван ожидают финансовую помощь
Тихая контрреволюция
Тротил никому не нужен
Тяжелое воздушное наследство
У ЮКОСа осталась одна надежда – Китай

У шахтеров нет денег дойти до Москвы

@@

Горняки Ростовской области бастуют, так как «устали стоять на коленях»

2004-03-03 / Мария Бондаренко



Сегодня планируют начать забастовку пять тысяч горняков города Шахты Ростовской области. Тем самым они подхватят эстафету своих коллег из соседнего Новошахтинска, которые проводят трехдневную акцию протеста. Шахтеры требуют погашения долгов по заработной плате и «пайковому» углю, а также решения вопросов их трудоустройства.

В акции протеста в Новошахтинске приняли участие несколько тысяч человек, которые с плакатами и транспарантами прошли через весь город к зданию местной администрации. «Шахтеры вышли на площадь, потому что устали ползать на коленях», – было написано на транспарантах.

@@@
У шахтеров нет денег дойти до Москвы
Украине грозит очередной правительственный кризис
Уход Юлии Тимошенко предвещает отставку Виктора Ющенко
Учителя в России продолжают бастовать
Учителя обиделись на Починка
Федеральный Центр вынужден решать проблемы регионов
Четыре столпа безопасности

Эксперты не советуют хранить свои деньги в Сбербанке

@@

С наступлением весны настроения потребителей ухудшились

2002-05-20 Пока в высоких финансовых сферах ведутся унылые разговоры о необходимости и первостепенной важности проведения банковской реформы, отечественные кредитные организации, кажется, получают новый импульс для своего развития. И идет он с той стороны, откуда его меньше всего ждали: от частных вкладчиков. За год с небольшим - с ноября 2000 по март 2002 года - число россиян, предпочитающих хранить деньги в банке, а не под матрасом, увеличилось на 10%. При этом население уходит из Сбербанка, доля физических лиц в нем снижается. Казалось бы, август 1998 года должен был надолго отучить обывателей доверять свои сбережения коммерческим банкам. Но ничто не вечно в этом мире. Три с половиной года - достаточный срок для того, чтобы успокоиться и оценить степень выживаемости банков. Неумолимая статистика свидетельствует, что население сейчас отдает предпочтение цивилизованным, не чулочным формам хранения денег. Причем, судя по снижению доли Сбербанка на рынке частных вкладов, люди делают свой выбор в пользу хорошо развитого сервиса и более высоких процентных ставок. В то же время показатели на потребительском рынке в последние месяцы неуклонно снижались. Население стало хуже оценивать свое материальное положение, однако, несмотря на это, с удовольствием совершает крупные покупки. Из этого можно сделать вывод, что россияне стали бояться повторения кризиса меньше, чем ухудшения своего собственного финансового положения и инфляции. Ведь всем уже объяснили, к чему приведет рост тарифов и жилищно-коммунальная реформа, а многие даже вновь столкнулись с проблемой долгов по зарплате. Потому-то граждане предпочитают свои накопления "цивилизованно" хранить в банках, предлагающих процентные ставки, превышающие инфляционные показатели, или тратить их на "долгоиграющие" приобретения. Сегодня "НГ" представляет вниманию читателей комментарий экспертов Центра развития.



В марте индекс потребительских настроений снизился на 2,7% и составил 91,7 против 94,2 в январе. Главными факторами ухудшения оценок людьми собственного материального положения явились потеря дополнительной работы и рост долгов по зарплате (доля лиц, указавших эти причины, возросла с января в 1,2 и 1,6 раза соответственно). Похоже, что проблема задолженности по заработной плате после почти годового затишья возвращается в повестку дня. Согласно данным Госкомстата России, суммарная задолженность по зарплате к марту 2002 года увеличилась на 5,3% по сравнению с состоянием на 1 февраля, причем в отраслях социальной сферы - на 16,3%. В наибольшей степени ухудшились потребительские ожидания - соответствующий индекс снизился на 5,6%, опустившись со 101,1 до 95,4.

На фоне тотального мартовского снижения всех составляющих ИПН индекс крупных покупок явился единственным, динамика которого в настоящий момент положительна. При этом темп его роста с января по март довольно значителен - 8,1%. Улучшение оценок на потребительском рынке наблюдается по всем социально-демографическим и имущественным группам. Значение этого индекса сейчас составляет 86,5 (против 80,0 двумя месяцами ранее), вплотную приблизившись к максимальному уровню, зафиксированному в июле прошлого года (87,7). Учитывая прогнозные возможности индекса крупных покупок, это означает, что продолжающееся затишье на потребительском рынке может смениться его расширением, возможно, уже в июне-июле, если майский опрос подтвердит эту тенденцию.

@@@
Эксперты не советуют хранить свои деньги в Сбербанке