"Операция "Курск": начальство в сборе

@@

Осталось дать команду

2001-10-04 / Андрей Рискин



ТОЛЬКО главный менеджер компании "Маммут" Малкольм Дейли может дать "отмашку" на отрыв атомохода "Курск" от дна Баренцева моря. При этом, разумеется, он проведет консультации с партнерами - субподрядчиком "Смит Интернэшнл" и российской стороной. Кстати, глава "Смит Интернэшнл" Нико Байс отлично знает место проведения глубоководных работ: будучи командиром подводной лодки, а затем и голландских ВМС, он не раз посещал этот район (а по некоторым данным, одно время г-н Байс возглавлял и внешнюю разведку своей страны CIA).

Сегодня на водолазном судне "Майо" и флагманском корабле Экспедиции особого назначения - ракетном крейсере "Петр Великий", а также в Мурманске собрались все без исключения руководители операции. Они решают, когда поднимать атомоход, пока что речь идет о начале следующей недели, и им же выпадет горькая участь "закрыть" проект при форс-мажорных обстоятельствах. Об этом говорят без особого энтузиазма. На вопрос, будут ли поднимать "Курск" в следующем году в случае неудачи в октябре, вице-премьер Илья Клебанов заметил, что "не хотел бы об этом говорить, так как делается все, для того чтобы поднять лодку не просто в этом году, а в ближайшие дни".

Россия оплачивает работы, утверждает президент компании "Маммут" Франц ван Сеймерен, по факту контрольных событий. До сих пор за предыдущие этапы операции деньги выплачивались регулярно. Так что в интересах компании завершить подъем лодки. Но в любом случае на этой сделке и "Маммут", и "Смит Интернэшнл" уже неплохо заработали. При этом, по словам ван Сеймерена, "сценарий не предусматривает переноса работ на будущий год, и этот вариант никогда не обсуждался с российской стороной".

При внезапном ухудшении погоды в период подъема лодки ее могут, если не удастся ускорить процесс подъема, опять опустить на дно. Если шторм разразится при буксировке тандема "баржа-атомоход" в док, предусмотрены сразу четыре варианта действий. Во-первых, это буксировка прибрежным маршрутом с уменьшением скорости. Во-вторых, разработан вариант укрытия в бухте Териберка. В-третьих, возможна буксировка лодки, не введенной в "седло" баржи для уменьшения нагрузки на комплекс. В-четвертых, предусматривается буксировка баржи переменными курсами против волны.

После прихода "Гиганта" с "Курском" в Кольский залив недалеко от поселка Росляково начнется подготовка постановки тандема в плавучий док. С этого момента допуск прессы на военные объекты прекратится. И Международный пресс-центр практически можно закрывать. Впрочем, в поселке Белокаменка, находящемся на другой стороне губы напротив плавдока, поставят камеру РТР, картинкой с которой смогут пользоваться представители телевизионных СМИ. Но корреспондента к камере не допустят.

Вчера же журналистов, уставших перечислять количество "заведенных стрендов", "вырезанных технологических отверстий" и "приваренных направляющих корзин", свозили на полигон бригады морской пехоты Северного флота. И даже дали пострелять…n

МурманскОЛЬКО главный менеджер компании "Маммут" Малкольм Дейли может дать "отмашку" на отрыв атомохода "Курск" от дна Баренцева моря. При этом, разумеется, он проведет консультации с партнерами - субподрядчиком "Смит Интернэшнл" и российской стороной. Кстати, глава "Смит Интернэшнл" Нико Байс отлично знает место проведения глубоководных работ: будучи командиром подводной лодки, а затем и голландских ВМС, он не раз посещал этот район (а по некоторым данным, одно время г-н Байс возглавлял и внешнюю разведку своей страны CIA).

Сегодня на водолазном судне "Майо" и флагманском корабле Экспедиции особого назначения - ракетном крейсере "Петр Великий", а также в Мурманске собрались все без исключения руководители операции. Они решают, когда поднимать атомоход, пока что речь идет о начале следующей недели, и им же выпадет горькая участь "закрыть" проект при форс-мажорных обстоятельствах. Об этом говорят без особого энтузиазма. На вопрос, будут ли поднимать "Курск" в следующем году в случае неудачи в октябре, вице-премьер Илья Клебанов заметил, что "не хотел бы об этом говорить, так как делается все, для того чтобы поднять лодку не просто в этом году, а в ближайшие дни".

Россия оплачивает работы, утверждает президент компании "Маммут" Франц ван Сеймерен, по факту контрольных событий. До сих пор за предыдущие этапы операции деньги выплачивались регулярно. Так что в интересах компании завершить подъем лодки. Но в любом случае на этой сделке и "Маммут", и "Смит Интернэшнл" уже неплохо заработали. При этом, по словам ван Сеймерена, "сценарий не предусматривает переноса работ на будущий год, и этот вариант никогда не обсуждался с российской стороной".

При внезапном ухудшении погоды в период подъема лодки ее могут, если не удастся ускорить процесс подъема, опять опустить на дно. Если шторм разразится при буксировке тандема "баржа-атомоход" в док, предусмотрены сразу четыре варианта действий. Во-первых, это буксировка прибрежным маршрутом с уменьшением скорости. Во-вторых, разработан вариант укрытия в бухте Териберка. В-третьих, возможна буксировка лодки, не введенной в "седло" баржи для уменьшения нагрузки на комплекс. В-четвертых, предусматривается буксировка баржи переменными курсами против волны.

После прихода "Гиганта" с "Курском" в Кольский залив недалеко от поселка Росляково начнется подготовка постановки тандема в плавучий док. С этого момента допуск прессы на военные объекты прекратится. И Международный пресс-центр практически можно закрывать. Впрочем, в поселке Белокаменка, находящемся на другой стороне губы напротив плавдока, поставят камеру РТР, картинкой с которой смогут пользоваться представители телевизионных СМИ. Но корреспондента к камере не допустят.

@@@
"Операция "Курск": начальство в сборе
«Зеленые» требуют атомщиков к ответу
Белый дом ограничил свободу журналистов
Билетов на всех не хватило
Боевики опередили Грефа с его 50 миллионами долларов
Большая клумба – большой восьмерке
Бунт в женской колонии в Тбилиси

Властям не хватило денег на ремонт Белого дома

@@

В данном случае речь идет не об экономии, а о перерасходе бюджетных средств

2009-02-09 / Игорь Наумов

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"









Чиновники не смогли точно рассчитать смету на ремонт правительственных аппартаментов.

Фото Сергея Приходько (НГ-фото)

Кризис заставляет правительство сокращать госрасходы. Ревизии подверглись и планы ремонта и содержания здания правительства на Краснопресненской набережной. До лучших времен будет отложено оборудование нового помещения пресс-центра. Впрочем, источник «НГ» в Белом доме утверждает, что в данном случае речь идет не об экономии, а о перерасходе бюджетных средств, потраченных на ремонт и реконструкцию других помещений.

Как стало известно «НГ», в аппарате правительства существует план создания нового пресс-центра, который должен расположиться на третьем этаже так называемой башни Белого дома. Это помещение, максимально приближенное к залу заседаний, залам приемов, личным апартаментам премьера, должно было использоваться для проведения брифингов и пресс-конференций.

При этом уже существующему пресс-центру отводилась роль «отстойника» – здесь журналисты должны были бы находиться до начала официальных мероприятий. Ремонт предполагался и здесь. Во всяком случае, вице-премьер, руководитель аппарата правительства Сергей Собянин, когда при приеме дел осматривал здание, высказывал такое намерение.

Напомним, Белый дом был построен в 1979 году, и в этом году отметит свое 30-летие. Общая площадь здания почти 173 тыс. кв. м, на которых размещается бесчисленное количество рабочих кабинетов, 27 залов для проведения мероприятий и приемов. За годы эксплуатации многое действительно износилось, требует переделки и обновления. В среднем годовой бюджет на содержание и ремонт Белого дома составляет 3 млрд. руб. Эти деньги осваиваются достаточно активно. Например, в прошлом году завершился ремонт рабочего кабинета премьера, зала заседаний правительства, Наградного зала, столовой, развернулось строительство нового КПП и т.д. В 2009 году приступили к ремонту личных апартаментов президента в Белом доме, также собирались оборудовать и новый пресс-центр.

@@@
Властям не хватило денег на ремонт Белого дома
Восемнадцатое брюмера земляков Леонида Кучмы
Геннадий Зюганов - накануне
До встречи в Гааге
Если на все оглядываться, башка отвалится
Задержанного назвали новым Чикатило
Зачистка с киргизским уклоном

Казахстан в ожидании Папы Римского

@@

Понтифик проведет мессу в столице мусульманского государства

2001-09-22 / Наталия Пулина







СЕГОДНЯ вечером в аэропорту Астаны приземлится самолет главы Римско-Католической Церкви Иоанна Павла II, который не стал вопреки предположениям откладывать свой визит в Казахстан, даже несмотря на американскую трагедию. Как и планировалось ранее, понтифик пробудет в этой центральноазиатской республике 4 дня и 25 сентября вылетит из Астаны в Ереван для участия в торжествах по случаю 1700-летия принятия христианства Арменией в качестве государственной религии.

Заметим, что Иоанн Павел II лично знаком с президентом Нурсултаном Назарбаевым, который в конце сентября 1998 г. нанес визит главе Ватикана и подписал с ним Соглашение о взаимопонимании между Святым Престолом и Республикой Казахстан.

График визита понтифика в Казахстан довольно насыщенный. Из аэропорта, где его будет встречать президент Назарбаев, Иоанн Павел II отправится к Монументу жертвам политических репрессий советских времен и возложит венок. На следующий день глава Римско-Католической Церкви проведет святую мессу на центральной площади Мать-Родина столицы Казахстана. Это мероприятие, в котором, по самым скромным подсчетам, примут участие около 50 тыс. человек, является ключевым мероприятием визита понтифика. Отслужив мессу, Папа Римский встретится затем с епископами Католической Церкви Центральной Азии, а после этого - с президентом Назарбаевым. В этот же день состоится встреча понтифика со студентами и преподавателями Евразийского университета им. Гумилева. 24 сентября Иоанн Павел II отслужит мессу в Кафедральном соборе Католической Церкви Астаны и встретится с представителями творческих кругов Казахстана.

Нельзя не отметить, что власти республики загодя начали готовиться к визиту высокого гостя. Еще месяц назад руководитель городского УВД Канат Туксаитов заявил журналистам, что к моменту прибытия понтифика в Астану будут стянуты не менее тысячи полицейских из Караганды, Павлодара и Кокчетава и благодаря операции "Правопорядок" из столицы "исчезнут" бомжи, наркоманы и проститутки.

Большая работа проделана и в плане информационной поддержки предстоящего события. В минувший четверг в Астане в отеле "Интерконтиненталь" открылся пресс-центр Католической Церкви, который будет обеспечивать прямую трансляцию всех основных мероприятий визита главы Ватикана, а также предоставлять информацию о возможных изменениях программы поездки. Визит Папы Римского будут освещать более 500 журналистов. Однако ни одному из них не посчастливится лично побеседовать с Иоанном Павлом II, который отказался давать интервью отдельным масс-медиа, дабы "не выделять" ни одно из них.

Примечательно, что за несколько дней до поездки Папы Римского в Астану верительную грамоту ему вручил новоназначенный посол Казахстана в Ватикане Нурлан Даненов. В ходе их встречи понтифик подчеркнул, что придает большое значение визиту в Казахстан, чье "культурное и религиозное многообразие заслуживает глубокого уважения".

Что касается представителей религиозных конфессий Казахстана, то местные католики - а это в основном этнические поляки, которые были высланы в Кокчетавскую, Акмолинскую и Кустанайскую области как во времена царского режима, так и перед Великой Отечественной войной, - то они считают визит Папы Римского грандиозным событием. В стране зарегистрировано 68 приходов и проживают более 360 тыс. католиков латинского обряда и около 40 тыс. приверженцев Греко-Католической Церкви.

С пониманием относятся к приезду понтифика и мусульмане Казахстана, ведь в мае этого года Иоанн Павел II стал первым Римским Папой в истории, ступившим в мусульманскую мечеть - великую мечеть Дамаска Уммаяд. За месяц до визита Папы Иоанна Павла II апостольский нунций в Казахстане архиепископ Мариан Олесь познакомил казахстанцев с отношением понтифика к исламу. По словам архиепископа, глава Ватикана подает хороший пример в своей откровенной оценке всех трудностей, которые существуют между представителями различных конфессий. Иоанн Павел II говорит о том, что "Бог призывает нас изменить свои прежние действия. Мы должны уважать друг друга и побуждать друг друга добрыми делами вставать на путь добра".

Хотя в Армении, куда понтифик направится, как уже было сказано, прямо из Астаны, приверженцев католицизма несравненно меньше, нежели в Казахстане, программа визита также весьма насыщенна. Разумеется, Римский Папа встретится с президентом Робертом Кочаряном и духовным пастырем, Католикосом всех армян Гарегином II, а также другими иерархами Армянской Апостольской Церкви. Разумеется, ключевым пунктом визита станет Св. Эчмиадзин - резиденция армянских патриархов, на территории которой расположен один из самых древних христианских храмов планеты. Кстати, сегодня здесь столь же торжественно принимают Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. И многие в Армении выражают сожаление, что пути предстоятелей православия и католицизма не пересеклись на земле страны, первой в мире принявшей христианство в качестве государственной религии.

@@@
Казахстан в ожидании Папы Римского
Казус Здановича
Край несбывшихся проектов
Минимум бутафории, и это радует
Минфин прописал силовикам строгую диету
Москва и Минск не сошлись в повестке дня
НЕГА сообщает

На пути к Олимпиадам

@@

Олимпийские игры - событие отнюдь не только спортивное

2002-01-26 / Карэн Хачатуров Через три с небольшим года на 116-й сессии МОК будет рассматриваться заявка Москвы на проведение "Олимпиады-2012". Говорят, что Олимпиада - вне политики. Вот и Джордж Буш считает, что "Олимпийские игры - это спортивное, а не политическое событие". Лукавит президент, ибо открывающаяся 8 февраля в Солт-Лейк-Сити зимняя Олимпиада - самая массовая акция на территории США после постигшей их трагедии - призвана продемонстрировать единение с Америкой миллиардов людей.



В Амстердаме на 69-й сессии МОК право проведения игр 1976 года оспаривали Москва, Лос-Анджелес и Монреаль. Хотя Москва явилась единственным из городов-претендентов, который принял все условия МОК и дал все необходимые гарантии, никто из собеседников не верил в серьезность намерений делегации Москвы - мэра Владимира Промыслова и министра спорта Сергея Павлова.

Существовала традиция: "отцы" города - претендента на проведение Олимпиады задолго до официальной жеребьевки разъясняют мировой общественности доводы в свою пользу. Наши же власти впервые объявили о намерении провести Олимпиаду в Москве буквально накануне отборочной сессии МОК. Когда я, будучи одним из руководителей АПН, проводил предусмотренную регламентом пресс-конференцию московского градоначальника, то его в разных вариантах спрашивали об одном: если ваши намерения не блеф, почему о них было объявлено так поздно? Кажется, после десятого вопроса мэр не выдержал: "Да не было решения". В зале запахло "жареным" и посыпались вопросы: "Не было какого решения?" Ясно, что речь шла об обязательной директиве центральной партийной власти.

Ритуальные директивы, регламентировавшие все стороны общественной жизни, "спускались" вопреки логике накануне и даже по следам событий. Потому своим откровенно обескураживающим ответом мэр Москвы не погрешил против истины.

Наш экспертный прогноз, а он оказался точным, был таков: сейчас наибольшие шансы имеет Монреаль, но через четыре года победа кандидатуры Москвы весьма вероятна, в том числе при условии обновления архаичной структуры МОК и смены его руководства. Амстердамская сессия МОК обнаружила кризис всего олимпийского движения. Медленный процесс демократизации, возрождения олимпийских идеалов начался только после отставки Эвери Брендеджа и избрания президентом МОК Хуана Антонио Самаранча.

...Наступил день выборов. В фойе военный оркестр королевских гвардейских гренадеров в честь Москвы исполнял "Яблочко". В президиуме появились с результатами голосования руководители МОК. Туда же двинулся привычной хозяйской походкой московский мэр, но его успели перехватить в проходе и посадить в зале рядом с нами. Когда объявили победу Монреаля, Промыслов демонстративно покинул зал, громко хлопнув дверью.

Злоключения наши на этом не кончились. Еще шло торжественное заседание, еще поздравляли счастливого мэра Монреаля, а в фойе раздался недоуменный шум. На дисплее с пометкой "молния" и со ссылкой на своего специального корреспондента в Амстердаме застыло сообщение ТАСС из советской столицы о победе кандидатуры… Москвы! Оказывается, в центральной конторе ТАСС заготовили два варианта официальной информации - на случай победы и поражения, а входивший в нашу группу тассовец должен был сразу же после решения МОК сообщить по телефону порядковый номер искомой информации. Произошла путаница, и Москва прокатила на вороных Монреаль в минуту торжества его граждан. Досталось от Павлова не только тассовцу... А нам предстояло в специальном заявлении заклеймить интриги врагов мира и социального прогресса, отдавших предпочтение не советской столице. Переданный мне на этот случай в Агитпропе прямолинейный текст надо было кардинально менять.

Никогда еще в истории Олимпийских игр со времени их возникновения в Греции и потом после возрождения бароном Пьером де Кубертеном не удостоившийся чести быть избранным город не выступал с публичными протестами. В Москве решили создать прецедент. Промыслова и Павлова, расценивших неизбрание советской столицы и как срыв важнейшего партийно-государственного поручения, и как персональное оскорбление, я постарался убедить в том, что, уж коли велено протестовать, делать это надо по-европейски, с заменой бранных эпитетов корректными по форме справедливыми аргументами. Так появилась правдивая, хотя и цветистая фраза о том, что многие члены МОК при голосовании руководствовались соображениями, столько же далекими от спорта, как оливковые деревья храма Зевса, венки из листьев которых давались в награду победителям Олимпиад в античной Греции, от тюльпановых плантаций современной Голландии. Потом эта фраза перекочевала в мою "установочную" в отношении олимпийского движения статью в газете "Советский спорт".

Через четыре года Москва получила мандат на проведение XXII Олимпиады. При его оргкомитете во главе с вице-премьером по строительству Игнатием Новиковым были созданы комиссии, в том числе по информации и обеспечению культурной программы во главе с председателем правления АПН Львом Толкуновым; я стал его заместителем. Мне поручили разработку концепции информационного сервиса. В схеме журналистского обеспечения несущей опорой являлась организация главного пресс-центра. Функционально пригодного здания для его размещения в Москве не было. Но не строить же здание, начиненное современной техникой, для его пусть и важной, но всего двухнедельной деятельности. И тогда родилось мудрое предложение.

Агентству печати "Новости" было тесно в доме на Страстном бульваре - там сейчас располагается Министерство печати. В старом доме, где еще жил композитор Сергей Рахманинов, невозможно было монтировать современное технологическое оборудование. Руководство АПН предложило строительство нового здания, которое после Олимпиады перешло бы в собственность агентства. А взамен гарантировало информационное обеспечение Олимпиады, включая деятельность главного пресс-центра.

Для такого предложения психологический момент был выбран удачно. Именно "возня с журналистами" представлялась высочайшему начальству самой большой головной болью, оно жаждало свалить заботы на уникальную по своим функциям организацию, в которой трудились квалифицированные журналисты, страноведы и специалисты в различных областях знаний. Потому предложение АПН поддержали.

Была выбрана строительная площадка по соседству с историческими Провиантскими складами рядом с Крымским мостом. Хотя строительству олимпийских объектов был дан "зеленый свет", понадобилось упорство и связи Толкунова, чтобы здание для главного пресс-центра было своевременно построено, оборудовано и оснащено.

Приметное москвичам оригинальное серое здание на бетонных сваях по Зубовскому бульвару, # 4, вступило в строй в канун Олимпийских игр 1980 года. Главный пресс-центр работал как часовой механизм. Другое дело, что из-за войны в Афганистане и бойкота Московской Олимпиады ведущими государствами Запада зарубежных журналистов было значительно меньше, чем предполагалось. АПН сполна выполнило свои обязательства перед оргкомитетом. Ежедневно издавался иллюстрированный бюллетень "Старты и результаты" объемом в двадцать газетных полос на русском и совмещенно на английском и французском языках. Оперативно вышли книги по каждому виду олимпийских соревнований.

@@@
На пути к Олимпиадам
ПОЧТА
Премьер построил пирамиду
Путин с Назарбаевым проведут вместе три дня
Разношерстный пресс-пул Белого дома
Регионы России: коротко
Свои: в поисках стиля

Скандал вокруг "эскадрона смерти" в Минске продолжается

@@ 2001-06-16 / Алесь Белоус



БЫВШИЕ следователи белорусской прокуратуры и авторы сенсационного разоблачения "эскадрона смерти", который похищал и уничтожал в Белоруссии известных политиков, бизнесменов, журналистов (См. "НГ" от 15.06.2001), Дмитрий Петрушкевич и Олег Случак несколько дней после рассылки своего послания молчали, как бы изучая реакцию "заинтересованных лиц". Которая, кстати, последовала мгновенно.

Президент Александр Лукашенко в ходе посещения Белорусского оптико-механического объединения назвал бывших следователей прокуратуры "пьянчугами", стремящимися "заработать капитал на горе людей". Несколько ранее пресс-центр республиканской прокуратуры распространил заявление, в котором сообщалось, что один из авторов выполнял чисто техническую работу и не имел никакого отношения к документам следствия по делу о похищении оператора ОРТ Дмитрия Завадского, а второй уже два года не работает в органах. Отреагировал и бывший министр внутренних дел Юрий Сиваков, ныне работающий заместителем главы администрации президента. Авторы письма, как известно, обвинили его в том, что он по поручению бывшего госсекретаря Совета безопасности республики Виктора Шеймана на базе СОБРа создал "эскадрон смерти". По мнению Юрия Сивакова, все, что изложено в письме, "не выдерживает никакой критики". Он потребовал от нынешнего генпрокурора, которым является уже названный Виктор Шейман, "возбудить уголовное дело за разглашение тайны следствия".

В пятницу, как бы в ответ на сообщение пресс-центра республиканской прокуратуры, Дмитрий Петрушкевич и Олег Случак разослали в белорусские СМИ фотокопии некоторых документов из дела о похищении Дмитрия Завадского. Это прежде всего постановление о назначении комплексной судебно-криминалистической экспертизы от 10 августа 2000 г., в котором прокурор отдела по надзору за следствием в органах прокуратуры, внутренних дел и дознания В.Д. Шабунько просит экспертов, в частности, подтвердить или опровергнуть принадлежность биологического (генетического) материала потерпевшему Завадскому Д.А. Здесь же фотокопии выводов эксперта Н.Н. Кузуба о том, что "принадлежность биологического (генетического) материала человека, обнаруженного в наслоениях по левому боковому краю задней поверхности металлического лезвия штыковой лопаты, потерпевшему Завадскому Д.А. подтверждается". (Напомним, штыковая лопатка была найдена в багажнике автомашины бывшего офицера спецподразделения "Алмаз" Игнатовича, находящегося сейчас под следствием.)

@@@
Скандал вокруг "эскадрона смерти" в Минске продолжается
События и происшествия: новости
Сотрудник белорусского бюро ОРТ все еще не найден
Угрозы Лужкова поднять общественность начинают осуществляться
Уроки демократии на саммите G8
Федеральные войска продолжают наступать
Ходорковский снимает маску

Шампанское и пиво лились рекой

@@

К десятилетию падения Берлинской стены.

Будни после праздника оказались не столь радостными как для Германии, так и для Европы в целом

1999-11-06 / Евгений Григорьев



Берлин, 9 ноября 1989 года. Стена уже не преграда.

Фото из журнала "Германия"

ЭТО БЫЛ всем праздникам праздник! Можно смело утверждать, что такой всенародной радости еще никогда не было в немецкой истории, да и едва ли когда-нибудь повторится опять. Узнав где-то в седьмом часу прохладного и хмурого вечера 9 ноября 1989-го по радио, телевидению, от родственников, соседей или друзей о решении правительства ГДР открыть границу, причем якобы немедленно, десятки, сотни, тысячи берлинцев спонтанно двинулись к пограничным переходам с Западным Берлином. Растерянным властям, собиравшимся в действительности подготовиться за ночь и открыть пропускные пункты по-немецки организованно только на следующее утро, не оставалось ничего иного, как поднять шлагбаумы.

Ночные улицы Западного Берлина заполнились толпами восточноберлинцев. Их встречали с распростертыми объятиями. Хлопали пробки от шампанского. Несмотря на "полицейский час", когда ресторанам и закусочным полагается быть закрытыми, они до утра бесплатно угощали дорогих собратьев вином и пивом, да и чем покрепче. Еще в ту же ночь тысячи наиболее мобильных восточных немцев успели добраться на своих маленьких пластмассовых "Трабантах" до Гамбурга, Ганновера, Нюрнберга, Мюнхена, не говоря уже о совсем приграничных западногерманских городах. И там тоже воцарился всеобщий праздник. Неожиданных "пришельцев" встречали улыбками и шампанским, а со следующего дня и денежной дотацией на сотню западных марок, чтобы гости, прибывавшие уже и из восточногерманской глубинки, не чувствовали себя совсем бедными родственниками. Люди с Востока и Запада танцевали на улицах, обнимались и целовались, испытывая невероятную эйфорию.

Четверг, 9 ноября 1989 года, стал подлинно рубежной датой германской и европейской истории. Берлинская стена рухнула. Снести ее было одним из главных требований Запада, не говоря уже о Бонне, в течение целых 28 лет. Президент США Рональд Рейган, поднявшись с западноберлинской стороны на смотровой помост у Бранденбургских ворот, театрально призывал советского лидера Михаила Горбачева убрать Стену, которая не только трагически разделила огромный город, но и стала символом раскола Германии, Европы и всего мира на враждующие лагеря.

Хотя это далеко не архитектурное сооружение, названное его создателями "антифашистским валом", появилось во времена Хрущева с прямого советского согласия, в Москве с годами чувствовали себя с ним все более неуютно. По своей инициативе о ней предпочитали помалкивать, пропагандистски огрызаясь на западные обвинения цитатами из речей главы СЕПГ и ГДР Эриха Хонеккера, который высокомерно заявлял, что Стена простоит еще сто лет. Но внутренне у нас многие понимали, что эта "граница на замке", сооруженная в августе 1961 года во спасение ГДР, массовое бегство из которой реально грозило обескровить ее утратой миллионов граждан, лишь дискредитирует в глазах остального мира это государство, а заодно и весь стоящий за ним социализм. Обагряясь кровью, Стена не останавливала беглецов, но стояла, и этому, казалось, не будет конца. Во всяком случае, едва ли кто в Германии и столицах великих держав всерьез рассчитывал на ее падение - в лучшем случае на то, что она станет, как сейчас принято выражаться, еще более транспарентной, чем по уже имевшимся соглашениям.

В Бонне вечером 9 ноября шло рутинное заседание бундестага. Один из архитекторов знаменитой новой восточной политики семидесятых годов Эгон Бар спокойно уехал домой, и уже там его застал звонок Вилли Брандта с вопросом: "Что, не ожидал?" В самом бундестаге депутаты, будь то левые или правые, пораженные берлинской новостью, восторженно вскочили с мест и стройно запели гимн "Дойчланд, Дойчланд юбер аллес...". Федерального канцлера Гельмута Коля в рейнской столице не было. Атмосфера в ГДР была более чем наэлектризована, но он, очевидно, не ожидал чего-либо чрезвычайного, уехал с официальным визитом в Польшу. Известие об открытии Стены застало его перед вечерним банкетом в Варшаве. Сообщение передал по телефону из Бонна его ближайший помощник Аккерман, и оно было столь невероятным, что канцлер попросил перепроверить его и, лишь получив подтверждение, решил прервать визит. В Вашингтоне, где было еще около трех часов дня, президент Джордж Буш узнал о событиях в Берлине из теленовостей, спецслужбы пока не докладывали, и хозяин Белого дома решил не спешить со своей реакцией. Так же поступил и президент Франции Франсуа Миттеран, хотя находился в тот день неподалеку с визитом в Копенгагене. В Москве же, где уже наступала ночь, Михаила Горбачева будить не стали, и ему сообщили об эпохальном событии в Берлине только поутру.

Падение Берлинской стены свершилось в обстановке буквально всеобщего кризиса государства, партии, экономики, общества, нараставшего в ГДР после ее октябрьского сорокалетнего юбилея как снежный ком. Вся республика бурлила. Активнейшим образом вела себя евангелическая церковь, десятки ее кирх стали местом сбора оппозиции режиму, возникновения новых организаций. Набирал силу "Новый форум" во главе с художницей Бербель Болей и профессором молекулярной биологии Йенсом Райхом. Он был объявлен антиконституционным, но продолжал деятельность. Власти уже не могли помешать ни ему, ни образованию других партий вроде социал-демократической или "Демократического прорыва", идеологом которой был пастор Райнер Эппельман, избравший затем политическую карьеру министра, депутата бундестага и т.д. В Лейпциге, Дрездене и других областных центрах республики из вечера в вечер шли огромные демонстрации, требовавшие демократизации, перестройки, свободы выезда. 4 ноября грандиозный стотысячный митинг состоялся в столице ГДР на Александрплатц.

Генеральный секретарь СЕПГ и председатель госсовета ГДР Эгон Кренц, сменивший на этих постах Хонеккера, и его ближайшее окружение понимали, что без уступок населению уже не обойтись. 9 ноября был собран пленум ЦК СЕПГ, который одобрил проект постановления Совета министров ГДР о новых свободных правилах пересечения границ для граждан республики. Информировать о пленуме было поручено бывшему главному редактору газеты "Нойес Дойчланд", а к тому времени члену политбюро ЦК СЕПГ и главе ее берлинской организации Гюнтеру Шабовскому, человеку резолютивному, энергичному, не боявшемуся общения с прессой.

Напутствуя его на прес-конференцию, Эгон Кренц сказал: "Обязательно проинформируй о решении насчет поездок. Это мировая сенсация!" Поскольку у Шабовского не было текста нового правительственного распоряжения, то Кренц отдал ему свой экземпляр, зачитанный на пленуме, с которым Шабовский и уехал в пресс-центр на Моренштрассе.

"И там в результата маленькой ошибки он вызывает большие последствия, - пишет Кренц в своих недавно вышедших мемуарах. - Сначала Шабовский информирует о распоряжении по тексту: "Мне только что сообщили, что Совет министров постановил..." Но затем ошибается. Открытие границы должно было произойти утром 10 ноября. На это время были рассчитаны подготовленные приказы по погранвойскам, Министерству госбезопасности и народной полиции. Однако на вопрос о времени открытия границ Гюнтер Шабовский, очевидно, что-то перепутав, отвечает: "Если я правильно информирован, то, по моим сведениям, немедленно". После этого "сразу происходит то, что никто не мог предвидеть. А именно: берлинцы собираются и движутся к стене. И на автострадах течет все возрастающий поток в западном направлении".

Около 9 часов вечера генсеку звонит всемогущий шеф госбезопасности престарелый Эрих Мильке. Он докладывает о массах людей в центре Берлина, направляющихся к погранпереходам, и спрашивает: "Что мы должны делать?"

Кренц признает в своих воспоминаниях: "Я едва могу скрыть свою нервозность. Мы оказались в чрезвычайно опасной ситуации. Ошибочное решение может привести к кровопролитию. В эти минуты мои возможности что-либо решать были чрезвычайно малы. Практически все сводилось к вопросу: дать событиям развиваться свободно, как есть, или применить вооруженную силу для обеспечения государственной границы. Последнее означало бы игру с огнем".

В распоряжении агонизирующей власти были крупные вооруженные силы армии, народной полиции, госбезопасности, наконец, т.н. рабочих дружин. Похоже, что она могла еще в конце октября полагаться и на более могущественный фактор. Главком ЗГВ генерал Борис Снетков заверил нового лидера ГДР в готовности оказать ей "любую помощь", и автор мемуаров понимает это так: "В случае провокаций ЗГВ готова выполнить свои обязательства перед ГДР". В то время это была не игрушка: 365 тысяч солдат и офицеров, 4116 танков, 3598 артиллерийских систем, более 1200 самолетов и вертолетов, 627 тысяч тонн боеприпасов и т.п. Но Михаил Горбачев не позволил разыграться генеральским и прочим силовым вариантам. Советским войскам был дан из Москвы приказ не вмешиваться в кипевшие события, оставаться в казармах, и в этом, пожалуй, состоит главный вклад президента СССР в падение Стены и благополучную судьбу германского воссоединения. Все остальное решено и достигнуто прежде всего самим населением былой ГДР, самим немецким народом.

Попробовав дозвониться до Горбачева в Москве, Эгон Кренц в конце концов решает 9 ноября: "Поскольку завтра пограничные переходы все равно должны быть открыты, то из-за нескольких часов мы не пойдем на риск конфронтации с населением. Итак, открыть шлагбаумы!" И меланхолично резюмирует: "Никто не может сказать, как повело бы себя население, если бы открытие, как и планировалось, состоялось 10 ноября". В этой трактовке получается, что 9 ноября шлагбаумы поднял Его Величество Случай. Так или иначе, заключает Кренц, "в эту ночь лилось шампанское, и то, что не пролилась кровь, учитывая еще существовавшие у двух мировых систем образы врага, граничит с настоящим чудом".

9 ноября вообще почти мистическая дата в германской истории ХХ века. В 1918 году в этот день был свергнут кайзер и Германия была провозглашена республикой. В такой же день 1938 года по всей стране разыгралась кровавая драма устроенных нацистами еврейских погромов, когда ночное небо городов озарялось пламенем подожженных синагог. И вот 9 ноября 1989 года, после которого минуло уже десять лет.

Падение Стены было смертельным ударом для ГДР. Оно открыло путь к объединению Германии, кардинально изменив политическую и военно-политическую географию Европы.

Но в самой Германии соединение воедино двух противоположных экономик, двух не совпадающих менталитетом частей народа оказалось непростым орешком. Казалось, что ФРГ, имевшая мощнейшие экономические и финансовые ресурсы, быстро справится с преобразованием на западногерманский лад новых своих федеральных земель. В них вложено уже 1,5 триллиона марок. Однако и сейчас эта работа не завершена, хотя, конечно, и крупные достижения налицо.

Эйфория ноябрьских дней 1989 года давно уступила место будням, в которых восточных немцев постигло немало разочарований. Они все еще не могут ощущать себя полностью равноправными гражданами, ибо ни зарплата, ни пенсии во многих случаях до сих пор не достигли того уровня, который существует в старых землях. Все эти годы их мучает куда большая, чем опять-таки в западной части страны, массовая безработица, достигающая 20, а кое-где и более процентов. Не поэтому ли и по прошествии десяти лет бундесбюргерами ощущает себя только пятая часть восточных немцев, девять процентов из которых хотели бы "вернуть" ГДР, а остальное большинство не может определиться в своем мироощущении?

К сожалению, историю новой объединенной Германии не решили начинать с чистого листа. Многое в действиях Бонна, взявшего верх, смахивало и смахивает на элементарную месть бывшим верхам ГДР. Начиная с Хонеккера, которого принимали в Бонне со всеми почестями, или Кренца, которому Коль звонил первым, выражая пожелание, чтобы "мы регулярно звонили друг другу", политических, военных деятелей ГДР, да и не только их - людей попроще- стали таскать по судам и приговаривать к тюремному наказанию. И это продолжается до сих пор, так же как и своеобразная "охота на ведьм", при которой никто из бывших граждан ГДР не может быть уверен, что на него не появится какой-либо, в том числе надуманный, компромат насчет его прошлой жизни и деятельности в ГДР.

Не так получилось и с Европой, которой падение Стены сулило радужный шанс возведения общеевропейского дома, окончательного устранения войны из жизни континента и т.д. Не было и мысли о том, что НАТО шагнет далеко на восток. А тем более что новая объединенная Германия пошлет своих летчиков участвовать в войне против Югославии.

@@@
Шампанское и пиво лились рекой
Эта настырная Мерил Стрип