"Руководство переселением возложить на НКВД..."

@@

Репрессированные в 1941 году немцы Поволжья тогда же лишились своей автономии

2001-08-28 / Иван Сас Начало массовой депортации немцев Поволжья в районы Сибири и Казахстана было положено Указом Президиума Верховного Совета СССР "О переселении немцев, проживающих в районе Поволжья", вышедшим 28 августа 1941 года. С мест постоянного проживания было сорвано и сослано в районы Сибири и Казахстана более 805 тысяч человек. В канун этой даты на вопросы "НГ" ответил председатель общероссийского политического общественного движения "Возрождение. Единение. Согласие", исполнительный директор государственно-общественного фонда "Российские немцы" Иван Беккер.



-Иван Иоганесович, за период проживания немцев в России им пришлось пережить немало драматических моментов. Как на этом историческом фоне выглядит сталинская депортация 1941 года?

- В истории российских немцев эта драма не первая. В массовом порядке немцы начали переселяться в России при Екатерине II. Императрице требовалась рабочая сила для освоения новых территорий и защиты рубежей. Переселенцы оседали в основном на Волге. Высочайшим указом им были дарованы немалые льготы. Но после смерти императрицы отношение к немцам изменилось, и эти льготы начали отнимать. Обрусевшие немцы также подвергались репрессиям в канун и во время Первой мировой войны, когда вспыхнул военный конфликт между Россией и Германией. Очередную волну гонений им пришлось пережить в 30-е годы уже при советской власти. Но все это - лишь прелюдия к самым масштабным, разрушительным и длительным репрессиям, начало которым положил уже упомянутый указ от 28 августа 1941 года.

- Говоря о репрессиях, нельзя обойти вниманием и другой исторический факт. Советская власть дала российским немцам то, о чем они мечтали, - собственную государственность. Я имею в виду создание в 1918 году автономной области, а в 1924-м - автономной республики немцев Поволжья. Указ 1941 года поставил на автономии крест. Некоторые историки объясняют это противоречиями между ленинскими и сталинскими воззрениями на национальную политику.

- Идея создания немецкой республики действительно принадлежит Ленину, но суть в данном случае не в его противоречиях со Сталиным. Проиграв выборы в Учредительное собрание, большевики, дабы привлечь на свою сторону национальные движения, стали поощрять сепаратизм, хотя Ленин, как известно, был ярым противником строительства "национальных квартир". Но этого требовала тактика. Ей в угоду и была разыграна национальная карта. Все, что произошло после, - уже суть стратегии большевизма.

- Чем официально обосновывалась необходимость депортации советских немцев в Сибирь и Казахстан?

- Сталинский режим не считал необходимым объясняться с народом - все депортационные правовые акты издавались под грифом "Совершенно секретно". Они не содержат какой-либо мотивационной части, исключая, пожалуй, лишь указ от 28 августа. Здесь говорилось о наличии среди немцев Поволжья "тысяч и десятков тысяч диверсантов и шпионов" и об укрывательстве последних населением республики. Эти тяжкие обвинения и по сей день не нашли каких-либо серьезных документальных подтверждений.

- Как организовывалось переселение?

- Переселению подлежало все немецкое население, в том числе и смешанные семьи, где главой семьи был немец. Жены могли избежать их участи при условии развода. Не выселялись женщины-немки, чьи мужья были не немецкой национальности. Не делалось исключений и для членов ВКП(б) и ВЛКСМ. Депортируемый получал повестку из местного НКВД, на сборы отводилось 24 часа. Разрешалось брать с собой до 200 килограммов имущества и продовольствия, но имущество большинства помещалось в рюкзаке. Колонны переселяемых под конвоем войск НКВД направлялись на железнодорожные станции, грузились в пульмановские (телячьи) вагоны. Типичный эшелон состоял из 50-60 вагонов, сопровождался конвоем, фельдшером и медсестрой. Страшная скученность, антисанитария, недостаток качественной питьевой воды, продовольствия - все это вело к болезням, гибели людей. Но самое страшное их ждало впереди. На местах многим прибывшим пришлось зимовать в наскоро сбитых дощатых бараках, землянках, а то и в палатках. Из переселенных организовывали так называемые трудовые колонны, которые направлялись на самые тяжелые работы в различных отраслях. Гибель людей здесь стала массовой.

Но самим фактом переселения репрессии не кончились. Затем пошла вторая волна - людей переселяли уже в районы Крайнего Севера, началось многолетнее поражение в правах. После войны депортированных из лагерей передали в так называемые спецпоселения под надзор комендатур, в которых следовало постоянно отмечаться. Вплоть до 1953 года они не имели права сменить место жительства - за нарушение этого запрета грозило многолетнее заключение, а то и расстрел. Только в 1972 году был снят запрет на возвращение на прежние места проживания, до депортации.

- Какие последствия депортации 1941 года и дальнейших репрессий вы отнесли бы к наиболее тяжким?

- Самое страшное - физическая гибель людей. Точное число погибших до сих пор не установлено, но статистика уже спрогнозировала, что это сотни тысяч людей. Документально подтверждено, что в некоторых лагерях доля умерших от непосильного труда, холода и голода достигала 50 процентов. Скажем, только в Усольлаге (Молотовская, ныне Пермская область), рассчитанном на 7,3 тысячи человек, нашли свою гибель 3,5 тысячи немцев. Во-вторых, с началом репрессий был наложен запрет на пользование родным языком. Излишне напоминать, что родной язык - основа основ любой этнической группы. В-третьих, российские немцы с ликвидацией республики немцев Поволжья потеряли всю материальную и социальную базу культурной жизни: лишились своих школ, театров, храмов, газет, издательств. В-четвертых, этнос оказался распыленным. Если до депортации за Уралом проживали около 10% немцев, то после нее - уже около 90%. Разорвались этнические, экономические, культурные и даже семейные связи - сама основа, необходимая для воспроизводства этноса.

- Хрущеву при развенчании культа личности Сталина, казалось бы, было выгодно разыграть и "немецкую" карту, поднять вопрос о реабилитации репрессированного народа. Почему, на ваш взгляд, он не сделал этого?

- Во-первых, Хрущев сам был причастен к репрессиям, а во-вторых, тема немцев требовала чрезвычайно деликатных подходов. Официальная пропаганда, в начале войны огульно обвинив советских немцев в массовом шпионаже и пособничестве врагу, немало сделала для того, чтобы отсвет той жгучей ненависти, которую испытывали советские люди к фашизму, пал и на ни в чем не повинных репрессированных немцев бывшего СССР. Хрущев рисковал лишиться поддержки в этом вопросе миллионов фронтовиков, военной верхушки.

- Насколько восприимчивы к этой теме были последующие советские руководители?

- Абсолютно безразличны вплоть до Горбачева. Брежнев тоже делал вид, что проблемы реабилитации немцев не существует. В 1965 году делегация из репрессированных немцев добилась - неслыханное дело! - приема у Микояна (Анастас Микоян был на ту пору Председателем Президиума Верховного Совета СССР. - Прим. авт.). Но все словно в стену бетонную упиралось.

- Можно ли считать, что наконец реабилитация состоялась?

- Политическая - да. Уже в новой России были приняты законы "О реабилитации репрессированных народов" и "О реабилитации жертв политических репрессий". Президент России Борис Ельцин 24 февраля 1994 года, выступая в Федеральном собрании, принес от имени государства извинения потерпевшим. Но ведь проблема реабилитации состоит не только в том, чтобы признать несправедливость и абсурдность репрессий. Речь шла о восстановлении национально-территориальной государственности российских немцев.

- Имеется в виду новый субъект Федерации?

- Именно. И казалось, справедливость уже восторжествовала в ст.6 Закона "О реабилитации репрессированных народов". Но, учитывая, что реализация этого решения связана с перекройкой границ субъектов Федерации, а в условиях обострения межнациональных конфликтов это взрывоопасно, действие статьи законодатель заморозил на 5 лет. Срок истек, но боюсь, статья оказалась замороженной навсегда.

- Почему? Разве ваше движение не будет настаивать на восстановлении немецкой республики в составе России?

- Я реалист и не хочу заводить своих собратьев в исторический тупик. Сегодня, в условиях непростой ситуации в сфере межнациональных отношений в России, возрождение республики, на мой взгляд, невозможно. Поясню свою позицию. Об опасности перекройки границ я уже говорил. Вопрос второй: где строить? На территории бывшей республики немцев Поволжья ситуация коренным образом изменилась. Если до войны немецкое население составляло 64,5%, а в сельских районах - до 90%, то на сегодняшний день его доля не более 2,5-3%. Более половины российских немцев выехали в Германию, на сегодняшний день в России их осталось около 500 тысяч. Можно было бы повысить концентрацию немецкого населения в Поволжье за счет переселения немцев из Сибири, Дальнего Востока, стран СНГ. Но не все имеют такое желание, тем более - возможности.

- Тем не менее некие общественные организации Саратовской области обратились недавно с открытым письмом в адрес президента России, в котором говорится, что в Поволжье якобы идет подпольное строительство "эмигрантской немецкой республики". Повествуется о некоем таинственном российско-германском протоколе 1992 года, который подписывал еще Борис Ельцин, о германских финансовых потоках, текущих в Поволжье. И, разумеется, о "массовых протестах" местного населения против "тихой оккупации".

- Это очередная провокация, основанная на досужих домыслах, которые сродни домыслам 1941 года. Начну с местного населения. За всю историю проживания немцев в Поволжье не было зафиксировано каких-либо конфликтов с коренным населением. Наоборот, эта история полна примеров добрососедства. Что же касается "секретного протокола", то, видимо, имеется в виду межправительственное соглашение 1992 года, в котором действительно шла речь о поэтапном восстановлении национальной государственности немцев на Волге. Однако соглашение носило характер декларации намерений и не возлагало на подписантов каких-либо серьезных обязательств. Германия уже в 1994 году, поняв, что никакой республики на Волге все равно не будет, свернула здесь свою деятельность. Но есть люди, которые ничем иным, кроме провокаций, заявить о себе не могут.

- Вы являетесь сопредседателем оргкомитета по подготовке и проведению съезда немцев РФ. Когда он состоится? Будет ли вопрос о республике стоять в повестке дня съезда? Ради чего его собираете?

@@@
"Руководство переселением возложить на НКВД..."
600 тысяч человеческих жизней - за передел постсоветского пространства
Алексий II отметил заслуги мэра Махачкалы
Антиингушский синдром
Глухая оборона на национальной почве
Евроненавидение
Законность по-якутски

Кризисный замер

@@

Продолжение

2009-04-07







Дальнейшего повышения цен на хлеб пока не происходит, а очереди наблюдаются.

Фото Reuters

Начало темы

О сильной руке и где полыхнет

Башкирова: Мы уже говорили о том, повлиял ли кризис каким-то образом на социальные и политические взгляды. Мы задали в февральском исследовании такой вопрос: повлияли ли недавние социальные экономические изменения на ваши политические взгляды? И около трети опрошенных сказали, что повлияли. И вот что интересно: СМИ, многие политики, аналитики опасаются того, что в условиях кризиса народ опять будет стремиться к сильной руке, то есть к авторитаризму. В этом исследовании мы попытались измерить степень этого стремления к авторитаризму или к демократической ориентации. И вот что у нас получилось – к авторитаризму тяготеют чуть больше трети россиян, соответственно две трети жителей России ориентированы на демократию.

Гудков: Я скептически отношусь к такого рода исследованиям, потому что это измерение слов-символов все-таки. Люди не понимают, что такое «демократия», реального опыта или знакомства с тем, как работает или как устроена демократическая система, у них нет. Мы много раз спрашивали людей, как они себе представляют, что такое демократия. Все ответы делятся на неравные части – позитивные и негативные. Негативные – это демагогия, хаос, беспорядок и все прочее. То, что они подозревают в позитивном смысле под демократией, не является собственно демократичным. Это высокий уровень жизни, это социальная защищенность, это свобода, это правовое государство. А ведь правовая защищенность вообще-то не имеет прямого отношения к демократии, потому что правовое государство возникло не в демократических режимах, а гораздо старше. Понимаете, это важные вещи. Фундаментальные представления о социальном устройстве, о политической системе складываются на протяжении поколений и не меняются в какие-то месяцы и даже годы. Кризис или не кризис – эти вещи гораздо более устойчивы, чем кажется, даже переодетые в разные слова, они сохраняют свою устойчивость много десятилетий, если не больше.

Башкирова: Но чтобы измерить этот показатель, мы, естественно, не спрашивали в лоб: «Вы за демократию или авторитаризм?», чтобы оценить эту тенденцию, мы использовали «батарею» ценностных суждений.

«НГ»: Понятия о демократии, может быть, и не меняются, но разве общественные устремления – точнее, тяготения к сильной руке – в период кризиса не усиливаются?

Гудков: Ориентация на сильную руку очень резко выросла в ситуации кризиса 1998 года и сохранялась после него, на протяжении 2000-х годов.

Каменчук: Я говорила в самом начале своего выступления, что мы не фиксируем в настоящий момент рост популярности левых идей, и это актуально и в отношении ориентации на более твердую руку. Хотя в России в целом, это нужно сказать, государственнические позиции довольно сильны. Другой вопрос – насколько ярко они выражены, о радикальном национализме говорить нельзя.

Башкирова: Но есть все-таки угрозы межнациональных конфликтов...

Каменчук: Кстати говоря, мы затронули очень интересный момент – о росте вероятности межнациональных конфликтов, до этого говорилось о напряженности на Дальнем Востоке. Если говорить по регионам, то, по нашим исследованиям, как раз несколько большую напряженность в связи с кризисом мы наблюдаем именно на Юге, в Южном федеральном округе. И вот в этой связи нельзя забывать о национальном факторе. А на Дальнем Востоке по сравнению с Югом все выражено не так ярко.

Кертман: Если уж мы затронули тему межэтнических конфликтов… Очень не хочется давать какие бы то ни было прогнозы по этой проблематике, но, судя по тому, что показывают наши исследования, если полыхнет, а такой риск существует, то это случится скорее всего не на Юге. Самые опасные регионы на сегодня – это Тверская и Ленинградская области. Произошло, по-видимому, следующее: там, где есть устойчивая привычка к межнациональному общению, как в южных регионах, как, кстати, и в Поволжье, и в некоторых сибирских регионах, там могут часто возникать определенные межнациональные трения, но они быстро и угасают. Там есть опыт преодоления и забывания таких вещей. А вот в почти мононациональных в недавнем прошлом регионах, где теперь образовались большие национальные анклавы, такого опыта нет, здесь раздражение по поводу «чужаков» нарастает, и это показывают некоторые данные. А тут еще возникает в условиях кризиса конкуренция за рабочие места плюс циркулируют предположения относительно роста преступности со стороны не уехавших гастарбайтеров – все это создает совершенно горючую смесь. Вот очаги чего-то подобного мы увидели в Ленинградской и Тверской областях.

«НГ»: Это проводилось выборочное исследование или по всей стране?

Кертман: Это было двухэтапное исследование: сначала по всей стране мы сделали грубый замер и отобрали семь регионов, в которых ситуация, судя по результатам этого первого этапа, выглядела тревожной, а затем провели в них углубленные исследования. Где-то положение дел при внимательном рассмотрении оказалось не столь опасным, а вот два вышеупомянутых региона вызывают самое серьезное беспокойство.



Опрос проведен ВЦИОМом (репрезентативная выборка – 1600 человек в 140 населенных пунктах 42 регионов России) совместно с белорусскими (социологическая лаборатория «НОВАК», выборка – 1000 человек во всех 6 регионах) и украинскими (компания Research & Branding Group, выборка – 2067 респондентов в 24 областях Украины и АР Крым) коллегами.

О кредите доверия

«НГ»: Сейчас некоторые эксперты из политологической среды предрекают, что терпение народа на пределе и что если полыхнет, так уж полыхнет. Насколько подобные прогнозы актуальны для сегодняшней действительности?

Кертман: Они неактуальны до тех пор, пока сохраняется нынешний кредит доверия власти. Я думаю – лучше сказать, мне кажется, – что в ближайшие года полтора вероятность крупномасштабных социальных потрясений (о локальных эпизодах речи, понятно, не идет) близка к нулю. Дальше – в зависимости от того, как будет развиваться экономическая ситуация и сохранится ли кредит доверия. Кстати, даже во времена Великой депрессии, которую все поминают, но обычно не очень знают, что там было на самом деле, запас прочности в этом плане был примерно двухгодичным. То есть период между началом экономической катастрофы и созреванием «гроздьев гнева», формированием социально-психологических предпосылок серьезных потрясений.

«НГ»: Отношение россиян к глобализации, в чем наши граждане видят выход из кризиса?

Каменчук: Вопрос о глобализации несколько абстрактный, и даже спрашивать об этом сложно население. Если говорить о совместных действиях различных международных акторов по выходу из кризиса, помощи друг другу и т.д., то вот конкретные цифры на март 2009 года. 78% опрошенных россиян считают, что ни на чью помощь нам рассчитывать не стоит, нашей стране нужно полагаться только на свои силы. Прежде всего такого мнения придерживаются респонденты среднего возраста – 25–34 года, только 7% считают, что России способны помочь страны СНГ или Евросоюз.

Гудков: Это никакого отношения к глобализации не имеет. Если мы говорим о глобализации, то надо говорить об открытии рынков труда, капиталов, соответственно гарантиях частной собственности, независимом суде и т.п.

Каменчук: Помощь Евросоюза как раз и может выражаться в открытии границ, в открытии возможностей (что, правда, маловероятно в отношении России, например).

Гудков: Может быть, и может. Но пока благодаря пропаганде, благодаря постоянному навязыванию антизападной националистической риторики в обществе восстановились старые, еще советские или даже досоветские стереотипы, сильнейшее предубеждение против западного капитала, против того, чтобы предприятиями владели иностранные компании, чтобы в Россию приезжали иностранные рабочие и все в этом роде. Опять-таки именно в 2000-е годы ксенофобия и изоляционизм резко усилились. Какие уж тут открытость и глобализация!

Кертман: Мы задавали такой вопрос: России следует совместно с другими странами искать общие пути выхода из кризиса или действовать по собственному усмотрению, без оглядки на другие страны? Первая позиция почти вдвое популярнее, чем вторая, так что явный и последовательный изоляционизм – это все-таки маргинальная позиция.

Гудков: Наше общество закрыто и на самом деле не хочет открываться. Оно боится внешнего воздействия, страдает паранойей военной угрозы, усиления влияния чужой культуры и потери собственной идентичности.

«НГ»: Ну и наконец давайте подведем итоги. Резюме каждого из представленных на нашем круглом столе социологических центров о нынешней кризисной ситуации и общественных настроениях в этот период.

Гудков: Есть пределы развития нашей экономики. Она уперлась в нынешнюю политическую систему: как будет реагировать политическая система, так и будет развиваться кризис. Сегодня мы фиксируем ситуацию высокой нарастающей неопределенности, массовой тревожности, роста неудовлетворенности и пессимизма в отношении будущего. Но это не значит, что из этого могут последовать какие-то принципиальные изменения в обществе или его институтах. Очень многое зависит от того, как поведет себя власть, какую тактику, какую стратегию или программу действий по выходу из кризисной ситуации они выберут. Реакция в обществе на кризис в нашей стране и в западных странах принципиально разная. Кризис в Америке вызван, условно говоря, избытком доверия к институциональной системе, экономическому устройству и прочему. У нас проявление кризиса связано с дефицитом доверия к институциональной системе, поэтому он развивается быстрее и имеет более тяжелые последствия. Нынешний кризис – это безусловный вызов существующей политической системе, и, в каком виде она сохранится на выходе из кризиса, сказать трудно.

Башкирова: Я полагаю, что нет такого резкого роста пессимистических настроений. Практически сохраняется вся та прежняя иерархия тревог и опасений, что была раньше, ничего нового к этому не добавилось. Несколько увеличился уровень тревожности, но никакого катастрофизма нет. Люди сейчас пока находятся во взаимопонимании с властью. Последняя, по мнению народа, ведет себя грамотно, все время подает сигналы о том, что знает о проблемах и пытается их решать. Еще не в полной мере задействован ресурс для того, чтобы пропаганда или информированность по кризису велась и дальше. Но протестных выступлений, акций массового характера, общественного неспокойствия мы не наблюдаем. Я бы обратила внимание на те регионы, о которых мы говорили, – это Дальний Восток, Юг России, это важно. У меня лично вызывает опасение возможность роста числа межэтнических столкновений, и не только с гастарбайтерами. По данным международного исследования «Европейские ценности», проводимого в 45 странах (в России его проводит наша компания), в России очень низок уровень терпимости к «другим»: представителям другой национальности, вероисповедания, приверженцев иных политических взглядов и идей.

Кертман: Все зависит от того, как будет разворачиваться кризис. Кредит доверия к власти значителен. Протестные настроения на сегодня скорее декларативны, чем реальны, если говорить о стране в целом. Но при этом нарастает не социальная напряженность, а депривация, негативные социальные настроения. Люди обеспокоены реальным ухудшением своего материального и – шире – социального положения. Кризис в этом смысле – это не только испытание для власти, что безусловно, это еще и испытание для общества. В какую сторону сдвинется уровень межличностного доверия в нашем обществе, останется он таким же критически низким или вырастет, как изменится уровень солидарности, готовность людей к взаимопомощи, с одной стороны, и к принятию на себя ответственности за свою судьбу – с другой? Для самой социальной ткани тоже наступает некое время испытаний, проверки на прочность и эластичность. В какую сторону пойдет процесс – увидим.

@@@
Кризисный замер
Лавров присягнул на верность президенту
Людмила Улицкая: "Все дело - в отсутствии нормального секса"
Москва начинена минами и авиабомбами
Нацвопрос для президента
Национальный вопрос в России
Несовершеннолетний Вавилон

О национальном самочувствии народов России. О состоянии и перспективах государственной национальной политики

@@

Специальный доклад Президенту Российской Федерации

2001-01-30



Ассамблея народов России

Специальный доклад

Президенту Российской Федерации

О национальном самочувствии народов России.

О состоянии и перспективах государственной национальной политики

Москва

2000 год.

Оглавление:

Обоснование

I.О сущности национального вопроса и национальной политики в современных условиях

II.Основные тенденции развития этнополитических процессов

III.О Концепции государственной национальной политики

IV.О реализации государственной национальной политики

V.Организационное, управленческое и финансовое обеспечение национальной политики

VI.Первоочередные задачи стабилизации межнациональных отношений

VII. Федеративная демократия: перспективы для многонациональной России

VIII. Роль и место Миннаца в управлении этнополитическими процессами

Итоговые предложения





Обоснование.

Россия исторически формировалась как многонациональная держава. И вопрос обустройства ее народов, их самочувствия и перспективы всегда был коренным и наиболее существенным вопросом для нашей страны. Россия после президентских выборов 2000 года вступила в новый исторический этап своего демократического реформирования. Можно утверждать, что судьба дает России еще один исторический шанс, а ее гражданам новые надежды на будущее. Социально-политическое содержание этого шанса, если быть кратким, состоит в следующем: "быть или не быть России великой и благополучной державой-нацией, великих и благополучных народов-этносов и граждан единой страны".

При реализации этого шанса, мы наследуем наряду с массой традиционных проблем и трудностей немало заметных достижений во всех сферах государственной и общественной жизни, которых мы, народы России, достигли своим талантом и сотворчеством, несмотря на многие сложности. И прямое, непосредственное влияние на реализацию эффективной государственной национальной политики окажут две фундаментальные проблемы: самочувствие народов и граждан России, состояние и перспективы российской государственности.

В результате смены ценностей и приоритетов многие сферы российского общества переживают кризисное состояние, но более всего тревожит и ранит людей сегодня дискомфорт в своем национальном самочувствии. Для целых народов, как и для отдельных граждан многонациональной России, огромное значение имеет состояние этнических отношений в стране, политические и нравственные установки национальной политики государства. Межнациональная напряженность и конфликты, особенно на фоне неспособности органов власти, государства в центре и на местах защитить права и свободы россиян независимо от их национальной принадлежности на всей территории Российской Федерации снижают легитимность власти, подрывают веру в нее людей. "Дружба народов - единство России" - базовый принцип деятельности Ассамблеи народов России. Речь идет, во-первых, об укреплении единства российского государства на подлинно демократических началах, а во-вторых, об утверждении равноправных и дружеских отношений между всеми национальностями нашей страны. Эти всепроникающие тенденции полноценного самоутверждения самобытности и перспектив каждой нации-этноса и всей Российской Федерации как нации-государства имеют фундаментальное значение для нашей страны во всех ее измерениях. Через призму нынешнего состояния и перспектив развития этих реальных и находящихся еще в своем становлении этнической и государственной общностей мы и рассматриваем характер и перспективы развития этнополитичеких процессов в стране, сущность и основные направления государственной национальной политики.

О сущности национального вопроса и национальной политики в современных условиях

Россия - это не только федерация территорий, но и федерация самобытных народов, этносов, которые столетиями обустраиваются в российском государстве вокруг и вместе с русской нацией. Общая судьба, схожесть духовной культуры и многих жизненных ориентаций наших народов нельзя ставить под сомнение. При этом надо учитывать все сложности развития процесса формирования как наций-этносов, так и нации-государства в стране. Они проходили в России всегда крайне сложно и противоречиво, неоднократно прерывались и подвергались грубым деформациям. Отсюда и чрезмерная взбудораженность, социально-психологическая ранимость национального самосознания, острота восприятия, постановки социально-экономических, культурных и политических проблем их развития и сотворчества. Народы, граждане, государство нашей страны после развала Советского Союза вновь и вновь оказываются в состоянии поиска своей идентичности. Но страна не должна уподобляться "витязю на распутье". Нужна определенность ориентаций и действий. И Концепция государственной национальной политики, утвержденная Президентом Российской Федерации 16 июня 1996 года, дает эту определенность.

Вместе с тем, среди политической, властной элиты страны, да и российского общества, господствует сложившаяся система патриархально-феодальных, изживших себя имперских и советских представлений, порой диаметрально противоположных: например, с одной стороны, нередко можно услышать, что национальность есть якобы самодовлеющее социально-культурное качество народа, личности. И такой однобокий подход ведет на практике к их национальной замкнутости и национализму, а с другой стороны, нации и национальные вопросы рассматриваются как мифы, как чьи-то выдумки, а следовательно возникновение проблемы в развитии наций и национальных отношений объясняется как чей-то злой умысел. Следовательно, исключается необходимость разработки и проведения какой-либо национальной политики. И так до очередного взрыва, межнационального конфликта. По представлениям таких людей, сумма национальностей автоматически формирует многонациональную общность страны, а государство есть только согражданство безнациональных существ. Но реальная жизнь подсказывает необходимость понимания того, что национальность и многонациональность - это важнейшие формы социальности и духовности людей с исторически формирующейся самобытностью своего становления в системе общественных отношений. Этническая, национальная специфика народов и культур пронизывает все стороны жизнедеятельности людей и их общностей. Соответственно, с этой спецификой надо считаться в деле общественного и государственного устройства единой страны. При этом следует исходить из того, что наша национальность и многонациональность находятся в эволюционном процессе своего развития в единой социальной и духовной общности, вытекая из исторически сложившихся форм общностей людей, самобытности их культур и традиций, образа жизни, психологии, характера и т.д. Национальное, как отдельное, самобытное явление России, дополняется исторически не менее богатой сущностью - многонациональностью. В своей гармонии они и составляют целостность России, социально-политическую общность - россиян, которая предполагает вовсе не одинаковость образующих частей, а единство многообразия. Речь о том, иными словами, что становление нынешней России в своем этнонациональном и многонациональном измерениях вновь происходит в сложнейших исторических условиях. Это порождает целый ряд новых и вполне реальных, а не надуманных проблем обустройства как наций-этносов, так и нации-государства. Попытки решить национальные вопросы в России призывами, заклинаниями или запретами ни к чему хорошему не приводили и не приведут. Этнический фактор - это не миф, а суть нашей социальности, духовности и даже государственности. Он автоматически превращается в фактор этнополитический, националистический, взрывоопасный, если пренебрегать им. А на его перевод в постконфликтное, эволюционное русло нужны десятилетия. Насилие, несправедливость, репрессии, обиды, допущенные в сфере жизнедеятельности наций, потом в самых гипертрофированных формах становятся частью национального сознания людей и используются недобросовестными политиками в целях этнополитической мобилизации масс. Вместе с тем, национальный дух и национальная память - это мощные факторы созидательной энергии народов и государства.

Нации являются коллективными формами существования людей в самобытных, историко-культурных формах общности. Это свойственно для человеческого сообщества в целом. Неразумен схоластический спор по поводу "есть или нет?" нации или национальный вопрос. Важно сосредоточить усилия в направлении учета потребностей и потенциала каждой нации, гармонизации межнациональных отношений. Одновременно практика показала неприемлемость решения национальных вопросов в России по чужим, пусть даже и весьма привлекательным, моделям вестернизованных ученых. Россия, и прежде всего русский народ, в отличие от большинства стран Европы и Америки, сохранили самобытные народы в единой государственной общности, а не уничтожили и не ассимилировали их, как в иных империях. В основном сохранились даже территориальные ареалы этногенеза многих народов. Поэтому мы рассматриваем многонациональность России как наше важное историческое достижение, а не недостаток, как твердят противники сохранения национальных особенностей народов.

Исследования, проведенные нашими экспертами в ряде других регионов, показывают господствующую в сознании и ориентациях граждан приверженность к многонациональности. На вопрос: "В каком коллективе Вы предпочитаете работать: в многонациональном или однонациональном?" - более 90 процентов опрошенных представителей самых различных национальностей отдают предпочтение многонациональным коллективам. В момент, когда агрессоры-террористы надеялись мобилизовать дагестанцев на войну с Россией 99 процентов дагестанцев ответили, что они россияне, они Россия. Это не только этнический, но и качественно новый уровень социальной, духовной и политической общности, которая исторически формируется в многонациональной Российской Федерации. Это, наконец, воля нашего многонационального народа жить и трудится в единой многонациональной стране. И не надо свергать многонациональность, а надо научится в интересах каждого народа, каждого человека, всей России управлять этнокультурными и этнополитическими процессами, укрепляя общность и соборность. И тем самым, добиваясь того, чтобы национальность и многонациональность из факторов уязвимости государства превратились в источник его социального и культурного богатства, динамичного развития.

Россия в этом плане имеет свой, веками выстраданный исторический опыт. На громадной евразийской территории нашей страны около 200 народов и этнических групп столетиями обустраивают свою совместную жизнь. Этот опыт крепко сидит в генетической и исторической памяти народов. Национальный вопрос для народов России - это действительно вопрос достоинства, самобытного развития и сотворчества наций и культур, а не противоречий и конфликтов между ними. Лишь понимание исторически обусловленных, глобальных и объективных законов развития национального (как отдельного, части) и многонационального, общероссийского (как общего, целого) поможет нам выработать стратегию и методологию нашей деятельности в сфере национальных и федеративных отношений.

Россия - уникальная страна, с уникальной историей и собственным опытом решения национального вопроса. Нам сейчас важно трезво проанализировать и бережно использовать этот опыт, развивая его лучшие традиции и достижения. Думаем, что, следуя духу нашей самобытности, накопленному опыту дружбы народов, не стесняясь и не охаивая, а собирая его в единую волю, можно формировать необходимое для российского общества, его народов и граждан достойное самочувствие и их стремление к единению в решении тех насущных задач, которые стоят перед реформируемой Россией. Это предполагает и постоянный конструктивный диалог между властью и рождающимися в процессе демократизации институтами гражданского общества.

Ассамблея народов России, один из немногих институтов гражданского общества России, в состоянии взять на себя решение этой задачи. Претензии государственных органов на то, что они способны сами решить национальные вопросы, оказались исторически несостоятельными. Опыт гражданского общества России открывает перед нами большие и в этом плане более позитивные перспективы. Отсюда необходимость нового взгляда на сущность наций-этносов и национального вопроса, целей и задач национальной политики не только государства как власти, но и государства как общества. При этом не забывая о консервативной сущности наций и строго эволюционном характере социально-культурных изменений в них.

Нации-этносы - это исторические общности с самобытным социальным и культурным опытом развития и сотрудничества. Они представляют собой не автономные образования, а столетиями являются составными частями единой социальной, духовной и государственной общности России. Следует осознать на уровне культуры, политики и управления, что нации, национальные отношения, а значит и национальная политика для многонациональной России, - это категории, относящиеся к глубинным основам ее истории, духовности, государственного строительства и государственной безопасности. Важно учитывать, что нации в России составляют многонациональность, а многонациональность пронизывает жизнь каждой российской национальности. Именно это и определяет основополагающие цели национальной политики. Равнодушное отношение к судьбам и перспективам народов, отсутствие стратегически ориентированной и эффективной национальной политики разрушает фундаментальные основы жизнедеятельности гражданина-россиянина, больших и малочисленных народов, историческую соборность российского общества и государства.

Нации-этносы, хотя и самостоятельны, но не самодостаточны, что обусловливает их открытость и тяготение к другим народам и культурам, способность воспроизводства и обогащения своей самобытной культуры, системы своего естественного жизнеобеспечения и самосохранения, именно через взаимодействие и общность с этими народами и культурами. Так, каждый народ нашей страны в силу названного взаимодействия созидает общий социально-духовный потенциал многонациональной России. Налицо непрерывный процесс сотворчества народов и культур. Основополагающее влияние на состояние наций, на межнациональное сотрудничество оказывает конкретно-историческая не только самобытность собственного опыта развития, но и общая для данной страны характеристика социальной, экономической и духовной жизни общества и государства.

В последние годы едва ли не все национальные "лидеры" используют возможности демократии и свободы для обеспечения этнического развития в узконациональном, этнократическом его понимании, не видя нередко, что и в этническом процессе определяющую роль в конечном итоге играют многонациональные, интернациональные факторы. Надо отметить, что развал Советского Союза, потеря надэтнической идентичности, глубочайший кризис экономики, идеологии и политики, а значит и состояния государственного строительства, законности и правопорядка, взбудоражили, взорвали национальное сознание многих людей и целых народов. Отсюда и автоматический перевод проблем развития общества в сферу межнациональных отношений, что придает им, совершенно не оправданно, этнополитическую окраску. Такие подходы резко усиливают присущую нациям и национальным отношениям чувствительность и взрывоопасность вплоть до искажения их сути и перспектив развития. Усугубляют подобную ситуацию и разного рода крайние экстремистские проекты "обустройства народов", "обустройства России", поиск "национальной идеи" на основе диктата интересов одного этноса, воссоздания "имперской федерации" с неизбежной ассимиляцией всех культур и национальностей. Им противостоят узконациональные ориентации, направленные на разрыв единой государственной общности, вплоть до создания мелких этнократических государств. Подобные идеи "отмены национальностей" - с требованиями "забыть о нациях", "роспуска республик", как и господства идей суверенитета, его доведения до "национального суверенитета" - приводят к политизации этнического фактора, превращают национальные отношения и многонациональность из потенциала развития единой России в сферу бесконечных распрей и конфликтов.

Соответственно, развитие социально-политических процессов в нашей стране, как в большинстве постсоциалистических государствах, и прежде всего политические спекуляции вокруг этнического фактора привели к кризисному состоянию общества, государства. В свою очередь, весь накал социального недовольства переходного периода стал переводиться в русло межнациональных обид, противостояния и конфликтов. Межнациональные конфликты, таким образом, стали дополнительным фактором дестабилизации экономического и социально-политического положения в регионах, в стране. Тем самым затрудняя или даже делая невозможным проведение успешных экономических и социально-политических реформ. Отсюда и тупиковость ситуации, хотя в конфликтах, которые привыкли называть межнациональными, национально-этнические моменты практически минимальны. Но если на эти конфликты не реагировать, влияние этнического фактора увеличивается до максимального.

Тезис о полном и окончательном решении национального вопроса всегда был в почете у политических режимов нашей страны. Но по сути это было проявление нежелания и неспособности активно вникать в национальные проблемы, а лишь попытка отмахнуться от них, "отчитаться". Логика же жизни, реальные процессы постоянно напоминают о том, что наша страна не скоро сможет отойти от внутренней напряженности в сфере национальных отношений, если, во-первых, мы не научимся учитывать весь исторический опыт развития наций и их историческую общность в составе России и, во-вторых, если не сможем коренным образом изменить подходы к пониманию национальных вопросов и способов их регулирования. Если этого не произойдет, наша многонациональная страна будет еще долго находится под постоянной угрозой реанимации старых и возникновения новых очагов нестабильности в сфере национальных отношений.

При всей противоречивости нашего прошлого опыта в нем больше созидательного потенциала, практики дружбы и сотрудничества, а не обид, конфликтов и войн. Наследуя опыт прошлого, мы чаще заняты возбуждением "злой памяти", а в использовании потенциала "доброй памяти" (М.Карим), дружбы и единства народов делается мало. Если мы будем так поступать и дальше, то и история будет нам мстить бесконечное количество раз, сводить с нами свои счеты. Сделали же достоянием российского общества ложный тезис о том, что "Россия и Чечня воевали друг с другом 400 лет", тогда как на самом деле, начиная с XVII века, владетели чеченских, дагестанских и иных горских общин Кавказа неоднократно просились и вступали в подданство России. Нельзя жить в плену стереотипов старых конфликтов. Причины трагедии в Чечне объясняются коротко: "Грозный не может забыть, а Москва не может вспомнить". Ясно, что нужны другие измерения исторической памяти. Народы должны не только помнить, но и понимать, уметь прощать друг другу старые обиды и умножать добрые дела в своем сотворчестве и дружбе.

Первейшая задача власти и гражданского общества современной России, мы считаем, - изменить взгляд на свою историю так, чтобы ориентировать поиск, возрождение из прошлого величайшего потенциала дружбы народов и сотворчества культур. Этот потенциал особенно необходим России в условиях демократизации национальной политики и межнациональных отношений. Только на такой основе мы можем обеспечить полноценное самобытное развитие каждого народа, каждой культуры, укрепляя при этом общность, соборность многонационального народа Российской Федерации

Основные тенденции развития этнополитических процессов

Многонациональность России - это исторически сформированная общность народов и культур. Основой России как страны, общества, государства был постоянный процесс собирания народов и земель. Именно за такую работу в России, прежде всего внутри русского этноса, князь Ярослав был назван Мудрым. Процесс собирания народов и земель в единое государство - а это главная задача национальной политики - требует огромной мудрости от государственных и общественных деятелей, от всех граждан Российской Федерации.

В состав Российской империи в свое время по-различному входили сотни народов, которые и составили этническое многоцветье нашей страны. Их пути были неодинаковыми, а судьба в России и русских, и нерусских оказалась одинаково сложной. Но она, всегда строилась под знаком общности. В целом же вывод можно сделать такой: многонациональность - это величайшее благо России, ее огромное историческое достояние. И важно разумно и умело им распорядиться.

Съезд Ассамблеи народов России еще раз подтвердил общую устремленность к тому, что путь страны и впредь лежит через просторы самобытного национального развития и всестороннего межнационального сотрудничества народов в составе единого Отечества. Для России в обозримой исторической перспективе необходимо сохранять и умножать достояние многонациональности, открывать новые перспективы для его служения интересам каждой национальности, всей Российской Федерации. Попытки же не заметить, пренебречь национальным многообразием обедняют Россию, делают невозможным ее единство, снижают ее жизнеспособность и народа, и общества, и государства.

В условиях демократизации общественной жизни национальная энергия народов была раскрепощена, и задача государства состояла в том, чтобы направить ее в созидательное русло. Этого не было сделано, и на поверхность стали "выползать" старые обиды и новые недовольства. Мощной недоброй лавиной они обрушились на общество, на людей, на государство. И как не вспомнить мудрое изречение: проблемы зарождаются медленно, но размножаются очень быстро. Все это привело к настоящему "взрыву" этнического самосознания и росту устремлений к узкоэтнической самоидентификации. Другие формы социальной идентичности людей стали отходить на задний план: человек устремился в свою этническую "пещеру", чтобы спастись от "предавших" его политико-социальных институтов. Характерным примером, подтверждающим этот тезис, может служить появление в процессе реформирования не только новых независимых государств, но и значительного числа новых этнических общностей. Если по последней советской переписи населения (1989 год) в стране было зафиксировано 127 этнических общностей, то по итогам первой российской микропереписи (1994 год) мы уже имеем 176 национальностей с четкой этнической самоидентификацией. Думаем, что в очередной переписи их будет около 200. Этот феномен объясняется тем, что многие народы, считавшиеся в советское время ассимилировавшимися с родственными народами, в условиях возможности свободного этнического волеизъявления, заявили о своей самоидентификации. Более того, оказалось, что при этом они в действительности сохранили свою самобытность, язык и традиции, доказывая еще раз жизнеспособность этнической энергии. В целом это объективный процесс, а значит надо научиться его направлять в созидательное русло.

Из сказанного следует принципиальный вывод: многонациональная Россия на обозримый исторический период будет сохраняться как многонациональное государство. Феномен многонациональности - это для России историческая данность, которая вытекает из реального существования этносов, и с этими реальностями не может не считаться ни один серьезный политик. И это еще один аргумент в пользу необходимости повышения приоритетов эффективной и стратегически выверенной национальной политики.

Нередко "национальная специфика" в устах некоторых политиков - это зачастую способ уйти от ответственности и творить недобрые дела за ее фасадом. Эксперты Ассамблеи народов России уверены в том, что нет такой национальной специфики, которая не могла бы быть разрешена, реализована в рамках Конституции Российской Федерации. Важным следствием роста этнического самосознания явилась политическая активизация этнических элит, резкое увеличение в России числа национальных движений, общественных и политических организаций, национально-культурных автономий и центров при дефиците деятельности многонациональных организаций. Тем более, что национальные движения не стали ограничивать свою деятельность лишь этнокультурными запросами, как некоторые предполагали, а, следуя примеру этнополитических элит бывших союзных республиках, начали от имени своих народов выдвигать достаточно жесткие политические требования. Мы столкнулись и с фактами перерождения этничности в политический экстремизм и сепаратизм. Согласованием и подписанием Федеративного договора (1992 г.), принятием новой Конституции (1993г.), разработкой и утверждением Концепции государственной национальной политики (1996 г.) этнократические тенденции были существенно ослаблены. Но процесс политизации национальных движений, а где-то и роста этнополитического экстремизма еще не преодолен, хотя радикальные националистические партии титульных национальностей на выборах во многом потерпели поражение. Оказались на обочине политической жизни даже такие, некогда влиятельные, националистические организации, как "Память", РНЕ, "Конфедерация народов Кавказа", ТОЦ и другие. Не имели, к счастью, успеха ни в одном субъекте федерации и в целом в России и организации национал-шовинистического толка, пытавшиеся говорить от имени русского народа. Это подтверждает высказанную мысль о том, что рвущиеся к жизни идеи национал-шовинизма и национал-сепаратизма все еще опасны.

Достаточно тревожный характер имеют целый ряд тенденций развития этнополитических процессов России.

Во-первых, - это этнодемографическая поляризация в ряде регионов и депопуляция многих этносов. Это касается русской и других этнических общностей. С одной стороны, казалось бы, за счет миграционных потоков происходит повышение численности и "удельного веса" русских в областях и краях, а с другой - увеличивается численность так называемые "титульных национальностей" в республиках. Есть даже попытки создания однонациональных анклавов. Существующие подходы и ориентации, прежде всего федеральных органов власти, не способны вывести данную ситуацию из нынешнего кризисного состояния.

Во-вторых - сокращение численности и ухудшение здоровья населения страны и прежде всего представителей коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Эта тенденция принимает угрожающий характер. Наиболее интенсивное сокращение малочисленных народов наблюдается именно на территориях их традиционного расселения, что свидетельствует как о разрушении традиционной среды обитания, так и "неэффективности" государственных программ поддержки малочисленных народов. Ассамблея народов России уже несколько лет добивается решения целого ряда социальных и культурных вопросов, в том числе снижения пенсионного возраста для представителей малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока с учетом их реального состояния. Коренные вопросы жизнеобеспечения малочисленных народов, сохранение среды их обитания, социальной поддержки, культурного развития и образования годами не решаются и не могут быть решены без коренного изменения практики национальной политики.

В-третьих - все более автономное сосредоточение русских в краях, областях при одновременном их оттоке не только из республик бывшего Союза, но и из ряда республик Российской Федерации, "выталкивание" представителей других российских национальностей страны из краев и областей России. И хотя в своей основе эти проблемы носят социально-экономический характер, им, как правило, придается этнополитическая окраска, что ведет к дестабилизации межнациональных отношений в регионах и в стране. Ясно, что отток русских из республик Российской Федерации прежде всего связан с прекращением работы многих предприятий ВПК. Но на этом фоне происходит и "утечка мозгов", "вымывание" квалифицированных кадров из республик, что неминуемо может негативно сказаться на общем интеллектуальном и научно-техническом уровне и перспективах развития многих народов и регионов России. Немалое отрицательное воздействие здесь оказывает и стихия национал-сепаратизма в республиках и национал-шовинизма в центре. Ситуацию можно и нужно нейтрализовать, прежде всего активизацией государственного воздействия, полным использованием созидательного влияния потенциала гражданского общества, дружбы народов России. Таким образом, задачи национальной политики охватывают не только "автономные" сферы национальных отношений, но и глубокие пласты социально-экономической и культурно-политической жизни всех народов и граждан нашей страны, российского общества и государства. Отсюда и актуальность комплексного, общегосударственного подхода к выработке и реализации современной, демократической национальной политики.

В-четвертых, - сложная ситуация сложилась на Северном Кавказе, где проживают представители более 150 национальностей. Северный Кавказ перегружен комплексом как прошлых, так и нынешних ошибок и обид. Общеизвестно, что республики Северного Кавказа стоят в ряду наиболее депрессивных территорий Российской Федерации. Уровень жизни населения здесь на порядок ниже среднероссийских показателей. В регионе массовая безработица, что исключает многие традиционные способы самоутверждения людей. Следовательно, активизируется поиск виновных на стороне, среди других наций и религий.

Наличие "воюющей" Чечни все эти годы провоцирует взрывоопасность этнополитической обстановки на Кавказе в целом. Но оказалось, что такое положение дел в регионе выгодно не только бандитам, но и неким чиновникам, чья преступная бездеятельность приносила им своего рода политические и финансовые дивиденды. Между тем беззаконие в Чечне несет горе и живущим вокруг Чечни, от него страдает Россия в целом. Ситуация на Северном Кавказе угрожает безопасности народам региона и всему российскому государству. Этнополитический экстремизм в этом регионе все заметнее стал смыкаться с религиозным экстремизмом. Здесь совершается больше всего в стране террористических актов. Беззаконие и коррупция, террористические разборки, наркобизнес, торговля оружием, как правило, проходят здесь, в том числе и с участием местных этнополитических элит. Население почти всех субъектов Федерации на Северном Кавказе буквально завалено оружием, которое не может не сработать в перспективе, хотя и трудно предугадать, где именно и в каких целях Нужны кардинальные меры по демилитаризации и постконфликтного строительства на Кавказе.

Огромная работа, развернутая в регионе в конце 1997 года и в начале 1998 года по выработке конкретных программ действий в регионе, была фактически провалена после отставки Правительства Черномырдина В.С. Никто последовательно и серьезно не занимался Северным Кавказом вплоть до августа 1999 года. Результат: целый ряд трагедий в Чечне, Дагестане, Ингушетии, Осетии. Можно не сомневаться, что и агрессия банд террористов с территории Чечни в Дагестан была спровоцирована, кроме прочего, и бездействием федеральных органов власти. Десятки указаний Президента и решений Правительства по Дагестану, Ингушетии, Осетии, Чечне, Карачаево-Черкессии в эти годы попросту игнорировались. Федеральные власти создали ситуацию, когда граждане региона были брошены на произвол судьбы, отданы на откуп местным "элитам" и бандитам. И только с началом антитеррористической операции в Дагестане началась относительно активная созидательная работа в регионе. Благодаря таким реальным действиям и был достигнут успех в Дагестане, но его не удалось закрепить в Чечне. Фактически на сегодняшний день не развязан до конца ни один из конфликтонесущих, дестабилизирующих узлов на Кавказе.

Основные неудачи государственной политики на Северном Кавказе объясняются ее непоследовательностью и несогласованностью действий, попытками решить сложнейшие национальные вопросы наскоками, отдельными поездками, путем заигрывания с различного рода "лидерами" в ущерб интересам народов региона, состоянию национальных отношений в регионе и в стране. "Кавказская политика" переполнена стереотипами, символами и импровизациями без учета интересов всех народов российского государства. И сегодня Северный Кавказ перегружен вновь не только военно-административным потенциалом, но и соответствующими методами управления, без должного их обеспечения соответствующими культурно-информационными, экономическими и этнополитическими мерами, диалогом с гражданским обществом. Такая ситуация уже неоднократно приводила к негативным последствиям. Но российская власть с завидной последовательностью повторяет здесь трагические для государства, народов региона ошибки.

Чечня по-прежнему остается фактором, дестабилизирующим обстановку в целом на Северном Кавказе. Здесь по-прежнему господствует неразбериха. Хорошо, что назначен руководитель администрации Чечни, но до сих пор не удалось наладить широкомасштабный диалог с местным населением. Следовало бы более существенным образом помочь Кадырову, Аслаханову в установлении более эффективного взаимодействия с федеральными органами власти, а также с Хаджиевым, Хасбулатовым, Гантамировым, Сайдулаевым и с другими лидерами Чечни. Необходимо вернуть ответственную солидарность в чеченское общество. Нужна более ощутимая работа по реализации первоочередных мер по восстановлению Чечни, по подключению к этой работе и субъектов федерации. Надеемся, что В.Елагину удастся работу, которую достаточно эффективно начал в Чечне Н.П.Кошман. Но самое главное и самое трудное здесь сегодня - это процесс примирения. Трудно найти в Чечне семью, которая не пострадала бы от случившейся трагедии. Трудно найти в России человека, который остался бы равнодушным к трагедии в Чечне. Нужны всероссийские акции примирения, помощи и поддержки, обустройства людей в Чечне и беженцев из Чечни по всей России. Предстоит огромная работа по постконфликтному строительству в Чеченской Республике. Нужно расширить возможности пропаганды, просвещения, информации, культуры в процессе примирения. Иначе каждая из сторон будет изощряться в обвинении друг друга.

В-пятых, - Дагестан мужественно противостоял летом 1999 года агрессии. Но ситуация в республике остается сложной. Дагестан до сих пор находится под тройным прессингом: а) тяжелейшего социально-экономического кризиса и массовой безработицы, существенного влияния криминалитета, отсутствия ресурсообеспеченных программ восстановления предприятий и создания рабочих мест; б) неослабевающего давления этнополитического сепаратизма и экстремизма, постоянного, непрекращающегося террора и насилия со стороны бандформирований из Чечни; в) все усиливающейся экспансии религиозного ультрарадикализма с территории стран ближнего и дальнего зарубежья.

Наконец, общая обстановка на Северном Кавказе такова, что повсеместно - в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Северной Осетии, Ставрополе, Краснодаре, Ростове - конфликтонесущие, провоцирующие, базовые факторы, пока не нейтрализованы, а загнаны во внутрь. И каково их реальное состояние и чего следует ожидать в перспективе, мало кто знает. Следует подчеркнуть, что логика развития процессов в регионе имеет не только объективные, но и целый ряд субъективных причин. И не последнюю роль в этом ряду играет непоследовательность и равнодушие целого ряда властных структур к положению на Северном Кавказе, даже при наличии четких установок со стороны Президента России. Безграмотная, импульсивная, половинчатая работа органов власти на всех уровнях, которые чаще действуют в регионе методами политики заигрывания и равнодушия, не отвечают интересам народов региона и перспективной государственной стратегии. На Кавказе губительную роль играет исторически сложившийся в кавказской политике стереотип о том, что "на Кавказе уважают силу", и его следствие - попытки управлять делами на Кавказе военно-административными методами. Важно понять всем нам, что на силу здесь отвечают силой, а на дружбу дружбой. Из этого и следует исходить в кавказской политике. Ассамблея народов России считает, что необходимо в корне изменить подходы в кавказской политике. Кавказ - это общность с господством институтов и механизмов гражданского общества, символов, обычаев и традиций. И это означает, что надо выстраивать в регионе соответствующую политику. Важно, чтобы народы Кавказа увидели в Федерации защитника своих прав и свобод, в том числе и национальных. А недоверие здесь оборачивается определенной потерей легитимности власти. И это благодатная почва для беззакония, бандитизма, сепаратизма и экстремизма. Как это и случилось в Чечне.

Кавказский субрегион чрезвычайно важен для России. Часто можно услышать о геополитическом, геостратегическом значении Северного Кавказа, о территориальной целостности России, о безопасности границ и очень редко - о Кавказе как о земле уникальных народов и культур, об их российской судьбе. Для Кавказа и кавказцев жизненно важное значение имеет сохранение социальной и духовной целостности российского многонационального народа и государства. Кавказ - это важнейший регион, где проходят испытания на прочность не только межнациональные отношения, но и вся модель национально-государственного устройства России, система федеративных отношений. Именно поэтому неправомерен риторический вопрос: "Нужен ли Северный Кавказ России?", ибо ответ может быть только один: "Не только России нужен Северный Кавказ, но и Северному Кавказу нужна Россия". Кавказ не в меньшей степени Россия, чем любой другой регион страны. И соответствующим должно быть отношение к Кавказу и к кавказцам, как и кавказцев к общей родине - России.

Ассамблея народов России надеется, что Полномочный Представитель Президента на Северном Кавказе (видимо нет никакой необходимости отказываться от исторического названия этого края - Кавказ, называя его "южным округом") сможет хотя бы снивелировать, исправить недостатки политических и управленческих мер государства последних лет на Северном Кавказе, исходя как из ошибок прошлого, так и исторической приверженности Кавказа к России.

Ситуация на Северном Кавказе пока свидетельствует о глубоком кризисе форм и методов, практики государственной национальной и федеративной политики в целом.

III. О Концепции государственной национальной политики.

Концепция государственной национальной политики Российской Федерации - плод многотрудных усилий и кропотливой работы огромного коллектива людей. Создатели Ассамблеи народов России с 1990 года работали над будущей концепцией государственной национальной политики, преодолевая порой адские коридоры чиновничьего равнодушия и непонимания. Самое главное, что вся эта работа в июне 1996 года все же была доведена до Указа Президента Российской Федерации. Для этого потребовалось более пяти лет. Только приход в органы власти в Центре и на местах таких профессионалов, как Михайлов В.А., Тишков В.А., Бабичев В.С., Печенев В.А., Чичановский А.А., Амелин В.В., Э.А.Паин, Смирнова С.К., Гусаев М.С., Хоперская Л.Л., Цаголов К.М., Хамчиев Б.Б., Томтосов Н.А., Зорин В.Ю., Каламанов В.А., Темиров У.Э., Шахрай С.М., Швецова Л.Н., Шинчук Б.Л. и многих других, при активной поддержке тогдашнего Председателя Правительства Российской Федерации В.С.Черномырдина, ученых и специалистов РАН, РАГС, всей страны позволил нам добиться этого. При различных подходах и позициях нам удалось отработать приемлемый для всех вариант государственной национальной политики.

Концепция государственной национальной политики Российской Федерации - это не сиюминутный конъюнктурный документ, а стратегическая программа деятельности государства и общества в целом на долгосрочный период в сфере национальных отношений. Она уже сыграла и бесспорно сыграет еще положительную, оздоровительную, стабилизирующую роль в жизни нашего многонационального государства и общества. При всей дискуссионности некоторых положений, при отсутствии четкой духовно-идеологической базы развития общества этот фундаментальный документ все же состоялся. Выработана система современных взглядов, принципов и приоритетов органов власти в сфере национальных отношений. Концепция дает современное понимание сути целей и задач государственной политики, стратегии и тактики по решению конкретных проблем самобытного развития народов, а также основные подходы по гармонизации межнациональных отношений во всех сферах российского общества. Это не "западный" или "восточный" варианты национальной политики, а российский. Цели и задачи национальной политики определены в соответствии с принципами и положениями Конституции Российской Федерации, федеральных законов, национальных и общероссийских традиций многонационального сотрудничества. Вкратце общие принципы и подходы, которые определяют деятельность органов власти и гражданского общества в сфере национальных отношений, заключаются в следующем:

- учет специфических интересов каждого народа, каждой этнической группы, согласование этих интересов демократическим путем друг с другом, а также с общегосударственными интересами в целях достижения отношений паритета и созидательного партнерства между народами и их представителями, гражданами единой страны. Самоутверждение и достойное развитие наций-этносов, с одной стороны, и формирование их единства и общности как нации-государства, многонационального народа Российской Федерации, с другой стороны;

- защита конституционных прав на самоопределение и развитие каждого народа независимо от его численности в составе единого государства, а также гарантирование прав и свобод каждого гражданина России независимо от его национальной принадлежности во всех сферах общественной и государственной жизни;

- обеспечение органичного сплава: самобытного развития каждого народа, национального достоинства каждого гражданина страны и укрепления общности многонационального народа Российской Федерации, единства и целостности российского государства;

- недопущение каких-либо форм дискриминации прав и свобод народа и человека по национальному и религиозному признакам ни в одной из сфер общественной и государственной жизни страны.

Концепция определена и давно пришло время ее активной реализации через разработку и внедрение на практике конкретных программ самобытного национального развития и многогранного сотрудничества народов в центре и на местах. При этом, преодолевая такую не оправдавшую себя практику, когда национальные вопросы, возникающие на местном уровне, решаются в Москве. Необходимо ориентироваться на реализацию программ национальной политики и достижение межнационального согласия прежде всего на уровне компактного проживания национальностей в конкретных районах, городах, регионах.

Концепция государственной национальной политики должна стать непререкаемой в смысле ее исполнения всеми органами государственной власти и в Центре, и на местах. Просили бы Вас, Владимир Владимирович, выступить с инициативой придать Концепции государственной национальной политики статус Федерального закона. Пока же реализация Концепции остается делом добровольным, зависимым лишь от личного понимания или непонимания национальных проблем конкретным руководителем района, города, субъекта федерации, страны. В этом плане для реализации государственной национальной политики сегодня, как никогда, требуется воля и повседневное внимание к ее состоянию со стороны Президента страны. Национальная политика в руках Президента многонационального российского государства должна быть в одном ряду с самыми фундаментальными мерами, обеспечивающими государственную безопасность и территориальную целостность России, защиту прав и свобод ее граждан. Ее реализация не может осуществляться по "остаточному принципу", а должна обеспечиваться надежными организационными и финансовыми ресурсами, ибо, как показывает жизнь, "дешевая" национальная политика слишком дорого обходится народам и гражданам России.

IV. О реализации государственной

национальной политики

Следует исходить из того, что Концепция государственной национальной политики стала уже фактом государственной и общественной жизни. Как она реализуется в практической деятельности федеральных органов власти, органов власти в субъектах федерации и в местных сообществах? Какие актуальные направления развития этнополитических процессов необходимо держать в поле зрения власти и общества на сегодняшний день? Эти вопросы и ответы на них имеют принципиальное значение для судеб России, ее народов, государства в современных условиях.

Исходя из менталитета российского сознания, практической работы властных структур и общества, принципиальное значение имеют установки, которые исходят от Президента Российской Федерации. Исходя из этого, мы не можем в данном докладе, подготовленном для Вас, не упомянуть о том, что животрепещущие вопросы национальной политики не были включены в ежегодное Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, хотя мы со своей стороны и давали свои, как представляется, весьма обоснованные предложения. Многие люди увидели в этом стремление руководства страны в очередной раз обойти национальные вопросы, не придать им значения. Зная Вас как человека открытого, не уходящего от реальных вызовов общества, мы сочли возможным обратить Ваше внимание на фундаментальную значимость проведения демократически выверенной и последовательной национальной политики, что особенно необходимо на фоне трагических событий на Северном Кавказе, роста национал-шовинистических настроений в стране, провоцирования новой волны национализма в ряде республик и автономий Российской Федерации. Фактически не налажена практическая и понятная всем работа Правительства России, других исполнительных органов власти в центре и на местах. Важно понять, что Концепция государственной национальной политики - это документ, регламентирующий деятельность не только одного ведомства или отдельных субъектов Федерации. Это принципиальная политика России по собиранию народов страны в единое, жизнеспособное, сильное государство, политика демократического обустройства народов, граждан и страны. Данный документ должен быть обязательным для неукоснительного исполнения всеми органами власти в центре и на местах.

Одновременно Концепция - это и хорошая духовно-политическая основа для диалога между властью и обществом в сфере национальных отношений. К сожалению, такого понимания роли и места национальной политики, понимания жизненной необходимости последовательной реализации требований Концепции государственной национальной политики на всех уровнях и во всех ветвях власти мы пока не достигли. Власть и общество, как мы уже подчеркивали, перегружены ложными стереотипами о нациях, их природе и перспективах развития в многонациональной стране. Невежественные подходы в регулировании этнополитическими процессами создали представления о "неблагонадежных народах" и "ущербных национальностях". Вместо согласованной, созидательной работы энергия людей направлена на поиск "вредных народов" и "вредных религий". Хотя ясно, что на самом деле речь идет о конкретных личностях - хороших и плохих, но стереотип коллективной ответственности наций за действия отдельных деятелей господствует в сознании людей, в том числе чиновников и политиков различных рангов.

В сфере национальных отношений, как и в других сферах общества, следует различать добро и зло. Л.Н.Толстой очень мудро отметил: все хорошо, что объединяет людей, и все плохо, что их разъединяет. Это критерии и при понимании различий между национализмом и патриотизмом, национальным и националистическим. Национализм, рано или поздно может перерасти в нацизм. Соответственно, он противоречит генетическому коду многонациональной России. Национализм, в конечном итоге потребует жертв. Гениальную в этом плане формулу предложил еще в XIX веке В.Соловьев, показав путь национализма: "Национальное самосознание - национальное самообожание - национальное самоуничтожение". Мы должны быть бдительны, когда в моду входит восхваление национализма, зная, что это один из национального этапов национального экстремизма самоуничтожения нации.

Недопонимание сути национального вопроса ведет в России к практике проявления крайних форм национализма, национал-экстремизма и национал-сепаратизма. Так было неоднократно. У нас же об этих проблемах на серьезном уровне принято говорить лишь в ходе или после того, как этнокризис или конфликт начинает нещадно "пожирать" человеческие жизни и опустошать духовно-нравственный потенциал и ресурсы страны. Только тогда возникает понимание того, что существование наций и специфика их интересов - это объективная историческая реальность, а пренебрежение и равнодушие к ним жестко наказывается самой жизнью.

Опыт истории тому пример. Миллионы людей погибли в ХХ веке в межнациональных конфликтах от национализма, нацизма и фашизма. Наиболее кровопролитные конфликты и в конце ХХ века в той или иной степени также обретают этнополитическую окраску. Однако, пренебрегая этим опытом, у нас все больше в моду входят этнофобия, исламофобия, ваххабизм, русофобия, кавказофобия, национал-фашизм и т.д. Не секрет, что в стране имеет место, а кое-где и культивируется открытая пропаганда межнационального недоверия, вражды, откровенного национал-сепаратизма, национал-шовинизма, антисемитизма, нацизма, а иногда даже и фашизма. Десятки печатных органов, а в немалой степени и телевидение, распространяют материалы, содержание которых гальванизирует межнациональную рознь и недоверие. Государство, общество не могут, не должны оставаться тут равнодушными наблюдателями, статистами. Речь идет о самочувствии, достоинстве и безопасности граждан, народов, России в целом.

Главным ориентиром новой национальной политики российского государства являются принципы и ценности демократии, понимание и реализация которых в конечном итоге и стабилизирует межнациональные отношения. Свобода слова - это действительно огромное завоевание демократии, которая позволяет добиться и права на самостоятельное, свободное развитие каждого народа независимо от его численности. Благодаря свободе слова мы получили возможность познать многие стороны "недозволенной" ранее, скрытых сторон жизни народов, опыта их сотрудничества. Но свобода слова - это и момент совести, нравственности, который предполагает и соответствующую ответственность за опубликованное, сказанное, как и за содеянное. Иначе свобода слова оборачивается не конструктивным, а разрушительным содержанием.

Особенно это чувствуется в сфере национальных отношений, где одно неосторожно сказанное слово может спровоцировать обострение межнациональных отношений, угрожая перерасти в кровопролитные конфликты. Настоящая газета ведет на своих страницах уважительный диалог с народом и между народами. Много ли у нас таких доброжелательных собеседников? Увы, мало. Особенно, в этом плане "везет" национальным отношениям. Везде обильно мелькают "лица кавказской национальности" - злодеи, разваливающие государство, или "лица еврейской национальности", растаскивающие державное добро, а там далее - "русские, которые всех угнетают", и т.д. Таким образом формируется синдром привыкания к ущербности наших народов, их противопоставление, разжигание межнациональной розни и вражды. Дело доходит до оскорбительного для цивилизованных людей тезиса: о невозможности совместного проживания на одной территории людей различных национальностей и вероисповедания

Органы власти и чиновники в ряде случаев не только не противостоят активно подобным антиконституционным действиям, но и сами зачастую, способствуют дискриминации людей, оскорблению целых народов и граждан по национальному или религиозному признаку. И в итоге - дестабилизация ситуации в регионах и в стране, массовые нарушения прав человека по национальному признаку. Не сложились в управленческих структурах традиции своевременной, этнологической экспертизы различных проектов государственных решений любого уровня. Соответственно, влияние чиновников нередко оказывается грубым вмешательством в тончайшую ткань национального самочувствия отдельных граждан и целых народов.

Трагический пример Чечни, когда борьба против бандитов и террористов, освобождение Чечни и чеченцев от их ига, стали оборачиваться ущемлением национальных чувств, преследованием людей по национальному признаку, хотя Вы, будучи еще Председателем Правительства Российской Федерации в самом начале антитеррористической операции в Чечне, выступая в Государственной Думе, предостерегали всех от этого. События на Кавказе давно должны были нас всех заставить по-новому взглянуть на национальные вопросы и на подходы к их разрешению. Преобладающее большинство чеченского народа, страдающее больше всех от бандитов-террористов и заинтересованное более всех в очищении Чечни от них, совершенно недостаточно оказалось подключенным к тем мерам, которые там реализовывались федеральными органами власти. Да и сейчас, как нам представляется, недостаточно внимательно учитываются этнонациональные моменты в осуществлении на местах инициатив Президента по укреплению вертикали государственной власти, совершенствованию, упорядочению федеративных отношений.

Исторический опыт свидетельствует: попытки загнать национальный вопрос вглубь, отложить его решение до лучших времен оказываются в конечном итоге контрпродуктивными и опасными. Конечно, это не означает, что на каждом углу надо кричать о национальностях и о национальной специфике, везде фиксировать национальность, искусственно будоражить национальные чувства людей. Нет, ни в коем случае. Но пренебрегать ими в многонациональной стране тоже недопустимо.

Уверены, что с такой опасностью не нависла бы над Россией тень Баркашова, Радуева, Байрамовой, Тагаева, Басаева и других национал-экстремистов, если бы не факты проявления беспрецедентного равнодушия к национальному самочувствию народов страны. Если бы властные и гражданские структуры были подключены к человеческому измерению состояния национального самосознания. И проявляли бы заботу о гармоничной стыковке духовно-политических, социально-экономических и культурно-нравственных составляющих русского и всех других народов страны, многонационального народа Российской Федерации.

Более того, если бы свои решения федеральные власти осуществляли политику, советуясь со специалистами-профессионалами после своевременной, объективной и доброжелательной этнологической экспертизы, многие решения по Чечне, Дагестану, Ингушетии, Осетии, Карачаево-Черкессии, Тыве, Саха-Якутии, Башкортостану, Татарстану - имели бы совершенно другую конфигурацию. Национальные отношения, как и любая сфера общества, поддаются научному осмыслению и регулированию. Это надо знать соответствующим чиновникам, а не заниматься политическим мифотворчеством в сфере национальных отношений.

Анализируя этнополитические процессы, мы приходим и к выводу о нашей кадровой беде в сфере национальных отношений. Думаем, что она состоит прежде всего в том, что некоторые высокопоставленные должностные лица без знания ситуации пытаются ее регулировать. Самомнение, "я все знаю", в сфере национальных отношений намного опаснее для государственного чиновника, чем даже действительное незнание. Особенно, повторю, если это касается проблем, связанных с такой тонкой материей, как национальные отношения, самочувствие и сотворчество народов. Сфера национальных отношений буквально перенасыщена разного рода "миротворцами", "специалистами", которые после одной поездки на Кавказ делают глобальные выводы и принимают решения. Подобные люди своими действиями, по существу, дискредитируют государственную национальную политику, обостряют межнациональные противоречия. В целях стабилизации этнополитической ситуации в стране необходимо: отработать четкие механизмы реализации государственной национальной политики; решать вопросы реабилитации репрессированных народов; определить меры по восстановлению и защите прав насильственно депортированных народов; определить четкие правовые гарантии защиты достоинства народа, прав и свобод человека независимо от национальной принадлежности; не позволять агрессивное вторжение хозяйствующих субъектов в традиционную сферу обитания народов, особенно малочисленных; наладить соответствующую систему образования, информации и воспитания, которая отвечала бы потребностям соответствующей многонациональной, многокультурной, многоконфессиональной и федеративной сущности современной России. Так, хищническое вторжение топливно-энергического комплекса в природную и культурную среду обитания народов резко ухудшает и без того тяжелое национальное и гражданское самочувствие коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, которых насчитывается всего 32. Численность, к примеру, ульчей составляет всего - 2,5 тыс. человек, нивхов - 2,3 тыс. человек, саамов - 2 тыс. человек, негидальцев - 600 человек, ороков - 560 человек и т.д. Многие из них оказались на грани физического вымирания. И это на фоне процветания нефтегазовых магнатов. Кто ответит за последствия такой деятельности? Государство обязано защищать тех, кто не может себя защитить. Можно и нужно обязать принятием соответствующих правовых актов нефтегазовые, лесопромышленные и другие компании компенсировать потери для людей, проживающих на этих территориях и ведущих традиционный образ жизни. Необходимо обеспечивать и условия для введения традиционных промыслов. Варианты решения этих и других жгучих проблем Ассамблея совместно с Ассоциацией малочисленных народов предлагала неоднократно, ибо мы уверены: разрушение традиционной среды обитания есть разрушение самого народа. Патронажная политика государства тут необходима. И мы надеемся на проявление политической воли со стороны Президента. Для справки: фактически был провален Указ Президента "О неотложных мерах по сохранению мест проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера". Не выполняется закон "О гарантиях прав малочисленных народов", который был принят после восьми лет споров и перепалок. Доказала свою неэффективность программа социально-экономического развития малочисленных народов.

При этом речь идет не только о проблеме разрушения традиционной культурно-исторической и природной среды обитания только малочисленных, но и многих других народов, в том числе и русского этноса. Об этом бьют тревогу многие истинно патриотические организации и экологи. Разрушение среды обитания нарушает и традиционный характер, и соответствующее поведение этносов. Защита традиционной среды обитания этносов - это задача общегосударственная. Речь идет о сохранении самобытности и перспективы развития и сожительства российских этносов в ХХI веке.

С сожалением приходится констатировать, что необходимый системный подход к этим вопросам у нас пока не сложился. Конкретные предложения по сохранению традиционной среды обитания народов уже предлагались. Впервые в Миннаце России была создана структура по региональной этнологии и этнической экспертизе в тесном взаимодействии со многими ведомствами и регионами. Возможности для качественного сдвига в этом направлении имелись. Но все это, к сожалению, при очередной перестройке министерства оказалось ненужным. Миннацу сегодня, дай бог, справиться с миграционными и региональными вопросами, а этническая, этнополитическая проблематика вновь останется бесхозной. Вместе с тем предстоит огромная работа по преодолению чувства отчуждения, недоверия и взаимных обид, которыми перегружена сфера национальных отношений. Речь идет об оптимизации всей системы управления этнополитическими процессами в стране, не приемлющей унифицированных методов прошлого, а также нынешних подходов постоянного лавирования на грани конфликтов, при переходе к новой управленческой парадигме, которая учитывала бы всю гамму потребностей самобытного развития наций-этносов, с одной стороны, и целостность общегражданских устремлений, как нации-государства, - с другой.

V. Организационное, управленческое и финансовое обеспечение национальной политики

Концепция государственной национальной политики - это не столько идеологическая или политическая доктрина, сколько система организационно-управленческих мер, которые реализуются органами власти в диалоге с институтами гражданского общества. При обсуждении на заседании Правительства мер по реализации Концепции государственной национальной политики Российской Федерации" Вы справедливо заметили, еще будучи Председателем Правительства России: "наверное, мало кто из членов Правительства видел эту Концепцию". Сказанное тогда, точно характеризует отношение в целом федеральных органов власти и органов власти субъектов Федерации к проблемам национальных отношений и национальной политики. Одно беспомощное ведомство, созданное как будто для отвода глаз, не способно решить задачи национальной политики без комплексного подхода.

Работа по реализации Концепции государственной национальной политики охватывает следующие важнейшие направления деятельности органов власти всех уровней:

- законотворческую работу по совершенствованию федеративных и межнациональных отношений;

- обеспечение гарантий защиты прав и свобод конкретного человека и национально-этнических общностей независимо от национальной и религиозной принадлежности; подготовку и реализацию федеральных и региональных программ по национальному развитию и государственной общности субъектов федерации и народов России, всего многонационального народа Российской Федерации;

- неотложные меры по стабилизации кризисных явлений в этнической и конфессиональной сферах;

- проблемы нарастающего демографического кризиса в его этническом и этнополитическом измерении; научно-аналитическое, культурно-информационное и организационно-кадровое обеспечение национальной политики на всех уровнях власти и гражданского общества;

- решение назревших проблем по удовлетворению национальных потребностей людей в области образования, культуры и языка;

- ответственность за прогнозирование и осуществление превентивных мер по недопущению, а если случилось - по разрешению межнациональных конфликтов, постконфликтному строительству.

Каждая их этих мер требует не только собственно организационного, но и правового, финансового обеспечения. Отсутствие такой комплексной, предметной и систематической работы по реализации государственной национальной политики прежде всего на федеральном уровне приводит к ее систематической дискредитации. Люди разных национальных общностей перестают верить государству, обществу, и, самое главное, теряют веру в то, что Россия способна стать страной достойного и равноправного развития каждого этноса, страной стабильного межнационального мира, хотя все предпосылки и возможности для этого есть. В результате не только отдельные люди, но и целые этнические общности время от времени становятся заложниками отдельных "лидеров", которые провоцируют межнациональные конфликты.

В 1998 году нам совместно с депутатами Государственной Думы удалось внести изменения в приложение "3" к Федеральному Закону "О бюджетной классификации". Впервые была включена статья расходов на развитие федеративных и национальных отношений, что давало реальную перспективу проведения и продуктивной национальной политики. И в первый раз появились реальные надежды на то, что Правительство выходит наконец на действенную и эффективную национальную политику. Но в бюджете 1999 года финансирование этой статьи не предусмотрели, мол сделаем на 2000 год. А из бюджетной классификации 2001 года статья вообще исключена. Это еще одна демонстрация непонимания, нежелания предотвратить противоречия и конфликты. Все хотят и далее говорить, пошуметь, посвергать всех и вся, обсуждая проблемы Кавказа, Чечни и далее, разжигая тем самым "пужательные" страсти, вместо должного финансового и правового обеспечения государственной национальной политики. Комментарии здесь излишни.

Для России приемлема только научно обоснованная и дальновидная национальная политика соответствующая финансовым, правовым и информационным обеспечением ее конкретных программ. Нужна систематическая работа органов власти всех уровней и общества по самобытному развитию, собиранию народов и культур. Народы России не надо уговаривать жить вместе, надо только создавать условия, нормальный морально-политический климат для их совместной достойной сожительства, общности в составе единого государства.

@@@
О национальном самочувствии народов России. О состоянии и перспективах государственной национальной политики
Президент Бурятии считает нарезку федеральных округов в России неправильной
Столичные вузы: территория беспредела
Съезд обреченных
Титульные народы делят гектары
Цветы подземелья
Янез Дрновшек: "Мы ждем Путина в сентябре"