"Все профессора экономики будут против вас..."

@@

Почти официальное заявление команды Гайдара...

2000-10-13 / Сергей Пархоменко От 27 февраля 1992 года

Заручиться согласием Петра Авена, ныне министра внешнеэкономических связей РФ, рассказать "НГ" о проблемах возглавляемого им ведомства удалось еще во время визита делегации России в Париж. Однако к концу почти двухчасового разговора стало ясно, что интервью отклонилось от заранее намеченной темы очень далеко. И на вопрос, можно ли считать сказанное чем-то вроде заявления российского правительства, можно ли расценить слова одного из министров как точку зрения команды Гайдара в целом, Авен ответил утвердительно.



-"Все профессора экономики будут против вас" - это была первая фраза, которую сказал, как только нас назначили, Марек Домбровский: он был госсекретарем в Министерстве финансов Бальцеровича и являлся его левой и правой рукой одновременно. Это наш очень старый товарищ. Так же как и Бальцерович, впрочем. Мы все знакомы много лет - с тех пор, когда никто из нас ни в каком правительстве еще не был и даже не думал, что когда-нибудь туда попадет.

И действительно, мы вскоре достаточно неожиданно для себя определили, что начинается критика со стороны людей, которые не удосуживаются ни прочитать наши документы, ни разобраться в программе. Мне очень хотелось бы прежде всего сказать об абсолютно несправедливых обвинениях, предъявляемых нам людьми, которые считают себя экономистами. Или даже таковыми в ряде случаев являются.

Только давайте по порядку.

Мы с самого начала взяли линию - меньше болтать. Потому что в последние годы все правительства что-то обещали: через месяц, через год, через полтора - счастье, рай. Это богатая коммунистическая традиция. Так вот, сразу было решено: не лезть. Не соваться на экран и так далее.

В этом обнаружились и плюсы, и минусы. Минусом оказалось, что наша избалованная вниманием к себе пресса очень обиделась: так как - не объясняют ничего... Второй минус, на мой взгляд, тот, что действительно с населением не работали: людям не объясняли ни как себя вести, ни что значит это повышение цен, ни почему вводится такой налог, например. Это действительно плохо. И этот недостаток мы теперь прекрасно понимаем. Но я просто должен заметить, что мы работаем по 20 часов в сутки. И чтобы идти на телевидение объяснять - особенно просто объяснять, что самое тяжелое, - время найти было трудно. В конце концов мы бросили это на одного Гайдара. Он очень хорошо выступает, особенно блестяще читает лекции. Хотя, как выясняется, для населения он говорит подчас слишком умно.

Да и вообще насчет того, как телевидение влияет на популярность, - это тоже большой вопрос. У нас выступал Абалкин постоянно или Николай Иванович Рыжков. У нас пример Раисы Максимовны Горбачевой: народ ее не любил, а никому не известные жены пользовались почему-то уважением и даже любовью населения...

Тем более что у нас опыта такого не было, никто из нас никогда политической деятельностью не занимался. Я, например, первое в жизни телевизионное интервью дал Би-би-си, на английском языке - вот неделю назад.

Но мы опять-таки о другом хотели говорить на самом деле. Экономика - это наука. Это серьезное дело, в котором много не просто слов, а много математики. Когда вы читаете книжку серьезную про экономику - надо думать: это не роман. Уравнения пишешь. Часами. Чтобы понять, что на самом деле может произойти. Кривые разные рисуются. Статистика собирается. Огромный опыт. И я хорошо понимаю футбольных тренеров, которые всегда напускаются на дилетантов.

Вот, например, недавно была ситуация: нас уговаривал "АвтоВАЗ" установить специальный валютный курс для исчисления цен на комплектующие изделия, которые они покупают за границей. И я просидел несколько часов: сначала сам, потом с Сергеем Глазьевым, моим первым заместителем; потом пришел Гайдар - мы его подключили; потом Джеффри Сакс появился - взяли и Сакса. Мы писали уравнения, для того чтобы понять - в каких случаях искусственный курс, вообще говоря, экономически оптимален. Отдельная проблема - когда при искусственном курсе бюджет выигрывает, а когда проигрывает...

Это многофакторная задача, которую трудно обсуждать с дилетантами. Но когда дилетанты в ответ начинают на вас гавкать - это неприятно. Если эти дилетанты - просто журналисты, скажем, вот тот же Миша Леонтьев, - обидно, конечно, но ладно. Но когда это дилетанты, которые считают себя экономистами, - вот это нас уже в некотором смысле достало.

Я хочу для начала сказать, что в этой команде, которая пришла с Гайдаром, все - лучшие, любимые ученики каких-то академиков. Лучшие! И любимые! Все - получали повышенные именные стипендии в университете. Гайдар - Ленинскую получал. У всех красные дипломы и так далее. Если интересно, я могу пофамильно назвать, кто чей любимый ученик.

- Давайте.

- Нечаев - любимый ученик Юрия Васильевича Еременко.

Машиц - любимый ученик Ясина.

Вавилов - любимый ученик Волконского и Петракова.

Шохин и Гайдар - Шаталина.

- Ясно. Кстати, маленькое отступление. Скажите, вы действительно министр на общественных началах?

- То есть?

- Вы продолжаете числиться как на основной работе в венском Международном институте прикладного системного анализа, откуда пришли в этот министерский кабинет?

- Ничего подобного. Я прервал контракт с институтом, но мое место за мной сохранено. То есть я не получаю ни зарплаты, ни прочего. Я могу вернуться, если меня, например, выгонят из правительства. И это совершенно нормальная форма: она принята во всем мире. Впрочем, в обозримой перспективе уходить я не собираюсь, как и мои друзья.

Так вот, я бы очень хотел обратить внимание на то, что, пока мы еще были учениками, к нам относились со значительно большим уважением, нежели когда мы вошли в правительство. Во всяком случае нас никто в идиотизме не подозревал. Нас отправляли на стажировки, нас оставляли в аспирантурах - вот именно тех, кто сейчас в этом правительстве, не кого-то другого. Поэтому рассчитывать, что есть где-то другие, которые лучше, - можно, но сложно.

Кроме всего прочего, я уж не буду говорить, что со всеми нашими учителями мы очень много писали вместе: не только статьи, а и книжки. И все это они воспринимали как классную, профессиональную работу... А сейчас получается, что мы такие - вроде придурков, которые занимаются какой-то полной ерундой и почему-то никого не слушают. Мол, вот теперь пришло новое правительство, а их не позвали. С ними не советуются. Все понятно: невостребованность некоторая привела к тому, что у некоторых из них проявилась естественная человеческая обида...

Это не относится к Шаталину, который действительно нас поддерживает, и мы ему очень благодарны. К Аганоегяну - тоже.

- Но зато это относится к Петракову.

- Да, в полной мере.

Николай Яковлевич - один из любимых наших учителей. Безусловно, он относится к наиболее сильным экономистам в стране. Но, бесконечно его уважая, мы с тем большим удивлением читаем некоторые его статьи, многое кажется нам в них тем более странным...

Так вот, давайте теперь по пунктам. Что говорит Николай Яковлевич Петраков?

Первое. Он говорит: правительство не взяло под контроль рубль, потому что оно не контролирует республики - и республики эмитируют.

Наивно предполагать, что такая простая мысль не приходит в голову членам правительства. Поэтому первое, что сделало правительство, - взяло бюджет, как вы знаете, под контроль. Сегодня бюджетом управляет только Россия.

То же самое - в отношении кредитной эмиссии. Все банки переведены на корреспондентские отношения с Центральным банком России.

- Это решено законодательно, но реально не исполняется. Физически этого не существует.

- Существует: на днях мы уже получили первое сальдо по корреспондентским счетам отдельных республик. Можно сказать, что это плохо организовано. Можно сказать, что это неточно реализовано. Можно сказать - посмотрим, как это на самом деле сработает. Но то, что этим кто-то не занимается вовсе, не озабочен этим, - таких обвинений уже не следовало бы выдвигать. Это настолько просто - ну что тут обсуждать?..

Кроме того, так как республики своих денег не имеют, у них деньги пустые. Они готовы платить большую цену за то, что мы сами у себя не покупаем. Ну скажем, автомобили. Или самолеты - они готовы платить за них в четыре раза больше. Нашего бюджета не хватает, а они сначала заплатят вчетверо, а потом скажут нам: будьте любезны, возместите.

Именно потому, что мы это прекрасно понимаем, мы ввели ограничения на торговлю с республиками. И лицензируем продажу им большого списка товаров. Именно поэтому: чтобы не дать пустым деньгам выйти на российский рынок. Это сделано. С самого начала. Если это кому-то неизвестно, можно прийти и спросить.

- Хорошо. Вот вы получите сальдо. И какие у вас есть "инструменты принуждения" неплательщиков и банкротов? Вот выяснится, что баланс торговых отношений с какой-то республикой совершенно катастрофический. Грубо говоря, она разорилась. И что?

- Ничего. Просто эта республика больше ничего не будет получать от нас.

Все. Точка. Никаких товаров. Ноль. Либо - давайте, в явном виде нам что-то отдавайте за бесплатно, покрывайте сальдо, либо - вы от нас ничего больше не получите. У вас нет рублей. Рублей у вас - больше нет! Валюта у вас - кончилась. У вас было - вы все выбрали.

Хотя это, конечно, крайняя мера. А в принципе тут возможны и более мягкие санкции: можно потребовать сократить бюджетный дефицит, размещая государственные облигации; можно предложить повысить учетную ставку процента до уровня не меньшего, чем применяется Центральным банком России; можно поставить условие отмены ограничений на вывоз каких-либо товаров в Россию. Разные варианты существуют.

Это случится со дня на день. Я не исключаю, что на политическом уровне... Будут уступки...

- Ну тут просто убийство начнется...

- Будут уступки, будут переговоры - возможно. Но нельзя говорить, что мы этой проблемы как таковой не понимаем.

- Допустим, вы все правильно понимаете. И решения принимаете правильные. А потом Борис Николаевич Ельцин собирается с коллегами-президентами в городе Минске - и полюбовно договаривается с ними обо всем. Являясь политиком. Заглядывая в будущее. Помня об армейских проблемах, которые на нем висят. Помня о среднеазиатских государствах, руководители которых все время напоминают, как много у них русских живет, и все время интересуются: "А зачем вам столько беженцев?" - а беженцы, мол, будут обязательно.

- Это реальные проблемы - то, о чем вы говорите. Но они относятся уже не к экономике, а к чистой политике.

- И чего стоят все ваши уравнения, если они не учитывают главную переменную - политическую ситуацию? Не учитывают этакого слона, постоянно присутствующего в посудной лавке?

- Отчасти вы правы, но, увы, многое в политической ситуации нам неподконтрольно все равно. Вот как погода портится. Или солнце - всходит и заходит... И ничего с этим не поделаешь.

- Почему же? По части солнца давно изобретена такая мера, как введение декретного времени. Или переход с летнего времени на зимнее. Передвигаешь стрелки на час - и получаешь (либо не получаешь) от этого экономическую выгоду...

- Я пока не вижу серьезных уступок со стороны президента, которые бы реально поломали что-то в нашей программе. Вот не вижу - ни одной.

- Мне все-таки кажется, например, очень серьезным то, что он снова ввел в обиход понятие "уровень рентабельности": "совместное постановление Президиума ВС и правительства" на эту тему появилось уже после его выступления.

- Уровень рентабельности действительно, может быть, не лучшее решение. Это мера, возможно, неэффективная. Но и безвредная.

- А ведь совсем необязательно делать где-то одно огромное демонстративное отступление. Достаточно сделать много маленьких. Вот сейчас, снизив НДС для некоторых отраслей хозяйства, президент проколол тоненькой иголочкой маленькую дырочку. Но вода - либо воздух, я не знаю, что у вас там внутри, - начнет ее неудержимо расширять. И однажды вообще все порвется.

- Политический взгляд всегда шире экономического, я должен вам сказать прямо. И в ряде случаев, я думаю, политические компромиссы, вообще говоря, оправданны, как и принесение в жертву некоторых экономических интересов. Вот американцы, вы знаете, списывают долги некоторым. Сейчас, после кризиса в Персидском заливе, Египту списали около 4 миллиардов. И можно, следуя вашей позиции, сказать: пожалуйста, президент Буш уступил - теперь все будут просить. Разве это логика?

- Логика. Или всем - или никому.

- Вообще говоря, конечно. Как принцип это, наверное, правильно. Но сильная и уверенная в себе власть может позволить себе и уступки. И я еще раз вам повторяю, что такого рода уступки, которые время от времени происходят, - это, я думаю, не проблема президента.

- А чья?

- Если кто-то уступает, то, может быть, скорее само правительство, чем президент.

- Кому уступает?

- В данном случае парламенту, как я предполагаю...

Мы отвлеклись. Вернемся к нашей теме.

Второй, очень популярный тезис Николая Яковлевича Петракова: правительство ведет дело к катастрофе - освободив цены и не демонополизировав торговлю.

Весь мировой опыт показывает, что нельзя демонополизировать и приватизировать в условиях фиксированных цен. У покупателей, у потенциальных приватизаторов полностью отсутствуют ориентиры. Никто не понимает, что происходит сегодня, что будет потом - через месяц, через два, когда цены освободятся.

Существует пример ГДР, где это делалось на основании существовавших цен и издержек. Но когда началась конкуренция с западными товарами, оказалось, что реальная стоимость некоторых заводов - вообще отрицательная. Продукцию этого завода еще никто не покупает, а уже надо его чистить, он воздух засоряет... Поэтому на самом деле все современные экономические теории и советы говорят ровно об обратном: когда наконец сложился нормальный рынок, когда товар получил цену - тогда и объект производства этого товара можно приватизировать. Никак не наоборот. Никак не наоборот! Как бы тяжело это ни было. И потом, приватизация и демонополизация - это совсем не занятие на одну ночь. Нужно по крайней мере несколько месяцев. А их у нас в любом случае не было.

Что-то не совсем хорошо мы здесь сделали - может быть. Но считать, что в правительстве сидят такие дегенераты, которые таких очевидных вещей не понимают, - это по меньшей мере странно. Совсем странно.

Еще один любимый тезис ряда известных экономистов - хотя это уже чисто профессиональная дискуссия - по поводу параллельной валюты. Особенно: доллары пустить в оборот - до сих пор эта мысль популярна.

Значит, так: по нашему глубокому убеждению, идея о параллельной валюте глубоко порочна. Во-первых, любая параллельная валюта - это дополнительный мощный источник инфляции. Государство управляет экономикой, управляя рублем. Как только появляется вторая валюта, которую мы не выпускаем, наша собственная валюта становится дешевле: она не всем нужна. Весь мировой опыт это показывает. Весь. Югославия - как последний пример. Польша до этого - 1800 процентов инфляции в год. Бразилия... Везде, где ходили две валюты, всегда была инфляция. Тут не о чем говорить.

В некоторых условиях - вот, скажем, как это стало в Польше в конце 80-х - вторая валюта (доллар) приобретает смысл: ее оказалось так много, что она уже рынок смогла держать. Государство самоустранилось, и вторая валюта более или менее демпфировала проблемы первой.

Но пропорции соотношений валют у нас и в Польше - совершенно несравнимы. И столько долларов нам еще пять лет к себе накачивать надо было бы, чтобы они какую-то такую роль сыграли.

Николай Яковлевич нас обвиняет в том, что мы мечемся. Сначала, он говорит, они обещали ввести только рубль на территории страны, а потом разрешили торговлю в "Березках" и на рубли, и на валюту. Метания нет. Второе - просто естественный этап на пути к первому. Мы действительно перейдем однажды к жесткому рублевому обороту. Поляки это тоже в конце концов сделали, несмотря на дикое количество долларов, которое у них ходило, и то оставили один только злотый.

Выпускать же свою собственную вторую валюту - это какое-то обожествление денежной единицы. Если государство эмитирует и первая валюта обесценивается - точно так же и вторая будет обесцениваться.

Мы уж читали Юровского не менее внимательно, чем наши оппоненты. Леонид Николаевич Юровский - автор денежной реформы Сокольникова (это когда червонец выпустили). Его "Денежная политика Советской власти" - классика 20-х годов. Очень хорошая книжка. Очень советую прочитать - там все написано: червонец тогда появился и устоял совсем не просто так. А потому, что экономика шла вверх, укреплялась, развивалась. И на росте экономики появилась сильная валюта. Как некоторое дополнительное средство к всеобъемлющей экономической реформе. Больше ничего!

- То есть все эти украинские новации обречены, по вашему мнению?

- Как известно, в последние недели стал падать курс купона к рублю. Если вы не можете вести жесткую кредитную и денежную политику с одной валютой - вторая у вас точно так же лопнет. Почему доллар сильный? Потому что американцы его просто так не печатают. А в условиях мягкого бюджетного ограничения тем, кому вы сегодня даете рубли, когда они приходят и падают в ножки, вы так же точно будете давать вторую валюту. Завтра появятся вторые деньги - "хорошие", на них можно пиво купить иностранное - и вот уже к вам прибегают неизвестно откуда и говорят: ой... рубли не нужны, дайте нам, пожалуйста, вторую валюту. И вы точно так же начнете ее печатать. Завтра же начнете!

У нас все это было. В Госснабе были, кажется... назывались "наряды с красной полосой". Не то чеки. Они давали приоритетные права на получение фондов. И ничего это никогда не работало. В системе бардак - так он бардак с любой валютой, с одной или с другой. Поэтому будет только рубль. И другой валюты в стране не будет. Твердо.

Это - валюта. А теперь - конвертируемость, обвинение по поводу которой для нас совсем уж непонятно.

Прежде всего - у нас пока конвертируемость ограниченная. Реально у нас только резиденты - предприятия и граждане - могут покупать и продавать валюту. В ближайшее время рубль станет конвертируемым по текущим операциям полностью, то есть и нерезиденты получат это право. Это в принципе решено. Тут есть очень сильная боязнь, что у нас "страну скупят", - знаете такие разговоры... Мол, как же так, они вот придут с долларом, купят на него сто рублей, потом купят нашу нефть и ее вывезут...

Это бред: мы же квотируем вывоз. Вот-вот начинаем продавать квоты. Поэтому мы можем с нерезидентов собрать ровно столько валюты, сколько захотим, - чтобы это было выгодно и им, и нам.

Так вот, что говорит Николай Яковлевич? Как же так: вы разрешаете белорусам или украинцам покупать доллары. У них там куча рублей - они прибегают сюда и на них у вас всю валюту скупают...

Лучше бы они на Арбате скупали, что ли? Нет, пусть уж лучше покупают в банках, которые нам налог за это заплатят. Ведь все равно можно в любую минуту прийти на Арбат и...

- ...и купить сто долларов. А дальше? Предпринимателю-то другие суммы нужны.

- По 500 рублей за доллар, Сергей Борисович, - по 500 рублей! - я вам найду два миллиона долларов за четыре часа. Предлагаю поспорить. Только - на всю сумму. Спорим?

- У меня нет таких денег, но мне трудно в это поверить.

- А по тысяче рублей за доллар - я вам вообще любое количество найду. В экономике нет понятия "нету". В экономике есть понятия "дорого" и "дешево". Этот спор уже предлагал Дорнбуш, такой великий экономист. За большую сумму можно купить все что угодно. За деньги вообще в мире все покупается, как правило. Кроме чистой совести членов российского правительства. Вопрос только в цене.

Так вот, пусть этот белорус покупает валюту легально, а не у "жучка" какого-нибудь. И пусть платит налог. Кстати, не могу отказать себе в удовольствии заметить: никто, кроме нас, не верил, что в конце февраля доллар пойдет вниз. Все утверждали, что, наоборот, он взлетит до 500 рублей, до 700... А что вышло?

Теперь. Нам говорили, что будет полная катастрофа с дикой инфляцией в январе месяце. Могу сообщить. Для сведения читателей "Независимой газеты". Эмиссия у нас в январе упала - в первый раз после 1985 года. Она составила 19 миллиардов - против 23 в декабре. Это при том, что были освобождены цены: можно было предположить, что эмиссия в два раза увеличится, а мы напечатали на 4 миллиарда рублей меньше... Вот это вот абсолютно беспрецедентный результат денежной политики. Вот это для любого экономиста действительно информация - сколько пришло денег в систему.

- Вы этого добились довольно дорогой ценой. Половине страны нечем платить зарплату.

- Не так. Не так. Ну, не вполне так.

- Тогда я вам могу сообщить. Для сведения членов правительства. "Независимая газета" существует больше года, и впервые месяц назад у нас начали выплачивать зарплату с опозданием.

- Ну и замечательно. Банки вообще можно время от времени закрывать - это один из советов классической макроэкономической теории. Говорят: закрывайте на два-три дня банки, чтобы сбивать инфляционную волну. Очень помогает. Но это я не вполне серьезно: зарплату, конечно, надо платить.

- А между прочим, какая у нас сейчас инфляция? В день.

- Я не знаю. Очень маленькая. Сейчас цены скорее падают, чем растут, если посмотреть, например, сводки цен на мясо по России. Есть естественное ограничение спроса. Инфляция - феномен денежно-кредитной политики. Нема денег - нет роста цен.

Да, ну и следующее, конечно, - все, что связано с бездефицитным бюджетом... Нам говорят, что вот, мол, инвестиции рушатся. Это и правда большая проблема, особенно когда уже почти все сделано, когда осталось только дверь докрасить - и все заработает.

Говорят, что мы думаем об одних только фискальных ограничениях и на промышленность ложится такое налоговое бремя, что развитие ее нарушается. Должен заметить, что новейшие исследования не показывают ясной зависимости между тяжестью налогового бремени и падением деловой активности. При налоге на прибыль от 30 до 50 процентов статистика не показывает никакой жесткой закономерности. Мы имеем дело просто с традиционными жалобами производителей: что экспортные пошлины слишком велики, что налоги непомерны...

Олег Тимофеевич Богомолов, выступая недавно, укорял нас в том, что мы нажимаем на необходимость свести бюджет без дефицита, вместо того чтобы заботиться о стимулировании развития экономики. К сожалению, это вещи взаимоисключающие: если исходная точка - сначала починить деньги, если мы считаем, что нам сегодня надо остановить инфляцию и навести какие-то ориентиры в экономике, то мы вынуждены поставить перед собой цель бездефицитного бюджета. Нельзя заниматься закаливанием и накачкой мускулов, когда вы при смерти. Врачи советуют бегать трусцой - и они совершенно правы. Но нельзя давать таких советов больному с температурой тридцать девять и пять.

Надо сказать, что у поляков в первые полгода стабилизации бюджет был не просто бездефицитный, а был плюс - 8 процентов он достигал... И 6 месяцев у них не было инвестиций...

- Послушайте, вы что-то очень часто упоминаете поляков...

-Удачный опыт...

- Вы считаете, что у нас похожая ситуация?

- Экономически очень похожая.

- А все эти разговоры: консолидированная нация, католики, маленькие, - а мы большие, у нас расстояния в отличие от них вон какие...

- Значит, "маленькие" и "большие" - это вообще понятия неэкономические. Я что-то не понимаю, в чем разница. Для меня это осталось неясным, сколько я на эту тему ни думал.

- Как в чем разница? В управляемости.

- Я думаю, у поляков бардак был очень похож на наш.

Существует ведь очень глубокая иллюзия, что у нас была централизованно-планируемая экономика. Это только иллюзия, об этом уже очень много писали: мы с Шерониным, потом Найшуль, Симон Кордонский - в вашей же газете...

У нас была "экономика торга", где на самом деле предприятия имели значительно большую реальную власть, чем Госплан. Брежневское время - это апофеоз торга. Апофеоз беспредела "снизу".

Вот у вас - внизу - есть какие-то свои аргументы, а у них - наверху - какие-то свои. Их аргументы - это дать вам ресурсы или нет. Если вы работаете в газете - послать вас за рубеж или не послать. А ваши - работать или не работать. Обещать им, что вы что-то сделаете, чтобы они могли рапортовать своему следующему начальнику, или не обещать. Участвовать в какой-то кампании - или не участвовать. Есть некие правила этой торговли, есть цена этих аргументов...

Этот торг существовал на всех уровнях и был очень похож на рынок. Но рынок, во-первых, без единого эквивалента, без денег, только с бартерными ориентирами. А во-вторых, рынок иерархизированный: торг идет в основном не по горизонтали, а по вертикали. То есть вы торгуетесь не с конкурентом, а с тем, кто находится над вами.

Классическая модель, на Западе давно описанная. И это очень похоже на Польшу - Польшу конца 1989 года. Я бы сказал, что это Польша перед стабилизацией, Польша последнего этапа либерализации, которую начал Раковский и продолжил Бальцерович.

Все это, кстати, имеет отношение к еще одной нашей иллюзии: что Россия - это особая страна. Экономически все страны в равной степени особые. Первое, что говорят вам в Бразилии: у нас особый случай - тут нельзя стабилизировать, тут нельзя приватизировать, потому что вот такое все необыкновенное...

Это неправда. Это - не-правда. Нет особых стран. С точки зрения экономиста - если экономика это наука со своими законами, - все страны в плане стабилизации о-ди-на-ко-вы.

Мы подошли к последнему - и совершенно порочному - традиционному обвинению команды Гайдара: к обвинению в экспериментаторстве. Эксперимент ставит тот, кто не имеет достаточного опыта. Врач отличается от неуча тем, что он знает, как было в других случаях, и дает больному только те советы, которые на ком-то уже опробовались. Поэтому мы в минимальной степени экспериментаторы. Мы пытаемся делать то, что все уже делали.

Мы стабилизируем так, как стабилизировали поляки, как стабилизировали евреи в Израиле - за полгода, в 1985 году, как делалось в Аргентине... Мы пытаемся весь их опыт учитывать. Мы, например, готовы были на некоторые уступки по заработной плате производителям товаров с фиксированными ценами - как и произошло, например, с угольщиками. Потому что это же самое происходило в других странах: у поляков, скажем, на железнодорожном транспорте.

И чтобы закончить с этой темой - что такое команда Гайдара, - я бы хотел сказать только одно. Так получилось, что именно эта команда из первого поколения наших экономистов, которое читает на английском языке. Ну, так получилось. Мало кто читал Фридмана в этой стране. Мало кто читал Окуна. По приватизации - ну хоть кто-нибудь прочел бы Коуза, который получил за это Нобелевскую премию. А Самуэльсона читали на уровне учебника для первого года...

Я уж не говорю о том, что Егор Гайдар чуть ли не единственный в стране, кто хорошо знает опыт стабилизации в Латинской Америке. Гайдар читает на испанском, кроме английского. Андрей Нечаев говорит еще и по-немецки. Сергей Васильев - по-сербски. Ну и так далее.

Поэтому слово "эксперимент" - оно абсолютно не наше.

А обвинение в "академизме" мне вообще не очень понятно. В конце концов в стране 75 лет у власти были практики - и мы видим результат. Бочаров - практик? Или Рыжков - практик, да? Но у нас ведь Косыгин тоже был инженер. И Брежнев был из хозяйственников...

Зато вот Эрхард был академическим экономистом. Давайте посмотрим другие примеры, кто там действительно добивался успеха в экономике...

- Мексика.

- Мексика? Вся команда из Гарварда! Вся команда академических экономистов. Все экономическое чудо - это все ученики Сакса и Дорнбуша! Все как один!

- Испания.

- Одни экономисты-профессионалы: нынешний министр экономики Сольчага - в прошлом преподаватель Массачусетского технологического института, из науки пришел и министр промышленности Арансади. Или вот Чили: вся команда Серхио де ла Куадра - то же самое, академические экономисты. Пожалуйста, Израиль 1985 года - профессор Майкл Бруно...

Пока, я думаю, все успешные экономические реформы делали академические экономисты. Очень легко утверждать: они жизни не знают... Я уж не буду говорить, кто тогда знает.

Какое уж знание жизни у тех, кто нас обвиняет в безнравственности: вот еще и зарплату повысили служащим правительственного аппарата. Нужно совсем не понимать, что происходит, чтобы писать такое сегодня, когда люди из госслужб бегут пачками, десятками сразу. Тут ведь нет теперь ни пайков, ни санаториев - вообще ничего. Сегодня сотрудники моего министерства могут получать и две, и две с половиной тысячи долларов, если перейдут в какую-нибудь компанию, в коммерческие структуры. Мы им платим тысячу рублей, полторы... И вместо социальных гарантий, которые имеет госслужащий на Западе, в качестве компенсации за более низкий заработок, наши работники имеют одни только бесконечные чистки да реорганизации. Поэтому мы должны твердо решиться на то, чтобы платить государственным служащим большие зарплаты - или мы останемся без аппарата вообще.

- И все-таки остается одно обвинение, которое вы не сняли этим разговором, должен вам заметить. Да, вероятно, на Старой площади теперь блестящие профессионалы, но они никак не могут понять, что материалом их блестящего эксперимента являются живые люди в больших количествах. То есть объект политики.

Они не хотят понять, что, пересев из кресел научных сотрудников экономических институтов в эти кресла - министерские, - они на самом деле сменили не место службы, а профессию. Они не хотят учиться ориентироваться и в тех законах, которые описывают процессы, происходящие "в массах". А также и в тех, которые описывают происходящее среди "вождей".

@@@
"Все профессора экономики будут против вас..."
"К власти идут горожане, и они ее возьмут"
Альтернативы Горбачеву
Большое и малое доверие
В "Газпроме" будет демократия?
В поисках золотой середины
Воскресник: Галина Волчек и друзья

Вперед, к русским хеппи-эндам

@@

Пятый съезд Союза российских кинематографистов будет испытывать жгучую ностальгию по деньгам

2001-11-14 / Екатерина Сальникова



Перед V съездом кинематографистов России мы решили выяснить, каковы настроения самих деятелей российского кинематографа, их соображения о существенных проблемах и о том, как может строиться сейчас деятельность СК. Наблюдалось в основном три типа реакции. Первая - не сильно афишируемое недоверие нынешнему СК. Вторая - деловито отрешенная: мол, загружены работой и не в состоянии давать комментарии ни на какие темы. Третья группа - те, кто, несмотря на занятость, привык все время думать о проблемах местного кино. Вот несколько монологов.

Клара Лучко, народная артистка СССР:

- У нас уже поняли, что должны делать русское кино. Не надо дублировать современное американское со всеми его известными эффектами, с гиперболизацией катастроф. Пусть у нас будут боевики, детективы, сериалы - но русские. Я сама сейчас снимаюсь у режиссера Рудольфа Фрунтова в фильме "Солнечный удар", посвященном нашему Севастопольскому флоту. Это патриотический русский детектив об испытании и продаже нового оружия.

Нашему кино необходимо нечто, сходное с американскими фильмами эпохи Великой депрессии. Нужно что-то доброе, вселяющее надежду, с хеппи-эндом. Чтобы люди могли радоваться. Ведь и сейчас идет нормальная жизнь.

Кирилл Разлогов, директор Российского института культурологии, директор программ ММКФ:

- Кино - индустрия, и это диктует свою специфику. Необходимо укрепление профсоюзных функций и работа в области законодательства. Одна из проблем в том, что в СК остаются преимущественно люди старших поколений, которые часто не видят дальнейших перспектив развития кинематографии. А те, кто эти перспективы видит, - молодые кинематографисты нового склада - равнодушны к СК и автономны.

Еще для СК было бы логично стать связующим звеном с профессиональными содружествами в других странах. (К сожалению, сохраняется конфликтное напряжение между СК РФ и Конфедерацией союзов кинематографистов. И тут СК не может взять на себя объединяющую умиротворяющую роль, поскольку сам является одной из сторон конфликта.) Кроме того, я считаю, СК необходимы юридическая служба, исследовательская служба, которая разбиралась бы в ситуации внутри кинематографа и в его нуждах, а также имиджмейкерская служба. Наше кино пока мыслит в русле двух ключевых проблем - самовыражения и добычи денег. Но на самом деле надо думать о том, как вписаться в мировой кинопроцесс - не теряя достоинства самовыражения - и как научиться деньги зарабатывать. Ни один союз с этими задачами справиться не в состоянии. СК своей деятельностью может только способствовать в их решении.

Дмитрий Салынский, главный редактор газеты Союза кинематографистов России "СК-новости":

- Китайцы правы: перемены травмируют, хочется стабильности. В Америке кинематограф может многое диктовать именно потому, что он структурирован и организован, там мощные профессиональные гильдии. Везде кино поддерживается государством, даже в Америке: банки, кредитуя фильм, получают налоговые льготы. Можно ухитриться снять за копейки хорошее независимое кино, но это не может быть системой на одной шестой части суши.

Съезд должен не задавать единообразия в творческом плане, но объективировать социальный заказ. Заказ стихийный, неявный, но он есть. Людям хочется добра, надоела кровь - и она уже начинает убавляться на экране. Новая напасть: экран захлестывает волна глупости. Художественный вкус пропал. Но он и не появится в приказном порядке.

Единство Союза не отменяет возможности творческих группировок. Наоборот. Участие в группе, ее марка повышают статус художника. Это хороший промоушн. Но СК - тоже марка, еще более весомая, нежели многие другие.

Александр Зельдович, кинорежиссер:

- Я никогда никакими льготами в СК не пользовался, но я считаю, что важно быть членом Союза кинематографистов. У СК всегда было свое лицо. Сейчас одна из наиболее актуальных проблем - трудности финансирования. И конечно, само финансирование - не дело СК. Но СК может вырабатывать общественное мнение о готовом фильме и участвовать в оценке промежуточного материала. За последние годы из-за общего бардака и профессиональной деградации исчезли критерии качества. В советском кино все друг о друге знали, кто талантлив, а кто нет. Постоянно удерживалась высокая профессиональная планка. И в этом был национальный престиж, который сохранялся до революции и после, при Сталине и после него. В 90-е годы представления о художественном уровне сильно размылись

@@@
Вперед, к русским хеппи-эндам
Все, что хорошо для России, хорошо для Розенбаума
Второй правозащитной революции в России не будет
Георгий Полтавченко: "Я не разочарован годом работы в округе"
Гипс под мрамор
Глазьева не будет
Гуд бай, Америка!

Да молчит всяка плоть...

@@

Грымов и Поповски в опере

2005-01-27 / Андрей Хрипин







«Риголетто» в Центре оперного пения Вишневской получился чисто ученическим. Сцена из спектакля.

Фото Михаила Гутермана

Жизнь после смерти есть, и это вполне подтверждает грымовская «Царская невеста» в «Новой опере» – до мозга костей колобовский спектакль, продолжающий радикально-преобразовательские традиции маэстро в обращении с классикой. Как будто мятежный дух самого Колобова с его извечным позиционированием «я и Пушкин» руководил постановщиками из своего мистического далека и как ангел-хранитель, и как дьявол-искуситель. Реинкарнировать, пересоздавать заново уже созданное было его творческим кредо. И если не переписывать-переоркестровывать-перемонтировать партитуру, как в «Онегине» или «Травиате», то хотя бы придавать происходящему на сцене революционно неузнаваемый вид по сравнению с общепринятым, как в «Сельской чести» или «Паяцах». Кровно ненавидя рутину и фальшь большой имперской оперы, Колобов, ставший царем и богом в построенном для него театре, всегда звал в соратники людей со стороны. Так что появление дизайнера и рекламщика Юрия Грымова в «Новой опере» в качестве режиссера – логическое продолжение концепции «новой оперы», а не только рекламная акция по укреплению кассы в эпоху спада зрительского интереса после ухода гения.

«Царская невеста» была для Колобова фантомом, фетишем всей его жизни, изо дня в день он ставил и «переставлял» в голове воображаемый и невозможный при советской реальности спектакль. Было создано чуть ли не шесть вариантов партитуры. Даже дочь свою маэстро назвал Марфой! Молодому преемнику Феликсу Коробову (главному дирижеру сразу двух театров, «Новой оперы» и «Станиславского» – ну не мистика ли да еще при одной букве разницы в фамилиях) предстояло выбрать какую-то одну редакцию. И он выбрал ту, что начинается литургическим хором Римского-Корсакова «Да молчит всяка плоть человеческая» и в которой увертюра идет перед вторым действием. Совершенно по-колобовски сокращена вся «прикладная» музыка (народные хоры и пляски, обе арии Лыкова, многие речитативы и проигрыши) – в рамках столь прочувствованного музыкального маккиавеллизма, когда цель оправдывает любые средства, даже не задаешься вопросами «по какому праву» и «что делать». И как бы ни теоретизировал Коробов, трактуя сокращения, лучшие его слова сказаны из оркестровой ямы – дирижер он настоящий, страстный, темпераментный, тонко чувствующий инструментальную звукопись Римского-Корсакова, а мелкие шероховатости, надо думать, причешутся в ходе эксплуатации спектакля. Лучшие вокальные моменты были связаны с хором – жаль, что петь ему досталось немного.

@@@
Да молчит всяка плоть...
Да! Азиаты мы...
Давид Якобашвили: "Нам нужны долгосрочные кредиты по выгодным ставкам"
Дело приемных
Добрый знак или новые проблемы?
За "черный пиар" должны отвечать СМИ
Игры на крови

Израиль между переговорами и выборами

@@

Интервью Эхуда Барака, Биньямина Нетаньяху и Ариэля Шарона

2000-12-21 / Марианна Беленькая Ситуация в Израиле меняется стремительно, и порой заявления, сделанные политиками, через несколько часов уже могут не отвечать ситуации. Корреспондент "НГ" на прошлой неделе встретился со многими израильскими политиками. Заявление Барака об отставке было неожиданным, и никто не мог спрогнозировать дальнейшее развитие событий. Многое из того, что ожидалось на этой неделе, не произошло. Так, отпала нужда в праймериз в "Ликуде". Биньямин Нетаньяху, который должен был стать главным соперником Эхуда Барака, как и обещал, отказался участвовать в выборах. Во время беседы корреспондента "НГ" с двумя лидерами "Ликуда" - Биньямином Нетаньяху и Ариэлем Шароном - еще никто не знал, что кнессет откажется проголосовать за самороспуск. Оба не сомневались, что именно их партия сформирует новое правительство. Биби, как ласково называют Нетаньяху в Израиле, надеялся, что у депутатов кнессета хватит мужества пойти на досрочные выборы, Шарон был уверен, что при любом раскладе именно он станет премьером. В любом случае вероятность того, что правые сформируют новый кабинет министров, достаточно высока. Остается актуальным и вопрос мирного урегулирования. Переговоры на базе ВВС США Боулинг под Вашингтоном идут полным ходом. Вчера к израильской делегации присоединился глава МИД Израиля Шломо Бен-Ами. Планируется, что он встретится с Биллом Клинтоном. Подробности переговоров в прессу практически не просачиваются. Между сторонами много разногласий, но упорно муссируется слух, что соглашение об окончательном урегулировании будет заключено в течение месяца. Поэтому рассуждения основных игроков на политической сцене Израиля, их мнения друг о друге не потеряли своего значения.



Премьер-министр Израиля Эхуд Барак о переговорах с палестинцами

- Господин Барак, судя по сообщениям прессы, возобновляются мирные переговоры Израиля с палестинцами. Как известно, предыдущий этап мирных переговоров окончился неудачей, после чего вспыхнули беспорядки на территориях. Что изменилось с тех пор, почему вы надеетесь, что этот раунд переговоров будет более успешным?

- Я верю, что решение нашего спора с палестинцами может быть только политическим и за столом переговоров. Я полагаю, что Палестинская администрация, развязавшая кровавые столкновения, убедилась, что насилием оказать давление на позицию Израиля невозможно. Об этом свидетельствует вся наша история. Мы не поддаемся какому бы то ни было давлению и в своих действиях руководствуемся исключительно нашими национальными интересами, интересами мира и безопасности нашего народа. Наш народ стремится к миру и готов к нему, но не любой ценой. Да, большинство граждан Израиля понимают, что во имя мира нам придется пойти на значительные компромиссы, весьма болезненные уступки, но я уверен, что наш народ готов принять такие решения, если при этом будет обеспечено главное - мир на Ближнем Востоке и безопасность граждан Израиля.

Нетаньяху о мире и выборах

- Господин Нетаньяху, после объявления Барака об отставке вы срочно вернулись в страну. Для того чтобы вы могли принять участие в выборах в кнессет была внесена специальная поправка, как вы прокомментируете предвыборную ситуацию в стране?

- Израиль находится в глубоком кризисе, каждый день имеют место насилия, мы беседуем с вами в 300 метрах от Гило, где ежедневно стреляют. Бомбы взрываются в разных местах Израиля. Все государство находится в тяжелом состоянии. Парламент практически в параличе, и правительство провалилось во всех начинаниях, это результат ошибочной политики, и поэтому нужно получить новый мандат от народа, но не только для одного премьера, его должны получить и члены кнессета. Если мы поменяем только премьера, неважно, кто им будет, и оставим тот же самый кнессет, который разодран противоречиями, которым невозможно управлять, то мы ничего не сделаем. Нужно полностью обновить всю систему управления.

- Если кнессет не решится на досрочные выборы (именно это и произошло), что вы будете делать?

- Есть несколько возможностей решить эту ситуацию. Прежде всего нельзя идти против общественного мнения, все, что происходит, - это циничные игры парламентариев, но я чувствую, что общественное мнение вынудит их прекратить это. Мелкие интересы политиков будут сметены волной народного возмущения. На перекрестке, на котором находится страна до сих пор, есть люди, которые считают, что, несмотря на сделанное Арафатом - волну насилия, поднятую им, - можно продолжать переговоры. Эти люди в меньшинстве, но они есть. С другой стороны, абсолютное большинство сегодня за другой подход, поэтому решить этот вопрос можно только при помощи всеобщих выборов.

- В "Ликуде" должен происходить праймериз. Будет выясняться, чей рейтинг выше, хотелось бы услышать вашу оценку действий Шарона как политика и как человека.

- "Ликуд" - наиболее либеральная и демократическая партия в плане внутреннего правления. Праймериз - нормальное явление, но в нашей партии - единая идеологическая база, и в ней нет серьезных противоречий между мной и Шароном. Я уважаю то, что Шарон сделал для Израиля и как военный, и как политик, наши позиции близки в том, что касается сохранения безопасности Израиля. Я не согласен с версией, что поход Шарона на Храмовую гору послужил причиной насилия. По всем договоренностям любой человек может подняться на Храмовую гору, и волна насилия, инициированная Арафатом, была давно спланирована и не явилась ни для кого, по крайней мере для службы безопасности, неожиданной. У нас с Шароном более-менее одинаковый взгляд на то, как бороться за безопасность страны. Это означает - бороться с желанием Арафата сбросить нас в конце концов в море по той теории ступенек, которую он реализует со дня создания ООП. Шарон считает, что нельзя оставить наше государство шириной в 10 м. Я и дальше буду работать с Шароном.

- Если бы вы стали премьером, продолжили бы вы переговоры с палестинцами?

- Первым делом я стал бы настаивать на том, что путь наших взаимоотношений с палестинцами должен быть путем мира, а не войны. Арафат прежде всего должен прекратить насилие полностью. Не на день-два, неделю-две, а окончательно. Должен быть какой-то промежуток времени, на базе которого мы сможем проверить не только то, что прекратилась стрельба, но и прекратилась кампания подстрекательства, которая ведется во всех мечетях и школах. Маленьким детям передают не послания мира, а послания войны. Мы потребуем в первую очередь тишины, прекращения насилия и подстрекательства, продолжения воспитания в духе ненависти к Израилю. Если мы увидим, что это начинает работать, то пойдем на мирные соглашения, основанные на принципах взаимных уступок. Каждый наш шаг навстречу палестинцам будет оговорен в плане выполнения обязательств палестинской стороной. Эта политика, которую мы проводили до 1999 года. И еще скажу то, что понятно нам и непонятно левому лагерю: здесь не может быть мира как в Западной Европе. Здесь не Люксембург и не Скандинавия. Мы - Ближний Восток. Здесь мир может быть основан только на силе, на том, что стороны будут бояться нарушить этот мир, а не на простых бумагах, которые подписаны. Здесь возможен только "холодный мир". Лучше всех нас должна понимать как раз российская общественность. Мы сталкиваемся с одним и тем же фанатизмом, тем же использованием террора, и у вас, и у нас происходят взрывы машин. Террористы обстреливают мирных жителей и здесь, и там. И я уже говорил об этом в Москве. Есть только одно большое различие между нами и Россией. Вас от Чечни отделяют тысячи километров, а нас от палестинцев - 250 м. Пока чеченцы не выдвинули требования передать им Москву и всю Россию. Также разница между нами и вами в том, что Израиль составляет одну тысячную от территории России. Если вы представите, что Россия размером с Израиль и стреляют по Москве, если бы хотели занять Москву, то покажите мне хотя бы одного русского, который не думал бы так же, как я.

Шарон уверен в своей победе

- Готов ли "Ликуд" к выборам? Что обсуждалось на заседании Центра (так называемое ЦК партии), которое проводилось в "Ликуде" на прошлой неделе?

- Выборы будут проводиться в очень тяжелой обстановке, но я в любом случае выдвигаю свою кандидатуру. Основная проблема - недостаток времени. Но в любом случае "Ликуд" будет готов к выборам и сменит правительство Барака. На заседании Центра обсуждались только технические детали - даты выборов.

- Кандидатура того, кто будет представлять "Ликуд", должна была быть определена на праймериз. Каковы ваши шансы на победу, что вы будете делать, если выиграет Нетаньяху?

- Выборы для "Ликуда" начинаются с праймериз. И тот, кто выиграет, выставит свою кандидатуру против Барака и победит. Если я не преуспею, то тот, кто выиграет, получит всеобщую поддержку. Но я верю, что буду избран. Прежде всего надо думать не о моменте выборов, а о том, что будет после их завершения, кто будет управлять государством Израиль после выборов. Здесь очень важно, чтобы это был сильный и опытный человек, который знает, как управлять страной. Быть главой правительства трудно везде, а в Израиле из-за огромных проблем, что есть у нас, тяжелее, чем где-либо еще. На мой взгляд, правительство Барака провалилось и завело нас в такую трудную ситуацию, какой не было с момента создания Израиля.

- Если все же победит Нетаньяху, подходит ли он под описанный вами образ главы государства?

- Главы правительств в Израиле в прошлом были всегда опытными, старше по возрасту, умели принимать решения, знали, с кем и когда советоваться, как работать в команде. Опыт здесь очень важен, не хочется говорить про других, но могу вам сказать про себя - как раз у меня этот опыт есть. Я уже бывал в очень тяжелых ситуациях и в армии, и в политике, и в личной жизни. И я всегда умел находить решения и правильные ответы.

- С чем было связано решение Барака уйти в отставку? В кулуарах кнессета говорят, что вы единственный во всей стране знали об этом заранее?

- Я ничего об этом не знал. Для меня это был такой же сюрприз, как и для других. Не было никакого соглашения между нами, никакой связи. Насчет причины отставки - правительство Барака не преуспело. Он не выполнил практически ни одного предвыборного обещания. Он понял, что его правительство не сможет дойти до конца каденции. И он подумал, что, возможно, таким путем в течение короткого срока он сможет преодолеть политический разрыв и вновь быть избранным. Но я думаю, что израильские граждане, большинство из тех, кто голосовал за него на прошлых выборах, понимают, что он не сдерживает ни одного обещания. Я верю, что у него мало шансов победить. Нельзя бесконечно обещать. Я уверен, что следующее правительство будет сформировано "Ликудом".

- Если "Ликуд" победит, продолжится ли мирный процесс, что будет пересмотрено?

- Мы все нуждаемся в мире. Я участвовал во многих войнах и знаю все ужасы войны, я видел, как погибают мои друзья, и знаю разницу между жизнью и смертью, будучи дважды тяжело раненным. Мне доводилось принимать тяжелые решения, и поэтому я понимаю важность мира гораздо лучше, чем другие политики, которые говорят о мире, но никогда не сталкивались с такими вещами. Но для меня мир - это безопасность для граждан Израиля. Не на короткий период времени, а на долгие годы.

- Как вы думаете, готовы ли арабские страны работать с правым правительством?

- Мы же не влезаем в вопросы внутренней политики арабских стран. Израиль - независимое государство, и никто не может предсказать, какое будет правительство. Но будет интересно вспомнить, что первое мирное соглашение с большой арабской страной, Египтом, подписало именно правое правительство во главе со Менахемом Бегином - пусть покоится с миром. Я был в этом правительстве. Подписание этого мира стало началом диалога с арабским миром. И я был одним из немногих, кто выступал за подписание мира. И я был среди тех, кто работал над сближением наших позиций с Иорданией. Я также занимался началом диалога с палестинцами в качестве министра иностранных дел. Все в Израиле нуждаются в мире. У левых нет монополии на мир.

Иерусалим

@@@
Израиль между переговорами и выборами
Исполать тебе, Тарзан!
К вопросу о национальной идее
КПРФ в постельцинскую эпоху
Категория времени
Когда в запасе вечность
Конец маршрута

Красное и белое

@@

В сентябре Зураб Церетели обещает открыть на Пречистенке новый музей

2000-09-06 / Григорий Заславский



- ЗУРАБ КОНСТАНТИНОВИЧ! Скажите, в каком состоянии находится сегодня здание бывшей военной цензуры на Пречистенке, соседствующее с правлением Российской академии художеств?

- В сентябре там открывается музей, где будет много выставочных залов. Это будет первый случай, когда российские зрители смогут увидеть работы, которые скопились за много десятилетий в стенах Российской академии художеств. Это более 800 000 работ! Академия, как вы знаете, была создана 240 лет назад Екатериной Великой, и вот с тех самых пор копились работы от классиков до наших дней. Сегодня все эти шедевры можно показать россиянам - в том смысле, что никакие идеологические запреты не мешают нам выставить те или иные работы. Часть этих фондов по постановлениям Сталина, Ермилова и других была передана в Эрмитаж, Пушкинский музей, в Русский, в какие-то другие собрания, а оставшиеся 800 тысяч работ народ не видел. Другая эпоха была, другие темы были "в ходу", другая идеология. Сейчас я все это выношу. И этот музей я делаю, потому что очень хочу, чтобы то, что хранилось в наших академических фондах, люди наконец увидели. В этом я вижу цель свою как президента Российской академии художеств. И все мои труды сегодня посвящены этому. Я каждый день там бываю.

- В каком же состоянии сегодня работа?

- Начали делать экспозицию. Уже начинается развеска картин из Санкт-Петербурга, где я провел целый день в академии и много там чего выбрал. Вот какую привез картотеку (показывает на две внушительных размеров коробки, открывает одну из них, достает одну за другой каталожные карточки)! Никто до сих пор этим не занимался… "Натюрморт", 64 на 55, 1892 года, другая работа - 1852 год, 1791 год… Соколов Петр Иванович… Анатомический рисунок… Сделана подробнейшая картотека, с подробными описаниями. Это же тоже надо было сделать!

- Как вы собираетесь определять, что вывешивать, что - нет?

- Это же будет сменная экспозиция. Иначе нельзя, с одного удара тут ничего не сделаешь. 800 тысяч работ надо показать - это можно показать только в несколько этапов. Первый и второй этажи я предполагаю отдать под классику. А третий - сделаем продолжением, выходом в сегодняшний день. Работы сегодняшних художников, сегодняшних академиков. Я называю это "Отцы и дети".

- Будет ли новый академический музей как-то взаимодействовать с открытым вами в прошлом году Московским музеем современного искусства?

- Безусловно, будет. Есть работы, которые там не повесишь, а тут ей будет самое место. Например, никто еще не видел две картины Шагала. Это Шагал совершенно реалистический, мало кому знакомый. Работы семнадцатого года. Он писал, как реалист. Конечно, она должна висеть в Музее современного искусства… Шагал, Кандинский, Малевич - все они начинали как реалисты, все прошли академическую школу. Или - Борис Григорьев, уникальная работа, которая скоро будет выставлена на Петровке, в Музее современного искусства. Мы, безусловно, будем работать и с другими академическими музеями. У нас их четырнадцать: Музей Репина, Музей Брюллова, где можно повесить какие-то работы из академических фондов.

- Каковы, кстати, сейчас отношения у Музея современного искусства с провинциальными галереями?

- Очень хорошие.

- Будут ли продолжаться и дальше выставки из провинциальных собраний?

- Конечно. А как же может быть иначе? Все это обязательно будет. Но у меня сейчас очень много скопилось своих еще не выставленных работ. Их надо выставить. Но для меня важно то, что посетители понимают мой замысел. Этот Музей современного искусства я сделал по-современному. У меня в этом вопросе позиция неизменная: только художник может сделать современный музей. Искусствоведы штампуют термины, и, кроме художника, никто не может описать почерк и искания творца. Не литературные искания, а искания художника. Кто это может определить? Кто это знает? Только профессионал, художник, кто держит в руках кисть. Все остальное, я убедился, любительщина, желание показать себя, поругать кого-то, если говорить о прессе… Обыкновенный человек не видит того, что видит знаток, который передает свое знание из поколения в поколение. Кто этот знаток? Художник. Обо мне много писал Швидковский, не сын его, а отец. Когда я работал в Пицунде, он приходил, сидел и смотрел. В мастерскую, где я писал натюрморты или портреты, он заходил, сидел, я даже забывал, что он там. И задавал вопросы, ловя момент, когда мне в голову приходили какие-то мысли и ты не мог уже остановиться, говоришь и говоришь - говоришь те вещи, которых и сам уже не помнишь к тому моменту, когда работа закончена. Идеи, которые приходят во время работы. Это огромнейшая философия!

- Наверное, это можно сравнить с записями репетиций спектакля…

- Репетиции - это, я думаю, несколько другое. Когда ты рисуешь, и рождается что-то. Не только идея, но и по колориту, и по отношению к предмету - во время работы приходит столько интереснейших мыслей, которые потом забываются… А эти мысли, идеи, которые приходят в голову художнику, мне кажется, важно знать тем, кто занимается искусством. Я открыл Музей современного искусства в Москве. И слышу в ответ одну болтовню. Сегодня - эпоха инициативных людей. Я что, украл у кого-то что-то? Нет. Наоборот, работаю с утра до вечера, стою вверх ногами, из гонорара своего отдаю. Почему? Меня так научили: чем больше отдашь, тем больше у тебя будет. Мы сейчас в Музее современного искусства открыли специальную кафедру - для всех желающих - изучения современного искусства.

- Для художников или искусствоведов?

- Пусть приходят и искусствоведы, если захотят. Сейчас там очередь. Надо учиться смотреть современное искусство. Хватит смотреть на него "плохими глазами". И надо учить этому в музее. Сколько можно шуметь - это же все от незнания. Хорошо, пошумели, но какое-то продолжение должно быть, нельзя же все время только шуметь… Надо учиться, изучать современную пластику. Нельзя впадать в другую крайность. Скажем, потерялось предметное искусство. Но в музыке, если у тебя нет слуха, ты не можешь играть на скрипке или барабане. То же и в живописи: художник должен владеть приемами, которыми пользовались Мазаччо или кто-то другой из великих, - иначе он не сможет нарисовать что-то свое, индивидуальное.

- Некоторое время назад вы рассказывали о своей работе в Астане, о том, каким вы видите образ новой столицы Казахстана, и даже показывали мне уже готовые эскизы. Потом возникли разговоры о том, что общее решение заказано уже не вам, а одному или даже нескольким японским архитекторам... Как обстоят дела сейчас?

- Нет, тут скорее можно говорить об испорченном телефоне. Создается генеральный план города. Я сделал эскизы этого генплана и передал в Астану, где мои предложения сейчас рассматриваются и обрабатываются. Основа всех предложений - моя. Речь же идет не только об идее, но и о ее проработке. А монумент, который я должен поставить, во всех проектах обозначен. Работа продолжается.

- Будет монумент?

- А как же?! Сто десять метров - это же так просто не создашь! Уважаемый президент Назарбаев был у меня здесь, сказал свое слово, и сейчас я работаю с мэром города. Недавно и он приезжал. Работаю я и с главным архитектором Астаны, они часто звонят... Работа идет. Есть проект, есть уже и макет.

- По всему выходит, что вы - чуть ли не единственный, кто продолжает объединять единое пространство советской культуры. Недавно вот прошла информация, что вы подарили свою скульптуру Вильнюсу. И они приняли этот подарок?

- В Вильнюсе создается Парк скульптур, в котором принимает участие весь мир. Я от России подарил им скульптуру "Добро побеждает зло". Как хотите, так и понимайте... Она уже установлена. Принцип там такой: мы предлагаем только, сообщаем о своем желании, а они уже принимают наши идеи и устанавливают. В одном месте поставили мою скульптуру, в другом - Раушенберга... Сейчас я как посол доброй воли ЮНЕСКО выдвинул предложение создать самый большой колокол в мире. Мы входим в следующую эпоху, чтобы можно было ударить в него здесь: б-бам! - так, чтобы услышали и американцы, и китайцы. (Смеется.) Получается 11 метров, 600 тонн. Царь-колокол - треть того, что я задумал...

- Но он треснул...

- Потому, что плохо был отлит. (Смеется.) Есть уже несколько вариантов того, где можно будет его установить. Я уже получил одобрение генерального директора ЮНЕСКО. Он недавно был в Москве и даже громко говорил обо мне, что счастлив, что такой у него активный посол доброй воли в моем лице. Дело в том, что я ему передал еще в Париже пачку документов, и он, оказывается, когда летел в Москву, все это читал.

- А послы как-то общаются между собой?

- Общаемся, я многих принимал здесь, но главное, что мы все даем предложения. Многие благотворительные программы потом появляются. Это, по-моему, очень хорошая форма была придумана! Кто-нибудь писал, как я поставил еще в советское время в Америке две скульптуры к благотворительной спецолимпиаде, в которой участвовали все страны, кроме Советского Союза? Суслов кричал тогда, что у нас нет больных детей.

- Но вы тогда еще не были назначены послом доброй воли...

- Ну и что? Натура-то уже была. Меня потому и выбрали, они же там изучают, выбирают... Вот сейчас я передал генеральному директору ЮНЕСКО много предложений: проект "Как войти в новую эпоху", второе - всемирная конференция по учебным и научным планам, которую никто еще не проводил. Я не говорю, как родиться историком или ученым, - речь о другом: как родить и воспитать творцов, которые свое богатство оставляют потом государству, приумножая его славу. Франция, например, каждые десять лет покупает для своего народа ценности, пополняя музейные коллекции. Надо, чтобы и мы в России так перестроились, чтобы подобное стало возможным. Сейчас я вышел с предложением, чтобы вернуть в здание академии, где раньше находился Музей современного западноевропейского искусства, этот музей. Мне удалось сейчас отреставрировать многие из тех реликвий, что там были, но оказались выброшенными в подвал и даже присыпанными землей... Теперь я хочу вернуть в это здание музей. Так же ведь было во Франции: во время революции все было сорвано, разошлось по разным домам, но потом все вернулось на свои места. А в России получается - исторический памятник, здание, построенное Казаковым. А внутри - висят итальянские люстры или другие балясины, свечи из Эрмитажа и т.д. Тогда что же является памятником? Только фасад? Об этом надо думать. Надо постараться вернуть те люстры, те бра, ту мебель, чтобы памятник был полноценным! Французы это сделали, испанцы сделали. В Италии в церкви висит Леонардо да Винчи... Если картина не висит и не открыта для всеобщего обозрения, она умирает. Как пиджак. Если он висит в шкафу, он деформируется, его уже носить через какое-то время нельзя. То же и с холстом: трещины появляются, что-то еще - все потому, что картина закрыта. Краски же земляные, они - часть природы, они подвластны рефлексам, как все живое... Поэтому я говорю, что город должен быть открытым музеем.

- Получается, что вы говорите о внутрироссийской реституции, поскольку многое из Москвы было передано в провинциальные музеи...

- Но ведь провинциальные музеи показали, на мой взгляд, истинный патриотизм, когда сохранили все эти ценности. Но я сейчас говорю об архитектуре, об интерьерах, которые были продуманы в свое время до мелочей. Надо восстановить, вернее, воссоздать интерьеры - до мелочей. Я хочу попытаться это сделать в академии, в помещении бывшего Музея современного западноевропейского искусства.

- Если не секрет, о чем вы будете говорить во время встречи с президентом Клинтоном?

- Еще раньше в Америке проходил "круглый стол". Ученые, писатели, академик Велихов, я, несколько человек с американской стороны, рядом со мной сидели их космонавты. Они были у меня в Тбилиси, но меня тогда не было, и их принимали дочка и моя жена... Вел "круглый стол" Клинтон. Я вошел с предложением: начинается новая эпоха, которая требует от нас новых форм. Уже созданные формы отступают в прошлое. Необходима новая пластика, новое мышление в искусстве. У меня родилась идея скульптуры "Как Европа нашла Америку", на тему открытия Америки Колумбом. Часть, вы знаете, уже установлена. А вот про вторую часть мы сейчас будем говорить. Она будет стоять там, где Колумб ступил на американскую землю, где он впервые ногу свою поставил, это Пуэрто-Рико… Я - ищущий художник. Я не могу выбрать любимую работу из тех, что уже сделаны. Я ищу все время, такая у меня потребность. Не штамповать, как учили нас…И получалось, что и интерьер, и экстерьер фактически производили одно и то же впечатление. А я бы, если бы вас сейчас рисовал, не стал бы перерисовывать родинку, то да се, - я бы постарался передать ваше внутреннее напряжение. Это - мое авангардистское мышление, моя походка. Я семь лет после Лансере изучал древнейшее искусство, проходил эту школу. И это все помогает мне сегодня, помогло в работе над храмом. Фресковая пластика. Не конкретизация, а условность, потому что ты с Богом разговариваешь, и ничего конкретного здесь быть не может. Если вы зайдете в храм на Поклонной горе, вы не увидите там, в храме Георгия Победоносца, росписей. У Рублева мечта была, чтобы фрески были живыми. Я это понял так: чтобы фреска была в объеме, чтобы небо не было нарисовано, а ты стоишь перед ним и себя обманываешь, что это перед тобой небо… Я оставил проемы открытыми, чтобы в них было видно небо. Убрал цвет, все сделал в объеме… Народ сейчас хочет, чтобы было больше реальности, и Святейший со мной согласился, увидев в таком моем подходе прогресс в решении православного интерьера.

- Некоторое время назад на НТВ, в одной новой передаче, пропели частушку, упомянули вас. Вы слышали?

- Про меня? Нет, не слышал. А что было, интересно?

- В небе птички пролетели, что-то там проквакали, и работы Церетели все они обкакали…

@@@
Красное и белое
Маска, я тебя не знаю!
Маэстро встретился со своим оркестром
Между Россией и Грузией началась война
Мечта актера - сыграть немого
Молодая старушка Долли
Москва активизировалась в Закавказье

Мотор интеграции - экономические интересы

@@

Евразийская стратегия России и страны СНГ

2001-11-20 / Вадим Густов



При оценке внешнеполитической деятельности России целый ряд политиков и ученых отмечают необходимость усиления ее евразийской составляющей с учетом той важной роли, которую может сыграть евразийство в достижении наших целей и на Западе, и на Востоке. Сегодня особенно очевидна обоснованность этого мнения. Подумать только: Россия, занимая уникальное геостратегическое положение и имея жизненно важные интересы как в Европе, так и в Азии, почти десять последних лет по воле некоторых политиков ориентировалась исключительно на Запад.

К счастью, со сменой руководства страны положение дел стало меняться. Активизировавшиеся в последнее время контакты российского руководства с лидерами стран Европейского союза и Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества - наглядный тому пример. Объективная потребность в этом назрела, а известные события в Соединенных Штатах только ускорили процесс нашей адаптации к новой международной обстановке.

Представляется, что евразийский фактор в политике России не был использован должным образом и в отношениях со странами ближнего зарубежья - нашими соседями в Европе и в Азии, участниками СНГ. В частности, не был раскрыт интегрирующий потенциал евразийской стратегии в рамках СНГ с учетом новой обстановки, сложившейся в экономической сфере с переходом на рыночную форму сотрудничества. Оказалась невостребованной основа евразийской интеграции - трансконтинентальная коммуникационная система, создававшаяся десятилетиями для объединения хозяйственных комплексов, расположенных в различных регионах бывшего Союза.

Утвержденный президентом России еще в 1995 г. "Стратегический курс в отношении государств Содружества" так и остался на бумаге. В деятельности СНГ не были учтены и объективные факторы: разный уровень экономического развития, неодинаковая обеспеченность сырьевыми, финансовыми и интеллектуальными ресурсами, расхождение национальных хозяйственных законодательств и т.д.

Как следствие, к концу 90-х гг. Содружество выглядело не стабильно развивающимся межгосударственным региональным объединением, а скорее механизмом консультаций, встреч и переговоров представителей стран СНГ фактически на всех уровнях. Не менее ощутимыми оказались политические, экономические и прочие издержки начала 90-х гг., когда в погоне за конъюнктурной выгодой некоторые новые государства пытались искать партнеров по сотрудничеству вне рамок Содружества.

Не выполнила свою миссию и российская сторона, которая взяла на себя роль "ведущей силы в формировании новой системы межгосударственных политических и экономических отношений на постсоюзном пространстве". Практические действия российских политиков, по сути дела, расходились вплоть до конца 90-х гг. с их же заявленными целями в отношении СНГ. Стремясь к дружбе с Западом, они не очень заботились о сохранении традиционной дружбы с соседями по Содружеству, не противодействовали развалу существовавших тогда широких производственных и торговых связей. В ответ получили не менее циничное отчуждение.

Российские парламентарии не раз обращали внимание исполнительных структур страны на ненормальность создавшегося положения в СНГ и на пассивность России, вносили свои рекомендации в рамках отведенных парламенту полномочий. На наш взгляд, в условиях растущей политической и экономической глобализации в мире, активизации процесса формирования межгосударственных региональных объединений, ставшего сегодня доминирующей тенденцией мирового развития, тесное взаимодействие со странами Содружества имеет для России особую значимость.

Отрадно, что общий климат для налаживания тесного взаимодействия в рамках СНГ выглядит сегодня более благоприятным, чем в предыдущие годы. Подходит к завершению период самоидентификации новых независимых государств; они получили широкое международное признание. Сглаживаются прежние взаимные обиды, укрепляются меры доверия, ослабевает действие центробежных сил. Хотя и медленно, но продвигается процесс оздоровления национальных экономик, наблюдается рост промышленного и сельскохозяйственного производства, увеличение взаимного товарооборота, восстановление порушенных ранее экономических связей, прежде всего на межрегиональном и приграничном уровне. Растет и понимание того, что входить в глобальную экономическую систему в новом веке в одиночку небезопасно.

Содружество - на пороге своего 10-летия. Окидывая взглядом истекшее время, приходишь к двоякому ощущению. С одной стороны, СНГ как межгосударственное объединение способствовало укреплению суверенитета и независимости новых государств на постсоветском пространстве, продвижению их по демократическому пути развития, созданию условий для всестороннего взаимного сотрудничества. С другой стороны, Содружество не сформировалось как полноценное интеграционное объединение, как активный участник международной политики, гарант корпоративных интересов входящих в него государств. Это признают и сами государства.

Но они признают и то, что созидательный потенциал СНГ далеко не исчерпан, и готовы к дальнейшему взаимодействию. Этот момент, видимо, должен найти свое практическое закрепление, в том числе при активном содействии со стороны России, показавшей свою заинтересованность в развитии всестороннего сотрудничества с партнерами по Содружеству в новых условиях.

На какие факторы при этом придется обратить особое внимание? Прежде всего на необходимость учета нынешних тенденций в развитии Содружества, на евразийском пространстве которого образовалось несколько субрегиональных межгосударственных объединений как следствие так называемой разноуровневой и разноскоростной интеграции. В их создании вряд ли стоит усматривать действие каких-то посторонних сил. Скорее, это наиболее оптимальный выход из того непростого положения, в котором находилось СНГ все эти десять лет. Страны с неодинаковым уровнем экономического развития, разной степенью готовности к тесному сотрудничеству со всеми партнерами по Содружеству и выявленными за эти годы различиями в экономических интересах, видимо, не могли не задуматься над поиском других форм взаимодействия в рамках СНГ. Важно стремиться к тому, чтобы в субрегиональных межгосударственных объединениях крепли интеграционные тенденции, которые работали бы на консолидацию Содружества в целом, на превращение его в мощное интеграционное сообщество, состоять в котором было бы интересно, престижно и выгодно.

Понятно, что успешное решение этих задач маловероятно без активного участия России, которая в силу объективных факторов могла бы взять на себя роль лидера. Партнеры должны видеть в России инициатора новаторских идей, координатора интеграционных процессов, в которых каждый участник СНГ сумел бы принять самое активное участие.

Стремясь поддерживать ровные, дружественные отношения со всеми странами Содружества, нам не стоит уклоняться от развития продвинутых форм взаимодействия с теми из них, кто искренне готов к этому. На сегодня это скорее всего Белоруссия, с которой мы строим Союзное государство, страны - члены ЕврАзЭс, доля которых в общем товарообороте России с государствами СНГ в 2000 г. составила более 50%, а также Армения, входящая наряду с Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, РФ и Таджикистаном в ДКБ.

В основе этого взаимодействия должен лежать экономический фактор, а не эгоистический интерес отдельных политиков или государств, как это наблюдалось ранее. Именно экономическая перспектива для всех и каждого может быть мотором интеграции в СНГ, ключом к решению многих проблем, в том числе и конфликтных.

По имеющимся данным, экономический потенциал Содружества по взаимным поставкам товаров и услуг используется всего на 35-40%. Далее следовало бы стремиться к созданию таможенного союза, в перспективе - платежного и валютного союзов, чтобы наконец сформировать столь долгожданное единое экономическое пространство в рамках СНГ.

Немало предстоит сделать и в плане создания равных условий для производственной и предпринимательской деятельности, согласованного проведения структурной перестройки и глубокого технического перевооружения экономики стран СНГ на основе производственной кооперации и разделения труда. Серьезные возможности и перспективы заложены здесь в принятой недавно главами государств СНГ Программе действий по развитию Содружества Независимых Государств на период до 2005 г.

Имея в виду, что в большинстве стран Содружества 60-80% собственности уже не принадлежит государству, следовало бы активнее вовлекать в многостороннее экономическое сотрудничество средний и мелкий бизнес. К примеру, стремиться не только к подписанию соглашений о создании межгосударственных финансово-промышленных групп, образованию совместных компаний, но и развитию деловых контактов между хозяйствующими субъектами.

Именно многостороннее кооперационное сотрудничество на базе высоких технологий могло бы способствовать углубленной переработке природных ресурсов и вывозу не только сырья, но и готовых изделий. Разве это дело, что в российском экспорте за рубеж почти 25% составляет сырая нефть и только 11% - нефтепродукты, вдвойне больше вывозится необработанного леса, чем пиломатериалов и изделий из дерева. Разве мы не можем расширить сотрудничество с деревообрабатывающими комплексами Белоруссии, Украины и других стран и выпускать готовые изделия высокого качества?

В евразийской стратегии немаловажную роль играют экономико-географический и приграничный факторы, особенно на южном и восточном направлениях нашей политики, которые всегда были для России основными векторами и коммуникациями для развития связей со странами Азии и Среднего Востока. И сегодня, после распада Союза, когда границы России с Казахстаном протяженностью свыше 7500 км и Закавказьем - более 1200 км перестали быть административными, а превратились в границы государственные, геополитическое значение восточного и закавказского трансграничных коридоров в южные регионы СНГ и дальнего зарубежья вновь существенно возросло.

Называя эти направления, мы, разумеется, не преуменьшаем роли западного и юго-западного направлений (Белоруссия и Украина), которые в торгово-экономическом и транспортно-коммуникационном плане также занимают высокое место в евразийской стратегии. Именно с этими странами, а также с Казахстаном российские приграничные регионы сотрудничают более успешно и разнопланово: приграничная торговля, грузоперевозки, создание совместных предприятий, охрана окружающей среды, и т.д. Но уже надо думать над развитием более продвинутых форм приграничного сотрудничества,о создании в приграничных зонах региональных сообществ, типа еврорегионов в странах Европы, которые охватывали бы территории ряда граничащих друг с другом стран СНГ.

Важно, чтобы в евразийской политике, реализуемой Россией в глобальном формате, подобающее место занимал фактор СНГ. Это относится как к политической, так и экономической сфере. Важно, чтобы такое базовое звено евразийской стратегии, как транскоммуникационный аспект, способствовало укреплению Содружества, нахождению согласованных подходов в сложных вопросах транспортной политики. Чтобы граница была не полем вражды и недоразумений, а поясом дружбы и добрососедства.

Представляется, что при решении таких важных вопросов, как создание транспортных коридоров, Россия и другие страны Содружества должны тесно взаимодействовать, добиваясь максимального учета их интересов при модернизации существующих и строительстве новых трансконтинентальных магистралей. Это относится прежде всего к реализации Соглашения о международном транспортном коридоре "Север-Юг", подписанного правительствами России, Индии и ряда других стран 12 сентября 2000 г., а также проекта воссоздания Великого шелкового пути, инициатором которого выступил в 1993 г. Европейский союз.

Объективные предпосылки для тесного взаимодействия участников СНГ имеются. Но только согласованными усилиями, решительными и продуманными шагами по оживлению деятельности Содружества в интересах всех и каждого, страны - участницы СНГ смогут открыть перед собой новые горизонты и перспективы в следующем десятилетии. n

@@@
Мотор интеграции - экономические интересы
Над пропастью во лжи
Наш ответ мировому сионизму
Неузнаваемые герои совремнных пьес
Обновление "левизны" или "патриотизма"?
Опасности XXI века
Оранжевая революция меняет цвет

Осенние свадьбы

@@

Опыт толкования обрядов – древних и современных

2005-10-04 / Николай Климонтович Хорошая это традиция, идущая от предков-земледельцев, – справлять свадьбы на исходе бабьего лета. Нивы сжаты, стога сметаны, урожай картофеля и репы, собранный солдатами-срочниками, отправлен на овощные базы, озимые брошены в не всегда черноземную почву уверенной рукой сеятеля, если, конечно, для сеялки так и не сыскалась солярка. Так вот, если справить свадьбу осенью и если брак будет плодородным, то первый младенец может появиться в июне–июле, под знаком Тельца или Рака, и последнее предпочтительнее, потому что Рак – знак воды, то есть разлива и полива (имеется в виду Нила).







Гражданский брак: томительное ожидание у дверей комнаты регистрации.

Фото Петра Кассина (НГ-фото)

Однако земледельческий цикл нами, горожанами, теперь ощущается слабо. Мы все больше ориентированы на конец бархатного сезона на Кипре, когда водичка еще теплая, а цены на чартер уже снижены. Да и традиции свадебного пира и гульбы свелись к почти повсеместному венчанию с обменом кольцами, потом – посещению загса с фотографированием под марш Мендельсона, а там уж и банкетного зала ресторана, скажем, «Дубрава» с плясками до упаду под звуки шансона в исполнении местного ВИА и последующим выносом тела вдрызг пьяного жениха. Забыты добрые обычаи и вековые заветы, не умеют у нас больше веселиться по-старинному, с привлечением народонаселения окрестных деревень. Почти нигде уж не вывешивают поутру простыни новобрачных с публичной экспертизой на предмет следов ночной страсти; не разбрасывают под ноги невесты мелочь при входе в мужнин дом – взглянуть, чисто ли метет; и не распевают больше бабы нецензурных частушек, осмеивающих потерю невестой чистоты, коли все случилось как по писаному, или слабость молодого мужа, коли есть подозрения, что он не справился со своей задачей.

Однако не надо думать, что, подрастеряв варварские обычаи и забыв традиции дикой деревенской старины, на вооружение взяли нечто более прогрессивное и эстетичное. Не говоря уж о том, что попросту доброе и вечное. Скажем, между загсом и застольем молодожены по нашим городам и весям совершают некоторые странные ритуалы. Например, как велите понимать обычай после венчания как есть, в белом подвенечном платье с фатой и в черном костюме с новыми жмущими башмаками, на «Волге», украшенной пластмассовым пупсом и разноцветными лентами, катить к памятнику Владимиру Ильичу Ленину? (Ну, это где он еще стоит.) При чем здесь покойный Владимир Ильич, автор плана ГОЭЛРО, нэпа и всего большевистского проекта, как сказали бы сейчас? В малых городах, где по каким-то причинам нет своего истукана, едут просто к зданию райисполкома или поселкового совета. Сокровенный смысл этих действий, по-видимому, в том, чтобы, получив небесное благословение в церкви, заручиться затем на всякий случай и благосклонностью мирской власти. Или вот еще – молодожены кладут цветы к памятнику неизвестному солдату и к вечному огню, а то и просто к стеле героям или обелиску со звездой. Кажется, здесь имеют место остатки культа предков и обряда задабривания усопших. Но бывают и не поддающиеся такому объяснению обряды: скажем, обильное откупоривание советского шампанского на Воробьевых – читай, они же Ленинские – горах. Хотя здесь все-таки как-то аукается некий древний ритуал, слышится отзвук праздника на траве, присутствует тяга к земле и свежему воздуху, есть смутная память об обрядовых хороводах.

Сами молодые, как правило, не имеют внятного ответа на вопрос: зачем они все это проделывают? Ответы варьируются между «так принято» и «чтобы этот день запомнился». Ну, чтобы запомнился покрепче, как правило, в дополнение к фотографиям из загса пьют много дней подряд до полного изнеможения участников обряда. Но есть в осеннем сроке свадеб и еще один момент, помимо памяти о деревенской традиции, о сборе урожая и дегустации молодого вина на юге. Иногда венчание, расписывание и первую брачную ночь подгадывают к осеннему призыву жениха в армию. Согласитесь, в этом есть некий смысл: свекровь весь срок службы сына сможет присматривать за невесткой, а если тому повезет, то вернется он уже молодым отцом, не успевшим за беременностью и родами остыть к молодой супруге. Мудро, симпатично, хоть второй раз свадьбу справляй, чтоб запомнилось.

@@@
Осенние свадьбы
Охранная функция избиркомов
Очередь на Родину
Партия власти вписалась в пейзаж
Познакомились
После фальстарта в Бишкеке
Почта

Правые комментируют решения центрального совета "ЯБЛОКА"

@@ 2001-06-14



Ирина Хакамада, сопредседатель СПС

Я СЧИТАЮ, что в заявлении Явлинского, которое было сделано в Санкт-Петербурге, в конечном счете ничего нового не прозвучало. "ЯБЛОКО" всегда было социал-демократической структурой. Явлинский заявил, что "ЯБЛОКО" не собирается распускаться и вливаться в СПС. Но во всех наших договоренностях речь шла о возможности идти на выборы единым списком, а уже потом решать, разделяться на фракции или нет. Что касается невозможности объединения, то речь, я думаю, шла о том, что не будет единой партии на базе СПС. Однако я сама принимала непосредственное участие в работе над объединением "ЯБЛОКА" и СПС в регионах, где этот процесс уже реально происходил. Действительно, на съезде выступало немало делегатов, высказывавшихся против объединения, но были и те, кто выступал за дальнейшее сближение наших структур. Я считаю, что работа над единым списком на выборах не была пиар-кампанией. Кроме того, я не думаю, что подобное заявление Явлинского можно расценивать как нежелание объединяться из-за того, что рейтинг "ЯБЛОКА" якобы сейчас выше, чем рейтинг СПС. Некоторый спад рейтинга "Союза правых сил" был в период перед съездом, что, однако, было связано лишь с интригой вокруг того, кто станет лидером, а также валом публикаций в СМИ, предрекавшим СПС раскол. Сейчас мы имеем твердые 11%.

Алексей Кара-Мурза, член политсовета СПС

На мой взгляд, объединения "ЯБЛОКА" с СПС и не могло быть. Организационно это просто нереально. Да и электорально оно ничего не дает. Потому что, если бы мы объединились, у нас бы сразу отпал "кириенковский фланг", который ушел бы в сторону "Единства". Это люди, которым, условно говоря, демократия менее интересна, чем рынок. Но СПС должен совмещать в себе и праволибералов, для которых важен рынок и экономические свободы, и демократов, для которых более важна политическая демократия, права человека. Я думаю, мы это можем сделать. А "ЯБЛОКО" действительно более социал-демократическое, леволиберальное. Что же касается их оппозиции, то Явлинский правильно поступает. Он поймал момент, когда у СПС случилась заминка по поводу самоопределения по отношению к власти. И Явлинский захотел утащить свои 5-6% демократического электората, которые не любят Путина просто по инерции (он кагэбэшник и так далее). Нам теперь самим надо думать, что делать со своим электоратом. А тему объединения вообще надо закончить. Это был чистый пиар, и не более того.

Сергей Юшенков, лидер партии "Либеральная Россия"

@@@
Правые комментируют решения центрального совета "ЯБЛОКА"
Праздник в трех городах мира
Президент предпочитает консенсус
Продавцы кофе и фото
России нужна защита от правозащитников
Рыцарь на перекрестке дорог
Семь раз отмерить

Сергею Чемезову – карты в руки

@@

Размышление о перспективах и горизонтах для главы «Рособоронэкспорта»

2005-11-25



Вот и купил ФГУП «Рособоронэкспорт» контрольный пакет акций ОАО «АвтоВАЗ». И стал, значит, «АвтоВАЗ» госпредприятием...

Ну и что здесь такого, скажите? Подумаешь, событие... И материя сама по себе скучная. И «АвтоВАЗ» не первый и, надо думать, не последний. Что ж, с этим я спорить не стану. Ничего сверхобычного здесь и в самом деле нет. Все в русле генеральной линии.

Но вот насчет скучной материи – глубокое заблуждение! На первый взгляд оно, конечно, скучновато и рутинно. Но если вдуматься – просто цирк шапито!

@@@
Сергею Чемезову – карты в руки
Слово "свобода"
Смена элит
Соблазн вмешательства
Созданы нейросетевые хромосомы для роботов
Станет ли Совет Федерации филиалом "Альфа-групп"?
Так выпьем же за дальновидность всех наций!

Таможне припомнили старые грехи

@@ 2006-10-13 / Иван Сас



Генпрокуратура РФ внесла руководству Федеральной таможенной службы (ФТС) представление о нарушениях законодательства о государственной службе, которые были выявлены в ходе проверки в августе–сентябре 2006 года. Вчера на официальном сайте Генпрокуратуры появился не сам документ, а его короткое изложение. В частности, сказано, что в ФТС, вопреки требованиям законов, справки о соблюдении ограничений, связанных со службой, а также сведения о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера за 2005 год не представлены свыше 100 государственными служащими, сотрудниками таможенных органов. В ФТС, отмечает Генпрокуратура, не проводился конкурсный отбор служащих при поступлении на государственную службу, нарушаются предъявляемые законом квалификационные требования по уровню образования или стажу работы. Более того, на протяжении ряда лет в ФТС существовала система оказания материальной помощи сотрудникам службы от негосударственного фонда. Органы ФТС проводили юбилейные мероприятия за счет негосударственных учреждений. Установлено, что учредители этих негосударственных структур получили значительный приоритет в своей деятельности (надо думать, в коммерческой).

@@@
Таможне припомнили старые грехи
Форт "Сталин" и комбат Воробьев дважды спасали Севастополь
Чебурашка vs. Мамонтенок: последняя битва
Чужое кино как зеркало нашей жизни
Эрнст - Мерабу, Грузия - философу
Юбилей без президента