"Если проводить референдум - надо принимать Конституцию"

@@

Элла Памфилова считает, что надо использовать любой шанс, дающий надежду на начало мирного процесса

2003-02-13 / Валерий Цыганков Глава Комиссии по правам человека при президенте РФ Элла Памфилова на днях вернулась из поездки в Чечню. В первую очередь ее интересовали два вопроса: каково положение чеченских беженцев и готова ли республика к референдуму. Свои выводы и предложения Памфилова собирается доложить президенту напрямую. О некоторых предварительных итогах этой "инспекции" Элла Александровна рассказала в интервью "НГ".



- Элла Александровна, эта была плановая поездка в Чечню или вы посещали республику по оперативному поводу?

- Еще 10 декабря прошлого года на встрече нашей комиссии с президентом РФ была поднята проблема чеченских беженцев, проживающих в лагерях на территории Ингушетии. От этих людей поступило множество жалоб на то, что их под давлением властей просто вынуждают покидать лагеря и возвращаться в Чечню. И президент поручил нам разобраться. Я не в первый раз в Чечне, уже видела весь этот ужас. Но на ту нашу декабрьскую поездку особенно сильный отпечаток наложил взрыв, прогремевший 27 декабря в Доме правительства. Находясь в это время в Грозном, я поняла, почему люди так сильно не любят Москву, не доверяют ей... Здесь холод, разруха и смерть, а по телевизору показывают улыбающиеся лица столичных шоуменов. Я тогда поняла: невозможно отсюда поверить сытой Москве. 6-7 февраля мы снова побывали там. Жалоб на то, что людей разными путями против их воли пытаются вернуть из ингушских лагерей в Грозный, на сегодняшний день нет: после нашей декабрьской встречи с президентом беженцев оставили в покое. Но ведь этим людям все равно надо работать, учиться, решать проблемы со здоровьем, обустраиваться, решать вопрос по компенсациям. По официальным данным, желание вернуться высказали в заявлениях 8 тысяч человек.

А пункты временного размещения (ПВР) в Грозном готовы только для 4,5 тысячи человек. Люди, которые живут сейчас в этих ПВР, в большинстве своем не жалеют, что приехали, потому что их охраняют. Они могут спокойно спать ночью - к ним не ворвутся с зачисткой. Там есть вода и свет, через Федеральную миграционную службу идет продуктовое обеспечение и т.д. А те, кому не хватило места в ПВР, предпочитают оставаться в ингушских лагерях, не хотят возвращаться в Чечню, потому что очень боятся за свою жизнь, за жизнь своих детей, особенно молодежи. Потому что продолжаются зачистки, продолжаются бесследные исчезновения людей.

- Как жители Чечни и беженцы в Ингушетии относятся к предстоящему референдуму? Знакомы ли они с текстом будущей Конституции республики?

- Мнения очень разные. Наиболее сильно выражено неприятие референдума у беженцев на территории Ингушетии. Неприятие не по сути его проведения, а из-за страха перед возможными последствиям - боятся ехать в Чечню голосовать: "Там люди пропадают". И еще. Многие люди рассматривают референдум как предопределение избрания Кадырова на пост президента. А отношение к нему весьма неоднозначное... В Грозном к референдуму относятся иначе. Там считают, что принятие Конституции станет своеобразным паспортом республики и Чечня как бы легализуется: "А может быть, действительно у нас будет больше прав? А может, действительно чеченцы смогут избирать какие-то свои органы власти и мы в большей степени будем влиять на свою судьбу?" Другое дело, что большая часть людей там слабо представляет саму суть референдума: о чем это, для чего? Каждый интерпретирует в меру своего понимания. Скажем, на территории Ингушетии в одном из лагерей, где проживают 5 тысяч чеченских беженцев, был только один экземпляр проекта республиканской Конституции. В других лагерях вообще этот проект не видели. То есть 17 тысяч человек там живут в неведении. Но и в самой Чечне мы не смогли найти этот проект. Специально обращались в общественный штаб по проведению референдума, но там сказали, что грузовик с экземплярами проекта чеченской Конституции "где-то застрял". Даже в этом штабе не оказалось ни одного экземпляра. Правда, в газете была опубликована статья, где обсуждались плюсы и минусы будущей Конституции Чечни.

- Как вы сами оцениваете этот документ? Вы разделяете оптимизм администрации Кадырова в отношении перспектив этого проекта?

- Я считаю, что единственный повод для оптимизма - то, что может появиться какая-то законодательная база в республике.

- Сейчас многие политики склонны считать предлагаемый проект миной замедленного действия. Например, из-за "мутного" положения о суверенитете. Критикуют и перечень вопросов, предлагаемых для референдума: например, вопрос, быть ли Чечне субъектом РФ, подается безальтернативно.

- Хотя в этом проекте действительно много противоречий и крайностей, я все-таки согласна с теми, кто считает, что чеченская Конституция в принципе мало отличается от основных законов Башкортостана и Татарстана. Меня в большей степени смутило отсутствие четко изложенной статьи о том, что Чечня - это равноправный субъект Российской Федерации. Есть какая-то очень сложная, мудреная формулировка, из которой трудно понять, что же это такое на самом деле. Есть спорная статья, где перечисляются территории, входящие в состав Чеченской Республики. И, пожалуй, главные крайности: в тексте есть положения, дающие возможность как для проявления сепаратизма, так и для давления со стороны федеральных структур власти. Чеченцев из числа ознакомленных с текстом предлагаемой Конституции смущает положение о том, что президент России может отстранять от должности президента Чечни. Да, есть шероховатости, из-за которых этот проект можно назвать миной замедленного действия. Но я считаю, что, уж если решили проводить референдум, надо все-таки принимать Конституцию. Принимать за основу, а затем уже существенно ее дорабатывать. Но принимать надо. Потому что в нынешней ситуации, наверное, невозможно сразу подготовить целостный документ. Слишком очевидно столкновение разных интересов. И очень важно, чтобы само по себе принятие Конституции не дало возможности монополизировать власть в республике какой-то одной группе, какому-то одному клану. И на президентских, и на парламентских выборах. Пусть в этих выборах участвуют все, включая и радикальную оппозицию. Но, конечно же, этот процесс должен проходить под тотальным контролем федеральных органов власти, российских и международных общественных организаций.

- А что нового увидят международные наблюдатели? То, за что нас давно критикуют? Как ни подбирай выражения, а референдум все равно пройдет под дулами автоматов.

- Понимаете, у них совершенно другие представления о том, как должен проходить мирный процесс в Чечне. Они считают, что референдум должен быть завершающим этапом переговорного процесса. Но наша реальность не укладывается в общепринятые представления. Этот ужас может продолжаться до бесконечности. С чего-то надо начинать, надо использовать любой шанс, дающий надежду на начало мирного процесса. Нельзя отнимать у людей право высказать свою позицию. Самое главное - нельзя допустить, чтобы эту позицию сфальсифицировали. Вот почему так важен тотальный контроль общественности за ходом референдума.

- Как часто вы встречаетесь с президентом?

- Вообще-то мне грех обижаться: достаточно часто получается - за три месяца состоялись три встречи с президентом. Владимир Владимирович дал нам понять, что ему необходим дополнительный канал связи с обществом. Он должен получать информацию, иногда отличную от той, которую дают ему государственные структуры.

- Свои наработки вы представляете напрямую президенту или через администрацию?

- Напрямую. Такова договоренность с президентом. Но я этим не злоупотребляю: нельзя просто валить на президента все проблемы, надо предоставлять материал, уже подготовленный для решений. Сейчас, например, мы создаем механизм общественной экспертизы законов с точки зрения соблюдения прав человека. И администрация президента идет нам в этом навстречу.

- Судя по отношению власти к вашей комиссии, процесс пошел?

@@@
"Если проводить референдум - надо принимать Конституцию"
"К власти идут горожане, и они ее возьмут"
"Мы готовимся к двум турам"
"Народная" игра на деньги друзей губернатора
"У Путина все идет от рассудка... У Ельцина больше эмоций..."
"Что может быть горячее, чем раскручивание махрового русского антисемитизма"
Банковский рынок нуждается не в реформе, а в изменениях

Беда России - не только дороги

@@

Американцы считают, что если мы хотим встать вровень с Западом, то нам нужно лучше работать

2002-04-11 / Наталья Меликова



В советские времена поклонникам капиталистического пути развития казалось, что именно социализм виноват в низкой производительности труда в СССР. Десять лет либеральных реформ несколько улучшили ситуацию, но по этому показателю мы по-прежнему сильно отстаем от ведущих стран Запада. Оказалось, что недостаточно принять западные стандарты, надо еще и работать по-западному.

Выступая вчера с докладом о роли России в мировой экономике замминистра финансов США Джон Тэйлор заявил, что одна из главных причин, тормозящая развитие России, - низкая производительность труда. Надо лучше работать - и инвестиции пойдут в страну, и экономика будет развиваться быстрее, динамичнее.

Приток иностранных инвестиций в Россию связан не только с созданием правовых гарантий для зарубежных предпринимателей и обузданием бюрократии. Зарубежные капиталы пока не идут дальше торговли, пищевой промышленности и сырьевого сектора. Иностранные предприниматели хотят видеть не только правовую стабильность, но и возможность создания здесь продукции, конкурентоспособной на мировых рынках.

Одна из причин, на которую принято ссылаться при обсуждении вопроса о нашей неспособности сделать чего-либо стоящее, - производственные издержки у нас большие, климат, дескать, жесткий. Правда, сразу возникает вопрос, а как же наша сталь? Ведь одной из причин, по которой Соединенные Штаты фактически заморозили импорт российской стали на свой рынок были именно низкие цены на продукцию наших металлургических заводов.

Рост производительности труда как конечную цель любой вводимой в экономике меры предлагает рассматривать американский экономист. За совершенствованием банковской системы последует развитие рынка долгосрочных кредитов, что, в свою очередь, даст мощный импульс развитию малого предпринимательства. Тэйлор считает, у России существует потенциальная возможность догнать по росту производительности труда высокоразвитые страны Запада.

Как сделать, чтобы в России лучше работали? Нам советуют учиться у наших более успешных партнеров. Ведь оборотной стороной приходящих к нам инвестиций, по мнению Тэйлора, является и зарубежный опыт. Создают у нас западные компании торговые сети, приходят зарубежные банки - учитесь делать бизнес по-западному. Развитие малого бизнеса, где каждый заинтересован в улучшении своего производства, - еще один ключ к решению проблемы. Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин в беседе с корреспондентом "НГ" отметил и еще один фактор. По его мнению, страна нуждается в талантливых менеджерах, которые могли бы организовать эффективное производство и наладить трудовую дисциплину.

@@@
Беда России - не только дороги
До праздника еще далеко
Заговор непрофессионалов
Изящнее надо работать
Курортно-стратегический проект
Михаил Барщевский: «Все остальные – шакалы политического поля…»
Можно ли не праздновать 8 марта?

Москва будет Парижем XXI века

@@

В вопросах облика города первое и последнее слово за архитектором, утверждает Владимир Ресин

2002-02-01 / Сергей Шаповал Можно не слушать раздражающую музыку, можно не читать плохие книги, можно не смотреть телевизор, но от архитектуры никуда не деться. О проблемах изменения лица Москвы мы беседуем с первым заместителем мэра Москвы в столичном правительстве, руководителем Комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города Владимиром Ресиным.



-Владимир Иосифович, хочу начать с конкретного вопроса - сноса гостиницы "Интурист". Эта новость вызвала неоднозначную реакцию. Могли бы вы прояснить ситуацию?

- Я поднял все старые чертежи, по которым строился "Интурист", они сохранились в "Моспроекте-2", это оказалось очень интересным. Все делалось так, как было принято в ту эпоху: минимальные затраты, самые дешевые материалы плюс скорость строительства. Результат получился соответственный. Мы стали рассматривать возможность переноса этого здания на другое место, чтобы избежать его сноса. Я собрал специалистов, мы выяснили, что технически эта операция возможна, но речь может идти о переносе лишь части здания, поскольку первые одиннадцать этажей монолитны. К тому же, согласно строительным нормативам, многие элементы отслужили свой век. Таким образом, самое целесообразное решение - разобрать здание, что можно из его элементов использовать на другом строительстве, а на этом месте возвести современное здание, которое будет служить сотни лет. Новое строение должно, во-первых, соответствовать облику улицы и Москвы в целом, во-вторых, быть экономически целесообразным, а в-третьих, его необходимо сделать таким, чтобы ни у кого не возникало вопроса, на том месте оно стоит или не на том. Вот наша позиция. Проект нового здания лично мне очень нравится. Думаю, когда это строение появится, у многих людей будет впечатление, что оно здесь стояло всегда.

- Вопрос более общего порядка: насколько вкусы городского начальства влияют на внешний облик города?

- Когда к власти пришло новое руководство, сложился основной принцип, без которого мы не смогли бы что-то сделать: бал правит архитектор. В вопросах облика города первое и последнее слово за архитектором. Почему это важно? При советской власти бал правил строитель, которым управляла партия. Архитектор делал то, что ему через строителя велела партия. В результате мы имеем то, что имеем. Нам пришлось принимать серьезные решения по перестройке сложившихся традиций. Сейчас все хорошее и все плохое на совести архитекторов. Руководство города тоже участвует в принятии решений, имеет свое мнение, причем бывают случаи, когда его мнение не сходится с мнением архитекторов и общественности, но все-таки окончательное решение принимают архитекторы.

- А как учитывается общественное мнение? Например, отношение к памятнику Петру I и Манежной площади было далеко не однозначным.

- Всегда есть голоса за и против, были они и по поводу названных вами объектов, но окончательное решение по ним принималось большинством голосов на Общественном совете при мэре Москвы. И Лужков, и я голосуем наравне с другими членами совета, у нас нет никаких привилегий. Было принято некоторое количество решений, с которыми я не был согласен.

- Какие архитектурные объекты в Москве вам не нравятся?

- Мне неудобно об этом говорить. Я руководствуюсь принципом: раз решение принято, значит, оно правильное... Мы сидим сейчас в здании бывшего СЭВа, вокруг него в свое время было много споров. Так же как и вокруг Кремлевского Дворца съездов, а не было бы его, сейчас и собраться было бы негде в том количестве, которое он вмещает. Жизнь все расставит на свои места. А на ошибку каждый имеет право. Не ошибается тот, кто не работает.

- Если говорить о сегодняшней Москве в общем, что вам в ней нравится и что не нравится?

- Мне нравится, что за последние десять лет нам удалось начать решать основную задачу: вернуть Москве ее старый облик. Этого не заметит слепой или тот, кто принципиально не хочет видеть. То, что не соответствует облику старой Москвы, в сложившейся части города не строится. Мы открыто говорим: Сити - это торжество новой архитектуры, не свойственной Москве, но мы его строим не на Сретенке и не в районе Мещанских улиц. По-моему, это правильный подход.

К сожалению, нам пока не удалось в полной мере решить те проблемы, которые накапливались многие десятилетия. Это касается обустройства дворов и некоторых улиц. Когда нам говорят, что Москва очень изменилась, что она стала таким же благоустроенным городом, как Париж, мы понимаем, что еще нужно решить много проблем, чтобы Москва превратилась в такой же комфортный город, как Париж. Но мы над этим работаем. Я хорошо вижу огромный объем работ, их надо выполнить, чтобы в Москве жилось комфортно.

- Я, как пешеход, могу сказать, что Москва в этом году очень плохо почищена. Можно ли рассчитывать на то, что Москва станет не только Парижем XXI века, но и чистым городом, по которому будет удобно ходить?

- Я с вами не согласен. Я тоже пешеход и не могу сказать, что город не почищен. Погодные условия в этом году более экстремальные, чем в прошлые годы. Были дни, когда мы готовили технику из расчета трех норм осадков, а выпадало десять норм! В такие дни, безусловно, некомфортно. Но вы поезжайте в Монреаль (я там недавно был) и посмотрите, как "приятно" там пешеходам. Подобные проблемы существуют и во многих европейских городах. И потом, вы знаете, какие затраты в день необходимы на то, чтобы почистить всю Москву? На эти средства можно построить под ключ жилой дом площадью десять тысяч квадратных метров! Вот насколько это серьезная проблема.

- О ваших личных предпочтениях. У вас есть любимый архитектурный стиль?

- Мне нравится московский стиль, он отличается от всех прочих. Мне нравится Кремль, дом Пашкова, Третьяковка. Я люблю старый Арбат, это не значит, что я восхищен тем состоянием,

в котором он сегодня находит-ся, но с точки зрения архитектурной он, по-моему, хорош.

Мне нравится район ВДНХ, где прошла моя юность. Я могу сказать, что Москва - красивый город. Когда долго здесь отсутствуешь, а потом возвращаешься, особенно остро чувствуешь ее красоту. Если говорить о новых районах, мне нравится Марьинский парк, начинает нравится Куркино, там действительно возникнет русская Швейцария. От безликих советских районов, например Ясенева или Теплого Стана, мы движемся к красивой цивилизованной застройке.

- У вас широкий вкус, это означает, что вы за эклектику в архитектуре?

- Пожалуй.

- Можно ли сказать, что вы поклонник всего русского?

- Я воспитан на всем русском. Тут интересная ситуация: я по национальности еврей, у моей жены отец - мордвин, жена моего брата карелофинка, муж моей дочери русский. Я не хочу сказать, что все мы советские люди, своей национальностью нужно гордиться, но с точки зрения культурной я русский человек. Мне нравится все русское: и архитектура, и литература, и кухня. Но это не означает, что я закрыт к другим культурам, мне многое нравится и в грузинской, и в армянской, и в азербайджанской культурах. Но влияние русского на меня является определяющим.

- Но русское не существовало в отрыве от советского, советское породило и особое мировоззрение, и особую идеологию, и особое мироощущение...

- Конечно, влияние советского очень велико, от него так легко не избавиться. Я никогда не был ни голубым, ни зеленым, ни белым. Красным был. Я от прошлого не отрекаюсь с такой легкостью, как это сделали некоторые. Я знаю людей, в былые времена заведовавших кафедрами марксизма-ленинизма, а потом с легкостью ударившихся в православие, даже не будучи по национальности русскими. Просто диву даешься! Советское, безусловно, нужно учитывать. Влияние России в Советском Союзе было определяющим, об этом надо помнить. Я считаю, нам этим нужно гордиться.

- О каких утратах из советского прошлого вы сожалеете и какие приветствуете?

- Мой жизненный принцип: только вперед! Как пел Высоцкий: "Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал". Я никогда не вспоминаю, что там было в прошлом хорошего или плохого, я всегда думаю о том, что впереди. В данном случае я считаю, что все хорошее из прошлого мы забрали с собой в сегодняшний день. А нехорошее и вспоминать не стоит.

Есть люди, которые восторженно говорят о прошлом, для них все было хорошо, включая коммунальные квартиры. Я тоже жил в коммуналке, моим соседом, кстати, был актер Семен Фарада, мы прожили в одной квартире тридцать лет. Он иногда даже спал на общей кухне, в их комнате не хватало мест. Я с восторгом не могу это вспоминать, у меня восторг вызывает Семен. Я считаю факт бескровного перехода к новой системе жизни и управления, безусловно, положительным. Это при том, что в советское время я не был обездоленным: вырос в семье, занимавшей не последнее положение, к концу советской власти я был заместителем председателя Мосгорисполкома, председателем Мосстройкомитета.

- Сейчас многие эксперты говорят о том, что властная вертикаль становится все более жесткой, что ее в некоторых отношениях можно сравнивать с советской. Что вы думаете по этому поводу?

- Я так не считаю. При любой власти есть довольные и недовольные. Все трудности, накопившиеся за последние десять лет, руководству страны приходится расчищать и разрубать. Эта ситуация описывается поговоркой: в чужом пиру похмелье. Тут важна преемственность власти. Лужков, например, ни разу не списывал существующие трудности на предшествующих руководителей города. Людей, которые были поставлены в очередь на жилье при советской власти, не отправляют к бывшему начальству, очередь сохраняется, и люди получают квартиры бесплатно.

- Вы убеждены, что Москва станет городом, который затмит многие легендарные столицы?

- Конечно. Но нам не надо повторять ошибок Хрущева, нам не надо ни с кем соревноваться, не надо никого опережать. Надо идти своим путем, надо работать над тем, чтобы Москва действительно стала Парижем XXI века. Боже упаси, чтобы мы стремились из Москвы сделать Париж, Лондон или Нью-Йорк. Москва должна быть Москвой. Но она должна впитать в себя все то, что необходимо для цивилизованной комфортной жизни и работы. Над этим мы и трудимся.

- Сколько времени необходимо для осуществления того, о чем вы говорите?

@@@
Москва будет Парижем XXI века
Объявление: ищу дополнительную работу
Откат премьера, укрепление спикера
Политсовет по доверенности
Пора извлекать пользу из богатства округов
России нужен рыночный "план ГОЭЛРО"
Савик Шустер: "Для меня очень важно, кто будет хозяином НТВ"

Свобода матерного слова

@@

Госязык, госнадзор и депутатский минимум

2003-03-04 / Евгений Лесин



Есть вещи, которые волнуют всех. И в которых каждый считает себя специалистом. Футбол, например, или русская литература. Тем более - русский язык.

Говорить-то приходится каждому. Многим, увы, говорить приходится публично. Если политик хочет, чтобы за него голосовали, он говорит так же, как и "электорат" (кстати - иностранное слово!). То есть неграмотно, на смеси арго, канцелярщины и южных диалектов. А политик хочет, чтобы за него голосовали. У него зависимость, лечению, естественно, не поддающаяся.

Так что исправить ситуацию можно исключительно государственными мерами. Например, не регистрировать кандидата в депутаты, пока он не сдаст депутатский минимум - экзамен по русскому языку. С уже избранными тоже надо работать - проводить вместе с диспансеризацией еще и аттестацию. И, кстати, не только по русскому языку. Основы государства и права, история, даже арифметика. Ведь не умеют считать депутаты (особенно, конечно, если деньги бюджетные). При большевиках все выступающие публично (и письменно, и устно), кроме высокого руководства, говорили правильно. Сейчас спокойно показывают рекламу, где говорят "твОрог", а не "творОг". Нормальные люди падают в обморок, а очнувшись, рубят топором телевизор и выскакивают на улицу в незастегнутом фраке, с топором в одной руке и лозунгом в другой: "Смерть Третьему Интернационалу!" Остальные идут и покупают твОрог.

Времена сейчас, как после Гражданской войны. "Все на борьбу с неграмотностью" - вот единственно возможный и нужный призыв дня. Люди ведь обучаемы. И если отовсюду будет звучать правильная русская речь, то и "электорат" научится ее понимать.

Так что меры нужны. И материться тоже надо по-русски. Во-первых, грамотно, а во-вторых, не всегда и не везде. Материться ведь можно тремя способами. Немного и остроумно (как Венедикт Ерофеев). Много и остроумно (как Игорь Яркевич). Много и неостроумно (как Владимир Сорокин). Так материться можно. Материться же так, как наши депутаты, - много, неостроумно, да к тому же еще неграмотно и неталантливо, - нельзя. Нельзя, потому что мат - это тоже наше достояние, тоже наше богатство. И его тоже надо беречь. Охранять как памятник культуры. Беречь как зеницу ока. Как трамваи и троллейбусы в столице нашей Родины. И не только потому, что экологичны, комфортны и уютны. А потому, что в троллейбусах крутят пленку, где записана русская речь: "При обнарУжении бесхозных предметов и так далее…" В автобусах объявляют: "При обнаружЕнии". На некоторых линиях метро (кстати, новых!) тоже говорят по-русски, но только на некоторых.

@@@
Свобода матерного слова
Токийский провал ГРУ
Три дня с премьером Молдавии
Февральские тезисы Суркова
Хоронить СНГ преждевременно
Чусова, которой везет
Это и клич, и тост, и политика