"Каких-либо опасений относительно интеграции в СНГ у нас нет"

@@

Премьер-министр Казахстана Касымжомарт Токаев считает многовекторность естественным состоянием внешней политики страны

2000-03-01 / Сергей Козлов



Касымжомарт Токаев.

Фото ИТАР-ТАСС

- ВАШЕ НАЗНАЧЕНИЕ премьер-министром вызвало в Казахстане немало дискуссий. Впервые на должность главы правительства пришел профессиональный дипломат. Многими наблюдателями это объясняется особым положением Касымжомарта Токаева на казахстанской политической сцене - его непричастностью к борьбе кланов и группировок и в то же время авторитетом на международной арене и опытом работы в предыдущих составах правительства. Согласны ли вы с этими утверждениями?

- На протяжении нескольких лет, начиная с девяносто второго года, работая в Министерстве иностранных дел, я действительно был далек от клановых или олигархических "разборок" у нас в стране. Назначение же на должность премьер-министра было неожиданным, но в то же время оно в какой-то мере было предсказуемым. Президент, выступая на заседании парламента, подчеркнул, что несколько раз беседовал со мной на эту тему, и с моей стороны высказывались самые серьезные сомнения в отношении целесообразности прихода на должность премьер-министра.

Чем же вызвано это назначение? Сам факт, что политик становится премьер-министром в принципе достаточно общепринят в мировой практике. С другой стороны, для Казахстана это скорее всего вынужденная необходимость. Начиная с девяносто первого года правительства возглавляли экономисты всех профилей: специалист в области сельского хозяйства, макроэкономист, производственник и так далее. Может, не от сладкой жизни президент принял решение о назначении политика на эту должность, потому что сейчас необходимо, как мне представляется, и об этом мне говорил глава государства при назначении, консолидировать все силы, которые находятся в правительстве, вне его и в целом в обществе. Консолидировать на выполнение главной, пожалуй, задачи - обеспечение устойчивого экономического роста.

Несколько лет я руководил внешней политикой Казахстана, и за годы независимости основная внешнеполитическая задача, на мой взгляд, была выполнена: Казахстан стал узнаваемым государством в мире, сумел наладить стабильные отношения, прежде всего с соседними государствами. Наше государство определило свои приоритеты, из которых одним из основных, что вполне естественно, являются отношения с Россией. И главное, это то, что мы внешнеполитическими средствами сумели обеспечить хорошие условия для стабильного претворения в жизнь экономических преобразований внутри страны. В целом, я считаю, кто бы ни был следующим премьером Казахстана, это должен быть узнаваемый в мире человек. Ситуация сегодня такова, что премьер-министр является политической фигурой, постоянно ведущей сложные международные переговоры, и без известности, определенного авторитета в мировом сообществе выполнять ему свои функции весьма сложно.

Было также немало дискуссий по поводу многовекторности политики Казахстана, она вытекает, во-первых, из геополитического, географического положения нашей страны, во-вторых, из ее потенциала. Если даже Казахстан захотел бы замкнуться в каких-то узких пределах, стать провинциальным, региональным государством, ничего не получилось бы, потому что интерес к нашей стране в мире очень большой. Поэтому многовекторность - это вполне естественное состояние внешней политики республики.

- Если пришло время руководить кабинетом министров Казахстана видному политику, не означает ли это, что проблемы, стоящие перед страной, не в силах решить, как принято у нас говорить, экономисты-хозяйственники?

- Как я уже сказал, наверное, назначение политика на эту должность произошло не от сладкой жизни. Видимо, экономисты в значительной степени себя исчерпали или, может быть, даже скомпрометировали. Экономистов у нас, как известно, множество, масса докторов наук, людей, считающих себя специалистами в области финансов и в целом в экономике. Но положение в стране не подтверждает их претензий на какое-то особое понимание путей ее успешного экономического развития. Главное, мне кажется, в другом - в острой необходимости организовать работу, четко расставить приоритеты, настроить весь коллектив, который проводит экономическую политику страны.

Одним из приоритетов своего правительства я вижу борьбу с коррупцией. Это очень серьезная проблема, которая в будущем может реально поставить под угрозу национальную безопасность. Кроме того, нам нужно разобраться с расстановкой акцентов экономической политики, в условиях, когда Казахстан вступил, с одной стороны, на путь рыночных преобразований, а с другой - находится в Таможенном союзе, имея открытые границы. Здесь много различных факторов, осложняющих развитие нашей экономики. Нашу страну, огромную по территории, в принципе можно назвать небольшой по своему населению и удельному экономическому весу, поэтому большое значение для Казахстана имеют внешние рынки. Поднять производство - это одно дело, но обеспечить рынки сбыта, наладить спрос на нашу продукцию - это одна из первостепенных наших задач.

- Первым обвинением в адрес кабинета министров Токаева, прозвучавшим в казахстанской прессе, было "лоббирование интересов иностранных компаний" в республике. Чем, на ваш взгляд, вызваны эти обвинения?

- Не вижу ничего предосудительного в том, что одной из задач правительства является защита законных интересов иностранных инвесторов. Они должны работать в точном соответствии с нашими законами, но при этом чувствовать себя на территории Казахстана огражденными от правового произвола. Те чиновники, которые пытаются выкачивать из инвесторов праведными и неправедными путями различного рода, мягко говоря, материальные льготы для себя, наносят огромный ущерб прежде всего самому Казахстану. Иностранные предприниматели, подвергшиеся незаконным притеснениям, вправе негативно оценить свой опыт, что отнюдь не способствует инвестиционной привлекательности нашей страны. Кроме соблюдения центральными и местными властями законов страны применительно к деятельности иностранных инвесторов - никаких иных требований у них нет.

А обвинения в наш адрес появились в связи с тем, что мы твердо решили обеспечить выполнение закона "Об иностранных инвестициях" и отменили ряд дискриминационных мер местных властей в отношении одной американской компании, работающей в Павлодарской области. Разразился шумный, явно инспирированный газетный скандал, но он не поколебал нашей позиции: хорошая это компания или плохая, но она имеет право на то, чтобы условия контракта с ней в соответствии с этим законом не нарушались.

- В связи с относительной экономической стабилизацией в России многие связывают надежды на прогресс и в странах, интегрированных с этой страной. Какова точка зрения казахстанского правительства на возможные благоприятные перспективы экономики республики?

- Действительно, те государства, которые реально и наиболее тесно интегрированы с Российской Федерацией, пожалуй, могут выиграть, если там произойдет экономический рост. Недавно я встречался в Москве с первым вице-премьером правительства Михаилом Касьяновым. Он очень подробно мне рассказал о том, как развивается экономика России. У россиян очень оптимистический взгляд на будущее. Конечно, общий уровень жизни населения после дефолта упал, но тем не менее есть и позитивные его последствия, которые выразились в росте производства. Заметны, особенно в свете последних заявлений президента США Клинтона, успехи Москвы и в сфере внешней политики. При условии же реальной интеграции с Россией и проведении согласованной тарифной и курсовой политики Казахстан только выиграет.

События последних лет на мировой арене показали, что наиболее верный путь для нас - это интегрироваться с Российской Федерацией в области экономики, на двусторонней основе и в целом в рамках Таможенного союза. Других союзов пока для Казахстана не предвидится.

- Решены ли, по вашему мнению, такие сложные казахстанско-российские проблемы, как раздел акватории Каспийского моря, совместное освоение космоса, создание топливно-энергетической системы? И какие, быть может, новые задачи двустороннего сотрудничества стоят сегодня перед нашими странами?

- Шестого июля девяносто восьмого года на высшем уровне в Москве было подписано очень важное соглашение, дающее толчок к пониманию того, каким должен быть юридический статус Каспийского моря. Сейчас же идут переговоры о делимитации дна северной части Каспия. Я бы не назвал эти переговоры легкими, потому что здесь задействовано огромное число специалистов, большой объем материалов. Но тем не менее главное достигнуто - определен принцип деления Каспийского моря на национальные секторы по дну, в соответствии с принципом срединной линии.

- Значит ли это, что в данном вопросе возобладала все-таки казахстанская точка зрения?

- Да, это именно так. Мы всегда выступали именно за такой принцип деления, и в этой связи я очень благодарен российским специалистам. Не последнюю роль в таком решении вопроса сыграл и бывший министр иностранных дел России Евгений Примаков.

Очень перспективным направлением нашего сотрудничества видится создание совместной топливно-энергетической компании, у которого есть, конечно, критики. Опять же нас обвиняют в "сдаче суверенитета" и так далее. Это настолько большая глупость, что даже трудно ее комментировать. Казахстан абсолютно заинтересован в получении доступа на рынки России и через ее рынки в другие страны. Мы можем экспортировать свою электроэнергию и нуждаемся в этом экспорте. Кроме того, в связи с плохим управлением на Экибастузской ГРЭС-2, из-за отъезда некоторых специалистов, в том числе и в Россию, там сложилась трудная ситуация. И решить ее путем передачи части наших акций РАО "ЕЭС России" - оптимальный выход.

На вещи надо смотреть реально. Никакой сдачи суверенитета нашей страны нет и не будет - есть сотрудничество и интеграция. Никто флаг Республики Казахстан из ООН изымать не собирается. Надо понимать, что сейчас происходит глобализация, то есть теснейшее переплетение экономических интересов всех государств, и там, где есть возможность, они интегрируются. Нам нельзя отставать, тем более в процессе интеграции с Россией, которая находится рядом и, по существу, является близким государством для Казахстана.

Во время встречи в Кремле с Владимиром Путиным мы говорили как раз о том, что Казахстану Россия, конечно, нужна, но и России Казахстан ведь тоже нужен. И взаимное экономическое сближение должно подкрепляться именно экономическими действиями.

Это и энергетика, и нефть - в частности, строительство нефтепровода на Новороссийск. И космос - сотрудничество на Байконуре, несмотря на все трудности, все же я расцениваю наше взаимодействие в космосе очень положительно. И, конечно, в гуманитарной сфере. Настало время, чтобы на территории Казахстана были созданы российские вузы, российские гимназии, нужно проводить фестивали культуры, как это было раньше, - фестиваль, например, российской культуры в Казахстане. По этим вопросам были достигнуты конкретные договоренности между нашим президентом и исполняющим обязанности президента Российской Федерации во время их последней встречи в Кремле.

- Существуют ли опасения у казахстанского правительства в связи с последними событиями в России, связанными со сменой высшего руководства? Каковым в такой ситуации видится в Астане будущее СНГ и Таможенного союза?

- Все идет к тому, что Владимир Путин будет избран президентом Российской Федерации. Думаю, что это очень благоприятный исход для Казахстана, тем более что мы имели контакты с Владимиром Владимировичем и вели очень плодотворные переговоры. Каких либо оснований для того, чтобы беспокоиться о будущем СНГ или о будущем Казахстана в контексте Содружества нет. Мы всегда выступали за интеграцию, и это должным образом оценивается во всех странах, прежде всего в России. Мы считаем, что эта страна является ведущим государством в СНГ - надо об этом открыто говорить - в силу своего потенциала, высокого уровня демократии, в силу того, что рыночные преобразования здесь набрали очень сильные обороты. Поэтому мы будем содействовать России в развитии интеграции.

Российское правительство сейчас размышляет о том, вводить ли в действие договор о зоне свободной торговли. Мы с пониманием относимся к сомнениям российского руководства, потому что они связаны с большим объемом расчетов последствий этого соглашения для экономики России. Встречаясь с руководителями правительства в Москве, я говорил, что мы не спешим, мы, конечно, хотели бы, чтобы соответствующее решение было принято как можно быстрее. Но в то же время видим все те трудности, с которыми российское правительство сталкивается сейчас, особенно учитывая затраты на военную операцию в Чечне.

Что касается Таможенного союза, то это, как мы считаем, локомотив, ядро интеграции в СНГ. Таможенный союз успешно развивается. Каких-либо опасений относительно этих двух интеграционных объединений - Содружества и Таможенного союза у Казахстана нет. Все идет поступательно, так, как хотели бы мы и другие наши партнеры по СНГ.

- Однако в последнее время все реже звучит тема Евразийского союза, автором которой, как известно, был президент Назарбаев. Означает ли это, что идея не нашла понимания у лидеров СНГ?

- На начальном этапе эта идея действительно была воспринята лидерами СНГ с очень большой настороженностью. Может быть, это объяснялось обычной политической ревностью, поскольку идея принадлежала президенту Казахстана. Но, с другой стороны, идея имеет перспективу быть реализованной. Таможенный союз развивается, например, достаточно динамично, и, если там экономические процессы пойдут настолько успешно, что страны этого союза не будут испытывать друг к другу каких-либо подозрений, опасений, прежде всего в экономическом плане, ну а затем и в политическом, я не исключаю возможности того, что в будущем Таможенный союз сменит свое сугубо функциональное наименование на более широкое, политическое название - Евразийский союз. С естественным добавлением целого ряда политических функций, как, к примеру, делегирование каких-то политических полномочий какому-то наднациональному органу, как это прописано в концепции президента Казахстана о Евразийском союзе.

- После президентских выборов в прошлом году Запад сильно критиковал Казахстан, обвиняя его в несоблюдении принятых в ОБСЕ демократических стандартов. Каково сейчас состояние отношений республики с западными странами?

@@@
"Каких-либо опасений относительно интеграции в СНГ у нас нет"
"Это не шаг назад, а движение вперед"
Арабские Эмираты перешли дорогу Москве
В СНГ наметились позитивные тенденции
В помощь Касьянову приставили физика
Валентин Цветков: "Нам не хватает ресурсов"
Глава Минатома Евгений Адамов утверждает, что уровень безопасности наших АЭС соответствует международным требованиям

Гражданство России должно защищать и человека, и государство

@@

Для эффективности нового закона следует продумать систему контроля, полагает разработчик документа Олег Кутафин

2001-11-20 / Наталья Айрапетова Хотя "президентский" вариант нового закона о гражданстве, о котором "НГ" уже писала, одобрен Государственной Думой в первом чтении, дискуссии о нем не утихают ни в российском обществе, ни среди русского населения в странах СНГ и Балтии (что с особенной остротой проявилось на Конгрессе соотечественников). Прояснить ситуацию по просьбе обозревателя "НГ" согласился председатель Комиссии по вопросам гражданства при президенте РФ, руководитель группы по разработке законопроекта, член-корреспондент РАН, ректор Московской государственной юридической академии, доктор юридических наук Олег Кутафин.



-Олег Емельянович, можете ли вы - по возможности объективно - определить плюсы и минусы вашего законопроекта? Кто выиграет, а кто проиграет после его принятия?

- Видите ли, смысл этого закона не в том, чтобы расставлять плюсы или минусы, а в том, чтобы упорядочить один из важнейших государственных институтов - гражданство, без этого института нет и самого государства. Вот почему в любой стране к своему гражданству относятся очень серьезно - от правильного решения этого вопроса (а точнее, целого комплекса вопросов) зависит очень многое: это и положение человека в обществе, и его материальное обеспечение, и его моральное самочувствие, и его защита со стороны государства, да и сам имидж государства тоже. У нас не только власть, но и население относится к этим вопросам излишне легко - может быть, потому, что мы в свое время, широко раскрыв объятия всем бывшим гражданам СССР (и не только им), мало были озабочены защитой собственных граждан и собственных интересов, а потому и не сумели воспитать гордость за российское гражданство.

- Страсти кипят, причем по поводу "запланированного" ущемления прав наших соотечественников...

- Смыл нашего законопроекта состоит не в том, чтобы кого-то ущемить, а кому-то дать незаслуженные дополнительные блага, а в том, чтобы наконец навести порядок в стране. Наши оппоненты постоянно говорят о том, что развал Союза привел к разделению народа, и эту ситуацию в какой-то степени учитывал действующий сегодня закон о гражданстве. Парадоксально, что он в силу многих причин оказался самым либеральным законом не только на всем постсоветском пространстве, но и во всем мире. Однако нельзя этой ситуации придавать статус вечности и механически считать гражданами России всех бывших граждан СССР. Ведь после распада Союза прошло 10 лет - и все, кто хотел воспользоваться какими-либо льготами и преимуществами, должны были давно ими воспользоваться. Жизнь такая штука, что ситуация и в России, и в мире постоянно меняется, а после 11 сентября в мире стремительно произошли кардинальные изменения. Но ведь законы в любой стране потому и принимаются, чтобы с учетом изменившейся ситуации все-таки способствовать стабильности общества и самого государства. И если мы решили создать Российскую Федерацию как демократическое правовое государство (что отнюдь не предполагает "безбрежные" права без обязанностей для всех и каждого), то почему бы не стабилизировать наконец положение внутри страны? Между прочим, когда хотят показать, как у нас в России все плохо, ссылаются на Америку и на Западную Европу, а вот как раз в этих вопросах-законах о гражданстве или миграции (которые в Европе и США довольно строги) мы должны почему-то опять идти впереди планеты всей , в ущерб порядку в собственном доме… Поэтому большевистский лозунг некоторых наших депутатов - давайте опять всех граждан бывшего Союза принимать в российское гражданство! - это полный абсурд, так мы никогда не стабилизируем обстановку. И я не понимаю: чего люди боятся? Что, приехав в Россию, они не получат гражданство? Это тоже абсурд: нормальным людям, не замешанным в криминале и преступлениях, не представляющим опасности для российского государства, никто не будет чинить никаких препятствий в получении российского гражданства. Даже если бы мы поставили перед собой такую странную цель, то нам решительно возразили бы наши западные партнеры: мы консультировались с такими "церберами демократии" из Европы, что каждый абзац, каждая статья вычитывалась по нескольку раз, чтобы, не дай Бог, нигде не нарушались права человека.

- Исключает ли новый закон двойное гражданство?

- Нет. Мы следуем конституционной норме, позволяющей россиянам одновременно иметь и иное гражданство, рассматривая их исключительно как своих граждан-при отсутствии международных договоров о двойном гражданстве. Если же есть такой договор, то речь должна идти не только о правах и благах, как многие у нас думают, но и о конкретных обязанностях перед двумя странами. Тут есть один важный момент: как раз наши партнеры из Западной Европы по поводу двойного гражданства высказались в том смысле, что мы сами себя не уважаем. Почему-то для того, чтобы получить гражданство Украины, надо отказаться от другого гражданства , а для того, чтобы получить гражданство России, этого делать не нужно. Значит, Украина себя уважает, а Россия - нет? Поэтому в законопроекте есть положение , обязывающее иностранцев отказаться от своего гражданства, прежде чем ходатайствовать о российском.

- Главные контраргументы против вашего законопроекта сводятся к тому, что в нем наши соотечественники в ближнем зарубежье "приравниваются", например, к выходцам из Африки и любой другой точки мира...

- Вообще неясно, о каких "соотечественниках" многие говорят. Скажите: если русский, живущий в Казахстане, это наш соотечественник, то почему им не может быть татарин, живущий в том же Казахстане? Для меня совершенно ясно, что азербайджанцы, например, - это не наши соотечественники, поскольку у них есть свое отечество, а вот представителей титульных народов России, проживающих в ближнем зарубежье, мы, наверное, тоже можем причислить к своим соотечественникам. Но, строго говоря, "соотечественник" в понимании многих специалистов - это прежде всего гражданин России: в ближнем зарубежье проживают более миллиона российских граждан, их число продолжает возрастать, и первейшая задача и конституционная обязанность руководителей государства -заботиться об этой категории граждан.

Что меня смущает в этой постоянной и затянувшейся путанице понятий? У нас в стране масса проблем,и одна из главных сегодня - миграция, в том числе и нелегальная, а также нерешенные проблемы внутренней миграции. В течение ряда лет у нас отсутствуют и миграционная политика, а ряд проблем связан и с работой силовых структур. Но меня страшно удивляет, когда все эти вопросы, все проблемы страны (включая и ликвидацию бывшего Миннаца) смешиваются в одну кучу, причем они искусственно "группируются" вокруг института гражданства. Но ведь все из перечисленных проблем имеют очень косвенное отношение к гражданству ! 10 миллионов мигрантов - это не вопрос гражданства, это вопрос четкой миграционной политики, которой у нас нет. Это ведь даже не наши потенциальные "клиенты": это люди, которые по совершенно разным причинам - в силу прозрачности наших границ, поиска работы, собственных криминальных наклонностей - оказались в Российской Федерации. Неужели нам их нужно всех скопом одаривать российским гражданством?

- Видимо, главная проблема в том, что права иностранных граждан, временно находящихся на территории России, не обеспечиваются в должной мере нашим внутренним законодательством - вот поэтому все надежды люди невольно возлагают на новый (или старый) закон о гражданстве… Поэтому и такая цель - во что бы то ни стало быть гражданином России - рассматривается людьми как единственная правовая форма защиты, а точнее, самозащиты, если учесть все реалии нашей российской жизни.

- Я согласен с вами - многие наши проблемы корнями уходят в правовой вакуум, который все-таки сегодня постепенно заполняется: надеюсь, во втором чтении Госдумой будет принят Федеральный закон "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", который, как мы думаем, станет логическим продолжением нашего закона о гражданстве, что снимет многие проблемы.

- Сегодня один из самых острых вопросов - вопрос о работе наших дипломатических представительств в странах СНГ: складывается странное впечатление, что сама Россия "благодаря" своим чиновникам на протяжении ряда лет препятствует в получении российского гражданства людям, проживающим в Молдавии, Приднестровье, на Украине или в Казахстане. Есть жалобы на наших послов и консулов, неподобающим образом обращающихся с нашими соотечественниками и гражданами России в ближнем зарубежье. Люди стоят в очереди за российским гражданством, словно это какой-нибудь советский дефицит вроде банки горошка, занимая очередь с 6 утра...

@@@
Гражданство России должно защищать и человека, и государство
Демонстрация решимости
Кремль пока не отдает японцам острова
Масуд Барзани: «В правительстве Ирака нет взаимопонимания»
Москва против вторжения
НАТО и страны Балтии бросают вызов
Ненатуральный выбор становится предпочтительным

Ошибка или нет? Сегодня в Париже Борис Ельцин подпишет договор Россия - НАТО

@@

Москва признает процесс расширения НАТО на восток, но лишь до границ бывшего СССР

2000-11-24 / Андраник Мовсесович Мигранян - политолог, член Президентского совета. Хавьер Солана - генеральный секретарь НАТО. 27 мая 1997 года

Сегодня Россия ставит точку в длительном и очень тяжелом диалоге со своим главным на нынешний момент оппонентом - блоком НАТО. Подпись Бориса Ельцина под "Основополагающим актом Россия-НАТО" означает, что Москва признает сложившиеся в Европе после холодной войны и распада СССР военно-политические реалии, но не намерена отступать от условий, согласованных в ходе консультаций Евгения Примакова и Хавьера Соланы.

Запад получает свое - решение проблемы острого неприятия Россией расширения Североатлантического альянса. Однако тот же Запад фактически признает Россию равной даже не одному государству, а мощному союзу 16 стран.

Запад снял проблему Москвы для себя. Москва свою проблему - блок расширяется и иначе быть не могло - не решила. И все же ее позиции, как представляется, существенно укрепляются сегодняшним подписанием. Помимо полученных и зафиксированных в тексте "Основополагающего акта" гарантий безопасности, Россия сделала весьма важное дело, о последствиях которого будут вспоминать долго, - фактически остановила дальнейшее расширение альянса.

Москва довела до сведения руководства как самой НАТО, так и стран - членов блока, что в случае возникновения вопроса о приеме в альянс государств бывшего СССР, в том числе Латвии, Литвы и Эстонии, российский внешнеполитический курс будет подвергнут кардинальному пересмотру и Россия выйдет из "Основополагающего акта".

Судя по всему, натовцы молчаливо согласились не вести разговоров о вовлечении в альянс стран Балтии и Украины, хотя об этом публично, естественно, и не говорится. Похоже, это нигде не зафиксированное ограничение, которым Западу пришлось себя связать.

И похоже, мадридский саммит НАТО окончательно закрепит положение дел в Европе, изменить которое неконфликтным методом будет уже невозможно: три или, скорее всего, две восточноевропейские страны присоединяются к Североатлантическому союзу, и по другую сторону наметившегося, но пока еще не углубленного "европейского" водораздела остается Россия. И никаких других трансформаций, как бы кто ни кричал о свободе выбора.

Итак, сегодня в 12 часов 30 минут по московскому времени "Основополагающий акт Россия-НАТО" будет подписан. Затем, после краткого вступительного слова хозяина церемонии Жака Ширака, первым из глав государств выступит Борис Ельцин.

А вчера уже состоялась личная встреча президентов России и Франции, которой оба лидера осытались весьма довольны. Сегодня Борис Ельцин проведет беседу и с Биллом Клинтоном, а чуть раньше за завтраком - первую встречу с новым британским премьером Энтони Блэром.

Дмитрий ГОРНОСТАЕВ

Париж





Андраник Мигранян

Против

Подписание 27 мая Основополагающего акта Россия-НАТО можно по праву поставить в ряд таких судьбоносных событий в истории международных отношений, как Венский конгресс, Версальский мир, Ялтинские и Потсдамские соглашения. Этот акт может стать одним из важнейших документов, оформляющих новый миропорядок после окончания холодной войны. России уготована участь испить до дна горькую чашу поражения и унижения как продолжательнице Советского Союза, который потерпел сокрушительное поражение в холодной войне. Несмотря на вклад самой демократической России в поражение коммунистического Советского Союза и идеологическую близость нынешних российских властей со своими партнерами на Западе, российской дипломатии не удалось избежать участи побежденной державы. Анализ содержания акта Россия-НАТО свидетельствует о том, что этот документ фиксирует новое соотношение сил в мире после окончания холодной войны, где Россия потерпела поражение, ей показали ее место, и она фактически согласилась с этим. Если правда то, что в закончившейся холодной войне Россия потерпела поражение, то странно было бы ожидать, что послевоенный мир будет устроен при полном учете ее интересов. Очевидно, что победители решат воспользоваться плодами победы и оформить ее в международно-правовом плане. Такая позиция Запада не удивляет. Удивляет то, что российская сторона пытается представить согласованный к подписанию документ как равноправный. Хотя текст документа сохранялся в секрете, многочисленные комментарии высокопоставленных западных политиков и дипломатов дают основание предположить, что по всем важнейшим вопросам России не удалось добиться от своих западных партнеров реального учета ее интересов.

Запад взял твердое обязательство только в одном: не брать ни по какому вопросу никаких обязательств, которые могли бы в будущем связать ему руки в отношениях с Россией. Это относится к таким много раз прокомментированным в нашей печати проблемам, как характер самого акта и степень его обязательности для сторон, продвижение военной инфраструктуры НАТО к границам бывшего СССР, возможное членство в НАТО республик бывшего Советского Союза, статус Совета Россия -НАТО и право вето со стороны России в случае разногласий по тем или иным вопросам европейской безопасности.

Чего добьется Россия, подписав данный акт? По большому счету - ничего. Будет продолжена старая политическая линия, восходящая к эпохе Козырева, когда в риторике будет возобладать утверждение типа "мы обречены быть великой державой", будет поддерживаться иллюзия, что нас воспринимают на Западе как великую державу, в то время как в реальности наши интересы и нашу озабоченность по многим вопросам не воспринимают всерьез. Может быть, допустят в Парижский клуб и Всемирную торговую организацию, пригласят на встречи "семерки". Уже становится дурной традицией, со времен внешней политики Шеварднадзе - Козырева, сначала делать серьезные уступки по ключевым вопросам, а затем ждать вознаграждения. Недавний опыт учит: наши партнеры хорошо понимают, что ничего не стоит услуга уже оказанная, - так что можно и не дождаться вознаграждения до очередных серьезных уступок. Что касается "семерки", то вряд ли участие России в этом форуме имеет хоть какое-то серьезное значение для России. Это скорее поддержание иллюзии о статусе великой державы. Согласие Запада на участие России в "семерке" - это попытка связать Россию новыми обязательствами и требовать от нее ответственного перед Западом поведения на мировой арене, так как основные проблемы повестки дня встреч "семерки" проходят обкатку и согласование в рамках таких западных региональных структур, как НАТО, Европейский союз и другие, без предварительного участия России. Слабая в экономическом и военном отношении Россия, представленная в одиночестве в этом форуме, всегда будет вынуждена играть по предложенным правилам, выработанным без ее участия.

А теперь попытаемся выяснить, чего же добились страны НАТО, подписав Основополагающий акт.

Во-первых, как я уже отметил, принципиальная победа стран НАТО - это отказ брать на себя хоть какие-то обязательства по ключевым вопросам, способные связать руки этой организации. Во-вторых, и это самый важный, пожалуй, успех дипломатии НАТО в отношениях с Россией, они фактически добились того, что Россия, подписав акт, освятила намерения НАТО и согласилась разделить ответственность с ним за расширение альянса.

В-третьих, добившись подписания Акта в преддверии расширения НАТО за счет стран Восточной Европы, Запад подготовил почву для включения в состав альянса бывших республик Советского Союза.

В-четвертых, в странах НАТО как в правительственных, так и в экспертных кругах не было единства по вопросу о расширении НАТО. Подписание акта - это резкое ослабление позиций противников расширения НАТО в странах альянса.

В-пятых, российские дипломаты аргументировали необходимость договора с НАТО тем, что если мы не подпишем с НАТО соглашение, то это сделают другие республики бывшего Союза. На самом деле, подписав столь необязывающий акт с НАТО, мы стимулируем усилия других республик к подписанию собственных соглашений с НАТО. Одно из этих соглашений об особых отношениях, Украина - НАТО, уже готово к подписанию. Мало того, на вопрос, зачем Украина, Казахстан или другие республики тянутся к НАТО и Западу, Кучма, Назарбаев и другие резонно отвечают: а куда тянется Россия?

И последнее по очереди, но самое важное, пожалуй, по значению достижение НАТО в результате подписания акта заключается в том, что НАТО сохраняется фактически как единственный универсальный механизм европейской безопасности. Ведь весь сыр-бор с расширением НАТО, поднятый Россией, был связан с тем, что Россия не хотела быть исключенной из системы европейской безопасности, представленной НАТО после распада Варшавского договора и Советского Союза. Сама идея договора России с НАТО о создании универсальной структуры безопасности появилась тогда, когда стало очевидно, что ОБСЕ не способна сыграть такую роль. Осознавая тупиковость усилий по превращению ОБСЕ в структуру европейской безопасности, уже летом 1995 г. я предложил заключить договор с НАТО и тем самым создать реальную и эффективную систему европейской безопасности (так что я, может быть, был первым, кто стал говорить о необходимости такого договора). Однако предполагаемый Совет Россия-НАТО согласно акту не становится новой универсальной системой европейской безопасности. В случае разногласий в рамках данного Совета Россия не имеет права вето на принимаемое решение. НАТО сохраняет право в рамках альянса обсуждать и принимать любые решения без участия России.

Из всего сказанного очевидным образом вытекает, что, подписав акт, страны НАТО получили почти все, что они хотели, в то время как некоторые неясные формулировки, дающие возможность для иной трактовки, сделаны лишь для того, чтобы спасти лицо российской дипломатии. Однако ни у кого не должно быть никаких иллюзий насчет неясных формулировок и возможностей различных трактовок тех или иных положений данного акта. У нас есть уже богатый опыт общения с НАТО в случае с Боснией, и мы прекрасно знаем, что сильная сторона трактует так, как считает для себя выгодным. В обозримом будущем вряд ли мы сможем заставить страны НАТО толковать двусмысленности в формулировках в интересах России.

Представляет большой интерес вопрос о том, могла ли российская дипломатия добиться лучшего договора или акта с НАТО. На мой взгляд, в сложившихся условиях - вряд ли. Однако это вовсе не означало, что если нельзя добиваться большего, то необходимо подписывать заведомо невыгодное соглашение или акт. Ведь не под дулами оружия приходится подписывать. Я уверен в том, что если бы у российского руководства выдержали нервы и мы отказались бы подписать акт с НАТО сегодня на предложенных условиях, то мы могли бы подписать некое более обязывающее соглашение или акт на более выгодных условиях в будущем или же вовсе не подписывать никакого соглашения.

Я неоднократно наблюдал, как мои предложения не подписывать те или иные невыгодные для России соглашения вызывали ужас у ряда наших ведущих аналитиков и политиков-международников, которые начинали ругать меня, себя и наши власти, что, следуя этим рекомендациям, Россия может обречь себя на изоляцию. Так было в марте 1994 г., когда на страницах "Независимой газеты" я призвал не подписывать с НАТО программу "Партнерство ради мира", прекрасно понимая, что, подписав этот договор, мы откроем дорогу к расширению НАТО. В то время мои оппоненты говорили: "Подпишем партнерство - предотвратим расширение".

Сегодня российское руководство надеется, что, подписав акт, предотвратит включение бывших республик Союза в НАТО. В случае присоединения бывших республик к альянсу российское руководство грозится отозвать свою подпись под актом. Я считаю, что заключение акта открывает дорогу республикам Союза в НАТО. Именно поэтому было бы лучше сегодня вовсе не подписать данный акт, чем в будущем разорвать отношения с альянсом, чреватые еще более серьезными негативными последствиями для России в случае вхождения в НАТО бывших союзных республик. Что касается возможной изоляции или самоизоляции России, то меня не перестают удивлять мои коллеги - специалисты по международным отношениям, которые, с одной стороны, говорят, что мир становится многополярным, отмечают, что среди новых "актеров" в этом мире все больший вес обретают Китай, Индия, Иран, Япония, Индонезия, Бразилия, Мексика и т.д., а с другой - утверждают, что неподписание договора с НАТО может изолировать Россию, будто свет клином сошелся на НАТО. Вообще, мне представляется, что в случае с НАТО не только в общественном сознании, но и у специалистов в ходе переговоров доминировала ложная дилемма: или изоляция России в случае неподписания договора с НАТО, или конфронтация с НАТО с необходимостью принятия ответных адекватных шагов.

Как было отмечено выше, России не грозит изоляция в многополярном мире. Одновременно даже при расширении НАТО и отсутствии договора с альянсом нет никакой необходимости немедленных действий по нейтрализации последствий этого шага альянса, так как все аналитики как на Западе, так и в России согласны с тем, что НАТО не собирается напасть на Россию. Однако неподписание невыгодного для России акта оставило бы руки России развязанными как по отношению к НАТО, так и к странам Восточной Европы и бывшим республикам Советского Союза. Одновременно это заставило бы страны НАТО и тех, кто хочет присоединиться к блоку, самим принимать решения и самим же нести полную ответственность за них в условиях, когда Россия недвусмысленно дала бы понять, что она рассматривает эти действия как недружественные по отношению к ней и оставляет за собой право ответить на них тогда, с теми и в той форме, когда, с кем и как она сочтет это нужным.

Подводя итоги анализа сложившейся ситуации в связи с подписанием акта Россия-НАТО, можно сказать, что, увы, наша дипломатия, начиная с Шеварднадзе, не научилась добиваться своих целей, еще ни разу не смогла сказать решительное "нет" западным партнерам, если соглашения с ними явным образом противоречили ее интересам (вспомним хотя бы недавнее сокрушительное поражение российской дипломатии на Балканах), она по-прежнему действует по навязанным ей правилам и никак не может превратиться из объекта международных отношений на западном направлении своей внешней политики в дееспособный субъект.

Хавьер Солана

За

CОЗДАНИЕ демократической, мирной и стабильной Европы, очевидно, представляет собой долгосрочную задачу, но иногда в нашем продвижении вперед происходят качественные скачки. Одним из таких скачков является Основополагающий акт НАТО-Россия.

Документ, который сегодня будет подписан в Париже, окончательно закрепляет постоянное и тесное рабочее партнерство между нами. Он кладет конец представлению, что НАТО и Россия навсегда застыли в позиции противников. Более того, Основополагающий акт представляет собой стратегическое достижение для всего Европейского континента. Он дает НАТО и России возможность совместно вносить существенный вклад в обеспечение безопасности.

Безусловно, новое партнерство между Североатлантическим альянсом и Москвой начинается не с нуля. На протяжении почти трех лет между НАТО и Россией проходили так называемые встречи по формуле "16+1" с целью обсуждения вопросов, имеющих отношение к безопасности. В Боснии наши силы реально взаимодействуют для создания условий успешного восстановления нормальной жизни в этом истерзанном войной регионе.

Тем не менее на переговоры по выработке Основополагающего акта потребовались время - около четырех месяцев - и определенная настойчивость. В ходе этой работы я получал поддержку благодаря активным консультациям и координации между странами - членами НАТО, которые незамедлительно и творчески реагировали на развитие событий в переговорном процессе. Успех переговоров определило то, что в конце концов русские осознали те реальные и новые возможности, которые открывают взаимоотношения с НАТО. Россия уже является членом ОБСЕ и Совета Европы и поддерживает тесные связи с Европейским союзом и "Большой семеркой". Отчуждение от НАТО противоречило бы логике развития новой демократической России, полностью интегрированной в новую Европу. У меня была уверенность в том, что Россия осознает, что ее интересам служит тесное сотрудничество с европейскими и атлантическими структурами.

Подписание акта не означает, конечно, что проблемы и разногласия в отношениях между НАТО и Россией улетучились. Многие россияне все еще с трудом понимают природу новой НАТО и характер произошедших в ней изменений. Но одной из существенных черт акта является то, что он содержит в себе механизм для рассмотрения и преодоления разногласий. Документ идет дальше, чем формальные декларации о намерениях, и создает новую основу для консультаций, сотрудничества и координации действий.

Механизмы взаимоотношений действительно новаторские. Например, создан новый орган - постоянный совместный совет НАТО-Россия, который будет проводить свои заседания ежемесячно или по взаимной договоренности.

Консультации будут охватывать широкий круг политических вопросов и проблем безопасности. На основе таких консультаций совет будет разрабатывать совместные инициативы для параллельных выступлений или действий НАТО и России. При достижении консенсуса совет будет принимать совместные решения в тех случаях, когда это целесообразно, и предпринимать совместные действия на индивидуальной основе. Такие совместные действия могут включать в себя операции по поддержанию мира по мандату Совета Безопасности ООН или ОБСЕ. Когда консенсуса достигнуть невозможно, обе стороны, конечно, сохранят свободу принимать решения самостоятельно и предпринимать действия по своему усмотрению.

В Основополагающем акте также подробно изложены вопросы, по которым НАТО и Россия могут консультироваться и, возможно, сотрудничать. В их число входят предотвращение и урегулирование конфликтов, операции по поддержанию мира, предотвращение распространения оружия массового уничтожения и обмен информацией по политике в области безопасности и обороны и соответствующим силам и средствам. В число других перечисленных в документе вопросов входят конверсия оборонных отраслей промышленности, имеющие отношение к обороне вопросы окружающей среды и готовность к действиям в условиях чрезвычайных ситуаций в гражданской сфере.

В акте вновь подчеркивается, что НАТО не представляет угрозы России, как не будет представлять такой угрозы и расширенный альянс. Страны - члены НАТО со всей очевидностью дали понять, что у них нет никаких намерений, планов или причин для размещения ядерного оружия на территории новых членов или какой-либо необходимости для изменения любого аспекта ядерных сил и средств или ядерной политики альянса и они не предвидят какой-либо необходимости для таких изменений в будущем.

НАТО также подтверждает свою позицию, состоящую в том, что в нынешних и прогнозируемых условиях в области безопасности альянс планирует осуществлять свою коллективную оборону и выполнять другие задачи путем обеспечения необходимой оперативной совместимости и интеграции, а также путей расширения возможностей для развертывания подкреплений, а не за счет дополнительного размещения на постоянной основе значительных контингентов боевых сил. В соответствии с этим для развертывания подкреплений альянсу придется опираться на минимальную инфраструктуру.

Стороны также принимают на себя взаимное обязательство по адаптации Договора об обычных вооруженных силах в Европе таким образом, чтобы он соответствовал изменяющимся условиям европейской безопасности. Независимо друг от друга НАТО и Россия представили на переговорах в Вене подробные предложения по адаптации ДОВСЕ. Суть нашего подхода состоит в дальнейшем сокращении основных вооружений и боевой техники, уровни которых устанавливаются ДОВСЕ.

В переговорах о контроле над обычными вооруженными силами в Европе принимают участие 30 государств, так что НАТО и России предстоит убедить остальных в целесообразности их подхода к данным вопросам. При благоприятном развитии событий одним из первых результатов сотрудничества между Североатлантическим альянсом и Россией станет дальнейшее снижение уровней обычных вооружений, разрешенных в Европе. Это станет реальным доказательством значимости наших соглашений для всей Европы.

Актом предусматривается ряд других мер, предназначенных для закрепления тесных рабочих взаимоотношений, включая постоянное дипломатическое и военное представительство России в НАТО. В соответствующие компоненты военной структуры НАТО будут направлены высокопоставленные российские офицеры связи, а в России аналогичным образом будут работать офицеры связи НАТО.

Надеюсь и рассчитываю на то, что Россия будет представлена в НАТО на постоянной основе для того, чтобы излагать свою позицию и воочию видеть, что собой представляет НАТО. Реальный потенциал сотрудничества будет реализован тогда, когда представители России и НАТО начнут тесное сотрудничество и взаимодействие. В таких условиях не должно быть места сохранению старых заблуждений. Наше сотрудничество в Боснии представляет собой хороший опыт и основу для дальнейшего развития отношений.

Существует ли опасность того, что, как утверждают некоторые деятели, НАТО потеряет способность действовать самостоятельно? Безусловно, нет. НАТО и Россия согласились, что ни одно из положений данного документа не ограничивает возможностей каждой из сторон принимать самостоятельные решения и не является препятствием на пути к принятию таких решений. Документ не дает НАТО или России право вето в отношении действий другой стороны. Положения Основополагающего акта НАТО-Россия также не могут использоваться в ущерб интересам других государств.

Основополагающий акт НАТО-Россия не ставит НАТО в подчинение какой-либо организации и ни в коей мере не умаляет политической или военной эффективности Североатлантического союза, включая его способность выполнять свои обязательства в отношении нынешних и будущих членов в области безопасности. НАТО и Россия будут совместно работать над решением широкого круга задач в рамках постоянного совместного совета, который, однако, будет четко отделен от Североатлантического совета, представляющего собой руководящий орган самой НАТО.

Основополагающий акт не представляет собой средство "компенсации" России за расширение НАТО; он также не снизит эффективность союза. Документ не окажет влияния ни на рассматриваемый НАТО график приема новых членов, ни на статус будущих новых членов в том, что касается их безопасности.

Основополагающий акт НАТО-Россия должен рассматриваться с точки зрения его собственных положений как крупнейшее достижение двух главных действующих лиц в области европейской безопасности. Тот факт, что встречи представителей НАТО и России будут проходить на регулярной основе, обеспечивает максимально широкие возможности для сотрудничества в случае кризиса и снижает до минимума вероятность новой конфронтации. Создавая механизмы и порядок консультаций и сотрудничества, документ может устранить в самом зародыше многие потенциальные причины подозрительности и непонимания между нами.

@@@
Ошибка или нет? Сегодня в Париже Борис Ельцин подпишет договор Россия - НАТО
Последнее слово о российском транзите скажет Литва
Президент интересуется страсбургскими проигрышами России
Путин в прямом эфире (он-лайн трансляция)
Пьер Московичи: Стоит ожидать кризиса
Российская орбитальная группировка под угрозой
Россия и НАТО: переговоры продолжаются

Суд для Косово

@@

Как эффективнее использовать инструментарий международного права

2008-04-07 / Бахтияр Тузмухамедов - профессор Дипломатической академии.



Когда одни государства шли напролом к самопровозглашению независимости Косово, Россия строила свою позицию с опорой на международное право. Это продуманный и дальновидный подход. Во-первых, международное право – сильный инструмент в руках ослабленного государства, который окажется тем более убедительным, чем крепче будет становиться Россия. Во-вторых, наши партнеры-оппоненты – это государства, чья внутренняя жизнь насквозь пронизана правовыми нормами, и, что бы ни говорили их представители об отживающем свое международном праве эпохи паритета и баланса сил, веский юридический аргумент не может не произвести на них впечатление.

Кстати, не случайно Американское общество международного права – влиятельнейшая профессиональная организация, на собраниях которого не считают зазорным выступить высшие государственные чиновники и ученые с мировым именем, – на следующей неделе спешно созывает специальное заседание по Косово с участием главного юриста Государственного департамента и руководителей международных миссий в Приштине. Видимо, с правовым обеспечением процесса далеко не все ясно и гладко.

Независимость нежизнеспособного новообразования на европейском континенте провозглашена. Можно, конечно, тешить себя надеждами на то, что все еще можно изменить. В конце концов провозгласила же себя государством отколовшаяся от Нигерии провинция Биафра, а еще ранее подняла флаг самостоятельности Республика Малуку Селатан, когда независимая Индонезия только-только вставала на ноги, но обеих огнем и мечом приструнили центральные правительства. Вряд ли у Сербии есть возможность и должная мотивация поступать подобным образом.

Что делать дальше: продолжать эмоционально спорить о противоправности содеянного или подобрать правовые средства для того, чтобы, с одной стороны, не был создан нежелательный прецедент, а с другой – чтобы выработать устойчивое и применимое в современных условиях понимание ключевых принципов международного права?

Думаю, что все действия, будь то в ООН и ее органах или вне всемирной организации, непременно должны основываться на строгом соблюдении резолюции Совета Безопасности 1244 от 10 июня 1999 года, которая основана на признании «существенной автономии и реального самоуправления для Косово», но никак не независимости. Если СБ внятно заявит, что резолюция утратила силу, это создаст новую правовую ситуацию.

Не следует забывать о том, что СБ ООН охарактеризовал отдельные действия Освободительной армии Косово (УЧК) как «террористические акты» (резолюция 1160 от 31 марта 1998 года), а также неоднократно напоминал, в том числе и в резолюции 1244, о юрисдикции и мандате Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ). В нашем экспертном сообществе да и в официальных кругах отношение к этому судебному органу колеблется от резко критичного до брезгливого. Однако он уполномочен СБ ООН рассматривать все случаи нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей СФРЮ физическими лицами – от рядового исполнителя до высшего руководителя. В приштинское руководство перекочевали многие лидеры УЧК, сменив камуфляж на дорогие костюмы. МТБЮ предстоит работать как минимум до 2010 года, так что время еще есть.

Можно подумать и о том, как использовать возможности Генеральной Ассамблеи ООН – самого представительного официального форума. Скажем, стоит ли наиболее заинтересованному государству – Сербии – при поддержке влиятельных союзников в качестве важного и срочного вынести вопрос о Косово на 63-ю сессию? Или же не стоит ждать начала очередной сессии в сентябре этого года (а к тому времени Косово может заполучить не один десяток формальных деклараций о признании) и попробовать запустить механизм созыва чрезвычайной специальной сессии? Это крайне непросто, такие сессии – вынужденная замена СБ, когда тот парализован, и требуют поддержки большинства членов ООН.

@@@
Суд для Косово
Уступить ради близкого финиша
Чеченская дилемма
Ширпотреб в обмен на ядерные технологии