"Большая восьмерка" не должна подменять ООН

@@

Но участие в работе G-8 существенно расширяет возможности для действий России на мировой арене

2003-05-22 / Алексей Юрьевич Мешков - заместитель министра иностранных дел РФ.



Во французском городе Эвиане 1-3 июня состоится очередная встреча лидеров восьми ведущих государств мира. По традиции ей предшествует встреча глав дипломатии стран - членов G-8, которая начинается сегодня в Париже.

Формирование "большой восьмерки" с участием России можно уверенно отнести к самым ярким символам преодоления политико-идеологического раскола мира времен холодной войны. Оно убедительно подтверждает кардинальные изменения на международной арене, качественно новый характер наших отношений со странами-партнерами, а также масштабность и прочность демократических преобразований и экономических реформ в России. Данный факт наглядно отражает принятое на саммите 2002 года в Кананаскисе специальное заявление лидеров о роли нашей страны в "восьмерке", в котором зафиксировано этапное решение о председательстве России в данном форуме в 2006 году.

@@@
"Большая восьмерка" не должна подменять ООН
"Вашингтон не способен управлять миром в одиночку"
"Глобалисты", "гегемонисты" и "просвещенные националисты"
"Дело Гусинского" против "Дела Путина"
"Консультации с США ни к чему не приведут"
"Мир" сгорел и утонул
"С советским прошлым еще далеко не покончено"

"Штопор" на орбите

@@

Участники проекта создания орбитальной станции "Альфа" теряют интерес к собственному детищу

2002-04-10 / Юрий Юрьевич Караш - доктор наук (Ph.D.) США по специальности "Космическая политика и международные отношения", член-корреспондент Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского.



Похоже, что нелегкая судьба Международной космической станции (МКС) была предопределена ей с самого рождения в 1984 г. Тогда ее звали "Фридом" (по-английски "Свобода") с намеком на то, что в сооружении комплекса будут участвовать только "свободные" страны.

Затратив порядка 10 млрд. долл., NASA (американское аэрокосмическое агентство) в начале 1990-х гг. вместо станции предъявило своим конгрессменам лишь десятки килограммов проектно-конструкторской документации. Увидев, что программа идет "в никуда", обитатели Капитолийского холма вознамерились закрыть ее.

Чтобы спасти комплекс от смерти, NASA предложило в 1993 г. привлечь Россию к участию в проекте станции (после окончания холодной войны название "Фридом" перестало быть актуальным и было заменено на нейтральное МКС). Подобный ход значительно подогрел интерес американских политиков к идее околоземного "дома".

Что касается России с обескровленным космическим бюджетом, то сотрудничество с Америкой стало для нее единственным способом сохранить свою пилотируемую программу. После завершения эксплуатации "Мира" в 2001 г. у российских космонавтов не осталось иного "пункта назначения" на орбите, кроме нового международного комплекса.

Начиная примерно с середины 1990-х гг. Россия из-за нехватки средств стала систематически срывать график поставки своих "ключевых" элементов для комплекса. Без них 468-тонная станция (по массе превышающая "Мир" почти в четыре раза) просто не могла быть построена. Реализация планов остальных 15 участников проекта МКС оказалась напрямую зависима от нашей страны. Наиболее решительные американские конгрессмены потребовали от NASA либо вывести Россию из проекта станции, либо как минимум лишить ее статуса полноправного партнера, переведя в категорию подрядчиков.

Так МКС оказалась в своем втором серьезном кризисе, который разрешился лишь на рубеже третьего тысячелетия, когда с Байконура отправились в космос первые два элемента станции, включая "ключевой" - "служебный модуль". В ноябре 2000 г. на МКС прибыл первый постоянный российско-американский экипаж, попросивший дать станции имя собственное - "Альфа".

Однако в 2001 г. ход сооружения станции был омрачен сразу тремя явлениями. Первое - перерасход средств. Оказалось, что в ближайшие пять лет NASA потребуется затратить почти на 5 млрд. долл. больше, чтобы закончить строительство "Альфы". Для ежегодного бюджета агентства, колеблющегося в диапазоне от 14 до 15 млрд. долл., это огромные деньги.

Чтобы как-то смягчить финансовое положение станции, NASA заморозило работы по трем ключевым элементам американского сегмента: обитаемому модулю, двигательному модулю и кораблю многоразового использования Х-38. Последний является рассчитанной на 6-7 человек "спасательной шлюпкой" для экипажа комплекса. Всего же расходы на "Альфу" сократились в бюджете агентства на 2003 г. на 230 млн. долл.

Опециалисты Службы исследований при конгрессе США пришли к следующему выводу: бюджет NASA на 2003 г. не предусматривает выделения достаточного количества средств даже на завершение строительства станции в ее базовой, рассчитанной на трех членов экипажа конфигурации.

Второе явление тесно связано с первым. Ведь, пока комплекс не сможет принять на свой борт больше трех человек постоянного экипажа, европейским астронавтам суждено появляться на комплексе лишь на короткие сроки в качестве гостей на бортах "шаттлов" или "Союзов". Раздосадованная Европа сообщила в ноябре 2001 г. о намерении сократить на 60% объем финансирования своего участия в проекте до тех пор, пока Америка не определится с собственными модулями.

Однако в декабре 2001 г. Консультативный совет NASA одобрил идею ограничить численность обитателей МКС тремя членами экипажа, подчеркнув, что огромный перерасход средств на строительство станции "не может быть ни оправдан, ни проигнорирован".

Это значительно ослабит потенциал "Альфы" как научной лаборатории. Согласно подсчетам данного совета, общее время экипажа, запланированное на научные исследования, сократится на 96% и в итоге составит 5 часов в неделю на экипаж из 3 человек, вместо 130 часов в неделю на 7 членов экипажа.

В свою очередь, Россия напомнила США, что она не обязана предоставлять свои корабли и пространство внутри своего сегмента для иностранных членов экипажей "Альфы" после истечения 50-месячного срока с момента заселения станции первым постоянным экипажем. Это означает, что, если к началу 2005 г. США не запустят в эксплуатацию Х-38 и не выведут на орбиту свой обитаемый модуль, им придется покупать "Союзы" и российское пространство внутри комплекса, чтобы обеспечить постоянное присутствие на станции американских астронавтов.

Это не такие плохие новости для России, космический бюджет которой в настоящее время не позволяет ей достроить свой сегмент. Напомним, что по первоначальным планам он должен был насчитывать 9 модулей, из которых на орбиту вышли только три.

Третье явление, которое хоть и мимолетно, но омрачило перспективы станции - "космический турист". Его полет вызвал очень негативную реакцию американского правительства. Ее причина крылась в том, что Россия и США имеют равные права лишь на свои соответствующие сегменты, но отнюдь не на станцию в целом. Что касается последнего, то тут приоритет Соединенных Штатов бесспорен. Раздражение NASA решением "Росавиакосмоса" "свозить" на комплекс Денниса Тито без предварительного одобрения этого шага американской стороной - во многом обоснованная реакция начальника на несанкционированную самостоятельность подчиненного.

Но сокращение сегментов "Альфы" и даже "космический туризм" - не причины, а всего лишь следствие того, что общественность и политические круги стран - участников проекта потеряли интерес к станции и не хотят давать денег на ее полномасштабное завершение.

Растущее равнодушие к "Альфе" отражает системный кризис околоземной пилотируемой космонавтики как средства освоения космического пространства и инструмента международной политики. В самом деле, какие принципиально новые горизонты откроет перед человечеством новая станция после 15-летнего полета "Мира"? Кстати, ее планируемая продолжительность жизни такая же, как и российского комплекса, - 15 лет.

Что же касается политики, то к кому теперь посредством "Альфы", общая стоимость строительства и эксплуатации которой оценивается в 100 млрд. долл., "перекидывать мост"? События 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и их последствия сблизили Россию и США лучше любого "рукопожатия на орбите".

@@@
"Штопор" на орбите
"Ядерные технологии - надежда России"
10 лет без Варшавского договора
16 марта
F-16 могут из Италии залететь в Польшу
«Аль-Каида» и русские миллиарды
«Медведи» прилетели неожиданно

«Славянские нации – молодые и здоровые»

@@

На пороге холодной войны Сталин решил начать новую геополитическую игру, опираясь на идею этнической солидарности

2006-01-31 / Леонид Валентинович Максименков - независимый историк.







Великий Сталин – светоч коммунизма!

Плакат В.Иванова. 1949.

Шестьдесят лет назад в «Правде» на первой полосе было опубликовало краткое сообщение: «3 января [1946 г.] Председатель Совета Народных Комиссаров СССР И.В. Сталин принял президента Всеславянского конгресса США и вице-председателя профсоюза мужских портных, входящего в Конгресс Производственных Профсоюзов г-на Лео Кржицкого. На приеме присутствовал Народный Комиссар Иностранных Дел СССР В.М. Молотов».

В личном архиве Сталина, который хранится в РГАСПИ, сохранился текст беседы Сталина с американо-польским деятелем. Заверенная переводчиком Сталина В.Н. Павловым машинопись и предлагается сегодня читателям «НГ».

В канун холодной войны (она официально начнется в марте, с выступления бывшего премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля в Фултоне), в условиях американского военного превосходства Сталин лихорадочно искал геополитический противовес атомному шантажу. В поисках союзников Кремль сделал выбор в пользу Восточной Европы как главной базы и одновременно плацдарма. В качестве пятой колонны внутри США Сталин присматривался к 15 миллионам американцев славянского происхождения. В этом контексте он и встречается в Кремле с Лео Кржицким.

Уже во время Великой Отечественной войны Сталин подспудно и для личного пользования выдвигает теорию о социализме как об общеславянском феномене. Славянский социализм на почве этнической солидарности должен был противостоять англо-американскому или англосаксонскому империализму.

@@@
«Славянские нации – молодые и здоровые»
АСЕАН планирует интеграцию более глубокую, чем в Европе
Авторитаризм первого и второго сорта
Айварс Лембергс: Надо вместе решить накопившиеся проблемы
Альтернативы применению силы нет
Америка покажет миру, на что она способна
Америка страдает от презумпции виновности

Американская нация как народ божий

@@

Новое понимание американской мечты в ходе предвыборной гонки

2000-11-05 / Надя Кеворкова Предстоящие президентские выборы в Соединенных Штатах Америки вызывают у мировой общественности огромный интерес. Ни для кого не секрет, что население США придает огромное значение не только политической позиции кандидатов в президенты, но и их религиозным убеждениям. Поскольку в США отсутствует какая-либо доминирующая конфессия, симпатии или антипатии избирателей в этом отношении могут распределиться самым неожиданным образом. Особую интригу в нынешнюю избирательную кампанию добавило участие в ней ортодоксального иудея Джозефа Либермана, который баллотируется на пост вице-президента США в паре с кандидатом в президенты Альбертом Гором. Исходя из этого мы хотим предложить вниманию читателей материал, посвященный религиозному аспекту президентских выборов в США. Более подробно эта тема рассматривается в "НГ-религии" 25.10.2000.



Набор тем, которые призваны озвучивать кандидаты на высшие властные посты США в ходе предвыборной кампании, привычен американскому истеблишменту, ясен избирателям, соответствует идеальным ожидаемым чаяниям нации и цивилизационно чужд российскому менталитету и приоритетам. Нынешний набор фигур и мнений был бы предельно малоинтересен для неамериканцев вообще, если бы в четверке финишной гонки не появилась достаточно яркая и отчасти парадоксальная фигура Джозефа Либермана.

УДАЧНЫЙ ПИАР ИЛИ ПРОДУМАННАЯ КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА?

Приглашение сенатора от Коннектикута, по мнению аналитиков, усилило позиции демократов, а его реплики и высказывания привнесли живость в довольно заунывную кампанию. Согласно ряду комментаторов-скептиков, на сей раз претенденты на вице-президентство выглядят гораздо более выигрышно, нежели кандидаты на президентский пост.

Либерман перевернул не только привычное представление о ценностях, озвучиваемых в ходе предвыборной поры демократами, не только осмысленно артикулировал религиозные и моральные приоритеты, но сделал эти, по сути, декоративные в условиях триумфа постмодернизма рассуждения актуальными аргументами в предвыборном ажиотаже. Он ловко стряхнул пыль и паутину с хлама в чужом чулане и оказалось, что эти механизмы работают! По крайней мере высказывания Либермана у публики застревают в мозгах, в то время как вялые фигуры речи Буша и Чейни тонут в общем потоке.

БОГ КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ГЛОБАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ

Религиозная риторика традиционно относилась к прерогативе консерваторов. В свое время ею не пренебрегал Рейган, оформивший наступление на коммунизм в апокалиптических тонах, обозначив миссию США как высокое и благословенное призвание противостоять "империи зла". Но все же библейские метафоры оставались виньетками, декорировавшими харизматический облик бывшего актера, использовавшего свою интуицию чаще, нежели доводы логики и разума.

Публичная религиозность оставалась новинкой, экстравагантностью и обыкновенным лицемерием сытых до недавнего времени. Черные лидеры не в счет, поскольку это совершенно иная социальная ниша по сию пору.

Религиозные деятели становились заметны и могли быть ангажированы лишь в том случае, если их инициативы вписывались в общелиберальную борьбу за мир или экологию. Так, в 80-х годах либералы незамедлительно присоединили к своей антирейгановской программе письмо католических епископов Америки, призывавшее к запрещению ядерного оружия, хотя его тональность превосходила допустимые рамки светского "мироборчества".

Слова известного политика "Бог со мной еще не разобрался", в 1984 г. брошенные публике, вызвали сперва паузу, затем слезы и бурю аплодисментов. Бог, присутствуя на американских деньгах уже три десятка лет, явно отсутствовал в формате большой политической игры.

К слову сказать, символ американского могущества несет в себе знаковое отступление от демократических установок на безоговорочное вытеснение свободы совести в область частного. С ведома и стараниями консервативного большинства на зеленых деньгах в 60-х годах появилась надпись "In God we trust", которая прямым образом входила в конфликт с конституционным правом американцев верить или не верить. До массового распространения кредитных карт агностики и атеисты, чьи права гарантированы законом, неизбежно расплачивались бумажками, которые в отличие от их владельцев имели иные отношения с небом. Веришь или не веришь, но покупаешь, следовательно, вынужден соглашаться с инвективой.

Забавно, как сложно многозначна метафора победы золотого тельца в данном случае: не только объективная победа валютной системы, не только неоспоримое доказательство тщеты идей перед лицом металла, но декларативное, аффектационное и пародийное послушание Богу!

Во времена, когда самоценность американского могущества самими американцами воспринималась не до конца отчетливо, когда молодежь активно протестовала против существующего порядка вещей, в ход шли действия, которые теперь были бы сочтены безрассудством: на пике антивоенного бунта молодые американцы жгли денежные знаки, верящие в Бога.

С тех самых пор неуклонно религиозная фразеология в предвыборных речах воспринималась левыми как предельно циничное лицемерие, символ агрессивного мракобесия, заигрывания с моральным большинством. Так она воспринимается и поныне, другое дело, что скептики гораздо хуже слышны, разобщены и не имеют целостной программы действий.

Джон Кеннеди, непререкаемый титульный авторитет для нынешних демократов, счел необходимым подчеркнуть на пороге своего президентства, что принадлежность его семьи к католицизму ни в какой мере не нарушает принцип отцов-основателей об отделенности религии от политики, является частным делом его совести. Кеннеди никогда не афишировал свои взаимоотношения с Богом, не апеллировал к душам посредством религиозной фразеологии, не прибегал к попыткам утверждения и подкрепления своей популярности с помощью тяжелой артиллерии религиозной морали. Другие времена - другие приоритеты.

ПУБЛИЧНАЯ РЕЛИГИОЗНОСТЬ

Многообразие церквей и сект в Америке объективно препятствовало узурпации права говорить от имени Бога. Принадлежность к той или иной конфессии - не более чем пункт биографии общественного деятеля. Поэтому, безусловно, ответ Джорджа Буша на вопрос Лари Кинга о любимом философе, что таковым для техасца является Иисус Христос, свидетельствует в лучшем случае о том, что Буш, член методистской церкви, старомодно экстравагантен и не имеет кругозора в классической философии. В отличие от парадоксалиста Либермана, извлекающего из своего иудаизма максимум пользы для победы демократов.

Вслед за Кеннеди он формулирует "политику новых рубежей", но уже в условиях "такого уровня благополучия у себя дома и такой степени свободы во всем мире, о которых Джон Кеннеди мог только мечтать". "Сегодня мне кажется, что новый рубеж не перед нами - он внутри нас. Перейти его - перейти различия между нами, сломать стены, которые все еще остаются, и помочь каждому американцу воспользоваться теми возможностями, которые предлагает ему его Богом данная страна".

Неизмеримо более конкретные слова Гора проясняют иудейское горение коллеги: "Они (республиканцы) - ради могущества. Мы - ради людей". Гор с большой охотой цитирует того же Кеннеди, определяя, что "молодые люди должны сделать новую жизнь нашего мира". Но в отличие от пророка Джозефа Ал Гор с высоты больших денег непринужденно спускается к рабочим людям: "Большой Бизнес, Большой Табак, Большая Фармацевтика… Хочется порой встать и сказать "нет", чтобы семьи жили лучше!"

Либерман - козырь и самая сильная карта демократов. Все, что он говорит, он говорит с молчаливого одобрения Гора. Говорит о тех вещах, которые кандидат в президенты должен обсуждать более осмотрительно. Собственно говоря, республиканец Дик Чейни озвучивает те же позиции, но у бывшего министра обороны, ныне успешного бизнесмена, нет пространства для маневра и нет пророческого темперамента. Его не слышно.

МЕЧИ НА ОРАЛА

Либерман - последовательный глашатай консенсуса, как в межпартийных отношениях, так и в религиозных. Два года назад он, невзирая на почти тридцатилетнее сотрудничество с Клинтоном, назвал его поведение "аморальным" и "постыдным" в связи с сексуальным скандалом. Он голосовал против импичмента, но высказался за осуждение действий президента. Гор, дистанцировавшийся от Клинтона, разделяет точку зрения Либермана, что "президентство еще возможно починить и завершить с честью".

Иначе говоря, нынешние кандидаты от демократов самим ходом событий вынуждены педалировать свою приверженность морали. В этом педалировании они и заняли ловко те позиции, которые прежде эксплуатировали республиканцы.

Либерман, как нехристианин, был, безусловно, находкой демократов: иудей с гораздо большей долей свободы может проповедовать религиозные трюизмы, будучи защищенным стеной политкорректности.

Достаточно показательно, что он многократно поднимал тему религиозного мира, установившегося в Америке, подчеркивая, что его судьба и судьба его семьи, одной из многочисленных еврейских семей - воплощение американской мечты: его бабушка спаслась от нацизма и обрела новую родину, где она, направляясь в синагогу, слышала от христиан пожелания доброй субботы. Идиллическая картина отвечает глубинным чаяниям Либермана. И чаяниям многих! Он подспудно желает вернуться к этическому конфессиональному союзу времен, предшествовавших Американской революции.

В постмодернистском пространстве, расчищенном экуменическими усилиями, волной нью-эйджа, гуманистическими слоганами, иудей готов говорить об "общем Боге", путь к которому и есть "Американский путь".

В выступлении по радио Либерман высказался о том, что "традиция не предполагает вообще никаких запретов в том, что касается браков между евреями и не евреями", что вызвало ропот еврейских организаций, в частности "Агудат Исраэль".

Он похвалил Луиса Фаррахана, лидера негритянской организации "Нация ислама", отчетливого антисемита, за его "усилия в борьбе за права избирателей". Активность Фаррахана привела к негритянским погромам 90-х годов в еврейских районах Бруклина и стрельбе в еврейских районах Лос-Анджелеса. Безнаказанность Фаррахана способствовала созданию около 500 "групп ненависти" и отрядов черной "милиции" на Юге. Либерман "восхищен" Фарраханом и "мечтает о встрече с ним", не замечая антисемитизма и не предавая ему значимости.

Либерман не счел нужным реагировать на поток бранных писем, обрушившихся на демократов и на него самого в связи с приглашением Гора работать в одной связке. Проповедник Пат Робертсон, лидер американских консерваторов, заявил: "Мы - христианская страна, и вам, евреям, не стоит забывать об этом. Президентом Соединенных Штатов может стать лишь христианин, белый христианин, но не еврей, афро-американец или индус. Знайте свое место!"

НОВЫЙ ИЗРАИЛЬ

Во времена холодной войны Рональд Рейган, интуитивный харизматик, звал народ на последнюю битву. Педант и моралист Либерман, призывающий к религиозному самоуглублению и самосовершенствованию, действует в пространстве, где уже нельзя эксплуатировать тему врага, который повержен и которого больше нет.

Либерман объявляет, что "вера есть базовый принцип морали и формообразующий принцип американского общества". "Как народ, мы нуждаемся в воскрешении нашей веры и восстановлении обращенности нашей нации и нас самих к Богу и Божьему произволению". Такое утверждение не только противоречит дарованному американским гражданам праву верить или не верить, но вырисовывает интересную перспективу претензии на трактовку роли американского народа как "народа Божьего".

По сути, Гор говорит о той же глобальной религиозной миссии "Нового Израиля", не используя библейской лексики: "Миссия американских миротворцев - не только прекращение кровопролития, но и создание новой государственности там, где это необходимо".

Либерман под давлением критики левых неоднократно возвращается к расширению понимания законом границ религиозности. Выступая в конце сентября в одной из церквей Детройта, он заметил, что "Конституция гарантирует свободу вероисповедания, а не свободу от вероисповедания", что верно с точностью до наоборот. А также, что Конституция запрещает правительственный фаворитизм в отношении какой-либо религии, но не запрещает поддержку религиозной идеологии в целом, что просто противоречит законам США, запрещающим центральному правительству и правительствам штатов поддерживать какие-либо религиозные учреждения, установления, организации и так далее.

ТЕПЛАЯ ВЕРА ТРАДИЦИИ В МИРЕ НАСИЛИЯ И ЧИСТОГАНА

Либерман нарочито подчеркивает важность преобладания духовного над материальным, осуждает эгоизм потребления. Он подчеркнуто в круге собственной семьи обращается к жене, цитирует мать его женщины - хранительницы традиции, сам он соблюдает субботу и праздники, радушно приглашая своих избирателей вернуться к привычным и непреходящим ценностям. В отличие от Гора, скандально целующегося с собственной женой под безжалостными объективами репортеров, Либерман может на публике посоветоваться с супругой.

В то время как Клинтон получает "Оскара", Либерман по ТВ атакует киноиндустрию: "Голливуд развращает американскую культуру и американских детей. Я люблю хорошие фильмы, музыку. Но в индустрии развлечения много насилия, секса, мало цивилизованности. Родителям, которые стараются воспитать детей, дать им подлинные ценности, привить личную дисциплину, очень трудно бороться с влиянием масс-медиа". Голливуд всегда был мощной колонной поддержки демократов. Более того, по неписаным правилам, демократы пекутся о жестокости, республиканцы - о сексе. Либерман предупреждает, что демократы примут санкции для обуздания распространения "нецивилизованности" и предлагает Федеральной комиссии по СМИ принимать во внимание вредоносность продукции кампании при возобновлении лицензии на радио и ТВ.

Решительная атака на отделение религии от государства ведется Либерманом неотступно и по всем фронтам. Перехватив у республиканцев усилия по разрушению барьеров, препятствующих проникновению религии в образование, Либерман воодушевленно рассуждает о так называемой минуте молчания в школах, где запрещены молитвы. С точки зрения демократов (!), правительство должно участвовать в помощи частным, в том числе религиозным школам. Он возмущен, что студенты государственных школ не в праве вслух молиться перед футбольным матчем!

ГАНГРЕНА ВРЕМЕНИ

Удивительно, что дискуссия вокруг проблемы абортов, а их совершается в США 1,3 млн. в год, выявила единодушие кандидатов. Этот факт огорчил консервативных избирателей и особенно огорчил американских католиков. В данном вопросе солируют республиканцы, и наиболее полная аргументация приведена Бушем. Он отстаивает право не рожденных на то, чтобы они родились. Он ратует за прекращение увеличения числа абортов, проводящихся по вине мужчин, которые поддерживают женщин в прекращении незапланированной беременности. Буш скорее продемонстрировал человеческую солидарность с женщинами, заручившись их поддержкой, нежели строгую религиозную нормативную консервативность, которую от него ожидали.

Вопреки ожиданиям, Либерман проявил в данной тематике скучную сдержанность: "Я всегда полагал, что решение об аборте возникает между женщиной, ее врачом, ее системой ценностей или ее Богом…" Он подчеркнул, что необходимо выявлять жизнеспособность плода, а также уведомлять родителей несовершеннолетних об аборте.

В целом позиция Буша сводится к "pro-life", кроме случаев инцеста, насилия, угрозы жизни матери, и этой позиции сочувствуют 54% избирателей. Позиция Гора выражается в предоставлении женщине права выбора.

По щекотливому вопросу о правах геев слаборешительными опять же остаются республиканцы. Буш дерзнул заметить, что вынужден напомнить публике и заинтересованным лицам, что все же речь должна идти о равных правах, а не об особых. У себя в Техасе кандидат от республиканцев провел в свое время закон, позволяющий властям штата в ряде случаев забирать усыновленных семьями геев и лесбиянок детей и передавать их в нормальные семьи.

@@@
Американская нация как народ божий
Американцы ослабят в Ираке вертикаль власти
Ангольцам надоело воевать
Антисемиты в гостях у Соловьева и Познера
Армагеддон XXI века: предварительные итоги
Армейское двоевластие
Афишная тумба

Баку обвиняет Иран в экспорте "исламской революции"

@@

В стремлении дискредитировать Тегеран Азербайджан готов признать наличие у себя ощутимой угрозы ваххабизма

2001-06-01 / Иван Айвазовский



ОТНОШЕНИЯ между Баку и Тегераном, и без того оставляющие желать много лучшего, в последнее время еще более обострились. Причем обе стороны предъявляют друг к другу достаточно серьезные претензии.

Напомним, что ирано-азербайджанские противоречия возникли едва ли не с первого дня после обретения Азербайджаном независимости в 1991 году. В Тегеране уже тогда с большим беспокойством отмечали стремление бакинского руководства актуализировать проблему так называемых исторических территорий, то есть тех районов Северного Ирана, которые населены в основном тюркским элементом. В Баку этот регион соседней страны принято называть Южным Азербайджаном, что уже само по себе вызывает понятную нервозность иранской стороны. В свою очередь, Азербайджан не скрывает недовольства позицией Ирана по проблеме Нагорного Карабаха. Дело в том, что в отличие, например, от Турции, которая всецело поддерживает "азербайджанских братьев", блокируя границу Армении и выступая с проазербайджанских позиций в международных организациях, Тегеран продолжает поддерживать с Ереваном добрососедские отношения, развивает торгово-экономические и культурные связи. Кстати, именно это обстоятельство во многом помогает Армении минимизировать последствия турецко-азербайджанской блокады, что крайне раздражает Анкару и Баку. Однако ничего удивительного в этом нет: оказывая де-факто поддержку христианскому соседу в его споре с Азербайджаном и Турцией, Иран, разумеется, преследует прежде всего собственные интересы, пытаясь всеми средствами не допустить создания единого "тюркского фронта", возникновение которого было бы чревато очередным витком многовекового исторического персидско-турецкого противостояния и угрозой территориального расчленения Ирана. Кроме того, что немаловажно, между двумя государствами существует проблема разграничения на Каспии, которая также весьма далека от своего разрешения.

Все это и послужило причиной того, что в последнее время ирано-азербайджанские отношения опустились до уровня едва ли не холодной войны. Тяжелые взаимные обвинения следуют одно за другим. Так, на днях замминистра национальной безопасности Азербайджана Тофик Бабаев заявил, что "религиозные круги Ирана и ряда арабских стран, контролируемые разведслужбами этих государств, намерены осуществить в Азербайджане переворот". При этом, как сообщает агентство CNA, один из руководителей азербайджанской спецслужбы полагает, что опасность переворота связана с деятельностью радикальных исламистских группировок, активность которых в последнее время достигла "опасного предела". Господин Бабаев как бы нехотя признал при этом, что еще несколько лет назад "проиранские силы в лице Исламской партии Азербайджана" уже подготавливали в стране "исламскую революцию". Тогда дестабилизировать ситуацию не удалось, но теперь не менее 300 азербайджанских граждан прошли обучение в ваххабитских центрах Дагестана, а в целом число азербайджанских последователей ваххабизма ныне достигает 7000 человек.

Возможно, сегодня проблема разрастания исламского экстремизма действительно представляет определенную опасность для азербайджанских властей. Но симптоматично, что еще недавно она либо замалчивалась, либо подавалась как малосущественная и легкорешаемая. Тем более что в последнем докладе американского госдепа конгрессу о тенденциях развития глобального терроризма Азербайджан упоминается в весьма позитивном контексте - в качестве страны, сотрудничающей с США в сфере борьбы с экстремизмом. Кроме того, Баку, как известно, тесно взаимодействует в этом направлении и с российскими спецслужбами. Во всяком случае, в Москве не выражают недовольства азербайджанской позицией в связи с чеченской проблематикой - подобно тому, как это делается, например, в отношении Грузии. Хотя известно, что чеченские боевики лечатся от полученных ран и отдыхают не только в Грузии, но и в Азербайджане. Однако бакинским властям удается, пользуясь явным стремлением Москвы, возродить двусторонние отношения в полном объеме, избегать гнева Кремля.

Именно поэтому полупаническое признание грозящей ваххабитской опасности выглядит достаточно неожиданно. Но лишь на первый взгляд. Главная цель всей этой кампании - еще более дискредитировать Иран в глазах международного сообщества и, в частности, России, с которой у Тегерана в последнее время начинает складываться определенное взаимопонимание по широкому кругу региональных проблем, включая проблему разграничения на Каспии. Тем самым Баку подготавливает почву для очередного тура территориальных претензий к Ирану. Так, стало известно, что азербайджанский парламент рассматривает возможность включить в повестку дня вопрос о "признании исторических азербайджанских земель". Этот проект уже обсуждался на совместном заседании парламентских комиссий по правам человека, международным делам и межпарламентским связям. При этом в качестве "исторических азербайджанских земель" назывались не только северные области Ирана, но и восточная часть Грузии, отдельные южные регионы России и вся Армения.

Естественно, реакция иранской стороны была крайне негативной. В Тегеране в этой связи отметили, что Азербайджан, который утверждает, что он является жертвой агрессии со стороны Армении, сам склонен выдвигать вполне агрессивные притязания. Подобные претензии, пусть даже и не оформленные пока официально, никак не способствуют разрешению региональных кризисов, напротив, ведут к еще большей дестабилизации обстановки.

@@@
Баку обвиняет Иран в экспорте "исламской революции"
Баланс в динамике
Белые медведи холодной войны
Берлускони подтвердил правоту Москвы
Беспощадная правда о беспощадной войне
Бжезинский об иллюзиях Москвы
Билл Клинтон против Иммануила Канта

Блэр предложит Путину монополярный мир

@@

Визит британского премьера в Москву нацелен на разрушение европейской "фронды"

2003-04-29 / Евгений Верлин







Тони Блэр хотел бы видеть во Владимире Путине евроамериканца.

Фото Reuters

Сегодняшний рабочий визит британского премьера Тони Блэра в Москву может оказаться крайне важным для Владимира Путина. Нашему президенту предлагают кончательно "самоопределиться" в глобальной системе координат.

Главный вопрос на российско-британских переговорах - это не столько постконфликтная ситуация в Ираке, сколько новое мироустройство. В преддверии визита в МИД РФ отмечали, что определенный оптимизм - в плане возможного сближения позиций - внушали недавние слова Тони Блэра о необходимости предоставления ООН активной роли в Ираке. Какова, однако, дистанция между "активной" и "центральной" ролью (которую хотела бы отвести для ООН Россия) - вот в чем вопрос. Судя по позиции Лондона и Вашингтона, "активная" роль ООН не означает, например, возвращения в Ирак международных инспекторов. Их функции по закрытию иракского разоруженческого досье вопреки резолюциям СБ ООН взяли на себя американцы. Так что здесь позиции Москвы и Лондона совместить крайне сложно.

Блэр это понимает, а поэтому едет в Москву с новым глобальным "концептом". В опубликованном вчера в "Файнэншл таймс" пространном интервью он призвал превратить Европу и США в "однополярную державу", которая взяла бы на себя ответственность за решение глобальных проблем. Понятно, что Вашингтон уговаривать не надо: тот давно делает все возможное, чтобы побыстрее построить однополярный мир под эгидой США.

Россия при заключении этого "неравного брака" может сыграть ключевую роль. Вопрос только - какую. В период иракского кризиса аналитики рассуждали так: России вовсе не выгоден раскол между Европой и Америкой и что Москве следовало бы даже выступить посредником в примирении европейских "диссидентов" в лице Франции и Германии с США. Теперь эту роль явно берет на себя Великобритания. Лондон не разделяет настрой ряда людей в Вашингтоне на то, что США должны "наказать Францию, игнорировать Германию и простить Россию". По мнению Блэра, есть возможность гармонизировать интересы Европы и Америки, но прежде надо добиться, чтобы Европа сама стала единой - и, конечно, единой не на антиамериканской платформе.

Россию в данном сюжете явно приглашают выступить в роли "ассистента" англо-американского дуэта в процессе строительства нового мира. Ассистента весьма важного. Если Россия согласится им быть, то европейская "фронда" сразу развалится.

Но дело в том, что призыв Блэра к Европе "построиться" под американскими знаменами реально ведет к маргинализации ООН, которая при данном раскладе становится "подчиненной силой", обслуживающей имперскую волю сильнейшего. А это, как считают в российском МИДе, не может быть "проглочено" Москвой.

Скорее всего к визиту Блэра в Москву приурочена и воскресная редакционная статья в "Нью-Йорк таймс". В ней Бушу советуют протянуть Путину "руку помощи", несмотря на позицию Кремля в вопросе об Ираке. Если Вашингтон сделает это, то, считает американская газета, "это послужит для его (Путина. - "НГ") избирателей убедительным доказательством, что его открытость для Запада не стала унизительным провалом, и поощрит его к тому, чтобы он следовал этим курсом и в течение второго президентского срока".

В Лондоне и в Вашингтоне явно понимают, что место в той "тройке" антииракской коалиции, которое в силу обстоятельств заняла на Азорах Испания, должно принадлежать более мощному игроку. "Нью-Йорк таймс" подчеркивает: "Мало найдется стран, которые имеют столько необходимого для войны с терроризмом, сколько Россия, чьи бесконечные границы проходят через некоторые из наиболее взрывоопасных регионов на двух континентах. Ни у какой другой страны нет столько оружия, технологий или опыта, который можно распространять". И тут же напоминает, что за свою поддержку Вашингтона после 11 сентября Путин мало что получил, а поэтому его позиции внутри страны оказались в преддверии выборов уязвимы перед давлением со стороны российских "ястребов" и державников.

"Некоторые, - замечает Блэр, - хотят так называемого многополярного мира, в котором есть различные центры силы, но я уверен, что это быстро перерастет в соперничающие центры силы. Другие же уверены, и я поддерживаю эту точку зрения, что нам нужен однополярный мир, который включает в себя партнерство между Европой и Америкой, а также другими странами - Россией, Китаем, в рамках которого мы пытаемся обеспечить выработку общей глобальной повестки".

В общем, Лондон считает, что многополярный мир раскачивает международную стабильность, ведет к ремейку холодной войны, выстраиванию разного рода коалиций вокруг соперничающих центров силы.

@@@
Блэр предложит Путину монополярный мир
Бог и дьявол - внутри нас
Брызги шампанского с чужого стола
Будущее НАТО – на Ближнем Востоке
Буш дал дружбе с Москвой десять лет
Буш и Шредер не договорились
Буша чуть не посадили на "Иглу"

В СНГ: Прорыв на молдавском направлении

@@ 2008-06-23 / Светлана Гамова - заведующая отделом политики стран ближнего зарубежья "НГ".



Россия выровняла отношения с Молдавией, которые начиная с 2003 года и по минувший включительно дружественными назвать можно было с большой натяжкой. То, что молдавское направление российской внешней политики вновь становится стратегическим и приоритетным, подтвердила встреча премьер-министра Молдавии Зинаиды Гречаной с Владимиром Путиным, которая состоялась в пятницу. По словам Гречаной, ее визит в Москву можно назвать удачным во всех отношениях. Ей удалось решить вопросы поставки в Россию молдавской продукции, а также договориться с «Газпромом» о газовом транзите. Гарантией того, что надежды молдавского руководства будут оправданны, стали слова Путина, который фактически заявил о снятии негласной экономической блокады.

В марте 2006 года Роспотребнадзор закрыл российский рынок для молдавского алкоголя, мотивируя это наличием в нем вредных примесей. Ранее был введен запрет на ввоз в РФ молдавских фруктов и овощей. На фоне политических разногласий сторон, особенно по поводу путей урегулирования приднестровского конфликта, меры, предпринятые фитосанитарной службой РФ и Роспотребнадзором, выглядели как адекватные. Именно так они и воспринимались – экспертами, политиками и населением. Проблемы начали сниматься, как только на линии Путин (в бытность президентом) – Воронин наметились позитивные сдвиги.

Инициатором возобновления диалога был молдавский лидер Владимир Воронин, позиция которого в свое время поставила на грань холодной войны отношения Москвы и Кишинева. После политического примирения, в основу которого легли компромиссы по тому же приднестровскому вопросу, стали сниматься экономические барьеры. Сначала реабилитировались молдавские фрукты, затем на российский рынок начали возвращаться молдавские вина. Теперь, по заявлению Владимира Путина, стороны обсуждают возможность расширения молдавских поставок в Россию.

В ближайшее время в Молдавию выезжают российские эксперты, которые будут на месте работать над вопросом расширения поставок молдавской винодельческой продукции в Россию. В настоящее время в РФ продукцию поставляют 25 молдавских винзаводов, но этот список может быть продолжен до 50. Хорошая новость для молдавских виноделов, тем более что в нынешнем году в Молдавии ожидается высокий урожай винограда.

@@@
В СНГ: Прорыв на молдавском направлении
В Тбилиси – Ющенко, в Киеве – Фрадков
В какой дозе правды нуждается Россия?
В мире: Маккейн за хорошие отношения с Россией
В мире: коротко
В перспективе – Арктический фронт
В стиле Pax Americana

В утопии все работают

@@

Сегодня отмечает 70-летие знаменитый создатель фильма "Дракула" Фрэнсис Форд Коппола

2009-04-07 / Петр Спивак







Средневековый правитель-вампир с нами навсегда. Ему удалось побороть время.

Кадр из фильма «Дракула»

Зыбка и трудноуловима граница между тем, что было и есть, и тем, что могло, может или, с чьей-то точки зрения, должно быть. Где пропадает однозначная очевидность сегодняшнего мира, там появляется место для предположений и сомнений, для понимания таящихся вокруг нас возможностей.

Но предположения должны на что-то опираться. На архивные источники, например. 7 апреля 1784 года, 225 лет назад, родился один из славного рода Тургеневых – историк Александр Тургенев (ум. 1846). До поры до времени служил в Министерстве юстиции, потом в Министерстве духовных дел и народного просвещения. Но не всякий чиновник дружил с Жуковским, Карамзиным, Вяземским, учился в Германии в Геттингене... Вероятно, приехал в Россию «с душою прямо геттингенской». И когда остался не у дел, то начал ездить за границу в научных целях, делать выписки по российской истории в архивах и библиотеках Англии, Франции, Ватикана. Книги, на горделивой латыни озаглавленные «Historiae Russiae Monumenta ex antiquis exterarum gentium archivis et bibliothecis deprompta ab A.I.Turgenevio», – наше достояние. Он же, кроме того, классик эпистолярного жанра. Его письма теперь тоже памятник и документ.

Работа за границей, но не академическая, а дипломатическая и разведывательная, была повседневной рутиной для другого уроженца 7 апреля – американского дипломата Аллена Уэлша Даллеса (1893–1969). Во время Второй мировой войны он руководил секретными службами США в Европе. После войны – заместитель директора, затем директор ЦРУ. А поскольку разведывательная деятельность велась прежде всего в СССР и Восточной Европе, в советских и постсоветских СМИ Даллес стал исчадием ада, фигурой совершенно мифологической. Из текста в текст кочуют сведения о «плане Даллеса» – документе то ли 1945, то ли 1953 года, где речь идет о том, как подчинить Советский Союз путем идеологического и морального развращения его граждан. Но такого плана не было, это одна из многих конспирологических теорий, придуманная скорее всего для нужд контрпропаганды. Ставили себя на место врага и как истолковывали его стратегию, так ее и излагали, вкладывая ему в уста. Сколько-нибудь осмысленные планы ведения холодной войны в США, похоже, появились лишь при Рейгане: навязать СССР соперничество в гонке вооружений, которого советская экономика не выдержит.

@@@
В утопии все работают
В центре внимания - Cоветский Cоюз
Варягов на помощь, или Кризис великодержавности
Василий Пичул: «Наша задача в этой войне – выжить»
Вашингтон готовится к неизвестной войне
Вашингтон не знает, куда движется Россия
Вероятнее всего, "Курск" протаранила иностранная субмарина

Ветры холодной войны на Корейском полуострове

@@

Пхеньян назвал нового президента Республики Корея предателем

2008-04-02 / Владимир Скосырев



Корейский полуостров вновь превращается в очаг международной напряженности. Сеул заявил, что может нанести по Северу превентивный удар, а Пхеньян ответил запусками ракет и угрозой превратить Южную Корею в «пепелище». Обострение отношений между Севером и Югом способно сорвать выполнение договоренностей по ядерному разоружению КНДР.

Первым признаком возобновляющейся холодной войны стала высылка 11 южнокорейских чиновников, работавших на комплексе совместных предприятий в Кэсоне на территории КНДР (см. «НГ» от 28.03.08). За этим жестом последовали демонстративный пуск северокорейцами ракет малой дальности в сторону моря и полеты их истребителей в направлении демилитаризованной зоны, разделяющей Север и Юг.

@@@
Ветры холодной войны на Корейском полуострове
Взлетел главный противник МиГов и Су
Визит премьер-министра Украины в США оказался успешным
Военно-базовая удавка
Возвращение к Горбачеву
Возвращение призраков
Война до холодного конца

Вопросы из Вашингтона: Есть ли у России достаточно уверенности в своих силах, чтобы вести конструктивный разговор с США

@@

Или же сомнения в своих способностях и ущемленная гордость подтолкнут ее к тому, чтобы работать против интересов США, как это происходит в последнее время

2001-03-21 / Томас Грэхэм - сотрудник Фонда Карнеги (Вашингтон). Никогда после конца холодной войны российский читатель не имел возможности познакомиться с таким, как здесь, взглядом Вашингтона на Россию, ее место в мире, ее место среди прочих государств, с которыми имеют дело США. Более того, это событие международного масштаба, поскольку мир вообще до сих пор гадает о намерениях республиканской администрации по отношению к Европе, Африке, Азии, Латинской Америке - намерениях, до сих пор во всех деталях не сформулированных. Наконец, хотя в целом республиканский взгляд на мир к этому моменту понятен для тех, кто желает понимать, - никто не ждал, что в отношении России он будет настолько радикально иным, чем у демократов. Заметим, что перед нами - нечто большее, чем личная точка зрения научного работника: как раз позиция самого Грэхэма, хорошо известного в Москве человека, здесь отходит на второй план. Это послание, хоть и неофициальное. Автор в предельно ясных выражениях излагает позицию администрации Буша, с которой он знаком довольно хорошо: напомним, что на днях появились сообщения о том, что Грэхэм - один из кандидатов на пост посла США в России.







Госсекретарь Колин Пауэлл: прощай, великая держава Россия.

Вряд ли можно считать секретом, что отношения России и США находятся на одной из самых нижних точек - если не на самой нижней - с конца холодной войны. Антиамериканизм, когда-то сосланный на периферию политического спектра, в последние несколько месяцев стал постоянным явлением в российских СМИ, отражающих преобладающую в политических кругах точку зрения, в то время как русофобия все больше проникает в американское понимание хода событий в России. Российские лидеры обеспокоены тем, что они считают резкой или презрительной риторикой, исходящей от новой администрации Буша, а американские лидеры шокированы тем, что слышат из уст высокопоставленных российских официальных лиц риторику, напоминающую о холодной войне. Выступления в начале февраля на мюнхенской конференции по европейской политике безопасности секретаря российского Совета безопасности Сергея Иванова и министра обороны США Дональда Рамсфелда довольно точно показали недовольство обеих сторон. Иванов повторил утку о применении НАТО в Косово оружия с обедненным ураном, которое привело к экологической катастрофе, равной Чернобылю. Рамсфелд, однако, этого не слышал. Он ушел перед началом выступления Иванова и, по его словам, не нашел необходимым даже упоминать о России.

Обе стороны, конечно, утверждают, что хотели бы улучшить отношения. И не без причины: каждая сторона может существенно выиграть - по крайней мере в вопросах безопасности - от конструктивных отношений. Таковые могли бы стабилизировать Каспийский регион и эксплуатацию потенциально значительных энергетических ресурсов; укрепить ухудшающуюся стабильность Средней Азии и уменьшить там риск конкуренции сверхдержав; помочь управлению процессом подъема Китая в качестве крупнейшей мировой державы и снять озабоченность распространением оружия массового поражения и средств их доставки. Для России такие отношения также значительно продвинули бы решение неотложной задачи - отстраивания ее экономики.

Улучшение отношений потребует понимания того, как меняется мир и как эти перемены влияют на Россию и США. Такое понимание высветит также причины напряженности в их отношениях, так же как породит мысли о том, как отремонтировать их. В этом плане я бы предложил десять тезисов.

1. Сегодняшний мир не тот, что мы ожидали лишь десять лет назад, и США стали ведущей державой мира с неожиданно большим отрывом от остальных.

В середине 80-х в моде были разговоры об упадке Америки. Но даже те, кто оспаривал этот тезис, не предвидели ведущую позицию, которую Америка занимает в мире сейчас. У США попросту нет соперников по всем параметрам власти - военному, экономическому, финансовому, культурному - и таковых не видно даже на горизонте. В результате возможности США формировать меняющийся мировой порядок огромны как никогда.

В середине 80-х немногие предсказывали надвигающийся коллапс СССР. Хотя о напряжении и стрессах внутри системы было хорошо известно, общепринятым мнением - даже в 1989-1990 годах - было, что восстановление централизованного авторитарного правления было гораздо более вероятным, чем радикальный обвал. Аналогично немногие могли предвидеть, что за последнее десятилетие Россия переживет социально-экономический коллапс, беспрецедентный для великой державы, не потерпевшей поражения в большой войне.

В Европе процесс интеграции пошел куда быстрее, чем кто-либо мог представить. НАТО уже расширилась, и в повестке дня новое расширение. ЕС готовится принять в свои ряды первых новых членов из центральной Восточной Европы в следующие несколько лет. ЕС из обычной торговой организации быстро превратился в настоящее экономическое, политическое и военное сообщество.

В Азии немногие предсказывали десять лет стагнации в Японии или быстрый рост Индии. Конечно, были разговоры о превращении Китая в великую державу, но скорость этого тогда преувеличивали.

Весь этот неожиданный ход событий означает невероятный геополитический сдвиг, последствия которого мы только начинаем понимать. В частности, слабость России имеет глубокие последствия, поскольку устраняет фактор, который помогал дисциплинировать трансатлантическое сообщество и мог бы сыграть ведущую роль в управлении процессом роста Китая.

2. Холодная война закончена.

В какой-то момент в последнее десятилетие холодная война действительно кончилась. Десятилетие назад коллапс советской империи, распад Советского Союза и гибель советского коммунизма убрали несущие камни фундамента международной системы эпохи холодной войны. Эти события ускорили эрозию двухполярности и перетасовали всю колоду относительной действенности факторов влияния в мире. Выросло значение экономического фактора, который создавал истинную многополярность, делая центрами власти США, европейские государства и Японию, в то время как значение биполярного стратегического ядерного баланса уменьшилось. Вдобавок биполярность стратегического ядерного уравнения стала менее выраженной, когда американский и российский арсеналы были уменьшены, а возможности ядерного оружия начали распространяться.

Но - как это обычно бывает в истории - воззрения отставали от реальности, а практика - от воззрений. Говоря об эпохе после холодной войны, мы продолжали оперировать в ее концептуальных рамках. США и Россия - уже далеко не в начале 90-х - воспринимали мир через призму отношений друг с другом. В обеих странах было ощущение, что американо-российские отношения сыграют решающую роль в формировании мира после холодной войны. Этот взгляд, однако, был основан на предположении, что Россия быстро начнет выздоравливать от многочисленных болезней советского прошлого, даже при том что полное выздоровление, совершенно очевидно, было делом лет или десятилетий. Этого, конечно, не случилось.

3. Конец холодной войны, геополитические сдвиги и глобализация изменили характер силы в международных отношениях не в пользу России.

Использование силы может оставаться последним средством, но ее относительная важность уменьшилась, так же как стало фактом, что гораздо меньше целей может быть достигнуто посредством захвата и удержания территории. А среди арсенала силы роль ядерного оружия радикально изменилась. Хотя обладание им продолжает придавать престижа, большие арсеналы мало на что годятся, кроме как на сдерживание других больших арсеналов или масштабных нападений с помощью обычных вооружений. В то же время небольшие количества вооружений могут оказаться бесценными - если не для государств как таковых, то для действующих лиц меньшего калибра, скажем, террористических организаций. Короче говоря, чем меньше, тем удобнее им пользоваться.

По мере того как роль силы уменьшалась, роль других факторов - технологий, финансов, торговли, культуры и т.д. - росла. В отсутствие реалистических сценариев начала войны между великими державами экономика стала главной ареной соревнования, и экономические успехи главным фактором, определяющим положение страны в мире. Вдобавок глобализация увеличила силу и радиус действия внегосударственных формирований и уменьшила возможности государств контролировать ход событий даже в его собственных границах.

К несчастью для России, ее положение в мире всегда исторически основывалось на военных успехах, а во времена холодной войны этот фактор подкреплялся ее идеологической притягательностью, причем последняя за это время исчезла. В экономическом смысле Россия всегда была бедной страной, и разрыв между ею и ведущими державами мира лишь увеличился за последнее десятилетие. Короче говоря, у России есть относительно мало того, что сегодня имеет наибольшее значение в мире, а ход событий в мире еще более разрушил ее еще более слабые государственные структуры.

4. Россия не находится и не может находиться в центре американской внешней политики.

В результате этих перемен у России больше нет центрального места в сфере американских интересов, которым она раньше обладала. Хотя она остается важной страной - по причине ее ядерных возможностей, расположения в центре Евразии, ее вето в Совете Безопасности и богатых ресурсов, - она должна бороться за внимание США вместе с другими ведущими странами и регионами, включая особенно Европу, Китай, Японию и Индию. Более того, важность России неодинакова в каждом конкретном случае. У нее, в частности, центральная роль в вопросах нераспространения, но ее влияние на мировую экономику минимально.

В США мало кто оспаривает необходимость понижения приоритета России. Споры идут о том, какое - вместо первостепенного - место должно быть отведено России и насколько интенсивно следует ее вовлекать в диалог. Есть четыре школы. 1. Школа 'Забыть о России', которая за то, чтобы не уделять России много времени или энергии, исходя из того, что Россия не имеет больше такого большого значения. 2. Школа 'сдерживания', которая полагает, что - что бы ни произошло - Россия обречена на то, чтобы быть проблемой для США, и поэтому целью США должно быть уменьшение того ущерба, который Россия может нанести их интересам. 3. Школа 'выборочного вовлечения', которая хотела бы иметь дело с Россией только по вопросам ключевого интереса для США, в основном в области безопасности. 4. Школа 'широкого вовлечения', которая за общение с Россией по широкому кругу интересов, считая, что только такой подход может восстановить уровень доверия, необходимый для прогресса на приоритетных направлениях в области безопасности.

5. США - больше не консервативная держава.

Все годы холодной войны было общим местом считать, что США - 'держава статус-кво', которая вела глобальное соревнование с революционной державой - Советским Союзом, который хотел изменить базовый характер международной системы. И хотя США не стали революционной державой, коллапс Советского Союза, нарастающая волна глобализации, технологические прорывы в области информатики, телекоммуникаций и биогенетики революционизируют международную систему. Другими словами, не существует статус-кво, который надо было бы сохранять. Вызов для США, как главного получателя выгоды от этих драматических перемен, в том, чтобы использовать этот период максимального взлета своей мощи так, чтобы канализировать перемены в русло формирования такого международного порядка, который сохранил бы в неприкосновенности ведущее место и процветание США. Это потребует пересмотра системы ООН - особенно Совета Безопасности; новых или реформированных институтов для управления глобальной экономикой; новых методов решения транснациональных проблем - преступности, экологических бедствий, эпидемий; и новой системы поддержания стратегической стабильности. Та договорная база, которая регулировала российско-американские ядерные отношения за последние 30 лет, устарела, хотя бы лишь потому, что стратегическая стабильность - с неизбежным распространением оружия массового поражения - уже не только лишь двусторонняя проблема.

6. Россия - держава, смотрящая вспять.

Это верно в двух смыслах. Во-первых, остро сознавая свою слабость, Россия хочет оттянуть консолидацию новой международной системы до того момента, когда у нее будет большая способность участвовать в формировании этой системы. Она также старается замедлить перемены, которые еще больше подорвут ее статус в мире. Это - одна из причин ее твердой оппозиции любым формам национальной системы противоракетной обороны, неважно до какой степени ограниченной, и ее настойчивым попыткам сохранить существующую договорную систему. Ядерный паритет - последний остающийся атрибут ее статуса великой державы.

Во-вторых, российское руководство продолжает оперировать в рамках геополитического мышления XIX века или холодной войны, мышления по принципу 'либо мы - либо они', настаивая, что Россия - важный геополитический полюс (даже если у самих российских руководителей есть глубокие сомнения на этот счет). Путин весь прошедший год старался создать сеть стратегических партнерств, способных подорвать ведущую роль Америки, или оторвать Европу от США. Хотя он подчеркивает необходимость отстроить российскую экономику, он агрессивно продвигает за рубежом российские вооружения, частично потому, что это помогает поддерживать российский военный потенциал. В этом контексте торговля - служанка озабоченностей в области безопасности.

7. Россия действует так, будто США смотрят на мир через призму отношений с Россией.

Российские элиты не восприняли еще ту реальность, что американская политика по большинству вопросов рассматривает Россию как фактор в лучшем случае второго ряда. Это верно даже в вопросах безопасности, там, где Россия для мира имеет наибольшее значение. Российские лидеры настаивают, что НПРО направлена именно против них. Реальность же такова, что США прежде всего озабочены государствами-изгоями - Северной Кореей, Ираном и Ираком, а случайные запуски с территории России (в результате распада российских систем управления и контроля) их беспокоят гораздо меньше. Расширение НАТО нацелено прежде всего на продвижение демократического развития в центральной Восточной Европе, на укрепление безопасности и поддержание позиций США в Европе, оно не направлено против России. Многочисленные маршруты трубопроводов с Каспия не направлены на подрыв российского присутствия в регионе - они нужны для энергетической безопасности.

8. Налицо громадная и растущая асимметрия между Россией и США в силе, богатстве, взглядах и воззрениях.

В результате хода событий прошлого десятилетия американская и российская элиты живут в абсолютно разных мирах, и они предполагают необходимость создать для себя абсолютно разные миры в течение следующего десятилетия и далее. США - ведущая держава мира; она излучает оптимизм и уверенность, глядя в будущее; она в восторге от того, что будет необходима для развития мировых процессов, и она верит в свою призванность вести за собой мир. Россия, с другой стороны, это государство в упадке; оно погружено в сомнения, в кризис собственной идентичности; оно боится, что окажется на обочине; и оно же желает быть мировым лидером. Такая асимметрия исключает отношения на равных, создает помехи в обмене информацией и подогревает подозрения.

9. США беспокоит не сила России, а ее слабость.

Это, наверное, наиболее радикальная из перемен в жизни нынешнего поколения. Прежнее поколение американцев было обеспокоено громадным военным потенциалом СССР, помноженным на его враждебные намерения. Нынешнее больше обеспокоено риском 'взбесившейся боеголовки', развалом способности России обеспечить безопасность оружия массового поражения и связанной с этим проблемой расползания этого оружия по планете. Прежнее поколение американцев беспокоилось насчет советской агрессии в Европе и на Ближнем Востоке. Нынешнее гораздо более обеспокоено тем, что нестабильность или развал системы управления в России выльется за ее пределы и дестабилизирует ее соседей, многие из которых сами являются хрупкими государствами. Прежнее поколение американцев беспокоилось, что вето СССР в Совете Безопасности подорвет эффективность ООН. Нынешнее поколение обеспокоено - или должно быть обеспокоено - тем, что слабость России, вкупе с растущим недовольством США, постоянно искушает последние обойти СБ ради своих целей. Прежнее поколение волновал экономический потенциал СССР и как производное - его военная мощь. Нынешнее озабочено тем, что упадок России может достичь таких пределов, что превратит Россию в объект конкуренции более передовых экономических держав.

10. Улучшение американо-российских отношений требует подхода менее амбициозного и более практического, чем в прошлом десятилетии.

Администрация Клинтона пришла к власти с великими планами в отношении России и российско-американских отношений. Программой-минимум было монументальное превращение России в - как это сказал помощник госсекретаря Строуб Тэлботт - 'нормальное современное государство - демократическое в управлении, следующее собственной конституции и собственным законам, рыночно-ориентированное и процветающее в экономическом развитии, в мире с самим собой и остальным миром'. Администрация дерзко говорила о стратегическом партнерстве с Россией. К тому моменту, когда она оставляла офисы в Вашингтоне, эта политика администрации лежала в руинах, и этот провал, наряду с социально-экономической депрессией в России, подпитывал развал в отношениях, который мы наблюдали в последние 2-3 года.

Первым шагом в улучшении отношений должно стать восстановление доверия, которое так сильно пострадало. А это требует более четкой повестки дня. США нужно принять во внимание уменьшившиеся возможности России, чтобы завязать отношения и избежать их замусоривания вторичными и третичными вопросами. Скорее, Америке и России нужно сконцентрироваться на тех областях, где Россия действительно имеет значение и где есть какая-то надежда на успех. Это необходимо для выработки и сохранения общественной поддержки, нужной для улучшения отношений.

***

Я думаю, легко обнаружить, что многое из того, что я здесь сказал, отражает взгляды высокопоставленных членов администрации Буша. Я хотел бы добавить некоторые мысли о том, что это будет означать в практическом ведении дел.

Первое: администрация не будет обращаться с Россией как с особым случаем. Мы уже это видим по тому, как она организовала себя в бюрократическом плане. В Совете национальной безопасности департамент России/Евразии был лишен независимого статуса и слит с департаментом Европы. В госдепартаменте может случиться нечто аналогичное, хотя решение такое было отложено. Шаги эти нужно воспринимать не как понижение России, а как начало обращения с ней таким же образом, как и со всеми остальными крупными странами.

Второе: упор будет делаться на отношения безопасности, особенно нераспространение. Внутренняя трансформация России будет приоритетом второго ряда. Администрация будет готова отзываться на российские инициативы, если она считает их разумными, но она не будет глубоко вовлечена в давание советов. В то же время она будет внимательно наблюдать ситуацию с правами человека - как США это делали с середины 70-х годов; она будет критиковать их нарушения; и она будет готова принять жесткие меры против серьезных нарушений, таких как Чечня. Она будет подталкивать к кампании против организованной преступности и коррупции, частично потому, что и то, и другое угрожает американским интересам.

Третье: администрация будет склонна иметь дело с Россией как частью группы иных государств, поскольку есть совсем немного вопросов, которые администрация считает возможным решать исключительно или преимущественно один на один с Россией. ПРО, например, означает общение с группой государств, включая Европу, Россию, Южную Корею, Японию и Китай. Каспийские вопросы будут решаться с группой, которая включает Россию, Турцию, Иран и государства региона. По вопросу о расширении НАТО основным собеседником Вашингтона будет Европа, хотя Россия также будет частью проблемы.

Четвертое: администрация считает, что те вопросы, которые выглядят наиболее беспокояще, а именно - НПРО и расширение НАТО, по сути, предлагают шанс к улучшению отношений. В обоих случаях администрация хотела бы вовлечь русских в дискуссию о долгосрочных возможностях и угрозах. Здесь есть масса возможностей для сотрудничества - встретить вызовы нераспространения, выстроить противоракетную оборону, укрепить безопасность Европы. Но чтобы ожидания сбылись, Россия должна изменить свой подход. Это потребует для начала, чтобы Россия двинулась дальше позиции 'нет, никогда' в вопросе о НПРО и неприятии расширения НАТО. НПРО и расширение НАТО произойдут, что бы Россия ни делала, и отвергать их, не глядя, не поможет улучшению отношений с Западом.

Более просвещенным подходом для Москвы было бы работать так, чтобы сформировать противоракетную оборону и расширение НАТО таким образом, чтобы продвинуть свои стратегические интересы, так же как интересы США и Европы. И есть некоторые весьма ободряющие признаки того, что Москва уже пришла к пониманию этого в вопросах о ПРО. Ее последние разговоры о совместной российско-европейской противоракетной обороне могут быть сигналом, что она готова к серьезным дискуссиям о природе угроз и способах предотвращения их. Дипломатия здесь сыграет свою роль, но и оборона тоже. И выстраивание обороны создаст возможность для альянса американских, российских и европейских технологий так, чтобы это способствовало сотрудничеству, экономическому росту и безопасности для всех сторон. Аналогично: по вопросу расширения НАТО нам надо смотреть дальше расширения - на угрозы, которые в следующем поколении окажутся перед объединенной Европой и Россией, особенно с юга. И здесь тоже есть множество возможностей для сотрудничества.

@@@
Вопросы из Вашингтона: Есть ли у России достаточно уверенности в своих силах, чтобы вести конструктивный разговор с США
Вопросы из Москвы: достаточно ли у СЩА мудрости, чтобы вести конструктивный диалог с Россией?
Вошел ли лидер РФ в мировую историю?
Выбор Путина: компромисс с США вместо милитаризации экономики
Выгоды упущенные и обретенные
Выдержки из Фултоновской речи Уинстона Черчилля
Вынужденное сближение или новая система безопасности?

Где жe расположе-

@@ на Германия?

Европейским государствам надо бы вести европейскую политику

2001-03-24 / Игорь Федорович Максимычев - доктор политических наук.



Недавно министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер выдвинул под аплодисменты определенной части германского политического класса новую формулу безусловной трансатлантической преданности. Немцы, заявил он, не должны высказывать своего отношения к американским решениям, а лишь принимать их к сведению (и к исполнению). Поскольку международные обострения проистекают главным образом вследствие принимаемых американцами решений, возникает вопрос: а зачем в таком случае нужен Германии министр иностранных дел - ведь у США уже есть один министр с точно такими же функциями. Но это не главная проблема. Главным остается, как быть с последствиями американских решений, которые затрагивают будущее мира, Европы и, надо полагать, Германии тоже. Трансатлантическая преданность - дело, безусловно, хорошее, но иногда полезно пользоваться и здравым рассудком.

Американская национальная ПРО, к созданию которой собирается приступить новая администрация США, грозит опрокинуть основы глобальной стратегической стабильности, покоящейся на беспощадном законе всеобщего равенства: кто выстрелит первым, умрет вторым. Договор по ПРО между СССР и США, оставившей каждому из них право на создание лишь одного района, прикрытого противоракетным щитом, остается единственно недвусмысленным и эффективным юридическим выражением указанного закона. Не случайно этот заключенный в далеком 1972 году договор пережил без всякого ущерба для себя величайшую трансформацию мира XX века - мирное окончание холодной войны. Всеобщий урон, который возник бы в результате его нарушения, намного превосходит любое временное преимущество, на которое мог бы рассчитывать нарушитель, не говоря уже о союзниках оного.

Даже если НПРО технологически возможна (что еще далеко не доказано), надежность ее может доказать в конечном счете лишь ее применение на практике, то есть та самая катастрофа, которой до сих удавалось избегать - не в последнюю очередь благодаря действующему договору по ПРО. Вот когда уже будет поздно ахать над возможными упущениями и промахами конструкторов и технологов! Опасна была бы даже опережающая действительность уверенность в эффективности создаваемой системы, поскольку она порождала бы иллюзию в своей неуязвимости посреди беззащитного мира. Однако "хеппи-энд" для непобедимых ковбоев из Техаса бывает лишь в голливудских фильмах.

По американскому сценарию роль леденящих кровь злодеев отводится Ираку, Ирану, Северной Корее, одно упоминание которых должно заставить Запад раскошелиться на новую программу перевооружения. Доказательств, по обыкновению, нет никаких. В этой ситуации президент Владимир Путин предлагает единственно разумный путь: сначала собраться экспертам НАТО и России и проанализировать наличие угрозы для европейских государств; если такая угроза будет установлена, подумать над возможностью устранить ее политическими, невоенными средствами; лишь если такие меры не дадут результатов, приступить к строительству совместной противоракетной обороны, которая будет носить, естественно, субстратегический характер, поскольку даже очень нехорошим государствам не под силу межконтинентальные ракеты.

Тем, кто обладает самыми элементарными познаниями в области географии, ясно, что объявленные США опасности, если они существуют, грозят в первую очередь не им, защищенным океанами, а России и остальным европейским государствам, расположенным совсем рядом с очагами мнимых угроз. Отсюда следует, что европейская ПРО может быть лишь такой, какой ее предлагает Россия, - субстратегической, не затрагивающей договора по ПРО. Идея о слиянии российского предложения с американским проектом - это попытка объединить грех со Спасением. Американская НПРО безвозвратно разрушает договор по ПРО и вместе с ним все еще существующее здание мер по разоружению и контролю над вооружениями.

Перспектива столь катастрофического регресса в области разоружения должна была бы пугать прежде всего Германию с ее непростой историей. Однако поведение немецкого министра иностранных дел свидетельствует об обратном. Когда-то он примыкал к молодежному движению 1968 года, ведущие фигуры которого отличались по большей части врожденным антисоветизмом. С течением времени их антисоветизм постепенно трансформировался в русофобию. Войдя во власть, Фишер остался верен своим пристрастиям. И если в 60-е годы он добивался крушения основ государственного порядка в ФРГ, то теперь он занят тем, что ставит под вопрос основы мира на планете. Это тем более зловеще, что российско-германские отношения являются ключом к общеевропейскому сотрудничеству и сближению.

@@@
Где жe расположе-
Генерал Уильямс: "Лишь матерям дано судить, за что их сыновья воюют"
Генерал-полковник Козловский к борьбе за власть готов
Генералы уходят в оппозицию Кремлю
Генри Киссинджер: Москва и Вашингтон должны сотрудничать
Геополитические сценарии Парага Ханны
Геоструктура XXI века

Германия и РФ обсуждают проблему ПРО

@@

В то же время европейские проатлантисты преподносят "новую философию" обороны

2001-02-14 / Евгений Григорьев







ПРЕЗИДЕНТ Российской Федерации Владимир Путин принял вчера вице-канцлера и министра иностранных дел ФРГ Йошку Фишера. Они уже знакомы больше года: Фишер был одним из первых зарубежных государственных деятелей, поспешивших в Москву, как только в Кремле появился новый хозяин. Это позволило обеим сторонам вскоре положить "новое начало" в своих отношениях. Как выразился министр еще перед встречей с российским президентом, он в целом доволен развитием российско-германских отношений со времени вступления Путина в должность.

Думается, что у Фишера есть все основания быть удовлетворенным своими нынешними двухдневными консультациями в российской столице. Помимо углубленных переговоров со своим коллегой Игорем Ивановым он встречался с председателем Государственной Думы Геннадием Селезневым, секретарем Совета безопасности Сергеем Ивановым. Перечень его собеседников свидетельствует как об уважении к германскому гостю, так и о широком наборе тем, которые обсуждались с ним в Москве.

Одна из главных - создание условий и решение вопросов, от которых зависит дальнейшее эффективное развитие российско-германского партнерства, определяемого обеими сторонами как стратегическое. Тут этапную роль должен сыграть апрельский саммит в Санкт-Петербурге, подготовкой которого, в частности, занимались оба министра иностранных дел. В рамках этой серьезной подготовки в Берлине одновременно собралась рабочая группа по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Туда же прибыл министр экономического развития РФ Герман Греф. Идет также активный поиск решения по проблеме российского долга.

Во время визита Йошки Фишера, естественно, не были обойдены вниманием и международные проблемы. Среди них наибольшее беспокойство вызывают планы американской национальной ПРО. Как отметил Игорь Иванов, он исходит из того, что "как Россия, так и Германия заинтересованы в сохранении стратегической стабильности". Фишер, в свою очередь, сказал, что после откровенной и конструктивной беседы со своим российским коллегой он испытывает некоторый оптимизм в том, что "если все сопричастные подойдут к этому вопросу столь же конструктивно, то проблемы можно будет решить в позитивной атмосфере". Оценивая в целом российскую позицию по отношению к НПРО как жесткую, немецкий министр, однако, полагает, что это не последнее слово Москвы и "Россия не самая большая проблема, это скорее Китай".

Собираясь на следующей неделе в Вашингтон, Фишер старался особенно "не определяться". Он давал понять, что Германия выступает за сохранение стратегической стабильности, выражал опасения, что зонтик НПРО может вызвать "соблазн" преодолеть его с помощью "нового поколения наступательного оружия". В то же время он говорит, что при реализации идеи "театра ракетной обороны" НПРО может стать защитным зонтом над широкими районами Северного полушария, и надеется, что американские предложения по разоружению могут настроить Москву мягче. Германский министр подчеркнул, что не собирается быть посредником, или, как он выразился, "ходоком", по этой проблеме между Россией и США.

Напомним, что выступление нового министра обороны США Дональда Рамсфелда на недавнем международном форуме по безопасности в Мюнхене с пропагандой планов американской ПРО, стало как бы сигналом для активизации европейских проатлантистов, готовых во всем ориентироваться на Вашингтон. Так или иначе, но в этих кругах, особенно в Германии, заметно оживление прежде всего по части публицистических усилий, направленных на данном этапе, пожалуй, даже не столько на поддержку заокеанских планов, сколько на ослабление оппозиции им.

Пока трудно сказать, в какой степени это подпитывается соответствующими структурами НАТО. Однако нельзя не отметить, что генеральный секретарь блока Джордж Робертсон уже определенно встал на сторону Пентагона, прибегнув к довольно странному аргументу. Союзники США, сказал он в Брюсселе, должны принять создание НПРО как волю американских избирателей, выразившуюся в победе Джорджа Буша-младшего (хотя, как известно, последний не имеет за собой абсолютного большинства голосов). На роль одного из ратоборцев американских намерений выдвигается и бывший генсек НАТО, а ныне высокий уполномоченный Евросоюза по вопросам внешней политики и безопасности Хавьер Солана. Встречаясь в Вашингтоне с новым главой госдепа Колином Пауэллом, он не преминул заявить, что при всей важности Договора ПРО 1972 года это "не Библия" и он может быть изменен, а что касается разночтений между США и ЕС по поводу НПРО, то они "не очень драматичны".

Подобные высказывания известных деятелей служат политическим камертоном, к которому прислушивается часть комментаторов и влиятельных СМИ. Встревоженные явным преобладанием в Европе негативных общественных настроений по отношению к американским планам НПРО, а еще более позицией правительств многих стран, выражающих свои оговорки, сомнения и приверженность сохранению стратегической стабильности на базе Договора 1972 года, они выстраивают фронт поддержки упомянутых планов, предлагая довольно разнообразный набор аргументов. Простейший из них а-ля Робертсон: решение в США принято, выбора для союзников нет, если последние не хотят остаться без привычной американской защиты.

Развивая эту позицию, некоторые СМИ утверждают, что поскольку США не могут бросить на произвол судьбы свои многочисленные базы и гарнизоны в Европе, то от американской ПРО выиграют и европейцы. Более того, намерения США увязывают воедино с задачей сохранения сплоченности и действенности НАТО. На этом фоне российские контрдоводы объясняют страхом Москвы оказаться окончательно "деклассированной" в качестве ядерной державы. Что касается Азии, то Китай против якобы потому, что НПРО сделает более прочными американские гарантии безопасности Японии (и особенно Тайваню), а Пекину придется похоронить надежды на возвращение острова в лоно единого государства.

Что касается Германии, то влиятельные немецкие газеты рекомендуют своему федеральному правительству рекомендуют не играть в "чужие игры", имея в виду прежде всего Россию, хотя в этом большом международном политическом и стратегическом споре речь идет совсем не о выборе между Москвой и Вашингтоном, а о плане, чреватом новой гонкой вооружений, и, возможно, о более разумном коллективном предотвращении тех ситуаций, о которых пока можно сказать "у страха глаза велики".

На более интеллигентную публику рассчитана своеобразная "акция успокоения". В ее основе парафраз вашингтонских заверений в том, что планы НПРО ни против кого не направлены, это система чисто оборонительная и предназначена единственно для "улавливания" средств доставки оружия массового уничтожения (ОМУ) неких государств-изгоев, отличающихся особой непредсказуемостью поведения по отношению к США.

Вот если Договор ПРО 1972 года, пишет известный германский публицист Герберт Кремп, "был бы взорван всеобъемлющей противоракетной обороной по типу первоначальной системы СОИ президента Рейгана, то Россия и другие ядерные государства действительно могли бы посчитать себя "разоруженными". При таких последствиях сопротивление, которое Ельцин, а затем Путин, официальный Пекин, а также французская и британская ядерные державы противопоставили поначалу американской системе защиты, задуманной как всеохватывающая, было бы обоснованным". Но теперь-де планируемая НПРО и ее развертывание носят ограниченный характер. Поэтому способность России к ответному удару не умаляется, равновесие российского и американского ядерных потенциалов сохраняется, никакой угрозы подрыва стратегической стабильности якобы не возникает.

Между тем совсем недавно представитель китайского МИДа не случайно вновь предупредил, что американская НПРО чревата "разрушительными последствиями для мира и стабильности в мире". Стало известно, что американские ВВС провели недавно в подземном бункере близ Колорадо Спрингс компьютерную симуляцию войны в космосе. По сценарию некая неназванная страна, испытывающая угрозу со стороны Китая, обратилась к США за помощью. Далее состоялась американо-китайская война в космосе с применением ракет и спутников. Эта история ставит жирный вопросительный знак в конце заверений о том, что НПРО никому не угрожает и все американские замыслы инициируются только "новыми угрозами" со стороны непредсказуемых режимов.

Что касается "новых угроз", то они уже преподносятся как аксиома. Кстати, при этом порой ссылаются на российское предложение создания совместной ПРО, из которого по логике вещей вытекает признание существования такой проблемы. Приводятся также данные исследований, согласно которым помимо 5 ядерных держав еще 32 государства обладают ракетами "повышенной дальности", а 13 способны производить их сами. Однако - ни слова о возможных альтернативных вариантах противостояния новым угрозам, использовании для этого политико-дипломатического инструментария. Уместно, например, напомнить, что в прошлом году в результате переговоров российского президента Владимира Путина в Пхеньяне руководством КНДР была выражена готовность отказаться при определенных условиях от собственной ракетной программы. Тем самым выявилась перспектива исключить этот адрес из американского списка "государств-изгоев". Кроме того, даже те в Европе, кто принимает новые угрозы за данность, не уверены в их реальной величине, которая требовала бы еще международного обсуждения и измерения.

Полемизируя, подобно Солане, на счет советско-американского Договора 1972 года, некоторые западноевропейские публицисты доводят свои рассуждения до утверждения, что поскольку мир претерпел кардинальные изменения и одного из партнеров не существует, то договорная основа де-факто тоже стала иной. Правда, на полное отрицание этого Договора почти никто не решается, понимая, что в таком случае лишаются основы и все другие прежние договоренности в области ядерного разоружения и контроля над вооружениями. Но зато внушается мысль, что, поскольку Россия не в состоянии выдержать новую гонку вооружений, Москве в любом случае придется пойти на изменение Договора по ПРО, которое легализует американскую систему.

В ход идут также любопытные нравственные аргументы. Так, Клаус-Дитер Франкенбергер в солидной "Франкфуртер альгемайне" пишет: "Совершенно правильно, что ракетная оборона означает отход от старой доктрины "гарантированного взаимного уничтожения". Это доктрина в условиях холодной войны, державшая в узде главных антагонистов СССР и США, утратила свое историческое оправдание и легитимность. Сегодня считается аморальным и недемократичным держать собственное население в заложниках". (Это почти по Суслову, который однажды сделал выволочку обозревателю Валентину Зорину за то, что тот допустил в своей передаче высказывание насчет того, что в случае войны "радиоактивный пепел социализма ничем не будет отличаться от радиоактивного пепла капитализма".) Примерно та же мысль неожиданно заискрилась и в некоторых других изданиях, рассуждающих о том, что стратегические представления времен блокового противостояния, основополагающим элементом которых были положения Договора по ПРО, заведомо превращали целые страны одновременно в жертвы и заложников. В таком преломлении план американской НПРО выглядит уже чуть ли не гуманитарной акцией.

Для придания дополнительной солидности агитации за нее вторгаются даже в сферы философии и теории глобальной стратегии. Франкенбергер венчает свои рассуждения выводом, что "стратегическая парадигма изменилась: от наступательных потенциалов к обороне". Упоминавшийся выше Герберт Кремп развивает мысль о том, что распад биполярной системы высвободил множество неконтролируемых и неподконтрольных сил и в итоге настала эра растущей неуверенности. Но "если предсказуемость потенциальных противников ослабевает, то философия обороны с целью собственной абсолютной защиты обретает предпочтение перед хитроумными концепциями предотвращения войны. Эта ситуация, - полагает автор, - наступила и будет определять стратегический курс на Западе, в НАТО, а также между США, ЕС, Россией и предположительно Китаем. Для политики НАТО все зависит от того, как европейские партнеры и русские воспримут эту новую философию".

@@@
Германия и РФ обсуждают проблему ПРО
Глава Минатома Евгений Адамов утверждает, что уровень безопасности наших АЭС соответствует международным требованиям
Главный урок иракского кризиса
Глобальная провокация
Глобальная реальная политика
Грязные деньги
Да да нет да

Дед Мороз в мундире холодной войны

@@

Билеты новогодних елок - реликвии нашего детства и памятники российской истории

2001-12-30 / Сергей Пашенин



Пригласительные билеты, приглашения и пропуска на конкретные мероприятия изучаются недавно возникшей отраслью коллекционирования, которую называют "меморифилией". Становление перспективного направления - своеобразный и крайне интересный этап "примерки", вхождения коллекционеров и собирателей в новую область исследований и поисков. Тем важнее сейчас информация по сложившимся приоритетам.

Так, уже не один десяток лет наблюдается интерес к отечественным новогодним билетам. Красочно, с выдумкой оформленные, приглашения-билеты на "елки" радуют не только детей. Почему?

Ответ прост. Их тщательно разрабатывали, тиражировали специально как художественные памятники-сувениры для малышей и подростков. С малозаметными строками ограничений: "Билет дает право входа только ребенку", "Действителен только для ребенка", "Действителен только для школьников". Встречается также - "Дети дошкольного возраста и родители на елку не допускаются" и двусмысленное - "Билет дает право входа только школьнику без родителей". Обнаружился и истинный шедевр: "Билет для родителей не действителен". Заинтересованные лица вполне могут озадачиться: а как же дедушки-бабушки? Или - двоюродные братики, сестрички?.. Ребенку не объяснить, почему "родителем" посчитали бы и приведшую его на праздник соседку. Так и происходило с малых лет приобщение будущих избирателей к манипуляциям с подменой понятий. Пускай себе привыкают...

Как же выглядели новогодние билеты ровно полвека назад?

Рассмотрим несколько бумажно-картонных памятников времен встречи 1952 года. Типичен добротный билет елки ВЦСПС в Колонном зале Дома Союзов. Выполнен в цвете более чем достойно как раскладная книжечка с объемным изображением праздничного зала и хоровода вокруг елки в центре. По бокам, самостоятельными персонажами Дед Мороз и Снегурочка. На обороте - заяц с огромной конфетой. И, на двух страничках, адресованные детям 6 четверостиший. Их содержания коснемся несколько позже.

Подобное, и почти без исключений, характерно для большинства из тогдашних столичных елок. Милые рисунки, трогательные тексты. Наглядно видимые проявления заботы и любви к детям. Слова, направленные на то, чтобы показать, подчеркнуть - тебя любят и ждут на празднике.

Значительно более редки и поэтому особо лакомы коллекционерам образчики с явными приметами времен холодной войны. Таков, к примеру, билет на елку в офицерский клуб МВД СССР.

Воспроизводимый документ своеобразно красноречив. Не комментируя плакатно адресную благодарность за "счастливое детство", отметим - обороты языка четкие, специфично приказные. Вдумайтесь: Дед Мороз обращается к ребенку, по сути, командой - "Приходи ко мне!"

Кстати, что же обещалось пришедшему? Вроде бы понятное - сказка, но... с начинкой не совсем детской, "на злобу дня". Ведь среди участников - "кровожадный волк" и... "его свирепый хозяин". О ком это? В наши дни не всякому и ответить. Потому что имелся в виду отнюдь не Топтыгин, упоминаемый "добрым косолапым ". А кто же?

В неблизком 1952 году таких вопросов не возникало. И несмышленыши были в курсе насчет подразумеваемого - конечно же, дяди Сэма. Под знамена "холодного" противостояния мобилизовали даже Деда Мороза! И не случайно рядом, да и вообще на этом билете не видать традиционной Снегурочки. Наверно, ей нашлось более важное задание...

В заключение обратим внимание на стихи полувековой давности, украшающие новогодний билет елки в Колонном зале. Утверждалось: "Каждый год страна родная нам готовит чудеса..."

@@@
Дед Мороз в мундире холодной войны
День согласия и примирения
Джордж Робертсон: "У меня нет ностальгии по холодной войне"
Диагноз: война в хронической форме
Диалог как наследие холодной войны
Дмитрий Саймс: «США не назначали себя сверхдержавой»
Доклад рабочей группы по отношениям Россия-НАТО

Доктрина Буша и перспективы российско-американских отношений

@@

Вашингтон стремится не допустить появления в ХХI веке равного США по силе противника

2002-04-03 / Сергей Михайлович Рогов - доктор исторических наук, член-корреспондент РАН, директор Института США и Канады РАН. Россия сегодня стремится определить долговременную стратегию своего развития, возрождения экономической и политической мощи. Целью такой стратегии является превращение России в развитую демократическую страну, занимающую адекватное ее потенциалу место в мировой политике и экономике. Поэтому решение внутренних задач напрямую связано с улучшением условий интеграции России в глобальный рынок, формированием дружеских и партнерских отношений с ключевыми центрами силы на международной арене. Эти задачи нельзя решить, если Россия будет изолирована или вернется к конфронтации с США и Западом в целом.



Контуры стратегии США в XXI веке

В отличие от администрации Клинтона нынешняя администрация США не пытается создать некое идеальное мироустройство по американскому образцу, а стремится не допустить появления равного США по силе противника в XXI веке. Китай - главный кандидат на роль такого противника, хотя переход к политике сдерживания КНР (как США "сдерживали" Советский Союз) пока считается преждевременным. Что касается России, то она больше не считается врагом, во всяком случае - равным по силе идеологическим и геополитическим противником, каким был СССР. Но Россия в обозримом будущем будет оставаться единственной страной, способной с помощью ядерного оружия физически уничтожить США.

Террористическая атака 11 сентября 2001 года на Нью-Йорк и Вашингтон и начатая вслед за этим война США против международного терроризма оказали чрезвычайно глубокое воздействие на американскую внутреннюю и внешнюю политику. Это ускорило формирование доктрины Буша, призванной сформулировать и закрепить долгосрочную стратегию Соединенных Штатов на многие годы вперед.

Первым приоритетом американской политики стала борьба против международного терроризма. Искоренение глобальных террористических организаций, представляющих угрозу для США, становится главным фокусом американской стратегии. Этому приоритету должны быть подчинены на обозримое будущее экономическая, внутренняя, внешняя и военная политика Вашингтона. Вторым приоритетом американской политики объявлена борьба против "оси зла", в состав которой включены Ирак, Иран и Северная Корея. В отличие от безликих террористов "государства-изгои" - это конкретный адресный противник.

Анализ официальных документов и практических шагов нынешней администрации позволяет сделать вывод, что предпринята попытка сформулировать новую стратегическую доктрину. Цель доктрины Буша - сохранить и закрепить свое положение в системе международных отношений в XXI веке в качестве единственной сверхдержавы, не имеющей равного по мощи соперника.

Экономическая мощь

В прошлом десятилетии главным локомотивом американской экономики стали новейшие информационные технологии. Благодаря этому средние темпы роста американского ВВП составили 3,6% в год, что в полтора раза выше, чем темпы роста мировой экономики. Соединенные Штаты существенно опередили таких конкурентов, как Германия и Япония. Ежегодный прирост внутренних инвестиций достиг в США 7%, в то время как для всего мира он не превышал 3%. При этом США превратились в главный рынок для иностранных инвестиций. В конце 90-х годов американский рынок поглощал свыше 30% глобальных иностранных инвестиций. В результате на долю США приходится 45% капитализации мирового рынка, что в два раза больше доли этой страны в мировом ВВП.

Победив демократов на выборах 2000 года, лидеры республиканской партии сочли, что колоссальная мощь американской экономики позволяет осуществить на практике лозунг "И масло, и пушки!". Уже в первые месяцы пребывания у власти президент Буш-младший осуществил самое большое в американской истории сокращение налогов. Уповая на "свободный рынок", руководители нынешней администрации провозгласили, что снижение налогов позволит стимулировать долговременный экономический рост. Бюджет Пентагона вырастет за два года почти на 100 млрд. долларов. Нынешняя администрация добивается увеличения военных расходов до 4% ВВП. Во второй половине нынешнего десятилетия этот показатель может увеличиться до 4,5% ВВП. Военные расходы США, составлявшие в 1998 году 260 млрд. долл., в 2003 финансовом году достигнут почти 400 млрд. долл. В результате возникает беспрецедентная в мировой истории ситуация. Сегодня американские военные расходы составляют свыше половины расходов на оборону всех стран мира. Еще выше американская доля в глобальных расходах на закупку вооружений (около 65%) и на военные НИОКР (примерно 75%).

Военная мощь

США являются единственной страной в мире, способной осуществлять глобальное военное вмешательство. Пентагон сохраняет 100-тысячные группировки войск в Европе и на Дальнем Востоке, а также создал 50-тысячную группировку в районах Ближнего Востока и Центральной Азии. Эти войска поддерживаются мобильными силами авиации и флота. Кроме того, расположенные на территории США основные силы американской армии могут быть использованы для наращивания войск для ведения крупномасштабной войны в любом районе мира.

В условиях, когда у Вашингтона нет равного по силам противника, администрация Буша объявила, что военное строительство будет основано не на оценке конкретной угрозы, а на необходимости обладания силами и средствами, позволяющими одержать победу в конфликте с любым гипотетическим противником. Подавляющее военное превосходство США позволяет качественно изменить суть военного противоборства. Фактически речь идет не о "бесконтактной", а об "односторонней" войне, в которой США уничтожает военные, экономические и политические целей другой стороны (Ирак, Югославия, Афганистан).

Превосходство в информационных технологиях позволяет оснастить американские вооруженные силы неядерными высокоточными вооружениями, способными сводить к минимуму способность противника предпринимать действия против войск и территории США.

В ходе осенней кампании 2001 года против талибов и "Аль-Каиды" новые системы вооружений впервые сыграли решающую роль в боевых действиях. Это позволило избежать привлечения крупных группировок американских войск для проведения крупномасштабных наземных операций и свести потери США к минимуму.

Новая военно-стратегическая концепция США предусматривает достижение политических целей войны против любого противника без применения ядерного оружия. Вместе с тем не исключается, что противник, не имея возможности вести ответные действия против американских войск с помощью обычных вооружений, использует "асимметричный ответ" и применит против США оружие массового уничтожения - баллистические ракеты с ядерными, химическими и биологическими боезарядами. Использование ОМУ будет нивелировать американское превосходство в обычных вооружениях и сдерживать применение вооруженных сил США.

Поэтому особое место в планах Пентагона занимает противоракетная оборона. При этом рассматривается широкий спектр различных систем ПРО как стратегического, так и тактического назначения. Финансирование НИОКР по противоракетной обороне за последние два года выросло примерно в 2 раза. При этом большинство программ находится в стадии НИР, хотя часть программ перешла в стадию ОКР.

Наибольшее продвижение достигнуто в области тактической ПРО. В конце 90-х годов началось производство и развертывание системы "Патриот" 3-й модификации, способной осуществлять перехват оперативно-тактических баллистических ракет типа "Скад". Кроме того, в ближайшие годы намечается проведение испытаний системы ПРО воздушного базирования с использованием химического лазера, установленного на самолете "Боинг".

Следует подчеркнуть, что, резко увеличив расходы на противоракетную оборону, администрация Буша фактически отказалась от планов развертывания ограниченной НПРО (100-250 перехватчиков), которые были разработаны администрацией Клинтона. Пока осуществляется развертывание только систем тактической ПРО. В сфере стратегической дело ограничивается проведением исследований, испытанием и созданием прототипов. На практике руководство США интенсифицировало НИОКР по противоракетной обороне, но не приняло окончательного решения по архитектуре стратегической ПРО.

Ядерная политика

В ходе избирательной кампании Буш-младший обещал провести радикальный пересмотр ядерной политики США. Однако этого не произошло. Принятый в январе 2002 года документ "Обзор ядерной стратегии", как можно судить по имеющейся в печати информации, не затрагивает основы подхода США к ядерному оружию.

Количественные сокращения ядерных вооружений (до 3800 развернутых боезарядов в 2007 году и 1700-2200 боезарядов в 2012-м) сохраняют стратегические силы США на уровне, необходимом для ведения ядерной войны против России. Хотя такая война считается маловероятной, Россия по-прежнему считается единственной страной в мире, способной уничтожить Соединенные Штаты. Поэтому состав и структура американских стратегических наступательных сил позволяют осуществлять любой вариант нанесения ядерных ударов по России в рамках интегрированного плана СИОП, включая упреждающий противосиловой удар.

Помимо России и Китая объектами американской ядерной политики являются и так называемые государства-изгои. Это включенные Бушем в "ось зла" Ирак, Иран и Северная Корея, а также Ливия и Сирия, которых США обвиняют в попытках создать оружие массового уничтожения.

При этом Вашингтон, с одной стороны, предупреждает потенциальных противников, что применит против них ядерное оружие, если они попытаются использовать против Соединенных Штатов и американских союзников химическое или биологическое оружие, а с другой - объявляет, что не допустит получения этими странами доступа к ОМУ.

В этой связи важное значение имеет содержащийся в "Обзоре ядерной стратегии" тезис относительно необходимости разработки нового малогабаритного ядерного боеприпаса, способного поражать подземные бункеры, в которых может храниться химическое, биологическое оружие. Такие боеприпасы могут быть использованы и для поражения других сверхзащищенных целей, включая подземные пункты военного и политического управления.

Вместе с тем в новой доктрине США ядерное оружие утрачивает главенствующую роль, как это было в период холодной войны, и становится интегрированной частью новой стратегической триады, создание которой провозглашено в "Обзоре ядерной стратегии". Если раньше под стратегической триадой понималось три вида носителей ядерного оружия (МБР, БРПЛ и ТБ), то теперь составными частями триады становятся стратегические наступательные вооружения, противоракетная оборона и высокоточное обычное оружие, подкрепленные способностью к еще большему наращиванию военного потенциала. Именно сочетание этих трех компонентов должно обеспечить подавляющее военное превосходство США в XXI веке.

Ставка на односторонние действия

Умеренно-либеральные демократы, находившиеся у власти в США при администрации Клинтона, пытались консолидировать результаты победы в холодной войне и оформить американское лидерство в глобализирующемся мире прежде всего невоенными средствами.

Новое руководство США отвергло ставку на многосторонние действия. С точки зрения республиканцев, для обеспечения американского лидерства не требуется опоры на международный консенсус. После прихода к власти администрация Буша-младшего провозгласила курс на односторонние действия: США будут действовать вместе с союзниками там, где это возможно, но готовы действовать самостоятельно там, где это необходимо. Подобная позиция исходит из того, что американские союзники не имеют альтернативы - они будут вынуждены поддерживать Соединенные Штаты, поскольку не в состоянии действовать самостоятельно, тем более - вопреки Вашингтону.

Если при проведении операции в Афганистане США заручились соответствующими резолюциями Совета Безопасности ООН, то в дальнейшем, похоже, администрация Буша не намерена испрашивать санкцию для расширения масштабов операции. Так, Соединенные Штаты приняли решение о направлении своих сил на Филиппины, в Йемен, Грузию. Началась подготовка широкомасштабной военной операции против Ирака. Таким образом, установка на односторонние силовые действия вновь возобладала в Вашингтоне.

Особенно резкое отторжение вызывает у правого крыла администрации Буша режим контроля над вооружениями. С точки зрения консервативных республиканцев, контроль над вооружениями стал препятствием для обеспечения подавляющего военного превосходства США. По мнению нынешних руководителей Пентагона, американское военное строительство не должно быть ограничено режимом контроля над вооружениями, поскольку такой режим воспринимается как односторонние ограничения для США. В то же время американским интересам отвечает нераспространение оружия массового поражения и средств его доставки ("асимметричный ответ").

Нынешний министр обороны Дональд Рамсфелд еще во время своего первого пребывания на посту министра обороны в 1975-1976 гг. сорвал подписание Договора ОСВ-2. В 1998 году возглавляемая им комиссия обеспечила пропагандистское прикрытие планов НПРО, объявив (вопреки мнению большинства экспертов), что через 5 лет "государства-изгои" могут создать МБР, способные поражать американскую территорию. В январе 2001 года, накануне инаугурации Буша-младшего, был опубликован доклад второй комиссии Рамсфелда с требованием ускоренной милитаризации космоса.

Второй эшелон в Пентагоне и ряд других важных постов в администрации заняли выдвиженцы Ричарда Перла, который на протяжении 30 лет ведет непримиримую борьбу против контроля над вооружениями. Еще в 1972 году Перл, бывший тогда помощником сенатора Джексона, пытался сорвать заключение договоренностей по ПРО и ОСВ-1. Для него и его сторонников любой договор по контролю над вооружениями по определению невыгоден США, поскольку ограничивает свободу односторонних американских действий.

Когда при Джордже Буше-старшем завершилась холодная война, то Россия унаследовала от СССР режим двустороннего (с США) контроля над вооружениями. Но в отличие от Советского Союза Россия не была и не может быть сверхдержавой, равной по мощи Соединенным Штатам. В условиях острейшего социально-экономического и политического кризиса, в котором наша страна пребывала в 90-е годы, возникла колоссальная асимметрия между Вашингтоном и Москвой.

С момента прихода к власти нынешняя администрация не скрывала намерения выйти из Договора по ПРО. При этом утверждалось, что раз Россия и США больше не являются врагами, то договоры между ними по контролю над вооружениями теперь не нужны. Вместо этого предлагалось создать некие "новые стратегические рамки". Однако Россия не согласилась одновременно с США объявить о прекращении действия Договора. Против выступили Китай и другие страны, включая ключевых американских союзников по НАТО. Объявив 13 декабря 2001 г. о выходе из Договора по ПРО, США продемонстрировали, что больше не намерены сохранять видимость стратегического паритета. Администрация Буша поставила окончательную точку в истории холодной войны. Взяв курс на обеспечение абсолютного военного превосходства, Вашингтон не намерен признавать Москву, Пекин или кого-либо еще равным себе по стратегическому статусу.

Последствия для российско-американских отношений

После 11 сентября 2001 года возникла перспектива качественного поворота в российско-американских отношениях. Впервые за полвека у Москвы и Вашингтона появился общий враг - международный терроризм. США и Россия оказались де-факто союзниками в войне против талибов и бен Ладена. Достигнутый на высшем уровне прорыв позволял радикально трансформировать российско-американские отношения, используя заинтересованность Вашингтона в поддержке Москвы при проведении антитеррористической операции в Афганистане. Однако вместо закрепления наметившегося после 11 сентября прорыва в российско-американских отношениях наметилась опасная неопределенность. Несомненно, выбор момента для одностороннего выхода из Договора по ПРО связан с возникшим в Вашингтоне "головокружением от успехов" в войне в Афганистане. В администрации Буша есть влиятельное крыло, которое не заинтересовано в закреплении новых форм взаимодействия с Россией.

К сожалению, реализация наметившихся перспектив была в значительной степени осложнена из-за инертной, нескоординированной позиции российских бюрократических ведомств, в результате чего было упущено время и возникла реальная опасность того, что открывшиеся после 11 сентября 2001 г. возможности не будут использованы.

Во-первых, за прошедшие полгода Россия не получила никаких уступок в экономической сфере. По-прежнему выдвигаются чрезмерно жесткие условия принятия России в ВТО. Нет движения в решении проблемы облегчения долгового бремени России. Даже поправка Джексона-Вэника до сих пор не отменена. Все это осложняет перспективы долгосрочного роста российской экономики.

Во-вторых, необоснованно затянулось формирование нового Совета Россия-НАТО, до сих пор не определены его функции и полномочия. В то же время фактически предрешен вопрос о принятии в НАТО целого ряда стран, включая государства Балтии. Помимо того произошло закрепление военных позиций США и НАТО в Центральной Азии и Закавказье.

В-третьих, существенно подорван в результате односторонних действий США режим контроля над стратегическими вооружениями. Москва была вынуждена принять выход Вашингтона из Договора по ПРО и отказ от введения в силу Договора СНВ-2. Серьезные проблемы возникли при определении статуса и параметров новых российско-американских договоренностей по стратегическим вооружениям.

Даже после 11 сентября 2001 года, когда на первый план выдвинулись вопросы российско-американского сотрудничества, а не контроля над вооружениями, не были до конца использованы возможности затормозить выход США из Договора по ПРО. Принцип "увязки" различных вопросов - нормальная практика американской политики со времен пресловутой поправки Джексона-Вэника (которую США только теперь собрались отменять, но пока не отменили).

Тем не менее пока все еще остается открытым "окно возможности" для того, чтобы изменить весь характер отношений, модель взаимодействия между Россией и США, Россией и НАТО. Но, для того чтобы реализовать эту возможность, необходимо закрепить прорыв, произошедший на высшем политическом уровне, в конкретных соглашениях и договорах, в новых механизмах взаимодействия. В мае на встрече министров НАТО в Рейкьявике может быть достигнута договоренность о создании нового Совета Россия-НАТО, который мог бы на основе консенсуса решать некоторые ключевые вопросы европейской безопасности. Также в мае, во время визита президента Буша в Россию, могут быть подписаны важные документы, в том числе новое соглашение по стратегическим вооружениям. В июне на встрече "большой восьмерки" могут быть приняты некоторые решения по экономическим вопросам, имеющим большое значение для России.

Как обеспечить взаимодействие России и США?

Во-первых, стороны должны провозгласить совместную цель - формирование новой модели, основанной на сотрудничестве и общих интересах. В результате стороны должны заменить рамки взаимного гарантированного уничтожения новыми рамками - взаимной гарантированной безопасности.

Во-вторых, новые рамки российско-американских стратегических отношений должны быть закреплены и институциализированы, например, в двустороннем договоре о взаимной безопасности.

В-третьих, для радикальной трансформации отношений между Россией и США требуется переходный период, в ходе которого должны поэтапно создаваться новые механизмы стратегического сотрудничества и демонтироваться конфронтационные элементы, унаследованные от советско-американского соперничества. Главное - это не контроль над вооружениями, а переход к партнерским отношениям с США и НАТО. Надо безотлагательно создать новый "Совет двадцати" с участием России и членов НАТО. Кроме того, почему бы Москве не предложить Вашингтону заключить двусторонний Договор о совместной безопасности? Если пока администрация Буша не готова к полномасштабному договору, надо подписать Исполнительное соглашение о сотрудничестве в борьбе с международным терроризмом, создав таким образом первую юридическую и институциональную базу политического, военного и разведывательного сотрудничества, которое началось в последние месяцы.

Стоит заново посмотреть на проблему объединения усилий для создания ПРО. Ведь при всех финансово-экономических слабостях у России есть очень серьезные технологические заделы в этой области. Вокруг Москвы развернута единственная в мире система стратегической ПРО, ограниченная по своим возможностям, но действующая уже несколько десятилетий. У нас есть достаточно эффективные системы тактической ПРО. Наконец, Россия сыграла ведущую роль в таких многосторонних гражданских проектах, как Многонациональная космическая станция и морской космодром. Хотя бы частично этот бесценный опыт может быть применен и в военной сфере. Было бы целесообразно предложить США начать консультации по этой проблеме. В условиях, когда перестанут действовать ограничения Договора по ПРО, - это единственный способ обеспечить предсказуемость развития ситуации в сфере противоракетной обороны.

Необходимо проанализировать последствия возможного принятия закона Лугара-Байдена, предусматривающего списание российских внешних долгов США и аналогичные меры Парижского клуба при условии, что Россия обязуется расходовать эти средства на уничтожение оружия массового поражения. Снятие или значительное облегчение долгового бремени существенно улучшит экономическую ситуацию, сократит утечку капитала и укрепит федеральный бюджет России в условиях падения доходов от экспорта нефти.

Вместе с тем не стоит преждевременно хоронить режим контроля над вооружениями. Нельзя отказываться от требования о международно-правовом оформлении договоренностей о новых сокращениях СНВ. Ведь американцы заинтересованы в сохранении режима транспарентности, мер верификации и проверки. Но правовой статус Договора СНВ-1, который обеспечивает этот режим, оказался под вопросом, поскольку его соблюдение увязано с Договором по ПРО. США должны понять, что такой режим может сохраниться только в случае его юридического закрепления, для чего необходимо подписать Договор СНВ-3 (или Исполнительное соглашение, как это было сделано в 1972 г. с Соглашением ОСВ-1). Такая договоренность может быть зафиксирована в небольшом по объему (2-3 страницы) документе и устанавливать общий потолок стратегических наступательных вооружений на уровне 1500-2000 боеголовок, предоставляя каждой стороне возможность самостоятельно определять конфигурацию и состав своих СЯС. Новая договоренность заменила бы Договор СНВ-1, сохранив ссылку на верификационный режим, установленный по СНВ-1 и предусмотрев возможность его модификации.

К сожалению, этот оптимистический сценарий выглядит не слишком убедительно, если Соединенные Штаты не продемонстрируют готовность на практике признать российские интересы.

Асимметрия в положении двух стран сегодня слишком велика. ВВП США превышает ВВП России в 30 раз по обменному курсу и в 10 раз по паритету покупательной стоимости. Еще более заметен разрыв в сфере военных расходов. Но не стоит забывать, что среди многочисленных американских союзников и партнеров сегодня никто не равен США по совокупной силе. Нередко Вашингтон использует это в своих интересах, и доктрина Буша четко фиксирует американские претензии на лидерство. Тем не менее свою выгоду от сотрудничества с США получает и Западная Европа, и Япония, и даже крошечный Израиль. Нам тоже надо научиться использовать взаимодействие с Соединенными Штатами для защиты российских интересов.

@@@
Доктрина Буша и перспективы российско-американских отношений
Дружить против Москвы
Евразийство: от философии к политике
Европа опять не готова к зиме
Европейское строительство на пепелище
Есть ли друзья у России?
Жертвы немецкой спецпрокуратуры

За гранью ординарного

@@

Путину стоило бы присмотреться к "Манчестер Юнайтед"

2003-11-13 / Дарио Тюбурн - аналитик Центра исследования мировых рынков, Лондон.



Девиз ЮКОСа "Мы вместе" привлекает скорее западную, чем российскую публику. Зарубежные правительства и общественность в целом принимают сторону ЮКОСа и выстраиваются в шеренгу, критикуя арест Михаила Ходорковского и предупреждая о ползущем кагэбэшном перевороте в Кремле. Важно осознавать, почему арест бизнесмена, который в конце концов обвиняется в таких серьезных корпоративных преступлениях, как крупное присвоение государственных средств, уклонение от уплаты налогов и мошенничество, продолжает вызывать такую негативную реакцию. Что касается общественного мнения, ответ несложен: СМИ просто обратились к сценарию времен холодной войны, при котором меряются силами не реформированный КГБ, с одной стороны, и современные диссиденты, с другой.

@@@
За гранью ординарного
Загадки японской кампании
Закажите мне дождь
Запад возрождает холодную войну
Запад дает Медведеву шанс
Запад обкатывает свою "доктрину Брежнева"
Западные СМИ спорят о "неизвестном газе"

Збигнев Бжезинский ищет формулу безопасности

@@

Сотрудничество Вашингтона и Ташкента гарантирует стабильность в Центральной Азии, считает профессор

2003-11-11 / Шерзод Кудратходжаев Бывший советник президента США по вопросам национальной безопасности Збигнев Бжезинский на прошлой неделе вновь посетил страны СНГ. На этот раз он побывал в Ташкенте, где обсудил с президентом Исламом Каримовым вопросы укрепления мира и безопасности в регионе, и в Баку, где встретился с президентом Ильхамом Алиевым и обнадежил его в плане возможного скорого вступления Азербайджана в НАТО. В эксклюзивном интервью "НГ" он рассказал о том, что США рассматривает Узбекистан как оплот своего влияния в Центральной Азии.



-Сегодня в моде хантингтоновская трактовка столкновения цивилизаций. В свете событий 11 сентября насколько она реальна или это только гипотеза?

- Можно говорить как о столкновении внутри цивилизаций, так и между цивилизациями. Я считаю опасным обобщать конфликт между исламским миром и Западом. Мы живем в постоянно меняющемся мире, в котором существует огромное количество различного рода конфликтов. Но сейчас нет такого основополагающего конфликта между двумя цивилизациями, как это было во время холодной войны, где были два всем понятных и ясных полярных мира - коммунизм и капитализм. Сегодня в мире все намного сложнее, существуют заблуждения философского уровня, межрелигиозных недопониманий, и даже внутри отдельных религий не все столь гладко. Следовательно, конфликт цивилизаций - это всего лишь один из аспектов той сложной реальности, в которой мы живем.

@@@
Збигнев Бжезинский ищет формулу безопасности
Злостный папа
Золотой век Транссиба
Игорь Иванов: "Отставка Президента дестабилизирует ситуацию в мире"
Игорь Шувалов: Путин не шутит
Игорь Юргенс: "Балтия для нас - не "баррикада", а "мост" в Европу
Избавление от иллюзий?

Изменилась ли Россия?

@@

Нельзя поддаваться давлению тяжелых обстоятельств в критических ситуациях

2000-09-02 / Михаил Горбачев Статья подготовлена для "Нью-Йорк таймс синдикейшн" ?.



АВГУСТ вновь оказался тяжелым месяцем для России. Одно за другим произошли катастрофические события. Сначала взрыв в подземном переходе в центре Москвы, повлекший человеческие жертвы, затем катастрофа в Баренцевом море - гибель атомной подводной лодки "Курск", флагмана Северного флота, на борту которой находились 118 человек. И, наконец, беспрецедентный пожар на Останкинской телебашне.

У каждого этого драматического события свои причины, свои последствия. Но все, вместе взятые, они создали кризисную ситуацию в стране. Прежде всего это проявилось в том, как информировалось общество обо всех этих событиях. Страна вновь столкнулась с недостатком информации. У людей возникали вопросы и относительно некоторых заявлений и действий властей.

Что же касается катастрофы подводной лодки в Баренцевом море, то граждане России оказались в неведении. Трудно отделаться от впечатления, что в этом случае просто проводилась линия на замалчивание, на сокрытие подлинных фактов гибели лодки. У россиян сложилось мнение, что на начальном этапе и президент не получал полной информации. Дефицит гласности, открытости вызвал негативную реакцию общественности. Это нанесло тяжелый удар по отношениям между властью и обществом, которые с приходом на пост президента Российской Федерации Владимира Путина начали меняться к лучшему.

Пресса, оказавшись в ситуации, когда был нарушен контакт между ней и властями, делая нужное дело, добиваясь получения достоверной информации по всем случившимся событиям, в какой-то момент поддалась страстям, эмоциям, всякого рода слухам. А некоторые средства массовой информации, обвиняя российские власти в пренебрежении к жизни людей, по существу, сбивались на подстрекательство.

Конечно, власти допустили ошибки, причем самые грубые, неприемлемые для демократического общества. В трагедии в Баренцевом море с опозданием действовал и президент. Впервые в своей политической деятельности он оказался в такой острой ситуации. По-видимому, здесь сказался недостаток опыта. Тем не менее у него хватило и выдержки, и решимости для того, чтобы не допустить выхода ситуации из-под контроля. Президент принял энергичные меры, чтобы исправить допущенные ошибки.

Сейчас очень важно извлечь уроки из всего того, что произошло, решать практические проблемы, которые высветила эта критическая ситуация.

Еще до этих драматических событий я неоднократно говорил о значении гласности, своевременного и полного информирования общества со стороны властей и ответственности средств массовой информации. Теперь хочу с особой силой подчеркнуть: для выхода страны из кризиса, в котором она оказалась, для достижения положительных результатов в проведении политики нового руководства исключительно важно не только не ослаблять, но и укреплять демократию, сохранять, защищать и поддерживать свободную прессу. Не только общество, но прежде всего власти, и в первую очередь президент, заинтересованы в свободной, независимой, ответственной прессе.

И это первый урок, который надо усвоить на будущее. И хотя в горячке событий у журналистов эмоции порой хватали через край, преобладали над беспристрастным изложением фактов, о чем я уже говорил выше, тем не менее обвинять средства массовой информации в сознательном нагнетании обстановки - ошибочно.

Надо сказать, что и западные средства массовой информации на начальном этапе возникшей кризисной ситуации в стране не всегда следовали принципам объективности, ответственности в освещении событий в России. Я бы даже сказал, что некоторые обвинения отдавали духом холодной войны. Россию начали обвинять в том, что в ней ничего не изменилось за последние 15 лет. Это неправда. То, как проявили себя и российская общественность, и наши средства массовой информации в эти дни, - тому подтверждение.

Я приветствую твердую позицию Владимира Путина, взявшего под жесткий контроль выяснение причин происшедших событий, поддерживаю стремление связать это с шагами, которые осуществляют он и его правительство по повышению роли государственных органов, наведению порядка в стране, укреплению законности, оздоровлению экономики, модернизации промышленной и городской инфраструктуры.

В эти дни снова очень остро обсуждалось нынешнее состояние российских Вооруженных сил. Двух мнений быть не может - России нужна современная компактная боеспособная армия. На протяжении последних лет было много разговоров о военной реформе, но режим Ельцина оказался не способен ее провести. Как мне представляется, президент Путин не только понимает необходимость и важность военной реформы, но и избрал правильный подход к решению этой государственной задачи.

И еще один урок. Это урок, который должно усвоить все общество. Нельзя поддаваться давлению тяжелых обстоятельств в критических ситуациях. И власти, и средства массовой информации, и все граждане должны проявлять выдержку, вести себя ответственно, с достоинством.

Думаю, мы не можем согласиться с теми, кто пытается поставить вопрос о пересмотре линии на поддержку президента. Случилась большая беда. Но беда в нашей стране всегда объединяла людей. И мы все должны действовать так, чтобы это объединение вылилось в большое взаимопонимание и между гражданами, и между обществом и властью.

@@@
Изменилась ли Россия?
Интернационализация лоббизма
Интернет и деньги помогли Бушу
Испытания насторожили Европу и США
История не заканчивается
Йошка Фишер - могильщик российско-германских отношений
КНДР не считает Японию партнером по переговорам

Каддафи-младший в роли посредника

@@

Ливия готова к политическому сближению с Западом

2001-11-16 / Алексей Андреев, Марат Ражбадинов







Сын ливийского лидера Муамара Каддафи 29-летний Саиф аль-Ислам нанес визит в Берлин, где обсудил с руководителем ведомства федерального канцлера Германии Франком-Вальтером Штайнмайером перспективы сотрудничества своей страны с Западом в нынешней антитеррористической кампании. После того как месяц назад ливийцы ознакомили американские спецслужбы с досье на активистов исламистских террористических организаций, связанных с бен Ладеном и представляющих для Триполи такую же опасность, как и для США, наметился явный поворот общего внешнеполитического курса Ливийской Джамахирии. Одновременно с поездкой Саифа Каддафи в Европу в Нью-Йорке на 56-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН выступил ливийский министр иностранных дел Абдурахман Мухаммед Шалькам, призвавший к реорганизации структур и методов работы ООН с тем, чтобы международное сообщество могло "адекватно отвечать на вызовы современной эпохи", связанные, в частности, с эскалацией международного терроризма.

Сам Муамар Каддафи всегда четко улавливал конъюнктуру современных международных отношений. По окончании глобальной холодной войны между США и СССР стали меняться и приоритеты его внешней политики. Если в 1986 г. Каддафи заявлял, что "США являются врагами всех арабов, главным источником нависшей над ними опасности", то спустя одиннадцать лет он уже утверждал, что "у Ливии нет политических проблем с Западом, проблема заключается в религиозной и расистской ненависти, которую испытывают к нам западные крестоносцы". При этом ливийское руководство все чаще стало говорить об "африканском единстве" (порой даже в ущерб идеям панарабизма) и "исламской солидарности". Одно время последнему отдавался явный приоритет. С сентября 1989 г. Каддафи стал регулярно собирать в Бенгази крупных деятелей исламского мира для того, чтобы "сформировать руководство мировой исламской революцией". По инициативе лидера Джамахирии развернулась деятельность международной религиозной ассоциации "Всемирный исламский призыв".

Более того, одно время Каддафи оказывал гостеприимство даже некоторым исламистским лидерам, таким, например, как лидер алжирской "Исламской армии спасения" Мадани Мезрак или руководитель "Движения марокканской молодежи" Абделькарим Мути. Однако в 90-х гг. ливийскому лидеру пришлось столкнуться с ростом внутренней религиозной оппозиции. Одно дело, когда игра с исламистами шла по правилам, удовлетворявшим обе стороны. И совсем другое, когда Каддафи стал неожиданно вводить некие новации в само религиозное учение ислама. К примеру, лидер Джамахирии стал вести летоисчисление мусульманского календаря не со дня переселения пророка Мухаммада в Медину в 622 г., как это принято в исламском мире, а с момента его смерти в 632 г. А затем Каддафи скорректировал уже самого себя, приняв за точку отсчета день рождения Мухаммада в 570 г.

Полный развод ливийского лидера с исламистами произошел после экстрадиции в 1996-1997 гг. из Ливии сотни алжирских религиозных радикалов. В декабре 1997 г. Каддафи даже создал специальный "фильтрационный" лагерь для тотальной проверки всех алжирцев, работающих в Ливии. В 1998 г. Ливия добилась соглашения с Саудовской Аравией и Йеменом о выдаче ливийских исламистов, укрывающихся в этих странах. Интересно, что после того, как официальный Лондон отказался выдать Триполи четверых беглых оппозиционеров, Каддафи стал обвинять Великобританию и США в стремлении сместить руководство Джмахирии с помощью радикальной исламской оппозиции его режиму. В августе 1998 г. бывший сотрудник британской контрразведки МИ-5 Дэвид Шейлер заявил, что английская внешняя разведка МИ-6 передала 100 тыс. фунтов стерлингов (160 тыс. долл.) ливийским исламистам для организации покушения на Каддафи. Хотя МИД Великобритании сразу же дал опровержение, сам виновник скандала вскоре оказался в британской тюрьме за разглашение государственной тайны.

@@@
Каддафи-младший в роли посредника
Какой я вижу Россию конца XX века?
Капитуляция или переход к партнерству?
Карибским офшорам приходит конец
Ким Чен Ир повышает ставки
Киссинджер в Москве
Книжная война продолжается

Коллективный Совбез в Минске

@@

На повестке дня - борьба против терроризма по всем направлениям

2001-12-06 / Вадим Соловьев



Международная борьба против терроризма объективно способствовала и упрочению рядов внутри Договора о коллективной безопасности (ДКБ) стран СНГ. Такую тенденцию отметил заместитель секретаря Совбеза РФ Олег Чернов накануне четвертого заседания секретарей советов безопасности государств, входящих в ДКБ. Их встреча проходит 6-7 декабря в Минске. Помимо постоянных членов - России, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана, в качестве наблюдателей присутствуют секретари совбезов или их представители практически от всех стран СНГ, в том числе Украины, Грузии, которые традиционно сторонятся участия в других совместных мероприятиях ДКБ. На этот раз с учетом внутриполитических особенностей в Туркмении и Узбекистане посланцев оттуда нет, однако имеется договоренность о том, что Москва подробно проинформирует Ашхабад и Ташкент о ходе и результатах заседания.

Постоянные сборы секретарей совбезов стали проводиться совсем недавно. Их инициатором выступил нынешний президент России еще в 1999 году, когда еще сам вел дела СБ РФ. После первой встречи в Москве в конце 2000 года состоялись еще две - в Ереване (апрель 2001 года) и в Душанбе (октябрь 2001 года). Тем не менее, по оценкам ряда авторитетных международных организаций, в том числе и Европейского союза и ОБСЕ, члены ДКБ после трагедии 11 сентября в США оказались наиболее подготовленными к совместным действиям против терроризма, чем какие-либо коалиции государств. В таких оценках Олег Чернов усматривает высокие потенциальные возможности ДКБ в целом.

В частности, на встрече в Минске на повестку дня поставлены прежде всего вопросы борьбы с терроризмом и его основной финансовой подпиткой в виде наркобизнеса. Во главу угла поставлено обсуждение вопросов по унификации законодательств в плане искоренения "международного зла", 1 2 зон ответственности по вскрытию и ликвидации каналов его финансирования, процедуры выдачи преступников и другие вопросы взаимодействия. Ведется откровенный разговор о ситуации в Афганистане, поствоенном урегулировании положения внутри этой страны.

Различные аспекты противодействия незаконному обороту наркотиков также подвергаются тщательному анализу со стороны секретарей совбезов. Тенденции в данной сфере оцениваются как крайне неблагоприятные. Только в России в нынешнем году изъято полторы тонны зелья, зарегистрировано свыше 3,6 тыс. преступлений на этой почве. В недавно утвержденной программе борьбы с организованной преступностью на территории СНГ содержится обширный раздел, посвященный пресечению наркобизнеса, но он нуждается в детализации, чем и занимаются собравшиеся в Минске.

Война в Афганистане в известной мере дезорганизовала систему производства и сбыта наркотиков. Следовательно, резонно ожидать перегруппировки сил и средств наркодельцов. Выработать меры по их упреждению как раз и стремятся секретари совбезов. Хотя задача эта - не простая.

Участники минского заседания намерены также обсудить, каким образом можно было бы совершенствовать обмен оперативной информацией, как наилучшим образом отстроить этот механизм, поскольку совбезы через президентскую вертикаль имеют возможность довести соответствующие поручения до всех структур исполнительной власти. Потенциал здесь высокий - только в специальном управлении российского МВД за короткий срок накоплено около полумиллиона информаций по интересующим спецслужбы темам.

Секретари СБ выступают против двойных стандартов, которые применяют США внутри антитеррористической коалиции. Неправомерным признается положение, когда Пакистан получает значительные преференции со стороны Вашингтона и его союзников, в то время как отношение к России, центральноазиатским республикам практически не меняется (сохраняются, например, ограничения на торговлю периода холодной войны). Расширение активности антиталибского союза требует и равных подходов, в том числе и к членам ДКБ.

@@@
Коллективный Совбез в Минске
Конголезский водоворот
Кондолиза Райс без эмоций и вражды
Конфронтация или диалог?
Концепция внешней политики Российской Федерации
Космическая ось российско-американских отношений
Космос без оружия

Косовский колокол

@@

Международные отношения после югославского похода НАТО

2000-08-18 / Карен Нерсесович Брутенц - профессор. Время и старания заинтересованных политических сил уже вытеснили антиюгославскую агрессию НАТО с авансцены международной политики. Между тем ее фундаментальное значение отнюдь не уменьшилось, а натовцы не отказались от опробованной стратегии.







США утверждают, что операция в Косово не станет прецедентом.

Фото АП

ПерваЯ война НАТО и предначертавшая ее "новая стратегическая концепция" альянса проложили принципиальный рубеж в развитии международных отношений после холодной войны. Они как бы венчают 90-е годы - период пребывания международной жизни на некоем перекрестке - и угрожают стать введением в ХХI век. Собственно, югославская операция и призвана была возвестить зарю "нового мирового порядка", очерчивающего военно-политические и стратегические рамки для глобализации, ввести в "новую эру" - эру, по определению английской "Таймс", "военных интервенций НАТО".

Завершение холодной войны породило надежды на формирование мирового сообщества, на установление порядка, опирающегося на баланс интересов его членов, на международные демократические процедуры. Ожидания эти оказались, однако, преждевременными. С одной стороны, заявили о себе противоречия и конфликты, до того зажатые в тисках советско-американского дуумвирата, и возникло то, что многие политологи окрестили "мировым беспорядком". С другой - холодная война была конфронтацией не только двух общественных систем, но и двух сверхдержав за преобладание в мире, и исчезновение СССР привело к исчезновению относительного международного равновесия и возникновению однополярного мира. США стали не просто единственной супердержавой, но и "чрезмерной державой" (определение французского министра иностранных дел Юбера Ведрина), обладающей беспрецедентным экономическим, информационным и особенно военным превосходством. На них в определенном смысле работает и маховик глобализации. США - главный субъект этого процесса, в то время как многие страны скорее лишь его объекты.

Оказавшись в таком положении, США не удержались от соблазна пойти по традиционной имперской колее.

Расширение НАТО; новая концепция альянса, превращающая его в наступательный союз, не связанный международной законностью и замахивающийся едва ли не на весь мир; "освоение" постсоветского пространства и вытеснение оттуда России; увеличение военных расходов в "неконфронтационное" время (на 24 с лишним млрд. долл. в этом году) и намерение "взорвать" соглашение по ПРО; пренебрежительное отношение к ООН; боснийская операция; наконец, самоуправные бомбардировки Ирака, Афганистана и Судана - таковы некоторые приметы этой линии. Если в начале 90-х годов она была не слишком заметной, то теперь обозначилась совершенно четко. Югославские события же придали ей в определенном смысле завершенный вид. США теперь не только открыто претендуют на доминирующую роль и даже, я бы сказал, на свою исключительность, но и подают это как нечто естественное. Чего стоит, например, заявление президента Клинтона о том, что "США стоят особняком как незаменимая нация", не раз повторенное и другими американскими официальными лицами.

Сверхдержавность - это и специфическая идеология: мессианизм. С исчезновением СССР Соединенные Штаты стали единственным за пределами мусульманского мира мессианским государством.

Человечество сейчас переживает очень сложную полосу: глобализация, повышение роли общечеловеческих задач и одновременно кульминация мира национальных государств и начало преодоления планетарного порядка этого типа, национальная самоидентификация многих "отставших" народов. В этих условиях небывалую важность приобретает проблема соотношения и согласования общечеловеческих и национальных интересов. Кстати, она оказалась трудной и для "нового политического мышления". США по-своему "решают" эту проблему, фактически отождествляя свои интересы с общечеловеческими. По сути, США вступают в XXI век с амбициями и повесткой дня - преобразовать мир по своему подобию и, если нужно, силой, - сравнимыми по масштабам с помыслами Советской России в октябре 1917 года и Советского Союза после победы над гитлеризмом.

США бесцеремонно вмешиваются в дела других стран. Вашингтон действует как некая аттестационная комиссия, выставляющая государствам мира, как школьникам, отметки за поведение. Одно из последних изобретений на этом поприще - понятие "государства-изгои", недавно замененное на "государства, вызывающие озабоченность". Правда, с "изгоями" произошел конфуз. На недавнем заседании Совета взаимодействия (объединяет бывших президентов и глав правительств) Роберт Макнамара, бывший руководитель Пентагона, назвал государством-изгоем США "из-за растущей их тенденции действовать односторонне, не считаясь с озабоченностями других".

Как известно, лидеры НАТО оправдывали агрессию против Югославии гуманитарными соображениями. Нужным фоном были и заявления об антидемократическом режиме Милошевича. Хотя эти мотивы, несомненно, присутствовали, с самого начала были основания сомневаться, что именно они побудили натовцев спустить курок. Ведь "чувствительность" 3апада весьма избирательна.

Теперь же, когда мы уже явились свидетелями шокирующего развития событий в Косово (фактически под зонтиком НАТО), когда мы знаем о разрушении экономического потенциала и тысячах жертв в Югославии, о бедствиях для всего Балканского региона, - теперь особенно очевидна неубедительность ссылок на исключительно гуманитарные заботы. Стали известны и подробности переговоров в Рамбуйе, в частности, то, что натовцы, как подчеркнул Генри Киссинджер, а рriori были ориентированы на военное решение и специально предъявляли Югославии заведомо неприемлемые требования. Наконец, открылось, что натовские лидеры (например, английский министр иностранных дел Кук и министр обороны Робертсон - нынешний генсек НАТО), чтобы заполучить общественную поддержку агрессии, в десятки раз завышали число жертв среди албанцев.

Каковы же другие, геополитические, резоны югославского похода НАТО, прежде всего США? Думается, что это стремление США в очередной раз продемонстрировать миру подавляющую мощь военной машины и готовность использовать ее для закрепления гегемонии; утвердить жизнеспособность и необходимость НАТО в следующем столетии; запустить в действие ее "новую концепцию" и начать приучать мир к новым функциям альянса, как бы легитимировать их; плотнее запрячь Европу в оглобли американской глобальной стратегии, теснее "прикрепить" союзников к Атлантическому блоку, связав их войной и "кровью"; наконец, консолидировать господство США на Балканах.

Югославская операция была также частью натовской "зачистки" Европы, ее натоизации. Югославия одна пока выпадает из общего ряда. Когда США и в целом западники говорят об "установлении демократии" в Югославии, то фактически имеют в виду и это. Хорватский президент Туджман был не бульшим демократом, чем Милошевич, но зато он просился в НАТО, и его миновала американская немилость. Сегодня Запад - это не только сообщество демократических государств, но и военно-политическая коалиция. И в подходе натовцев демократия, по крайней мере в Европе, предполагает также прозападную, иначе говоря, пронатовскую позицию, а в конечном счете, и прямое членство в НАТО.

Насколько натовцам удалось осуществить задуманное? Руководители стран НАТО и самого альянса, часть западных СМИ, разумеется, продолжают говорить, хоть и без особого энтузиазма, о "победе" или, как предпочитает выражаться Мадлен Олбрайт, об "успехе". Однако среди значительной части политиков и печати господствует иное мнение. Вот определения, использованные солидными журналами, - английский "Экономист": "Бестолковая война, бестолковый мир", американский "Тайм": "Самая несуразная война в истории".

Да, всему миру была продемонстрирована огромная военная мощь США, их превосходство над всеми мыслимыми "вероятными противниками" и не в меньшей мере союзниками. Да, благодаря помощи России ("симпатичному", по выражению "Тайма", Черномырдину), которую натовцы, по их словам, сумели "взять на свой борт", удалось "спасти лицо" альянса ("Если бы Милошевич потянул еще пару недель, мы могли бы оказаться в беде", - признался журналу "Ньюс уик" "высокий американский представитель"). Но Милошевич остался, и Запад пытался компенсировать свою неудачу, не только открыто финансируя оппозицию и новоявленного демократа - черногорского премьера Джукановича (в недавнем прошлом активного протагониста балканских войн), но и прибегая к таким приемам, как снабжение топливом лишь тех городов, где правят противники официального Белграда. Да, удалось заставить югославских соседей с постыдным рвением обслуживать военные потребности альянса. Да, США сумели, правда, не без труда, сохранить блоковую дисциплину среди европейских союзников. Наконец, США в результате двух балканских войн стали стратегическим арбитром в Юго-Восточной Европе.

Но это все - удачи тактические. Что же касается стратегической стороны дела, то югославский поход НАТО окажет (и уже оказывает) скорее всего глубокое, но противоречивое воздействие на международные отношения. С одной стороны, он укрепляет позиции сторонников кулачной "юстиции". Человечество может оказаться отброшенным назад и в таком важнейшем вопросе, как ядерное разоружение, - после югославского эксперимента в безопасности могут себя чувствовать лишь страны, способные сделать агрессору "больно". "В послекосовский период именно меньшие страны могут повернуться к оружию массового уничтожения", - замечает Киссинджер. В целом югославские события, вероятно, приведут к наращиванию вооружений. Сильнейший удар нанесен по международной законности. Огромный, возможно, непоправимый ущерб причинен ООН.

Серьезно пострадала международная мораль. Действительно, после Косово "все можно". Впервые после Вьетнама выявилось, что и демократические страны способны к жестокосердным, агрессивным акциям в нарушение взятых обязательств, к преступлениям против человечности и что их руководители могут прибегать к обману общественности под благовидными предлогами.

И дело не только в самом факте агрессии, но и в характере войны. Даже "заслуженный ястреб" 3бигнев Бжезинский выражал в связи с этим тревогу. "Американская война, - писал он, - для большей части мира отдает новым технологическим расизмом. Высокотехничная дистанционная война велась так, будто в ее основе лежала предпосылка о том, что жизнью даже одного военнослужащего США не стоит рисковать, чтобы спасти жизни тысячи косоваров. Злорадство по поводу окончательного "счета" - 5000 убитых сербов против нуля американцев - попросту порождает глобальное ощущение вызывающего тревогу морального стандарта (выделено мною. - К.Б.)".

С другой стороны, агрессия против Югославии, к тому же превратившаяся из запланированной трехдневной прогулки в многодневную "казнь" суверенного государства и продемонстрировавшая готовность альянса "вбомбить" жертву в каменный век, послужила мощным сигналом опасности для многих государств. Фактически на югославском полигоне утверждалась - в рамках новой концепции НАТО - доктрина ограниченного суверенитета ненатовских государств (внутри блока она действует в той или иной мере уже давно).

Югославская акция, вызвав в мире широкое осуждение, заметно усиливает тенденцию отторжения американского гегемонизма. Изменились горизонты во взаимоотношениях России, Индии и Китая, резко протестовавших против агрессии. Когда раньше говорили о возможности тесного политического взаимодействия этих государств на мировой арене, это нередко воспринималось как утопия. Сегодня это выглядит иначе, и своеобразный "треугольник защиты независимости и суверенитета" в лице России, Индии и Китая, координация их действий в неприятии гегемонизма, в отстаивании многополюсности выглядят реальной перспективой. Разумеется, с одной оговоркой: если руководители названных стран окажутся на высоте возникшей исторической задачи и сумеют сочетать эту линию с готовностью к тесному сотрудничеству с Западом, с США, в котором все они жизненно заинтересованы. Не исключено, кстати, и то, что подобный "треугольник" мог бы нарастить новые грани. "Большинство азиатских государств, - констатировала влиятельная американская газета "Интернейшнл геральд трибюн", - нервничает: не станет ли это ("югославская операция". - К.Б.) прецедентом". Сходные настроения преобладают и в Латинской Америке. Да и в самих натовских государствах настрой населения существенно отличается от позиции правительств. Заатлантическая печать отмечает нарастание антиамериканских настроений.

Успокаивая международную общественность, ведущие деятели стран НАТО повторяют, что югославский эксперимент не станет прецедентом. Но теперь, когда натовцы нарушили собственный устав, перечеркнули многолетние заверения об оборонительном характере блока, таким заявлениям верить трудно. Да и не стоит забывать, что "новая стратегическая концепция" сохраняется на вооружении альянса. Более того, предпринимаются усилия, чтобы на будущее обеспечить большую поддержку этой "стратегии". По существу, этой задаче был подчинен состоявшийся в начале июля в Варшаве и спонсированный США Всемирный форум за демократию, где занимались проблемой "прав человека" и "расширения демократии" в мире. Характерно - французский министр иностранных дел отказался подписать финальную декларацию, заявив, что "права и демократия должны реализоваться через эволюцию, а не экспортироваться".

Не остался монолитным и сам блок. Уже в ходе операции за фасадом единства скрывались растущие противоречия и эгоистические расчеты участников: Франция, которая, демонстрируя лояльность, укрепляла свою позицию внутри блока в преддверии и в рамках борьбы за его европеизацию; Германия, которая, чувствуя себя, по выражению канцлера Шредера, "нормальной" и "совершеннолетней" страной, стряхивает ограничения, связанные с ее недавним прошлым, и расширяет свободу внешнеполитических действий и т.д. Югославская эпопея с ее ориентацией на безудержное силовое решение, с ее беспощадностью больше отвечает американской традиции и политической культуре, и ее итоги не могли не оставить в Европе политической оскомины, не породить сомнений в компетентности США как руководителя. Поражения на выборах ряда правящих социал-демократических партий Западной Европы, лидеры которых особенно рьяно поддержали интервенцию, вряд ли правильно относить целиком на счет их социально-экономической политики. Известный германский политик, ближайший сподвижник Вилли Брандта Эгон Бар заявил: "Я совершенно уверен, что у Европы сильно сократилось желание принимать участие в каких-либо интервенциях вне сферы деятельности НАТО".

Эти сомнения и опасения ложатся на подготовленную почву. Речь идет не только о торгово-экономических противоречиях, но о разных геополитических устремлениях в условиях, когда уже нет общего противника - Советского Союза. Достаточно сравнить американскую и европейскую позиции в отношении Китая и Ливии, Ирана и Кубы, Турции и Кипра, ООН и палестинской проблемы и т.д. Соединенные Штаты заинтересованы сделать НАТО инструментом своей глобальной гегемонистской стратегии. Европейцам же ни к чему "замахиваться" на весь мир, их амбиции куда скромнее. В существующих условиях они могут - и то в крайнем случае - остро прореагировать лишь на катаклизмы по ту сторону Средиземного моря. Тот же Бар, отмечая, что "НАТО является практически инструментом американской политики", подчеркивает: "Необходимо осознать, что в новой ситуации интересы Америки и Европы уже далеко не в такой степени конгруэнтны".

Добавим к этому неприятно поразившие западноевропейцев отсталость их военной машины, ее глубокую зависимость от инфраструктуры Пентагона, проявившиеся в ходе югославской операции, - и мы получим некий перечень, пусть неполный, резонов, по которым "Косово" послужит, скорее всего, усилению в Европе тяги к самостоятельности, к европеизации альянса. Шагом в этом направлении, возможно, явится и провозглашенное во Франкфурте западноевропейцами намерение создать "европейские силы быстрого реагирования" численностью в 40-60 тыс. человек. Следует, конечно, ожидать, что США сделают все, чтобы воспрепятствовать этому процессу или, на худой конец, его радикально затормозить. "Аморфность Евросоюза удовлетворила бы тех в Вашингтоне, кто стремится сохранить значительный контроль над Европой, дабы продвинуть американские глобальные цели и, порой, иллюзии", - писали недавно в газете "Нью-Йорк таймс" бывшие президент Франции Валери Жискар д"Эстен и канцлер ФРГ Гельмут Шмидт. Американский сенат уже сделал "предупредительный выстрел", выпустив резолюцию, фактически направленную против франкфуртского решения. Вашингтон попытается противопоставить одни европейские страны другим, использовать новые амбиции Германии. Впрочем, сделать это будет не просто. Известный американский обозреватель Пфафф констатирует, что "особое отношение" и "особая близость" Германии к США, "привилегированное положение" Вашингтона там, "опиравшиеся на ее ограниченный суверенитет, более не могут быть сохранены".

США страхуются и иными путями. Сейчас на ряде важнейших направлений европейской внешней политики расставлены представители Англии, которая неизменно выступает "коммивояжером" американской политики, - Джордж Робертсон и Кристофер Паттен и такой "человек Вашингтона", как Xавьер Солана.

Разумеется, европейский взгляд не является еще преобладающим среди политической элиты континента, и трудно сказать, в какие сроки и в какой мере это произойдет. Но он, несомненно, пробивает себе дорогу. Наивно было бы ожидать, что Европа ослабит свои тесные связи с США или тем более соскользнет к антиамериканизму (да и России это не нужно). Но вполне естественно и реалистично рассчитывать, что она способна занять во многих важных вопросах самостоятельную позицию. Известная американская журналистка Флора Льюис недавно в статье под заголовком "Нравится ли вам или вы боитесь этого, объединенная Европа движется вперед" писала: "США всегда говорили, что поддерживают идею (объединенной Европы. - К.Б.), и почти всегда препятствовали тому, чтобы иметь дело с реально единой Европой. Лучше бы США готовились к ней".

Есть еще один, притом серьезный, фактор, который может повлиять на позицию Европы. Это отношения с так называемыми развивающимися странами и прогнозирующая их на особый лад концепция создания "западной крепости", оберегающей "золотой миллиард" от океана бедняков планеты. С исчезновением СССР интерес Запада к бывшему третьему миру - недавнему полю геополитических битв двух сверхдержав - изрядно поугас. Но проблема остается. На долю "золотого миллиарда" приходится 85% личных доходов, на остальной же мир - 15%. Суммарное состояние трех самых богатых людей США превышает ВНП 48 самых бедных стран мира. И эти кричащие контрасты неразрывно связаны между собой. Чтобы на США приходилось 40% расходуемых мировых ресурсов, большая часть мира должна жить так, как она живет, - в нищете.

Как решить эту проблему в нынешних условиях, пожалуй, неведомо никому, но все дальновидные политики понимают - ее острота опасно нарастает. Запад пока в основном идет по наименее эффективному пути отгораживания, в частности через введение антиэмиграционных законов, при этом продолжая черпать из развивающихся стран не только традиционные товары, но и - новинка последних лет - кадры квалифицированных специалистов (США, например, ежегодно по специально выделяемым "скоростным" визам вывозят из Индии 60 тыс. программистов). Однако "охранительная" стратегия, создание окруженного военным частоколом заповедника, без опоры на США невозможны.

Европа, 10 лет назад с энтузиазмом приветствовавшая падение Берлинской стены, сегодня возводит на своих границах новые стены. Но эти меры в практическом плане бессмысленны (не говоря уже о правах человека). Стареющей Европе, чтобы сохранить привычный уровень жизни и "трещащую" пенсионную систему, жизненно необходима "свежая кровь" иммиграции: к 2025 году она будет нуждаться в 35 млн. иммигрантов (с семьями это перевалит за 100 млн.). К каким метаморфозам, внутренним и международным, это приведет, можно только гадать.

Подводя некий итог уже очевидных последствий югославской операции НАТО, как представляется, правомерно говорить скорее об отрицательном балансе для блока и его сюзерена. Показательна оценка, данная бывшим госсекретарем США Лоуренсом Иглбергером: "НАТО в краткосрочном плане победитель, но в долгосрочной перспективе - и НАТО и США останутся в проигрыше. Придется годами расплачиваться за ошибку войны Клинтона". Такое же мнение высказал другой бывший госсекретарь - Генри Киссинджер.

Югославская трагедия, несомненно, оказывает влияние и на проблему так называемой многополюсности, по крайней мере на отношение к ней многих государств. Продемонстрировав "прелести" однополярного мира, Косово расширяет круг ее сторонников. Как известно, вокруг этой проблемы идет дискуссия, и часть специалистов, иногда в силу ангажированности или загипнотизированности нынешним "сокрушительным" превосходством США, а порой ссылаясь на глобализацию, называют формулу многополюсности идеологическим мифом. На самом деле эта формула обобщает уже идущие в мировой экономике и политике процессы. Созвучна она и крепнущей тенденции отстаивания многообразия мира.

Твердые сторонники многополюсного мира и одновременно потенциальные полюса этой исподволь формирующейся структуры - Россия, Индия и Китай, а также многие другие государства. С подобных же позиций выступает Франция. О многополярном мире заговорил и канцлер ФРГ Шредер.

Разумеется, многополярность лишь вызревает, и, наверное, это не будет гладким и непрерывным процессом. Напротив, тенденция многополярности натолкнется на растущее сопротивление гегемонистских сил. Эти две тенденции будут, очевидно, развиваться параллельно, во взаимном противоборстве, и оно явится одним из главных направлений развития международных отношений в первые десятилетия ХХI века. Именно в ходе "перетягивания каната" решится вопрос: утвердится ли принцип вооруженного блокового вмешательства в жизнь суверенных государств, ведущий (независимо от "чистоты" намерений его поборников) к накоплению в международной жизни конфликтно-силового потенциала, чреватого серьезными военными противостояниями (которых не предотвратит и превосходящая мощь США), или же будет восстановлена в правах международная законность.

На ход и исход этого противоборства огромное влияние окажет возможная эволюция позиции США. Как никто другой, США могли бы сыграть ведущую роль в демократизации международных отношений, укреплении роли ООН как законодателя, организатора и полисмена международной жизни - быть мировым лидером в этом смысле. Напротив, гегемонистский курс, линия на увековечение однополярного мира, даже если это отчасти стимулируется стремлением заполнить "вакуум", "укротить" беспорядок или же гуманитарными порывами, не сулит США ничего хорошего уже в недалеком будущем. Даже 3бигнев Бжезинский признает, что американская гегемония недолговечна. Как ни велики возможности США, их не достанет, чтобы заставить остальной мир смириться с pax americana. К тому же не исключено, что, несмотря на нынешнее впечатляющее благополучие, США находятся, как предсказывает ряд экспертов, на пороге проявления серьезных экономических, политических и национальных проблем. Небесполезен тут и опыт истории - она немилосердна к каждому очередному претенденту на мировое господство.

В США немало людей - в том числе среди тех, к кому прислушивается общественное мнение, - критикующих курс администрации. Они считают, что нынешняя политика противопоставит США большей части мира, особенно Азии, и осложнит сохранение американских союзов, что их высокомерие порождает "возмущение" американской мощью даже среди наиболее важных партнеров и что "социальная инженерия, осуществляемая извне" (Босния, Косово), слишком сложное и малоэффективное занятие и т.д. и т.п.

Джордж Кеннан, "один из самых умных американских ветеранов" (так его называет "Вашингтон пост"), автор доктрины "сдерживания" Советского Союза, советует, как и другие, ослабить риторику относительно "незаменимой нации". Он говорит: "В данный момент мы должны умерить - до своих возможностей - наши мечты и стремления относительно руководства миром. В действительности мы не такие великие. В действительности у нас есть сейчас серьезные проблемы... и мне иногда думается, что самая лучшая помощь, которую мы можем оказать другим, - это дать им возможность увидеть, как мы противостоим этим проблемам с несколько большим воображением, смелостью и решимостью, чем это было в недавнем прошлом. Я бы рекомендовал нашему правительству гораздо большее отдаление от внутренних дел других государств". А Сэмюэл Хантингтон предупреждает, что элиты в странах, представляющих две трети мирового населения - китайцы, русские, индийцы, арабы, мусульмане в целом, африканцы рассматривают Америку как "единственную величайшую угрозу их обществам".

Не исключено, из этой и подобных дискуссий - пусть не сразу и не быстро - родится более рациональный, более конструктивный и "коллективистский" (в смысле уважения ООН и "равнения" на международную законность) и менее интервенционистский подход к внешней политике, который, собственно, отвечает и американским интересам.

Как бы то ни было, мировое сообщество - подлинное мировое сообщество, а не один Запад - весьма заинтересовано в том, чтобы США во взаимодействии с другими гоударствами активно участвовали в создании в мире нового демократического порядка. Никто, понятно, не ждет, чтобы США отступали от своих внешнеполитических интересов. Но естественно надеяться, что США с их огромным демократическим потенциалом окажутся способными трактовать эти интересы достаточно широко, взвешивать, как их поведение отзовется в ближайшем будущем.

Косовский колокол звонит, несомненно, и по России, а может быть, и особенно по ней, учитывая обилие у нас (или рядом с нами) конфликтных очагов, беспрецедентную слабость, финансовую и иную зависимость от США, глубину их проникновения в нашу страну, несамостоятельность внешней политики на протяжении ряда лет и наличие группировок, теснее связанных с Западом, чем с собственной страной. Косовская эпопея - это одно из важнейших ее последствий - побуждает Россию осознать остроту и актуальность проблемы собственной безопасности, трезво оценивать диапазон возможных намерений и действий партнеров.

Расширение НАТО - теперь это уже совершенно ясно - явилось крупнейшим, если не стратегическим, поражением России, а "Основополагающий акт" не дал ей никаких реальных прав и гарантий. В результате альянс почти навис над российскими границами, его мощная военная машина - на нашем пороге.

Югославская эпопея побуждает реалистически оценить нынешнее международное положение России и перестать убаюкивать себя уверениями будто она все еще мировая держава. Ее подлинное место раскрывается тем, что в косовском вопросе, который сами натовцы квалифицировали как своего рода поворот в международной политике, с российской позицией не посчитались, создав прецедент, значение которого еще предстоит оценить. Как ни парадоксально, но факт: новая Россия, открывшаяся остальному миру, почти не имеет сегодня ни серьезных союзников, ни надежных партнеров. В связи с призывом Владимира Путина к "наступательности" во внешней политике, с требованием к Западу относиться к России как к равному партеру, с твердой позицией по ПРО, наконец, с вниманием к азиатскому азимуту российской политики некоторые ангажированные СМИ принялись пугать страну изоляцией от "цивилизованного мира". По сути, вопрос ставится так: либо мы встраиваем свою внешнюю политику в американо-западноевропейскую, фактически натовскую колею, и тогда мы часть Европы, часть "мирового сообщества", либо мы этого не делаем, и тогда мы отсекаем себя от Европы, от "цивилизованного мира". Но это - ложная дилемма. Россия - часть Европы и ею останется. Речь идет о другом: о способности России вести самостоятельную политику, решительно отстаивать свои интересы и свое достоинство, добиваться, чтобы коренные международные проблемы решались с учетом и ее мнения, а все это вполне совместимо с курсом на самое широкое сотрудничество. Понятно, такая "способность" требует смены десятилетней парадигмы упадка и разобщения на парадигму консолидации и возрождения. Первые внешнеполитические шаги нового президента вселяют определенную надежду. Кстати, они отвечают настроениям народа России. По данным ВЦИОМ, 55% граждан ждут, что президент "вернет России статус великой державы". Как показал окинавский саммит, самостоятельная позиция в комплексе со стремлением к равноправному сотрудничеству окупается.

@@@
Косовский колокол
Крах "нового луддизма"
Кремль и НАТО помирились
Криминал и терроризм - близнецы-братья
Круглый стол "НГ": Россия и США - как трудно быть партнерами
Лавров присягнул на верность президенту
Латышский пример заразителен?

Легенда российской дипломатии

@@

Умер Юлий Михайлович Воронцов

2007-12-14







Юлий Воронцов в общении был обаятелен и прост.

Умер Юлий Михайлович Воронцов, дипломат и политик, который твердо отстаивал интересы нашей страны как в пору холодной войны, так и в годы становления новой России. Первые шаги на дипломатическом поприще он сделал в США в 1954 году, где стал работать в звании атташе. Его блестящие способности аналитика и партнера по переговорам были по достоинству оценены руководством СССР. Воронцова назначают временным поверенным в США, а в 1977 году направляют послом в Индию. Благодаря его энергии в тот период значительно укрепилось экономическое и военно-техническое сотрудничество между нашими странами.

Потом была работа послом во Франции, а затем назначение на пост первого замминистра иностранных дел СССР. Это был чрезвычайно тяжелый для страны период. Нужно было обеспечить достойный вывод советских войск из Афганистана. Оставаясь в ранге первого замминистра, Воронцов в 1988 году возглавляет посольство СССР в Афганистане. Задача, поставленная Кремлем перед послом, была успешно выполнена. В 90-х годах он снова в США – работает постоянным представителем Москвы в ООН. В 1994 году его опять назначают на ключевой для российской внешней политики пост – посла в США.

Закончив дипломатическую карьеру, Юлий Михайлович не ушел на покой. Он выполнял поручения генерального секретаря ООН, возглавлял Международный центр Рерихов.

@@@
Легенда российской дипломатии
Лидер Ливии возобновляет дружбу с Россией
Лунный папа
Лучше не позориться
Медведев и Меркель обсудят "партнерство по модернизации"
Между Шрёдером и Путиным встал третий
Мертвые продолжают держать живых

Миротвор-

@@ ческие усилия на Балканах приносят свои плоды

Прекращение войны в Боснии и Герцеговине ознаменовало начало новой эпохи Евроатлантической безопасности

2000-12-23 / Джордж Робертсон - генеральный секретарь НАТО.



ПЯТЬ лет назад, 20 декабря 1995 года, в Боснии и Герцеговине были развернуты Силы по выполнению соглашения (ИФОР). Это развертывание послужило началом принципиально новой эпохи Евроатлантической безопасности для всех стран региона, включая Россию, и, что особенно важно, для Боснии и Герцеговины.

Проведение широкомасштабной миротворческой операции за пределами своей территории было новым для НАТО, но также совершенно необходимым. Дейтонское мирное соглашение положило конец самой жестокой войне, которую Европа видела за последние полвека.

Задача, порученная ИФОР, была многосложной и трудной. ИФОР получили годовой мандат по контролю над выполнением военных аспектов Дейтонского мирного соглашения - обеспечением прекращения военных действий; разъединением вооруженных сил, вновь созданных согласно мирному соглашению административных образований - Федерации Боснии и Герцеговины и Сербской Республики; передачей территорий между образованиями в соответствии с мирным соглашением; переброской военных частей и тяжелого оружия в места складского хранения.

По истечении двенадцатимесячного мандата ИФОР все эти цели были достигнуты. Бои были окончательно остановлены. Противоборствующие силы были разведены. Произвелась демобилизация более 350 тыс. военнослужащих, было уничтожено свыше 6 тыс. единиц тяжелого оружия. Путем проведения решительных действий и благодаря сильному присутствию ИФОР способствовали созданию условий безопасности, необходимых для начала восстановления и налаживания гражданской жизни общества. Но самое главное, ИФОР ясно продемонстрировали, что международное сообщество не допустит никакого возобновления военных действий и что мирный путь - единственный путь, по которому отныне может следовать народ Боснии и Герцеговины.

Данный факт по любым стандартам стал историческим достижением. Однако подобным успехом мы обязаны не только странам - членам НАТО. Напротив, многие страны, не входящие в НАТО, приняли участие в операции. ИФОР послужили первичным материалом в построении новой архитектуры Евроатлантической безопасности со времен окончания холодной войны, продемонстрировав, что все страны Европы и Северной Америки могут работать рука об руку во имя достижения единых целей. В самом деле, в первый раз со времен Второй мировой войны российские и американские войска были задействованы совместно. Ничто не может нагляднее показать, что мы действительно вступили в новую эру после холодной войны, когда диалог и сотрудничество пришли на смену конфронтации и насилия.

Успешная деятельность ИФОР заложила основу для их последователей - Сил стабилизации (СФОР). Когда в конце 1996 года СФОР заменили ИФОР, цели операции стали более широкомасштабными. Конечно, СФОР продолжали осуществлять задачи предотвращения военных действий и обеспечения условий для продвижения мирного процесса. Однако в то же время СФОР начали в пределах своих возможностей оказывать все большую и большую поддержку гражданским организациям - таким, как Управление высокого представителя (УВП), Миссии ООН в Боснии и Герцеговине, Миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и Международному уголовному трибуналу по бывшей Югославии. В самом деле, начиная с декабря 1995 года международное сообщество стало все более тесно сплачивать свои усилия во имя достижения единой цели - помочь Боснии и Герцеговине стать стабильной, мирной и многоэтнической страной.

Сегодня, на пороге 2001 года, эти усилия наглядно принесли плоды. Впечатляющее улучшение условий безопасности позволило сократить численность СФОР примерно до трети численности ИФОР. Рекордное число возвращающихся беженцев, включая районы, в которых они являются этническим меньшинством, также отражают улучшение ситуации. На местах действуют многоэтнические органы управления и администрации Боснии и Герцеговины. Все больше и больше лиц, обвиненных в военных преступлениях Международным трибуналом, отвечают за содеянное перед справедливым судом в Гааге, а иные, еще не прибывшие в Гаагу, все сильнее чувствуют неукоснительное приближение меча правосудия.

Это важные достижения, однако предстоит сделать еще больше, причем безотлагательно. Международное сообщество начинает быстро уставать от низких показателей прогресса в сфере выполнения народом Боснии и Герцеговины собственных обязательств согласно Дейтонскому мирному соглашению и в предпринятии трудных шагов, необходимых для самостоятельного существования их страны. И по мере утрачивания терпения международного сообщества будет сокращаться международная поддержка в финансовой, политической и военной областях.

Что требуется сделать? В первую очередь политические лидеры должны наконец порвать с экстремальным национализмом. В нем просто нет будущего ни для внутренней безопасности Боснии и Герцеговины, ни для непрерывающейся международной поддержки.

Итоги всеобщих выборов, состоявшихся 11 ноября, показали еще слишком высокую степень поддержки националистическим партиям. Подобная ситуация должна измениться в целях истинного достижения демократии в Боснии и Герцеговине. Чтобы достичь полного расцвета демократических ценностей, стране необходимы действующие централизованные органы власти, а это произойдет только при условии того, что избиратели вручат избранным политическим лидерам мандат, обязывающий их добросовестно работать со всеми боснийцами, независимо от их этнической принадлежности.

В особенности это относится к вооруженным силам. Проще говоря, Босния и Герцеговина нуждается в единой системе вооруженных сил под объединенным командованием и единой военной доктриной, и боснийские политические лидеры должны оказывать содействие военным командующим в развитии подобной организации. В этом - предпосылка полной интеграции Боснии в международное сообщество. Международное терпение истощается в свете замороженных темпов проведения реформ.

Оба административных образования Боснии также должны действовать в соответствии со своими обязательствами в рамках Дейтонского соглашения - передать Международному трибуналу лиц, обвиняемых в военных преступлениях. Подобные действия продемонстрируют решимость Боснии и Герцеговины выполнять свои международные обязательства и пойдут на пользу внутренней безопасности страны, поскольку обвиняемые являются дестабилизирующими элементами - они олицетворяют самое темное прошлое Боснии и Герцеговины, но не их светлое будущее.

Наконец, Босния и Герцеговина должна серьезно заняться проведением экономических реформ. За последние пять лет Босния и Герцеговина получила большую помощь на душу населения, чем любая другая страна региона, - в целом она составила 5,1 миллиарда долларов. В настоящее время эта помощь быстро сокращается, и страна должна безотлагательно обеспечить себе долгосрочный самостоятельный рост. Это означает в первую очередь создание единого экономического пространства в области обложения налогами, финансовых услуг, стандартов и регулирования. И это значит проведение борьбы с коррупцией в целях создания атмосферы доверия для привлечения инвестиций со стороны международного делового мира. Только благодаря подобным мерам Босния и Герцеговина сможет получить преимущества, которыми уже пользуются другие страны Юго-Восточной Европы.

В самом деле, достаточно одного взгляда на другие страны Балканского региона, чтобы убедиться в потенциальной отдаче от реальных реформ. Сначала Хорватия, а сейчас Союзная Республика Югославия реально порвали с экстремальным национализмом и с агрессивной политикой прошлого и встали на путь сотрудничества с международным сообществом. Каков итог? Обе эти страны вместе с остальным регионом становятся день ото дня все более стабильными и более процветающими при максимально полной поддержке международного сообщества. Полным контрастом остаются низкие показатели прогресса Боснии и Герцеговины.

@@@
Миротвор-
Много проблем помимо Кавказа
Многополярность работает на США
Мораль выгоднее амбиций
Москва и Вашингтон несут уникальную историческую ответственность
Москва и Дели в состоянии искусственной пассивности
Москва и немосквичи

Москва уступила Вашингтону

@@

Но при этом сохранила лицо и приобрела политические дивиденды

2001-11-03 / Вадим Соловьев







Чем ближе 13 ноября - начало трехдневной встречи президентов РФ и США в Техасе, - тем более определенными становятся рамки компромиссов по чрезвычайно спорной проблеме - судьбе Договора по противоракетной обороне (ПРО) 1972 г. Суть коллизии в том, что, развертывая национальную противоракетную оборону, Соединенные Штаты так или иначе должны выйти за рамки договора 30-летней давности, на основе которого по сей день зиждется около трех десятков различного рода соглашений по стратегической стабильности.

Обсудить последние детали компромиссного решения, которое проштампуют президенты, прилетел сегодня специально на один день министр обороны США Дональд Рамсфелд. Несколькими днями ранее аналогичную работу в Вашингтоне вел с американскими коллегами министр иностранных дел Игорь Иванов. Отношения между Россией и НАТО в некоторых областях "могут перерасти в истинно партнерские", - подвел итоги встречи в США Игорь Иванов. "Думаю, если у нас будет понимание в политическом плане, то в организационном плане мы сможем найти решение", - подчеркнул он.

Последние точки над "i" в порядке подготовки встреч президентов и намерен расставить глава Пентагона в течение однодневного визита к своему российскому коллеге. Общие контуры достаточно ясны. Россия согласится на проведение испытаний системы НПРО, которые до недавнего времени определялись ею как противоречащие букве Договора по ПРО 1972 г. Речь, очевидно, идет о некоторых пограничных областях Договора 1972 г., которые можно истолковывать как его нарушение, так и наоборот. Этот Договор допускает развертывание 15 пусковых установок-противоракет на уже существующих и уже согласованных полигонах ПРО. Вашингтон этот барьер до 2004 г. не намерен переходить, строительство полигона с большими оговорками также может и не противоречить существу Договора 1972 г. - все зависит от того, как оценят это его участники. Очевидно, единство мнений обозначилось. Таким образом, снимается противоречие вокруг строительства американского полигона НПРО на Аляске.

Подобным образом решится проблема и с желанием американской администрации провести в течение года в общей сложности 17 испытаний, 10 из которых коснется систем наземного базирования НПРО и 7 - морского.

В качестве ответного шага Вашингтон пошел навстречу российским предложениям о сокращении стратегических наступательных вооружений, причем их уровень значительно ниже договоренности, которой главы государств достигли в 1997 г. в плане подготовки разработки Договора СНВ-3, причем это соглашение так и не получило официального статуса. Но тем не менее уровень сокращения боеголовок от ныне существующего почти в 3 раза - до 2 тысяч с каждой из сторон - еще не в полной мере соответствует предложениям российского президента в полторы тысячи. В общем, это те детали, которые остаются на решение во время встречи в Техасе.

Эти метаморфозы во взглядах Москвы и Вашингтона обусловлены рядом серьезных международных обстоятельств. Во-первых, после событий 11 сентября официальные круги Соединенных Штатов более решительно стали выступать за продвижение НПРО, рассматривая ее как одно из жизненно необходимых средств защиты от международного терроризма. Москва не могла не воспринять эти биотоки из Вашингтона. Во-вторых, американская сторона последовательно заявляла, что в конце этого года будет принято окончательное решение по строительству НПРО, оно в том числе будет основываться и на ревизии всего оборонительного потенциала США, включая и стратегический. Эта работа закончена министром обороны Рамсфелдом. В соответствии с ней и определяется порог сокращений ядерных средств, на который полагают пойти в Соединенных Штатах. То есть это не спонтанное решение в угоду Москве, а продуманная стратегия США, реализуемая главным образом в своих национальных интересах.

В-третьих, Москве практически нечего противопоставить США в ответ на развертывание НПРО, кроме возвращения к временам холодной войны и развертывания собственного ракетно-ядерного потенциала. Но это было бы губительно для экономики не менее, чем развертывание собственно "горячей" ракетно-ядерной войны с той лишь разницей, что агония экономики длилась бы не так уж долго. И последнее по порядку, но не по значению - это укрепление международной антитеррористической коалиции. По признанию некоторых официальных американских лиц, Россия стала вторым союзником США помимо стран НАТО и получает определенные политические дивиденды в антитеррористической кампании в Чечне. Недавно побывавший в Москве министр иностранных дел Великобритании Джек Стро сделал заявление по чеченской проблематике, отражающее общую позицию Запада, который уже не намерен критиковать "проводимую Москвой в Чечне кампанию". Он недвусмысленно определил, что Кремль сталкивается "с реальной угрозой терроризма" со стороны боевиков, добивающихся отделения Чечни от России.

Раздоры между двумя партнерами по международной коалиции значительно укрепили бы позиции бен Ладена и его ортодоксально-мусульманского окружения и создали бы военно-политические сложности, в частности в Чечне.

Таким образом, Кремль шаг за шагом втягивается в американскую систему НПРО, успокаивая себя при этом тем, что в целом же система стратегической стабильности, основанная на Договоре 1972 г., остается неизменной. Этот процесс стратегических компромиссов (а по существу уступок со стороны Москвы) рассчитан не на одно десятилетие - программа НПРО пока охватывает 30-летний план развития. Возможно, об этом Москве будут напоминать ее стратегические союзники, в том числе Китай и другие, вместе с которыми она подписала соглашение, обязывающее прилагать усилия в целях сохранения стратегической стабильности (читай: противодействовать развитию американской НПРО).

@@@
Москва уступила Вашингтону
Мушарраф впервые посетит Россию
Мюнхенский прорыв Сергея Иванова
НАТО и страны Балтии бросают вызов
НАТО от Аляски до Таллина
НАТО после Страсбурга
НАТО тесно в евроатлантическом пространстве

На пути к новой российской политике

@@

Задачи американской администрации

2001-02-02 / Стивен Коэн "НГ" публикует фрагмент выходящей на днях в России книги известного американского ученого, постоянного автора "НГ" Стивена Коэна "Провал крестового похода. США и трагедия посткоммунистической России" (М.: АИРО-ХХ, 2001. - 304 с.). В своей новой работе профессор Коэн, знаковая фигура в СССР периода перестройки, анализирует трагедию последовавшего за ней десятилетия и ту роль, которую сыграла в этом политика администрации США, а также бизнесмены, журналисты, экономисты, политологи и историки. Автор ищет ответы на сложные вопросы: могла ли в принципе Америка трансформировать Россию по своему облику и подобию, кто проиграл Россию, наступит ли после холодной войны холодный мир, надо ли изучать Россию без России. Стивен Коэн предлагает свое видение того, какой должна быть политика США в отношении России и российско-американские отношения в новом тысячелетии.







"Опыт 90-х гг. убедительно показывает, что по-настоящему успешное возрождение нашей Родины не может быть достигнуто без чрезмерных издержек простым переносом заимствованных из иностранных учебников абстрактных моделей и схем на российскую почву… Россия не скоро станет, если вообще когда-нибудь станет, вторым изданием, скажем, Соединенных Штатов или Англии".

Президент России Владимир Путин

соединенные Штаты отчаянно нуждаются в новой и фундаментально иной политике по отношению к посткоммунистической России. Вдохновлявшаяся миссионерскими идеалами политика 1990 гг. не достигла ни одной из принципиальных целей. Став не только крупнейшим провалом со времен войны во Вьетнаме, она еще и способствовала появлению в итоге новых, беспрецедентных угроз и опасностей. Американо-российские отношения и международная ядерная безопасность находятся в значительно худшем положении, чем десять лет назад.

Выработать новую политику будет непросто. Для этого потребуется пересмотр взглядов на посткоммунистическую Россию, а также воля президента, который захочет и сможет обеспечить этому процессу необходимую поддержку, начав с того, что скажет правду о том, как в действительности обстоит дело с Россией и американо-российскими отношениями. Существовавшие, но упущенные возможности делают значительно более трудным достижение значимых для США целей, чем это было в начале 90-х годов.

Изменение политики США по отношению к России является чрезвычайно трудным и, как, пожалуй, скажут пессимисты, политически невозможным делом. Осуществить эти изменения под силу только президенту США. Начало президент должен положить, сказав правду о провале старой политики и связанных с этим последствиях. Официально исповедуемые мифы и "истории успеха" ведут лишь к искажениям и лжи в сообщениях газет и телевидения, в донесениях дипломатов и даже разведки, к разочарованию в постсоветской действительности, а следовательно, к возрождению настроений холодной войны среди элит и общества - и в конечном счете препятствуют видению серьезных угроз для национальной безопасности США.

Таким образом, первым шагом президента должно стать разоблачение официальных вымыслов 90-х гг. Наиболее важным из них представляется миф о том, что посткоммунистическая Россия находилась в благоприятном состоянии "перехода"; что обнищание народа можно назвать реформами, прогрессом либо чем бы то ни было, но соответствующим американским интересам; что нынешние проблемы России связаны исключительно с ее советским прошлым, с нынешними коммунистами, с парламентом, с пожилыми избирателями, с недостатком решительности или неудачами Ельцина, но ни в коем случае не с неправильной политикой Вашингтона. Мифом является и то, что в своей политике Москва якобы все время имеет дело с манихейским выбором между реформаторами и антиреформаторами, демократами и "красно-коричневыми" националистами и что только с помощью программ, разработанных в Вашингтоне, можно реформировать Россию.

Следующим шагом президента должна стать выработка ясных и неизменных приоритетов внешней политики. Ничего подобного администрация Клинтона не имела, когда шла в Россию. Если бы она действительно стремилась к стабильности, то никогда не стала бы настаивать на эксперименте "шоковой терапии". Если она ради скорейшего сокращения ядерных вооружений хотела ратификации Москвой соглашения ОСВ-2, то не стала бы оскорблять и порочить российский парламент, которому предстояло утвердить соглашение. Если она рассчитывала вовлечь Россию в западный мир, то не стала бы расширять НАТО и воздвигать перед ней заслоны. Если она хотела, чтобы Москва разрешала конфликты без применения силы, то не должна была бомбить Югославию, что подтолкнуло Кремль к тому же в Чечне. А еще раньше были Ирак, Судан и Афганистан, где вмешательство тоже не привело ни к чему хорошему. И если она хотела, чтобы Россия меньше полагалась на свои разрушающиеся ядерные арсеналы, то не стала бы делать ничего из названного.

Вне всякого сомнения, политику администрации Клинтона в отношении России следует признать либо ошибочной, либо страдающей от шизофренического расстройства. Своими пространными разговорами о дружбе и общих ценностях она заявила о себе как о самой прокремлевской администрации со времени союза между США и СССР во Второй мировой войне. Но если судить по практическим действиям, которые администрация предпринимала вопреки и против России, она была самой антироссийской администрацией в современной истории.

Я думаю, читатели согласятся с тем, что в настоящее время основной целью внешней политики США должна стать стабилизация России, обладающей многочисленными видами оружия массового поражения. Катастрофы, которые с трудом можно представить себе сейчас, следует считать абсолютно возможными в этой пораженной кризисом стране в будущем: от ядерных взрывов и несанкционированных запусков ракет до начала полномасштабной гражданской войны в сердце страны (как уже почти случилось в октябре 1993 г.) и до широких социальных волнений в регионах, насыщенных ядерным оружием. (Учитывая многочисленные демонстрации и протесты - особенно в бедствующих регионах, начиная с середины 90-х гг., в связи с невыплатой зарплаты и даже с "приватизацией" - рассказы о пассивности русского народа следует считать значительно преувеличенными.)

Единственный способ, которым Соединенные Штаты могут содействовать установлению длительной стабильности в России, является помощь в оздоровлении ее экономики и общества. Это, однако, предполагает не только новые экономические подходы, но и политическую реабилитацию идеи американо-российского сотрудничества, которая подверглась дискредитации и была, по сути, оставлена. Несмотря на бесконечные разговоры о партнерстве, на деле администрация Клинтона почти с самого начала никак не сотрудничала с Кремлем. Вместо этого она полагалась на псевдодипломатические ритуалы, целью которых было вынудить Россию к выполнению американских решений и условий. С российской стороны это породило растущее чувство негодования, унижения и недоверия к исходящим от Америки предложениям: от контроля над вооружениями до соглашений по финансовым вопросам. Создав эти настроения в Москве, Вашингтону предстоит теперь их устранять.

Но новый тип руководства необходим и России. В центр внимания должно быть поставлено экономическое восстановление страны и благосостояние ее граждан, а не "экспроприация экспроприаторов"; должно быть объявлено, как когда-то сделала Рузвельт, что "идеалы Республики не могут вечно мириться ни с незаслуженной бедностью, ни с самодостаточным богатством". Американские ученые и политики, которые сейчас внезапно пришли к выводу, что Россия не в состоянии выдвинуть таких лидеров, всего лишь перешли от одной ложной посылки к другой. Как указывал один из кандидатов на пост президента России: все западные газеты писали, что все русские заняты проведением реформ; теперь с тем же энтузиазмом пишут о том, что все они занимались воровством; это не было правдой тогда, это неправда и теперь.

Господствующее в Америке воззрение продиктовано незнанием истории и даже чувством своего рода национального превосходства. В ХХ веке правительствам России приходилось не раз заниматься восстановлением экономики. Предметом гордости служит восстановление страны после разрушений Второй мировой войны. При этом социальная справедливость относится к числу наиболее древних и прочных убеждений русского народа. Необходимость иметь "честных и ответственных людей" во власти является постоянной темой разговоров российской элиты, а таких потенциальных лидеров, по моим собственным наблюдениям, можно встретить на самых разных участках политического спектра. В 1998-1999 гг. многие россияне связывали перспективу достойного руководства с усилиями (впоследствии сведенными Ельциным на нет), которые предпринимал тогдашний премьер-министр Примаков, желая сломить сопротивление расхищающих страну олигархов и наладить "реальную экономику".

Менее уверенным можно быть в том, что экономическое выздоровление России еще возможно в хоть сколько-нибудь демократических условиях. Сами русские зачастую усматривают в этой ситуации своего рода выбор между Пиночетом, с одной стороны, и Рузвельтом или де Голлем, с другой. Хотя и поставленное в трудное положение событиями 90-х гг., дело демократии не является безнадежным. Так, поддерживающие Путина олигархи стремятся получить преторианского Пиночета, который защитит их самих и их богатства, тогда как миллионы русских надеются, что он станет новым Рузвельтом или де Голлем.

В этой связи ясными представляются две возможности. Как и во время холодной войны, жесткий курс и вмешательство в дела Москвы увеличивают политические шансы ее собственных ястребов, непримиримых противников демократизации и западной ориентации в целом. Растущие признаки возрождения в 90-е гг. этой враждебной миру оси между американскими и российскими сторонниками "холодной войны" являются еще одним, пусть непреднамеренным, но опасным наследием клинтоновской администрации, которое нужно как можно скорее преодолеть.

Все еще есть надежда, что вторая из названных возможностей не выйдет из области гипотетических. Но если демократия окажется неизбежной ценой стабильности в России, то Соединенным Штатам придется принять новый режим, надеясь на то, что он не будет существовать слишком долго и не примет формы дестабилизирующего ситуацию крайнего авторитаризма. Сторонники американской миссионерской политики, деятельность которых в огромной степени способствовала возникновению этой опасности, продолжают настаивать на том, что "демократия в России является необходимым условием сотрудничества". Но при отсутствии сотрудничества тот или иной вид ядерной катастрофы становится все более вероятным, а радиация не различает демократов и деспотов и оставляет после себя землю, на которой вряд ли взойдет хоть какая-нибудь демократия.

Поставит ли посткоммунистическая Россия мир перед таким страшным выбором, зависит от нескольких факторов. Но самым важным представляется то, смогут ли Соединенные Штаты проводить более мудрую политику по отношению к этой играющей судьбоносную роль стране. Недостаток мудрости, как правило, определяется неверными исходными представлениями. В нашем случае следует отказаться от четырех ложных посылок, которые обусловили провал крестового похода 90-х гг.

Одна из этих идеологических посылок заключается в том, что в результате проведения действительно настоящих реформ у России не будет крупных национальных интересов, отличных от интересов Америки. На деле же у любого российского правительства неизбежно будут свои особые интересы, принимая во внимание хотя бы географию и историю страны. В качестве очевидных примеров достаточно назвать Балканы, страны Балтии, Украину, Центральную Азию, Кавказ и Китай. Если не руководствоваться чистой идеологией, то непонятно, почему эти законные интересы должны рассматриваться как угроза или как лакмусовая бумажка для отношений США и России. Как и в отношениях с другими великими державами, задачей дипломатии должно быть примирение и согласование этих интересов с американскими.

Во многом по этой же причине пришло время, чтобы создатели американской политики, журналисты и ученые перестали считать, что "настоящие" российские реформаторы - это только те, кто "оказывает услугу Соединенным Штатам" и кто поэтому должен рассматриваться как "ценнейшее приобретение Соединенных Штатов". Любой российский лидер, которого так воспринимают в своей стране, никогда не будет чувствовать себя уверенно, а только вызывать недоверие, как это вскоре и случилось с Ельциным и его реформаторами. Руководство, которое надеется стабилизировать страну, должно находить поддержку в собственной стране, а не в Соединенных Штатах, и его политика должна делаться в Москве, а не Вашингтоне.

В этом отношении крайняя зависимость - психологическая, политическая и финансовая - руководства Ельцина от Запада и в особенности от Соединенных Штатов выглядит аберрацией на фоне российской истории. Вряд ли когда-либо вновь на этом посту появится столь же уступчивый и нуждающийся в поддержке лидер. Как это стало ясно с приходом к власти Путина, любой следующий руководитель будет настроен гораздо более националистически. По крайней мере он поведет себя так же, как большинство правительств в мире вне зависимости от их идеологии: прямо и с гордостью поставит на первое место интересы России как внутри страны, так и за рубежом. И к этому также следует относиться не как к угрозе, а как к возможности пересмотреть и начать заново отношения США с посткоммунистической Россией.

Вторая ложная посылка заключалась в том, что "рыночные", или "неолиберальные" экономические реформы, на проведении которых на протяжении всех 90-х гг. настаивали Соединенные Штаты, найдут широкую поддержку в народе, помогут сформироваться новому поколению лидеров и тем самым определят будущее России после Ельцина. В действительности, в России эти характерные для Америки идеи сами по себе никогда не пользовались массовой поддержкой, что особенно верно теперь, после всех причиненных страданий. Согласно практически всем опросам общественного мнения, проводившимся с конца 80-х гг., большинство россиян хотят политических и экономических свобод, но одновременно и тех многочисленных социальных благ, которыми пользовались советские люди буквально с рождения до смерти и которые также соответствуют их традиционным ценностям.

Но в противовес всем американским заявлениям об отсутствии у России какого-либо "третьего пути" это не означает, что альтернативой станет возвращение к коммунистическому прошлому. Демонтаж советского коммунизма был начат Горбачевым более десяти лет назад. Сам коммунизм был продуктом особых исторических обстоятельств и потому не может быть воскрешен вновь. И вряд ли русские, даже большинство коммунистов, захотят этого. Ни одно серьезное политическое движение больше не верит, к примеру, в государственно-монополистическую командную экономику. Все они, включая нынешнюю коммунистическую партию, понимают, что интересы процветания России требуют установления того или иного типа рыночной экономики, а также существования большого частного сектора.

Дискуссии о том, какой тип "смешанной" экономики должен возникнуть на месте традиционной, давно уже велись в России, приобретя особую остроту в 1998 г. после очевидного краха поддерживавшейся США и проводившейся администрацией Ельцина политики. Этим дискуссиям суждено шириться и углубляться в ходе начавшейся де-ельцинизации. И решение предстоит принять не Западу, а России. Об исходе этих дискуссий нельзя будет судить с уверенностью, пока он не определится в самой России.

Третья ложная посылка, определившая миссионерскую политику США, представляется чрезвычайно опасной. Нам предлагают принять на веру, что поскольку посткоммунистическая Россия слаба и несостоятельна, то у нее не остается иного выбора, кроме как следовать желаниям Соединенных Штатов и внутри страны, и за рубежом. Вряд ли продиктованная чем-то кроме высокомерия и чувства превосходства западной культуры, эта концепция исходит из того, что кроме Запада России "просто не куда пойти". Этому допущению присуща особая близорукость. У России есть выбор, и та возможность, которую все больше склонен выбрать ее политический класс, внушает глубокую тревогу.

Ее можно рассматривать в качестве реакции на десятилетний диктат Запада в вопросах безопасности и финансов. Защитники этой возможности хотели бы, чтобы Россия отошла от Запада и, вернувшись к более древним восточным корням своей истории и культуры, заключила стратегический альянс с Китаем и Индией, крупнейшими странами мира - не членами НАТО. Это поистине "кошмарный сценарий", как считают некоторые западные специалисты: "Регион, являющийся, по сути, центром мира - а это 2 миллиарда человек в Китае и Индии, - приобретет устрашающую техническую мощь России. Это будет катастрофа для Соединенных Штатов".

Для России как евроазиатской страны подобный шаг не представляется гигантским. В конце концов, как напомнил своим сторонникам Путин, "мы с вами живем не на Западе, а на Востоке." Став президентом, Путин ясно показал, что предпочитает видоизмененную версию западной ориентации, отводя основную роль не Соединенным Штатам, а Европе. Однако одновременно делаются шаги и в сторону восточной альтернативы - чтобы повернуться к Западу "азиатским лицом". На фоне растущих двусторонних связей в области дипломатических отношений, экономики и разведки Россия почти установила монополию на рынке оружия Китая и Индии, продавая им все более сложные системы вооружений, которые уже сейчас составляют около 60 % всего объема продаж. (Путин посетил обе страны в первые месяцы своего президентства.) Вспомним о факте, который непосредственно затрагивает интересы США: Москва поставила Пекину первый из предположительно четырех истребителей с управляемыми ракетами, что непременно станет новым фактором в конфликте из-за Тайваня. Особенно если на самолетах будут установлены высокоточные радары раннего предупреждения, о покупке которых Китаем в 2001 г. уже имеется договоренность.

Защитники этой альтернативы провалившейся прозападной политике, которая проводилась Ельциным в 90-е гг., утверждают, что она позволит решить еще одну важную задачу. Превратив Россию в оружейный склад для незападных государств - не только Китая и Индии, но и Ирана, Ливии, Северной Кореи, Сербии, а также, возможно, Ирака и других стран, - российский военно-промышленный комплекс, в том числе его научно-техническая составляющая, станут мотором экономического возрождения страны. (Продажа оружия Москвой хотя и остается значительно ниже, чем у Соединенных Штатов, выросла с 2,5 миллиарда долларов в 1998 г. почти до 5 миллиардов в 1999 г., а к 2003 г. грозит существенно превысить эту цифру. И это примерно 1 миллиард за каждый ядерный реактор, построенный за рубежом.)

Результатом станет совсем не то, что рассматривалось в качестве "реформ" в Вашингтоне. Продиктованные военно-промышленными приоритетами цели обусловили возрождение России после Второй мировой войны, и, как утверждают нынешние защитники этой точки зрения, подобное может и должно случиться теперь. Вряд ли стоит особо подчеркивать последствия этого стратегического решения как для внутрироссийской, так и международной политики. Отметим, что политическая привлекательность такого решения растет и что оно является прямой реакцией на избранную администрацией Клинтона политику по отношению к России.

Наконец, крупнейшей из всех ошибкой США является представление, что у Америки есть право, достаточная мудрость и власть для того, чтобы переделать огромную страну, чья история на много столетий древнее нашей. Отсюда тот менторский подход, который заставил администрацию Клинтона вторгнуться так глубоко и так неумно во внутренние дела посткоммунистической России, в ее наиболее важные внутриполитические решения: в подбор министров, установление приоритетов при формировании бюджета, в формирование "гражданского общества" и даже в парламентские и президентские выборы. Если недостаточно доводов простого здравого смысла, то 90-е гг. дали предостаточно доказательств, что подобный подход был обречен с самого начала и в конце концов привел к опасным и контрпродуктивным результатам. И таких результатов станет еще больше, если мы не изменим коренным образом свой подход.

Набросок адекватного и необходимого подхода был дан пятьдесят лет назад видным американским дипломатом и историком России Джорджем Ф.Кеннаном. В 1951 г., предвидя последующий закат советского коммунизма, Кеннан предостерегал: "Давайте не будем судорожно искать решение за тех людей, которые придут позднее, не будем поминутно вытаскивать лакмусовую бумажку, решая, соответствует ли их политическая физиономия нашим представлениям о "демократии". Давайте дадим им время, дадим им быть русскими, дадим возможность решить их внутренние проблемы по их собственному усмотрению и выбору … То, как та или иная страна устанавливает у себя достойное и просвещенное правление, относится к самым глубоким и интимным процессам народной жизни. Нет ничего более трудного для иностранца, чем понять это, и ни в какой другой области иностранное вмешательство не принесло бы меньше пользы, чем здесь".

Если бы к совету Кеннана прислушались в начале 90-х гг., то и Россия, и отношения между США и Россией были бы в несравненно лучшем положении, чем сейчас. Но даже если бы этого не произошло, Америка была бы гораздо менее причастна к этому.

Может быть, еще не слишком поздно. Применить подход Кеннана к сегодняшним реалиям означает, помимо прочего, дать самим русским, а не американскому казначейству решать, в чем должны заключаться реформы и как достичь экономического возрождения. Это означает предоставить российским избирателям выбирать свой парламент и президента без публичного или тайного вмешательства США. Это должно привести к пониманию того, что стабилизация в ядерной России и, более того, ее демократизация может произойти только в результате "самых глубоких и интимных процессов" в жизни России, а не Америки.

Понимание этого заставит официальных миссионеров США свернуть свой лагерь в России. Так же, как и высокооплачиваемые частные "консультанты", финансируемые правительством США, они принесли больше вреда, чем пользы. Помимо всего прочего, их деятельность является постоянным источником раздражения против Америки. Может быть, исключения и есть, но есть и правило: американцам не следует делать в России ничего из того, что не понравилось бы нам, будь оно сделано у нас другим государством. Если советы действительно требуются, то электронная почта намного дешевле и связана с гораздо меньшим вмешательством. (То, что делается, и не всегда умно, частными фондами и университетами - их дело, но Вашингтон должен подать пример).

И поскольку, как говорят русские, "слово - это тоже дело", применение подхода Кеннана изменит и весь контекст политики США. Прекратятся бесконечные публичные суждения американского президента, вице-президента и их подчиненных о внутренних российских делах, которые делались ими на протяжении всех 90-х гг. и даже в июне 2000 г., когда президент Клинтон был гостем в Москве. Это будет означать, что администрация США, начиная с Белого Дома в Вашингтоне и кончая американским посольством в Москве, больше не будет выступать в роли спонсора, организатора поддержки или агитпроповского парохода для любой из фракций или "измов" российской политики.

@@@
На пути к новой российской политике
На руинах СНГ
Нагнетание продолжится с переменным успехом
Назарбаев формирует новое мироустройство
Наследники Императорского флота
Наступит время вербального разоружения
Научиться жить на Луне

Научная полиция против поп-науки

@@

В Германии исследования теперь будут проводить под контролем независимых омбудсменов

2002-06-26 / Владимир Покровский



Буквально несколько дней тому назад научный мир взбудоражили два скандала, причем довольно однородных.

Скандал первый. Германские университеты вынуждены вводить у себя новые, намного более жесткие, правила соблюдения этики научных исследований. Если к концу июня они не предоставят свое согласие главному научно-финансирующему ведомству страны Deutsche Forschungsgemeinschaft (DFG), то у них возникнут сильные проблемы с дальнейшим получением грантов. Семьдесят процентов университетов уже согласились составить новые кодексы.

На самом деле история эта далеко не новая. Ее корни этого тянутся к событиям пятилетней давности, когда выяснилось, что видный гематолог и исследователь рака Фридхельм Херманн в своих многочисленных публикациях подтасовывал данные. DFG в течение трех лет проводило собственное расследование, после чего сообщило - из 347 статей, опубликованных этим плодовитым биологом, 52 "содержат фальсификации", а еще в сорока двух обнаружены основания подозревать манипуляцию данными. Херманн и его коллега лишились постов и были изгнаны из науки, но этим дело не кончилось. Под научными статьями стоит, как правило, целая куча фамилией ее авторов, поэтому сомнения в научной честности других биологов стали множиться, как в цепной реакции. Было заведено множество расследований, которые тянулись месяцами, порой годами, кое-кому они стоили научной карьеры, но чаще всего заканчивались ничем из-за недостатка прямых улик.

В германских правилах теперь вводится понятие "научного преступления" или, точней, научного проступка (журнал Science, сообщивший об этом, пользуется термином misconduct). Оно расшифровывается как "фальсификация или фабрикация данных, совершенная намеренно или по чрезвычайной небрежности". Под это же понятие подпадают ложь, плагиат и нанесение ущерба исследованиям других ученых. Наказанием за научное преступление будет ликвидация исследовательских контрактов и лишение академических титулов. Больше того, отказ сотрудничать со следователями DFG будет рассматриваться ими как признание собственной вины и караться столь же жестоко.

Другими словами, в Германии вводится научная полиция. Ее "участковые" или "независимые омбудсмены" будут назначаться при каждом университете. Они будут наделены правом возбуждать следствие в сомнительных случаях, при этом доносительство будет всячески поощряться. Вводится также правило, согласно которому все данные, полученные исследователем за 10 лет, необходимо сохранять. Непорядок в исследовательских архивах, а также их намеренное уничтожение будут рассматриваться как "чрезвычайная небрежность" и тоже приведут к наказанию.

Немецкие ученые по-разному относятся к этому нововведению. И хотя многие из них весьма скептически смотрят на драконовские меры, предлагаемые правительством, поскольку уличить исследователя в "научном преступлении" очень и очень трудно, факт остается фактом - благородный дух науки оказался настолько пропитан неким неприятным душком, что для избавления от него уже требуется вмешательство нравоохранительных органов. Ангельские крылышки уже так плохо держатся на некоторых ученых плечах, что их приходится прибивать обратно с помощью полицейской дубинки.

Скандал второй. Сразу нескольким медицинским журналам мирового уровня предъявлено обвинение в публикации того, что можно назвать "непроверенными сведениями". Одновременно досталось и журналистам, освещающим медицинские конференции.

Группа американских ученых из Дартмутской медицинской школы изучила пресс-релизы, выпускаемые девятью лидирующими медицинскими журналами, и нашла их качество невысоким. Это так называемые peer reviewed издания, то есть такие, в которых достоверность и важность публикаций предварительно проверяются группой высококвалифицированных экспертов, а значит, тому, что там напечатано, принято верить почти беспрекословно - "это хороший тон". Если качество основных публикаций в этих журналах сомнению не подлежит, то в пресс-релизах (то есть материалах, предназначенных для публикации в широкой прессе) значение рекламируемых исследований часто преувеличивается; предварительные результаты еще не оконченных исследований часто выдаются за окончательные. Любопытно, что сообщение об этом было опубликовано как раз в одном из критикуемых журналов - Journal of the American Medical Association (JAMA).

Было исследовано 127 пресс-релизов. Из них только 23% не преувеличили важность исследования. Одновременно ученые изучили 252 заметки в широкой прессе о 147 сообщениях, сделанных на медицинских конференциях в 1998-м году. Впоследствии четверть этих сообщений вообще не попали в научную прессу - другими словами, это были исследования, которые ученым так и не удалось довести до конца и подтвердить те промежуточные, предварительные результаты, о которых они сообщали на конференциях.

Другими словами, и ученые, и журналисты, обращаясь к необразованной публике, то есть, извините, к нам, здорово привирают, и доверять им на сто процентов нельзя. Обратите внимание, это - медицинские сообщения, они могут ввести в заблуждение широкую публику, возбудить в пациентах ложную надежду на излечение (скажем, от рака, поскольку в число критикуемых попали и "раковые" журналы) или, как пишут исследователи в JAMA, "побудить их на неопробованные, бесполезные или даже опасные методы лечения и диагностики".

Что касается второго скандала, то здесь, похоже, все довольно закономерно. Автор данных строк относится к приверженцам не проверенной научными методами, но довольно правдоподобной теории о том, что с недавних пор, годов этак с восьмидесятых прошлого века, в научном мире заявило о себе новое явление - поп-наука.

Поп-наука - это что-то вроде "попсы" в науке, когда ученый интересуется не столько добыванием новых знаний, сколько использует уже имеющиеся для того, чтобы продемонстрировать человечеству чудеса или, по-современному говоря, сенсации - то, что заставит всколыхнуться сердце малообразованного в данном научном направлении человека, то есть, опять-таки извините, нас с вами. Вещь эта по-своему полезная, поскольку направлена на приготовление вещей, интересующих человечество, но одновременно и развращающая, потому что у исследователей возбуждает соблазны, а прочее человечество заставляет испытывать надежды, не всегда реальные.

И нельзя сказать, чтобы поп-наука возникла вчера - равно как и махинации с результатами исследования, она существовала всегда. В начале восьмидесятых, когда по миру прокатился кризис недоверия к науке, когда стали рушиться научно-популярные издания, а знаменитый "Сайентифик Америкен" в одночасье потерял чуть ли не миллион подписчиков, она лишь начала оформляться как массовое явление, пытаясь не мытьем, так катаньем привлечь к себе интерес. Конец холодной войны, лишив многих ученых финансовой подпитки, еще больше ускорил этот процесс, и исследователи стали очень и очень интересоваться возможностью попасть в средства массовой информации. В результате сегодня мы каждый день узнаем что-нибудь новенькое и интересненькое из мира науки - про жизнь на Марсе, про бессмертие, динозавров, инопланетян и т.п.

Попадая на страницы газет или в информационные программы ТВ, научное сообщение резко трансформируется - оно начинает жить по законам журналистики, а не научной публикации. И если эти две ипостаси еще можно хоть как-то совместить в солидной научно-популярной статье или книге типа тех, которыми грешил сам Эйнштейн, то в короткой, на две странички заметке это сделать практически невозможно. Попробуйте-ка пересказать за две минуты что-нибудь вроде "Влияние спектра метахиразы на мультипликативную w-хромосому у регуляризованной Pochericia Coli".

В борьбе с развращающим воздействием поп-науки наука нормальная давно выработала иммунитет, выражающийся, в частности, в одном неписаном законе - исследователь не должен сообщать о своем открытии в средства массовой информации, пока сообщение о нем не появится в научном журнале. Нарушивший этот запрет еще недавно сразу же подвергался обструкции. Сейчас эта препона во многом снята - информация потоком идет в СМИ, не дожидаясь какого-то там скучного peer review, и в каждом четвертом случае оказывается недостоверной или, по крайней мере, сильно преждевременной.

Если в системе забарахлило одно звено, следует ожидать, что забарахлит и другое. Скандал номер один в этом смысле весьма показателен. Почему вдруг именно сейчас проблема фальсификации данных и других научных преступлений встала настолько остро, что германские ученые готовы ввести научную полицию, да что там полицию - самое настоящее ЧК? Что произошло?

@@@
Научная полиция против поп-науки
Национализм по-американски
Не вернувшиеся из Вьетнама
Не надо бояться "Большого НАТО"
Не наша, но и ничья Европа
Не упустить момент истины
Неизбежный уход

Нейтралитет Австрии - дитя холодной войны

@@

Но большинству населения он пока нравится

2002-11-18 / Александр Артемов Австрия является одной из немногих европейских стран, не входящих в НАТО и даже не спешащих примкнуть к нему. В 1955 г., согласно договору, подписанному СССР, США, Великобританией и Францией, Австрия была восстановлена как суверенное независимое государство, а Национальный совет принял Закон федеральной конституции о постоянном нейтралитете республики. Три с половиной десятилетия эта страна находилась как бы на границе между западным и восточным военными блоками, между двумя мирами, двумя политическими реалиями. О том, каких воззрений придерживается на политику безопасности нынешнее поколение австрийцев, рассказывает посол Австрийской Республики в России Франц Цеде.



- Может ли столь небольшая страна в центре Европы, как Австрия, быть самодостаточной в сфере безопасности.

- После коренных перемен в Европе, после распада СССР, Югославии, Чехословакии, Варшавского договора, после вступления Австрии в состав Евросоюза многие прежние факторы в сфере безопасности, конечно, тоже изменились. Изменился сам характер угроз и их причины. Ныне главными угрозами миру и благополучию демократических наций можно считать международный терроризм, организованную преступность, катастрофическое загрязнение окружающей среды.

В подобных условиях у многих в Австрии появились сомнения в актуальности политики нейтралитета. Созданию новой политики безопасности мы можем способствовать, например, в рамках Евросоюза, т.е. политике нейтралитета должна прийти на смену политика солидарности.

С интересом наблюдая за процессом расширения ЕС и НАТО на восток, мы воспринимаем это как расширение зоны безопасности и демократии. Более того, многие в Австрии с завистью следят за укреплением взаимодействия между НАТО и Россией. Сейчас Москва имеет со штаб-квартирой альянса в Брюсселе гораздо более тесные взаимоотношения, чем Вена. У нас есть немало политиков, которые считают, что те обязательства, которые Австрия взяла на себя в 1955 году, во многом утратили свою силу и актуальность. И, например, лидеры Народной партии, а также еще ряда правых партий выступают за пересмотр нейтрального статуса республики и за подачу заявки на вступление в НАТО.

Но поскольку другие, не менее авторитетные политики и партии, в частности Социал-демократическая партия и "зеленые", настаивают на сохранении нейтрального статуса, то изменить его сейчас никто не в состоянии. Ведь за пересмотр этого конституционного закона в парламенте должны были бы проголосовать не менее двух третей от общего числа депутатов. Однако таким подавляющим превосходством в парламенте никто не располагает. Вряд ли соотношение сил кардинально изменится и после внеочередных парламентских выборов, которые состоятся 24 ноября.

Кстати, и опросы населения показывают, что сейчас вопрос об отказе от нейтралитета в нашей стране не актуален.

- Чем в таком случае объяснить столь настойчивое стремление в НАТО ваших соседей - венгров и чехов, а теперь еще и словаков, словенцев и других?

- Для понимания их позиции необходимо исходить из исторических реалий. Те же венгры или чехи со словаками - вспомните хотя бы события 1956 и 1968 годов - были травмированы социализмом. Для них, как и для трех стран Балтии, вступление в состав НАТО и ЕС - это формальное подтверждение их возвращения в Европу, повторного приобщения к демократическим ценностям и гражданским свободам.

А австрийцы все это уже проходили после 1955 года. Да, мы не вступили в НАТО, но в политической и экономической сфере мы все эти десятилетия были крепкой составной частью Западной Европы. Нейтралитет помог нам сохранить - в отличие от Германии - единство страны. Я считаю, что нам в этом отношении здорово повезло.

И сейчас лично я ничего плохого в нейтральном статусе не вижу. Но все-таки всем нам надо быть реалистами. Уже в обозримом будущем я не вижу места для нейтралитета - в данном случае я говорю об австрийском. Он - дитя холодной войны.

Нейтралитет как бы вывел Австрию из зоны конфликта между Западом и Востоком. Но все это в прошлом. Теперь все европейские страны вместе с Россией должны строить новую архитектуру безопасности на континенте, чтобы своевременно и адекватно реагировать на новые угрозы.

- Со стороны НАТО не проявляется стремление подтолкнуть вашу страну к дверям альянса?

- Нет, никакого давления не происходит. Я думаю, что НАТО сейчас и не нуждается в нас. В альянс вступает так много новичков, что дай бог с ними-то разобраться. В этом смысле я бы сравнил НАТО со змеей, намеревающейся проглотить слона. У альянса могут возникнуть проблемы с пищеварением.

- Ваши соседи стремятся в НАТО еще и потому, что у них не хватает средств и ресурсов для выстраивания собственной обороны. Например, чешские власти после многих лет бесплодных дебатов в этом году наконец-то собрались закупить две эскадрильи новейших западных истребителей. Но катастрофическое летнее наводнение в буквальном смысле смыло подобные планы. Однако у чехов остается натовский зонтик, который, как они справедливо рассчитывают, может укрыть их от потенциальной опасности. И охрану неба над Чехией уже готовы взять на себя другие, более сильные государства альянса. Австрия в этом плане, наверное, все-таки побогаче своих соседей, к тому же вы тоже намеревались обновить весь боевой авиапарк.

- Мы действительно собирались закупить 24 новых самолета, поскольку имеющиеся на вооружении в наших ВВС годятся разве что для музея старинной техники или даже для археологического. Но, увы, то же самое летнее наводнение в Центральной Европе принесло такие убытки республике, что планы правительства по модернизации военного авиапарка, думаю, существенно поменялись. Хотя, если к власти после выборов вернется Народная партия, то ее лидеры намерены все-таки осуществить закупку истребителей.

Я тоже думаю, что наша маленькая страна должна быть в состоянии защитить себя не только на земле, но и в воздухе. Правда, налогоплательщики не хотят раскошеливаться на эти цели.

- В случае военной акции США против Ирака правительство Австрии предоставит свое воздушное пространство для пролета американских самолетов с авиабаз в Западной Европе? Во время акции НАТО против Югославии альянс такой возможности не получил.

@@@
Нейтралитет Австрии - дитя холодной войны
Нейтралитет под вопросом
Неясность "национального" интереса
Никогда никого не бояться
Николай Леонов: Москва - беззащитный город
Новогодние медведи-чекисты
Новости

Новые планы Пентагона

@@

Военное ведомство США начинает крупнейшую реорганизацию системы управления вооруженными силами

2002-04-18 / Михаил Ходаренок



Вчера руководством Министерства обороны США был обнародован план модернизации органов управления вооруженными силами. Предусматривается целая серия мероприятий, направленных на укрепление внутренней безопасности и обороны. Необходимость этой реформы, как полагают эксперты, вызвана событиями 11 сентября прошлого года. Помимо этого, как стало известно, будут внесены изменения в саму доктрину внешней обороны США. Она должна закрепить глобальные перемены, связанные с окончанием холодной войны.

Детали плана, предложенного главой военного ведомства США Дональдом Рамсфелдом, были обнародованы на заседании объединенного комитета начальников штабов. По словам министра, очередные разработки американских генералов отразили структурные изменения в системе военных командований вооруженных сил. Помимо всего прочего Пентагон этим документом, как подчеркнул глава военного ведомства США, предпринимает очередное наступление на бюрократизм, укоренившийся за последнее время в американском Министерстве обороны.

Реформа будет заключаться, в частности, в создании нового - Северного - регионального командования, что явится, по замыслам авторов преобразований результатом объединения Космического и Стратегического командования ВС США. Планируется, что новый орган управления будет нести ответственность за оборону территории США и управлять размещенными там американскими вооруженными силами, а также поддерживать прямые контакты с вооруженными силами Канады и Мексики и обеспечивать безопасность в водах Тихого и Атлантического океанов у береговой линии США.

Не исключено, что новое командование возглавит нынешний руководитель Космического командования генерал ВВС Ральф Эберхарт. Это означает, полагают эксперты, что в случае нападения на США, в том числе и с использованием оружия массового поражения, именно военные возьмут на себя главную роль в обеспечении безопасности внутри страны. Озвученный вчера министром обороны США план преобразований представляет собой наиболее масштабный перечень организационных мероприятий Пентагона за последние сорок лет. Сообщается, что модернизация вооруженных сил США начнется 1 октября этого года.

@@@
Новые планы Пентагона
Новый мировой порядок для XXI века
Нужна ли нам сильная рука?
О лисах, котах в мешке и альбатросах
О сбитых и забытых
ООН выводит Шеварднадзе из-под удара
Обама нашел новое применение ЦРУ

Одиночество мысли

@@

Александр Зиновьев - суверенное государство из одного человека

2002-10-29 / Анатолий Костюков Сегодня 80 лет Александру Зиновьеву. В 1978 году доктора философии Зиновьева выдворили из СССР как "злобного антисоветчика", в 1999 году он вернулся на Родину человеком, называющим советскую эпоху "вершиной русской истории". Из типичного, как казалось, диссидента получился нетипичный эмигрант и еще менее типичный возвращенец. Если пролистать несколько последних десятилетий русской общественной мысли, то более заметного мыслителя у нас, пожалуй, и не было.



-Александр Александрович, так случилось, что вы отмечаете свой юбилей, когда в стране траур. И мне приходится начинать наш разговор не с того, с чего хотелось бы. Какие мысли вызвало у вас это трагическое происшествие с сотнями людей, ставших заложниками в центре Москвы?

- В такой трагический для страны момент я не могу праздновать свой юбилей и поэтому вынужден отменить торжественный прием, который должен был состояться на Красной площади в Историческом музее. Чувства очень простые: я переживал эту ситуацию вместе со всеми и так же скорблю, как все нормальные люди. Что я думаю о случившемся как социолог? К большому сожалению, это событие не стало для меня неожиданностью. Для современного западного мышления, распространившегося ныне и на Россию, характерны три черты: во-первых, подмена социологических понятий этическими, во-вторых, неспособность выработать действенную позитивную идеологию и, в-третьих, игнорирование наиболее важных социальных проблем и раздувание проблем производных, второстепенных. Все это можно наблюдать в классически ясной форме на примере терроризма. Обратите внимание, как говорят об этой беде и политики, и теоретики, и СМИ. Разговоры ведутся исключительно в терминологии добра и зла, то есть в моральных понятиях. Разумеется, это зло, причем мирового масштаба, но какова его социальная природа, откуда оно взялось? Причины этого явления, как правило, игнорируются - если не на словах, то на практике. Естественно, на такой основе невозможно выработать действенную позитивную идеологию. Как в годы холодной войны западный мир жил идеологией антикоммунизма, так сегодня начинает господствовать идеология антитерроризма. То есть это опять идеология с приставкой "анти", чисто негативистcкое мировоззрение, которое, на мой взгляд, не имеет созидательного потенциала и к победе над общепризнанным злом не ведет.

- Вы не думаете, что беда, пережитая в эти дни, способна перенастроить мозги наших политиков на позитивную программу?

- Нет, к сожалению, я на это не надеюсь. Какой вывод сделали лидеры западного мира из событий 11 сентября 2001 года? Чудовищные взрывы в Нью-Йорке стали лишь поводом для того, чтобы объявить терроризм главной проблемой современности и отодвинуть на задний план по-настоящему серьезные проблемы сложившегося миропорядка. Я могу представить себе такую перспективу: если терроризм по какой-либо причине сойдет на нет, то политики и спецслужбы развитых стран сами будут придумывать что-нибудь в этом роде или провоцировать потенциальных террористов.

- Давайте переводить разговор на "юбилейный" тон. Расскажите, пожалуйста, о ваших нынешних занятиях.

- Круг моих занятий - преподавание, социология, публицистика. На философском факультете МГУ у меня вводный курс по логике и методологии науки и затем - курс по социологии. Преподаю в Литературном институте, в Московской гуманитарно-социальной академии - раньше это была Высшая комсомольская школа. Кроме того, работаю в Академии наук - в Институте философии и Институте социологии. Так что я трудоустроен в пяти местах и от избытка свободного времени не страдаю. Конечно, в Москве у меня не такой жуткий режим, как на Западе - там приходилось работать зверски, я мотался с лекциями по всей планете, брался за любую работу, какая попадалась, но это не то, о чем стоит жалеть в мои годы.

- Насколько хорошо вы устроены здесь в материальном, житейском плане?

- У нас с женой весьма скромные понятия о бытовом комфорте, поэтому устроены мы нормально. Мы и на Западе, где оба зарабатывали довольно прилично, жили по-советски - от получки до получки. Разумеется, там мы могли себе позволить больше, чем здесь, но я не отношу это к потерям, потому что, уезжая из Мюнхена в Москву, мы и не рассчитывали на комфортные условия. На Западе мы оказались помимо нашей воли, мы туда не рвались, нас выслали. Для меня отъезд в Россию был возвращением в родительский дом. Сегодня я живу на Родине, здесь я кому-то нужен, и это компенсирует все потери.

- А как вас приняли в профессиональной среде? Вы состоите в каком-либо научном кружке?

- Кружка нет, есть круг коллег, с которыми я общаюсь в индивидуальном порядке. Для меня это естественная форма профессионального общения. Тесных связей с научными обществами у меня не было ни здесь, ни на Западе. Я всегда был одиночкой, суверенным государством, состоящим из одного человека. Если бы я пробивался через научные общества, меня бы ни за что не пропустили. Я прорывался в одиночку. На Западе я, наверное, был чемпионом по количеству интервью, что и принесло мне известность.

Язык литературы слишком мягок

- Перечисляя свои теперешние занятия, вы не упомянули о литературе. Не пишется или не хочется преждевременно обнадеживать читателей?

- Дело еще проще: с писательством я покончил. Я собирался это сделать еще до возвращения в Россию, а по приезде сюда окончательно убедился: для описания того, что сейчас происходит в нашей стране, литература - слишком слабое средство. Тут нужна социология, нужен научный анализ, анализ беспощадный. Я не забросил публицистику, но это совсем другое дело. Для меня публицистика - продолжение научной работы, это способ сделать результаты социологического анализа понятными широкому кругу людей. Как социолог я разработал свой формальный, логическо-математический исследовательский аппарат. Чтобы освоить этот аппарат, нужно много-много лет учиться, а я заинтересован в том, чтобы мои идеи входили в массовое сознание как можно скорее. Поэтому мне самому приходится заниматься их популяризацией.

- Но ваша художественная проза - это тоже "продолжение социологии другими средствами". И настоящая популярность пришла к вам как к писателю, и пострадали от советской власти вы тоже за писательство...

- На самом деле я приобрел известность как логик. И когда стал заниматься литературой, то коллеги по науке решили, что я трачу драгоценную жизнь на пустяки. А теперь мне говорят: "Ты такой успешный писатель, а занимаешься какой-то там наукой - зачем тебе это надо?" Но для меня все сферы моей деятельности едины. Я логик, который стал использовать результаты своих логических исследований в социологии. И социолог, который использовал результаты социологических исследований в литературе. В тех сферах, где я работал, я делал что-то как первооткрыватель. Я прекрасно, до мелочей, знаю советскую жизнь, я не только изучал ее как социолог, но и прожил этой жизнью 56 лет, то есть достаточно ее прочувствовал, чтобы описать художественными средствами. И при этом не повторить никого из писавших до меня. Написать что-либо подобное на западном материале я уже не мог - для этого у меня не было достаточного опыта жизни на Западе. Теперь я вернулся в Россию. Здесь в мое отсутствие произошел грандиозный перелом, это уже совсем другая страна, люди изменились, язык изменился, и я понимаю, что не смогу конкурировать с молодыми писателями, которые знают сегодняшнюю Россию лучше, чем я.

- Может, вы разыгрываете своих поклонников? Многие ведь считают вас большим мистификатором, человеком, у которого каждый день - 1 апреля. Зиновьеву, мол, нравится дурачить простодушную публику. То он коммунизм разоблачает, то уверяет читателя, что прибыл на Запад по заданию КГБ...

- Я в этом никого не уверял. Это у меня в "Гомо советикус" говорит рассказчик. Если люди услышали не то, что ожидали услышать, при чем тут Зиновьев? Дурачить я никого никогда не собирался. Хорошенькое дураченье, если я в 16 лет был арестован, сидел на Лубянке и ждал "расстрельного" приговора! Это был, между прочим, 1939 год, и меня арестовали как антисталиниста. А потом - видимо, за дурачество? - меня лишили всех степеней и званий, выслали из страны. Я пережил два покушения, две попытки похищения. Это все в порядке розыгрыша, что ли? В советские годы я был одним из тех, кто создавал интеллигентский фольклор. Десятки анекдотов, шуток-прибауток политического свойства, которые тогда ходили в обществе, родились в моей голове. На Лубянке это могут подтвердить - обычно органы старались установить авторство, и иногда им это удавалось. Но там на таких авторов смотрели не как на шутников, а как на врагов народа.

О Зиновьеве как о мистификаторе говорят очень поверхностные люди, привыкшие приспосабливаться к ситуации и не способные понять тех, кто не приспосабливается. Вот говорят, что Зиновьев изменил свое отношение к коммунизму. Но я-то не менял, я не отказываюсь ни от одного своего слова. Изменились те, кто обвиняет в измене меня. Произошел антикоммунистический переворот, и вдруг люди, которые были элитой советского режима, получали ордена, чины, квартиры, дачи, все стали антикоммунистами и антисоветчиками. А со мной произошла очень простая вещь: я лежачего не бью.

Кому помешал коммунизм

- Ваше отношение к советскому строю понять и впрямь нелегко. Вы были его беспощадным критиком и, стало быть, приближали его гибель. Разве не так?

- Я был его беспощадным критиком - это правда. Но вы же не будете называть Бальзака врагом той общественной системы, которую он описывал? Или Данте, или Свифта, или Гоголя? Да, я знаю, что мои работы использовались для борьбы с советским коммунизмом. Но почему их не использовали в СССР в интересах советского строя? Я не знаю. И не могу за это отвечать. Как сейчас я не виноват в том, что российские политики не используют мои сегодняшние работы. Возможно, они их чем-то не устраивают. Но я же не могу думать и писать в зависимости от того, кому это на руку. Да, я находился в оппозиции к советскому режиму, но не в такой, в какой находились Солженицын или диссиденты. Я был оппозиционером внутри этой системы, а не вне. Если я сделал в описании советского общества что-то такое, чего не делал никто другой, почему меня надо записывать во враги?

- Простите за уточнение, но теперь вас не во враги записывают, а в апологеты коммунизма.

- Это не менее глупо. Какая апологетика? Вы согласны, что самый большой карлик - еще не великан, самый умный дурак - не мудрец? Так вот, когда я говорю, что коммунистический период был вершиной русской истории, это значит, что до этого было хуже и после этого - хуже. Это констатация факта. Я могу представить статистические доказательства. Если я говорю, что советская система власти работала неизмеримо лучше нынешней, была проще, дешевле и эффективней, это тоже не апологетика. В ЦК КПСС было две тысячи функционеров, во всем партийном аппарате - всего 150 тысяч. Посчитайте, сколько народу сидит на этом этаже власти в нынешней России, сколько новых госструктур возникло - аппарат разбух раз в пять. Между прочим, советскую систему все время обвиняли в бюрократизме. А я еще в те годы пришел к выводу, что Советский Союз, наоборот, имеет слишком слабую бюрократию. За время от Сталина до Брежнева число объектов управления увеличилось, по моим подсчетам, в 500 раз, а управленческий аппарат увеличился примерно вдвое. Я считал, что это приведет к кризису госуправления.

- Вы первым сказали, что инициатор разрушения социалистической системы в СССР - советская номенклатура. Помнится, наша демократическая интеллигенция тогда сильно на вас обиделась. Ей-то казалось, что коммунизм похоронила она, а не кто-либо другой. Как вам кажется, номенклатура получила от ликвидации социализма то, что хотела?

- Я не знаю, как далеко намеревались пойти инициаторы перестройки, был ли у них осмысленный план действий. Скорее всего ничего такого не было. Но то, что советскую систему способна разрушить только номенклатура, мне было ясно уже в 70-е годы. Я не отрицаю участие интеллигенции, однако ее роль вторична. Система была так устроена, что разрушить ее снизу или извне было невозможно. Только сверху. Еще в 1978 году я сказал, что самое уязвимое место в советской структуре - ЦК КПСС. Если на пост генсека придет прозападно настроенный человек, с коммунизмом в СССР может быть покончено в несколько месяцев. К началу 80-х годов и на Западе тоже поняли, что на диссидентское движение рассчитывать нечего, что народные массы в СССР не восстанут, как ты их ни пропагандируй. В то время мне доводилось участвовать в разного рода закрытых совещаниях, где собирались специалисты, занимавшиеся планированием холодной войны, и эти специалисты говорили: советскую "верхушку" надо купить. Незадолго до прихода Горбачева один господин, имевший отношение к британской "Интеллиджент сервис", заговорщицки сказал мне: "Скоро в Кремле у нас будет свой человек".

Случилось то, что должно было случиться. Номенклатура стремилась получить все новые и новые привилегии, ее интересы чем дальше, тем больше противоречили базисным основам коммунистического строя. В "перестройке" эта публика увидела возможность укрепить свои статусные позиции, сделать их наследственными, конвертировав номенклатурное положение в капитал. Но пряников, как известно, никогда не хватает на всех. По законам таких переворотов вслед за первопроходцами обязательно приходят новые люди, которые отпихнут их и пойдут дальше. Этого "перестройщики", конечно, не предполагали. Горбачев не рассчитывал, что его возьмут за шкирку и выбросят как отработанный материал. И Ельцин не собирался доживать свой век пенсионером. Но если говорить о советской номенклатуре в целом, то пострадавших от крушения коммунизма не так уж много. Достаточно посмотреть, кто занимает лучшие места в нынешней иерархии, включая бизнес-структуры: это либо бывший партийный руководитель, либо комсомольский вожак, либо работник советского учреждения, либо чей-нибудь номенклатурный сынок или племянник.

Холодная война - золотой век человечества

- По идее, крах коммунистической системы не мог быть для вас личной трагедией. Вам-то терять было нечего. Тем не менее вы говорите и пишете о кончине коммунизма как о невосполнимой утрате…

- Личной трагедией для меня является то, что за эти 15 лет произошло с Россией. Ведь если бы СССР не был разрушен и коммунизм продолжал бы свое победоносное шествие, тогда был бы повержен западный мир. Что лучше, что хуже - сказать невозможно. Я, во всяком случае, не стал бы завидовать человечеству, которое дожило бы до этого "светлого дня". Для меня очевидно, что блага и недостатки коммунистической системы проистекают из одного источника. Точно так же и в западной системе - ее недостатки и блага тоже имеют один источник.

- А что, если как-нибудь исхитриться и направить воду из обоих источников в одно русло? Диалектика это допускает?

- Да именно так человечество и жило большую часть ХХ века! Весь период холодной войны был как раз такой эпохой взаимного сдерживания и взаимного обогащения двух социальных систем. Я считаю, это был самый потрясающий, самый продуктивный период в истории человечества. Западный мир достиг вершин демократии, Советский Союз добился огромного прогресса в науке, образовании, развитии промышленности. Если бы не было острой, отчаянной конкуренции двух систем, я убежден, что человечество эволюционировало бы как-то иначе. По крайней мере не так динамично. Сегодня, когда это противостояние систем снято, мы видим, что кризис переживают не только страны бывшего коммунистического лагеря, но и одержавший историческую победу Запад. Обратите внимание: даже западные аналитики говорят о "кризисе демократии". А я бы сказал еще определеннее: с наступлением посткоммунистической эпохи наступила и постдемократическая эпоха. Западный мир стремительно эволюционирует в направлении глобального сверхобщества, там это называют интеграцией, но на самом деле это больше, чем интеграция, - складывается новая тоталитарная система. Можно называть ее "денежным тоталитаризмом", можно - "монетарной демократией", это неважно. Важно то, что в этой системе не действуют традиционные механизмы демократии, там им нет места. Ведь самые принципиальные решения принимаются не теми, кого избрало население Англии, Люксембурга или Португалии. Глобальную стратегию диктуют другие игроки. Сейчас в мире насчитывается более 50 тысяч корпораций, зоной деятельности которых является вся планета, они уже функционируют не по законам национальных экономик и реализуют свою корпоративную стратегию через надгосударственные институты - МВФ, ВТО, НАТО, Мировой банк... А значит, теперь уже не так важно, каким образом формируются национальные правительства, за какой политический курс проголосовали избиратели той или иной страны. Особенность этой системы - ее чрезвычайная закрытость. Поскольку глобальное сверхобщество - один из предметов моих сегодняшних исследований, я не раз пытался получить информацию, на основе которой можно было бы судить о принципах функционирования этой структуры. Бесполезно, это запретная зона. Все покрыто мраком "коммерческой тайны".

- Интересно, что вы думаете об антиглобалистском движении? Вам не кажется, что это реинкарнация марксизма?

- Пока это не совсем марксизм. В антиглобализме много чего намешано, но, безусловно, это попытка компенсировать поражение коммунистической системы. Если раньше глобализацию по-американски сдерживал соцлагерь, то сегодня функцию сдерживания пытаются выполнять антиглобалисты. Их появление столь же естественно, как и то, что люди, понятия не имеющие о марксизме, пользуются его идейным арсеналом. Ведь марксизм не был выдумкой Маркса, в нем воплощены идеалы, выношенные всем человечеством. И пока человечество не придумает новых, равноценных идеалов, марксизм не умрет.

Мы должны переумнить Запад

- Антиглобализм - единственная сдержка, возможная сегодня в западном мире? Других вариантов не предвидится?

- Нет, почему же? Я допускаю, что новая система противовесов может возникнуть в рамках одной социальной культуры, на основе раскола западного сообщества. Во многом это будет зависеть от успехов американизации. Чем дальше США продвинутся к статусу мировой империи, тем сильнее будет антиамериканизм. А когда Запад во главе с США одержит победу над азиатским коммунизмом, конкретно - над Китаем, раскол западного мира может стать неотвратимым. Я не исключаю, например, что может сложиться новая ось "Берлин - Москва - Токио" и что эта коалиция станет мощным противовесом США.

Вообще говоря, многое в будущем мироустройстве зависит от того, насколько умным будет российское руководство. Я, когда вернулся в Россию, выдвинул такой тезис: мы должны переумнить Запад, это наша единственная надежда. На мой взгляд, интеллектуальный уровень людей, которые вырабатывают сейчас стратегию Запада, невысок. Поэтому возможность переумнить этих людей у нас есть. Правда, среди сегодняшних российских политиков я крупных стратегов тоже не вижу, но на подходе новое поколение, молодежь, родившаяся после переворота.

- Люди вашего времени приходили на пустое место, предшествующая генерация была сметена Гражданской войной. Сейчас естественная ротация поколений снова нарушена, но иным образом: теперь одно поколение "наползает" на другое.

- Да, поколенческий конфликт возможен. Раз мы идем по пути западнизации, нужно готовиться к тому, что российскую молодежь ждут те же проблемы, какие испытывают ее западные сверстники. В Германии самый большой процент безработных - среди "академиков". Так называют молодых людей, которые имеют хорошее университетское образование. Как будет в России? На основе тех данных, которыми я располагаю как социолог, могу сказать, что более половины молодых россиян, которые получают сейчас образование, больших сложностей с трудоустройством иметь не будут. Кроме того, значительная часть молодых специалистов будет отсосана Западом, который уже охотно принимает не только наших физиков и компьютерщиков, но и инженеров.

Конечно, какой-то процент молодежи станет материалом для различного рода общественных движений радикального типа. В том числе и левой ориентации. Но я сомневаюсь, что это грозит социальным переворотом. Возможность революции зависит не от того, появятся или не появятся революционеры. В обозримой перспективе социальные революции классического типа исключены и на Западе, и в России. В результате великого эволюционного перелома, происшедшего во второй половине ХХ столетия, мир вступил в новую фазу развития - в фазу проектируемой и управляемой истории. Теперь любые идеи, которые способны выдвинуть теоретики революции, так или иначе реализуются существующими правительствами или управляющими системами.

@@@
Одиночество мысли
Омбудсмен из микроволновой печи
Основная тема - Чечня, главный герой - Ельцин
От Горбачева до Обамы
От российско-американского саммита ждут нового прорыва
Отдавать ли Сахарова Соединенным Штатам?
Отношения Киева и Кишинева переходят в стадию холодной войны

Отношения России и Украины могут обостриться

@@

Поводом для этого станет документ, выносимый сейчас на рассмотрение Верховной Рады в Киеве

2000-09-14 / Виктор Тимошенко







Рисунок Вадима Мисюка

СЕГОДНЯ "НГ" публикует документ, содержание которого вновь может вернуть Москву и Киев к временам идеологической холодной войны в период ратификации "большого" российско-украинского договора.

Секретариат Верховной Рады Украины за номером 6035 от 5 сентября 2000 года зарегистрировал "законопроект", внесенный народными депутатами Л.Кравчуком, А.Зарубинским, Ю.Ключковским, В.Конновым, Р.Зваричем, А.Зинченко, А.Карповым, В.Пинзеныком, И.Шаровым, А.Волковым, П.Порошенко и А.Асадчевым. Название документа: "О заявлении Верховной Рады в связи с эскалацией напряженности в российско-украинских отношениях". Ответственный за прохождение - комитет по международным делам, вручен для ознакомления нардепам 12 сентября 2000 года. Вице-спикер Виктор Медведчук уже заявил журналистам, что заявление будет рассмотрено парламентом в конце сентября.

Инициативу украинского истеблишмента можно было бы приветствовать. Действительно, межгосударственные отношения Москвы и Киева - аномальны и малопредсказуемы, а после подписания и ратификации "большого" договора, о чем "НГ" неоднократно писала, фактически законсервированы обеими сторонами.

Однако планируемое заявление Верховной Рады (за десять постсоветских лет украинский парламент уже в третий раз выступает с такими заявлениями) обречено стать катализатором политики поиска врагов, усиления позиций националистов в обеих странах. Причина в одном - в чрезмерной идеологизации предпринимаемого украинскими депутатами анализа российско-украинских межгосударственных отношений.

Содержание публикуемого документа убеждает, что его готовили не реалисты-прагматики, а экс-президент Леонид Кравчук, в прошлом секретарь ЦК Компартии Украины по идеологии, а сегодня один из лидеров правого большинства в парламенте. Вероятно, стремление украинской элиты в преддверии зимы переложить все беды с больной головы на здоровую вполне тактически оправданны, однако чувство самосохранения могло бы диктовать совершенно иные подходы для анализа кризиса в отношениях Киева и Москвы. Ведь многие эксперты в мире называют Украину "падающей страной".

Развитие российско-украинских межгосударственных отношений требует глубокой научной проработки, и прежде всего усилий самих законодателей, а им как раз похвастаться нечем. Пока же российские и украинские депутаты играют между собой в шахматы да в футбол.

"Проект. Постановление Верховной Рады Украины.

Заявление Верховной Рады Украины "Об эскалации напряженности в российско-украинских отношениях"

Верховная Рада Украины обращается к Федеральному собранию РФ, ко всем гражданам наших государств и высказывает озабоченность по поводу нынешнего состояния российско-украинских отношений.

На протяжении десятилетия межгосударственных отношений наши страны, несмотря на большое количество подводных камней и различных препятствий, находили дорогу для строительства цивилизованных отношений и подписали в 1997 году Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, а затем и программу долгосрочного экономического сотрудничества. Казалось бы, наиболее острые углы наших отношений преодолены и перед нами открывается простор для развития равноправного и взаимовыгодного сотрудничества.

Украина как стратегический партнер России четко придерживается положений подписанных документов. Мы с пониманием относимся к геополитическим интересам РФ как мировой державы. Однако в последнее время очевидно, что кое-кто в России никак не может привыкнуть к тому, что Украина является независимым государством, а не "временно утраченной территорией".

Понятно, Россия имеет право и должна отстаивать свои национальные интересы общепризнанными и легитимными способами. Но нецивилизованно и недемократично действуют те политические силы и органы власти России, которые хотели бы реализовать концепцию внешней политики и концепцию национальной безопасности за счет других государств, прежде всего Украины, вмешиваясь в ее внутренние дела, осуществляя политическое и экономическое давление на ее интересы. Все это вызывает закономерную обеспокоенность украинской общественности, так как украинско-российские отношения являются предметом особого внимания граждан обеих стран.

Многие из наших избирателей считают, что внутренняя и внешняя политика РФ в последнее время все более приобретает антиукраинскую направленность. Очевидно, что поддержка недружественного отношения к Украине со стороны некоторых политиков, политических образований и официальных структур России не может оставаться вне нашего внимания и вынуждает высказать некоторые соображения об украинско-российских отношениях.

Развитию полноценного экономического сотрудничества прежде всего мешают искусственно построенные Россией барьеры в двусторонней торговле и ограничения на экспортно-импортные операции. Так, не решаются вопросы об отмене НДС при импорте на Украину российских товаров. Такие подходы дискредитируют саму идею свободной торговли на пространстве СНГ.

Несовершенство народнохозяйственного комплекса СССР привело к трудностям поставок энергоресурсов из России и появлению задолженности за поставленный на Украину природный газ. Вместо помощи в решении этой проблемы в духе стратегического партнерства и братства Россия продолжает реализовывать на Украину энергоносители по ценам выше, чем мировые, одновременно ограничивает рынки сбыта украинской продукции, что образует условия для возникновения новых долгов.

Компания "Газпром" постоянно заявляет про воровство украинской стороной российского газа, очевидно, желая добиться передачи газотранспортной системы Украины под контроль российской стороны. Ни для кого не является секретом желание руководства "Газпрома" получить контроль над рядом украинских предприятий, таких, как Криворожский металлургический завод, "Азовсталь", Харцизский металлургический комбинат и так далее. Украинское государство видит в российском капитале перспективного инвестора, хотя практика участия российских предприятий в приватизационном процессе небезупречна.

Постоянно напоминая о якобы космических цифрах украинской задолженности и апеллируя к высоким международным инстанциям, российские политики замалчивают существование российских долгов перед Украиной и ее гражданами. Необоснованные обвинения Украины катализируют в нашем обществе идеи пересмотра статуса и условий базирования ЧФ России на территории Украины (включая сумму арендной платы) до рассмотрения вопроса об отказе в аренде, а также пересмотра использования систем раннего предупреждения о ракетном нападении, размещенных в городах Севастополе и Мукачеве.

Тяжело назвать цивилизованными и действия России относительно части средств граждан Украины на счетах Внешэкономбанка бывшего СССР. Возвратив половину средств (около 10 млн. долларов США), Россия продолжает затягивать возвращение другой части, а про проценты, который этот банк заработал за 10 лет, даже не вспоминает.

Еще больше средств аккумулировано на счетах Сбербанка СССР (84,3 млрд. советских рублей на 01.01.91) и юридических лиц на счетах Внешэкономбанка (579 млн. долларов). Об их возвращении российская сторона вообще отказывается вести переговоры, считая эти украинские деньги внутренним долгом России.

Мы считаем неправомерным такое отношение России к материальным ценностям, которые создавались совместным трудом на протяжении многих десятилетий, и требуем возвращения украинских денег со счетов Сбербанка СССР и Внешэкономбанка, а также немедленного урегулирования раздела заграничной собственности бывшего Советского Союза. Также стоит вопрос о судьбе золотого и алмазного фонда, созданного всеми народами Союза.

Очень жаль, что негативные тенденции затронули и то, что с далеких времен сближало нас и сегодня остается вне политики, - духовную сферу. Возмущение в нашем обществе вызвали спекулятивные обвинения в адрес украинской власти в связи с обеспечением конституционного права граждан пользования государственным языком. И это тогда, когда все граждане Украины имеют реальную возможность учиться на родном языке, а особенная роль русского языка закреплена Конституцией Украины. В нашей стране работает свыше двух тысяч школ с русским языком обучения, а в государственных вузах получают высшее образование на русском языке 35 процентов от общего числа студентов. Больше половины библиотечного фонда Украины составляют русскоязычные книги.

Тем не менее эти и другие объективные данные сознательно замалчиваются теми, кто берется защищать интересы русских на Украине, где царский и советский режимы на протяжении столетий уничтожали украинскую духовность. Однако почему-то не сообщается, что в России нет ни одной государственной школы с обучением на украинском языке, которые были даже и в сталинские годы.

Таким образом, наши надежды, что демократическая Россия создаст условия для национально-культурного возрождения своих граждан украинского происхождения, что предусмотрено Договором о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, к сожалению, не оправдываются. Таким образом, российская держава открыто игнорирует права украинцев, которые на протяжении столетий живут на территории России и внесли неоценимый вклад в развитие российской науки, культуры и искусства.

Серьезный вред нашему партнерству наносит стремление целого ряда российских СМИ спровоцировать недоверие и подозрительность к Украине и украинцам. Примеров тому - множество.

Эскалация напряжения, безосновательные обвинения и фальсификации с российской стороны толкают определенные украинские политические силы на адекватные действия, временами эмоционально острые ответы, которые не отражают позиции руководства нашей страны.

Хотели бы подчеркнуть, что публикация этого заявления востребована не стремлением развернуть полемику или обозначить, кто прав, кто виноват. Таким способом мы желаем высказать нашу глубокую озабоченность по поводу современного состояния двусторонних отношений и стремление не допустить их дальнейшего ухудшения.

Мы твердо убеждены, что стабильное развитие дружественных, добрососедских и партнерских отношений отвечает интересам народов наших стран. Это - условие успешного развития и процветания Украины и Российской Федерации".

@@@
Отношения России и Украины могут обостриться
Отношения с нашей страной он намеревался строить на основе большого доверия
Отравленная пешка
Очевидные плюсы
Ошибка или нет? Сегодня в Париже Борис Ельцин подпишет договор Россия - НАТО
ПРОТИВ ВСЕХ!
Партнерство на нефти

Партнеры далекие, но интересные

@@

Расцвет взаимоотношений России со странами Латинской Америки - впереди

2001-11-20 / Валерий Иванович Морозов - директор Латиноамериканского департамента МИД РФ, Чрезвычайный и Полномочный Посол. Карэн Арменович Хачатуров - председатель Российского комитета сотрудничества с Латинской Америкой, профессор.



В многовекторной внешней политике России перспективным направлением становится латиноамериканское. Для такой оценки есть веские основания. Государства Латинской Америки и Карибского бассейна, нередко именуемые новыми индустриальными (Бразилия, Мексика, Аргентина, Чили, Колумбия, Венесуэла), демонстрируют в последнее десятилетие высокие темпы экономического развития, диверсификацию связей, особенно со странами ЕС и Азиатско-Тихоокеанского региона. Другой фактор - политическая стабильность. Впервые в бурной истории Латиноамериканского региона там повсеместно правят конституционные гражданские режимы. Нелишне упомянуть, что процессы демократического обновления и в России, и в Латинской Америке совпали по времени. Было бы, однако, неверно считать, что наши отношения начинаются с нуля, у них - давнее и поучительное прошлое.

Конструктивный политический диалог

Государства Латинской Америки в числе первых признали Российскую Федерацию продолжательницей Советского Союза. После некоторой паузы начался плодотворный политический диалог в целях восстановления и расширения позиций России в Латинской Америке с главной составляющей - экономической. Достигнуто взаимопонимание по большинству вопросов как двусторонних связей, так и подходов к ключевым вопросам современности в направлении формирования многополюсного мира.

Исчезли "белые пятна" в географии дипломатических отношений, их Россия поддерживает с 28 из 33 латиноамериканских и карибских государств, причем в 17 их столицах действуют наши посольства (в Москве соответственно - 15 латиноамериканских), еще в 11 странах российские послы аккредитованы по совместительству.

Эффективность политического диалога во многом определяют межгосударственные контакты. Официальные визиты нанесли в Россию президенты Чили (1993 г.), Аргентины (1998 г.), Венесуэлы (2001 г.), министры иностранных дел большинства латиноамериканских стран. В начале следующего года намечен официальный визит президента Бразилии.

Этапным стал официальный визит на Кубу российского президента Владимира Путина (декабрь 2000 г.). В Совместном заявлении обе стороны фиксируют совпадение оценок основных проблем современности, включая приоритет принципов международного права. Особое влияние было обращено на строгое соблюдение таких положений Устава ООН, как суверенитет, самоопределение, невмешательство, независимость и территориальная целостность государств. Как реликт холодной войны осуждена не разделяемая мировым сообществом односторонняя экономическая блокада Кубы.

Важный импульс взаимодействию с латиноамериканцами придали личные контакты Владимира Путина на международных форумах, прежде всего в рамках ООН и АТЭС. В формате многосторонних и двусторонних связей министр иностранных дел Игорь Иванов осуществляет взаимодействие с латиноамериканскими коллегами по широкому кругу проблем в интересах обеспечения в мире стратегической стабильности, включая роль ООН и его Совета Безопасности. Этот вопрос наряду с двусторонними связями - в формате официальных визитов министров иностранных дел Евгения Примакова в Мексику, на Кубу и в Венесуэлу (май 1996 г.), Бразилию, Аргентину, Колумбию, Коста-Рику (ноябрь 1997 г.) и Игоря Иванова на Кубу (сентябрь 1999 г.). Регулярными стали межмидовские политические консультации. Действует российско-бразильская Комиссия высокого уровня, ранее подобные структуры были созданы в отношениях России лишь с Францией, КНР и Украиной.

Российской идее многополярности, признания главенствующей роли ООН в мировых делах близка латиноамериканская концепция "мультилатерализма", решительное неприятие одностороннего применения силы в форме "гуманитарных интервенций".

Содержание политического диалога на двустороннем и многостороннем уровнях - международная и региональная безопасность, региональные конфликты, ситуация вокруг Кубы, борьба с наркобизнесом и терроризмом. Последнее приобретает особую остроту после трагических событий 11 сентября. Широкая общественность латиноамериканских стран, решительно осудив предпринятый против США теракт, в то же время высказывает озабоченность угрозой безадресных ответных мер в глобальном измерении.

Правовая база наших двусторонних связей - это в первую очередь договоры об основах отношений и декларации "нового поколения", подписанные с большинством латиноамериканских государств. Новая сфера диалога - обмен мнениями о ситуации на мировом рынке нефти и анализ социальных проблем глобализации, равно как взаимодействие с региональными организациями.

Россия в 1992 г. получила статус постоянного наблюдателя при ОАГ и предметно сотрудничает с этим главным региональным объединением в Западном полушарии и его специализированными органами. Один пример. Руководство Межамериканской комиссии по контролю за злоупотреблением наркотиками (СИКАД) проявляет заинтересованность в сотрудничестве с российскими организациями в реализации проекта GLEAM по выявлению аэрокосмическими методами и уничтожению наркопосевов в странах Западного полушария. Недавно в Москве состоялась презентация российских возможностей в этой сфере.

Новое направление - сотрудничество, прежде всего в рамках ООН, с наиболее авторитетным латиноамериканским политическим объединением - Группой Рио. С ее координационной "тройкой" достигнута договоренность о создании механизма регулярных консультаций, открытых для участия других членов Группы Рио и СНГ. Недавно в связи с 15-й годовщиной учреждения Группы Рио Владимир Путин обратился с посланием, в котором выразил заинтересованность в углублении диалога с этой организацией. Налаживается диалог с Ибероамериканским форумом, с МЕРКОСУР, Андским сообществом, Ассоциацией карибских государств, Латиноамериканской ассоциацией интеграции.

Руководство и России, и стран Латинской Америки высоко оценивает достигнутый уровень политического взаимодействия. Самое узкое место - сфера торгово-экономических и научно-технических связей. Между тем степень их развития - основной критерий сегодня в оценке как Россией, так и латиноамериканскими странами состояния и перспектив наших отношений в целом.

Потенциал экономического

сотрудничества

Более года назад в "НГ" состоялся круглый стол, материалы которого были опубликованы под красноречивым заголовком "Россия - Латинская Америка: отношения прекрасные, но…" ("Дипкурьер НГ", 1.06.2000 г.). Противительный союз отражает взаимную неудовлетворенность медленным сокращением разрыва между уровнем отношений политических и экономических.

Существующий объем торгово-экономических связей не соответствует потенциалу сторон. Объем товарооборота с учетом реэкспортных операций в последние годы держится на уровне 3-4 млрд. долл. По данным на 2000 г., наиболее крупная торговля у России с Кубой - 900 млн. долл., Бразилией - 700 млн., Мексикой - 300 млн., Эквадором - 206 млн., Аргентиной - 160 млн. Доля России - всего около 2,5% товарооборота этих стран, кроме Кубы. Коммерческие сделки с латиноамериканскими партнерами реализуются, как правило, частными структурами и не носят планового характера, что объясняет колебания показателей совокупного объема товарооборота.

Основные статьи российского экспорта на латиноамериканском рынке - металл и металлопродукция, минеральные и химические удобрения, нефтепродукты; импорта - сахар, цитрусовые, бананы, другие тропические фрукты, фруктовые концентраты, кофе, какао, ряд продовольственных товаров, цветы.

Окончание холодной войны и деидеологизация нашей внешней политики позволили осуществить качественный прорыв в политических отношениях. Этих факторов для адекватного развития экономических связей недостаточно. Дело не в отдаленности Латинской Америки от России, этот расхожий довод опровергает поступательный рост многопрофильного экономического взаимодействия Латинской Америки со странами - участницами ЕС и государствами АТР.

В последнее десятилетие в связи с ограниченным объемом государственного кредитования внешнеэкономической деятельности существенно сократилось участие России в крупных проектах. Утрата механизмов государственного регулирования не сопровождалась появлением на экономическом поле и у нас, и у них тяжеловесов, играющих по правилам рыночных отношений. Справедливости ради сказанное относится не только к нашим отношениям с Латинской Америкой. Свою пассивность латиноамериканские предприниматели мотивируют стандартными аргументами - общая нестабильность в России с повышенной зоной риска для бизнеса, отсутствие надлежащей законодательной базы, нужда самих латиноамериканских стран в зарубежных инвестициях: в 1998 г. - 70 млрд. долл., но в 2000 г. - 52 млрд., что объясняется финансовыми кризисами в регионе и за его пределами.

Просчеты с нашей стороны очевидны: недостаточна диверсификация сотрудничества, отсутствует эффективный финансовый механизм, в частности взаимные гарантии инвестиций. Серьезный недостаток торговых связей - узость номенклатуры наших экспортных позиций. Основная часть российского экспорта базируется на поставках сырья и полуфабрикатов. Слабость такого положения дел становится заметной, к примеру, при анализе влияния антидемпинговых мер на объем экспорта российской металлопродукции: поставки металла сократились, а в некоторые страны были вовсе прекращены.

Вместе с тем существует потенциал для роста объема торгово-экономических связей с Латинской Америкой. Речь прежде всего идет о продвижении на рынок этого региона отечественной продукции машиностроения и высоких технологий, взаимодействии в аэрокосмической области, нефтегазовой и горнодобывающей промышленности, в сфере мирного атома, энергетике, развитии транспортной инфраструктуры, информатике. Существует потенциал для расширения сотрудничества в области освоения космоса.

Имеются реальные предпосылки для осуществления совместных проектов. Например, АО "Энергомашэкспорт" произвело поставку оборудования, его установку и пусконаладочные работы на ГЭС в Колумбии; завершило ремонтные работы на одной ТЭС и заключило контракты на поставку оборудования и ремонт другой - в Аргентине. Начата сборка легковых автомобилей вазовской модели "Нива" на мощностях эквадорского автозавода.

Во внешнеэкономических связях России с Латинской Америкой обозначиваются новые перспективные тенденции. Интерес к работе на латиноамериканском рынке начали проявлять крупные российские компании ("Альфа-Групп", "Менатеп", "Вим-Биль-Данн"). Российские предприниматели пытаются закрепиться на инвестиционных рынках Эквадора, Чили, Перу, Гайаны. В ряде стран открыты представительства российских компаний и банков. Взаимовыгодные кооперационные связи с латиноамериканскими партнерами налаживают непосредственно Татарстан, Москва, Саратовская область, Санкт-Петербург, Калининград, Удмуртия.

Инструменты активизации связей - смешанные межправительственные комиссии с Аргентиной, Колумбией, Кубой, Мексикой (в процессе создания - с Венесуэлой и Чили); подписанные с большинством латиноамериканских стран соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве, а также соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций, научно-техническом сотрудничестве, сотрудничестве в культурной области, в исследовании и использовании космического пространства. Важную роль в стимулировании взаимной торговли призван играть созданный в 1998 г. Национальный комитет содействия экономическому сотрудничеству со странами Латинской Америки.

На многосторонней основе

Новое направление - экономическое сотрудничество со странами Латинской Америки на многосторонней основе с учетом, что в последние годы этот регион стал самой динамичной в мире зоной интеграционных процессов. Созданные на континенте объединения характеризуются многовариантностью по формам организации, масштабам и степени продвинутости в области интеграционного строительства. С одной стороны, это обладающие крупным экономическим потенциалом и представляющие общие рыночные пространства группировки, такие, как НАФТА, МЕРКОСУР, Андское сообщество. С другой - объединения менее развитых стран Латинской Америки и Карибского бассейна. В ближайшие годы предполагается задействовать Межамериканскую зону свободной торговли от Аляски до Патагонии.

Образованный 10 лет назад крупнейший общий рынок стран Южной Америки - МЕРКОСУР представляет интерес для России в качестве перспективного пространства для реализации собственных торгово-экономических интересов, а также освоения опыта интеграционного строительства, многие элементы которого могли бы найти практическое применение в СНГ. Инициатива МИД России нашла поддержку в МЕРКОСУР. Достигнуты договоренности о сотрудничестве в финансовой, экономической и технической областях, конкретно - в совместном отслеживании важнейших проблем глобализации, международной торговой системы, взаимном стимулировании деловых кругов в освоении рынков друг друга, в возможном налаживании диалога как на правительственном, так и на парламентском уровнях.

Развиваются связи с Андским сообществом, недавно Россия подписала с этим старейшим в Латинской Америке интеграционным объединением протокол о создании механизма политического диалога и сотрудничества. Дополнительные возможности для интенсификации торгово-экономических связей открывает вступление России в АТЭС. Тихий океан омывает берега 11 латиноамериканских государств и может стать самым коротким мостом, связывающим Россию с Западным полушарием.

@@@
Партнеры далекие, но интересные
Пентагон обвинил Китай в экспансионизме
Пентагон переступил черту
Пилоты холодной войны - сбитые и забытые
Пионер африканской свободы
Письма
Побит рекорд холодной войны

Под одним зонтиком

@@

Военное взаимодействие РФ и Западной Европы возможно и необходимо

2003-04-07 / Алексей Георгиевич Арбатов - заместитель председателя комитета по обороне Государственной Думы РФ от фракции "ЯБЛОКО".







Одним из главных зарубежных партнеров российского министра обороны в ближайшем будущем может стать председатель военного комитета Евросоюза. Сейчас этот пост занимает норвежец Густав Хэглунд (на снимке справа от Сергея Иванова).

Разворачивающаяся на глазах всего мира драма иракской войны по вполне понятным причинам на время заслонила менее сенсационные проблемы, которые тем не менее могут иметь огромное долговременное значение. К ним относится новый более высокий профиль отношений России и ведущих стран Западной Европы - единственный позитив среди всех негативных проявлений кризиса в Персидском заливе.

Однако военное сотрудничество, не говоря уже об интеграции, пока остается в тени политического внимания как в России, так и за рубежом.

Кризис в Ираке и демонтаж НАТО

Причин для скепсиса множество, и они на виду. Плачевное положение Российской армии и оборонно-промышленного комплекса общеизвестно. Архаичность структуры военного управления, косность состава, дислокации, системы комплектования Вооруженных сил. Низкая боеспособность армии, ее катастрофическая техническая деградация и моральное разложение (что публично признает даже начальник Генштаба). Все это усугубляет сохраняющаяся неопределенность в умах европейцев по поводу будущего демократического развития России и продвижения ее экономических реформ.

В Западной Европе положение, конечно, не в пример лучше, но и своих проблем немало. Cобственно, европейские военные институты, призванные обслуживать нужды безопасности Европы после окончания холодной войны, пока еще находятся в "эмбриональной" стадии развития. Отсутствие привычного единого лидера, межгосударственные разногласия и финансовые ограничения тормозят этот процесс. Тяжелой гирей остаются сложившиеся структуры, программы и затраты в рамках НАТО, которые большинству стран ЕС, входящих в Североатлантический альянс, приходится нести по инерции. Вероятно, впрочем, что иракский кризис ускорит частичный демонтаж НАТО с обеих сторон Атлантики и строительство на ее месте подлинно европейской системы обороны.

Так или иначе, очевидно, что для военного сотрудничества России и Евросоюза пока нет прочной опоры. С востока эта составляющая пребывает в состоянии развала и замешательства, а с запада ее пока нет вообще - она скорее проект, чем осязаемая организационно-материальная база.

И тем не менее объективные предпосылки для такого сотрудничества есть. Более того, Россия и Евросоюз потенциально являются в военном отношении взаимодополняющими величинами в не меньшей мере, чем в экономической области. В известном смысле ни ЕС, ни Россия в долгосрочной перспективе не способны друг без друга обеспечить свою безопасность - вопреки часто выражаемому западному скепсису и российским благоглупостям на тему своей "самодостаточности". Рассмотрим эти возможные направления и формы сотрудничества по принципу: от простого к более сложному и глубокому, от краткосрочного к перспективному.

Партнеры - конкуренты

Есть кое-какая военная торговля, например, поставки российских запчастей к вооружениям и технике, доставшейся Европе от почившего в бозе Варшавского договора, продажа зенитных ракет, вертолетов и других изделий Греции и Турции. Но в целом военная торговля России и ведущих стран ЕС очень незначительна по масштабам их промышленных мощностей и потребностям армий. Дело в том, что оборонно-промышленные комплексы России, Франции, Великобритании, ФРГ, Италии являются в гораздо большей мере конкурентами, чем партнерами в мировой торговле оружием, и не хотят без крайней необходимости пускать иностранную военную технику на свой внутренний рынок как по коммерческим, так и по политическим соображениям.

Между тем резоны для кооперации более высокого уровня есть. Во-первых, российским и западноевропейским фирмам все труднее порознь соперничать на мировом рынке с США и набирающими силу новыми конкурентами из Азии. Во-вторых, экспоненциальный рост стоимости и сложности современных вооружений все труднее уместить в рамки национальных бюджетных и научно-технических возможностей. Евросоюз уже идет по пути кооперации в создании ряда систем оружия (например, "Еврофайтер"). Россия привлекает к сотрудничеству традиционных смежников из постсоветских стран, но средств оборонного заказа катастрофически не хватает собственно российским предприятиям (загрузка остается на уровне до 25% производственных мощностей, а для конструкторских бюро и институтов - гораздо ниже).

Однако этого уже недостаточно, чтобы удерживать передовой рубеж развития военной техники наряду с США и грядущими военными лидерами XXI века. Единственный способ сохранить свои позиции как на мировых рынках оружия, так и в оснащении собственных армий - это военно-техническая и производственная кооперация России и крупнейших держав Западной Европы. И тут простор для взаимодействия поистине огромен - при условии решения ряда политических, экономических и правовых проблем.

Например, Россия все еще способна создавать лучшие в мире истребители (Су-27 и его модификации), тактические ракеты наземного и морского базирования, артиллерийские системы и бронетанковую технику, малые военные корабли. Западная Европа может дополнить их передовой электроникой, информационными системами и средствами управления и связи, передовой базой обслуживания и ремонта и пр. Отдельный опыт такой кооперации уже есть у России и Франции (Су-27 с французской авионикой), но он зиждется на очень узкой базе и имеет, скорее, экспериментальный характер.

Общепризнанным изъяном планов военной интеграции ЕС является отсутствие стратегической мобильности, скажем, для обеспечения корпуса быстрого развертывания (КБР). Россия (вместе с Украиной) может восполнить этот пробел и предоставить Евросоюзу самые лучшие сверхтяжелые транспортные самолеты (типа "Руслан" или "Мриа"). Тогда досягаемость КБР перекроет не только Балканы, но и всю Африку, Ближний и Средний Восток, а с использованием российских баз - Центральную и Южную Азию, Юго-Восточную Азию и Дальний Восток.

Другая известная слабость ЕС - неразвитость военно-космического комплекса и зависимость в этой сфере от США. Без космических средств разведки, предупреждения, управления, связи, навигации и метеорологии невозможны подготовка и использование современных вооруженных сил, включая высокоточное оружие большой дальности (ВТО), что продемонстрировали войны в Югославии, Афганистане и Ираке.

У России огромные избыточные мощности создания космических носителей и неплохих космических аппаратов, но из-за упадка финансирования космическая военная группировка и наземная инфраструктура управления и пользования переживают развал. Российское авиационно-космическое агентство и его отрасли существуют во многом благодаря запускам американских спутников и крайне зависят от этого сотрудничества (есть небольшая кооперация также с Францией, планы сотрудничества с Италией и другими странами). Поэтому военное партнерство с ЕС может повлечь резкое расширение на первом этапе программы обеспечения европейских спутников российскими космическими носителями, а в дальнейшем - более глубокую интеграцию по поддержанию, развитию, управлению и использованию военно-космических систем и спутников двойного назначения.

Без такой кооперации ни России, ни Евросоюзу не добиться, в частности, массового внедрения ВТО, которое позволяет вести "бесконтактные войны" и сократить до минимума свои потери и сопутствующий ущерб на театре военных действий (ТВД), хотя, конечно, как показала последняя иракская война, никакое оружие само по себе не может восполнить дефицит дальновидности и ответственности политического руководства.

Боязнь зависимости

Еще одно важнейшее направление - противоракетная оборона. Пока Западная Европа оказалась не очень восприимчива как к предложениям США середины 90-х годов, так и к призывам России начала нынешнего десятилетия о создании совместной ПРО ТВД (то есть для защиты от баллистических ракет малой и средней дальности). Причина в том, что европейцы не считают такую угрозу приоритетной и заслуживающей затрат больших финансовых ресурсов, политических усилий по кооперации, усиления зависимости от США, а тем более попадания в зависимость от России. Но ситуация может измениться, и ускоренное распространение ОМУ и баллистических ракет в Азии и Северной Африке (в частности, как результат войны в Ираке) поставит эту угрозу во главу угла европейской безопасности.

Ни какой-либо одной европейской стране, ни Евросоюзу в целом не по силам создать современную ПРО ТВД. Очевидно, что такая совместная система, определяющая физическое выживание каждой страны, требует очень близких союзнических отношений и твердых взаимных обязательств по безопасности. С Соединенными Штатами такие отношения есть в рамках НАТО, но кризис вокруг Ирака поставил под сомнение как жизнеспособность альянса, так и готовность европейцев зависеть от Вашингтона, односторонние военные экспедиции которого могут подставить под удар возмездия прежде всего европейских союзников США. Кроме того, для США в силу географии ПРО ТВД всегда будет второстепенной по важности системой, потому что они находятся вне досягаемости для любых ракет средней и малой дальности. Если им что и будет угрожать - так это межконтинентальные ракеты, для защиты от которых требуется стратегическая ПРО.

Напротив, у России и Евросоюза потенциально есть общие угрозы со стороны ракет средней и малой дальности из Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока и Азии. Российские РЛС дают практически немедленное предупреждение о ракетных пусках с этих направлений в дополнение к космическим средствам (потенциально совместным). Российские зенитные комплексы на базе систем С-300, С-400 и их новых поколений вместе с европейской электроникой и информационными системами на базе финансирования Евросоюза способны обеспечить лучшую в мире ПРО ТВД как в техническом, так и в геостратегическом отношениях. При сотрудничестве с ЕС, в отличие от кооперации с США через НАТО, не возникает проблем обеспечения такой же системой дальневосточных союзников США и не возбуждается подозрительность Китая.

В большой мере то же относится к совместной противовоздушной обороне, поскольку в качестве носителей ОМУ могут быть использованы не только баллистические, но и аэродинамические средства. Кроме того, тесное взаимодействие в области ПВО настоятельно требуется для предотвращения в Европе воздушного терроризма по образцу "черного сентября" в Нью-Йорке и Вашингтоне.

И наконец, самая деликатная и отдаленная сфера потенциального сотрудничества - ядерное оружие. По настоящее время британские и французские независимые ядерные силы сдерживания играли свою роль только под "зонтом" мощных стратегических средств США и их обязательств в НАТО и были нацелены исключительно на территорию СССР/России. Разъединение и маргинализация НАТО, исчезновение угрозы со стороны Москвы, новая общность интересов внешней политики и безопасности России и Евросоюза могут в конце концов изменить и эту реальность.

Ввиду объективных причин британские и французские ядерные силы в обозримый период останутся весьма ограниченными по количеству и составу (реально около 600, а максимум до 1000 боезарядов в совокупности). По финансовым и техническим причинам стратегические силы РФ через 10-15 лет сократятся до статистического уровня 1000 боезарядов и ниже (а реально по живучим и боеготовым средствам гораздо меньше), причем независимо от судьбы майского (2002 г.) договора о СНП.

На фоне новых угроз

По отдельности стратегические силы трех названных стран будут немного стоить в сравнении с потенциалом США, хотя это еще будет терпимо в рамках невраждебных отношений с Вашингтоном. А вот дальнейшее вероятное распространение и наращивание ракетно-ядерных сил третьих стран (КНДР, Иран, Пакистан, Израиль, Индия, Китай, возможно - Япония, Тайвань, Южная Корея, Ливия, Сирия и т.д.), наверное, заставит Россию, Британию и Францию по-другому оценить достаточность своих ядерных сил сдерживания.

Конечно, кооперация в этой сфере - самое щекотливое дело. Даже в рамках НАТО она имела место лишь между США и Великобританией, а в СНГ - только между Россией и Украиной (и ограниченно с Белоруссией). Но появление общей угрозы, потребности безопасности и невозможность более полагаться на сильного покровителя могут рано или поздно сломать существующие препятствия. Сначала интеграция между Великобританией и Францией, потом в более широких рамках ЕС, а впоследствии и с Россией может оказаться единственно возможным путем обеспечения надежного сдерживания по всем азимутам в многополярном ядерном мире. Причем сперва сотрудничество может идти по линии сопряжения систем раннего предупреждения, "горячей связи", более широкого информационного обеспечения, затем - согласования оперативных планов, списков целей и тактики нацеливания (разумеется, не друг на друга), совмещения систем управления, а в конечном итоге - кооперации в создании самих вооружений и систем их обеспечения.

Первостепенную важность по всем названным направлениям взаимодействия имеет, помимо научно-технического сотрудничества, европейское финансирование военных проектов, инвестиции в российскую промышленность, которые будет легче делать в совместные программы НИОКР и закупок вооружений и военной техники. Это отличается от нынешних попыток просто привлечь из Европы покупателей на российскую технику или заманить инвесторов в российские холдинги ОПК на непривлекательных с точки зрения западного корпоративного права условиях.

Представляется, таким образом, что без России невозможна полномасштабная военная интеграция Евросоюза и его выход на уровень мировых военных центров силы XXI века. Со своей стороны, без ЕС Россия в долгосрочном плане не сможет решить главную триединую задачу: коренного улучшения материального положения своих военнослужащих (и перехода от призыва на контракт); сохранения потенциала стабильного стратегического сдерживания; всеобъемлющего технического переоснащения сил общего назначения - для защиты безопасности на юге и востоке страны.

@@@
Под одним зонтиком
Польшу и страны Балтии взяли на мушку
Последнее прибежище ядерной смерти
Потоплено еще одно судно-нарушитель
Почему мы проиграли?
Почему нас не любят
Почта

Почти миллион россиян будут голосовать за пределами России

@@

В МИД РФ полагают, что активность избирателей за рубежом будет несколько выше, чем на парламентских выборах 1995 года

1999-12-18 / Рик Пайп, Андрей Правов, Владимир Катин, Дмитрий Горностаев, Александр Куранов, Юрий Боголепов Андрей Правов - собкор РИА "Новости" в Израиле. Выборы в Госдуму будут проведены на территории 138 иностранных государств. По информации МИД РФ, в списки избирателей внесено более 850 тысяч. Однако эта цифра может увеличиться за счет туристов, деловых людей. Для находящихся за рубежом россиян было создано 353 избирательных участка. На 59 из них, где зарегистрировано 56 тысяч россиян, уже состоялось досрочное голосование. Все зарубежные участки приписаны к 14 избирательным округам Москвы, Московской и Ленинградской областей. На парламентских выборах 1995 г. активность зарубежного электората составила 38,2%. На этот раз ожидается примерно такой же показатель или немногим выше.



Консульство РФ в Нью-Йорке станет завтра одним из многих избирательных участков, где отдадут свои голоса находящиеся за рубежом российские граждане.

Фото ИТАР-ТАСС

ДЕВЯТНАДЦАТОГО декабря около 15 тысяч проживающих в Литве граждан России придут на пять избирательных участков в Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде, Шауляе и Висалинасе. Голосовать смогут и российские граждане, временно находящиеся на территории Литвы. На выборах в Литве будут присутствовать представители Главной избирательной комиссии Литвы. Из-за финансового кризиса Литва не сможет направить своих наблюдателей непосредственно в российские регионы, но некоторые литовские политики поедут туда через международные организации.

Выбор у литовских россиян большой: от сталинистов до либералов. Орехово-Зуевскому (Московская область) одномандатному избирательному округу # 111, к которому относятся и пять избирательных участков в Литве, по жребию выпали федеральные избирательные списки кандидатов от 27 объединений и блоков, а также семь отдельных кандидатов, в том числе и выдвинутый объединением "Русская социалистическая партия" Владимир Брынцалов, на прошлых президентских выборах "с блеском" провалившийся в Литве.

По мнению наблюдателей, в нынешних выборах российские граждане будут участвовать активно. Для сравнения: в 1996 г. на выборах президента РФ в Литве было открыто только два избирательных участка - в Вильнюсе и Клайпеде. Предполагается, что голосовать придет до 35% российских граждан, проживающих в Литве. Учитывая, что подавляющее большинство из них - военные пенсионеры и люди преклонного возраста, можно предположить, что больше всего голосов в Литве, как и на прошлых парламентских выборах, получит КПРФ. Национал-патриотические и откровенно сталинистские блоки и партии в Литве непопулярны, т.к. русскоязычное население страны не проживает компактно, а значит, и недоступно для агитации и пропаганды этих партий, как в Латвии и Эстонии.

Вильнюс

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

ДЕВЯТНАДЦАТОГО декабря в Израиле, как и в России, граждане РФ смогут принять участие в выборах в Госдуму. Точнее, это касается не только российских граждан, находящихся здесь в командировках или частных поездках, но и лиц, сохранивших при переезде на постоянное место жительства в Израиль российские паспорта. Таких "русских" израильтян, вставших на учет в консульском отделе посольства РФ в Израиле, около шестидесяти тысяч. Опыт прошлых выборов, когда явка избирателей составила лишь 7%, показал, что, конечно же, не все придут к урнам для голосования. Тем не менее, по прогнозам российского посольства, в нынешних выборах примут участие от 10 до 15% зарегистрированных избирателей.

За кого они проголосуют, сказать трудно. В целом здесь отмечают, что "русские" израильтяне в большинстве своем тяготеют вправо и в подавляющем большинстве поддерживают решительные действия властей, будь это в Израиле или в России, по борьбе с терроризмом. Такая позиция во многом определит выбор местных избирателей. Кроме этого, по некоторым оценкам, голосовать придут не только люди пожилые, проявляющие наибольшую политическую активность, но и избиратели в возрасте 40-50 лет. Более молодые люди скорее всего к избирательным урнам не придут. Они намного быстрее "отрываются от российских корней", усиленными темпами овладевают ивритом и целиком сосредоточиваются на делах внутриизраильских. Немалое влияние на итоги голосования в Израиле могут оказать и предвыборные передачи российского телевидения. Здесь повсеместно принимаются три российских канала - ОРТ, РТР и НТВ. За предвыборной ситуацией в России внимательно наблюдает русскоязычная пресса, радиостанции.

Как рассказал советник-посланник посольства РФ в Израиле Виктор Смирнов, всего в стране организовано семь избирательных участков - в Тель-Авиве, Иерусалиме, Хайфе, Ашдоде, Ашкелоне, Беэр-Шеве и Кармиэле. Все они прикреплены к 202-му Центральному избирательному округу Москвы. Мэрии данных городов оказали свое содействие, в частности, по выделению помещений для голосования, обеспечению безопасности. В каждой комиссии будут работать сотрудники консульского отдела, которые смогут оперативно разобраться с возможными непредвиденными обстоятельствами. По словам Смирнова, оптимальное число мест для голосования следовало бы довести до 20. Однако недостаток финансирования (сумма, выделенная нашему посольству, оказалась в семь раз меньше запрашиваемой) этого сделать не позволяет.

Данные о местонахождении избирательных участков уже несколько раз публиковались в израильской русскоязычной прессе. Их также сообщали работающие в Израиле русскоязычные радиостанции.

Тель-Авив

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

В СТРАНАХ Европейского союза проживает неподдающееся точному учету число российских граждан. Например, во время последних президентских выборов на избирательные участки пришло вдвое больше людей, чем состояло на учете в наших консульствах. Нынешние выборы в Государственную Думу, по прогнозам сотрудников российских представительств в странах Западной Европы, также вызовут большой интерес среди граждан России, находящихся за рубежом. Таковых набирается несколько десятков тысяч - это постоянно работающие здесь сотрудники наших учреждений, бизнесмены, деятели культуры, всякого рода стажеры и учащиеся, спортсмены и люди других профессий, приехавшие в длительные командировки, а также солидная масса туристов. Голосование будет происходить в посольствах или консульствах, где заблаговременно можно ознакомиться с биографиями кандидатов в депутаты. На избирательных участках выставлены стенды с фотографиями кандидатов и литература, рассказывающая об их жизненном пути.

Различные европейские организации также в свою очередь и на свой манер готовятся к предстоящим выборам в нашей стране. Совет Европы уже направил из Страсбурга в Санкт-Петербург и еще пять городов свою делегацию из тридцати человек во главе с бывшим председателем Катрин Люмьер. Европейский парламент тоже посылает группу наблюдателей, сформирована и находится накануне отъезда представительная делегация от ОБСЕ, от ряда других общеевропейских учреждений. Всего, как ожидается, в Россию направятся более двухсот человек специальных представителей и наблюдателей. По возвращении они обстоятельно доложат о ходе этих выборов и своих впечатлениях.

Страсбург-Брюссель

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

РОССИЙСКИЕ граждане, живущие в Германии, могут реализовать свои избирательные права без особых проблем. В ФРГ организовано пять избирательных участков по выборам в Госдуму РФ. Все они располагаются на территориях посольства в Берлине и консульств в Бонне, Гамбурге, Мюнхене и Лейпциге.

На одном только "берлинском" избирательном участке ожидают до 25 тысяч российских граждан - именно столько зарегистрировано при консульском отделе посольства. Так что голоса немецких русских составят достаточно значительную часть всех наших граждан, голосующих за рубежом. Интересно, что в Германии проживает довольно много россиян пожилого возраста, чья избирательная активность традиционно высокая. По сравнению с предыдущими выборами - в Госдуму в 1995 г. и президентскими в 1996 г. - число голосующих, как свидетельствуют сотрудники посольства РФ в ФРГ, должно быть более высоким.

С большим интересом воспринимают российскую избирательную кампанию и в немецком обществе. Большинство специалистов по России обсуждают проблему выборов в Думу параллельно с чеченской военной кампанией. Так, например, часто высказывают мнение, что после выборов Кремль изменит свой курс в отношении Чечни. Некоторые политологи, как свидетельствует газета "Франкфуртер альгемайне", предполагают, что Москва намеренно преувеличивает жесткость своей линии ради повышения шансов проправительственных сил на предстоящих выборах. В этой связи, ссылаясь на "нероссийские источники", парламентские круги ФРГ не исключают, что разрушения в Грозном не являются столь массовыми, как о том сообщает пресса.

В целом же и журналисты, и политологи, комментируя предвыборную борьбу в России, отмечают беспрецедентно жесткий ее характер и подчеркивают, что кандидаты и силы, их поддерживающие, не гнушаются никакими методами для достижения результатов. Так, например, журнал "Штерн" подробно рассказывает о попытках ОРТ дискредитировать движение "Отечество - Вся Россия". Другой печатный орган - газета "Татесшпигель" - обращает внимание на угрожающее положение, в котором оказались правозащитные и независимые организации и движения в России в преддверии парламентских выборов и в связи с войной в Чечне. Газеты отмечают, что более трети всех независимых организаций уже выбыли из борьбы по причине желания государства ограничить и контролировать влияние правозащитников на общество.

Берлин

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

ВИД на жительство в Чехии имеют свыше пяти тысяч россиян, многие из них проживают здесь постоянно. Если к этому прибавить две тысячи сограждан, отдыхающих ныне в Карловых Варах и на соседних с ними западночешских курортах, то число потенциальных избирателей получается весьма солидным. И большинство из них, судя по предварительным опросам, которые проводили члены избиркома при российском посольстве в Праге, собирается принять участие в голосовании на предстоящих завтра выборах в Госдуму. Но вот кому именно намерены отдать предпочтение находящиеся в Чехии россияне - об этом практически все предпочитают умалчивать: уж больно сильна конфронтация между ведущими политическими силами страны.

В свою очередь, чешские СМИ по мере приближения к выборам в Госдуму все активнее затрагивают эту тему. Все ведущие печатные и электронные издания заблаговременно направили в Москву своих спецкоров, чтобы те поближе и поподробнее представили предвыборную атмосферу, а потом рассказали бы о том, как проходили выборы, какой после них сложился политический расклад в нижней палате российского парламента и какие, исходя из этого, можно сделать выводы на развитие политической ситуации в России в ближайшие месяцы, а значит, и на ход будущей президентской гонки.

Премьера Владимира Путина чешские СМИ характеризуют по-прежнему весьма осторожно, считая, что он проявил себя фактически с одной стороны - в отношении к войне в Чечне, но остается своего рода "ежиком в тумане" в том, что касается его познаний и действий в сфере экономики, финансов, промышленности. Многие здешние наблюдатели считают его заложником генералов, но прежде всего - Семьи и окружения президента, которому Путин, дескать, присягнул на верность и лояльность в качестве возможного преемника на посту главы России. Естественно, постоянно поминаются Путину и его темное кагэбэшное прошлое, и развитие событий нынешнего года: нападение басаевской банды на Дагестан, взрывы в Москве и иных городах России, резкое развитие военных действий на Северном Кавказе, которые в итоге обеспечили стремительный взлет популярности нового премьера. Некоторые чешские журналисты и политики полагают, что Путину уготована роль будущего российского Пиночета, которая, возможно, и пойдет на пользу России, но еще неизвестно, как может отозваться на ее отношениях с внешним, прежде всего западным, миром.

Блок "Единство", спираль популярности которого тоже взвилась необычайно резко и круто, увязывают с необходимостью будущей парламентской поддержки Путина и объясняют неприхотливой по качеству, но одурманивающей по назойливости деятельностью прокремлевских СМИ, особенно телевидения.

Не вселяют большого оптимизма и уважения у чешских журналистов и политиков и другие главные силы на российской политической сцене: блок ОВР и Компартия. Лужковско-примаковская команда состоит, по мнению местных СМИ, из сугубо номенклатурных кадров, которые хотят при возможной новой власти в стране или сберечь свои сытые позиции, а то и подняться повыше, или попытаться перераспределить в свою пользу не только властные места, но и природные и промышленные ресурсы. Примаков в случае выдвижения его кандидатуры в президенты видится более предсказуемым на международной арене политиком, чем Путин, но все-таки слишком старым по возрасту да и по воззрениям на ситуацию как в собственной стране, так и в мире. "Ясно, - пишут чешские газеты, - что Лужков в таком случае будет подставлен к нему в качестве более твердой опоры, твердой в физическом, идеологическом и политическом смысле слова, который и будет фактически управлять Россией. И президентом он может оказаться более упрямым и жестким, чем скорее кажущийся таковым Путин".

Единственный, по мнению комментаторов в Праге, "симпатяк" среди зубров российской политики - Григорий Явлинский на сей раз со своим "ЯБЛОКОМ" почти не виден на избирательном горизонте, за него придут голосовать старые, верные почитатели, так же, как, видимо, и на президентских выборах, если он вновь выставит свою кандидатуру в июне будущего года. Самое лучшее, на что может рассчитывать "ЯБЛОКО", - это, увы, всего лишь попадание в парламент. На большее сейчас российская демократическая интеллигенция, наверное, и не способна - делают вывод пражские политики и журналисты.

Словом, нынешние российские парламентские выборы СМИ Чехии рассматривают все в основном сквозь призму будущего расклада политических сил в РФ в канун еще более важных по значению как для самой страны, так и для ее соседей и в целом международного сообщества выборов президентских. Отдельные наблюдатели не исключают даже, что в случае очень неудачного для Кремля исхода завтрашнего голосования он может предпринять и весьма непредсказуемые действия, при этом, например, продолжающаяся война в Чечне может только сопутствовать ему в этом.

Прага

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

ДЛЯ Северной Америки главное российское событие - это отнюдь не парламентские выборы. В новостях из России преобладает чеченская тема в самом ее однобоком освещении, а выборы, о которых СМИ вспомнили только недавно, подаются часто в одной связке с войной на Северном Кавказе. Тон американских и канадских средств массовой информации в отношении России начал меняться еще со времени натовской агрессии в Косово. Сейчас, когда российские войска близки к овладению Грозным, а Москва

игнорирует требования прекратить военные операции на Северном Кавказе, он становится откровенно недружелюбным.

Масло в огонь подливают и шпионские скандалы. Американцы раздражены задержанием и высылкой своего дипломата Черри Либернайт, оказавшейся птицей более крупной, чем российские агенты, арестованные в США. Раздаются призывы о введении против России санкций, если она не прекратит войну в Чечне. Их предлагается нацелить на энергетические проекты, поскольку, как утверждают западные критики России, Москва ведет войну на деньги от доходов, полученных благодаря росту цен на нефть. Заголовки американских и канадских газет, а также телерепортажи из Чечни наводят на мысль, что североамериканские СМИ уже вступили в период второй холодной войны, хотя политики пока воздерживаются от употребления такой терминологии. На таком североамериканском фоне будут проходить выборы в российскую Госдуму.

@@@
Почти миллион россиян будут голосовать за пределами России
Председатель Восточного комитета немецкой экономики Клаус Мангольд: "Благополучие Европы зависит от процветания России"
Премьер-министр Норвегии: "Мы готовы инвестировать в любые отрасли"
Привидения шведских шхер
Примирительные заявления по ПРО
Противоракетный щит для континента
Профессионалы спецслужб против профессионалов террора

Прохладный июльский саммит Путина и Буша

@@

Президенты России и США постараются изгнать призрак холодной войны-2

2007-06-01 / Артур Блинов



Президенты России и США Владимир Путин и Джордж Буш в течение ближайшего месяца проведут два саммита, на которых им предстоит вплотную заняться проблемой изгнания призрака холодной войны-2, появившегося, по оценкам экспертов, в отношениях между двумя странами. Путин и Буш проведут двустороннюю встречу в период саммита «большой восьмерки» на германском курорте Хайлигендамм (6–8 июня), а затем отдельно встретятся 1–2 июля в семейном имении Бушей близ города Кеннебанкпорт (штат Мэн).

Главным из этих саммитов станет встреча в Кеннебанкпорте, о проведении которой вчера было одновременно объявлено в Кремле и Белом доме. Сообщается, что президенты обсудят иранскую ядерную программу, сотрудничество в области мирного использования атомной энергии, ПРО и другие вопросы.

@@@
Прохладный июльский саммит Путина и Буша
Путин и Клинтон не сказали друг другу ничего нового
Путин торговаться не намерен
РФ и США воссоздают атмосферу неопределенности
Рамсей Кларк: "Уважать законы правосудия"
Расширение против террора
Реально ли вернуть мир к временам холодной войны?

Региональная организация под бременем глобальных проблем

@@

К 25-летию Хельсинкского Заключительного акта

2000-08-01 / Владимир Иванович Сосновин - кандидат исторических наук.







Советская делегация во главе с Леонидом Брежневым на совещании в Хельсинки.

Фото ИТАР-ТАСС

ПОДПИСАНИЕ Хельсинкского Заключительного акта 1 августа 1975 года - важнейшая веха послевоенной истории. Пожалуй, ни с одним дипломатическим мероприятием этого периода не связывалось столько несбывшихся надежд, столько разочарований. И в то же время Заключительный акт в определенном смысле стал шедевром дипломатии Запада в противостоянии с Востоком.

Созданное в середине 1960-х годов как средство регулирования отношений между "капиталистическим" и "социалистическим" блоками, Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе - СБСЕ (на Будапештском саммите в 1994 было принято решение о переименовании Совещания в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе - ОБСЕ) отразило всю сложность противоречий системы международных отношений эпохи холодной войны.

Советская внешняя политика с самого начала рассматривала общеевропейский процесс как средство достижения стабильности в Европе, механизм обеспечения надежных международных правовых гарантий территориальной целостности Советского Союза и его политической "сферы влияния" в Европе и во всем мире. Определенные расчеты связывались и с тем, что деятельность ОБСЕ поможет смягчению ограничений на торговлю с передовыми странами Запада и облегчит трансфер из них в СССР новых информационных технологий. Руководство бывшего СССР полагало возможным осуществление своих расчетов на обеспечение стабильности по периметру советских границ при одновременном проведении собственного экспансионистского курса в Азии, Африке и Латинской Америке.

Подписание в 1975 году, спустя три месяца после военно-политического поражения США во Вьетнаме, Хельсинкского Заключительного акта символизировало триумфальный зенит достижений этой двуединой внешнеполитической линии Леонида Брежнева и его окружения.

Однако спустя чуть больше десятилетия границы европейских государств-подписантов Заключительного акта претерпели серьезнейшие изменения, четыре из них (СССР, ГДР, ЧССР, СФРЮ) вообще прекратили свое существование, кровопролитные военные конфликты потрясли страны Закавказья, Молдавию, Россию (Чечня), Югославию. Трудно найти в истории более яркий по масштабности и последствиям пример несоответствия зафиксированной на бумаге политической воли реальному развитию последовавших событий.

Произошло это прежде всего потому, что наивной линии Кремля на гарантирование своих границ посредством бумажных договоренностей Запад противопоставил в ОБСЕ внешне ничем не примечательную "третью корзину". То был набор в общем-то достаточно банальных стандартных демократических свобод и гражданских прав, продвижения которых тем не менее оказалось достаточным для того, чтобы в сочетании с другими, естественно, средствами использовать внутренние слабости советского режима и разрушить своего главного противника в холодной войне.

Пока СССР и США обескровливали себя в безумной гонке дорогостоящих вооружений, на международной арене возникли новые влиятельные центры силы, которые стали реально оспаривать доминирование в традиционной схеме мирового баланса сил. К ним можно отнести и набирающий силу Европейский союз, и Японию, динамично развивающийся, несмотря на трудности, Китай и др. Некоторые из них противоречат друг другу и, таким образом, содержат в себе семена новых возможных конфликтов.

Но главная опасность заключается, пожалуй, не в возникновении новых амбициозных "центров силы", стремящихся к доминированию на международной арене, а в нарастающем потоке глобальных проблем, обрушившихся на человечество.

Это реальные угрозы среде обитания, потепление мирового климата, волна международного терроризма, продолжающееся увеличение разрыва между богатыми и бедными странами, демографический взрыв (неконтролируемый рост рождаемости в развивающихся странах), дефицит топлива и энергоносителей, разгул криминалитета и моральная деградация.

Упомянутые глобальные вызовы требуют совершенно новой организации международного сообщества, отказа от традиционных государственно-правовых ценностей, зафиксированных еще в Вестфальских мирных договорах 1648 года, но в настоящее время препятствующих выживанию цивилизации.

По-настоящему новый миропорядок не может базироваться на лидерстве одного национального государства, как, впрочем, на лидерстве государств вообще. Неприемлема для него и старая утопическая концепция "мирового государства" в качестве прикрытия господства какого-либо одного государства, одного "центра силы", одного военно-политического блока или объединения транснациональных корпораций. Скорее речь должна идти об объединении, базирующемся на универсальном общественном мнении, при учете конкретных интересов всех без исключения членов не международного сообщества, но человечества как такового.

Роль ОБСЕ в формировании "гуманитарного" миропорядка представляется уникальной по двум причинам. Во-первых, потому что, как говорил бывший генеральный секретарь Организации (нынешний посол Италии в России) Джонкарло Арагона 14 октября 1997 года на семинаре во Флорентийском Европейском университете, "с самого начала Хельсинкского процесса СБСЕ рассматривало безопасность более, чем вопрос военной безопасности. Одним из главных элементов нашей концепции безопасности является так называемое человеческое измерение. Хотя определения человеческого измерения нет ни в одном документе, это намного более широкое понятие, чем права человека. В наиболее широких концептуальных рамках оно включает все аспекты человеческого фактора в вопросы мира и безопасности".

Во-вторых, потому что ОБСЕ революционизировала классические принципы международных отношений, поставив человека выше государства. Важное значение в этом отношении имел принцип, зафиксированный сначала в Парижской хартии ОБСЕ (1990 г.), а затем в Московском (1991 г.) документе ОБСЕ. "Обязательства, принятые государствами в области человеческого измерения ОБСЕ, - говорится в этом документе, - являются предметом прямой и законной озабоченности всех государств-участников и не относятся исключительно к внутренним делам заинтересованных государств".

Новая политическая обстановка, сложившаяся в связи с прекращением существования Советского Союза, предоставила ОБСЕ уникальные возможности на пути превращения в международную организацию нового типа - организацию, ориентированную на потребности не только государств, но и людей. Гуманитарное измерение из хитроумного оружия времен холодной войны должно было бы действительно стать ориентиром в практической деятельности Организации, которая естественным путем должна была бы прийти на смену всем военно-политическим блокам, включая НАТО и ЗЕС, на пространстве от Ванкувера до Владивостока. "Мы полагаем, - говорил российский представитель на совещании по подготовке Будапештского саммита ОБСЕ, посол Юрий Ушаков, - ОБСЕ должна играть центральную роль в обеспечении безопасности и стабильности в Европе посредством координации усилий других региональных организаций, включая НАТО. Если вы хотите решать европейские проблемы с Россией, то ОБСЕ для этого подходящая организация... Мы не являемся членами ни НАТО, ни Европейского союза".

Серьезную попытку определить новое лицо ОБСЕ в условиях после окончания холодной войны представляли предложения России о формировании новой модели безопасности для XXI века. Осенью 1994 г. на Будапештской встрече ОБСЕ на высшем уровне российская сторона предприняла инициативные шаги с тем, чтобы способствовать качественному повышению уровня СБСЕ, превращению Совещания из, по общепринятому тогда дипломатическому жаргону, "бродячего цирка" в стабильную организацию с постоянным секретариатом и местонахождением руководящих органов. Эти предложения были приняты. Тогда же было определено и место штаб-квартиры этой организации - Вена.

В обстановке отката от эйфории первых дней окончания холодной войны к холодному миру Россия предложила международному сообществу свое видение новой модели безопасности для Европы XXI века.

Основные принципы этой модели заключались в следующем:

1. Безопасность новой демократической Европы может быть только общей и глобальной.

2. Безопасность граждан должна составлять сердцевину новой европейской безопасности. Этот угол зрения давал возможность по-новому увидеть новые угрозы и конкретные риски невоенного характера, с которыми столкнулись народы Европы на рубеже XXI века. (К ним российская дипломатия относила экологические проблемы, международную преступность, массовую неконтролируемую миграцию и др.)

3. Единство демократической Европы предполагает неделимость безопасности европейских народов. Ни одно государство не имеет права укреплять свою безопасность в ущерб безопасности других.

4. Партнерство в новой Европе предполагает взаимные усилия со стороны государств и международных организаций в строительстве общей безопасности. ОБСЕ и НАТО, Европейский союз и СНГ, многие международные организации не являются конкурентами, так как они не являются более взаимоисключающими факторами европейской политики.

Будапештский саммит действительно подтвердил намерение государств-участников развивать потенциал ОБСЕ как регионального соглашения по смыслу главы VIII Устава ООН в сфере деятельности по предотвращению конфликтов, включая оказание содействия в постконфликтном восстановлении.

Стремление российской дипломатии продвинуть под эгидой ОБСЕ идею единой Европы без разделительных линий столкнулось, однако, с весьма жесткой линией западных партнеров на сохранение своей собственной структуры безопасности с НАТО и ЗЕС как центральными звеньями этой системы.

Предложения Москвы были восприняты западными партнерами по Организации в духе холодной войны - как стремление России предотвратить расширение НАТО на Восток и обеспечить "свои" интересы в СНГ.

Дальнейшее развитие европейского процесса пошло скорее под знаком формирования новых разделительных линий, а не конструктивного сотрудничества в области формирования надежного механизма поддержания международной безопасности.

В этом процессе определилась и роль, уготованная ОБСЕ западными партнерами в качестве "монитора" за соблюдением прав человека, прежде всего на восточной половине пространства Организации. При этом нередко выдвинутые без учета национальной специфики требования соответствия общепринятым в ОБСЕ правочеловеческим стандартам и нормам становятся своеобразными орудиями вмешательства во внутренние дела суверенных государств, инструментом геополитической стабильности в целых регионах. Ярким подтверждением тому является прошлогоднее вторжение натовских войск в Югославию.

Кризис государственности, во многом спровоцированный передовыми западными государствами в 90-е годы на Востоке, продолжается теперь и на Западе. Во многократно ускорившемся политическом процессе современности необратимо возросла роль человека. Как его сильных, так и слабых сторон. На наших глазах возрастает значение "теневых" экономик, огромное значение приобретают мафиозные структуры, под контроль которых переходят целые отрасли народного хозяйства, а то и государственные структуры. В западных демократиях господствует повсеместная аллергия в отношении государства.

Классической государственности Запада угрожает не только криминалитет. Множится число различных неформальных неправительственных организаций, как правило, демократического характера. Хотя демократическая тенденция в формировании новой системы международных отношений подчас слабо прослеживается в политической практике конкретных государств, тем не менее она присутствует во всех значительных событиях международной жизни и проявляется, подчас, через субъективный фактор - деятельность отдельных конкретных личностей. В этом, в частности, находит выражение обратная сторона глобализации международных отношений, заключающаяся в значительном возрастании человеческого фактора и роли личности и конкретного человека в целом.

В августе 1999 года, например, имел место характерный в этом отношении эпизод на сессии подкомиссии ООН по поощрению и защите прав человека. В ходе этой сессии развернулась острая дискуссия вокруг проекта резолюции "Смертная казнь, касающаяся несовершеннолетних преступников". Камнем преткновения стало упоминание в нем конкретных государств, не соблюдающих международные стандарты, которые относятся к применению смертной казни.

В результате раздельного голосования параграфов проекта был сохранен "черный список", в котором наряду с Ираком, Пакистаном, Саудовской Аравией, Йеменом, Нигерией, Суданом фигурировали и США. В результате было прямо сказано, что за последние два года (1998 и 1999 гг.) несовершеннолетние были казнены только в США.

Особого внимания, на наш взгляд, в этом эпизоде заслуживает тот факт, что все попытки постоянных представителей США и Соединенного Королевства убедить британского же независимого эксперта, инициировавшего эту резолюцию, отказаться от идеи упоминания США успехом не увенчались. Проект в целом был принят большинством голосов.

Из этого маленького факта следует, что международные организации в наше время могут стать самостоятельными центрами формирования международного общественного мнения, способными оказывать активное воздействие на политику отдельных государств. Для этого, однако, необходимо, чтобы исходящая от них политическая воля представляла действительно согласованную волю международного сообщества, а не была отражением устремлений правящей элиты того или иного, пусть самого большого и влиятельного, государства.

К сожалению, несмотря на солидный "послужной список", ОБСЕ пока еще намного ближе к тому, чтобы называться "элитарным дипломатическим салоном имени князя Меттерниха", чем средоточием усилий международного сообщества по выживанию в XXI веке. Прежде всего, организация, выросшая под знаком борьбы за права человека и демократию, носит исключительно замкнутый и аристократический характер. На официальных заседаниях ОБСЕ в присутствии журналистов еще никто не сказал и двух связных слов.

Во-вторых, ОБСЕ продолжает оставаться келейной дипломатической организацией, в работе которой не участвуют, хвала исключениям, ни представители общественных организаций, ни специалисты. На высоком профессиональном уровне поддерживается только работа на "профильном направлении" защиты прав человека. Да и то благодаря тому, что, как и в годы холодной войны, она обслуживает нужды США и их союзников по НАТО.

@@@
Региональная организация под бременем глобальных проблем
Реконструкция европейской безопасности
Рига не исключает развертывания объектов НАТО
Рогозин подготовил НАТО к своему приезду
Родина танго и гиперинфляции
Рокировка противниками
Российская демократия упакована в иранское досье

Российские шпионы множатся, как грибы

@@ 2001-02-21 / Владимир Малеванный, Елена Шестернина



В СООБЩЕНИИ для СМИ Департамента информации печати (ДИП) МИД РФ от 31 января указывалось, что первый секретарь постпредства России в ООН Сергей Олегович Третьяков "при невыясненных обстоятельствах вместе с семьей оставил место своей службы". И до, и после этого Москва постоянно ставила перед Вашингтоном вопрос о "консульской встрече" российских дипломатов с Сергеем Третьяковым, дабы убедиться, "что он и его семья не подвергаются никакому принуждению и что с ним ничего не произошло". На момент подписания этого номера в печать, как подтвердили корреспонденту "НГ" в МИД России, законное требование Москвы по-прежнему остается без ответа.

Первый секретарь постоянного представительства РФ в ООН Сергей Третьяков исчез в октябре прошлого года - накануне президентских выборов в США. Об этом американская пресса впервые сообщила месяц назад со ссылкой на анонимные источники в вашингтонской администрации. Авторы публикаций уже заранее называли российского дипломата "перебежчиком". Подобная ситуация в двухсторонних отношениях возникла впервые после эры холодной войны. Российская сторона поначалу не оглашала этот факт, надеясь спокойно урегулировать проблему без привлечения внимания общественности. Но, оказывается, на Смоленской площади были встревожены не только судьбой российского гражданина. Американская сторона, как гласит документ МИДа, "по непонятным причинам решила поднять этот вопрос перед журналистами". Заметим, что статьи в прессе США появились без указания конкретного первоисточника. Тогда непонятна уверенность российского представителя: "Мы сами несколько удивлены "новым стилем", который демонстрирует анонимный представитель Госдепартамента США". Выходит, кто-то нарушил какую-то секретную договоренность... А далее коллизия перетекла в шпионское русло: 10 февраля "Нью-Йорк таймс" опубликовала статью Джеймса Райзена. В ней со ссылкой на должностных лиц США, знакомых с этим делом, утверждается, что Сергей Третьяков является сотрудником Службы внешней разведки России. С октября его интенсивно допрашивали сотрудники Федерального бюро расследований и Центрального разведывательного управления.

Анонимные "эксперты" доверительно сообщили Джеймсу Райзену: количество российских разведчиков в США за последние годы значительно подскочило - сейчас их почти вдвое больше, чем в начале 1990-х гг. Те же конфиденты выдали журналисту "Нью-Йорк таймс" еще одну американскую гостайну: у Москвы в Штатах шпионов больше, чем у Вашингтона в России.

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

@@@
Российские шпионы множатся, как грибы
Россию разлюбили окончательно?
Россия – критически важная составляющая безопасности XXI века
Россия вернулась в Туркмению
Россия и США готовят замену СНВ-1
Россия и ее интересы
Россия на путях миростроительства

Россия не откажется от сотрудничества с Ираном

@@

По данным западных спецслужб, иранские военные специалисты давно работают с европейскими и американскими фирмами

2001-04-05 / Лидия Андрусенко



КАК ИЗВЕСТНО, главной причиной резкого охлаждения отношений между США и Россией американская сторона называет намерение нашей страны активизировать сотрудничество с Ираном в военно-технической сфере и в области атомной энергетики. Впрочем, еще с начала 90-х годов Запад, и в первую очередь США, с завидным постоянством выдвигают в адрес России обвинения в нарушении соответствующих международных договоренностей. При этом не было приведено ни одного факта совершенной между Москвой и Тегераном "преступной сделки".

В интервью британской газете "Санди телеграф" министр обороны Дональд Рамсфелд и его заместитель Пол Вулфовиц заявили недавно, что Россия - "самый активный распространитель опасных военных технологий" и Америке следует пересмотреть политику сотрудничества с нею на высоком уровне. Разумеется, высказывания этих двух деятелей не остались незамеченными российской стороной. МИД РФ сделал соответствующее заявление, в котором говорится, что подобные обвинения, выдвинутые представителями Пентагона в духе холодной войны "идут вразрез с публичной позицией нового американского президента, а именно в том, что Россия и Соединенные Штаты не являются противниками и не угрожают друг другу".

Действительно, Россия видит в Иране не только стратегически важного соседа, с которым необходимо развивать нормальные отношения, но и торгового партнера. Все соглашения, подписанные между Москвой и Тегераном, строятся на основе международных обязательств и меморандума, подписанного в 1995 году в рамках российско-американской комиссии "Гор-Черномырдин", вокруг которого сегодня раскручивается скандал в Вашингтоне. Однако российско-иранские контакты всегда находились под пристальным международным вниманием и контролем. Вероятно, подобная открытость кому-то явно не по душе. Американская сторона избегает говорить о том, что иранские предприятия оснащены современным оборудованием так называемого двойного применения, которое произведено отнюдь не в России, а в США и Западной Европе. Результаты исследования состояния иранской ядерной программы, которыми, кстати, занимались западные разведывательные спецслужбы, показали, что с 1990 года Иран использует немецкие и швейцарские фирмы для приобретения балансировочных машин, а также диагностического и контрольного оборудования "двойного" назначения, которые могут быть задействованы в лабораторных исследованиях при создании газовых центрифуг, применяемых для обогащения урана. Кроме того, зафиксированы контакты иранцев с представителями британской компании по приобретению специального оборудования, которое можно использовать при разработке крышек центрифуг. Есть и другие весьма веские доказательства того, что иранские специалисты давно и успешно сотрудничают в области военных технологий со швейцарскими, итальянскими и германскими фирмами и консорциумами. Более того, электроэррозионное оборудование, позволяющее иранцам изготавливать детали и узлы для жидкостных ракетных двигателей, оснащено новейшим программным обеспечением производства США.

@@@
Россия не откажется от сотрудничества с Ираном
Россия-Азербайджан: вместе и навсегда?
Россия-США: невнятный диалог
Россия: последний прыжок в будущее
Русская дипломатическая революция
Русский десант в Нью-Йорке
С Америкой - вместе или порознь

С афганским опытом в Ирак

@@

Среди правящих сил в исламском мире только талибы и Саддам пошли на самоубийственный конфликт с Вашингтоном

2002-09-11 / Александр Юрьевич Умнов - главный эксперт Института изучения Израиля и Ближнего Востока.







Нынешняя власть в Багдаде десятилетиями жестко ограничивает политические амбиции ислама внутри страны и проводит политику модернизации. Свергнутые же около года назад афганские талибы выступали за всеохватывающую роль мусульманской религии, ориентировались на Средневековье. Иракский режим сформировался во времена холодной войны, талибский - после ее окончания. В то же время между ними много и общего. Прежде всего они принадлежат к ближне-средневосточной (условно говоря "исламской") цивилизации, которая весьма болезненно контактирует с цивилизацией евро-американской. Из всех правящих сил лишь они пошли на граничащий с самоубийством конфликт с Соединенными Штатами.

Объективные причины столь на первый взгляд явно неразумного поведения скрыты внутри их стран. Этнический состав Афганистана напоминает пестрое одеяло, а в Ираке он фактически сводится к численно превосходящим арабам и местным курдам. Подавляющее большинство и афганцев, и иракцев - мусульмане. В Афганистане доминирует одно направление ислама - суннизм. В Ираке среди большинства распространено другое направление - шиизм. Суннизм же исповедуют власти и меньшинство местных жителей.

Во времена холодной войны Афганистан стал объектом массированного вмешательства извне, что после ее окончания привело к взрыву межэтнических противоречий и фактическому распаду страны. Потребность в воссоединении способствовала политизации ислама и утверждению талибов. В Ираке взрывоопасность собственных противоречий проявилась также в годы холодной войны, правда, под влиянием внутренних факторов. Курды стали требовать то широкой автономии, то собственного государства. Потом на первый план (по крайней мере потенциально) вышли противоречия между приверженцами суннизма и шиизма. Масла в огонь подлила исламская революция в соседнем Иране, подавляющее число населения которого, как и в Ираке, исповедует шиизм.

Желая продемонстрировать жизнеспособность светского режима внутри страны и на мировой арене, Багдад развязал войну с Тегераном. Она оказалась неудачной. Лишь нежелание Ирана способствовать опасному для него самого распаду Ирака позволило Багдаду "сохранить лицо". Тем не менее жизненно необходимая с точки зрения внутренней консолидации потребность если не в военных успехах, то по крайней мере внешнеполитической конфронтации сохранилась. Вскоре Ирак, вспомнив о своих старых претензиях на соседний Кувейт, оккупировал эту страну. Совпавшая с концом холодной войны акция вызвала крайне негативную реакцию не только арабского мира, но и всего мирового сообщества.

Не желая, как и Тегеран, распада Ирака, возглавивший международную коалицию Вашингтон предпочел не свергать багдадский режим, а резко ограничить его суверенитет санкциями СБ ООН. Возможно, американцы надеялись таким образом содействовать приходу к власти более умеренных сил. Но если такие надежды и были, они не оправдались. Иракский режим не только выжил, но и изгнал инспекторов ООН, призванных подтвердить отсутствие в стране оружия массового поражения. А этот вопрос, учитывая "послужной" список Багдада (в частности применение химического оружия против Ирана), очень важен.

Надо заметить, что в сравнении с нынешними иракскими властями талибы в Афганистане выглядят меньшими экстремистами. Ведь угрозу представляли не столько они, сколько обосновавшиеся в стране за долго до них международные террористы. На фоне продолжающегося внутриафганского противоборства исламское движение "Талибан", видимо, при всем желании не могло выдать своих "гостей". В Ираке же ситуация принципиально иная. Здесь сам Багдад, а отнюдь не пустившая корни в местной почве внешняя сила, бросает вызов мировому сообществу.

@@@
С афганским опытом в Ирак
С небес на землю
СВР обвиняют в политическом сыске
СССША? USSA?
США и НАТО вырвались в лидеры гонки вооружений
США и Россия закопают топор холодной войны
США разрушают стратегическую стабильность

Савимби так и умер партизаном

@@

Его "однояйцевые" подручные не знали жалости к врагам

2002-02-26 / Алексей Андреев



В городке Лукасса, расположенном в отдаленном районе на востоке Анголы, журналистам было предъявлено тело председателя повстанческого Национального союза за полное освобождение Анголы (УНИТА) Жонаса Савимби. По официальному сообщению государственного Ангольского информационного агентства (АНГОП), он погиб в пятницу в столкновении с правительственными войсками. Смерть Савимби может ознаменовать начало нового этапа в современной политической истории крупнейшего государства в юго-западной части Африканского континента.

Жонас Савимби на протяжении нескольких десятилетий был одним из символов холодной войны на Черном континенте. Начиная с 1966 г. он пользовался неограниченной поддержкой со стороны США - в пику правящему "прокоммунистическому" режиму. На стороне последнего, как известно, выступали СССР и его союзники, в первую очередь Куба, в 1975 г. отправившая в Анголу 50-тысячный воинский контингент. Еще президент США Джеймс Картер в конце 70-х годов пытался остановить все расширявшиеся поставки американских вооружений УНИТА, но безуспешно. Вашингтон перестал поддерживать Савимби лишь в 1998 г., уже после введения широкомасштабных санкций ООН против вооруженной ангольской оппозиции. Тем не менее унитовский вожак продолжал вести активную нелегальную финансово-хозяйственную деятельность, так как его бойцы контролировали несколько богатых алмазных месторождений Анголы. Однако в начале 2000 г. наступил перелом, поскольку к тому времени все большее число овимбунду (одной из крупнейших этнических групп страны, к которой принадлежал покойник) стало переходить на сторону унитовских "раскольников" - движения УНИТА-Обновление, признавшего легитимность официальных властей.

На деятельности Савимби всегда сказывалась его репутация недоучившегося студента. В молодости он сначала пытался окончить медицинский факультет Лиссабонского университета, но, увлекшись в салазаровской Португалии соблазнами нелегальной политической "богемы", забросил это дело, затем пытался посвятить себя изучению политических и юридических во Фрибурском и Лозаннском университетах, но после пары лет нерадивой учебы ушел и из этих вузов. К моменту гибели ему было 67 лет, 35 из которых он возглавлял УНИТА. В своей партизанской борьбе он не знал сантиментов. Представители амбунду - этноса, в массе своей поддерживающего правительство, рассказывали, что самым отчаянным боевикам Савимби для пущей свирепости делали специальную операцию на половых органах, и "однояйцевые" каратели, приходя во враждебные деревни, не знали ни страха, ни жалости.

@@@
Савимби так и умер партизаном
Семь уроков Великой Отечественной
Сенаторы готовят прорыв на северном фронте
Сколько дьяволов может уместиться на кончике иглы,
Слависты как перелетные птицы
Смена элит
Снова гонка вооружений?

Совет Федерации увлекся борьбой с терроризмом

@@

Это может сорвать принятие Земельного кодекса

2001-10-10 / Ольга Тропкина



ГЛАВНЫМИ событиями сегодняшнего заседания Совета Федерации, которое откроет осеннюю сессию верхней палаты, несомненно, станет рассмотрение Земельного кодекса, а также принятие сенаторами заявления по борьбе с терроризмом.

Вчера на Совете верхней палаты был согласован текст этого документа. СФ призывает все без исключения государства отказаться от сохраняющихся стереотипов холодной войны в целях решительного противодействия международному терроризму. Кроме того, как гласит заявление, важная задача заключается в быстрой доработке международно-правовой базы сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом. В документе отмечается, что Совет Федерации поддерживает инициативы, выдвинутые президентом по противодействию терроризму. СФ также выражает надежду, что акции США и Великобритании будут строго выверенными и отвечающими содержанию резолюций Совета Безопасности ООН. В документе также говорится, что верхняя палата "глубоко обеспокоена ситуацией в Афганистане" и призывает участников контртеррористической операции сделать все возможное для сохранения жизни и имущества мирных жителей этой страны, предотвращения дестабилизации политической ситуации в прилегающих государствах.

На сегодняшнее заседание специально приглашены глава Министерства иностранных дел Игорь Иванов и министр обороны Сергей Иванов. По словам главы парламентской группы "Федерация" Валерия Горегляда, СФ по Конституции решает вопросы войны и мира, и верхняя палата "хотела бы, чтобы оба министра поделились информацией относительно событий в Афганистане". Кроме того, сенатор признал наличие опасности того, что США и их союзники могут выйти за рамки антитеррористической операции и "в данном случае задача международного сообщества - не допустить такого развития событий". В частности, отметил Горегляд, СФ намерен обсудить вопрос о ситуации в Афганистане еще и потому, что обеспокоен дальнейшим развитием событий у южных рубежей России. Между тем, по мнению сенатора, очень важно, чтобы участие нашей страны в антитеррористической операции ограничилось лишь оказанием поддержки, "но ни в коем случае не обернулось бы практическим участием или же отправкой воинского контингента".

@@@
Совет Федерации увлекся борьбой с терроризмом
Советы новому американскому президенту
Современная "философия интернационализма"
Спасти НАTO от Европы
Сталин интересовался Эвой Перон
Старая стратегия на новый лад
Стокгольм прощается с традицией

Страна художника Констебла

@@

Четверо в лодке среди пасторальных пейзажей Англии

2003-11-14 / Ольга Батлер







Джон Констебл. Белая лошадь. 1819 г. Масло. Коллекция Фрик. Нью-Йорк.

- В субботу будем плавать на лодке с Линдой и Миком в стране художника Констебла, - порадовал меня муж.

Под парусом мы уже ходили, и после этого плавания я с большим, чем бывало прежде, чувством перечитала главу о морской болезни из "Троих в лодке, не считая собаки".

Но в этот раз речь шла об обычной весельной прогулке по речке Стер в Саффолке, в местности, которая со всеми пасторалями и старинными деревенскими коттеджами является музеем под открытым небом. Знаменитый английский художник Джон Констебл родился там в семье мельника в XVIII веке и всю жизнь рисовал пейзажи и переменчивые облака.

Линда добровольно взялась отвечать за повышение моего культурного уровня, и мы уже посетили немало интересных мест Англии, включая Кембридж, замок Рочестер, а также самый крупный супермаркет в близлежащем Апминстере. В супермаркете Линда объяснила, где тут кухонные комбайны, а где посудомоечные машины.

Почему-то, хотя она вовсе не простушка, ее представления о русских и России застыли в замороженном виде со времен холодной войны.

На новогодних танцах в клубе она удивилась, что я под ритмы рок-н-ролла отплясывала вовсе не "казачок". "Линда, ты отстала от жизни", - устыдился своей подруги Мик, но, видимо, в ее голове что-то замкнуло раз и навсегда, и она доброжелательно продолжает приучать меня, дочь варварского народа, к цивилизации.

@@@
Страна художника Констебла
Стратегическое партнерство все еще возможно
Танго с исламом
Тень Чернобыля над западным краем
Тетралогия: очередная часть "Индианы Джонса" на подходе
Транзит третьего тысячелетия
Трансатлантический карт-бланш для Кремля

Треугольная лодка Сергея Лаврова

@@

Глава МИД РФ предложил Западу сотрудничество, напомнил о российской мощи и не забыл указать на провокаторов

2007-09-04 / Юлия Борисовна Петровская - зав. отделом международной политики "НГ".



Министр иностранных дел Сергей Лавров, выступая вчера перед студентами МГИМО, расставил некоторые важные акценты в отношениях России с внешним миром. Лавров подчеркнул, что Россия и США не являются противниками, а значит, нет оснований для новой холодной войны. (Дипломаты почему-то не могут обходиться без этого словосочетания даже при самой позитивной оценке отношений с Америкой.) Министр добавил, что «нормализация наших отношений возможна только (!) на основе равноправия, учета интересов друг друга, взаимной выгоды, отказа от идеологии и мессианства как внешнеполитических инструментов». Иными словами, Лавров в категорической форме требует того, что Америке до сих пор было неведомо, а именно равноправного международного партнерства.

@@@
Треугольная лодка Сергея Лаврова
Тридцать лет спустя
У Америки есть скрытое желание взрывать ядерные бомбы
Угроза Даллеса и ее последствия
Упражнения по виртуальной истории
Участь побежденных
Философия стратегической стабильности

Хайдер пожертвовал председательским креслом

@@

Но несмотря на это, хороший контакт с Австрией поддерживает только Венгрия

2000-03-01 / Ксения Фокина, Александр Куранов



Йорг Хайдер.

ЛИДЕР крайне правой Австрийской партии свободы (АПС), вошедшей в состав нового правительства, Йорг Хайдер подал в отставку с поста председателя своей партии. Об этом Хайдер, обвиненный в приверженности неофашизму за выступления против притока иностранцев в Австрию, сообщил вечером в понедельник на заседании руководства АПС в Вене, на котором также был назначен преемник Хайдера. Им стала вице-канцлер Сузанне Рисс-Пасер. Свой уход Хайдер объяснил желанием "не осложнять жизнь новому коалиционному правительству", которому страны ЕС объявили бойкот из-за его политических пристрастий, однако пояснил, что из большой политики уходить не собирается. "Я ухожу не из политики, а только с поста партийного лидера. Мы перестраиваем наш верхний эшелон, у партии теперь будет новое руководство, и это пойдет ей на пользу", - сказал Йорг Хайдер на пресс-конференции в Вене. По его словам, отныне он возьмет на себя "функции надзора" за членами правительства.

Первым на отставку Хайдера отреагировал госдепартамент США, выступивший с заявлением поздно вечером в понедельник. Как говорится в заявлении, Вашингтон намерен "продолжать пристально следить за действиями австрийского правительства", и "если отставка Йорга Хайдера приведет к тому, что АПС сможет плодотворнее работать с канцлером Волфгангом Шюсселем в направлении выполнения стандартов, которые австрийское правительство установило для себя в преамбуле коалиционного соглашения, мы расценим ее в качестве позитивного шага". Проявления "нацизма, расизма, антисемитизма и ксенофобии", живо волнующие американское правительство, будут и впредь вызывать его незамедлительную реакцию, подчеркивается в заявлении внешнеполитического ведомства США.

В странах Западной Европы отреагировали весьма жестко. Так, правительство Бельгии заявило о своем намерении и дальше продолжать изоляцию Австрии, несмотря на отставку Хайдера. Этот его шаг, считают там, лишь показывает верность избранного Евросоюзом пути. Ничего не изменила отставка Хайдера с поста АПС и для правительства Израиля, наиболее остро отреагировавшего на вступление партии Хайдера в правительство. С аналогичными заявлениями выступили и в Лондоне, где считают, что отставка Хайдера не изменит ни расстановку политических сил в Австрии, ни отношение Запада к ней.

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

БУДАПЕШТ первым в Европе нарушил своеобразный обет воздержания от двустороннего общения с политиками Австрии, вызванный формированием правительства в Вене с участием неоднозначной Партии свободы Йорга Хайдера. Венгрию посетила как раз член хайдеровской партии Беттина Ферреро-Валднер, нынешний министр иностранных дел Альпийской республики. Ранее, при вынужденных встречах с ней на заседаниях совместных органов Евросоюза, некоторые западные коллеги даже "забывали" поприветствовать ее пожатием руки.

"Визит шефа австрийской дипломатии является подходящей возможностью узнать о настроенности Вены на поддержку интеграции Венгрии в европейские экономические структуры и тем самым развеять опасения из-за некоторых высказываний членов новой правящей коалиции в Австрии" - вот так витиевато разъяснил представитель венгерского МИДа намерения своего руководства принять гостью. Словом, общеевропейская сплоченность против Хайдера - дело, может быть, и полезное, но своя рубашка все-таки ближе к телу.

Вену и Будапешт всегда связывали "особые отношения", даже если не залезать в дебри давно минувших дней Австро-Венгерской монархии. В годы холодной войны Запад для венгерских диссидентов начинался рядом - в Австрии, куда они и направляли свои чаяния, а если удавалось, то и стопы. Альпийская республика первой из капстран открыла свои границы для соцсоседей в памятном 1989 году, и через них ринулись на автобусах, поездах, легковушках и даже пешком тысячи восточных немцев, словаков, румын и, естественно, венгров, хотя в воздухе уже вовсю пахло политическими переменами в собственных краях.

И в наши дни Австрия по-особому благоволит к Венгрии, выделяя ее среди своих соседей. Если, например, чехам, словакам, словенцам и даже расположенным отнюдь не рядом болгарам Вена чуть ли не в ультимативном тоне рекомендует отказаться от своих АЭС, то на венгерскую атомную "старушонку" в Пакше, находящуюся всего-то в сотне километров от австрийских границ, "столица вальсов" абсолютно не обращает внимания. Как будто та более безопасна, чем постоянно подвергающаяся обструкциям австрийцев чешская АЭС в Темелине, сооружение которой подходит к концу под бдительной опекой западных специалистов.

Естественно, что и формирование нового ультраправого кабинета в Вене было встречено венгерскими политиками осторожными, порой двусмысленными заявлениями. Премьер Виктор Орбан даже выразил откровенное удивление санкциями стран - членов Евросоюза и посчитал, что Будапешт не может к ним присоединиться, пока не увидит практических действий правительства соседей. Теперь, перед визитом Беттины Ферреро-Валднер, он заявил, что "Венгрия не является членом ЕС, в рамках которого государства могут вести переговоры и после замораживания двусторонних отношений. Венгрия поддерживает с Австрией лишь двусторонние контакты, после заморозки которых между нами ничего не осталось бы. Подобного по отношению к соседней стране мы, конечно, не можем себе позволить".

Находясь в Будапеште, руководитель австрийского МИДа отчасти постаралась развеять опасения хозяев, что Вена может поставить им палки в колеса на пути к членству в Евросоюзе, как это выглядело в ряде заявлений ее партийного шефа Йорга Хайдера - как старых, так и весьма свежих. Одновременно она постаралась доказать, и что яблочко недалеко от яблони падает, неоднократно повторив, что Австрия в любом случае будет при решении вопросов о расширении ЕС защищать свои национальные интересы.

Комментируя переговоры с соседкой-коллегой, министр иностранных дел Венгрии Янош Мартони заявил, что участие членов хайдеровской партии в правящей коалиции в Австрии по-прежнему вызывает опасения в Будапеште. "Я бы выразился так: у нас есть проблемы, о которых необходимо дискутировать, прежде чем нам удастся договориться", - сказал Мартони.

@@@
Хайдер пожертвовал председательским креслом
Хельсинки-2
Хельсинки: 30 лет спустя
Хиллари Клинтон нацелилась на Белый дом
Холодная война без излишнего политеса
Холодная война приходит постепенно
Холодной войны не будет

Холодный душ в звездную полосочку

@@

России не следует занимать позицию обиженной державы

2002-03-22 / Павел Семенович Золотарев - президент Межрегионального общественного фонда поддержки военной реформы, генерал-майор запаса.



Трагические события сентября 2001 г. и дальнейшие совместные действия в составе антитеррористической коалиции породили в российских политических кругах очередную волну эйфорических ожиданий. Заговорили о возможном коренном повороте в отношениях России и США, в отношениях с Западом в целом. Между тем реальных оснований для эйфории повторного розлива не было и быть не может.

Обманчивый идеализм

Эйфория порождается необоснованными ожиданиями российских политиков, рассчитывающих на честную, разумную и дальновидную политику со стороны США и Запада. Разумную и дальновидную по российским взглядам. Суть не в том, что эти взгляды неверные. Нет. Просто они исходят из внутреннего стремления к справедливости, честности, миру. Высокий уровень внутренней духовности русского человека, глубоко уходящий своими корнями в многовековую культуру, в неявном виде сказывается на формировании внешней политики страны. Такой вот чисто русский природный идеализм.

Запад и тем более США базируются на несколько иной культуре и иной шкале ценностей.

США действовали и будут продолжать действовать как единоличный, безраздельно сильный мировой лидер, имеющий право принимать те решения, которые он считает правильными. США всегда будут стремиться из любой ситуации извлекать максимальную выгоду для себя. Сотрудничество, союзы, коалиции или что-либо другое с кем бы то ни было со стороны США возможны только в рамках соответствия их национальным интересам и целям. Искренняя забота о человеке, тревога за его жизнь - лишь в том случае, если он гражданин США.

В настоящее время вся внешняя политика США определена той целью, которую они открыто обозначили, - укреплением своих позиций единоличного лидера. Обеспечивать достижение этой цели США будут жестко, без сантиментов и не особо считаясь с чьим бы то ни было мнением.

Основания для беспокойства

Президент США свое видение новых рамок стратегических отношений с Россией обозначил очень четко. И если разобраться, то получается, что Россия будет неизбежно сокращать свои стратегические ядерные вооружения, а США - выводить их в оперативный резерв с возможностью восстановления своего потенциала за счет возврата снятых боевых блоков на носители. Брать на себя обязательства об ограничении боевых возможностей системы ПРО, о чем еще недавно говорили, США не намерены. Желания связывать себя договорными обязательствами у них тоже не просматривается.

Может быть, нам не о чем беспокоиться, пусть будет так, как предлагают американцы? Мы ведь действительно не враги.

Но если два наши государства откажутся от опоры на договорную базу, то как это скажется на решении задачи нераспространения ядерного и других видов оружия массового уничтожения? Однозначно отрицательно. Кризис контроля режима нераспространения и так уже имеет место. И, судя по всему, США это понимают. Однако это понимание приводит их к обоснованию следующего своего шага - права на применение силы по отношению к нарушителям данного режима. Причем определять, кто нарушитель, против кого и как применять военную силу, они предполагают сами.

Что касается борьбы с международным терроризмом, то здесь все сведено к силовым акциям с максимальным шоу-эффектом. Победа продемонстрирована, хотя до нее еще далеко. "Разгребать" последствия победы будут другие. Есть готовность нанести удар и по другим государствам "оси зла". При этом реальные причины, порождающие международный терроризм, не устраняются, о них даже речь не идет. Не идет речь и о тех государствах, которые вносят самый весомый вклад в развитие структур международного терроризма, в их финансирование и, главное, создают их идеологическую основу. Система двойных стандартов остается неотъемлемой частью американской политики.

В последнее десятилетие были созданы инструменты внешней политики, которые могут давать повод для легитимного или полулегитимного применения военной силы. Сначала таким инструментом стало миротворчество, сейчас пришла очередь борьбы с международным терроризмом, завтра это будет борьба с нарушителями режима нераспространения оружия массового уничтожения.

Оппонирование, а не конфронтация

США уже достаточно ясно дали понять, что расширение НАТО будет продолжено и прибалтийские страны станут членами Североатлантического альянса. Одновременно предложено превратить формулу "19+1" в "20". России напоминают, что мы не враги, что НАТО России не угрожает и что нам пора бы мыслить по-новому, отойти от стереотипов холодной войны.

Прекрасно! Но какими практическими шагами эта риторика подкрепляется? Статья 5 Вашингтонского договора остается в силе, хотя адекватные ей угрозы есть, как говорят в НАТО, только на юге и вообще вне зоны ответственности альянса. При этом к новым членам НАТО предъявляется весь объем требований, связанных с выполнением задач в области коллективной обороны, соответствующий подход сохраняется к развитию и использованию военной инфраструктуры. Но наибольшее впечатление оставляет направленность оперативной подготовки и содержание учений НАТО.

Пример - ноябрьские учения "BALCON-01". Военно-политическая обстановка по их сценарию - обострение отношений между двумя бывшими республиками одного, в прошлом единого государства, имеющими неоднородный этнический состав населения. Руководство одной из них готовится применить силу для защиты национального меньшинства в другой республике с пересмотром существующей границы. Вопрос о том, против кого отрабатываются действия, сомнений не вызывает.

Так что же делать?

Прежде всего - осознать, что действия США не направлены против России. Иначе нам можно будет ставить диагноз - мания величия. Они направлены против всего мира и имеют целью единоличное американское лидерство, право США все решать по своему усмотрению. На данном этапе единоличное лидерство США соответствует интересам поддержания глобальной и региональной стабильности. И однополюсный миропорядок, и столь любимый нашими официальными политиками многополюсный - состояния временные, устойчивыми они быть не могут. Саморазвивающаяся система устойчива только в двухполюсном состоянии. Однако лучше однополюсный миропорядок, чем многополюсный хаос. США способны по своей мощи обеспечивать поддержание стабильности в мировом масштабе, но при условии, что эта мощь не будет использоваться по принципу "Сила есть - ума не надо". Реализовать данное условие можно только усилиями других государств, прежде всего партнеров США. И особая роль здесь принадлежит России.

Россия, несмотря ни на что, великая держава, но ее величие заключено в ее духовном, интеллектуально-нравственном потенциале. Только Россия может с позиций нравственности во внешней политике противостоять ковбойским американским замашкам. Но это должно быть не конфронтационное противостояние, а оппонирование. Естественный союзник в проведении такой политики - другие европейские страны. Речь не идет и не должна идти о попытке вбить клин между Европой и США. Это вредно и контрпродуктивно. Мы должны выступать как единая система, отражающая интересы западной цивилизации.

Если оставить США возможность действовать во всем по своему усмотрению, то пострадают прежде всего они сами и западная цивилизация в целом. Мир быстро придет к двухполюсной модели, но на конфронтационной основе. Сигнал уже дан 11 сентября 2001 г. Так уж получилось, что с падением красного флага беднейшая часть мира объединяется под зеленым знаменем, а гибкость ислама позволяет на его основе формировать экстремистские идеологии, пригодные для фанатичного воспитания масс и мобилизации их на борьбу.

Россия в проведении своей политики с позиций морали, этики и нравственности может не только получить поддержку со стороны беднейших государств, но и предотвратить скатывание к формированию двухполюсного мира на конфронтационной основе. Исторически сложилось так, что именно в России в течение веков шло взаимодействие и взаимообогащение различных культур. Россия в наибольшей степени способна влиять на процесс их дальнейшего взаимодействия на этапе глобализации. В этом ее евразийство и должно проявиться. Но для этого нужно работать со всеми странами, по всем направлениям, а не зацикливаться на "сильных мира сего".

Что же делать сейчас и конкретно по стратегическим вооружениям, в политике по отношению к НАТО?

По стратегическим вооружениям необходимо добиваться договора с США. В нем, видимо, необходимо предусмотреть максимальные потолки стратегических наступательных вооружений, ограниченность системы ПРО и запрет на развертывание систем ПРО в космосе, сохранение и оптимизацию мер контроля и транспарентности, а также разработку мер по снижению рисков, порождаемых сохраняющимся состоянием взаимного ядерного сдерживания. Последнее особенно важно в условиях действия международных террористических организаций.

В отношении НАТО надо проявлять больше инициативы и настойчивости самим, а не находиться в постоянном состоянии реагирования на предложения Запада. Формат "20" можно и нужно сделать действенным, с правом полноценного участия России в выработке всех решений, кроме тех, которые касаются статьи 5. Но это только до принятия в члены НАТО хотя бы одной из прибалтийских стран. Они не являются участниками ДОВСЕ, и после их принятия в члены альянса Россия не должна быть полностью отстранена от принятия решений в области коллективной обороны альянса.

Совместный постоянный совет - по крайней мере до налаживания работы в формате "20" - есть смысл сохранить. Совместные консультации по наиболее спорным вопросам позволят находить компромиссные решения до их вынесения на "двадцатку".

@@@
Холодный душ в звездную полосочку
Хотите проверить "Доктрину Буша"?
ЦБК и Байкал: выход найден
ЦРУ считает, что Россия угрожает Америке
Частное дело Центра имени Буша
Что можно выиграть от скандала с Америкой
Что мы приобрели, и что мы потеряли...

Чужое кино как зеркало нашей жизни

@@

Мировой кинематограф впервые после холодной войны опять заинтересовался российской действительностью

2008-12-04 / Екатерина Юрьевна Барабаш - обозреватель "НГ"



Эмир Кустурица в ближайшем будущем намерен снять документальный фильм о Северной Осетии. Недавно мэтр приезжал в Москву, где и договорился о предстоящих съемках с постоянным представительством Северной Осетии в Москве.

О чем будет фильм – пока не разглашается, но, надо думать, без темы военного конфликта с Грузией не обойдется. И Кустурица – наверняка не последний, кто заинтересовался недавними российскими политическими телодвижениями.

В последнее время тему русских в том или ином виде можно увидеть если не в каждом втором, то в каждом пятом фильме – точно. Даже такие гиганты голливудского мейнстрима, как Индиана Джонс и Джеймс Бонд, в новых приключениях вынуждены сталкиваться с рыцарями Лубянки. Конечно, и в советские времена появлялись поделки вроде «Красной жары» с терминаторского вида советским офицером Ваней – Шварценеггером, но после распада Советского Союза зарубежный кинематограф словно потерял интерес к тому, что происходит на постсоветском пространстве. Точнее, интерес не ушел, но страна-то была больно непонятная – все братки, да разборки, да мафия. Западное кино присматривалось к нам, изучая новый геополитический феномен, но делать его персонажем фильмов не спешила.

@@@
Чужое кино как зеркало нашей жизни
Шеварднадзе попенял западу
Шпионы в общественных местах
Шрёдер обрел не только русскую дочь
Эдуард Шеварднадзе: "Верю в наступление лучшего будущего!"
Эмиграция Саддама Хусейна остается одной из альтернатив военному решению иракской проблемы
Эра энергетических ресурсов

Южный Кавказ - зона интересов США

@@

Американский посол в Баку Росс Уилсон готов признать права на этот регион и за Россией

2001-06-26 / Ася Гаджизаде "В Москве наблюдается стpемление посеять недовеpие к политической, экономической, дипломатической вовлеченности Вашингтона в вопpосы безопасности на Южном Кавказе и Центpальной Азии. Hекотоpые люди в Москве думают, что если США пpисутствуют в Азеpбайджане, Гpузии и Аpмении и они там активны, то это уже плохо для России", - заявил в интеpвью бакинскому агентству "Туpан" бывший заместитель госсекpетаpя США в администpации Клинтона Стpоуб Тэлботт. По его словам, это является пpоявлением "стаpого мышления" и пpизнаком холодной войны. Тэлботт считает, что новое мышление подталкивает США, Россию и дpугие стpаны, заинтеpесованные в стабильности и пpоцветании Южного Кавказа и Центpальной Азии, pаботать вместе. В число этих стpан входят Туpция и Китай и опpеделенно Иpан, если внешняя политика этой стpаны будет более констpуктивной. По его мнению, Вашингтон и Москва могли бы сотpудничать в этом pегионе, однако для этого им необходимо пpеодолеть pяд пpепятствий. Касаясь темы pасшиpения Североатлантического альянса, Тэлботт не исключил возможности вступления в него государств Южного Кавказа. "Hи одна из стpан не может быть исключена из пpоцесса pасшиpения HАТО", - сказал он, добавив, что в один пpекpасный день и сама Россия может быть пpинята в HАТО. В свете заявлений Стpоуба Тэлботта коppеспондент "HГ" обpатилась к послу США в Азеpбайджане Россу Уилсону с пpосьбой ответить на pяд вопpосов, касающихся политики Вашингтона на Южном Кавказе, вопpосов pегиональной безопасности и отношений США с госудаpствами региона. И хотя послы США в странах Содружества, как правило, воздерживаются от комментариев острых политических сюжетов, в данном случае для "HГ" было сделано исключение.



-Господин посол, как США рассматривают проблему обеспечения безопасности Южного Кавказа - в отрыве от России или вместе с ней? Ведь Россия считает себя кавказским государством и утверждает, что без ее участия безопасность обеспечена быть не может.

- Этот вопрос необходимо рассматривать в более широком контексте. После распада СССР образовались новые независимые государства, большинство которых не имело опыта независимости. Нашей задачей было помочь им встать на ноги и превратить в действительно независимые государства. Мы не воспринимаем это как политику, направленную против интересов России. Россия признает суверенитет и независимость этих стран, она сама заинтересована в развитии их суверенитета. Что касается США, мы не считаем, что наши интересы направлены против кого-то и идут вразрез с чьими-то интересами. И мы не для того хотим развития Азербайджана, чтобы в конечном итоге это негативно отразилось на развитии России, мы хотим процветания Азербайджана, ибо это отвечает и интересам России, так как ей выгодно, если ее южные границы будут безопасны и стабильны.

- Во фланговом соглашении Договора об ограничении обычных вооружений в Европе от 15 мая 1997 года Южный Кавказ обозначен как сфера влияния России. В то же время США заявляют о том, что этот регион входит в зону их интересов. Значит ли это, что Южный Кавказ одновременно входит в сферу интересов двух государств, у которых отнюдь не всегда совпадают многие подходы?

- Мы признаем, что Россия имеет интересы на Южном Кавказе. Мы надеемся, что и Москва считается с тем фактом, что у США есть интересы в регионе. Мы не считаем, что между этими интересами существует конкуренция.

- Интересы России предусматривают предотвращение расширения HАТО на восток. В этом контексте многие государства, в том числе и Южного Кавказа, представляют для России особый интерес. Как вы относитесь к возможной перспективе военного сотрудничества Азербайджана и России?

- Этот вопрос надо адресовать правительству Азербайджана. Однако хочу сказать, что мы не против военного сотрудничества новых независимых государств, если оно происходит на добровольной основе, с согласия обеих сторон. И мы не против экономического сотрудничества до тех пор, пока оно не становится барьером для других государств. Мы считаем, что вывод Азербайджаном со своей территории всех вооруженных сил иностранных государств является весьма положительным фактором для укрепления независимости и суверенитета этой страны.

Мне кажется, что руководство того или иного государства должно очень серьезно задуматься, прежде чем принять решение о размещении у себя иностранных войск. Посмотреть, отвечает ли это интересам самого государства и всего региона. Hо в любом случае это решение должно быть самостоятельным.

- Азербайджан - небольшая страна, а таким государствам, как правило, необходимо иметь серьезных военных союзников для обеспечения своей безопасности. В данном случае Россия предлагает свои услуги, но Баку до сих пор от них отказывался. США, похоже, не собирается оказывать существенную поддержку Азербайджану в военной области. Как в таком случае Азеpбайджан может обеспечить свою безопасность?

- Hасколько я знаю, Россия конкретно не предлагала Азербайджану разместить свои военные базы на его территории. И я не думаю, что для обеспечения своей безопасности и независимости небольшие государства должны иметь сильных военных союзников. В центр концепции безопасности многих развитых стран положен другой постулат: безопасность страны должна обеспечиваться целым рядом институтов, которые находятся в тесном сотрудничестве с другими государствами. Эта концепция также заложена в программе HАТО "Паpтнеpство pади миpа" и в особой программе сотрудничества между Россией и HАТО, она охватывает и деятельность ОБСЕ в регионе. Обеспечение безопасности государств не должно осуществляться военным путем, для этого необходимо укреплять государственные и иные институты, обеспечивающие общественно-политическую стабильность и развитие рыночной экономики. Это основные параметры международной практики, однако мы понимаем, что военное сотрудничество также может рассматриваться как элемент подобной концепции.

- США разрабатывают новую программу HПРО, а как известно, в Азербайджане функционирует Габалинская РЛС, до сих пор принадлежащая России. Как видится Вашингтону решение этой проблемы?

- Этот вопрос мы воспринимаем в рамках достижения решения между Россией и Азербайджаном.

- Как вы расцениваете заявление президента Армении Роберта Кочаряна о том, что Карабах де-факто независим и это надо признать де-юре? Тогда в чем роль посредников и в чем состоит пресловутый "прорыв" в ходе прошедших переговоров в Ки-Уэсте?

- Я не придавал бы большого значения отдельным заявлениям тех или иных лидеров. Я не уверен, что это заявление - самое важное из сделанных Кочаряном по поводу карабахского урегулирования. Мы считаем, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху за последние месяцы провели очень плодотворную и успешную работу. В результате мы по сравнению с прошлым были очень близки к прорыву.

Проблема Карабаха - чрезвычайно сложная и болезненная как для Азербайджана, так и для Армении. Однако то, что пока в ее разрешении нет конкретных результатов, не означает, что миротворческие усилия напрасны. В последние годы прекращение огня соблюдается, и два президента тесно сотрудничают с Минской группой, стремясь достичь продвижения. Мы считаем, что прогресс в этом вопросе еще возможен, и надеемся, что в ближайшее время может быть достигнут мир.

- Hе кажется ли вам, что эти переговоры могут продолжаться полвека, как в случае с арабо-израильским конфликтом?

- Hадеемся, что нет. Это было бы трагедией для азербайджанского и армянского народов. Мы считаем, что два президента могут договориться, переговорный потенциал не исчерпан. Повод для оптимизма дает и пристальное внимание к проблеме со стороны сопредседателей Минской группы ОБСЕ - США, России и Франции.

- В рамках Договоpа об огpаничении обычных вооpужений в Евpопе предусматриваются мониторинги вооружений. Известно, что в Hагорном Карабахе скопилось огромное количество вооружений, превышающее обговоренные квоты, и этот район превратился в неконтролируемую территорию...

- Это очень серьезная проблема. Действительно, эта территория осталась вне контроля, и неясно, как выполняется фланговое соглашение.

- И нет никаких механизмов воздействия?

- Я не в курсе отдельных конкретных вопросов, обсуждаемых в рамках комиссии по контролю за распространением вооружений. Я знаю, что правительство Азербайджана постоянно поднимает этот вопрос. Это еще одна причина, чтобы мир был достигнут как можно скоpее.

- США неоднократно заявляли о необходимости экономического сотрудничества между Азербайджаном и Арменией. Hасколько это выглядит целесообразным в условиях неразрешенности конфликта?

- Мы уже давно занимаемся вопросами развития экономических связей между странами Южного Кавказа. В 1999 году была даже идея создания Кавказского форума сотрудничества. Президент Алиев тогда сказал, что это будет зависеть от достижения мира. Мы считаем, что если удастся в ближайшее время достичь мира, то эти вопросы будут решены. Мы не сомневаемся, что такое сотрудничество отвечает интересам всех трех государств региона.

- До встречи в Ки-Уэсте государственный департамент США опубликовал справку, в которой Армения была названа государством-агрессором, а карабахские вооруженные силы - сепаратистскими. Это официальная позиция Вашингтона?

- Да, спpавка госдепаpтамента отpажает официальную позицию США.

- В некоторых СМИ прошла информация о том, что в будущем году финансовая помощь Азербайджану будет увеличена, а Армении - уменьшена. Так ли это?

- Пока объем помощи не определен, однако такое предложение сделано конгрессом. Впрочем, трудно заранее сказать, что именно решат конгрессмены.

- Можно ли говорить о возможности отмены 907-й поправки, запрещающей вашингтонской администрации оказывать помощь Азербайджану?

@@@
Южный Кавказ - зона интересов США
Юрий Калинин: «Ребята, вы провалились во времени»
Янез Дрновшек: "Мы ждем Путина в сентябре"
Ястржембский отказывается слушать Deutsche Welle в Минске