"Точку информационного беспредела мы уже прошли"

@@

Когда в обществе размыты понятия добра и зла, о саморегуляции СМИ говорить невозможно

2003-02-07 / Евгений Долгов Вчера в Москве у здания Министерства печати Народная партия провела пикет против насилия на телеэкране. Ранее "народники" инициировали изменения в законодательство о СМИ, направленные на уменьшение количества сцен насилия и жестокости, увеличение доли отечественного кино (прежде всего семейного и детского) на ТВ. Разработчик законопроектов, депутат Госдумы, первый заместитель председателя Народной партии Валерий Гальченко отвечает на наши вопросы.



- Чем вызвана необходимость появления законопроектов?

- Летом прошлого года мне случилось быть на юге Германии во время наводнения. Меня поразило, как немецкое телевидение подходило к освещению этих событий. Я вернулся в Россию. И вдруг слышу на одном из телеканалов: волна дошла до Чехии, 60-летний чех повесился на мосту. Не правда ли, отсюда можно многое понять о катастрофических настроениях, царящих на российском телевидении?

- Вы ожидали, что общественность поддержит ваши инициативы?

- Видимо, не только у меня в последнее время возникло устойчивое ощущение, что точку информационного беспредела мы уже прошли и надо сбавить обороты.

- Дискуссия по поводу ваших законопроектов в стенах Госдумы вам, похоже, обеспечена.

- Я надеюсь, что эти законопроекты будут приняты. Но внимание журналистского сообщества, будь то Индустриальный комитет, Медиасоюз или Национальная ассоциация телерадиовещателей, к теме насилия теперь обеспечено в любом случае. Более того, многие журналисты поддерживают наши инициативы.

- Это не очень логично: на боевиках построены рейтинги телевидения. Что же, телевизионщики готовы наступить на горло собственной песне?

- Гендиректор Первого канала Константин Эрнст, между прочим, после обнародования наших законопроектов очень жестко высказался против бандитизма на экране. И не он один - в числе наших неожиданных сторонников можно назвать Андрона Кончаловского, например. Но дело по большому счету не в этом.

Убежден, что самыми эффективными ограничителями для каждого человека и общества в целом являются мораль и нравственность. Цензурой их не установить - нужна саморегуляция тех, кто создает общественное мнение. Но можно ли говорить о саморегуляции СМИ, когда в обществе нет нравственных ограничителей, когда размыты сами понятия добра и зла, когда по федеральному каналу идут фильмы наподобие "Бригады", которая, может быть, с художественной точки зрения замечательна, но определенно насаждает идеологию бандитизма? Многие сравнивают "Бригаду" с шедевром Серджио Леоне "Однажды в Америке", однако там ведь делается совсем другой нравственный вывод.

Давайте посмотрим на политику Голливуда. Никто там сверху никаких резолюций, конечно, не спускал, но Голливуд принял однажды - стихийно! - решение о необходимости хеппи-энда. Пресловутая американская мечта способствовала формированию единой американской нации и послужила локомотивом экономического роста.

- Запрет на показ трупов не приведет ли к тому, что телевидение окажется в некоем информационном коллапсе?

- Мне некоторые телевизионщики говорят: вот вы ограничите сейчас второсортные иностранные фильмы - и показывать будет нечего. А что показывать, если деньги продолжат вкладывать в закупку продукции "Уорнер Бразерс" и "Коламбиа Пикчерс" вместо того, чтобы поддерживать отечественную киноиндустрию?

@@@
"Точку информационного беспредела мы уже прошли"
Аллах не любит менять законы
Бельгийцы вышли на улицу в память об убитом подростке
В «Абу-Грейб» просто шутили
В Мадриде прошла многотысячная акция протеста
Выход из тупика есть
Даже переговоры не спасут Ближний Восток

День солидарности

@@

Необходимо, чтобы граждане объединялись не только «против», но и «за»

2006-04-28 / Николай Владимирович Левичев - первый заместитель председателя Российской партии жизни.



Много лет назад мы с друзьями, второклашки, стояли на тротуаре Невского проспекта и смотрели, как мимо идут к Дворцовой площади праздничные первомайские колонны. Незабываемые детские впечатления от нескончаемого людского потока, флагов, музыки! Конечно, позже, к выпускному, мы уже понимали, что колонны идут по разнарядке, что на всенародную уборку картошки осенью отправляют молодых и бессемейных, что профсоюз – это не форма борьбы за права трудящихся, а организация по выдаче путевок.

И все же, когда по улицам «колыбели революции» шла колонна Кировского завода, ее сила и мощь вызывала неподдельное воодушевление. Дело было не в идеологии. А в том, что Путиловский завод и его люди были каким-то огромным организмом. И это существо – легендарное, овеянное славой. Оно было полноправным субъектом истории.

Мы знали, что несколько более старших, чем мы сами, поколений шли одной дорогой – они дружно уходили на фронт спасать страну, работали до изнеможения под блокадными бомбежками. Они были уверены, думали мы, что об одной шестой части суши в мире слышал каждый. Они могли ответить на любой вызов истории, опираясь на свое общее прошлое.

Теперь мы живем в другом мире. Трудящиеся заводов узнают из газет о том, что их хозяева размещают акции на лондонской бирже. В этих же газетах они читают, что владельцы нефтяных вышек ничего не инвестируют в геологоразведку и что, даже если собрать всех этих владельцев вместе, им все равно не хватит ресурсов, чтобы освоить нечто похожее на Самотлор.

Дети этих трудящихся болтаются по подворотням, бьют африканских студентов и кавказцев. Тем самым эти дети закладывают фундамент «общего прошлого» своего поколения. Видимо, в нем будет и воспоминание о том, как собирались в подвалах и кричали «Хайль» с перекошенными лицами. А делали это назло взрослым дядям и тетям, которые разводят руками: какой же фашизм? Как такое может быть в городе, который нацисты едва не удушили?

Теперь в России 1 Мая – скорее день огородов. Или языческий праздник Весны. А вовсе не день солидарности.

Но вопрос о солидарности остается открытым. Пусть ее классовое понимание – в прошлом, но общество не может жить без чувства солидарности. Правда, в условиях рынка на место солидарности пришел так называемый «социальный контракт». Имеется в виду, что различные влиятельные представители разных групп населения должны заключить между собой и с властью негласное «соглашение о намерениях». Другие идеологи считают, что солидарность может основываться только на какой-то определенной «национальной идее», при этом речь идет обычно об имперской или православной идеях. Но все это пока слишком абстрактно и рассудочно.

А в области массового сознания сегодня в России мы видим лишь «негативную» солидарность. Опросы показывают, что разные по доходам и положению граждане солидарны в отношении к Грузии, Прибалтике, Украине, в антиамериканизме, в отношении к мигрантам и т.д. Люди скорее испытывают сочувствие к тем, кто объединяется «против» – насилия на телевидении, коррумпированных чиновников, депутатов-болтунов…

@@@
День солидарности
Иванов и Олбрайт согласовали темы саммита
Йошке Фишеру мстят за прошлое
Каспаров закрыл сезон
Наш ответ глобалистам
Незаметная революция во всемирном масштабе
Нельзя делить народы на "чистые" и "нечистые"

Неонацисты в Германии не унимаются

@@

ЕС намерен запретить свастику и «Вино Гитлера»

2005-01-31 / Евгений Григорьев







Более семидесяти участников столкновений арестовано в немецком городе Киль.

Фото Reuters

В пику всем международным и национальным мемориальным мероприятиям, посвященным 60-летию освобождения узников гитлеровского концлагеря Освенцим, немецкие неонацисты избрали конец минувшей недели для своей новой вылазки. Ее местом на сей раз был избран Киль. Несколько сотен человек, представленных прежде всего неонацистской партией НДПГ, скандировали на привокзальной площади столицы земли Шлезвиг-Гольштейн лозунги из былого арсенала пропаганды Третьего рейха – «Один народ, один фюрер – последняя надежда для нашей страны». Их плакаты, призывавшие к изгнанию иностранцев, были как бы срисованы с былых фотографий депортации евреев в нацистские лагеря смерти.

Возмущенные демократы и антифашисты попытались дать отпор неонацистам. Под девизом «Против насилия – против фашизма» состоялся митинг, организованный профсоюзами. Затем прошла антинацистская демонстрация, в которой приняли участие более 8,5 тыс. человек. Наиболее активная часть демонстрантов, которых в Германии относят как к автономным группам, так и к левоэкстремистам, хотели сорвать марш неонацистов. Произошли столкновения. Для восстановления порядка отрядам полиции численностью более 2000 человек пришлось пустить в ход дубинки и водометы. Есть несколько раненых. Временно арестовано более семидесяти участников столкновений. Причем парадокс, как правило, в таких случаях заключается в том, что функция полиции сводится к охране разрешенного сборища неонацистов, а арестованными являются в подавляющем большинстве их противники.

@@@
Неонацисты в Германии не унимаются
Никаких двойных стандартов!
Объединившись против насилия
Осень надежд
Палестинцы отвергают ультиматум Израиля
Пятеро смелых плюс
Размежевание по Шарону: путь к миру или дорога в никуда

Своя колокольня

@@

В Лондоне вышел первый номер журнала "Колокол"

2002-01-29 / Глеб Шульпяков



Вы не поверите, но такого журнала нам действительно не хватало. И дело тут не столько в содержании, сколько в интонации, которую задают авторы и издатели "Колокола" - в первом номере, который только что вышел в Лондоне.

А где же еще?

Напоминаю, что "Колокол" - это первое независимое русскоязычное издание, которое затеяли Герцен с Огаревым: сначала в Лондоне (1857-1865), а затем в Женеве (до 1867 года). В идейную программу газеты входили демократические требования, знакомые нам по школьной программе: освобождение крестьян, отмена цензуры и телесных наказаний, революционная подготовка и так далее. С этой точки зрения газета свою роль сыграла - и достойно сошла с исторической сцены: в архив.

И что же? Прошло полтора века, и слова Александра Ивановича из "колокольной" статьи снова оказались актуальными! "О направлении говорить нечего... Везде, во всем быть со стороны воли - против насилия, со стороны разума - против предрассудков, со стороны науки - против изуверства, со стороны развивающихся народов - против отстающих правительств".

Что делают издатели (и главред А.Шлепянов) полтора века спустя? Правильно - в новом "Колоколе" почти нет публицистики "за либеральные ценности западной цивилизации". В новом "Колоколе" с вами люди, которые благодаря этим "ценностям" состоялись - как писатели, поэты, журналисты, политологи и философы. В этом, а не в прямой "агитации и пропаганде" и заключается смысл и оправдание жеста: раскачать новый "Колокол". И только поэтому под одной обложкой удалось собрать авторов диаспоры и метрополии - поскольку "неважно, в какой части света стоит твой письменный стол, важно, как и что ты за ним пишешь".

Судите сами.

В рубрике "Гайд-парк" - Кирилл Кобрин и Юрий Колкер в раздумьях о судьбах. "Словесность" представляют Наталия Толстая с интеллигентским рассказом и Александр Кушнер с комфортными стихами. "Русская Америка" - Людмила Штерн о "Русском самоваре" (помните ее книгу о Бродском в нашем издательстве?), стихотворение Томаса Венцлова, Владимир Паперный и "Чем пахнут негры". Ну и "Книжный развал" с Александром Эткиндом, "Выпивка и закуска" с Игорем Померанцевым и Самуил Лурье об Омаре Хайяме.

Что, вкусно? Удобно?

Тогда вот вам, чтобы жизнь медом не показалась. Это семь патетических страниц в исполнении Дмитрия Быкова, который встает на защиту Эдуарда Лимонова. Тут вам и рулады, и глиссандо, и фигуры речи, после которых, однако, остается одно, и довольно целостное, ощущение: брезгливости. То есть, пользуясь выражением автора, ясно, что Быков уважает Лимонова не за что-то, а для чего-то.

Отсюда и брезгливость.

И все же: журнал прозвучал благодаря своей интонации. Просвещать, подавая пример собственной биографией - текстом - отношением: вот ее лейтмотив. Учитывать правовые основы христианской цивилизации - и духовную сосредоточенность ислама: вот ее направление. Именно в этом и заключается просветительская агрессия "Колокола": против тех, кто говорит о конце русской словесности, не сумев написать по-русски ни строчки. Против тех, кто говорит о тупике западной цивилизации, не сделав ни шага в ее направлении. Против тех, для кого патриотизм начинается с обмена книг, которых никто не читал. Против тех, кто строит новую русскую идеологию на старом советском хамстве, русском пьянстве и государственной азиатчине.

@@@
Своя колокольня
Сепаратисты пошли в наступление
Указующий перст балета
Хартия европейской безопасности