"Стамбул не самое приятное место…"

@@

Смогут ли США и Турция ослабить позиции России и Ирана в Армении?

1999-10-22 / Арман Джилавян



Столица Турции постепенно становится одним из ключевых городов огромного региона.

РОССИЯ всецело заинтересована в мире и стабильности на Кавказе, и армянско-российское стратегическое партнерство является важным вектором кавказского направления политического курса официальной Москвы. С таким заявлением выступил глава российского внешнеполитического ведомства Игорь Иванов на состоявшейся на днях в Москве встрече с делегацией парламента Армении.

Военные действия в Чечне и общее напряжение ситуации на Северном Кавказе сыграли роль своеобразной лакмусовой бумаги, тестирующей характер взаимоотношений Москвы с государствами уже Южного Кавказа (читай: Закавказья). Напряженность российско-азербайджанских и российско-грузинских отношений стала объективной реальностью, с которой Москве придется все чаще и сильнее сталкиваться у своих южных границ. В данной ситуации для России жизненно необходимо не дать себя вытеснить из Большого Кавказского региона, где у нее остался один стратегический партнер - Армения, на территории которой размещены российские военные базы и с которой Россию связывает всеобъемлющий Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. А следовательно, Москве не могут быть безразличны проводимая Ереваном внешняя политика, характер и динамика отношений Армении с другими странами региона, а также с Соединенными Штатами, Европой и Китаем.

Подчеркивая важность военно-политического сотрудничества с Москвой, сегодня официальный Ереван также заявляет, что проводимая им внешняя политика базируется на концепции комплементарности и взаимодополнения, а отношения с другими государствами строятся по принципу сбалансированности. "Балансировать" Армении приходится не только между Россией и Западом, но и, что не менее важно, между Ираном, Турцией, Израилем и арабским миром.

"Кавказ - это треугольник с вершинами в Москве, Тегеране и Анкаре", - заявил министр иностранных дел Армении Вардан Осканян, подчеркнув при этом, что только в случае мирного сосуществования интересов этих трех региональных "тяжеловесов" на Кавказе могут быть достигнуты мир и стабильность. Именно от характера взаимоотношений Москвы, Анкары и Тегерана с Ереваном, Баку и Тбилиси зависит уровень конфликтогенности региональной ситуации. А точек противостояния в регионе более чем достаточно. Напряжены почти любые векторы взаимоотношений внутри этого "Большого треугольника", но наиболее уязвимыми все-таки являются армянско-турецкие отношения. Несмотря на наличие ряда достаточно серьезных проблем во взаимоотношениях Москвы и Тбилиси, Москвы и Баку, Тегерана и Баку, между Россией, Азербайджаном, Грузией и Ираном установлены дипломатические отношения, развивается торгово-экономическое сотрудничество, есть возможности урегулирования двусторонних проблем посредством политических консультаций, чего нельзя сказать про взаимоотношения между Анкарой и Ереваном. С 1991 г. Турция осуществляет сухопутную блокаду Армении и по сей день отказывается от установления с ней дипломатических отношений. Свою позицию в этом вопросе официальная Анкара мотивирует неурегулированностью нагорнокарабахского конфликта и не скрывает преследуемой ею цели: заставить Ереван пойти на уступки и принять условия Баку. Наличие в Турции очень сильного общественного мнения в поддержку Азербайджана, кстати, именующего себя "младшим братом Турецкой Республики", фактически ставит Турцию в позицию "заложницы Азербайджана", вынужденной жертвовать своими политико-экономическими интересами и лишаться возможных дивидендов от нормализации отношений с Арменией, и в частности, от разблокирования армяно-турецкой границы.

Возможность получения этих дивидендов вполне реальна и может иметь как экономический, так и военно-политический характер. Открытие границы, безусловно, оживит торговлю и общую экономическую жизнь в приграничных с Арменией восточных регионах Турции, где жизненный уровень населения достаточно низкий и где существует неурегулированная курдская проблема. Экономическая сфера турецких интересов в Армении также включает в себя возможность реабилитации железнодорожного сообщения Гюмри (Армения) - Карс (Турция) по уже существующей ветке, использование Армении в качестве более рентабельного маршрута для импортирования российского газа и экспортирования каспийской нефти.

В Анкаре прекрасно понимают, что неурегулированность армяно-азербайджанских и армяно-турецких отношений приводит к усилению российского военного присутствия в Армении. В данной ситуации армяно-турецкая граница трансформируется в зону противостояния двух военно-оборонных систем - России и НАТО, что никак не может принести спокойствия Турции. Более того, проблематичность взаимоотношений между Анкарой и Ереваном еще больше обостряет проблему международного признания геноцида армян 1915-1923 гг. Администрация нынешнего президента Армении Роберта Кочаряна считает одним из своих внешнеполитических приоритетов задачу международного признания и осуждения первого в ХХ веке преступления против человечества, жертвами которого стали более полутора миллионов армян. Отказываясь признавать факт геноцида, Турция, тем не менее, прекрасно чувствует всю тяжесть этого исторического груза на своих плечах. Анкару не может не волновать увеличивающееся число государств, признающих геноцид армян, и усиливающееся использование европейскими державами так называемой армянской карты как рычага оказания постоянного давления на Турцию.

Что касается Армении, то она и не скрывает своей заинтересованности в нормализации отношений с Турцией, и в частности, в разблокировании армяно-турецкой границы. Находившийся недавно с визитом в США премьер-министр Армении Вазген Саркисян официально попросил вице-президента Соединенных Штатов Альберта Гора о помощи Америки в вопросе урегулирования армяно-турецких отношений. В Ереване прекрасно понимают, что, во-первых, Вашингтон сам в корне заинтересован в установлении сотрудничества между Ереваном и Анкарой, а во-вторых, только США могут оказать реальное влияние, если не давление, на Турцию. Отметим, что нормализация армяно-турецких отношений для США означает расширение сферы своего влияния в регионе и ослабление российского, а также, что важно для американцев, иранского присутствия в Армении.

Для Армении урегулирование отношений с Турцией, в частности, означает уменьшение угрозы своей национальной безопасности, ныне обеспечиваемой совместно с Россией. В то же время открытие армяно-турецкой границы ослабит и значимость Ирана как основного государства, обеспечивающего выход Армении в мир. Таким образом, можно констатировать, что на данном этапе и при существующей геополитической ситуации в мире ни Россия, ни Иран не должны быть заинтересованы в нормализации отношений между Арменией и Турцией.

А насколько реально армяно-турецкое сближение в относительно близкое время? Шансов, скорее, 50 на 50. При разрешении этой ситуации важную роль сыграет опять-таки проблема урегулирования нагорнокарабахского конфликта. По замыслу американцев (что свидетельствует из последних заявлений Альберта Гора и Мадлен Олбрайт), решающее значение должен иметь предстоящий саммит ОБСЕ в Стамбуле. Отметим, что глава армянского государства уже заявил, что Стамбул не является одним из самых приятных мест для армян и Ереван предпочел бы решать важные для себя вопросы не на территории Турции….

@@@
"Стамбул не самое приятное место…"
16 февраля
Большинство конгрессменов - за армянскую резолюцию
В мире: коротко
Взгляд из Белграда на Гаагский трибунал
Владимир Устинов: "Дальше отступать некуда"
Война на рельсах

Война с народом

@@

Этапы государственного террора в России

2000-04-27 / Василий Попов Василий Петрович Попов - доктор исторических наук, профессор Московского педагогического государственного университета (МПГУ). Ровно 70 лет назад во исполнение постановления правительства от 7 апреля 1930 года был издан приказ по НКВД о создании Управления лагерями (УЛАГ) ОГПУ, которое в 1931 году было реорганизовано в Главное управление лагерями (ГУЛАГ) ОГПУ. ГУЛАГ благодаря знаменитой книге Александра Солженицына стал в русском языке словом чуть ли не нарицательным. Как, например, Освенцим или Чернобыль. Первоостровами этого архипелага были Соловки и другие подобные заведения, сосредоточенные на побережье Белого моря. С 1929 года эта метастаза распространяется на восток, в малолюдные районы СССР. Принудительный труд стал по-своему стройной и логически выверенной системой, работавшей невзирая на нечеловеческие условия, в которые были поставлены обитатели ГУЛАГа. Начало было достаточно "скромным", зато после 1930 года маховик раскрутился вовсю. Вот как росла численность лиц, содержавшихся в лагерях и колониях (без учета тюрем): 1934-й - 0,5 млн. человек только в лагерях, 1940-й - 1,7 млн., 1950-й - 2,6 млн. Не без чувства гордости министр внутренних дел С.Круглов рапортовал И.Сталину, Г.Маленкову и Л.Берии, что в 1951 году на стройках МВД, главным образом силами заключенных, было выполнено капитальных работ на 14,3 млрд. рублей (в ценах тех лет), а предприятиями лагерей и колоний выпущено валовой продукции на сумму 16,3 млрд. рублей. Помимо заключенных к концу 40-х годов на спецпоселении находились около 2,3 млн. человек, которые обязаны были заниматься "общественно полезным трудом" на тех предприятиях, за которыми они закреплялись. Уклонение каралось лишением свободы на восемь лет; лагеря грозили и за побеги с мест поселения. В марте 1952 года, при приеме-сдаче ГУЛАГа генерал-майором Г.Добрыниным вновь назначенному генерал-лейтенанту И.Долгих указывалось в акте, что в состав ГУЛАГа входило 105 исправительно-трудовых лагерей и 9 особых лагерей, 97 управлений и отделов лагерей и колоний союзных и автономных республик, управлений министерства по краям и областям. Структура ГУЛАГа выглядела так: руководство; 1-е управление (организация режима содержания заключенных, руководство надзирательной работой, агентурно-оперативной и следственной работой по предупреждению побегов, "бандпроявлений и других нарушений со стороны зк"); 2-е управление (организация приема заключенных из следственных тюрем и этапирования их по лагерям, организаций персонального и количественного учета, "медико-санитарного и жилищно-бытового обслуживания зк"); управление охраны ("организация охраны заключенных лагерей и колоний"); 3-е управление (руководство производственной и финансовой деятельностью лагерей и колоний системы ГУЛАГа); политический отдел, осуществляющий руководство "политической работой среди личного состава охраны и работников лагерей"; культурно-воспитательный отдел, занимающийся "организацией культурно-воспитательной работы среди зк"; орготдел, разрабатывающий проекты приказов и распоряжений по вопросам деятельности лагерей и колоний; группы ответственных инспекторов, контролирующих и инспектирующих работу лагерей и колоний; секретариат, организующий ведение и контроль за общим и секретным делопроизводством. Личный состав военизированной стрелковой охраны в лагерях и колониях ГУЛАГа был утвержден правительством из расчета 9% к общему числу заключенных и составлял в конце 1953 года 201 тыс. человек. Вместе с тем министр внутренних дел страны Круглов в докладе правительству отмечал, что "к несению службы по охране лагерей и колоний на второстепенных постах в отдельных случаях привлекаются заключенные из числа социально опасных", т.е. уголовников". Для руководства производственной и хозяйственной деятельностью исправительно-трудовых лагерей в составе ГУЛАГа действовали специальные производственные управления (с 1939-1940 гг. - специальные производственные главки); железнодорожного строительства (ГУЛЖДС), лесной (УЛЛП), горнометаллургической промышленности (ГУЛГМП) и др. Вся эта государственная махина являлась безраздельным хозяином миллионов бесправных заключенных. Евгений АЛЕКСАНДРОВ



Памятный знак на печально известной колымской Серпантинке, месте гибели тысяч рабов ГУЛАГа. Сооружен на личные средства корреспондента "НГ" Святослава Тимченко (Магадан).

Фото Артема Житенева (НГ-фото)

ЗА ТРАДИЦИОННЫМИ спорами о том, сколько человек пали жертвами существующего после 1917 г. политического режима - "много" или "мало", - скрывается проблема, имеющая непреходящее значение для истории России. Количественные показатели, выдвигаемые в качестве основных аргументов в споре, в конечном счете отражают ту цену, которую уплатило советское общество за свое возникновение и развитие.

Термин "террор" определяется как "политика устрашения, подавления политических противников насильственными мерами". Применительно к российской истории XX века подобная оценка представляется недостаточной, формальной по существу. В дискуссии о репрессиях в СССР в 30-50-е гг., развернувшейся на страницах журнала "Социологические исследования" между историками В.Земсковым (Россия) и С.Максудовым (США), особенно резкие и взаимоисключающие суждения оппоненты высказали как раз по вопросу о том, кого из репрессированных следует относить к жертвам политического режима. Нам представляется неубедительной оценка В.Земсковым жертв коллективизации. "В число жертв репрессий, - пишет он, - часто включаются умершие от голода в 1933 г. Безусловно, государство своей фискальной политикой совершило тогда чудовищное преступление перед миллионами крестьян. Однако включение их в категорию "жертвы политических репрессий" вряд ли правомерно. Это - жертвы экономической политики государства..." Это утверждение оставляет вне исторического контекста то обстоятельство, что коллективизация имела идеологические корни (т.е. в том числе и политические) - класс так называемых кулаков специальным постановлением ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации" от 30.01.30 объявлялся подлежащим ликвидации как контрреволюционный. Голод, разразившийся в стране в начале 30-х гг., как свидетельствуют новейшие исследования по данной проблеме, явился частью общей политики государства по отношению ко всему крестьянству, а не только к кулачеству. Государство предвидело голод, знало о его масштабах, когда он разразился, но продолжало экспортировать зерно за границу. Это - прямая политика, в соответствии с которой страна понесла миллионные людские жертвы.

В 1947 г. издается Указ "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества", по которому за 11 месяцев его применения были осуждены 201 170 человек. Ситуация, аналогичная той, которая сложилась в начале 30-х гг.: ужесточение хлебозаготовительной политики, засуха, усугубившая положение с продовольствием в стране, отсутствие постоянных источников пропитания у большинства деревенского населения и на фоне этого - рост экспорта зерна за границу. Находясь в бедственном положении и чтобы не умереть от голода, люди были вынуждены воровать зерно с колхозных полей и токов. Для пресечения этих попыток государство издает Указ 1947 г., который свидетельствует о продолжении прежней политики, имевшей место в период коллективизации. Но ее жертвы отнесены государственными органами к категории уголовных преступников. Такова оценочная шкала нашей уголовной статистики.

Все это позволяет нам не разделять осужденных на "уголовников" и "контрреволюционеров", а рассматривать их как единое целое, характеризующее репрессивную политику советского государства. Конечно, мы не отрицаем наличие профессиональной преступности в советское время и не возлагаем вину за репрессии только на государство.

Каждая эпоха создает свое нормативное закрепление в праве государственных интересов или того, что понимается под таковыми. Недаром Энгельс отмечал закономерность, которая, по его мнению, заключалась в полном отождествлении господствующим классом своих интересов с интересами всего общества, даже если этот интерес заключался в эксплуатации высшими слоями низших.

В дореволюционный период в России проводились серьезные исследования, содержащие множество ценных наблюдений о характере преступности, ее социальных и иных корнях и причинах. В специальных изданиях и журналах публиковались обширные сведения о преступлениях в империи. Особую известность среди криминалистов получили работы Е.Тарновского. Российское общество не только было информировано о масштабах преступности в стране, но могло принимать активное участие в обсуждении животрепещущих проблем. Особый интерес вызывает работа Тарновского, посвященная влиянию хлебных цен и урожаев на движение преступлений против собственности в России. Актуальным для всех времен остается вывод, сделанный ее автором для царской России: "Только приняв всевозможные меры к тому, чтобы обеспечить нуждающемуся честному рабочему возможность заработать себе кусок хлеба правильным трудом, общество или государство может со спокойной совестью отправлять дело правосудия и подвергать наказанию преступников в уверенности, что среди них нет людей, которые были приведены к преступлению безвыходной нуждой или отсутствием какой бы то ни было помощи".

В советскую эпоху положение коренным образом изменилось: более или менее полные сведения об уголовных преступлениях, их сбор во всероссийском, а позже и всесоюзном масштабе начинает вестись государством с 1922 г. Таким образом, почти целиком - за исключением отдельных сведений в советской и эмигрантской прессе - выпадает из-под наблюдения период Гражданской войны с его невиданным по масштабам обоюдным красным и белым террором. С начала 30-х гг. в связи с возобновлением репрессий против крестьянства (кулаков и подкулачников) публикация данных уголовной статистики в открытой печати в нашей стране прекращается.

Такое положение сохранялось практически до конца 80-х гг. Эпоха "перестройки" выдвинула проблему репрессивной политики советского государства в разряд самых актуальных, но идеологизированность оценок только возросла.

Публикация архивных документов вызвала острую полемику, которая не затухает до сих пор. По подсчетам А.Дугина, более 40 отечественных и зарубежных авторов (с разной степенью информированности по проблеме) выдвигали свои предположения о масштабах репрессий в годы правления Сталина. Под влиянием книги А.Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ", знакомство с которой для многих советских людей началось с самиздатовской рукописи задолго до ее издания в 1989 г. в "Новом мире", в сознании многих людей жертвы репрессий в 30-50-е гг. исчислялись десятками миллионов людей. Как заявил С.Максудову А.Солженицын, поскольку советская власть прячет сведения, мы имеем право на любые догадки. Такая установка (при всей ее привлекательности для писательского творчества) не может быть принята историками.

Задолго до обсуждения проблемы на страницах отечественной печати она стала исследоваться на Западе. Начало положили мемуары русских эмигрантов. Здесь следует выделить книгу И.Солоневича "Россия в концлагере", сумевшего совершить удачный побег из советского концлагеря. В 1990 г. в историческом альманахе "Звенья" публикуется работа американского историка С.Максудова "Потери населения СССР в годы коллективизации". Свои расчеты Максудов основывал на известном демографическом приеме (метод передвижки данных переписи 1926 г. с помощью таблиц смертности 1926-1927 гг. к 1939 г.). Он определил потери населения страны в 9,8 млн. человек, а максимальную ошибку своих исчислений - в "плюс-минус три миллиона".

Репрессивную политику государства, как известно, отражает уголовная статистика. Знакомство с уголовной статистикой России XIX-XX вв. показывает, что количественный рост числа преступлений намечается на рубеже двух веков, растет от одной революции к другой, сменяется обоюдным "классовым" террором Гражданской войны и наконец переходит в террор государственный, который распространяется на все население страны.

К сожалению, принятый многими авторами метод, уделяющий основное внимание тем, "кто сидел", и лишь в отдельных случаях (например, "кулацкая ссылка") приводящий динамику осужденных - того, "кого сажали", - затушевывает и истинные масштабы народной трагедии, и невольно существо поставленной проблемы. По данным А.Дугина, максимальное число заключенных в стране за 1934-1953 гг. было в 1950 г. и составляло 2,6 млн. человек. Строго говоря, приведенная цифра отражает лишь емкость отечественных лагерей и колоний, которая в необходимых случаях была достаточно эластичной. По сообщению начальника ГУЛАГа генерал-майора Г.Добрынина, на начало 1946 г. емкость гулаговской системы составляла 1,3 млн. человек ("с учетом коечной сети"), содержалось 1,5 млн. заключенных, да еще планировалось новое строительство на 177 104 места для размещения "сверхлимитного" и вновь завозимого контингента". Потоки заключенных после войны росли, росла и емкость лагерей.

Вся численность осужденных по РСФСР за 1923-1953 гг. общими судебными органами составила 39,1 млн. человек. Однако в это число не вошли осужденные судебными коллегиями по уголовным делам Верховных, краевых и областных судов (по ним велся отдельный учет) и постоянными сессиями, действовавшими при лагерях, а также осужденные (не военнослужащие) военными трибуналами Красной Армии и Флота, железнодорожного и водного транспорта, войск НКВД. Перед войной по РСФСР эти категории осужденных составляли около 3,3% (примерно 90 тыс. человек) от всего числа осужденных общими судами и трибуналами, а в 1942 г. - 9,9% (примерно 317 тыс. человек). Если принять эти цифры как очень приблизительные для характеристики военного и мирного периодов жизни страны и приплюсовать их к каждому году по соответствующему периоду, то общее число осужденных за 1923-1953 гг. превысит по РФ 40 млн. человек (без учета осужденных военнослужащих, число которых составляло в 1946 г. по стране 109 тыс. человек). Однако и эта цифра является далеко не окончательной.

Цифра 40 миллионов весьма приблизительна и сильно занижена, но вполне отражает масштабы репрессивной государственной политики. Численность населения РСФСР в эти годы изменялась следующим образом: в 1926 г. - 92,8 млн., в 1939 г. - 109,4 млн., в 1951 г. - 99,3 млн. человек. Если из общей численности населения вычесть лиц до 14 лет и старше 60 как малоспособных к преступной деятельности, то выяснится, что в пределах жизни одного поколении - с 1923 по 1953 г. - был осужден практически каждый третий дееспособный член общества. Поистине страна насильственной криминализации! Процент преступников-рецидивистов был сравнительно невысоким - следовательно, подавляющее большинство из указанных 40 миллионов были осуждены впервые. Об этом же свидетельствует такой факт: в 1946 г. были освобождены 400 тыс. заключенных, из которых обратно вернулись в места заключения лишь несколько тысяч человек.

Невольно напрашивается сравнение с эпохой царской России, чтобы понять не только количественную, но и качественную разницу карательной политики двух совершенно не одинаковых по своей классовой природе государств. Преступность в дореволюционной России в конце XIX - начале XX века непрерывно росла. В 1913 г. к мировым судьям поступило 1,4 млн. уголовных дел, к городским - 362,1 тыс. и в окружные суды - 302 тыс. уголовных дел, т.е. всего около 2 млн. дел. Еще около 0,5 млн. уголовных дел поступило в том же году к судебным следователям и другим лицам, производящим предварительное следствие. Однако среднесуточное число заключенных не превышало за период 1908 - 1915 гг. 111,8 тыс. человек (наивысший показатель, относящийся к 1912 г.). Куда же, спрашивается, исчезли у царского правительства эти два с лишним миллиона уголовного элемента, составлявших разницу между ежегодным числом заведенных уголовных дел (даже если мы будем считать по одному привлеченному к суду по каждому делу) и общей численностью заключенных? Выясняется, что 66% всех привлеченных к уголовной ответственности мировыми судами (а они и составляли большинство всех уголовных дел) отделывались денежными наказаниями и только 32,4% наказывались заключением в тюрьму на срок не свыше года.

Тягчайшие уголовные преступления - государственные и приравненные к ним отдельные преступления против порядка управления - рассматривались специальной системой судов (Особым присутствием Сената, судебными палатами и военными судами). Создание специальных судов было продиктовано стремлением правительства защититься против террора социалистов и неспособностью обычных судов, образованных в ходе реформы 1864 г., бороться с "революционным неврозом". В целом по стране за 1909-1913 гг. ежегодно возникало по государственным преступлениям около 2,2 тыс., а против порядка управления - около 9,5 тыс. следствий. Согласимся, что для страны с населением 169,4 млн. человек это было не так уж и мало. Однако надо учесть, что в приведенных нами цифрах уголовной статистики отразились итоги первой русской революции и Русско-японской войны.

Какие же события определили рост репрессий в годы советской власти? Если сопоставить движение осужденных общими судами по делам по преступлениям, подлежащим их ведению, то можно видеть, что максимум осужденных приходится на три периода. Первый - 1923-1924 гг. - отголоски Гражданской войны, когда число осужденных по республике составляло 1,2-1,6 млн. человек. Второй - 1929-1932 гг.- когда в стране проводилась насильственная коллективизация (в среднем число осужденных по РСФСР ежегодно превышало 1,1-1,2 млн.). Третий берет начало в 1940 г после издания знаменитого указа от 26.06.40 "О переходе на 8-часовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений". Ежегодная численность осужденных по республике сразу подскочила с 684 тыс. в 1939 г. до 2 млн. человек в 1940-1942 гг. и не опускалась ниже 1,2 млн. человек вплоть до 1950 г.

Далеко не все из осужденных приговаривались к тюремному заключению. До войны, в 30-е гг., к лишению свободы на разные сроки приговаривалось народными судами от 37-40 до 50% всех осужденных по РСФСР, во время войны - 50-65%, после войны - 38-45%. Около половины всех осужденных - 40-50% - и до войны, и после нее составляли приговоренные к исправительно-трудовым работам. В войну их доля снижается до 22-31%. И совсем незначительной была доля условно осужденных: 6-7% до войны, около 4% - после. Лишь в 1943 г., когда наметилась острая нехватка людских ресурсов, репрессивный аппарат несколько сбавляет обороты - доля условно осужденных лиц возрастает до 12-14%.

Против кого направляло свой массовый террор советское государство?

Выделим наиболее характерные показатели. Во-первых, сравнительно невысокий процент преступников-рецидивистов (16,6% до войны и 9-13% в последующие годы), что говорит об отсутствии "криминальных наклонностей" народа и отражает бесперебойную работу репрессивного конвейера, постоянно пополняющего лагеря новой рабочей силой. И это было главным! Во-вторых, распределение осужденных по классовому признаку в целом соответствовало ситуации в социальной структуре населения (т.е. его распределению по социальным группам в трудоспособном возрасте без учета детей, подростков и стариков - тех категорий, которые составляли незначительный процент в общем числе осужденных). Следовательно, не могло быть никакого "классово направленного" террора, а имели место постоянные и массовые государственные репрессии против общества. В-третьих, мобилизация на фронт мужчин обрекала женщин на тяжкий физический труд. Доля женщин среди осужденных после завершения победоносной войны удваивается.

Особенность карательной политики государства заключалась в создании специальных указов, которые не только дополняли перечень "преступных деяний", но и способствовали увеличению преступности в стране.

07.08.32 выходит указ "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности". По воле создателей (лично Сталина) он должен был способствовать безусловному выполнению хлебозаготовок в стране и воспрепятствовать крестьянам, вырастившим хлеб, воспользоваться плодами своего труда. По указу только в РСФСР было осуждено: в 1932 г. - 22,4 тыс., в 1933 г. - 103,4 тыс., в 1934 г.- 37,7 тыс., в 1935 г.- 12,8 тыс., в 1936 г. - 4,3 тыс., в 1937 г. - 1,2 тыс., в 1938 г. - 858 и в 1939 г. - 241 человек. Мерой наказания был расстрел с конфискацией имущества, а при смягчающих обстоятельствах - лишение свободы на срок не менее 10 лет. Цифры показывают еще одну особенность судебной практики против "внутреннего врага" - моментальное, жестокое и решительное подавление всякой попытки сопротивления государственному произволу, который осуществлялся в огромных размерах. После чего, вплоть до следующего народного взрыва, наступал некоторый период "затишья".

Особого упоминания заслуживает указ от 26.06.40, который был отменен только спустя 16 лет. "Заключенные, осужденные по Указам Президиума Верховного Совета СССР от 26/VI и 28/XII 1940 г., - указывал в октябре 1951 г. начальник ГУЛАГа генерал-лейтенант И.Долгих, - являлись основной рабочей силой УИТЛК-ОИТК (управления и отделы лагерей и колоний. - В.П.) МВД/ УМВД". Аналогичный характер носил указ от 15 апреля 1942 г., осуждающий к исправительно-трудовым работам по месту совершения преступления тех колхозников, которые не вырабатывали обязательного минимума трудодней или уклонялись от мобилизации на сельхозработы.

Характерной чертой послевоенных репрессий было вопреки народным чаяниям увеличение тяжести наказания. В 1940 г. народные суды приговорили на срок свыше пяти лет лишения свободы 2,1% всех осужденных, в 1946 г. -4,0%, в 1947 г. - 18,1%, в 1948 г. - 29,2%.

От дел гражданских судов перейдем к анализу численности осужденных по известной 58-й статье УК РСФСР и соответствующим статьям УК союзных республик. При этом следует учитывать два обстоятельства. Во-первых, число лиц, осужденных за "контрреволюционные преступления" гражданскими судами, было незначительным: до войны оно составляло по СССР 13,5 тыс. осужденных (около 1,1% общего числа осужденных по всем статьям УК) и около 5-8 тыс. (0,4-0,9%) после войны. Во-вторых, главный учет по лицам, осужденным за "контрреволюционные преступления", велся теми органами ВЧК-ОГПУ-НКВД- МВД, которые непосредственно осуществляли репрессии. Это, на наш взгляд, позволяло карательным органам скрывать действительные цифры осужденных за "контрреволюционные преступления". До наших дней сохранились только сводные цифры и отсутствуют первичные материалы. Внимания заслуживает факт, сообщаемый Д.Волкогоновым: "Большая чистка сталинского архива была проведена генералом армии И.Серовым (в 1954-1958 гг. - председатель КГБ при Совмине СССР. - В.П.) по личному распоряжению Н.Хрущева... (который) явно хотел обезопасить лично себя от прямой ответственности за репрессии конца тридцатых годов". Комиссия, созданная для разбора личного архива Сталина, не читая и не рассматривая, уничтожила 11 мешков документов.

В 40-е гг. удельный вес лиц, осужденных за "контрреволюционные преступления" и содержащихся в лагерях, оставался сравнительно высоким по отношению ко всему лагерному населению.

К концу войны численность "контрреволюционеров" в лагерях НКВД снижается, но через два года почти достигает довоенного уровня.

Уголовный кодекс РСФСР давал весьма широкое толкование понятия "контрреволюционное преступление": "58-1. Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских Советов и существующего на основании Конституции РСФСР Рабоче-Крестьянского Правительства, а также действия в направлении помощи той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализма коммунистической системы собственности и стремится к ее свержению путем интервенции или блокады, шпионажа, финансирования прессы и т.п. Контрреволюционным признается также и такое действие, которое, не будучи непосредственно направлено на достижение вышеуказанных целей, тем не менее заведомо для совершившего его содержит в себе покушение на основные политические или хозяйственные завоевания пролетарской диктатуры". Следовательно, контрреволюционными были не только преступления против политического строя, но и против "хозяйственных завоеваний". Например, как следовало из ст.58-3 УК РСФСР, при "возбуждении населения к... неплатежу налогов".

Многие высказывают сомнения в достоверности числа осужденных за "контрреволюционные преступления". Сыграло роль то особое место, которое занимали в социальной иерархии репрессированные государственные чиновники и военные, интеллигенция и их апелляция в средствах массовой информации к общественному мнению. Огромный резонанс имела реабилитация партийных кадров после XX съезда, что также могло создать несколько преувеличенное представление о числе жертв 58-й статьи. Тем самым десятки миллионов осужденных гражданскими судами по другим статьям УК - так называемая народная масса - как бы выпали из фокуса общественного сочувствия. С другой стороны, в общую численность осужденных "контрреволюционеров" не попали и не могли попасть жертвы Гражданской войны, поскольку до введения в действие Уголовного кодекса редакции 1922 г. применение мер наказания (и, следовательно, их учет) целиком зависело от "революционного правосознания суда". Кровавая жатва 1917-1920 гг. сменилась в 20-е гг. относительным затишьем, переносом центра тяжести борьбы с военного на трудовой фронт. Из 1 млн. арестованных внесудебными органами в 1921-1929 гг. было осуждено лишь 20,8%, а из 2,3 млн. арестованных за 1930-1936 гг. число осужденных составило 62%.

Самый высокий пик числа осужденных пришелся на 1937 и 1938 гг. - 1,3 млн. человек (33,1% общего числа осужденных за тридцать с лишним лет по данной статье). Из них 682 тыс. - более половины - были приговорены к высшей мере наказания. Расстрелять по приговорам "троек" и особых совещаний за два года 2/3 млн. человек - такое не скоро сотрется из людской памяти. На языке приговоров это звучало как "разгром бухаринско-троцкистской банды", в народном обиходе - "ежовы рукавицы", в политологии - как "смена руководящих кадров в стране". Этому пику предшествовал другой, в 1935-1936 гг., тоже связанный со "сменой" кадров. Пока не закончилось замещение старого бюрократического слоя новым, советским, террор против последнего носил ограниченный характер. Так, в ходе ленинских партийных чисток (борьба "за единство партии") крайней мерой для всех - от рядового до члена ЦК являлось исключение. Сталинские кары распространялись уже на всех партийцев. Система власти окончательно сложилась лишь тогда, когда через репрессивный барабан была пропущена не только основная масса населения, но и высшие представители нового правящего класса. Ибо в пролетарском государстве не должно было оставаться ни единого человека, живущего вне репрессии и страха, которые и стали основной цементирующей силой системы.

Вторым по величине всплеском "контрреволюции" стали 1930-е гг. - более 200 тыс. осужденных, большинство из которых составляли кулаки, и 1933 г. - около 240 тыс. осужденных, главным образом кулаки-саботажники хлебозаготовок. И опять-таки в насильственной коллективизации деревни не было ничего личного, сталинского. Изменение характера промышленного производства, появление новых отраслей, рост расходов на оборону требовали средств в несравненно больших размерах, чем раньше, которые только и можно было выкачивать из деревни при помощи колхозной системы. Принудительные хлебозаготовки 1932-1933 гг., как показывают новейшие исследования, стали главной причиной голода в Поволжье, на Украине и других районах страны.

В главном, методах руководства, сохранялась преемственность действий обоих вождей. Ленин, пользуясь голодом, раздавил оппозицию в лице Русской Православной Церкви, а Сталин, используя то же средство, уничтожил крестьянство.

Третий пик борьбы с "контрреволюцией" пришелся на войну и был связан, по определению Минюста СССР, с "решительной борьбой с агентурой врага в тылу и всякого рода пораженческими элементами". Война сказалась на росте осужденных в 1945 и 1946 гг. Это было наказание "социально опасных" репатриантов и бывших советских военнопленных, власовцев, оуновцев и прочих категорий населения, которые, по мнению правительства, представляли серьезную угрозу для режима.

Как видно из данных уголовной статистики, каждому этапу строительства новой власти соответствовал новый этап террора, представлявший, по сути, планомерное истребление различных социальных слоев и групп. Эти слои - крестьяне, рабочие, мещане, купцы, интеллигенция, военные, священнослужители - в силу внутренней социальной организованности рассматривались как главные враги нового режима. К началу 30-х гг. было окончательно сломлено сопротивление крестьянства.

@@@
Война с народом
Волгограду подарили Евангелие и крест, принадлежавшие казакам-эсэсовцам
Всеобщей угрозе - всеобщий ответ
Второй после Милошевича
Декларация
Индийский министр доволен
Историческая проблематика как фактор современной политики

Камбоджа готова судить красных кхмеров

@@

Однако главные организаторы геноцида могут избежать наказания

2001-08-10 / Мария Белозерцева



В КАМБОДЖЕ полным ходом идет подготовка к суду над лидерами красных кхмеров. На этой неделе Конституционный совет страны одобрил закон, касающийся создания международного трибунала, который должен будет рассмотреть совершенные в стране преступления против человечности. Ранее закон утвердили Национальная ассамблея и сенат страны, теперь дело за подписью короля Камбоджи Нородома Сианука.

Но это не финал. Трибунал, в который войдут трое камбоджийских и двое иностранных судей, должен еще заручиться поддержкой ООН. С такой просьбой Камбоджа обратилась к ООН еще четыре года назад, но до сих пор согласия сторон по поводу трибунала не достигнуто. Раньше Объединенные Нации требовали, чтобы судебный процесс проходил за пределами Камбоджи и вели его иностранные судьи. Пномпень же настаивал на том, чтобы в состав в суда входили только граждане Камбоджи. Теперь состав судей определен. Решено также, что трибунал будет работать в Камбодже. Определена и максимально возможная мера наказания для лидеров красных кхмеров. Предполагалось, что высшей мерой будет смертная казнь, но камбоджийские парламентарии согласились только на пожизненное заключение. Однако даже достигнутый компромисс не дает пока повода надеяться, что трибунал начнет работу до конца года. ООН по-прежнему хочет, чтобы суд проводился по международным стандартам, а для этого необходимо изменить законодательство Камбоджи. Кроме того, ООН готова оказать содействие в проведении судебного процесса только при условии, что следствие коснется ключевых фигур режима красных кхмеров.

Пока же арестованы только командующий отрядов красных кхмеров Та Мок и начальник пыточной тюрьмы Канг Гек Иеу по прозвищу Голландец. На этой неделе последний заявил, что готов дать показания против своих бывших руководителей и назвать имена тех, кто отдавал приказы об убийствах в тюрьме Пномпеня С-21. Только в этой тюрьме за несколько лет были убиты 16 тысяч человек.

Всего за время правления режима красных кхмеров под управлением Пол Пота (1977-1979) было уничтожено около 2 миллионов человек. В 1979 году полпотовцы были изгнаны из Пномпеня и бежали в джунгли. Руководители красных кхмеров были заочно приговорены к смертной казни. Однако несчастья Камбоджи не закончились с бегством полпотовцев из столицы, гражданская война официально завершилась только в 1998 году. Пол Пот скончался недалеко от границы с Таиландом в том же году. Его сподвижники Кхиеу Самфан, Иенг Сари в разные годы добровольно сдались властям и попали под государственную амнистию.

@@@
Камбоджа готова судить красных кхмеров
Красноярских педофилов найдут по ДНК
Криминальные привратники железнодорожных ворот
Кстати...
Латвия обратила внимание на Холокост
Лукашенко может спать спокойно
Медведев предлагает ужесточить уголовную ответственность за преступления против детей

Милошевич начал признаваться

@@

Представленные им доказательства непричастности к хищениям госсредств могут обернуться против него в Гааге

2001-04-04 / Дмитрий Горностаев







НАХОДЯЩИЙСЯ уже четвертые сутки в центральной тюрьме Белграда бывший президент Югославии Слободан Милошевич сделал сенсационное признание в том, что он финансировал сербские вооруженные формирования во время войн в Хорватии и Боснии в 1990-х годах. Собственно, это признание стало частью его жалобы на арест. Милошевич отвергает выдвинутые против него югославской юстицией обвинения, считая, что его отправили за решетку по чисто политическим мотивам, и настаивает на своем освобождении из тюрьмы.

Сведения о финансировании полувоенных формирований бывший президент сообщил, чтобы показать, что деньги, в хищении которых его обвиняют, он не растратил на личные нужды, а отправлял на поддержку сил, боровшихся против отделения Хорватии и Боснии и Герцеговины от Югославии. Речь идет о сумме в 390 млн. долл. в югославских динарах и немецких марках. По словам Милошевича, эти средства использовались для закупок "оружия, боеприпасов и других необходимых вещей" для армий боснийских и хорватских сербов. "Поскольку это составляло государственную тайну, данные расходы не могли быть учтены в государственном бюджете". Таким образом бывший президент пытается ответить на обвинения, предъявляемые ему югославской юстицией, однако это наверняка ослабит его позиции в случае, если он когда-либо предстанет перед Международным трибуналом по бывшей Югославии (МТБЮ) в Гааге, добивающемся от Белграда выдачи Милошевича и проведения над ним суда по обвинению в преступлениях против человечности.

Пока югославские власти отказываются выдавать бывшего президента. Нынешний лидер страны Воислав Коштуница еще раз подтвердил, что Милошевича в Гаагу не выдадут, хотя Белград будет сотрудничать с МТБЮ. По предварительным оценкам, если обвинения в югославском суде будут доказаны, Слободану Милошевичу может грозить от 5 до 15 лет тюрьмы. Однако это не значит, что таким образом процесс наказания Милошевича не завершится. Очень вероятно, что после суда над экс-президентом СРЮ у него на родине власти Югославии все же примут решение о его выдаче Гаагскому трибуналу. Еще в конце января, когда подавляющее большинство граждан СРЮ были против суда над Милошевичем в Гааге, а президент Коштуница объявил, что Милошевич не будет выдан, на Всемирном экономическом форуме в Давосе вице-премьер СРЮ Миролюб Лабус дал понять, что это все-таки произойдет, но после того как завершится суд в Белграде. Когда граждане Югославии, говорил Лабус, увидят в ходе судебного разбирательства, что Милошевич совершил много преступлений, у них изменится отношение к вопросу об экстрадиции бывшего президента.

Примечательно, что идея "сначала суд в Белграде, а потом в Гааге" получила весьма широкое распространение. Почти те же слова, что и югославский вице-премьер в январе, уже в апреле произнес весьма высокопоставленный ооновский чиновник, не имеющий прямого отношения к деятельности МТБЮ, но имеющий прямое отношение к политике ООН на Балканах. Координатор деятельности ООН в Боснии американец Жак-Пол Клейн, побывавший с визитом в Москве, намекнул на такой исход дела в интервью "Независимой газете", которое он дал в понедельник вечером. Примечательно, что Клейн очень хорошо знаком с событиями и в Боснии, и в Хорватии, в причастности к которым признался вчера Милошевич - до назначения на пост спецпредставителя генсека ООН в Боснии и Герцеговине он занимал должность временного администратора ООН в Восточной Славонии, Западном Среме и Бараньи (районах компактного проживания сербов в Хорватии).

- Господин Клейн, вы как человек, знакомый с событиями в Хорватии и Боснии, можете сказать, в чем могут обвинить Слободана Милошевича применительно к хорватской и боснийской войнам?

- Милошевич никогда не верил ни во что, за исключением славы, власти и денег. Мне не раз приходилось иметь с ним дело, и я могу сказать, что он никогда не заботился о сербах, о своем народе. Он не заботился о сербах ни в Восточной Славонии, ни в Боснии, ни в Книне, да и ни в каком другом месте. Его всегда интересовало одно: как остаться у власти?

- И все же он этой власти лишился...

- Мне кажется, ошибка Милошевича заключается в следующем. Если бы он провел выборы сразу же после войны (с НАТО - Д.Г.), он победил бы. Он набрал бы не меньше 85% голосов. Но он слишком долго ждал. И, пока он ждал, сербы вдруг увидели, что им есть за кого голосовать, кроме Милошевича, - за Коштуницу. Это человек, который не был причастен к режиму Милошевича, который исповедует умеренный национализм.

И люди подумали: мы, конечно, можем оставить Милошевича, но это значит - продолжение санкций, возможность новой войны или еще какие-нибудь репрессии со стороны Запада - нет, лучше голосовать за Коштуницу. И они это сделали.

- Так в чем же конкретно вина Милошевича? Что ему можно предъявить?

- Милошевич должен был оказаться в тюрьме. 650 тысяч сербских беженцев в Югославии - это на его совести. Его провальная политика привела к этому. Он привел страну не в XXI век, а в XIX. К нему нет сочувствия даже у его собственного народа.

- А каковы чисто юридические основания для предъявления обвинений Милошевичу?

- Сейчас его будут судить за преступления против сербского народа: хищения, участие в наркоторговле и так далее. Он украл у собственного государства сотни миллионов долларов - он и его окружение.

Я думаю, для сербского народа очень важно провести суд над Милошевичем. Им нужно его судить необязательно за то, что он сделал по отношению к боснийцам или хорватам. Сначала его нужно осудить за преступления против сербского народа.

@@@
Милошевич начал признаваться
Нижегородские мусульмане опасаются новой Кондопоги
Новые купюры могут подделать уже через неделю
ООН против расизма
Ораховац разблокирован
Победа гаагского узника
Позиция безнравственная и бесперспективная

Ползучая экспансия великого соседа

@@

Китайский криминалитет укрепляет свои позиции на Дальнем Востоке

2001-02-17 / Игорь Верба Последние десять лет ознаменовались для Дальнего Востока и Приморья, в частности, не только ежегодными топливно-энергетическими кризисами, но и небывалой активностью в этом регионе граждан КНР. "Актив" Великого соседа состоит, по разным оценкам, от нескольких сотен тысяч до миллиона-полутора нелегалов, развивающих свой полуподпольный, а то и совсем подпольный бизнес в Приморье, Хабаровском крае, Амурской и Читинской областях и Якутии. Разговоры о китайской экспансии на Дальний Восток вспыхивают периодически. И всякий раз не случайно.







Скандал с китайским казино "Аристократ" во Владивостоке, где минувшим летом краевое УВД совместно с "собровцами" несколько смазало церемонию открытия заведения, задержав 33 ее участников, предвосхитил новую волну пересудов о китайской экспансии.

Вообще термин "экспансия" возникает тогда, когда накапливается критическая масса информации о проявлении и поведении того или иного национального представительства. Как правило, первоначально такая информация носит криминальный характер. Гораздо позже от нее начинают отталкиваться при установлении причинно-следственных связей явления в целом. Помнится, официальную радость правоохранительных органов по итогам презентационного "шмона" "Аристократа" вызвало задержание нескольких лидеров китайских преступных группировок с характерными татуировками, указывающими на их принадлежность к так называемым "триадам". Однако, по неофициальным признаниям оперативников, их больше беспокоят не раскрашенные драконами "триадисты", а вполне презентабельные отставные китайские генералы и бывшие работники спецслужб, которые в состоянии поставить бизнес в России на широкую ногу. По образному выражению одного из сотрудников краевого УВД, "триадисты" (что-то вроде наших байкеров) - анахронизм романтических преступных традиций. А вот "генералы" - это уже "белые воротнички", за которыми стоят не романтические представления о круговой поруке, а серьезные деньги и, если хотите, не афишируемые планы укрепить китайское экономическое влияние на Дальнем Востоке. Они активно занимаются скупкой недвижимости, привлекают нелегальную рабочую силу из числа просрочивших гостевые визы китайцев и контролируют традиционный для них бизнес по производству трепанга, переработке дикоросов, транзиту металла и круглого леса. Плюс организация досуга китайских туристов по трем основным направлениям: азартные игры, скупка европейского ширпотреба (свои "шмотки" у состоятельных китайцев особой популярностью не пользуются), проститутки.

В настоящий момент рано говорить о массовом заселении китайцами российского Дальнего Востока. Речь пока идет о массовом зарабатывании китайцами денег на российском рынке. Однако связь с будущими миграционными процессами просматривается. Например, китайцы не гнушаются нелегальными поставками в Приморье сильно действующих веществ (СДВ). По неофициальной информации, за последние 10 лет в Китае построено четыре завода по производству эфедрина. Это больше, чем нужно для внутрикитайского спроса на столь специфическое лекарство. Во всяком случае, увеличение эфедрина на подпольном рынке наркотических веществ в Приморье никак не связано с увеличением его производства на российских фармакологических предприятиях. Растет число наркоманов среди молодежи, что вкупе с оттоком населения по социально-экономическим причинам создает реальную демографическую угрозу для Дальнего Востока.

Есть мнение, что мы уже опоздали с созданием эффективной системы противодействия проникновению китайского криминала на Дальний Восток. Во всяком случае, последние скандалы с правонарушениями китайцев на территории Приморья говорят о том, что наши ближайшие соседи чувствуют себя здесь вполне вольготно. Большинство этих правонарушений носит экономический характер.

Лидерами по числу правонарушений среди иностранцев в Приморье являются китайцы. В 1999 г. ими совершено 104 противоправных действия, 21 из которых квалифицируется как криминальные преступления, а 6 относятся к тяжким и особо тяжким. В 2000 г. за 10 месяцев количество правонарушений, совершенных китайскими гражданами, перевалило за 128: 17 - криминал, 4 - тяжкие и особо тяжкие. Для сравнения: среди находящихся на втором месте граждан Азербайджана зафиксировано всего 23 правонарушения.

Увеличение числа установленных правонарушений китайцев в 2000 г. не совсем отражает внутренние процессы китайского присутствия в Приморье. Некоторые сотрудники правоохранительных органов утверждают, что резко вырос процент латентных преступлений. Поговаривают, что "белые воротнички" постепенно налаживают контакты с нашими правоохранительными органами и многие расследования по фактам правонарушений просто не проводятся. Некоторые китайские предприниматели, прижатые к стене неоднократными нарушениями, пускаются в конъюнктурную бизнес-дипломатию, утверждая, что неправомерные действия российских правоохранительных органов мешают им вести цивилизованный бизнес на российской территории. Свежий владивостокский пример - руководитель ООО МТК "Море" Се Ичжан. В деятельности этой компании с января прошлого года сотрудники миграционной службы неоднократно выявляли нарушения пребывания и трудовой деятельности иностранцев на территории России. После выяснения отношений между сотрудником УФСБ по Приморскому краю и администратором гостиницы "Меридиан" (китайцем), где "Море" выкупило целый этаж под размещение китайских туристов, встал вопрос о лишении компании консульского референта. Се Ичжан тут же попытался придать скандалу "благородную" окраску, заявив, что собирался инвестировать в свой российский бизнес около миллиона долларов.

Собираться-то он, может, и собирался, только назвать китайский бизнес в Приморье цивилизованным, за редким исключением, пока сложно. В том же казино "Аристократ" учредителем является ЗАО "Ингода" со 100-процентным китайским капиталом. До открытия казино, переоборудованного из парикмахерской, "Ингода" владела двумя спаренными квартирами по улице Шилкинской во Владивостоке, где было что-то вроде гостиничного притона опять же для китайских туристов. В прислугу там нанимались русские девушки, русские же жрицы любви скрашивали и вечера состоятельным гостям из Поднебесной. Можно, конечно, поверить на слово хозяевам казино, что отныне, кроме игорного бизнеса, их больше ничего не интересует. Только, по оперативной информации, едва ли не каждая сауна или ресторан во Владивостоке, где обнаруживаются следы китайского капитала, так или иначе имеют отношение к теневой стороне китайского туристического бизнеса. Кстати, одной из самых доходных профессий в приграничных районах Китая считается профессия руководителя группы китайских туристов. Одна поездка с группой из 50-60 человек приносит "групповоду" до 1000 долл. Свои не декларируемые доходы групповод получает за счет договоренностей с китайскими предпринимателями в Приморье. Например, посещение сауны с "восточным массажем" или ресторана со стриптизом, где для дорогих туристов устраивается отдельное шоу с полным раздеванием и дальнейшим продолжением банкета в зависимости от толщины кошелька. Есть и действительно цивилизованные "штучки" в виде посещений магазинов сувениров. Один такой магазинчик находится в здании кинотеатра "Океан". Меня там "встретили" два сонных китайца. Один из них, продирая глаза, на ломаном русском языке с трудом объяснил, что магазин российский и принадлежит российской гражданке Бочаровой. На все последующие вопросы продавец пожимал плечами, отговариваясь незнанием русского языка. Странный такой русский магазин.

Кстати, "групповоды" с недавних пор, как и китайские предприниматели, составляют "группу риска", подвергающуюся нападениям со стороны своих же сограждан, находящихся в сложных отношениях не только с российским, но и с китайским законодательством. В 2000 г. приморские правоохранительные органы пресекли на территории края деятельность нескольких таких китайских ОПГ. Одну из них возглавлял некий ГАН Лю Чжи по кличке Сяо Ган (Маленький Ган). В его группу входило 10-15 человек. Маленький Ган числился в розыске на своей исторической родине, и его арест и передача китайским властям могли бы служить иллюстрацией к успешному взаимодействию следственных органов двух стран-соседей. Но дело в том, что такое взаимодействие имеет успех по большей части тогда, когда в нем нуждаются наши китайские коллеги. А например, обратились мы по жалобе гражданина Князева с просьбой помочь в розыске его дочери, которую, по слухам, насильно заставляют заниматься проституцией где-то в Макао, и вот уже три месяца ни ответа ни привета. Главное же в том, что характер преступлений китайцев на территории РФ носит более агрессивный и завуалированный характер, нежели преступления наших соотечественников в Китае. Последний громкий "российский" случай был, пожалуй, в 1993 г., когда двое россиян и один гражданин Китая занимались грабежом в харбинской гостинице.

У нас же наиболее крупные китайские криминальные разборки относятся к 1995-1996 гг., когда устанавливалось влияние на оптовом рынке в Уссурийске. С тех пор китайцы предпочитают решать свои проблемы, не привлекая внимания органов УВД. Борьба за разделение сфер влияния в том же Владивостоке проходит в основном бескровно. Верх берут те, у кого солидней "крыша" в Китае. Преступления в отношении российских граждан китайцами совершаются крайне редко. Основным источником доходов для китайского криминалитета в России являются собственные сограждане, которые предпочитают не обращаться в российские правоохранительные органы за помощью, поскольку зачастую пребывают у нас незаконно или же опасаются мести по возращении в Китай.

В 1999 г. на территории Приморья зафиксировано 103 преступления против китайцев (92 - криминал, 82 - тяжкие и особо тяжкие). За 10 месяцев 2000 г. в отношении китайцев совершено 94 преступления (82 - криминал, 79 - тяжкие и особо тяжкие). Для сравнения: против граждан Вьетнама (второе место) зафиксировано всего 13 преступлений.

Что же касается преступлений условно "экономических", то здесь китайцы научились использовать россиян как щит против законодательства обеих стран. По тому же незаконному вылову и переработке трепанга привлечь основных заказчиков-китайцев практически невозможно. Во-первых, несколько местных законов в этом плане отменены как несоответствующие федеральным. Во-вторых, вылов осуществляется российскими гражданами, у которых трепанг скупается за 2-3 долл. Варят и сушат его где-то в заброшенных гаражах, а уж затем в готовом виде трепанг вывозится нелегально в Китай. В этом году в Приморье удалось "накрыть" три подпольных цеха по производству трепанга. Наиболее крупная партия контрабанды (1200 кг) была обнаружена в грузовике с металлоломом, где под грудой ржавого железа находилось потайное дно. Во многом обнаружение подпольных цехов является следствием клановой борьбы китайцев, которые таким образом ставят палки в колеса конкурентам. Речь-то все-таки идет о солидных деньгах - килограмм сушеного трепанга стоит в Китае 100 долл. По неофициальной информации, трепанговый бизнес в Приморье контролируют три клана ("семьи"). Минимальность наказания делает этот бизнес еще более привлекательным.

Простая схема и по вывозу металла. Пункты приема лома оформляются на российских граждан. Китайцы опять же в плане уголовной ответственности ничем не рискуют. Как не рискуют они и получая доходы с ресторанов и саун, также оформленных на российских партнеров. Может, поэтому Дальний Восток и Приморье, в частности, становятся все более привлекательными для заезда китайских "туристов", остающихся здесь на более длительный срок, чем предусмотрено разрешительными документами.

Ежедневно на территории края находится около 30 тыс. иностранных граждан, 80% из них составляют китайцы. В 1999 г. в Приморье въехало 379 516 граждан других государств, из них 297 477 китайцев. За три квартала 2000 г. Приморье посетили 252 729 иностранцев, из них 182 809 китайцев. Специалисты считают, что показатели по гражданам Китая можно смело умножать минимум в полтора раза, поскольку многие из них попадают в край через территории сопредельных российских дальневосточных областей.

@@@
Ползучая экспансия великого соседа
Поляки впервые заговорили о своих преступлениях
Последний концерт Ландсбергиса
Право жить и право убивать
Президент Судана обвинен в геноциде
Президент воздержался от критики силовиков
Ради друга Гельмута

Развод отложен

@@

Грузия ждет, когда США скомандуют "фас"

2002-09-03 / Анатолий Гордиенко



В Грузии продолжается антироссийская пропагандистская кампания. За последние недели не осталось ни одного СМИ, не бросившего камень в Россию. Для официального Тбилиси "отмашкой" в препирательствах с Москвой стала позиция госдепартамента США, однозначно поддержавшего версию о "российском следе" осуществленного 23 августа авианалета и предупредившего Россию о недопустимости "посягательств на суверенитет соседнего государства".

На прошлой неделе генеральный прокурор Грузии Нугзар Габричидзе направил официальное письмо своему российскому коллеге Владимиру Устинову, в котором сообщил, что по факту очередной бомбардировки грузинского приграничья в Тбилиси возбуждено уголовное дело, в связи с чем попросил российскую сторону предоставить кое-какие необходимые следствию данные. Как то: бортовые номера участвовавших в авианалете российских самолетов, информацию об аэродромах, с которых они взлетели, фамилии российских летчиков, этими самолетами управлявших, а также поименно тех, кто отдал приказ бомбить территорию Грузии.

Уголовное дело в Генпрокуратуре Грузии возбудили сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса республики. Тут и нарушение правил международных полетов, и незаконное пересечение государственной границы Грузии, и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. И даже - статья УК об ответственности за преступления против человечности. Причем в МГБ Грузии, которому поручено расследование обстоятельств бомбардировки, не считают, что, ставя вопрос таким образом, перегибают палку.

- За последние три года со стороны России были зафиксированы десятки нарушений воздушного пространства Грузии и бомбардировок ее территории, - поясняет заместитель министра госбезопасности республики Лаша Нацвлишвили. - По сути, Грузия столкнулась с открытой агрессией со стороны соседнего государства и не намерена в ходе расследования всех этих фактов ограничиваться лишь внутригосударственными уголовно-правовыми процедурами - в расследовании появляется очень важная, сугубо политическая составляющая.

Между тем вчера власти Грузии объявили о начале третьей, "активной" фазы операции по наведению порядка в Панкисском ущелье и жестко ограничили доступ в этот горный регион для всех гражданских лиц, в том числе и для журналистов. При этом в МВД и МГБ Грузии объяснили этот шаг тем, что, согласно оперативным данным, в ущелье скрываются до сотни разного рода преступников, и в ходе мероприятий по их задержанию не исключены вооруженные столкновения.

За неделю, прошедшую после ввода в Панкиси подразделений внутренних войск, в ущелье и прилегающих к нему населенных пунктах задержано уже шестеро находившихся в розыске преступников, причастных к грабежам, убийствам, похищениям заложников. Чеченец среди них лишь один - Хвича Чопанашвили, но и тот - уроженец Панкисского ущелья. Правда, утверждают грузинские спецслужбы, есть информация о том, что он участвовал в боевых действиях на территории Чечни. Пока же достоверно известно, что Чопанашвили был одним из главарей действовавшей в Панкиси банды похитителей людей. Задержали здесь вроде бы и первого наемника - выходца из Марокко Халида Омара Мали. В МГБ Грузии не исключают, что он связан с иностранными террористическими организациями, возможно, даже с "Аль-Каидой", и в воскресенье суд в Тбилиси дал санкцию на его трехмесячное предварительное заключение под стражу.

В своем традиционном радиоинтервью в понедельник президент Грузии Эдуард Шеварднадзе особо отметил, что вопреки желанию "определенных сил" в России, планировавших совсем иное развитие ситуации в Панкиси, операция по наведению порядка в этом горном районе республики пока обходится без крови.

- Кое-кто хотел превратить Панкисское ущелье в еще одну "горячую точку" на карте Грузии, - подчеркнул Эдуард Шеварднадзе. - Но мы эти планы сорвали.

Надо сказать, что в позиции официального Тбилиси по отношению к "северному соседу", похоже, все четче обозначается некий весьма примечательный поворот: Россию в искусственном нагнетании напряженности вокруг Панкиси и в целом в пугающем обострении грузино-российских отношений здесь уже не обвиняют, предпочитая говорить о неких "реакционных, жаждущих реванша" силах по ту сторону Кавказского хребта.

@@@
Развод отложен
Рамсей Кларк: "Уважать законы правосудия"
Россию подводят под трибунал
Россия в противоречии с Международным уголовным судом?
Русский мужик в темном переулке
США имеют все основания ударить по Багдаду
Смертная казнь как предмет мифологии

Химера Аслана Масхадова уничтожена

@@

Полемика с Асланом Масхадовым ("НГ", 28.02.2001)

2001-04-07 / Абдул-Хаким Султыгов







БЛАГОДАРЯ "НГ" российское экспертное сообщество наконец-то получило абсолютно полное представление о видении Асланом Масхадовым условий и форм "завершения" нынешнего этапа чеченской драмы. "Аслан Масхадов готов извиниться перед своим народом. Но только после вывода из Чечни российских войск" - эти слова Масхадова, вынесенные в заголовок его интервью "НГ" от 28.02.01, в полной мере подтверждают безальтернативность принципиальной позиции, выраженной в статье Виталия Третьякова "Химера Масхадова" ("НГ" от 05.05.00.). В этом смысле Минпечати РФ вместо предупреждения могло бы вынести "НГ" благодарность за вклад в развенчание химеры о возможности политических переговоров, а точнее, преступной сделки за спиной и за счет неотъемлемых прав народа Чечни.

Итак, и это принципиально важно, рассуждая о политических переговорах, Масхадов заявил в качестве их объекта чеченский народ. Я попытаюсь дать свою оценку его суждениям о роли чеченского народа в определении своей судьбы. Масхадов утверждает, что за ним стоит народ. Что тут сказать? Народ, конечно, не стоял и не стоит за Масхадовым, но из-за его деятельности и бездеятельности в очередной раз поставлен в положение народа-изгоя. "Плохим", более состоятельным чеченцам, ногами выразившим свое отношение к "ичкерийской свободе", конечно, досталось несоизмеримо меньше, чем "хорошим", обреченным на бесправие и на безмерные страдания. Другое дело, что утверждения Масхадова отражают отношение многих представителей правоохранительных органов к выходцам из Чечни. В ряде субъектов Федерации, так же как в Чечне после ее "ичкеризации", впору вешать таблички: "Свободно от чеченских предпринимателей".

Дальше - больше. Масхадов рисует насквозь клеветническую и провокационную картину якобы тотального сопротивления чеченцев, столь же лживую, как утверждение, что российская армия ведет войну против чеченского народа. "В каждом населенном пункте есть командир отряда ополченцев. Он там хозяин… У него есть помощник, который поддерживает связь с населением и молодежью", - говорит Масхадов, вольно или невольно подставляя всю чеченскую молодежь.

Как бы подытоживая эти рассуждения, "главнокомандующий" похваляется тем, что он отвечает за все: "Не проводится ни одной операции без моего ведома". Оборотной стороной подобных измышлений, сравнимых разве что со лживой теорией о массовом сотрудничестве чеченцев с фашистами, является констатируемое в докладе о деятельности Бюро Владимира Каламанова за 2000 год "растущее изо дня в день количество жалоб, заявлений граждан о безвестном исчезновении их родственников, знакомых, соседей… после так называемых "зачисток". Речь идет о сотнях без вести пропавших, прежде всего представителях чеченской молодежи, скопом зачисленных Масхадовым в свое виртуальное ополчение. Впору задаться вопросом, а не являются ли выводы доклада Каламанова свидетельствами наличия признаков мятежа в действиях отдельных групп военнослужащих и сотрудников МВД и чем они отличаются от преступлений и бесчинств "моджахедов", вторгшихся с "освободительной миссией" в мирные села Дагестана?

Люди, доведенные до отчаяния, как, например, в селении Махкеты, просят предоставить им место для нового поселения, читай - сами просят о выселении. По некоторым экспертным оценкам, четверо из пяти чеченцев имеют эмиграционные настроения.

Очевидно, что именно неудовлетворительное состояние с соблюдением прав человека в Чечне, неизбирательное применение силы и недифференцированный подход к органически несовместимым частям незаконных вооруженных формирований (НВФ), ставящие на одну доску виновников и невольных жертв чеченской трагедии, объективно воспроизводят ситуацию, которую Масхадов называет небывалым "централизованным управлением". Речь идет, с одной стороны, о силах агрессии - международных диверсионно-террористических подразделениях и наемниках, оккупировавших Чечню и вторгнувшихся в Дагестан, включая их "пятую колонну", в том числе людокрадов и бандгруппы, и, с другой стороны, о собственно чеченских иррегулярных отрядах и группах, подпадающих под амнистию. Ситуацию неразберихи невольно воспроизвел (!) полковник Юрий Буданов, заявивший, что он, будучи танкистом, не знал, за что воевал, тогда как убийца по кличке Тракторист, хладнокровно расстрелявший безоружных контрактников, оказывается, защищал свою Родину. Именно такое положение, когда без каких-либо усилий "главнокомандующего и ГКО" решается и проблема мобилизации молодежи по "будановскому призыву", позволяет Масхадову смело утверждать: "Мы достаточно сильны, чтобы продолжать войну…"

Масхадов заявляет, что он "за всех в ответе перед Аллахом". Бросается в глаза акцент на ответственность "за всех", тогда как об ответственности "за все" случившееся со вверенным ему Всевышним народом он и не упоминает. Да и о какой его ответственности за национальную катастрофу может идти речь, если Масхадов уверен в своей неподсудности и неподотчетности народу. Выступая одновременно в роли прокурора и судьи, он прямо заявляет: "Я как истинный чеченец, мусульманин…" Понятно, что все несогласные с ним автоматически попадают в категорию неистинных чеченцев и недомусульман. Специально для них предполагается задействовать всю мощь, оказывается, существующего Уголовного кодекса Ичкерии, доселе бдительно охранявшего свободу людокрадов, насильников, убийц и расхитителей национального достояния. Разумеется, преследования по "УК ЧРИ" не распространяются на ее дезертировавших лидеров. Здесь Масхадов полон снисходительности и великодушия. "Что касается лидеров, покинувших пределы Чечни, - говорит он, - то… это их беда, и мне их жаль. Потом им будет стыдно". И это понятно. Достаточно и того, что они не будут претендовать на его кресло.

Более того, Масхадов признает, что заблаговременно определил круг будущих виновников - "внутренних врагов" (читай - "врагов народа"). "В начале войны, - говорит он, - я издал указ о привлечении к ответственности национал-предателей и стукачей, из-за которых погибло столько лучших сынов отечества и моджахедов. К ним не будет пощады…" Между тем по обычному чеченскому праву (адатам) за деяния будановых, так же как за жизни рязанских парней, отданных за освобождение чеченских городов и сел, прежде всего отвечают те, кто своей преступной деятельностью и бездеятельностью загнал чеченский народ в дьявольский капкан, сделал его катастрофу неотвратимой, кто подставил население под бомбы и пули, кто, сбросив волчьи шкуры, в своем истинном обличье бежал к хозяевам за границу, оставив на произвол судьбы женщин и детей. Они за их многочисленные преступления против самих устоев нации рано или поздно предстанут перед чеченским трибуналом.

Но Масхадов как искушенный политик не останавливается на формулировке необходимого условия своего "общения с чеченским народом", "зачищенным" от "внутренних врагов" - как минимум пораженных в политических правах национал-предателей, марионеток, холуев, стукачей и т.п. Он очень четко формулирует достаточное условие этого "общения", гарантирующее продление власти его режима. Только "определившись во взаимоотношениях с Российским государством, мы соберем народ, отчитаемся перед ним, извинимся за страдания и лишения, постараемся объяснить людям, что свобода достается с большим трудом". Не случайно Масхадов и не намекает на возможность определения воли народа, выраженной в результатах референдума по определению статуса ЧР, тогда как, по его же отчасти справедливому признанию, "неопределенность во взаимоотношениях является главной причиной всех бед и войн". Аморализм рассуждений Масхадова состоит в том, что он и впрямь считает, что ему принадлежит право деления чеченцев на истинных и неистинных, "национал-предателей" и "национал-благодетелей". Ибо ответить на этот вопрос можно лишь путем выявления жизненных интересов - стратегического вектора движения народа не на очередном "съезде народа", а на референдуме по Конституции ЧР.

Другое дело, зачем обременять народ такой головоломкой, когда, по Масхадову, можно в очередной раз "приватизировать" его суверенное право, подписать очередной "договор о мире" и установить "цивилизованные межгосударственные отношения" с Россией. Вот когда победа будет в кармане и будет определен главный внешний виновник всех бед, а Российская армия выведена за пределы Ичкерии вкупе с бежавшими "прислужниками оккупационного режима", освобожденному от последней надежды чеченскому народу, собранному по казарменному принципу, на "сходах граждан" или с трибуны "съезда" ОКЧН будут принесены извинения и оглашена воля "героев-победителей", которых, как известно, не судят. "А потом, - говорит Масхадов, - как народ решит, так и будет". А что тут решать? Ясное дело, справедливо поделить собственность "национал-предателей", да не прогадать с определением суммы ущерба, нанесенного Россией. Этих-то денег на зависть арабским шейхам и без нефтедобычи хватит на осуществление дудаевских обещаний о золотых краниках с верблюжьим молоком.

Зададимся вопросом, почему Масхадов применительно к "послепобедному" периоду не упоминает и об избирательных правах чеченского народа, например, о досрочных выборах президента ЧРИ? Не потому, что и дурак предскажет "избрание народом" главнокомандующего своих "избавителей". Дело в другом. Считая эту войну межконфессиональной, Масхадов, по-видимому, не исключает, что будет провозглашен мессией, к избранию которого народ отношения не имеет. Во-первых, он ни словом не упоминает о первопричине войны - вторжении в Дагестан - вероломном разрыве договора о мире "с таким непредсказуемым государством, как Россия". То ли он действительно считает оказание помощи братьям-мусульманам, решившим заняться строительством "исламского государства" в Дагестане, достаточным поводом для нарушения договора о мире, то ли и впрямь не понимает несовместимость современного договорного права с правом на агрессию? Непонятно, зачем Масхадову договор о мире, пусть и ни к чему не обязывающий, но все же бросающий тень на его готовность прийти на помощь "страдающим" братьям, например, на островах Занзибара (Танзания).

Во-вторых, Масхадов не только не осуждает агрессоров, но подчеркивает, что они выполняли его приказы не только в той войне, "они их выполняют и на сей раз". Возникает вопрос: чьим приказам подчинялись так называемые "моджахеды", вторгшиеся в Дагестан в промежутке между двумя войнами? Во всяком случае, по утверждению Сулима Ямадаева ("Ъ", 03.05.00), Масхадов отказался отдать приказ по нанесению встречного удара по "моджахедам", отступавшим из Дагестана. В-третьих, по Масхадову, оказывается, что "арабы у нас - это обычные добровольцы, которые остались еще с той войны" для выполнения святой обязанности оказания помощи братьям-мусульманам. Из кого же тогда состоят иностранные диверсионно-террористические формирования? В-четвертых, оказывается, что "десятки арабов, воюющих здесь", и слыхом не слыхивали, что это за течение "ваххабизм". Между тем чеченские теологи и политологи считают "ваххабизм" не только оккупационной, но и дьявольской идеологией, обладающей неисчерпаемым потенциалом зомбирования человека.

В связи со сказанным ясно, что Масхадов, своими волюнтаристскими действиями изменивший форму правления в ЧР, являвшейся по дудаевской "конституции" (читай - уставу ОКЧН) республикой - светским демократическим правовым государством, по-видимому, уверен в своем провозглашении пожизненным имамом. Если гипотетически предположить возможность реализации масхадовского плана, можно утверждать, что Чечня будет квазигосударством с жесткой формой теократического правления - хунтой под руководством сменяемых в результате переворотов амиров. Ясно, в этом "царстве талибского варварства" не будет места ни Масхадову, ни чеченцам, все же относящимся к классическому типу европейцев. Они либо погибнут в борьбе с нашествием зомбированной "разноцветной саранчи", либо навсегда утратят Родину. Судьба Кавказа будет предрешена.

И, наконец, что избиратели вкладывали в понятие масхадовской легитимности на выборах между Войной и Миром в 1997 году? Однозначно Масхадов, утверждавший, что ни разу не выстрелил из своего пистолета, был избран не в качестве главнокомандующего. Граждане избирали гаранта мира и соблюдения прав и свобод человека, что в качестве безусловной предпосылки и условия предполагало или определение на переговорах того или иного статуса ЧР в составе Федерации, или вынесение этого жизненно важного вопроса на референдум. Вместо первого и второго население по полной программе вкусило прелести "ичкеризма" как разновидности агрессивного сепаратизма: анархию, самоустранение квазивласти от выполнения государственных функций, полный переход от республиканской формы правления к хунте, беспрецедентный разгул преступности, насаждение идеологии зомбирования. Внутренняя агрессия против самих устоев чеченской нации завершилась вторжением в Дагестан - войной. В этом смысле по адату и шариату, так же, как по международному и российскому праву, власти по признакам грубого и систематического попрания прав и свобод граждан, обязательств по договорам, неспособности обеспечить сколько-нибудь приемлемый контроль над ситуацией на данной территории как минимум не могут считаться легитимными.

В чем же тогда может состоять миссия Масхадова? Обладая потенциалом дохасавюртовского статуса - лидера НВФ, он теоретически может предпринять односторонние действия, которые без каких-либо переговоров могут ускорить процесс радикального политического урегулирования. Вместо циничных рассуждений об условиях принесения извинений народу Масхадов должен встать на путь глубокого раскаяния и покаяния. Во-первых, объявить о добровольном сложении всех существующих в его понимании полномочий, поддержанных решением парламента о самороспуске, и обратиться совместно с парламентом к участникам всех НВФ с призывом о сложении оружия перед чеченским народом - представительным органом, сформированным из числа лиц, выдвинутых администрацией ЧР, собранием бывших депутатов ВС ЧИР и парламентариев ЧР, избранных в 91-м, 96-м и 97-м годах, а также общественно-политическими образованиями и сходами граждан. Это ответственное решение предполагает согласование механизма соблюдения гарантий участникам НВФ с главой администрации ЧР, спецпредставителем президента РФ по соблюдению прав и свобод человека и гражданина в ЧР, комиссией Госдумы РФ по Чечне с привлечением при необходимости совместной рабочей группы "Дума-ПАСЕ".

Во-вторых, заявить о готовности предстать перед судебными органами ЧР, образованными после проведения референдума по Конституции и свободных выборов в органы власти ЧР. Если Масхадов не может пойти на такое покаяние по идейным соображением, то ему и его соратникам можно порекомендовать, заклеймив позором народы Чечни и Дагестана, недозревшие до понимания высот "истинной веры", отправиться на выручку взбунтовавшимся "братьям-мусульманам" Занзибара. Благо, отдаленность этой автономии Танзании от "непредсказуемой России" и ее островное положение вкупе с традициями работорговли открывают большие перспективы для строительства "нового порядка" и его экспорта на пробуждающийся африканский континент.

@@@
Химера Аслана Масхадова уничтожена
Что ждет Пиночета в Чили