Минобороны обсчитывает в свою пользу


@@@

Реальные цифры по выплате "боевых" и по боевым потерям произвольно меняются

2002-03-30 / Евгений Москвин



В мартовские дни военный городок в Буйнакске, где располагается штаб 136-й отдельной мотострелковой бригады Минобороны, напоминал разворошенный улей - со всех концов России, в том числе и из Москвы, приехали те, кто выполнял воинский долг, участвуя "в восстановлении конституционного порядка в Чеченской Республике" и "контртеррористической операции на Северном Кавказе". Они требовали выплаты "боевых" за последние шесть лет. Но не помогли даже решения судов, которые были у них на руках. Командование бригады заявляло, что для этого просто нет денег. После многодневного митингования истцы разъехались ни с чем.

Тем временем удмуртские милиционеры также добились у себя в Ижевске судебного решения по выплатам за участие в боевых действиях в Чечне. 126 стражей порядка получили на руки соответствующее решение с иском к командиру 4-го полка оперативного назначения внутренних войск МВД, где милиционеры проходили службу на территории Чечни, принимая участие в спецоперациях. Общая сумма иска составила 4 млн. руб., и совершенно очевидно, что для части это просто неподъемные средства. Ибо примерно столько надо денег для того, чтобы полгода выплачивать денежное содержание всем офицерам развернутого полка. Сможет ли вернуть такую сумму воюющая часть, оставив свой командный состав на голодном пайке? Вряд ли, а если говорить откровенно, то никогда в полку не выполнят решения суда.

"НВО" неоднократно обращало внимание на то, что в войсках давно сложилась явно неблагоприятная ситуация с выплатой так называемых "боевых". Осенью 1999 г. их размер был установлен на уровне почти в 1 тыс. долл. в месяц, но реально эти деньги мало кто видел в войсках, и задолженность накопилась колоссальнейшая. К сожалению, воз и поныне там. Недавно закончившая свою работу комиссия Счетной палаты РФ в группировке федеральных сил в Чечне "выявила серьезные нарушения при выплатах "боевых" денег участникам контеррористической операции". Выборочно проверялись 42-я мотострелковая дивизия, 437-е строительное управление Минобороны, сводные объединения группировки внутренних войск МВД. Картина удручающая: везде с выплатой военнослужащим "боевых" денег "существуют серьезные проблемы". Аудитор СП Геннадий Батанов причины данного явления не скрывает: "Есть генералы и офицеры, которые сидят в кабинетах и приписывают себе боевые, а тем, кому положено, деньги не выплачиваются". Иначе говоря, тем, кто не получил "боевые", рассчитывать не на что - деньги давно разошлись по карманам. Результаты проверки предполагается доложить начальнику Генерального штаба. Вывод, который содержится в докладе, сражает, как пулеметная очередь: "В вопросах расчета солдат и офицеров за участие в боевых действиях в Чечне нужно навести окончательный и строгий порядок".

Как бы оперативно реагируя на выводы авторитетной комиссии, начальник Главного финансово-экономического управления, заместитель министра обороны РФ Любовь Куделина предала гласности последнее решение по наболевшему вопросу. Оказывается, в военном ведомстве определены лимиты на выплату "боевых". Ставка понижена примерно на треть и составляет менее 700 долл. Но и это еще не все. Из примерно 40-тысячной группировки МО в Чечне рассчитывать на "боевые" может только каждый 5-й. Ведь лимит Минобороны может охватить только 8 тыс. военнослужащих, заявляет главный военный финансист. Понятно, что МО испытывает потребность в финансах, но так вот делить людей на "беленьких" и "черненьких"? Это тоже не делает чести военному ведомству. Более того, эти лимиты не решают проблемы "наведения окончательного и строгого порядка" по выплатам. Почему-то Любовь Куделина считает, что тем самым будет изжита уравниловка в расчетах по "боевым". Поскольку произойдет строгое разделение на "тех, кто участвовал в боевых действиях, и тех, кто сидел за забором". Но для людей, мало-мальски знакомых со взаимоотношениями в воинских коллективах, напрашивается только один вывод из этих заявлений высокопоставленного лица - как все было, так все и останется. И следующий акт ревизионной комиссии Счетной палаты (для чего не надо быть прорицателем) как две капли воды будет походить на нынешний.

Кстати, у Любови Куделиной проскочила фраза, из которой ясно, что все те, кто подает в суд и даже выигрывает дела, все равно не получат ни копейки: "У Министерства обороны нет задолженности по выплате "боевых", - публично утверждает заместитель министра. Ну а то, что "полная чехарда в учете приводит к многочисленным жалобам и судебным искам к Минобороны" - так это на совести кого угодно, но только не военного ведомства. Вот что недвусмысленно следует из ее слов.

Вообще с четырьмя действиями арифметики в Минобороны не все обстроит благополучно. И это касается не только расчетов "боевых" денег.

На днях были опубликованы весьма противоречивые цифры боевых потерь федеральных войск за время контртеррористической операции на Северном Кавказе. Получалось, что в конце прошлого года они превышали обнародованные Минобороны данные на конец марта этого года. Журналисты указали на ошибку. Вскоре появилась компромиссная цифра: погибли 2449 военнослужащих Минобороны, а всего, вместе с внутренними войсками МВД, - 3220 человек. Ранено около (!) 6 тыс. человек, считаются пропавшими без вести около (!!) 30 человек. Вот так - все вокруг да около и мало что конкретно. Хотя на уточнение всех этих данных Минобороны взяло тайм-аут на целый рабочий день. Но кто же поверит в эти так называемые уточненные цифры. К тому же Комитет солдатских матерей утверждает, что реальные потери в 2-3 раза выше, чем официальные.

@@@