"Будь строгим, но справедливым"

@@

На завершающем этапе войны солдатам и офицерам вермахта давались установки на "справедливое" отношение к населению оккупированных территорий СССР

2001-06-22 В известных документальных сборниках о войне крайне трудно отыскать отклонения, отступления, случаи парадоксального поведения солдат и офицеров вермахта, которыми так богата военная повседневность и часто непредсказуемый ход военных действий. Мотивы нарушения установленных в начале войны директив не всегда объяснимы, но именно эти нарушения позволяют, во-первых, рассуждать о многомерности произошедшего, даже если в положениях, которые следуют ниже, прочитываются прагматизм и стремление к самосохранению на заключительном этапе войны, во-вторых, фиксировать случаи косвенных саморазоблачений в отношении уже совершенных преступлений. Публикуемые документы хранятся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ). Публикация Геннадия Бордюгова.



Секретно:

Начальнику управления пропаганды и агитации ЦК ВКП/б/ тов. АЛЕКСАНДРОВУ.

Представляю Вам перевод статьи "Факты, которые заставляют глубоко призадуматься", опубликованной в "сообщениях для офицерского корпуса" в ноябре 1943 года (# 25).

ПРИЛОЖЕНИЕ: упомянутое на 2 листах только адресату.

Начальник VII отдела ГЛАВПУРККА

Полковник (М.Бурцев)

"ФАКТЫ, КОТОРЫЕ ЗАСТАВЛЯЮТ ГЛУБОКО ПРИЗАДУМАТЬСЯ"

Не всем офицерам известно, в какой мере путем прямо-таки дьявольской пропаганды ужасов воспитывается в большевистской армии чувство безумной ненависти к немецкому солдату. У одного попавшего в плен к немцам большевика найден майский номер (# 9/10) журнала "Агитатор и пропагандист Красной Армии", издаваемого Главным Политическим Управлением Красной Армии. В статье одного подполковника, озаглавленной "Митинги мести", дается наставление о том, каким образом при помощи соответствующих сообщений об ужасах подготовлять солдат и делать из них фанатиков "священной мести" против всех немцев. Проведению таких "митингов" предшествует тщательная подготовка. Ораторы соответствующим образом инструктируются, им преподносится ложный материал о чудовищных, не поддающихся никакому описанию преступлениях немецких солдат. В Первую мировую войну, как известно, англичане постоянно утверждали, что мы, немецкие солдаты, с удовольствием отрубали маленьким детям руки. На "митингах мести" приводятся преступления, в тысячу раз превосходящие указанные преступления. Стекающимся на митинги солдатам в самом утонченном оформлении преподносятся сцены пыток, которые якобы являются у нас обычными. И когда затем всеобщее возмущение доходит до точки кипения, все беспорядочным хором дают клятву мести, и в заключение участники митинга, как обезумевшие, начинают гневно кричать и бесноваться. К этой работе привлечены тысячи ораторов, на каждом участке фронта должно проводиться более тысячи подобного рода митингов мести.

Это факты, с которыми необходимо считаться.

Вопрос: Соответствуют ли наши усилия, направленные к тому, чтобы укрепить волю наших солдат и их твердую решимость бороться против этого дьявольского врага, хотя бы до некоторой степени чудовищным призывам противника к мести? Противопоставляем ли мы всей силе этой фанатической ненависти еще большую силу горячей веры? Вот вопросы, которые должен поставить себе каждый офицер, особенно офицер-инструктор на родине (выделено в оригинале. - Г.Б.). Может ли он дать на них положительный ответ? Если нет, то необходимо, не теряя ни одной секунды, развернуть работу в этом направлении".

ИНСТРУКЦИЯ (ПАМЯТКА) ДЛЯ ОБРАЩЕНИЯ С РУССКИМ НАСЕЛЕНИЕМ

Русский "не такой", как мы! Он действует, рассуждает и реагирует на все согласно другим законам, отличным от законов жителей Центральной или Западной Европы.

Всегда и везде он следует, главным образом, своему чувству, относится недоверчиво и осторожно к разумным аргументам и судит всегда о деле сначала по человеку, с которым оно связано.

Кто хочет привлечь русского на свою сторону, тот должен это помнить. Это имеет тем большее значение в связи с тем, что война создала условия, при которых мы, немцы, противостоим русским не только как представители германского народа, а как представители мира, который большевистская пропаганда в течение четверти столетия представляла как ненавистное явление, как мир, уступающий большевистскому порядку как в социальном и политическом, так и в культурном отношении. Поэтому русские с каждого из нас спрашивают вдвойне, так как они судят по нас одновременно как и о том европейском мире, которому мы, для его же блага, хотим возвратить этого русского. Существенным же всегда остается, что мы, действительно обладающие превосходством, должны считаться со своеобразием русского человека. В большом, так и в малом! Как в наших поступках, так и в нашем поведении.

Поэтому, если тебе приходится иметь дело с русским гражданским населением, с добровольцами из гражданского населения или с солдатами из восточных добровольческих частей, то соблюдай следующее:

1) Никогда не упрекай русского в том, что он некультурен! Большевики в понятии "некультурный" воплотили все отрицательные стороны поведения человека. Пьянство, неопрятность, лень, нетактичное поведение, привычка проклинать ложь, отсутствие сдерживающего начала - все это считалось некультурным! Это понятие русскому вдалбливали в голову в течение 25 лет, и оно до сих пор сохранилось в нем.

Поэтому помни всегда о том, что, если ты упрекнешь русского в том, что он некультурен, ты нанесешь ему тяжкое оскорбление, которое он тебе никогда не простит, так как этому утверждению он придает иное значение, чем ты.

2) Русский не привык называть каждого на "ты". Он воспринимает непроизвольное "ты", которое часто употребляется у нас для выражения симпатии, как доказательство нашего презрения и высокомерия, и приходит к опасному для нас выводу, что мы, немцы, являемся необразованными людьми, лишенными какого-либо чувства такта.

3) Никогда не оскорбляй русского в его доме нетактичными выходками. Он сам очень хорошо сознает свою бедность, но постоянно предполагает, что ты также знаешь причину этой бедности. Явно выраженное проявление презрительного отношения, вызванное его бедностью, не только оскорбит его, но также убедит его в "бессердечии" и "непонятливости" немцев. Если же русский проникся доверием, то он постоянно будет подчеркивать, что "раньше" (до 1914 г.) он жил лучше и был в состоянии гостеприимно принять чужестранца.

4) Не забывай, что русский, в силу сложившихся традиций, гостеприимен. Например, он считает за честь, если ты не откажешься от предложенной чашки чая. Если ты, будучи офицером, воспользуешься оказанным гостеприимством, то русский будет с гордостью рассказывать всей деревне, что ты его почтил своим "посещением". Если же ты отклонишь его гостеприимство, быть может даже с насмешкой или пренебрежением движения руки, то русский, согласно своим воззрениям, будет считать, что над ним издеваются, и будет чувствовать себя глубоко оскорбленным.

5) Безобразным, оскорбительным и некультурным русские справедливо считают часто встречающуюся вульгарную манеру, с которой немецкие солдаты добиваются благосклонности русских девушек и женщин. Непристойные слова и жесты унизительны не только для данной девушки, но почитаются также и ее семьей за оскорбление. Уже не говоря о том, что немецкий солдат подобным поведением создает мнение, что немцы необразованный и грубый народ. Поэтому, именно в этом отношении, веди себя всегда таким образом, как если бы ты был с немецкими женщинами и девушками.

6) Постоянно избегай вести себя несдержанно в присутствии русских. Не думай, что не имеет значения, если ты в присутствии русских будешь вести себя несдержанно или отправлять свои естественные потребности. В этом случае ты будешь действовать не только (по нашим понятиям) бесстыдно, но будешь также способствовать тому, что у русских создастся впечатление, что мы необразованный и некультурный народ.

7) Русского гражданского жителя следует рассматривать как человека морально испорченного и разложившегося под влиянием большевизма. Не переноси это непродуманно также и на сельское население. Последнее сохранило высокий моральный уровень, достойный похвалы. Всегда относись с должным уважением к этому поведению.

8) Не развешивай повсюду в твоей квартире изображений обнаженных женщин. Русское сельское население, отличающееся строгой нравственностью, на основании подобных "стенных украшений" быстро сделает выводы, которые не являются лестными ни для тебя, ни для твоих семейных отношений, а также и для всего немецкого народа.

9) Если тебе приходится иметь дело с русскими, то не хватайся всегда сразу за палку. Если ты чувствуешь сопротивление, ты должен проявить строгость и не быть снисходительным, но ты не должен избивать. В конце концов ты только создашь ореол мученичества.

10) Веди себя постоянно так, чтобы задеть честолюбие русского и чтобы он стремился следовать твоему примеру. Будь ему всегда примером, которому русский найдет целесообразным подражать.

11) Помни всегда, что русский хочет, чтобы им руководили. Применяя только мероприятия в стиле британских колонизаторских методов, мы никогда не сумеем господствовать в огромном восточном пространстве. Мы хотим быть для русских народом-вожаком и не более. Это должно отразиться на линии твоего поведения, и ты постоянно должен помнить о том, что основной предпосылкой для подлинного руководства является завоевание доверия лица, которым руководишь.

12) Ты должен преодолеть естественную неприязнь, испытываемую в отношении русского, его домашней обстановки и его бедности. Если тебе это не удастся, то научись, по крайней мере, владеть собой. Этим ты действуешь в интересах своего народа.

13) Принципиально избегай всякого рода "организаций". Конфискация жизненно важного имущества, на которую нет разрешения, также и в отношении русских остается тем, что она есть - воровством! Подумай о том, как бы ты чувствовал себя и твои родственники, если бы у твоей семьи и у тебя беспощадно забирали бы последнее. Тебе никогда нельзя было бы простить, если бы русский на основании твоего поведения пришел бы к выводу, что каждый житель совершенно бесправен и предоставлен произволу каждого немецкого солдата. Не забывай, что тысячи русских ушли к партизанам только оттого, что они полагали, что при немцах они будут совершенно бесправны!

14) Помни всегда, что господство большевиков сделало русского человека крайне недоверчивым и робким. Помогай ему всегда преодолевать это недоверие.

15) Не поступай опрометчиво, угрожая русскому наказанием. Не делай так, как делали некоторые немцы, осуществляющие надзор, которые заявляли: "Если русский не хочет выполнять требуемое, то мне стоит только сказать, что его в виде наказания пошлют в Германию". Поэтому нас не должно удивлять, если при подобных обстоятельствах использование в Германии рабочих из Восточных областей ставят на одну ступень с прежней ссылкой в Сибирь.

16) Никогда не недооценивай понимания русским необходимости уступок, вызванных войной. Русский способен переносить лишения и невзыскателен. Но он также достаточно умен для того, чтобы уметь отличить необходимость от настоящего произвола. Если ты обращаешься с ним по-человечески и можешь правильно обосновать все, что требуешь от него, то он также сможет перенести самые большие трудности.

17) Если русский придет к тебе, чтобы попросить тебя о чем-нибудь, не кричи сразу: "Вон, вон!" Быть может, ты и не думаешь ничего дурного. Русский же скажет, что ты обращаешься с ним, как с собакой. Он решит, что ты испытываешь к нему отвращение, и почувствует себя глубоко оскорбленным. Подобным поведением ты можешь его навсегда сделать врагом нашего дела.

18) Корона не слетит с твоей головы, если ты иногда обменяешься шуткой с русским или подашь ему руку. В подобных случаях русский ответит благодарностью, что ты его считаешь полноценным человеком. Вскоре он будет относиться к тебе с полным доверием.

19) Также и в отношении русских держи себя всегда таким образом (это ведь основное), как это принято при общении с культурными людьми. Тогда твое поведение всегда будет правильным.

@@@
"Будь строгим, но справедливым"
"Слушай дальше, болван, слово пинских партизан..."
"Советский атомный проект уникален"
"Ядерные технологии - надежда России"
4 мая
Бункер Сталина
В Кремле установят мемориальную доску весом в две с половиной тонны

Взгляд с другого берега

@@

Жизнь советских граждан в оккупации глазами коллаборационистской журналистики

2001-06-22 Немецкие оккупационные власти издавали газеты практически в каждом областном и даже в некоторых районных центрах. Самым распространенным названием было вполне советское - "Новый путь". Часто в них работали те же журналисты, что и при советской власти. Только теперь воспевали не коммунизм, а национал-социализм и ругали не фашистов, а большевиков. Наряду с пропагандистскими штампами в этих газетах присутствовали и зарисовки нелегкого быта оккупации, проступавшего сквозь редакционный глянец. Подшивки газет взяты из Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Особенно замечательна была газета Локотского окружного самоуправления "Голос народа", выходившая в 1942-1943 годах тиражом 8 тысяч экземпляров. В поселке Локоть, райцентре тогдашней Орловской области, образовалась русская национал-социалистическая партия во главе с инженерами Константином Воскобойником и Брониславом Каминским и своеобразная "Локотская республика" из нескольких районов Орловской и Курской областей, чью автономию признали немцы. Руководители Локотя солидаризовались с "окончательным решением еврейского вопроса" и другими преступлениями нацистов. Здесь сформировалась Русская освободительная народная армия (РОНА), ставшая впоследствии ядром власовской армии. Газета дает нам возможность проследить, как жилось людям в этой эфемерной республике, где расцвет частной инициативы соседствовал с террором и постоянной борьбой с советскими партизанами. По просьбе "НГ" историк Борис Соколов составил обзор публикаций этой газеты, а также газет "Голос Крыма" (Симферополь) и "Новый путь" (Рига).



10 ОКТЯБРЯ 1942 года "Голос народа" писал: "5 октября в городском театре имени Воскобойника состоялось торжественное собрание, посвященное первой годовщине освобождения Локотского округа от большевиков…

С приветствием от германского командования выступил полковник Рюбзам - командир 17-й танковой дивизии, которая 4 октября 1941 года очистила поселок Локоть, а 6 октября 1941 года - город Брянск от большевиков.

- В данный момент, - сказал полковник, - бойцы милиции рука об руку с победоносной Германской армией идут к новым победам. Адольф Гитлер даст нам мир, свободу и счастье.

Майор фон Фельдгейм, приветствуя русский народ, особо отметил первого организатора национал-социалистической партии в России и лучшего из людей нашего округа К.П. Воскобойника. Майор благодарил господина Каминского за умелую организацию борьбы с партизанами.

Затем обер-бургомистр округа г-н Каминский выступил с ответным словом, передав полковнику Рюбзам и германским солдатам спасибо от всего русского народа за освобождение населения от сталинского ига.

- Идеи национал-социалистической Германии и идеи новой России - едины, - сказал г-н Каминский. Мы вместе с Германией и ее союзниками должны победить!

Докладчик подробно обрисовал тяжелую картину жизни многострадального русского народа при сталинском "социализме", когда лучшие люди погибали в сибирских концлагерях, когда миллионы жителей Советского Союза гибли от голода.

Докладчик отметил лучших борцов с партизанами: Самсонова, Балашова, Белая и других, проявивших исключительное мужество в сражениях.

- Только через труд, - сказал в заключении своего доклада г-н Каминский, - Русский народ может подняться до уровня Великого германского народа и построить новую жизнь на основе двух идей: народ и подлинный социализм".

15 ноября 1942 года "Голос народа" писал: "16 ноября 1941 года было официально утверждено управление Локотской волости, которое возглавлялось старым подпольщиком, испытавшим на себе все энкаведистские ужасы, отдавшим много лучших лет своей жизни за освобождение Русского народа - К.П. Воскобойником…

Но вот настал роковой день - 8 января 1942 года. В этот день население понесло большую утрату - лесные звери убили К.П. Воскобойника.

Однако это нисколько не сломило дух представителей новой власти. Они еще теснее сплотились вокруг продолжателя дела Воскобойника - Б.В. Каминского; они с еще большей энергией взялись за укрепление новой власти; они еще беспощаднее стали громить бандитов.

Сейчас бывший волостной центр Локоть является уже окружным центром первого Окружного самоуправления на территории освобожденной России.

В хозяйственном отношении округ имеет за год громадные достижения.

Крестьяне получили в вечное пользование землю, навсегда избавились от ненавистных колхозов и строят свое хозяйство по-новому. Восстановлены и пущены в эксплуатацию многие промышленные предприятия (Севский сушильный завод, Локотский кожевенный завод и др.); во всех районных центрах работают сапожные, слесарные, колесные, бондарные, шорные, валяльные и другие мастерские. Восстанавливаются такие заводы, как Дерюгинский и Лопандинский сахзаводы, Локотский спиртзавод. С каждым днем расширяется и торговая сеть.

Большие достижения имеет округ и в культурном отношении. В городе Локоть открыт театр; почти во всех районных центрах также функционируют театры; в волостных центрах и в некоторых селах и деревнях организованы клубы, где после трудового дня граждане имеют возможность культурно провести свой досуг.

По округу открыто 345 школ, 9 больниц и 37 медицинских пунктов.

Как в городах, так и в некоторых селах открыты церкви…

Всеми этими достижениями округ обязан постоянной и напряженной борьбе с лесными бандитами, которые никак не могут примириться с тем, что русский народ начал жить свободно".

В том же номере за подписью "А.В." появился панегирик Брониславу Каминскому под названием "Комбриг обер-бургомистр": "Это было почти год назад… В организации нового дела Воскобойник придавал огромное значение быстрейшей связи с Германским командованием. Он хотел, чтобы там знали, что в России есть люди, которые хотят и могут сами с оружием в руках бороться против коммунизма, за свою Родину, за свое освобождение. Он хотел, чтобы там знали, что русский народ, перенесший на своих плечах весь кошмар двадцатичетырехлетнего ига, сам подымется на защиту своих прав и уничтожит ненавистную ему власть, что честные русские люди будут не пассивными зрителями, а активными борцами за счастье своей Родины…

В командировку едет Каминский, и все 12 дней Константин Павлович Воскобойник думает и говорит об этом. Он волнуется, он ждет результатов. Он знает, что от этого зависит многое…"

И вот происходит долгожданная встреча с возвратившимся Каминским: "Быстрые вопросы. Быстрые и прямые ответы, и все ясно. Поездка удалась, удалась блестяще".

Бронислав Владиславович рассказывает о своих впечатлениях, говорит обо всем, что сделал за эти дни, и я вижу, что Константин Павлович счастлив. Нужно дать отдохнуть человеку, но он не может уйти, он еще и еще раз начинает обо всем расспрашивать и только после, спустя много времени говорит: "Ну, отдыхайте, завтра поговорим еще".

В этот вечер Константин Павлович много говорил о будущем. Он говорил о новой русской армии, которая вместе с немцами будет воевать против большевиков, он говорил о русской национал-социалистической партии, которая объединит весь русский народ, он говорил о маленьком и незаметном Локоте, в котором он видел уже зарождение будущего центра первого Самоуправления…

Катастрофа 8 января унесла жизнь Константина Павловича. Но все, что он думал, совершилось, начатое им дело перешло в надежные, сильные руки.

Ум, энергия, такт - вот качества, необходимые для руководителя. И этими качествами обер-бургомистр округа Каминский обладает в совершенстве.

Но кроме этих есть другие качества: необыкновенная выносливость и трудоспособность.

Часто удивляешься, как человек после нескольких бессонных ночей может так четко работать днем.

Ночью Каминский - комбриг. "В Холмецком - наступление". "На "Майском жуке" - бой". И вот ночь или у телефона, или на фронте.

Днем комбриг превращается в обер-бургомистра и решает вопросы хозяйственной жизни.

А жизнь хозяйственная и военная связаны тесно одна с другой. Без правильного руководства хозяйством не будет хлеба, без хлеба не будет армии.

Нужно работать. И работа кипит.

Сложная хозяйственная и военная машина работает четко, она находится в верных и сильных руках".

В локотском "Голосе народа" публиковались документы из захваченного архива Дмитровского райотдела НКВД. Публикация на эту тему в номере от 5 ноября 1942 года была красноречиво озаглавлена "Жизнь на сталинской каторге и ожидание немцев-освободителей". Там, в частности, цитировался секретный отчет райвоенкома Суркова райкому партии: "Гражданка Булатова, работавшая в Дмитровской аптеке, на возмущение гражданки Ткачевой по поводу зверств немецкой армии на оккупированной территории заявила: "А это они не над нашим братом расправляются, это они над партийными, а мы что, сейчас народ подневольный, и тогда будем работать, нам все равно". Люди наивно надеялись, что немцы расправляются только с коммунистами, а рядовые граждане при них будут жить, во всяком случае, не хуже, чем при Советах. Не верили, что в оккупации жизнь каждого будет стоить гораздо меньше, чем даже при большевиках.

Газета Локотского самоуправления по сути осталась типичной советской "районкой", только вместо Сталина и секретаря райкома восхваляла теперь "лучших из людей округа" - мученика Воскобойника и обер-бургомистра комбрига Каминского. Дозволялись и фельетоны - с критикой недостатков в местной столовой или опоздания со сдачей госпоставок.

Корреспондент П.Н. Корнюшин в статье "Возрожденный район", опубликованной 26 октября 1942 года, восторгался успехами администрации Дмитриевского района: "Сейчас же г. Дмитриев вновь начинает процветать. За сравнительно короткое время там организовано четыре магазина, восемь ларьков, две столовых, ресторан, две парикмахерских, две бани, дом для приезжающих, базары.

Восстановлены и работают начальная и средняя школы, а также радиоузел, больница и разные мелкие промышленные предприятия. Предстоит организовать детсад.

Город чистый. Рано утром тротуары центральных улиц убираются, мусор вывозится в определенное место; на некоторых улицах тротуары асфальтируются…

Торговля в Дмитриеве исключительно денежная. На базаре можно встретить самые различные товары, начиная от кондитерских и галантерейных и кончая мукой, зерном, пшеном.

В магазинах также торгуют за деньги, хотя цены очень высокие. Ассортимент товаров чрезвычайно разнообразный: обувь, платья, железные изделия, школьные принадлежности, табак, спички, булочные изделия и проч.

Нельзя не рассказать и о дмитриевских столовых. Сейчас же после прихода немцев в Дмитриеве была открыта столовая для бойцов милиции и городского населения. Столовая с мебелью, светлая, чистая, уютная, хорошо оборудована. Кушанья в столовой прекрасные. Кормят на убой.

Зав. столовой г. Козин много внимания уделяет организации питания: к зиме столовая заготовила большое количество овощей и корнеплодов: огурцов, помидоров, томата, моркови, бурака, капусты, картофеля.

Столовая обеспечена посудой: тарелками, ложками, вилками. Хорошо пообедав, вы можете напиться в столовой газированной воды. Кроме обедов, как в одной, так и в другой столовых имеется буфет, где можно купить холодную закуску: консервы, морс, повидло, разные сорта конфет, винегрет, а также продаются спички, сигареты, табак. Цены на все довоенные".

Катастрофа под Сталинградом вызвала настоящую растерянность среди коллаборационистов, что не могло не отразиться даже в пропагандистских статьях. 6 февраля 1943 года "Голос Крыма" в передовице с громким названием "Моральная чистоплотность" нахваливал министерство доктора Геббельса и германских военных и обрушивал громы и молнии на Совинформбюро и Красную Армию: "По принятым всем человечеством традициям павшего героя никогда не оскорбляли никакие враги. Но большевики - не человечество. Подонки порабощенного народа, лжецы и клеветники, они хотят местный успех превратить в общую победу, они не признают даже заслуг своего противника. Они пытаются опорочить своего честного врага, чтобы продолжать дальше всероссийский обман, чтобы представить борющуюся с ними армию в самом непривлекательном виде и убедить своих подневольных соотечественников в том, что германская армия чуть ли уже не побеждена…

Подпольный филиал т. Лозовского у нас, в Крыму, также воспринимает иудейскую ложь, но к этой официальной стряпне "Совинформбюро" он прибавляет еще и собственную отсебятину.

Разумеется, разумный честный человек не станет его слушать и тем более передавать. Но есть еще некоторая "советская прослойка" и в нашем обществе, и она-то и начинает бормотать всякую чепуху.

Но ни для кого не секрет, что в Крыму есть еще много бездельников, которые нигде не служат и ничем не занимаются. Они заполняют собой рынки, скупают и перепродают по повышенным ценам продукты и товары и даже неплохо живут, набивая себе карманы марками и советскими деньгами. Ложные слухи распространяются главным образом в этой среде. Это самое подходящее общество для разведения лжи, болтовни и всяческой смуты.

Пропойца с одутловатым лицом, перекупщица с любопытными всевидящими глазами, лентяй, предлагающий из-под полы краденые товары, - вот достойная компания для распространения самых "точных сведений", они знают все, не только то, что было, но и то, чего не было и никогда не будет.

Разумеется, рабочий или служащий не станет их слушать, ибо ему просто некогда этим заниматься, да и незачем, однако есть слабые души и в среде тех, кто занят серьезной работой. Они иногда податливы на уговоры, и они тоже вовлекаются в орбиту нелепых сведений и сообщений. И так растут ложь и бред.

Мы не моралисты и не будем говорить о падении нравов, которые развращались большевиками 25 лет в СССР. Это знают все, но мы не можем скрыть своей брезгливости к болтунам и лгунам. Моральная чистоплотность должна быть преградой для всякой лжи, которую сеют большевики".

По прочтении чувство брезгливости скорее вызывает неизвестный автор статьи, собственное предательство прикрывающий призывами к моральной чистоплотности.

Журналист рижского иллюстрированного журнала "Новый путь" Н.П. Богданов в марте 43-го так прокомментировал гибель 6-й немецкой армии под Сталинградом: "Сталинградский пример стал доказательством того, что германский народ с достоинством умеет сносить удары судьбы.

Почти всюду, где это было возможно, население уходило вместе с германскими частями, занимавшими новые позиции. Даже кавказцы предпочитали оставить родные горы, чем опять испытать власть советского режима. Это значит, что все люди, вкусившие раз свободу, ни за что больше не хотят вернуться в большевистское царство рабства и полного попрания человеческой личности. Русские люди всеми силами должны противиться большевизму, который произвел самые сильные опустошения как раз в русском народе. Наш народ давно уже стремится к иной жизни, и теперь, когда перед ним предстала возможность построить свое будущее на иных началах, он с оружием в руках будет отстаивать свое право. Русские рабочие, занятые на германских заводах, и крестьяне, сдающие свои нормы на военные нужды, стремятся к одной цели - к жизни в мирной стране, где народ не будет эксплуатироваться государством в колхозах и порабощаться стахановской системой, предъявляющей рабочему непосильные требования".

Но все меньше жителей оккупированных территорий испытывали желание переносить удары судьбы вместе с германским народом, ехать на чужбину в неизвестность, а тем более с оружием в руках плечом к плечу с вермахтом противостоять наступающей Красной Армии.

Изредка попадались в коллаборационистской печати и абсолютно объективные, нейтральные материалы, лишенные даже налета антисемитизма, без всякого прославления национал-социалистической Германии и "Гитлера-освободителя". Например, 23 мая 1943 года в симферопольской газете "Голос Крыма" появилась статья И.Сольского "Писатель под запретом", посвященная Михаилу Булгакову. Ее стоит привести как доказательство того, что свободная мысль существовала даже в почти нечеловеческих условиях немецкой оккупации: "В царствование римского императора Констанция один опальный поэт, чтобы добиться помилованья и возвратиться из ссылки, придумал довольно остроумную вещь: взяв знаменитое произведение Вергилия "Энеиду", он путем создания новых комбинаций из строф этой поэмы написал хвалебный гимн Констанцию. За оригинальную выдумку поэт был прощен и награжден.

В эпоху "великого вождя" Сталина особого остроумия, тонкости и оригинальности для прославления "гениального учителя" не требовалось. Если писатель или поэт подобно "водовозу" Лебедеву-Кумачу на каждой странице склонял имя Сталина, он мог рассчитывать на милостивое внимание, на солидный гонорар и даже на звание "сталинского лауреата".

Печальна была судьба тех, кто не соблюдал этого неписаного ритуала.

Печать таланта или даже гения отнюдь не являлась для писателя или поэта "путевкой в литературу".

Наоборот, всякого, кто хоть немного возвышался над серым уровнем казенных борзописцев, рассматривали как опасного человека. Его в лучшем случае обрекали на молчание, в худшем случае он замолкал в силу иных, понятных всем нам причин.

Такова судьба выдающегося талантливого писателя Михаила Булгакова. Молодой киевлянин, врач по профессии, он в начале двадцатых годов, полный творческих сил, впервые выступил на литературном поприще. Одно из его первых произведений "Дьяволиада" - меткая красочная сатира на бюрократизм и неразбериху советских учреждений - сразу обратила на себя внимание читательской публики. Еще больший успех имела сатирическая повесть "Роковые яйца". Пародируя научно-фантастический роман - появление в результате действия "красного луча" полчища гигантских чудовищ: страусов, крокодилов, удавов (из яиц, импортированных, кстати сказать, из Германии, что пародирует возникший на немецкой почве марксизм. - Б.С.), Булгаков в повести изображает отвратительные, злобные и хищные силы, которые в период "красной власти" буйно расцвели на советской земле и со звериной ненавистью растоптали и уничтожили культуру, мораль, честь и свободу.

В 1925 году в журнале "Россия" были помещены две части романа Булгакова "Белая гвардия". Третья часть, запрещенная цензурой, не увидела света.

В этом произведении на фоне мрачных событий 1918 года в Киеве рисуется трагедия русской интеллигенции, олицетворенной в образах дружной, хорошей, высококультурной семьи Турбиных.

В романе выведен ряд прекрасных, незабываемых типов. В лице героини романа - Еленки рыжей представлен чудный образ русской женщины, обаятельной и прекрасной, решительной и самоотверженной, неспособной на какие-либо компромиссы. Она воодушевляет своих братьев и друзей на борьбу с врагом, она презирает своего мужа, - "генерального штаба карьериста" Тальберга, который, предвидя бесславный конец гетмана Скоропадского (немецкого, между прочим, ставленника; не намекал ли неизвестный автор статьи, что и вторую германскую оккупацию ждет столь же бесславный конец, как и первую в 18-м году. - Б.С.), торопится бежать за границу, бросая на произвол судьбы жену и своих близких.

Необычайно правдив и реален образ героя романа военного врача Алексея Турбина (в лице которого Михаил Булгаков вывел сам себя) - "человека-тряпки", честного, благородного, но раздираемого вечным интеллигентским противоречием, запутавшегося в нахлынувших событиях и идущего защищать гетмана Скоропадского, которого он ненавидит и презирает.

Бесконечно трогателен чистый и наивный Николка Турбин, семнадцатилетний юнкер, один из плеяды тех юнкеров, которые вынесли на своих плечах весь крестный путь борьбы с большевизмом.

Глубоко волнуют образы благородных офицеров - полковника Малышева и полковника Най-Турса. Первый, узнав о предательстве и бегстве гетмана, своею решительностью и твердостью спас от гибели несколько сотен доверившихся ему добровольцев "студенческого дивизиона": студентов, юнкеров и гимназистов. Второй, видя гибель белых частей и предательство высшего командования, предпочел умереть на поле сражения в единственном числе у пулемета, защищая город от многотысячной армии врага.

Вскоре после своего выхода в свет роман был переделан в пьесу "Дни Турбиных", имевшую шумный успех. В течение семнадцати лет она не сходила со сцены Московского Художественного театра. Она была десятки раз перелицована и перекроена и по своим художественным достоинствам стоит значительно ниже романа. Из нее выбросили все, что казалось сомнительным и способным навести зрителей на "ненужные мысли". Чудесные, благородные типы русских интеллигентов и офицеров были сознательно искажены и опошлены. Под занавес зазвучал неизбежный "Интернационал". И тем не менее советская власть не разрешила пьесы к постановке в провинции.

После выхода в свет "Дней Турбиных" на творчество Булгакова был наложен запрет. Он не желал славословить Сталина, больше того, он был талантлив, а, следовательно, опасен. Произведения Булгакова исчезают с книжных полок, новые не разрешаются к выходу. Блестящая пьеса-сатира "Багровый остров" снимается с репертуара.

Писатель обречен на самое худшее для него - на молчание.

В 1930 году измученный, затравленный писатель обращается с письмом к Сталину, где, описывая создавшиеся для него невыносимые условия, просит дать ему возможность на некоторое время уехать за границу. На заявлении Булгакова "вождь народов" пишет глубокомысленную резолюцию: "В выезде отказать, назначить литконсультантом в МХТ".

И вот Булгаков вынужден растрачивать свой большой талант на перекраивание и приведение в "созвучность эпохе" произведений классиков.

Невозможность творить чрезвычайно болезненно отозвалась на настроении и здоровье писателя и ускорила трагическую развязку. Незадолго до войны Булгаков скончался.

Так погиб человек, который справедливо может быть назван наиболее выдающимся писателем нашей эпохи, погиб потому, что не захотел повергнуть свой талант к ногам тирана".

Мы не знаем, кто скрывался под псевдонимом "И.Сольский". Можно предположить, что он достаточно близко знал Булгакова вплоть до начала 30-х годов, раз был довольно точно осведомлен о содержании письма Михаила Афанасьевича Сталину от 28 марта 1930 года, после которого он был назначен режиссером-ассистентом в Художественный театр. Кроме того, в статье цитируется мысль из булгаковского письма Сталину 30 мая 1931 года, где утверждалось: "Нет такого писателя, чтобы он замолчал. Если замолчал, значит, был не настоящий. А если настоящий замолчал - погибнет. Причина моей болезни - многолетняя затравленность, а затем молчание". Но автор статьи, очевидно, не знал, что незадолго до смерти Булгаков написал пьесу "Батум", где прославлял Сталина, который, однако, воспротивился ее постановке.

Встречались в коллаборационистской прессе и сатирические стихи. Вот какая поэма "Сталин-Мороз", написанная по образцу некрасовской, появилась в локотском "Голосе народа" 15 ноября 1942 года (автор предусмотрительно укрылся под псевдонимом Лев Ямской):

@@@
Взгляд с другого берега
Война на Эльбрусе
Волгоград празднует 65-летие великой победы
Выйти в мир, оставшись собой…
Вячеслав Кантор: Бабий Яр дал толчок шести тысячам «бабьих яров»
Генерал-провиант
Георгий Шпак: "Родина" поддержит меня на выборах морально"

Долгожданный день «D»

@@

60 лет назад высадкой войск союзников в Нормандии был открыт второй фронт

2004-06-04 / Григорий Пернавский







Американские войска высаживаются с десантного корабля на французский берег.

Фото Reuters

Вторжение готовилось давно, с 1942 года, и не раз откладывалось. В середине 1943-го из всех возможных вариантов был избран план «Оверлорд» – высадка десанта в Нормандии. А в декабре 1943 года командующим силами вторжения назначили американского генерала Дуайта Эйзенхауэра, который уже успел завоевать репутацию талантливого организатора и был весьма популярен в Великобритании. Эйзенхауэр получил возможность контролировать действия флота и авиации. Таким образом, он держал в своих руках все нити и мог направлять подготовку операции, не опасаясь серьезных разногласий. Высадку предполагалось осуществить в мае 1944 года. Учения сил вторжения начались с января 1944 года в строжайшей секретности и продолжались до самого дня «D».

В мае высадка не состоялась – Эйзенхауэр отсрочил ее на небольшое время, чтобы промышленность успела произвести побольше транспортных средств, а войска, прибывшие на исходные позиции, получили дополнительное время на подготовку. Но больше медлить было нельзя. Судя по графику приливов и отливов, самые благоприятные условия для десантной операции должны были сложиться 5 июня. Следующий удачный день приходился на 20 июня, но тогда не было бы полнолуния, необходимого для высадки воздушного десанта. Кроме того, держать в тайне масштабную подготовку операции было уже невозможно. 8 мая Эйзенхауэр принял решение, что подготовка к вторжению должна закончиться к 1 июня, а само вторжение назначил на понедельник, 5 июня. И лишь из-за испортившейся погоды командующему пришлось перенести начало высадки на 24 часа.

@@@
Долгожданный день «D»
Если все шагают в ногу
Жизнь с чистого листа, по законам добра?
Жизнь человеческая не стоила ничего
И Куба сражалась с фашизмом
И помнит град спасённый
Исламское движение Узбекистана (ИДУ)

Керченская история

@@

"Золотой чемодан". Были и легенды

2000-03-01 / Евграф Кончин



БЕСЦЕННЫЕ сокровища - золото Керченского историко-археологического музея находилось в этом черном чемодане. Оно при загадочных обстоятельствах исчезло в годы прошедшей войны. Но его поиски продолжаются до сего времени...

В январе 1926 года крестьянин крымского села Марфовка Нашев нашел на распаханном кургане богатый клад - захоронение готского царя, относящееся к III-V векам: золотую диадему, украшенную сердоликами и зернами граната, несколько золотых пряжек и ушных подвесок. Таких превосходных, высокого художественного качества готских памятников еще не находили. Они были переданы в Керченский историко-археологический музей и получили в литературе наименование "марфовского клада". Он вошел важной частью с знаменитую золотую коллекцию музея.

Да, да, она была действительно знаменита, общепризнанного мирового значения, входила во все специальные справочники и каталоги. Состояла из 719 золотых и серебряных вещей. Среди них - семьдесят понтийских и боспорских монет митридатовского времени, то есть II-I веков до нашей эры, тиритаковского клада, обнаруженного при раскопках в конце 1935 года. Особой известностью пользовались золотые бляшки с изображением скифов, пьющих вино из рога, бляшки с изображением юноши, сдерживающего коня, а также с изображением сфинкса, медальоны с изображением Афродиты и Эрота, золотые маски, бусы, пояса из золотых и серебряных пластин, золотые иглы и лепестки. Редчайшей считалась коллекция средневековых пряжек из семнадцати предметов, собрание всевозможных браслетов, серег, колец, перстней, подвесок с изображениями грифона, сфинксов и львов. Наконец, в ней находились пантикапейские монеты червонного золота, золотые боспорские, греческие, римские генуэзские, византийские, турецкие, русские монеты, медали, древние иконы в золотых окладах, украшенных драгоценными камнями, и многое другое. Словом, это были бесценные памятники мировой культуры.

Война обернулась для коллекции страшной трагедией. Когда фашисты осенью 41-го года прорвались в Крым, наиболее значительные экспонаты были уложены в 19 ящиков и приготовлены к эвакуации. Золотую коллекцию поместили в большой фанерный чемодан, обитый черным дермантином. В описи он был указан, как "место # 15". Но чаще всего, даже в официальных документах, его именовали "золотым чемоданом". К нему относились особенно бережно. Все предметы укладывались в него не только в присутствии директора музея, выдающегося археолога Юлия Юльевича Марти, и главного хранителя, но также и в присутствии председателя городского совета и секретаря горкома партии. Закрыли чемодан на замки, перевязали ремнем, запечатали сургучной печатью Керченского горкома ВКП(б).

26 сентября 1941 года Марти и инструктор горкома партии Иваненко отправились с музейным грузом в глубокий тыл, в далекое и опасное путешествие, которое оказалось безвозвратным, трагическим, во многом загадочным до сих пор. В середине семидесятых годов я в поисках "золотого чемодана" также совершил тот же самый путь от Керчи...

Но вернемся к сентябрю сорок первого. Вначале ящики на катере переправили через Керченский пролив. Под бомбежки не попали, что сочли удачным предзнаменовением. В Тамани ящики перегрузили на грузовики. Дорога проходила по открытой местности, которая хорошо просматривалась фашистскими самолетами. При налетах выскакивали из машин и прятались, где придется. Марти и Иваненко приходилось труднее всех, так как они тащили тяжелый чемодан. Он всегда должен быть с ними при любых, самых чрезвычайных обстоятельствах. Даже ценою собственной жизни они обязаны были его сберечь.

Так добрались до Краснодара, а затем переехали в Армавир. Здесь Марти и Иваненко сдали свой груз. Их опасная миссия была закончена, и они оправились дальше в тыл. Но вряд ли они предполагали, что для "места # 15" самое страшное было еще впереди. Вряд ли об этом догадывались и руководители Краснодарского крайисполкома Пашкова и Маркова, которые телеграфировали в Москву, в Наркомпрос о благополучной эвакуации ценностей Керченского музея. Кто ж мог тогда знать, что фашистское нашествие достигнет Краснодарского края...

Вскоре начались бомбежки Армавира. При очередном налете фугасная бомба попала в здание, где находились ящики с керченскими экспонатами, и все они погибли под руинами и в огне пожара. И "золотой чемодан"? Долгое время и я так считал.

Однако после долгих поисков в архивах, длительной переписки, запросов, на что понадобилось несколько месяцев, мне удалось связаться с человеком, от которого я узнал дальнейшую судьбу керченского золота. Им была Анна Моисеевна Авдейкина. Встретился с ней в Армавире, в ее крохотном домике. В 1941-1942 годах она заведовала так называемой спецчастью горисполкома. Именно сюда привезли Марти и Иваненко "золотой чемодан".

- Председатель горисполкома Василий Петрович Малых распорядился открыть чемодан, - рассказывала Анна Моисеевна, - сверить его содержимое с представленной описью. Все сошлось в точности. Затем чемодан закрыли, поставили печать Армавирского горисполкома. Его оставили на сохранение в "спецчасти", поэтому он и уцелел при бомбежке.

Летом сорок второго года я сильно заболела - сыпной тиф и воспаление легких. Еле-еле меня выходила мама. Встала с постели слабая-слабая. Но 3 августа обеспокоенная мама сказала мне, что немцы совсем близко и, похоже, город наши оставляют. Я решила пойти в Дом Советов, где размещалась моя "спецчасть". Здание встретило меня открытыми дверями и полным безлюдьем. Все уже из него уехали. С трудом вскарабкалась на четвертый этаж, вошла в свою комнату и... сразу же увидела тот самый чемодан! Глазам своим не поверила! Но это был он. О нем в суматохе просто забыли.

Что же делать? Одной мне чемодан не унести - ведь в нем килограммов восемьдесят было. Возвращаюсь домой и прошу помочь сестру Полину и племянника Шуру. Втроем тащим тяжеленный чемодан по пустынным улицам. Началась бомбежка - взрывы, пожары, летят куски кирпича, осколки стекол. Все же донесли его до дома. А что дальше? Вспоминаю, что мне назвали "на всякий случай" место для эвакуации. Бегу туда. Слава богу, вижу совершенно измученного Малых. Он хотел было отмахнуться от меня, но когда узнал о чемодане, даже в лице изменился. Сразу же направил за ним грузовик, приказал во всю мочь ехать в станицу Спокойная и там отдать его заведующему Госбанком Якову Марковичу Лободе.

По дороге нас обстреляли из кукурузника. Спустили шины. Кое-как добрались до станицы на скатах. Чемодан я отдала Лободе, а сама решила пробираться к своим. Но была задержана фашистским патрулем и отведена в лагерь для проверки личности. Поняла, если немцы дознаются, что была заведующей "спецчастью"... Словом, из лагеря бежала и со многими приключениями перешла линию фронта.

После освобождения Армавира от оккупантов Анна Моисеевна в феврале 1943 года вернулась домой. Узнала от матери, что за ней приходили гестаповцы, расспрашивали о... чемодане, требовали сказать, где он спрятан. Похоже, что кто-то видел Авдейкину с ним и донес немцам. Гестаповцы обыскали дом, даже стога сена во дворе истыкали штыками.

Анна Моисеевна тогда не знала, что за этим чемоданом от самой Керчи шла специальная зондеркоманда, в составе которой были берлинские археологи. Они имели полную опись содержимого "золотого чемодана", которую им передал предатель - сотрудник керченского музея.

Кстати, ее копию я обнаружил в делах немецкой администрации города, которую мне любезно показали в керченском КГБ.

Зондеркоманда добралась и до Спокойной. Побывал в станице спустя тридцать лет и я. Расспрашивал старожилов, музейных работников. Особенно помог мне краевед Михаил Николаевич Ложкин - большое ему спасибо. Вот что я узнал.

6 августа 1942 года Лобода погрузил чемодан на бричку, закрыл разным домашним скарбом и стал пробираться в тыл. Но нарвался на фашистов. Солдаты, однако, не стали проверять, что вез усталый, небритый и испуганный мужик, и направили его обратно в станицу. Яков Моисеевич свернул в лес и добрался до партизан. Там остался рядовым бойцом.

В декабре сорок второго года Спокойненский партизанский отряд попал в крайне тяжелое положение. Его продовольственные базы были разграблены фашистами, кончились продукты и боеприпасы. Бойцы голодали, страдали от болезней и сильных морозов. Отряд окружили каратели, и он понес серьезные потери. Поэтому его командование решило пробиваться из окружения небольшими группами, частью рассеяться по близлежащим селам.

Снаряжение, лишнее оружие, документы закопали в разных местах. О каждом тайнике знали два-три человека. Все они были указаны в карте командира отряда Якова Григорьевича Соколова. Но после его гибели она при невыясненных и весьма загадочных обстоятельствах исчезла. Оставшиеся же в живых партизаны сообщили мне, что чемодан прятали Соколов и Лобода. При выходе из окружения Якова Марковича и нескольких его товарищей схватили гитлеровцы. 14 декабря их расстреляли.

Перед казнью разрешили проститься с женой Еленой Павловной.

- Он все порывался что-то сказать мне, - вспоминает она. - Ну какой уж здесь разговор! Полицай рядом стоял, торопил, ругался. Сумел лишь прошептать о каком-то спрятанном чемодане... но я была почти в беспамятстве от ужаса и горя, ей-богу, мне было ни до какого-то там чемодана. Лишь позже все удивлялась, что ему дался этот чемодан?!

Дался, и, вероятно, Яков Маркович сказал жене, где был он спрятан. Но Елена Павловна все запамятовала, и ее понять можно.

Итак, теперь уже никто ничего не сможет сказать о "золотом чемодане". Остается надеяться лишь на архивный документ. Долго я не мог его отыскать. Счастливое "вдруг" произошло совершенно случайно. Просматривал я материалы, никакого отношения не имеющие ни к Керчи, ни к Краснодару. Вот среди них-то и затерялся этот столь желанный, совсем небольшой листок. Притом с грифом "секретно", и поэтому он никак не должен был находиться именно в этих бумагах. Вероятно, кто-то из архивных работников положил "секретную" страничку не в ту папку. Но как я ему благодарен за эту "ошибку"!

Документ этот - письмо заместителя наркома просвещения РСФСР Н.Ф. Гаврилина, направленное 24 июня 1944 года заместителю наркома внутренних дел, комиссару госбезопасности 2 ранга С.Н. Круглову. В нем кратко излагается история эвакуации золотого фонда Керченского историко-археологического музея, мне уже хорошо известная. Но вот ради последующих нескольких строк я и перерыл множество архивных бумаг. Вот они: "В январе 1944 года Управление музеями Народного Комиссариата просвещения РСФСР обратилось к начальнику Управления НКВД Краснодарского края с просьбой расследовать обстоятельства пропажи в Спокойненском партизанском отряде золотого фонда Керченского историко-археологического музея. Но ответа до сих пор не поступило. Весной 1944 года председатель Армавирского горисполкома В.П. Малых (тот самый, о котором упоминает Авдейкина. - Е.К.), будучи у меня в присутствии начальника Управления музеев А.Д. Маневского, сообщил, что чемодан # 15 был найден на месте стоянки партизан у станицы Спокойная. Но чемодан был пуст (подчеркнуто мною. - Е.К.)... Народный Комиссариат просвещения просит Вас дать указание расследовать дело о пропаже золотого фонда Керченского музея..."

И такое расследование было произведено. Однако на мой запрос, направленный в середине семидесятых годов в Краснодарское КГБ о материалах следствия, мне ответили, что таковых нет. Как выяснилось лишь в середине девяностых годов, это было неправдой. Но эти материалы мне уже не были нужны, так как об их содержании я узнал от партизан Спокойненского отряда и их родственников, которых разыскал в разных местах страны.

Следствие велось жестко. Партизан допрашивали сурово, придирчиво, подчас унизительно. Кое-кто из них был даже на какое-то время арестован "по подозрению к пропаже "золотого чемодана". Кое-кто лишился партийных билетов. Но следов керченского золота так и не обнаружили.

Хотя, постойте, оно не исчезло бесследно! Мне рассказали почти легендарную историю. В августе 1946 года в лесу близ станицы Спокойная мальчишки нашли золотую диадему. Отнесли ее в милицию, оттуда ее передали в Госбанк, и дальнейшая судьба драгоценности неизвестна. Судя по позднейшим описаниям, она весьма напоминает царскую диадему из "марфовского клада", который, напоминаю, находился в "золотом чемодане". Но тогда никому в голову не пришло сделать такое сопоставление. Впрочем, единственным человеком, который мог бы совершенно точно сказать о принадлежности диадемы, был, конечно, Юлий Юльевич Марти. Но он в то время жил в Казахстане, сосланный туда за свою немецкую национальность.

Когда же спохватились в семидесятых годах, было уже поздно. В течение нескольких лет отряды добровольных искателей облазили все окрестные леса. В составе одного из них и я прошелся по местам стоянок партизанского отряда, но, увы и ах, мне не повезло!

@@@
Керченская история
Конский след в человеческой истории
Миллиардер победил премьера
Мода на бездну
На Дону мертвым не мстят
Навязчивая идея ХХ века
Новости

Почти вся жизнь прошла на сцене

@@

Самарская народная артистка СССР Вера Ершова юбилей отметила премьерой

2002-04-15 / Андрей Бондаренко



На днях самая знаменитая женщина Самары, народная артистка СССР, лауреат государственных премий СССР и России, лауреат национальной премии "Золотая маска" Вера Ершова отметила свой юбилей. О возрасте женщины говорить не принято, но в данном случае упоминание о нем вызывает лишь восхищение этой необыкновенной женщиной. 85-й день рождения Вера Александровна встретила на сцене Самарского академического театра драмы, в котором играет с 1943 года.

@@@
Почти вся жизнь прошла на сцене
Ради друга Гельмута
Сам себе Нострадамус
Система торговли должна быть справедливой
Сказочница пристыдила министра финансов
Стиль политического символизма
Тайная политика Ватикана

Телепортация или исчезновение?

@@

Все, что предсказывал еще сто лет назад Альберт Эйнштейн, а потом многажды обыгрывали фантасты, вполне возможно

2003-12-10 / Наталия Лескова







Предполагают, что в октябре 1943 года ВМС США проводили эксперимент, в ходе которого из филадельфийского дока исчез военный корабль, а через несколько мгновений появился за сотни миль в доке Норфолк-Ньюпорт.Рисунок Фреда Фриимана (1954 г.)

В Кении, на озере Рудольфа, есть остров Энваитенет, что на языке местного племени эльмоло означает "безвозвратный". Всего несколько километров в длину и столько же в ширину. Местные жители не селятся на нем, считая "проклятым местом".

В 1935 году в Кении работала экспедиция английского исследователя Вивиана Фуша. Два его коллеги - Мартин Шефлис и Бил Дайсон отправились на таинственный остров. Прошло 15 дней, а ученые не возвращались. Обеспокоенный Фуш послал туда спасателей. Они не нашли никаких следов своих товарищей - лишь брошенную деревню аборигенов. Остров выглядел абсолютно пустым. Был вызван самолет, который облетал остров двое суток. Однако никого найти так и не удалось.

Местные жители поведали Фушу предание о том, что когда-то на острове селились люди, ловили рыбу, охотились, вели торговлю своими товарами с родственниками, живущими на материке. Однако со временем они перестали показываться на берегу. Тогда из прибрежного поселка Лоинглани в "разведку" послали плот. Прибывшие на остров оторопели: их ожидала совершенно пустая деревня с хижинами, внутри которых лежали вещи, у потухшего костра разлагалась рыба… Куда же подевались люди? Посланцы скорее всего покинули остров, не желая больше испытывать судьбу. С тех пор туда не рисковал отправиться никто, кроме птиц.

@@@
Телепортация или исчезновение?
Человек, который опередил Левитана
Через 50 лет возле Крымского моста