"Ноу-хау": предприятие совместное, а дивиденты врозь

@@

Как канадский МИД за инвесторов обиделся

2000-04-28 / Сергей Сергиевский



ПонЯтно, что всякие неожиданности случаются с иностранными капиталистами и капиталами в наших пределах, но что же должно стрястись, чтобы посольство Канады в Москве направило в МИД России официальную ноту с выражением озабоченности действиями Тюменской нефтяной компании в отношении ЗАО "Корпорация Югранефть", которое контролируется канадским капиталом? Нота, при всей дипломатической обходительности, звучит весьма решительно, в ней говорится, что действия ТНК "вызывают только сожаление и могут послужить негативным сигналом для других потенциальных инвесторов". А до этой ноты канадский МИД обращался в Минтопэнерго России с просьбой разобраться в отношениях "Югранефти" и Тюменской нефтяной компании. Чем же ТНК сумела так встревожить внешнеполитическое ведомство, да не какой-нибудь банановой республики, а одной из стран "семерки"?

На первый взгляд грех вроде бы немалый: как сказано в посольской ноте, "ТНК-Нижневартовск" с января с.г. препятствует отгрузке нефти, добываемой "Корпорацией Югранефть", в систему магистральных трубопроводов "Транснефти". А иного выхода к "большой трубе" у "Югранефти" нет. Объем неотгруженной нефти достиг уже 90 тыс. тонн, а ее стоимость - 14 млн. долл., и это, по мнению канадских дипломатов, угрожает существованию "Югранефти". Но если первым взглядом не ограничиваться, а рассмотреть ситуацию попристальнее, все окажется не так просто, и злодея с большой дороги из ТНК не получается.

Совместное предприятие ЗАО "Корпорация Югранефть" возникло в 1991 году. Его учредителями стали российское ОАО "Черногорнефть" и компания "Норекс Петролеум Лтд". "Норекс" учреждена пятью физическими лицами (советскими эмигрантами), зарегистрирована на Кипре, а капиталы у нее канадские. В конце прошлого года ОАО "Черногорнефть" стало собственностью Тюменской нефтяной компании (ТНК), а именно ее дочернего предприятия ОАО "ТНК-Нижневартовск", к которому перешли и права одного из учредителей "Югранефти". По мнению канадской стороны, проблемы у "Югранефти" начались именно со сменой владельца "Черногорнефти". Но есть и другая точка зрения.

За восемь лет работы "Югранефти" не построены ни установка по подготовке нефти, ни коммерческий узел учета, хотя предприятие обязано было это сделать по действующему законодательству. В результате, когда "Югранефть" передает добытую ею нефть по промысловому трубопроводу в пункте подготовки нефти "ТНК-Нижневартовск", можно лишь очень приблизительно судить о ее количестве, а качество этой нефти ниже принятых стандартов. По заключению специалистов, погрешность замеров у "Югранефти" составляет до 87%. Поэтому, когда дело доходит до передачи нефти в магистральный трубопровод, "ТНК-Нижневартовск" приходится дорабатывать нефть до стандартов по качеству и восполнять недостающее количество. По утверждению генерального директора ОАО "ТНК-Нижневартовск" Н.Смоляра, "в результате этого ОАО "ТНК-Нижневартовск" несет существенные потери при подготовке и сдаче своей нефти в систему АК "Транснефть". Ежегодный размер потерь ОАО "ТНК-Нижневартовск" составляет около 22 тыс. тонн, а за последние три года (1997-1999 гг.) - порядка 70 тыс. тонн нефти".

Руководство "ТНК-Нижневартовск" (а ранее - "Черногорнефти") к помощи Министерства иностранных дел пока не прибегало, однако сидеть сложа руки и ждать не намерено. Но многочисленные письма в адрес "Югранефти" с требованиями навести порядок в учете добываемой нефти, приглашения на совещания по этой проблеме остаются без внимания. Н.Смоляр обращается в Министерство топлива и энергетики, Министерство по антимонопольной политике, к заместителю председателя правительства РФ Виктору Христенко, объясняет сложившуюся ситуацию и позицию компании. Генеральный директор подчеркивает, что "ОАО "ТНК-Нижневартовск" не только не отказывается от заключения договора на услуги по подготовке, транспорту и сдаче нефти с ЗАО "Корпорация Югранефть", но и настаивает на заключении данного договора, но с соблюдением требований законодательства о недрах".

В Минтопэнерго порекомендовали "до 20 апреля 2000 г. согласовать и подписать новый договор на подготовку, транспортировку и сдачу нефти в систему УМН" и "ускорить строительство и аттестацию нового узла учета нефти", а "ТНК-Нижневартовск" предписано "проводить сдачу нефти, принадлежащей ЗАО "Корпорация Югранефть", в систему трубопроводов ОАО "АК "Транснефть" с даты подписания договора". "Югранефть" к назначенному сроку не выполнила рекомендацию, 21 апреля нижневартовцы направили в ее адрес протокол урегулирования, ответа не получили. Узел учета не строится. По информации корпорации "Югранефть", сделан заказ на изготовление оборудования, построить и запустить узел в работу обещают до 31 июля с.г. Нижневартовцы уже боятся верить этим обещаниям. Другие СП, созданные с участием "Черногорнефти", давно такие узлы построили и никаких проблем не создают. Кроме этого, они занимаются развитием: "Черногорское" пробурило 93 новые скважины, "Варьеганнефть" -- 122. "Югранефть" с 1992 года не пробурила ни одной.

Если бы весь конфликт заключался только в учете и качестве нефти, это еще полбеды. Дележ дивидендов, распределение собственности между канадским и российским учредителем - вот вторая половина проблемы, а может, гораздо больше половины. При создании совместного предприятия 60% уставного капитала "Югранефти" принадлежало компании "Норекс" и 40% - "Черногорнефти". Занятно, что 83% своего вклада "Норекс" внесла не деньгами и не имуществом, а тем, что называется красивым термином "ноу-хау", а на практике оказалось пособиями по развитию межличностного общения и даже ведению домашнего хозяйства. На кого-то, видимо, неизгладимое впечатление. Соотношением 60 на 40 в пользу иностранного инвестора под СП была заложена мина, которая взрывалась постепенно. В 1996 году по инициативе "Норекса" в одностороннем порядке был распущен совет директоров СП, в который входили четыре представителя канадской компании и три - от "Черногорнефти", с тех пор совета директоров нет. В 1997 году "Норекс" произвел пробу силы: провел общее собрание акционеров без участия "Черногорнефти", где была утверждена новая редакция СП. "Черногорнефть" сообщила о нарушении в Регистрационную палату, и тогда устав был возвращен "Норексу". Но в 1999 году, пользуясь большинством голосов, западный акционер, как сообщает Н.Смоляр в письме в Министерство по антимонопольной политике, "принял незаконные решения о признании недействительными всех документов (протоколы общих собраний, акты приема-передачи, акты сверок), подтверждающих взносы "Черногорнефти" в уставный капитал СП "Корпорация Югранефть" на общую сумму 4 492 733 долл. В результате данных незаконных решений в активе "Черногорнефти" вместо 40% осталось 1,45% уставного капитала".

Разумеется, "ТНК-Нижневартовск" обратилось в арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа. Но арбитраж не стал рассматривать иск. Нижневартовцы подали на апелляцию. Пока суд да дело, 25 января с.г. прошло общее собрание акционеров ЗАО "Корпорация Югранефть", на которое акционеров "Черногорнефти" в нарушение закона "Об акционерных обществах" просто не пригласили. В отсутствие российского акционера было принято решение о выплате дивидендов по результатам работы СП за 9 месяцев прошлого года. Доля "Черногорнефти" составила всего 4,8 млн. руб. в соответствии с ее новой мизерной долей в уставном капитале, а компании "Норекс Петролеум Лтд" причитаются 197,7 млн. руб. По мнению Н.Смоляра, "фактически это означает изъятие западной стороной валюты из совместного предприятия и перевод ее за границу". Кому польза от такого "совместного" предприятия? По этому факту "ТНК-Нижневартовск" тоже обратилось в арбитраж, спор должен рассматриваться 18 мая.

Отношение "Югранефти" к законам проявляется не только в конфликте с "ТНК-Нижневартовск". В начале апреля Минтопэнерго дало "Транснефти" распоряжение приостановить оформление экспортных документов предприятиям, имеющим задолженность по платежам в федеральный бюджет по состоянию на 1 апреля. В список попало и ЗАО "Корпорация Югранефть". Реакция канадского МИДа на этот "недружественный выпад" российской стороны пока неизвестна.

@@@
"Ноу-хау": предприятие совместное, а дивиденты врозь
Арбитражный суд подтвердил права владельцев Котласского ЦБК
В "Газпроме" будет демократия?
Волна вооруженных захватов предприятий докатилась до Москвы
Два мнения о сути одного скандала
Дорога, вымощенная судебными решениями
Из неправовой ситуации не может быть правового выхода

Кричевский остается на ТВС

@@

Глава канала Руслан Терекбаев считает, что "команда Киселева" поставила под удар саму возможность дальнейшего вещания

2003-03-25 / Наталья Яшина После того как журналисты ТВС выразили свое недоверие руководителю информационной службы телеканала Григорию Кричевскому, Евгений Киселев взял на себя исполнение его функций и назначил своими заместителями по информационному вещанию Марианну Максимовскую и Михаила Осокина. И без того непростая ситуация на телеканале окончательно запуталась. За разъяснениями "НГ" обратилась к гендиректору ТВС Руслану Терекбаеву.



- Господин Терекбаев, ряд сотрудников телеканала в своем письме на имя главного редактора выразили недоверие Григорию Кричевскому и нежелание далее работать под его руководством. На какой стадии находится конфликт сейчас?

- Глубину конфликта я определять не берусь. Мне трудно судить о конфликте, находится ли он в зоне персональных отношений или профессиональных. Я могу оценивать только то, что произошло по факту.

- Имеет ли формальное право Евгений Киселев производить подобные назначения?

- Прежде всего хотел бы дать свою, эмоциональную оценку происходящему. Я считаю, что эти события - неприятные, в духе Союза писателей 60-х годов. Юридическая коллизия здесь находится в зоне противоречий между Законом "О СМИ" и Законом "Об акционерных обществах". Вместе с тем это противоречие вроде бы и дает основания редакциям жить самостоятельно. Что касается полномочий в зоне деятельности управления ЗАО "Шестой телеканал", у него таких полномочий нет.

- А то, что Евгений Киселев взял на себя полномочия Кричевского как руководителя информационной службы, соответствует законодательству?

- В ЗАО "Шестой телеканал", я повторяю, он это делать не имеет права.

- Поясните, пожалуйста…

- Кричевский по-прежнему будет исполнять обязанности руководителя информационной службы ЗАО "Шестой телеканал" и находиться в должности первого заместителя гендиректора ЗАО "Шестой телеканал" независимо от подобных собраний и решений других сотрудников.

- Увольнение Кричевского - это ваша прерогатива?

- Да, однозначно.

- Некоторые журналисты ТВС в СМИ высказывались о том, что одной из причин недовольства Кричевским стал тот факт, что он отражает позицию одного из акционеров телеканала и консультируется с Кремлем.

- Как тезис, как гипотеза, которую кто-то выдвинул, это имеет право на существование. Если допустить, что это предположение является правдой, что из этого следует? И почему за это человек должен быть освобожден от занимаемой должности?

- Вы встречались с творческим коллективом?

- Я встречался с Марианной Максимовской.

- Письмо все-таки было?

- Да, хотя я его никогда не видел, поскольку оно не мне адресовано. Кому оно направлено, я не знаю. Не берусь судить и о содержании письма. Возвращаясь к тому, что Кричевский является выразителем интересов какой-либо группы акционеров или какого-либо отдельного акционера. Мне об этом ничего не известно. И главное, это никак не является основанием для того, чтобы что-то предпринимать в отношении него. Это не может быть причиной увольнения.

- Поскольку некоторые творческие сотрудники телеканала не хотят работать с господином Кричевским, какие точки соприкосновения могут быть тогда найдены?

- Я еще раз повторяю, Кричевский будет работать первым заместителем гендиректора и исполнять свои обязанности как руководитель информационной службы. Если допустить, что кто-либо из сотрудников не будет выполнять его распоряжения и указания в дальнейшем, то это можно расценивать только как нежелание с их стороны выполнять свою работу. По законодательству это соответствующим образом будет зарегистрировано, оформлено и в принципе может повлечь за собой какие-то санкции.

- Разговаривали ли вы с Евгением Киселевым, какова его позиция?

- Позиция Киселева понятна. Он сам инициатор произошедшего. Очевидно, что в его интересах, чтобы Кричевский покинул компанию. Этого уже не имеет смысла скрывать.

- У ТВС существует задолженность перед студией-производителем "Пилот"...

- На сегодняшний день объем кредиторской задолженности у телекомпании очень велик. У нас задолженность не только перед "Пилотом".

- Как вы будете погашать эту задолженность?

- За счет выручки от рекламы и кредитов, которые должны быть получены компанией от акционеров.

- На телеканале вакантна должность генпродюсера. Эта должность упразднена или вы делаете кому-то предложения?

- Мы ищем сотрудника на эту должность, функции генерального продюсера в настоящий момент распределены. Телевизионный мир достаточно узкий, и я бы не хотел называть фамилии. Тем не менее переговоры в этом направлении ведутся.

- Некоторое время назад был отменен приказ Минфина РФ и ФКЦБ, который был использован при ликвидации МНВК. Как это может отразиться на телеканале ТВС?

- Я могу сказать, что 24 марта начнется судебный процесс по иску к Минпечати (интервью давалось 23 марта, а когда верстался номер, стало известно, что суд перенесен на 16 апреля. - "НГ"). Этот судебный процесс определит дальнейшую судьбу прав на вещание МНВК. И соответственно определит действия Минпечати. Я еще раз подчеркиваю, что ТВС сейчас вещает на законном основании. Некоторые проблемы могут быть, так как выданная "Медиа-социуму" временная лицензия зависит от ликвидации МНВК. Ликвидация МНВК сейчас приостановлена, но это не значит, что она не может быть достигнута, и из этого соответственно не следует, что МНВК не будет ликвидировано.

- То есть вы угрозы для телеканала не видите?

- Угроза есть. И есть основания к тому, чтобы избежать такого отрицательного для нас исхода и сохранить вещание ТВС. Но существующий конфликт на телеканале в условиях проблем с вещанием приобретает несколько большее значение, чем просто конфликт двух людей, двух сотрудников или групп сотрудников. Этот конфликт в условиях неопределенности по лицензии создает некоторую базу для ее потери. Ни для кого не секрет, что лицензия была выдана в тот момент, когда был общественный интерес к сохранению именно этой команды журналистов. И на сегодняшний день коллектив сохранен, цель достигнута. Но когда внутри этого коллектива происходит столь глубокий раскол, возникает вопрос, зачем нужно было давать лицензию именно этому творческому коллективу, в котором люди не в состоянии между собой договориться. Люди, которые являются инициаторами конфликта, а тем более выносят его на публику, безусловно, поставили под удар сам факт дальнейшего вещания.

- Вы уже не видите смысла в том, чтобы прилагать дальнейшие усилия по разрешению конфликтной ситуации?

@@@
Кричевский остается на ТВС
МНВК приказано нажать на Минпечати
Максимыч, друг Максимыча
НТВ и "Газпром" пытаются найти компромисс
НТВ останется негосударственным каналом
На защиту миноритариев
Новости

Новые похождения Балаганова, или "Киндерсюрприз" за 19 миллионов долларов

@@ 2002-06-18 / Павел Веселов О своеобразной деятельности Дмитрия Савельева на посту руководителя ОАО "Транснефть" российские СМИ в 1998-1999 годах писали более чем достаточно. С тех пор г-н Савельев преуспел во многих делах: метко попал в кресло депутата Государственной Думы в качестве активиста СПС, пролетел мимо кресла нижегородского губернатора и стал фигурантом ряда уголовных дел. Сегодня Савельева вновь заинтересовала Республика Коми, откуда ранее он уже увел немало нефтяных денег.



Бездомный миллионер

В апреле нынешнего года группа депутатов Госдумы написала руководителю администрации президента жалобу на приволжского полпреда Сергея Кириенко, который якобы "осуществляет некорректное вмешательство в дела Республики Коми", лоббируя интересы определенных коммерческих структур. Жалоба эта была проигнорирована подавляющим большинством СМИ как абсолютно бредовая. Однако помимо подписей некоторых малоизвестных думских деятелей под письмом стояли автографы бывшего министра внутренних дел, председателя антикоррупционной комиссии парламента Анатолия Куликова и бывшего руководителя ОАО "Транснефть", депутата от СПС Дмитрия Савельева.

Почему вдруг Республика Коми заинтересовала Куликова, непонятно. Но еще более непонятно, как Куликова не заинтересовала репутация Савельева, с которым приличные люди на одной бумаге давно стараются без особой нужды следов не оставлять. Савельев знает, что под прикрытием репутации генерала Куликова можно за компанию прорваться в кабинет к начальнику кремлевской администрации и там постараться использовать администрацию президента в личных целях. А вот Куликов то ли поленился, то ли забыл попросить у своих бывших коллег справочку по Савельеву. Такую справочку мы сегодня в плане шефской помощи генералу постараемся предоставить. И надеемся, что это несколько укрепит его позиции в безуспешной пока парламентской борьбе с коррупцией и казнокрадством.

Итак, хорошо известно, что Сергей Кириенко за свой премьерский срок успел преподнести стране немало "киндерсюрпризов". Одной из таких "детских" неожиданностей стало назначение на должность руководителя государственной компании "Транснефть" (естественного монополиста в области транспортировки нефти по трубопроводам) 30-летнего нижегородского бизнесмена Дмитрия Савельева.

Назначение это выглядело тем более странным, что последний бесспорный этап биографии Дмитрия Савельева закончился, едва началась перестройка - в 1985 году, когда горьковчанин Дима пошел трудиться контролером третьего разряда на завод с символическим названием "Двигатель революции". Далее показания Савельева расходятся с материалами проверок правоохранительных органов порою диаметрально. Савельев отмечает в анкетах, что награжден орденом "За отвагу" - однако в архивах части, где он проходил срочную службу, упоминаний о представлении его к правительственным наградам не нашли. Период с 1989 по 1997 год Савельев рисует как путь своего предпринимательского становления, что вызывает, в свою очередь, бурю возмущения со стороны его земляков, нижегородских правозащитников. Последние утверждают, что Дима попросту сотрудничал с местными "крутыми парнями".

Скандальное назначение Савельева в "Транснефть" закончилось скандалом и при его увольнении. Диме так понравилось работать, что он как госслужащий отказался уходить, когда государство решило его уволить. Покидая кабинет под давлением ОМОНа, Савельев унес с собой полтора миллиона американских долларов зарплаты, абсолютно законно полученной им за четырнадцать месяцев.

Впрочем, финансовый аспект жизнедеятельности Савельева в "Транснефти" выплыл наружу позже - после аудиторской проверки, назначенной новым руководителем государственной компании Семеном Вайнштоком. В отчете от 27 ноября 1999 года ООО "Интерконт-Аудит-Сервис" указало, что председатель правления Савельев в числе прочих начальников незаконно и безвозмездно выписал сам себе в августе 1999 года около 500 тысяч долларов из бюджета государственной компании на приобретение квартиры. Новое руководство "Транснефти" настояло на дальнейшей проверке, и 2 декабря 1999 года Генпрокуратура РФ возбудила уголовное дело "по факту злоупотребления полномочиями членами правления Лисиным Ю.В., Травиным В.В., Курицыным Г.К. и Савельевым Д.В. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ".

Тем временем безработного и оскандалившегося Савельева вновь взял под свое крыло Кириенко, обеспечив ему депутатскую неприкосновенность. В составе СПС "счастливый новосел" перебрался в Государственную Думу, где резво занял "хлебный" пост заместителя председателя комитета по энергетике, транспорту и связи. Тем временем новое руководство "Транснефти" продолжало подсчитывать убытки, нанесенные компании деятельностью Савельева. И вскоре всплыл эпизод, который стоил казне 19 миллионов долларов. По этому факту под давлением ГУБЭП МВД РФ прокуратура Республики Коми возбудила 16 января 2001 года уголовное дело # 661601 по статье 173 УК РФ (лжепредпринимательство). Наряду с Савельевым по этому делу проходит и бывший глава республики Юрий Спиридонов.

Возбужденные Кипром

Юрий Спиридонов бессменно владел "северной вотчиной" более десяти лет, еще с советских времен. Все эти годы один воровской скандал в Коми следовал за другим, и каждый из них имел своим началом подпись руководителя Коми под конкретным документом. Однако прежняя республиканская элита держалась сплоченно, и только после поражения Спиридонова на выборах главы республики под суд пошли первые "стрелочники", нагревшие руки на преступлениях со средствами федерального бюджета, выделенными для обеспечения северного завоза.

Еще за два года до этого примечательного события, в декабре 1999 года, руководители "Транснефти" обратились в Генпрокуратуру РФ с просьбой возбудить уголовное дело по факту хищения 19 миллионов долларов путем махинации с акциями ОАО "Северные магистральные нефтепроводы" (СМН). Вот как выглядит эта история сегодня с учетом материалов всех состоявшихся проверок. В соответствии с Соглашением о разграничении госсобственности между Российской Федерацией и Республикой Коми, распоряжением Госкомимущества РФ от 28 июня 1994 года в собственность Коми были переданы 24,5 процента акций СМН. Согласно закону приватизация этого принадлежащего государству пакета была возможна только после принятия соответствующего решения на федеральном уровне (которого, кстати, нет до сих пор). Когда в 1999 году Спиридонов взялся за подготовку к очередным выборам, назначенным на декабрь 2001 года, возникла проблема: где взять деньги на предвыборную кампанию?

15 июня 1999 года Спиридонов своим указом # 206 основал государственное унитарное предприятие "Северная магистраль". 16 июня это предприятие было зарегистрировано администрацией города Сыктывкара. На следующий день Минимущества Коми незаконно передало в хозяйственное ведение новорожденному предприятию весь республиканский госпакет акций СМН. В нарушение закона об акционерных обществах к оценке этого пакета не были привлечены представители государства. Его рыночную стоимость 15 июня 1999 года определило частное ООО "Эксперт-недвижимость", и составила она менее 3 миллионов долларов. Ровно через месяц пакет, опять же в нарушение кучи законов, уплывает по решению все того же Минимущества Коми в руки номинального держателя - коммерческого Ухтабанка. 28 июля согласно договорам купли-продажи # 141-12/1 и # 141-12/2 тот же госпакет уплывает за ту же скромную сумму в 3 миллиона долларов на счета... зарубежных офшоров Tocades Company Ltd. и Miorina Holding Ltd., зарегистрированных на Кипре по одному и тому же адресу одними и теми же учредителями. А 31 августа Ухтабанк выкупает для государственной "Транснефти" пакет у офшоров обратно, но уже за 22 миллиона долларов. Государственная "Транснефть" аккуратно и полностью тут же с Ухтабанком рассчитывается, и 2 сентября государственные деньги уплывают на офшорные счета. Как случилось, что цена этих акций за месяц выросла более чем в семь раз, никто из участников аферы объяснить не в состоянии.

Как следует из материалов уголовного дела, на всех этапах насквозь незаконной сделки между Ухтабанком и руководством "Транснефти" шла оживленная переписка о технологии купли-продажи акций СМН. 14 июля совет директоров "Транснефти" сделку одобрил. Материалы следствия позволяют говорить о том, что реальными владельцами офшоров являются доверенные лица Савельева, Спиридонова и других участников операции. Причем план этой операции готовили загодя: договоры на продажу акций СМН от имени кипрских офшоров были заключены последними с Ухтабанком еще в 1997 и 1998 годах.

Вопрос о том, почему участникам этого хищения до сих пор не предъявлены обвинения, можно было бы адресовать прокурору Республики Коми Виктору Ковалевскому, если бы это имело хоть какой-то смысл. Но это не имеет смысла в силу крайне противоречивой натуры прокурора. 14 апреля 2000 года в своем ответе на письмо нынешнего руководителя "Транснефти" Вайнштока, озабоченного возвратом в казну незаконно выведенных в офшор 19 миллионов долларов, Ковалевский излагает все то, что вы прочли выше. И пишет, что "возбуждаться" нет смысла, так как все законно. Потом следует "втык" от Генпрокуратуры, и Ковалевский по тем же фактам в январе 2001 года уголовное дело возбуждает. Но возбуждает, судя по справкам из МВД, только дело - но вовсе не своих сотрудников. И печальное это дело так и находится с тех самых пор в возбужденном состоянии, но без всякого движения. Полгода, к примеру, от Ковалевского ждут в Москве материалов для подготовки запроса в Госдуму о лишении Савельева депутатской неприкосновенности.

Проверка прокурора

Вообще анализ взаимоотношений Ковалевского и Спиридонова дает много пищи для размышлений. С одной стороны, прокурор республики имеет "отпиаренную" зависимыми ранее от Спиридонова местными СМИ репутацию человека несговорчивого с властью - но только когда споры касаются вопросов второстепенных. А вот серьезные дела он, сохраняя в глазах московского начальства видимость своей непримиримости, просто, скажем так, мягко и незаметно не торопит. Кроме тех случаев, когда имеет прямое указание из Москвы. То есть прослеживаются мотивы, вполне по-житейски понятные, но никак не совместимые с исполнением должности прокурора субъекта Федерации. Когда государево око руководствуется в первую очередь соображениями житейского комфорта - это уже не око, а какая-то другая часть тела.

Данные физиологические проблемы не стоит, наверное, соотносить с получающими все большее хождение в Коми домыслами о прямой финансовой причастности прокурора Ковалевского ко всем творимым в прошлом безобразиям. Скорее дело в другом: хоть власть и переменилась, новому руководству еще рано праздновать полную победу. Нынешняя исполнительная власть Республики Коми получила в наследство систему управления, которая представляла собой разветвленную машину коррупции и казнокрадства. Прежним остался и Госсовет - республиканский парламент, избранный еще при Спиридонове. Его окружение активно толкало туда лиц, послушных и повязанных общими аферами.

@@@
Новые похождения Балаганова, или "Киндерсюрприз" за 19 миллионов долларов
Основные направления антикоррупционной политики России
Отпустить грехи аудит не может
Официальный отзыв
Переход "Норникеля" на единую акцию может быть отложен
Печальный опыт "дочки" Росимущества
Побитые "рекорды"

Под гнетом чиновничьих амбиций

@@

"АЛРОСА" буквально растаскивается между властями федерального Центра и Республики Саха

2000-05-24 / Владимир Санько



Западная Якутия. Вилюйская ГЭС. Строительство ее третьей очереди финансирует АК "АЛРОСА".

В МОСКВЕ и Якутске заготовлены документы, из которых ясно по крайней мере одно: отечественная алмазодобыча (а она на 98% обеспечивается производственной деятельностью акционерной компании "АЛРОСА") на спокойную жизнь может не рассчитывать.

"НГ" не раз писала о намерениях федерального Центра тем или иным способом поставить под свой контроль сбыт алмазов и соответствующие финансовые потоки. Речь заходила и о разделении АК "АЛРОСА" на две части - добывающую и сбытовую, и о включении ее в холдинг с перерабатывающими предприятиями при одновременной передаче функций управления неким назначенным сверху "топ-менеджерам" и т.п. Теперь руководитель Гохрана РФ Валерий Рудаков ратует за установление тотального контроля над компанией "по трем главным направлениям: сбыт, финансы, инвестиционная политика". В то же время выходит правительственное постановление, в соответствии с которым добытые алмазы будут не столько продаваться компанией, сколько распределяться по обрабатывающим предприятиям. Налицо намерение вернуть АК "АЛРОСА" в дорыночную эпоху, но зато сделать субъектом рынка Гохран. По сведениям из парламентских источников, уже заготовлены поправки к Закону "О драгоценных металлах и драгоценных камнях", санкционирующие коммерческую деятельность этого государственного учреждения. То есть Рудаков хотел бы осуществлять уже на законных основаниях деятельность посредника-перекупщика драгоценного сырья, чем занимался Евгений Бычков, когда он возглавлял Роскомдрагмет.

Тем временем в Якутии, которая владеет равной с федеральным центром (по 32%) долей акций АК "АЛРОСА", тоже не оставляют попыток поставить, но уже исключительно под местный контроль все те же алмазные финансовые потоки. В стенах Института региональной экономики подготовлена программа развития алмазо-бриллиантового комплекса (АБК) республики до 2005 года. И, как сообщают источники в местных органах власти, главным среди "экономических мероприятий для эффективного развития АБК" авторы проекта считают - нет, не повышение эффективности производства или упрочение финансового положения алмазодобывающей компании! - а "повышение эффективности государственного регулирования и контроля производственно-финансовой деятельности АК "АЛРОСА". Оказывается, под этим понимается проведение правительством Якутии "организационных и правовых мер, способствующих повышению роли АК "АЛРОСА" в социально-экономическом развитии РС (Я)". Из сказанного вроде бы следует, что сегодня эта роль недостаточна. Однако на самом деле компания отдает в разного рода налоги и обязательные выплаты половину своей выручки и формирует по меньшей мере три четверти якутского бюджета. Кроме того, Якутия имеет право выкупать четвертую часть производимых в республике алмазов по себестоимости и самостоятельно реализовывать их.

Из проекта программы якутского АБК явствует также, что вплоть до 2010 года компания по-прежнему должна будет отдавать в виде налогов и платежей в среднем 45% своей выручки, наполняя бюджет Якутии на 75%, хотя не доказано, что алмазодобыче удастся удержать себестоимость в пределах оставшихся 55%. А ведь порой компании приходится отдавать больше, чем она зарабатывает, как это было в 1997 году, когда АК "АЛРОСА" заплатила налоги в объеме… 118% своей прибыли.

Примечательнее всего то, что в проекте "Программы АБК" намечены "совместная выработка и осуществление компанией и республикой согласованной финансовой, инвестиционной, кредитной, банковской и социальной политики", то есть фактически полное их сращивание. Подобные планы выглядят крайне сомнительно в контексте Гражданского кодекса РФ, закона "Об акционерных обществах", а также устава и состава акционеров компании "АЛРОСА". Однако они не удивляют, если учесть, что основным разработчиком программы якутского АБК является Егор Егоров, директор Института региональной экономики, который по сей день не может смириться с тем, что "федеральный Центр не хотел полностью передать нам эту высокорентабельную валютную отрасль (алмазодобычу)".

Стоит напомнить, что после подписания Федеративного договора и соглашений о разграничении прав ведения с федеральным Центром Якутия в начале 90-х годов получила в свое распоряжение почти 90% налоговых поступлений от алмазодобычи, а также обзавелась собственным Комдрагметом, куда отгружала пятую часть добытых на ее территории драгоценных металлов и камней по цене ниже себестоимости. Тогда многим в республике показалось, что территория начнет процветать на манер "северного Кувейта", не испытывая недостатка денег, а население будет благоденствовать, превратившись в "алмазных рантье". Однако всего за пару лет рост цен на топливо, продовольствие, промышленные товары "съел" положительное сальдо между тем, что производила и что потребляла республика. Как и во всей России, наполовину сократилось производство в промышленности и сельском хозяйстве, свернулась золотодобыча, остались недостроенными циклопические архитектурные проекты в Якутске. "АЛРОСА" и приняла на свои плечи основной груз регионального бюджета: сегодня на компанию приходится 97% прибыли всех якутских предприятий.

Егор Егоров давно ратует за то, чтобы "АЛРОСА" вела свою хозяйственную, финансовую и даже геологоразведочную деятельность только на территории Якутии, перевела бы свою штаб-квартиру в Якутск. "Это, безусловно, - пишет он в газете "Якутия", - будет способствовать развитию его как одного из мировых центров алмазного и финансового бизнеса, тем самым АК "АЛРОСА" выполнила бы свою историческую миссию". Тогда работа компании будет соответствовать "курсу на самодостаточную экономику", "обеспечению национальной безопасности республики", как это предусмотрено "стратегией развития РС(Я) в первой четверти XXI века".

Если уж называть вещи своими именами, то составители программы АБК Республики Саха попросту хотят, чтобы алмазодобытчики гарантированно и долгосрочно оплачивали сепаратистские амбиции местной элиты. Пойдет ли это на пользу жителям Якутии и даже коренному населению Саха (по статистике оно составляет 33% общей численности) - большой вопрос. Как сообщают статистические справочники, в конце 1998 года разрыв в доходах 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных жителей в Якутии достигал 30 раз. (На соседних территориях индекс социального расслоения измерялся более скромными цифрами: в Магаданской области - 4,2, в Приморском крае - 7,8, в Хабаровском крае - 8,6, в Амурской области - 8,5.) Некоторые соседние области опережают Якутию по уровню оплаты труда в реальном секторе экономики, зато республика лидирует по зарплате в органах управления. В Дорожном фонде, например, превышение составило 3 раза, а в Фонде социальной поддержки населения - даже 4,6 раза.

По сути, АК "АЛРОСА" вынуждена сегодня работать в Якутии не столько как промышленное предприятие, сколько как "республиканская социальная программа". Кстати, непонятно: а где же отдача от инвестиций в "нефтегазовый комплекс Якутии по экспортному варианту" (это не очень внятная, но излюбленная формула региональных экономистов), которые сегодня вынуждена делать АК "АЛРОСА", если и через 10 лет три четверти якутского бюджета по-прежнему будут наполняться "алмазными" деньгами? Что будет с золотом, углем, обрабатывающей и легкой промышленностью? Где доля этих отраслей в общей сумме налогов? Как они будут развиваться? Или вообще исчезнут?

Компания предложила свою программу адресного содействия развитию экономики республики, чтобы средства доходили до конкретного получателя. Осенью прошлого года "АЛРОСА" заключила договоры с несколькими "неалмазными" улусами о прямых поставках сельхозпродуктов, леса, рыбы и т.п., начала там строительство социальных и транспортных объектов. Сегодня на деньги из прибыли компании строится газопровод Чернышевский-Мирный, расконсервировано строительство третьей очереди Вилюйской ГЭС, обустраивается Таас-Юряхское нефтегазовое месторождение и магистраль до Удачного, оборудуются 5 скважин по проекту "Ирелях-нефть" и Иреляхский нефтеперерабатывающий завод, закуплена современная котельная-утилизатор для предприятия "АЛРОСА-Леспром". Большие суммы пошли на создание новых объектов социальной инфраструктуры. Однако такая практика оставляла за бортом целый слой чиновников, построивших свое благополучие на распределении "алмазных" денег. И руководство компании оказалось объектом оголтелых и разнузданных нападок в ряде якутских изданий.

@@@
Под гнетом чиновничьих амбиций
Почему регионы России зависят от Лондона
Продавцам холода предъявили ультиматум
Промышленность начинает тормозить
Противостояние продолжается
РАО "ЕЭС России" спорит с ФКЦБ
СОБЫТИЯ И ПРОИСШЕСТВИЯ: НОВОСТИ

Сколько в Госдуме лоббистов

@@

Это покажет предстоящее пленарное заседание

2004-02-20 / Виктор Кочкин



Уже несколько лет Госдума России пытается законодательно урегулировать отношения между крупными собственниками и их младшими партнерами – рядовыми акционерами.

Часть депутатов борется за права рядовых акционеров и государства, сохраняющего небольшие пакеты в ряде приватизированных предприятий, другая часть защищает владельцев крупных пакетов. Каков расклад сил сегодня, в нынешнем составе Думы, мы узнаем в ближайшее время. Все станет ясно после голосования во втором чтении поправок к Федеральному закону «Об акционерных обществах», определяющих порядок расчета чистой прибыли. В действующем законодательстве четкого толкования термина «чистая прибыль» не существует.

@@@
Сколько в Госдуме лоббистов
Снова Вайншток
Собрание акционеров "Башнефти" закончилось скандалом
Судный день телевидения
Судьбу «Эха» решат сами журналисты
Судьбу акционеров решит Госдума
У РАО "ЕЭС России" могут появиться "внучки"

Условия выживания и предпосылки развития российской экономики

@@

Государство должно гарантировать долгосрочное соблюдение честных "правил игры"

1999-09-08

Данная статья представляет собой сокращенный вариант доклада Совету по внешней и оборонной политике (СВОП), который был представлен авторами на VII ассамблее СВОП в феврале 1999 г. и затем существенно доработан после ряда обсуждений в марте - апреле. Авторы: Ярослав Иванович Кузьминов - ректор Государственного университета Высшей школы экономики (ГУ ВШЭ), член Экономического совета при правительстве России, член коллегии Министерства экономики России, кандидат экономических наук; Сергей Николаевич Смирнов - директор Института социальной политики и социально-экономических программ ГУ ВШЭ; Овсей Ирмович Шкаратан - заведующий кафедрой экономической социологии ГУ ВШЭ, доктор исторических наук; Лев Ильич Якобсон - заведующий кафедрой государственного управления и экономики общественного сектора ГУ ВШЭ, доктор экономических наук; Андрей Александрович Яковлев - директор Института анализа предприятий и рынков ГУ ВШЭ, кандидат экономических наук.





ОДИН из результатов завершающегося десятилетия реформ - это всеобщая нестабильность и неуверенность в будущем. Неопределенность будущего деформирует мотивы и поведение всех участников экономики: от домохозяйств, тратящих ограниченные накопления на чрезмерное или даже показное потребление, до предприятий, опасающихся выходить за рамки освоенной рыночной ниши, и до государства, выжимающего соки из потенциальных налогоплательщиков сегодня, не заботясь о своем завтрашнем и послезавтрашнем доходе. Никто не хочет инвестировать. Каждый боится за свою собственность - и бездарно распоряжается ею.

Эффективно задействовать имеющиеся ресурсы удастся лишь при условии реализации государством таких мер, которые позволили бы существенно изменить мотивацию всех экономических агентов. Это предполагает:

максимальный учет частного интереса и устранение того, что препятствует фирмам и населению в их экономической активности;

снижение тотальной неопределенности, установление "зон предсказуемости" для участников экономической деятельности.

С позиции макроэкономики это требует стабильности денежной системы, то есть крепкой национальной валюты. Теоретически предсказуемость возможна и в условиях инфляции, для чего ее параметры (параметры эмиссии) должны планироваться, быть заранее известны участникам рынка и главное - регулярно выполняться в течение нескольких предшествующих лет. Подобное временами достигалось в ряде стран Латинской Америки. В России в ближайшие два года будет невозможно достичь ни стабильной валюты, ни планирования инфляции. Макроэкономическая неопределенность сохранится.

Микроэкономические условия стабильности предполагают устойчивость институциональной среды. И сегодня действующие лица экономики инстинктивно стремятся воспроизвести те элементы устойчивости, которые зависят от них. Семьи накапливают сбережения в наличной иностранной валюте. Предприятия поддерживают сложившиеся хозяйственные связи. Региональные правительства поддерживают социальное статус-кво, препятствуя закрытию неэффективных предприятий на своей территории.

Государство больше не может навязывать гражданам и предприятиям экономический порядок: последний сложился в значительной степени независимо от намерений правительства.

Главная проблема этого экономического порядка в том, что активность фирм и домохозяйств, не имевших достаточных гарантий на будущее и уже не надеющихся на помощь государства (это, кстати, тоже один из важных результатов наших реформ), преимущественно была направлена на выживание и перераспределение. Таким образом, одна из главных задач экономической политики государства сегодня - это переориентация предпринимательской и социальной активности на микроуровне на цели развития. В этой связи следует особо выделить новый социальный слой, во многом сформировавшийся в течение последнего десятилетия. Это люди, активная жизнедеятельность которых начиналась в условиях экономической и политической свободы. Они в меньшей степени были отягощены грузом советского прошлого. Они отличались высокой социальной мобильностью. В силу этого именно они приходили в новые структуры - и в бизнесе, и в государственном аппарате. Именно они в значительной мере смогли воспользоваться возможностями развития, которые появились в годы реформ.

Их главной проблемой, однако, была преобладающая ориентация на краткосрочные цели (по принципу "схватить и убежать") - ориентация, во многом задававшаяся политикой самого государства. Тем не менее этим людям уже есть что терять, и, на наш взгляд, сегодня они могут отдать предпочтение долгосрочным интересам развития, могут согласиться играть по честным "правилам игры" - если государство окажется способно гарантировать соблюдение этих правил со своей стороны.

ПРЕДПРИЯТИЯ И ДОМОХОЗЯЙСТВА

Ключевые факторы в экономической сфере сегодня - это налоги и частные инвестиции. Без первых невозможно погашение внешнего долга, содержание сильного государства и обеспечение хотя бы минимальных социальных гарантий. Без вторых невозможна реструктуризация промышленности и выход на траекторию экономического роста. Однако фирмы и домохозяйства должны обладать желанием и возможностью платить налоги, а также инвестировать и сберегать средства в легальных и цивилизованных формах.

Гарантии собственности. Критическим фактором правильной мотивации фирм сегодня является стабильность отношений собственности. Риск произвольного перераспределения собственности - как со стороны государства, так и со стороны неконтролируемых акционерами менеджеров - является сегодня одним из главных антистимулов для предпринимательской активности. Не имея ясных гарантий сохранения имущественного контроля за своими компаниями в долгосрочном плане, акционеры крупных предприятий будут ориентироваться на извлечение краткосрочных выгод. А это логически предполагает и неуплату налогов в разных формах (поскольку преимущества законопослушного легального поведения сказываются только в длительной перспективе), и "высасывание" финансовых ресурсов из подконтрольных предприятий - вместо инвестирования средств в развитие данного бизнеса.

С этой точки зрения очень важными являются меры, обеспечивающие прозрачность отношений собственности, - такие, как раскрытие информации об акционерных обществах, регламентация сделок с аффилированными лицами, защита прав акционеров и т.д. Не менее важным является совершенствование процедур банкротства - с преодолением сегодняшней ситуации, когда внешний управляющий, как правило, действует в интересах одного или группы крупнейших кредиторов и объективно способствует не санации, а распродаже предприятия-банкрота.

Однако лишь этих мер уже недостаточно. Уровень накопленной просроченной задолженности по налогам является главным фактором с точки зрения негативной мотивации фирм реального сектора. Здесь возникает ситуация "институциональной ловушки". В условиях массовых налоговых неплатежей государство очевидным образом неспособно обанкротить всех должников бюджета. Вместе с тем на фоне периодически звучащих грозных заявлений правительства для каждого отдельного предприятия сегодня сохраняется и даже возрастает вероятность применения процедуры банкротства, хотя бы в целях устрашения остальных. И все это лишь дополнительно стимулирует экспорт капитала из России.

Реструктуризация долгов. Для изменения сегодняшнего состояния дел в промышленности необходима полная и безусловная реструктуризация задолженности предприятий бюджету и социальным фондам. Такая мера позволит преодолеть деструктивное воздействие накопленной налоговой задолженности на поведение предприятий. В рамках реструктуризации необходимо списание всей суммы штрафов и пеней при одновременном замораживании основной суммы долга на пятилетний срок без каких-либо предварительных условий, которые предусматривались рядом постановлений правительства по данному вопросу в 1997-1998 гг. Аналогичным образом необходимо провести долгосрочную реструктуризацию задолженности предприятий федеральным, региональным и локальным естественным монополиям, которые по-прежнему в основном контролируются государством.

Налоговая амнистия для физических лиц. Подход, направленный на снятие антистимулов, должен быть применен и к физическим лицам. Значительную часть своих доходов домохозяйства (особенно зажиточные и богатые) получают в неучтенной, "серой" форме. Однако возможности инвестиционного приложения подобных доходов объективно ограничены рамками самого неучтенного наличного оборота. В результате с точки зрения национальной экономики в значительной мере эти доходы либо проедаются (наглядный пример - туристический бум в России в 1990-е гг.), либо выпадают из делового оборота, оседая в "чулках" в виде налично-долларовых сбережений. Налоговая амнистия, легализующая предшествующие "серые" (но не криминальные) доходы домохозяйств, сделала бы эти инвестиционные ресурсы доступными для официального, "белого" сектора экономики.

Очевидно, однако, что подобные меры дадут позитивный эффект только при одновременном выполнении двух требований:

при обеспечении для большинства предприятий возможности платить налоги (как минимум в размере текущих платежей) и осуществлять легальные инвестиции;

при введении неотвратимых санкций по отношению к новым неплательщикам и создании стимулов, противодействующих уводу деловой активности в "тень".

Без выполнения первого требования уже через несколько месяцев неплатежи примут сегодняшние масштабы, что вновь сделает неэффективным механизм банкротств и сведет на нет все возможные позитивные последствия реструктуризации долгов и налоговой амнистии для мотивации предприятий и домохозяйств. Без выполнения второго требования налоги перестанут платить те, кто еще платит их сегодня.

ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕ БРЕМЕНИ ИЗДЕРЖЕК В РЕАЛЬНОМ СЕКТОРЕ

Невозможность платить текущие налоги и осуществлять легальные инвестиции для значительного числа предприятий сегодня определяется слишком высоким уровнем издержек. Отчасти он обусловлен неэффективностью управления предприятиями (что требует более широкого применения процедуры банкротства и финансового оздоровления). Однако в значительной мере превышение издержек над рыночными ценами для предприятий в последние годы определялось неадекватной политикой самого государства.

Снятие "социальной нагрузки" с промышленности. Необходимость финансирования социальной инфраструктуры и содержания избыточных занятых все пореформенные годы выступала своеобразной гирей для крупной российской промышленности. Передача социальной инфраструктуры (особенно жилищно-коммунального хозяйства) в ведение местных властей происходила зачастую лишь тогда, когда базовые предприятия фактически уже находились "при смерти". Именно поэтому, несмотря на всю тяжесть текущей бюджетной ситуации, мы считаем необходимым перейти к финансированию социальной инфраструктуры производственных предприятий из бюджета Федерации и ее субъектов, выделяя целевым назначением соответствующие средства для местных органов власти.

Аналогичным образом государство должно пойти на финансирование общественных работ для избыточных занятых, которые сегодня на полупростаивающих промышленных предприятиях получают минимальную зарплату, часто в натуральной форме и с многомесячными задержками. Основной целью таких работ должно стать поддержание и развитие технологической инфраструктуры - транспортных коммуникаций, энергосетей, коммунального хозяйства. В фонды общественных работ необходимо перевести также значительную часть пособий по безработице, выплачиваемых в настоящее время. Помимо поддержки собственно социальной и технологической инфраструктуры эти меры смогут оказать определенное стимулирующее влияние на спрос на внутреннем рынке.

Реформа естественных монополий. Взаимоотношения предприятий реального сектора с естественными монополиями являются одним из больных вопросов экономической политики. С одной стороны, очевидно, что налоги, собираемые с естественных монополий, составляют значимую долю доходов бюджета. С другой стороны, столь же очевидно, что сегодня естественные монополии, как правило, просто перекладывают свои издержки на потребителей - при активнейшем использовании ценовой дискриминации (как посредством установления разных тарифов для разных категорий потребителей, так и за счет установления разных требований по доле оплаты деньгами при одинаковом номинальном уровне цен). Тем самым неэффективные производства субсидируются эффективными при посредничестве естественных монополий.

Должен быть установлен жесткий государственный контроль за формированием издержек естественных монополий. Государство должно прекратить практику бесплатного пользования их услугами со стороны бюджетных организаций. На этой основе станет возможным прекращение перекрестного субсидирования тарифов естественных монополий.

НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА

Для рационально действующего хозяйствующего субъекта выбор платить или не платить налоги определяется издержками законопослушного поведения и санкциями за уклонение от уплаты налогов. Первые сегодня чрезмерно велики, а высокая номинальная величина вторых нивелируется низкой вероятностью наложения санкций.

Радикальное упрощение налоговой системы. На нынешнем этапе необходимо ориентироваться на те налоги, которые удается наиболее успешно собирать. Это главным образом косвенные налоги: НДС, налог с продаж, акцизы, таможенные пошлины. Напротив, от "труднособираемых" налогов (даже если они теоретически более эффективны в воздействии на экономических агентов) сегодня лучше отказаться, отложить их на будущее. В этом смысле целесообразен отказ от налога на прибыль для всех юридических лиц. В сфере малого и среднего бизнеса, где издержки контроля за действиями фирм для государства существенно выше, нужно ориентироваться на замещение всех налоговых платежей единым налогом на вмененный доход. Его величина должна рассчитываться в привязке к используемым ресурсам. При этом алгоритмы расчета налога для разных видов бизнеса необходимо устанавливать в центре, поскольку произвол региональных властей в этом вопросе может дискредитировать саму идею данного налога.

Необходим также переход к единой ставке подоходного налога при одновременном введении достаточно высокого необлагаемого минимума. Другая аналогичная мера - явная персонализация социальных отчислений, когда на индивидуальные пенсионные счета работников будет поступать не менее половины начислений на их зарплату. Только в этом случае они будут рассматриваться не как простой побор со стороны государства, а как будущие доходы самих работников. Тем самым будет существенно ослаблен один из наиболее значимых мотивов к получению "черной" зарплаты.

Жесткое пресечение уклонения от уплаты налогов. В этих целях, во-первых, целесообразно повысить активность силовых структур, направленную против прямого ухода от налогов. Вместе с тем такая активность (уже наблюдаемая сегодня) может привести к некоторому росту налоговых сборов только в том случае, если частный бизнес убедится, что это не разовая кампания. Речь должна идти не о сведении счетов с определенными предпринимательскими структурами, а о системе регулярных мер. Для этого такие меры с самого начала должны затронуть разные регионы, разные сферы экономики и фигуры разной политической ориентации.

Подобные меры в равной степени должны реализовываться как для крупного бизнеса, активно использующего для уклонения от уплаты налогов сделки с аффилированными посредническими структурами, невозврат экспортной выручки, различные депозитно-страховые схемы и т.д., так и для малых и средних предприятий, которые для ухода от налогов преимущественно используют неучтенный наличный оборот. При этом в последнем случае основные усилия нужно концентрировать не на контроле за фирмами-налогоплательщиками, а на пресечении деятельности банков и финансовых компаний, организующих оборот неучтенной наличности.

Во-вторых, шаги по пресечению ухода от налогов должны быть дополнены мероприятиями по борьбе с коррупцией среди чиновников на всех уровнях, поскольку сегодня для малого и среднего частного бизнеса суммы взяток подчас сопоставимы с суммами неуплаченных налогов. Необходимость же платить и взятки, и налоги будет приводить к сворачиванию деловой активности - со всеми вытекающими социальными последствиями.

ПРОМЫШЛЕННАЯ И СТРУКТУРНАЯ ПОЛИТИКА

Одним из серьезных просчетов экономической политики начала 1990-х гг. было слишком быстрое открытие внутреннего товарного рынка при сохранении существенных барьеров для прямых иностранных инвестиций и отсутствии работающих механизмов рыночной реструктуризации предприятий. Произошедшая в августе 1998 г. девальвация рубля дала передышку для отечественной промышленности. Вместе с тем очевидно, что она является временной и ее надо максимально эффективно использовать в рамках осознанной промышленной политики. Общая логика такой политики в среднесрочной перспективе, по нашему мнению, должна заключаться в сохранении (в основном нетарифными методами) относительной закрытости внутреннего товарного рынка - при максимальном открытии внутреннего рынка для прямых иностранных инвестиций и создании благоприятных условий для внутренних инвестиций.

Валютный курс. Для реализации данной цели в сфере валютного регулирования нужно поддерживать такое соотношение между темпами инфляции и ростом курса доллара, чтобы защитный барьер, созданный девальвацией, мог сохраниться еще 4-5 лет. При этом курсовая политика должна быть понятной и предсказуемой для всех участников внешнеэкономических операций и для инвесторов.

Регулирование экспорта и импорта. Таможенные пошлины могут и должны использоваться правительством в качестве активного инструмента воздействия на рынок - как для поддержки технологических цепочек импортозамещения, так и для сдерживания роста внутренних цен на продукцию отраслей-экспортеров. Вместе с тем правительству нужно декларировать как принцип, во-первых, что все основные таможенные пошлины будут снижаться во времени, и заранее обозначить для экспортеров и импортеров рамки такого снижения. Во-вторых, речь должна идти не о поддержке отдельных предприятий или производств, а о создании равных условий для всех фирм, работающих на каждом конкретном рынке, что ни в коей мере не препятствует осознанному выбору приоритетных рынков.

Обновление капитала. В условиях высокого морального и физического износа производственных фондов правительство должно максимально способствовать всем формам обновления капитала - от налоговых льгот на финансовые инвестиционные потоки до либерализации тарифов на ввоз оборудования, в том числе и на лизинговой основе. Параллельное движение в заданных направлениях не ослабит российских производителей оборудования, а только создаст для них реальную конкурентную среду. Фискальная либерализация инвестиций и инноваций обязательно увеличит спрос на технологии, как импортные, так и отечественные.

Иностранные инвестиции. Названные меры позволят российским предприятиям сконцентрировать определенные финансовые ресурсы, необходимые им для технологической модернизации и реструктуризации производства. Наряду с этим, однако, ключевым вопросом повышения конкурентоспособности отечественной продукции является стимулирование прямых иностранных инвестиций. Они невозможны без надежных гарантий собственности зарубежных инвесторов в России, включая право на репатриацию доходов (исключительно важное значение здесь будет иметь практическая реализация Федерального закона "О разделе продукции"), и без существенного упрощения реальных процедур открытия новых производств.

Непосредственным результатом этих мер будут импорт технологий и повышение качества отечественной продукции. Этот эффект - благодаря развитию добросовестной конкуренции (в отличие от конкуренции с "челночным" импортом) - будет иметь место даже тогда, когда иностранный инвестор сочтет, что дешевле построить новый завод в чистом поле, чем вкладывать деньги в существующие российские предприятия.

Политика поощрения прямых инвестиций будет иметь еще одно важное последствие: приходя в Россию, крупные зарубежные фирмы создают здесь очаги развитой экономической и производственной культуры, задают повышенные стандарты качества для смежников, постепенно распространяющиеся по всей экономике.

Концентрация отечественного капитала. Вместе с тем для повышения конкурентоспособности нашей продукции на мировом рынке государство должно содействовать формированию крупных корпораций с российским капиталом. Это особенно актуально для машиностроения, где в настоящее время средний размер капитала российской фирмы составляет малую величину по сравнению со средним размером капитала конкурентов.

@@@
Условия выживания и предпосылки развития российской экономики
Цивилизованный лоббизм отменяется
Что в портфеле у инвестора?
Экзамен для Анатолия Чубайса