"Атомные территории" требуют плату за риск

@@

В возврате льготных энерготарифов для живущих вблизи АЭС заинтересованы 2,5 миллиона человек

2003-03-24 / Андрей Бородянский



На внеочередном заседании Союза территорий и предприятий атомной энергетики, прошедшем на днях в Москве, искали деньги. Они нужны для компенсации отмененных льгот по оплате тепловой и электрической энергии населению, проживающему в 30-километровых зонах вокруг российских атомных станций. Эта проблема актуальна для 12 субъектов РФ и затрагивает интересы около 2,5 млн. человек.

Постановление федерального правительства, отменяющее льготы, принято в прошлом году, а установлены они были еще в 1992 году. Тогда было принято специальное постановление, которым утверждались меры по социальной защите населения, проживающего на территориях, прилегающих к особо радиационноопасным производствам и объектам атомной энергетики. Но закон, утверждающий льготы, не приняли. Поэтому, когда правительство решило эти льготы отменить, никаких формальных препятствий для этого не было.

Решение об отмене льгот, разумеется, восторга у жителей "атомных" территорий не вызвало. Тем более что за 10 лет люди привыкли к мысли, что льготный тариф по оплате электроэнергии является своеобразным "отступным" за проживание вблизи АЭС. Практически во всех регионах, где работают атомные станции, начались дискуссии о целесообразности их существования - зачем, мол, они нам нужны, если от их работы населению нет никакой пользы, одни опасения за собственную безопасность и здоровье, а электрический тариф такой же, как и везде. Ведь электроэнергия покупается на ФОРЭМ, причем по цене, намного превышающей себестоимость ее производства на атомных станциях.

В полемику о будущем атомной энергетики, естественно, включились и региональные власти. В декабре прошлого года в городе Балаково Саратовской области прошли выездные депутатские слушания на тему "О перспективах развития Балаковской атомной станции и льготах для населения, проживающего в 30-километровой зоне вокруг АЭС". Это понятно: правительственное решение об отмене льгот затронуло интересы 230 тысяч жителей области, живущих в непосредственной близости от Балаковской АЭС. Саратовские парламентарии обратились к президенту РФ, председателю федерального правительства с просьбой рассмотреть возможность восстановления льгот. Такие же обращения принимались и депутатами других атомных регионов.

В январе нынешнего года Государственная Дума приняла обращение к Михаилу Касьянову с просьбой восстановить льготные тарифы на тепло- и электроэнергию для территорий 30-километровой зоны вокруг АЭС. Лидер фракции ОВР Вячеслав Володин выступил с инициативой принятия Госдумой закона "Об установлении льготных тарифов на электрическую и тепловую энергию для граждан, проживающих в 30-километровой зоне вокруг действующих атомных станций". Эту инициативу поддержала и первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска. И Слиска и Володин хорошо знакомы с проблемой уже потому, что работали в свое время заместителями губернатора в Саратовской области.

Но даже если такой закон принять в срочном порядке, он позволит восстановить льготы населению только со следующего года. А проблема компенсации льгот в текущем году остается открытой. Именно поэтому ею и занялся на внеочередном заседании Союз территорий и предприятий атомной энергетики. Но Союз территорий - только общественная организация, и его решения нуждаются в подкреплении решениями федеральных органов власти. Участие в заседании союза вице-премьера Виктора Христенко и представителей Минфина РФ дает надежду, что такое подкрепление будет получено. По словам председателя правления союза губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова, на заседании удалось найти решение проблемы, Минфин России готов выделить необходимые средства. В масштабах России для компенсации утраченных льгот потребуется 500 млн. руб., в том числе для Саратовской области - 119 млн. По заверениям специалистов Минфина, такие финансовые ресурсы имеются и они могут быть направлены на эти цели.

@@@
"Атомные территории" требуют плату за риск
"Мы не побеждены"
"Обнуление" или "полицейское государство"?
"Последнее китайское предупреждение" кабинету Касьянова
"У нас перепроизводство специалистов с высшим образованием"
"Шантеклер" в "Сатириконе"
'Газпром' запутался в своих медиапланах

«Новых левых» возглавят «Патриоты России»

@@ 2006-11-16 / Валерий Калабугин



На прошедшей пресс-конференции в Интерфаксе лидерами 5 партий: Народная партия (Г.Гудков), Партия возрождения России (Г.Селезнев), Социал-демократическая партия России (В.Кишенин), Партия социальной справедливости (А.Подберезкин) и «Патриоты России» (Г.Семигин) было заявлено о начале объединения. Это заявление вызвало определенный резонанс среди экспертов, политологов, СМИ. Развернулась дискуссия на тему, какая партия станет базовой и кто ее возглавит. Опираясь на данные соцопросов и различных рейтингов, большинство сходится во мнении, что такой партией может стать лишь та, которая обладает мощной инфраструктурой, имеет в наличии собственные СМИ и финансовые ресурсы. И это, безусловно, «Патриоты России».

@@@
«Новых левых» возглавят «Патриоты России»
«Родина» прощупывает финансовые ресурсы союзника
Автотранспорт – главный стимулятор нефтепереработки
Академическая верхушка богатеет
Антифашистов не пустили к Вечному огню
Бизнес-тест
Биржевых игроков застрахуют от неудач

Вернуть стране рубль

@@

Недостаточность денежной массы будет сдерживать экономический рост

2000-05-16 / Михаил Ершов Михаил Владимирович Ершов - доктор экономических наук



Рисунок Вадима Мисюка

В НАСТОЯЩЕЕ время решение проблемы выхода российской экономики из кризиса - возобновление устойчивого экономического роста, уменьшение неплатежей, осуществление инвестиций, нормализация финансового и банковского секторов и целый ряд других вопросов - в значительной мере упираются в низкий уровень капитализации экономики, в недостаточность ресурсов.

Либерализация цен привела к тому, что их рост значительно обогнал рост денежной массы. Это вызвало ее реальное сжатие. Так, за период 1992-1999 гг. индекс потребительских цен и индекс-дефлятор ВВП возросли примерно в 6000-6500 раз, тогда как агрегат денежной массы М2 увеличился за тот же период примерно в 530 раз. В результате реальная денежная масса (т.е. с поправкой на рост соответствующих цен) сократилась более чем в 10 раз.

При этом не произошло адекватного увеличения скорости оборачиваемости денег, которая могла бы компенсировать сжатие. Более того, с учетом частых задержек перевода средств, осуществления платежей и т.д. скорость оборота для экономики в целом даже несколько замедлилась (при всей условности этого показателя в России, когда к середине 1990-х гг. лишь около 20% экономики обеспечивалась "живыми" деньгами, а 80% операций осуществлялось без их участия).

Ситуация еще более усугубилась тем, что на денежную массу, которая до этого традиционно обслуживала текущие операции, стала ложиться дополнительная нагрузка по обслуживанию и обеспечению ликвидности принципиально нового сегмента рынка - акций, облигаций и т.д., ранее не являвшихся объектами сделок, а потому не обслуживавшихся денежной массой.

Очевидно, что большая нагрузка на денежную массу обусловила недооценку и низкую ликвидность фондового рынка.



ПОЧЕМУ НАМ НЕ ХВАТАЕТ ДЕНЕГ

В результате сжатия денежная масса составляла и в преддверии августовского кризиса и после него не более 15% ВВП, тогда как в развитых странах эта величина колеблется в диапазоне 60-100% и даже в государствах с переходной экономикой составляет 25-30%. При этом для реальной экономики проблема выглядела еще более остро, поскольку при нехватке денег они стали настолько дорогими (ставка денежного рынка иногда превышала 100%), что их окупаемость по такой цене можно было обеспечить только на краткосрочных операциях финансового рынка, где и сконцентрировалась большая часть финансовых ресурсов, оголив тем самым реальный сектор (к середине 1998 г. объем рынка ГКО составил свыше 300 млрд. руб. при денежной массе М2 около 370 млрд. руб. в тот же период). Кроме того, часть денег утекла на обслуживание теневого оборота.

Очевидно, что такой перекос ускорил развитие двух встречных процессов: падения экономического роста, с одной стороны, и восполнения недостающей денежной массы различными суррогатами - с другой. Возникающие на местах средства расчетов (векселя и проч.), а также неплатежи, которые, по сути, являются вынужденным коммерческим кредитом, выдаваемым со стороны продавца неплатежеспособному покупателю, и фактически подставляют собой стихийную эмиссию, не поддающуюся контролю со стороны ЦБ, - все это значительно затрудняло проведение эффективной денежно-кредитной политики.

При этом интенсивный рост неплатежей стал отмечаться в 1994-1996 гг. сразу же вслед за наибольшим реальным сжатием денежной массы. ЦБ РФ в 1993 г. справедливо отмечал, что ограничительные меры в денежно-кредитной сфере "привели к лавинообразному росту неплатежей предприятий". Так, если в середине 1992 г. размер неплатежей составлял около 3 трлн. руб., то к 1994-му - уже около 100 трлн. руб., а в 1996-м - 540 трлн. руб.

Отсутствие денег усилило и натурализацию обмена - бартерные операции. Поэтому довод о том, что предприятия добровольно отказываются от использования "живых" денег для минимизации расходов или налоговых платежей, представляется односторонним. Как показывает практика, использование бартера вынуждает оценивать товары по более высоким ценам, что увеличивает налогооблагаемую базу, приводит к недоимкам, равно как и применение бумаг для обслуживания оборота ведет к потерям и удорожанию денежных ресурсов для продавцов, которые в большинстве случаев предпочли бы "живые" деньги в качестве платежа за свои товары. И хотя, конечно, сложившаяся ситуация создавала благоприятную почву для нарушений, и действительно можно найти немало примеров злоупотреблений и преднамеренного использования бартера, в целом речь идет о его вынужденном использовании из-за отсутствия "живых" денег.

Когда же после ликвидации рынка ГКО-ОФЗ в результате августовского кризиса финансовые ресурсы стали возвращаться в реальный сектор, то это сразу привело к увеличению доли расчетов в этом секторе денежными средствами - с 37% в июне 1998 г. до 47% в июне 1999 г. и более чем до 50% - на начало 2000 г. Если бы речь шла действительно о преднамеренных злоупотреблениях при помощи бартера и о его "системном" характере, то приток дополнительных денежных ресурсов не привел бы к столь значительным изменениям и бартер продолжал бы использоваться в прежних объемах.

В условиях необходимости ""живых" денег и невозможности получить их внутри страны регионы, предприятия и банки были вынуждены выходить на внешние рынки, где ресурсы были дешевле и доступнее. Привлекаемые таким образом средства частично восполняли недостающую внутреннюю денежную массу в масштабах экономики в целом (при этом, однако, рос внешний долг на федеральном, региональном и корпоративном уровнях). Более того, к 1998 г., по сути, весь дефицит бюджета финансировался из внешних источников, что и предопределило августовский кризис.



НЕКОТОРЫЕ ОШИБОЧНЫЕ ОЦЕНКИ И ПОДХОДЫ

Так, справедливо утверждается, что большие объемы валюты есть на руках у населения (по некоторым оценкам, около 50 млрд. долл.). На основании этого делается вывод, что проблема с ликвидностью в экономике не так остра.

Отметим, однако, что, во-первых, большая часть этой валюты используется как средство накопления и не поступает в деловой оборот. Во-вторых, валюта, которая все-таки направляется на платежи, обслуживает, как правило, теневую экономику, не учитываемую официальной статистикой, и в официальном ВВП не происходит увеличения ресурсов. И, наконец, в-третьих, если валюта направляется на обслуживание некоторых операций официального ВВП, то при этом речь идет об операциях, учитываемая стоимость которых занижена (недвижимость и т.д.).

При этом очевидно, что часть операций, которая должна обслуживаться рублями, обслуживается валютой, сужая тем самым сферу действия рубля. Заслуживает также внимания и то обстоятельство, что те же американцы признают свою заинтересованность в долларизации других стран, поскольку такая ситуация (среди прочего) означает предоставление беспроцентного кредита самим Соединенным Штатам. Они даже готовы рассмотреть возможность компенсации странам-"кредиторам" части стоимости такого кредита, чтобы еще больше простимулировать этот процесс (уже подготовлены соответствующие законодательные документы, предусматривающие подобную компенсацию).

В интересах России было бы максимально расширить сферу обращения рубля, а что касается валюты - заставить ее работать на те цели, которые предполагают внешнее финансирование, а не на обслуживание внутреннего оборота.

Утверждается также, что все желающие могли получить деньги в ЦБ (через ломбардное кредитование) по рыночной ставке, показывающей, каковы реальные потребности экономики в деньгах. Формально и это высказывание справедливо. На деле, однако, наподобие валютного курса рубля, который сложился на первых валютных аукционах конца 1980-х гг. и который показывал, по какой цене может реализовываться высокоэффективный потребительский импорт, процентные ставки денежного рынка конца 1990-х гг. также показывали не потребности экономики в денежных ресурсах, а ту предельную эффективность, по которой они могли использоваться (а недостаточность денег, естественно, породила их дороговизну). Поэтому по таким ставкам они и используются лишь на быстроокупаемые высокоэффективные цели.

В этой связи заслуживают большего внимания подходы по активному воздействию на ставку процента (как в тех же США, в частности, вплоть до конца 1980-х гг. действовало так называемое правило D, устанавливающее потолок процента по ряду операций), что может позволить снизить стоимость привлекаемых ресурсов и удешевить их для реального сектора.

Наконец, один из наиболее важных тезисов, предполагающих, что все увеличение ресурсов в экономике должно идти в жесткой привязке к золотовалютному обеспечению и лишь на величину поступающей валюты можно увеличивать денежную массу.

Отметим, что данный подход основывается на давно переставшем выполняться многими странами принципе, когда эмиссия осуществлялась под соответствующее золотое или золотовалютное обеспечение.

Еще в 1971 г. ведущие страны признали невозможность выполнения ранее взятых на себя обязательств по беспрепятственному обмену их денежных знаков на золото по заранее оговоренному курсу, поскольку величина денежной базы в несколько раз превысила величину их золотых резервов, что свидетельствовало о несоблюдении указанного принципа. Те события вошли в историю как "крах золотодевизного стандарта". Тогда мировая экономика столкнулась с полномасштабным дефолтом основных государств.

В настоящее время для США соотношение резервы/денежная база составляет около 35% (в России - свыше 100%). Если учесть при этом государственный внутренний долг Соединенных Штатов, который потенциально может быть превращен его держателями в доллары, то величина обеспечения такого "расширенного долларового навеса" составляет менее 5%. Это лишний раз подчеркивает, что принципы и критерии пополнения ликвидности в развитых странах давно модифицировались и исходят из иных экономических ориентиров.

В практическом плане это также означает неоправданную опору на внешние ресурсы. Так, после августа 1998 г., когда получение внешних ресурсов затруднилось, многие стали напрямую рассматривать это обстоятельство не только с точки зрения решения проблем внешнего долга, но и как препятствие для нормализации финансового положения и экономической ситуации в целом. Очевидно, что необходимо привлекать валюту для обслуживания уже имеющегося долга, для обеспечения стратегического импорта и других подобных целей, и сбои в привлечении внешних ресурсов в этой связи были бы нежелательны для России.

Что же касается целей бюджетного финансирования, а также увеличения ликвидности в экономике в целом, то решение этих вопросов с опорой на внешние источники было экономически неоправданным и предопределило кризис 1998 г.

И вообще с учетом роста нестабильности мировой валютно-финансовой системы (что было еще раз продемонстрировано в апреле 2000 г.) чрезмерная опора на внешние ресурсы будет означать и большую подверженность международным кризисным процессам.



ОРИЕНТИР - СПРОС

В современных условиях центр тяжести при проведении денежно-кредитной политики и привлечении дополнительных ресурсов переместился в развитых странах с объема имеющихся золотовалютных резервов на денежный спрос, формирующийся реальными операциями в экономике, для осуществления которых требуются деньги, а также на создание условий для удержания ресурсов на соответствующих сегментах рынка.

В этой связи реальные операции, которые обслуживаются суррогатами или валютой в России, - это неиспользованный потенциал для расширения капитальной базы и одна из форм опосредованного обеспечения национальной валюты.

При этом пополнение ликвидности в экономике должно осуществляться в первую очередь на внутренней основе, с использованием возможностей ЦБ, как это происходит во многих ведущих странах (так, объемы государственных казначейских обязательств, находящихся на балансе Федеральной резервной системы США - т.е., по сути, накопленная эмиссия, - составляли к концу 1990-х гг. около 500 млрд. долл.). И вопрос состоит в том, какие механизмы следовало бы использовать, для того чтобы обеспечить поступление этих ресурсов в реальную экономику и их удержание там, минимизировав при этом негативные последствия для наиболее чувствительных сегментов, таких, в частности, как валютный рынок.

При этом также есть большой международный опыт и уже накапливающийся российский опыт подходов к данному вопросу. В тех же Соединенных Штатах и Японии до сих пор действуют законы, которые стимулируют финансовые компании и банки к участию в различных целевых программах, поощряют инвестиции в регионы с отстающими темпами роста. Применяются рычаги, способствующие удешевлению инвестиционных ресурсов.

Естественно, следует вести речь о комплексном подходе, создающем благоприятные предпосылки на всех этапах движения финансовых средств - от первоначального привлечения ресурсов до их конечного инвестирования. Так, начинать следует с набора мер по удешевлению формируемой ресурсной базы. Стимулами и для вкладчиков, и для банков могут быть более низкие ставки налогообложения по начисляемым процентам в случае размещения средств на длительные сроки. Эти меры могут сочетаться с более низкой нормой резервирования по "длинным" ресурсам, что даст возможность устанавливать по таким вкладам и более высокие проценты, повышая их привлекательность. То же самое касается и последующих этапов движения ресурсов. Для предотвращения возврата рублей на валютный рынок и его разбалансировки также существует много рычагов.

В целом монетизацию российской экономики и предшествующие ей мероприятия целесообразно осуществлять в увязке с нормализацией денежного оборота и структуры денежной массы (особого внимания при этом заслуживает практика переучета векселей) с политикой валютного контроля. В более долгосрочном плане необходимо рассматривать монетизацию как системную проблему во взаимосвязи с приоритетами промышленной политики.

@@@
Вернуть стране рубль
Виктор Ишаев: России нужна партия разумных людей
Виталий Басыгысов: "Конкуренция противопоказана"
Время определить стратегию
Всемирный банк поможет малому бизнесу
Выбор пути или Путина?
Геологоразведка хронически отстает

Геополитика электросетей

@@

Армения может оказаться в полной энергетической зависимости от России

2000-02-12 / Арман Джилавян



ПРЕДСТОЯЩАЯ приватизация четырех электрораспределительных сетей Армении грозит превратиться в серьезную геополитическую проблему для официального Еревана, любое решение которой чревато множеством негативных эффектов. Это, в частности, стало очевидным после состоявшейся на днях в армянской столице пресс-конференции представителей Всемирного банка. Региональный директор этого международного финансового института Джуди О"Коннор обратилась к премьер-министру Армении Араму Саркисяну с "настоятельной просьбой" не забывать о "принципах честной конкуренции и справедливого бизнеса" при подведении итогов международного тендера.

Согласно сообщению радиостанции "Свобода", Всемирный Банк выступает против предоставления контрольного пакета (51%) акций армянских электрораспределительных госпредприятий российским компаниям, в частности Международной энергетической корпорации ITERA. Кроме последней, сегодня основными претендентами на право владения этими акциями считаются швейцарско-шведский энергетический концерн ABB Energy Ventures, американская компания AES Silk Road, а также Union Fenosa Asex (Испания) и Schlumberger (Франция).

"Мы уверены, что успешная приватизация электрораспределительных сетей Армении откроет армянский рынок для притока новых иностранных инвестиций и станет стимулом оздоровления и развития экономики страны", - заявил старший специалист по инвестициям Международной финансовой корпорации при ВБ Люк Дежонкхир. Отметим, что именно Всемирный банк является основным кредитором энергетических проектов в Армении. Его представители почти в открытую заявляют, что еще один международный скандал вокруг приватизации армянских предприятий может "построить стену" между Ереваном и серьезными инвесторами на Западе. А скандал может оказаться более чем крупным. Сегодня в армянской прессе и в западных финансовых кругах активно муссируются слухи о том, что российский монополист "Газпром" оказывает сильнейшее давление на армянское правительство с целью решить вопрос приватизации электрораспределительных сетей в пользу ITERA. Не исключается, что эта проблема стала предметом непростых переговоров между Ереваном и Москвой. Армянское руководство, похоже, оказалось в почти безвыходном положении.

С одной стороны, предоставление контрольного пакета электрораспределительных предприятий республики российской компании ставит Армению в полную энергетическую зависимость от России. Уже наполовину российской является газовая сеть республики - "АрмРосГазпром", а в ближайшем будущем намечается передача российскому правительству за счет долгов за топливо большого пакета (предположительно 40%) акций Армянской АЭС - основного производителя электроэнергии в республике. По мнению большинства экспертов, такая ситуация совершенно невыгодна для Армении с экономической точки зрения хотя бы по той причине, что финансовые ресурсы России намного скромнее американских и западноевропейских. Более того, Ереван не должен забывать, что весомая часть дефицита армянского бюджета покрывается за счет кредитов Всемирного банка и безвозмездной финансовой помощи правительства Соединенных Штатов, ежегодный объем которой зашкаливает за 100 млн. долл. Это невозможно полностью игнорировать при решении вопроса приватизации в пользу российской корпорации ITERA, а не американской компании AES. Последняя, кстати, уже является владельцем электрораспределительной сети грузинской столицы и выступает в качестве импортера армянского электричества в Тбилиси. А это немаловажный факт для перспективности развития экспорта электроэнергии из Армении, а значит, и привлечения в республику валютных поступлений.

Однако, с другой стороны, вопрос приватизации электрораспределительных компаний Армении имеет серьезное политическое значение как внутреннего, так и внешнего характера. После трагических событий в армянском парламенте и возникновения в республике острейших внутриполитических противоречий влияние так называемого российского фактора в Армении многократно усилилось, если не стало решающим. Сегодня мало кто из армянских политиков рискнет принять то или иное решение, не совсем приемлемое для Москвы. Скорее наоборот. Реверансы в адрес России стали в Армении залогом политического выживания противостоящих сил. Одновременно необходимо отметить, что нынешняя, пусть даже хрупкая внутриполитическая стабильность в стране сохраняется во многом благодаря сдерживающей позиции Москвы. А посему принятие неблагоприятного для российской стороны решения по вопросу приватизации электросетей республики представляется делом неблагодарным и даже опасным для любого армянского политика.

Внешнеполитическая сторона вопроса еще более проблематична и сложна. В свете усиления конфронтационного и очевидно агрессивного характера политики Азербайджана и, в частности, угрожающих для Еревана заявлений о возможности формирования военно-политического союза между Баку, Анкарой и Тбилиси, Армении совершенно невыгодно портить отношения с Россией - единственным гарантом ее безопасности в накаляемом до предела регионе. Одновременно, по мнению наблюдателей в Ереване, слишком тесная интеграция может превратить Армению в "закавказский придаток России", фактически неспособный защищать собственные национальные интересы, и в частности проводить эффективную политику в вопросе карабахского урегулирования. Более того, такое развитие событий способно резко ухудшить отношения Еревана с США и Европейским союзом, поставив под вопрос саму концепцию комплиментарности и сбалансированности внешнеполитического курса армянского руководства. Это, в свою очередь, может превратить Армению в "регионального изгоя", изолированного от всех международных экономических проектов, а значит, лишить ее возможности развития.

@@@
Геополитика электросетей
Госкомпания для нефтегазовых проектов
Демографы встревожены
Джи-ай с большой дороги
Джордж Буш-младший: всерьез и надолго
Досрочные выборы с неопределенным сценарием
Жилье продадут на фондовом рынке

Загадили Землю – летим на Марс?

@@

До тех пор пока цивилизация не дозрела до осознания необходимости коллективного освоения Луны и Марса, никому из землян делать на этих космических телах нечего

2009-02-25 / Олег Пивоваров - кандидат технических наук, в 1980-х - и.о. заместителя генерального конструктора КБ "Салют" - ныне ГКНПЦ имени Хруничева.







Фантазия художников уже обживает марсианские просторы. Исследователь на поверхности Красной планеты.

Статьи доктора наук Юрия Караша всегда направлены на инициирование разработок ключевых космических технологий. Однако проблема, поднятая им в статье «Лететь к Марсу или топтаться у Земли» с подзаголовком «Инновационный и бюрократический подходы к освоению космоса» (см. «НГ» от 10.02.09), затрагивает не столько инновационные проблемы, сколько смысловые политические. Хочу представить другую точку зрения на эту проблему.

Сегодня земное сообщество полностью загадило околоземный космос. (Поэтому и не стоит уж слишком сильно удивляться недавнему столкновению на 800-километровой орбите двух космических аппаратов – действующего американского спутника связи и выведенного в 1995 году из состава военной орбитальной группировки российского.) Вокруг Земли крутится, по разным оценкам, от 2 до 4 тыс. тонн отработавших срок космических аппаратов и их фрагментов. Все выше вероятность столкновения запускаемых КА с этими осколками космической деятельности. Уже зафиксированы случаи таких столкновений обитаемых космических станций с такими «космическими пришельцами». Слава богу, что без трагических последствий.

Может быть, человечество (так хотелось бы написать это слово с большой буквы!) наконец созреет для того, чтобы совместными усилиями убрать за собой весь этот мусор? В 2001 году «Независимая газета» опубликовала мою статью «Последний шанс для «Мира» (см. «НГ-науку» от 21.02.01), в которой предлагалось на основе станции «Мир» построить космический завод по переработке космического мусора. Была подготовлена кооперация предприятий во главе с Федеральным центром имени Келдыша и РКК «Энергия», найдены финансовые ресурсы.

@@@
Загадили Землю – летим на Марс?
Зарплата вместо отопления
Игорь Костиков готов бороться с инсайдом до победного конца
Кадровая стратегия президента - пять:четыре в пользу "старой" команды
Как преодолеть разрыв
Карманный бизнес
Коротко: регионы России

Крах мясного рынка

@@

Согласие на западную гуманитарную помощь и снижение покупательной способности населения привели к сокращению поголовья скота

2000-01-21 / Елена Лашкина



Сокращение поголовья в животноводстве обусловлено нехваткой кормов.

Фото Андрея Абрашитова (НГ-фото)

Уже не первый год отечественное сельское хозяйство сотрясают разного рода неудачи. Сначала засуха губит посевы, затем, наоборот, дождь снижает качество собираемого урожая. Все эти катаклизмы оказывают крайне негативное влияние на сбор урожая - два года подряд Россия недобирает миллионы тонн зерновых. В прошлом году валовой сбор зерна составил менее 60 млн. тонн. И это при том, что потребность российского рынка к тому времени уже превысила 74 млн. тонн зерновых. В результате только дефицит продовольственного зерна по оценкам экспертов составляет 1,5-2 млн. тонн. Недостаток же фуражного зерна вообще выглядит катастрофическим - 14 млн. тонн.

Столь высокие цифры дефицита фуражного зерна являются весьма печальным показателем. Для отечественного агропромышленного комплекса они могут означать только одно - продолжение сокращения производства мяса в России и, как следствие, очередной виток подорожания многих товаров, входящих в группу продукции отечественного животноводства.

Вообще в последнее время как-то мало внимания уделяется проблеме именно этой отрасли агропромышленного комплекса. Создается даже впечатление, что правительство, занимаясь глобальными проблемами отечественной экономики и окрыленное удачами промышленности, совершенно перестало думать о том, как же расширить "налоговый пирог" за счет развития отечественного агропромышленного комплекса. А ведь именно весь спектр экономической деятельности, связанный с оборотом товаров, производящихся агропромышленным комплексом, способен резко расширить объем поступлений доходов в федеральную казну. Не случайно ведущие западные государства поддерживают сельское хозяйство, поскольку понимают, что те доходы, которые можно получить и с агропромышленных предприятий, и с предприятий переработки, и с торговли продовольственными товарами, являются, мягко говоря, весьма существенным подспорьем для федерального бюджета.

У нас же пока государство не уделяет должного внимания отечественному АПК. И хуже всего дела обстоят в отечественном животноводстве, которое во многих секторах рынка даже не набирает 50%. Остальной объем рынка уже прочно занимает импортная продукция.

Напомним, что пик кризиса в отечественном животноводстве, впрочем, равно как и во всей экономической системе России в целом, пришелся на 1998 г. Причем ситуация для непосвященных людей выглядела очень парадоксально - объемы поставок мясной продукции на рынок в тот кризисный год практически не изменились по сравнению с 1997 г. Однако парадокс состоит в том, что удовлетворение спроса на мясную продукцию происходило в основном за счет резкого сокращения поголовья скота. Согласно данным Министерства сельского хозяйства и продовольствия, по сравнению с 1997 г. поголовье крупного рогатого скота во всех хозяйствах страны уменьшилось на 9%, свиней - на 4%, овец и коз - на 15%. Причем до 1998 г., начиная со времен развала Советского Союза, реализация мясной продукции во всех категориях хозяйств РФ уменьшилась почти в 2 раза.

В прошлом году производство мясной продукции в России сократилось еще на 18%.

Единственным исключением в общем "букете" кризисных явлений в отечественном АПК явилось птицеводство. Девальвация рубля позволила отечественным товаропроизводителям существенно потеснить с внутреннего рынка американскую и европейскую продукцию этой группы сельскохозяйственных товаров. Просто оборот в этом бизнесе в отличие от других его сегментов составляет всего 3-4 месяца. И предприятия, имея очень ограниченные финансовые ресурсы, смогли за счет быстрого оборота даже нарастить объемы производства.

В остальных же сегментах мясного рынка ситуация крайне сложная. Причем, судя по комментариям экспертов, пока просвета не видно. Ресурсов, за счет которых производство мясной продукции отечественным агропромышленным комплексом могло бы возрасти, а также финансовых инструментов по выводу этого рынка из кризиса у государства явно нет.

Производство мяса и по сей день остается убыточным из-за низких закупочных цен. Затраты, связанные с его производством, непомерно высоки. А производственный цикл в некоторых подотраслях составляет годы. В 1998 г. убытки от реализации сельхозпредприятиями мяса крупного рогатого скота и овец составили в среднем по 60%, свиней - 39%, птицы - 25%.

Согласно прогнозам Министерства экономики на 2000 г., объем реализации скота и птицы на убой должен превысить прошлогодний уровень на 1,4% и составить около 7 млн. тонн. Причем выработка мяса и субпродуктов первой категории прогнозируется в объеме 1290 тыс. тонн, или на 3,2% больше по сравнению с уровнем 1999 г.

Для сравнения можно привести показатели 1998 г. Тогда в России было выработано 1108 тыс. тонн мяса и субпродуктов первой категории, 291,3 тыс. тонн мяса птицы и 991,7 тыс. тонн колбасных изделий. По сравнению с 1997 г. эти показатели уменьшились на 20%, соответственно колбасные изделия - на 13%.

По объемам производства колбасных изделий выделяется прежде всего Москва (23% общего объема), где насыщенность рынка определяется, как правило, не только большим количеством мясокомбинатов по сравнению с регионами России, но и разнообразием ассортимента выпускаемой продукции.

Тем не менее производство мяса на душу населения в 1998 г. составило 31 кг. Этот показатель сократился на 2 кг по сравнению с ситуацией в 1997 г. В свою очередь, потребление мяса в 1999 г. по отношению к уровню предыдущего года снизилось до 87%. В 1998 г. показатели потребления также были не самыми высокими. Они опустились до 48 кг, что в 1,7 раза ниже расчетных норм для человека, которые составляют около 80 кг. По сравнению с 1991 г. потребление мяса сократилось на 30%, это прежде всего следствие низкой платежеспособности населения.

Наиболее показательными в этой связи могут выглядеть цифры по такому виду продукции животноводства, как говядина. Так, объемы предложений на рынке говядины в 1998 г. не превышали 1000 тонн, в то время как в предыдущие годы максимальные объемы предложений достигали 6000-12 000 тонн.

Что же касается цен, то радикальное изменение произошло после августовского кризиса 1998 г. В декабре 1998 г. закупочные цены повысились следующим образом: на говядину - на 34%, свинину - на 24%. Вслед за изменением закупочных и отпускных цен повысилась и стоимость мяса, продаваемого в розницу. Резкое повышение розничных цен произошло в конце 1998 г. на говядину - на 30%, свинину - на 60%, мясо птицы - на 20% по сравнению с предыдущим месяцем. Это совпало и, возможно, было следствием не только финансового кризиса, но и снижения предложений мяса из регионов, а также возросшего предпраздничного спроса россиян. Но все же постоянный рост розничных цен на говядину не опережал закупочной стоимости.

В начале 1999 г. продолжилось увеличение стоимости предлагаемого мяса. В результате цены на мясо отечественного производства росли, соответствуя повышению курса доллара, а иногда и опережая его. Это привело к увеличению стоимости импортного мяса. А так как его доля на российском рынке довольно высока, дальнейшая политика цен на мясо во многом зависела от изменения курса доллара, объемов импорта мяса, а с другой стороны, что совсем немаловажно, от покупательной способности населения.

Как известно, Россия занимает незначительную нишу в мировом экспорте мяса. В 1992 - 1997 гг. объем экспорта мяса из России колебался от 640 до 52 тыс. тонн и составил менее 1% объема экспорта мяса в мире. Несмотря на это, Россия сейчас превращается в крупнейшего импортера мяса. С 1992 по 1997 гг. объем импорта мяса в Россию возрос с 866 тыс. тонн до 2889,5 тыс. При этом значительные объемы приходятся на мясо птицы (до 40% общего объема импорта мяса в страну).

Основной импорт говядины в Россию осуществлялся, как правило, из Германии, Украины, Польши и Ирландии, свинины - из Дании, Румынии и США, баранины - из Австралии, Дании и Франции, мяса птицы - из США (более 70% импорта) и Бельгии.

@@@
Крах мясного рынка
Кризис на Украине: причины и последствия (3)
Кризис российского капитализма
Левые попытались надавить на правительство
Маммолог – это совсем не страшно
Москва объявила войну преступности и НКО
Надо, в конце концов, думать об интересах России

Нет худа без добра

@@

Логика действий государства становится понятнее

2008-11-10 / Егор Киселев

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"





То, насколько уверенно чувствует себя та или иная страна перед лицом мирового финансового кризиса, хорошо видно по тональности высказываний ее руководства. Вот что, к примеру, говорит американским гражданам Барак Обама: «Нам не удастся легко и быстро выкопать самих себя из ямы, в которой мы находимся… Ваша работа, ваши сбережения, ваша экономическая безопасность и ваш дом – все это оказалось под угрозой».

А вот цитата из президентского Послания Дмитрия Медведева: «В сложившихся условиях как никогда надо действовать на опережение. Создавать основы национальной конкурентоспособности там, где мы можем получить будущие выгоды и преимущества. Быстро осваивать высвобождаемые в мировой экономике ниши, создавать новые эффективные предприятия, внедрять самые передовые технологии».

Получается, что Москва в отличие от Вашингтона не просто оказалась в состоянии «пережить» кризис (не зря мы накапливали золотовалютные и бюджетные резервы, не зря перешли на среднесрочное бюджетное планирование), но и рассчитывает извлечь из него определенную выгоду, укрепив свой глобальный статус. Ведь хорошо известно, что в условиях кризиса всегда выигрывает тот, кто просчитывает свои ходы не на один, а на несколько шагов вперед. Тот, кто старается в первую очередь не минимизировать текущий ущерб, а максимизировать будущую прибыль.

Не тушуясь перед стратегическими альтернативами, руководство страны одновременно предпринимает достаточно четкие и адекватные тактические шаги. Вопреки всем мнениям о «медленно запрягающих русских» в считаные дни им разработан, утвержден и запущен так называемый антикризисный план Путина, предусматривающий системные меры по оздоровлению финансовой системы и – что, с моей точки зрения, очень важно – поддержке реального сектора.

Достаточно сказать, что ряд российских компаний уже получает через государственный ВЭБ небывало крупные кредиты. Причем логика отбора этих компаний совершенно понятна. Особенно если вспомнить так называемые четыре «И» Дмитрия Медведева: «институты, инвестиции, инфраструктура, инновации». Господдержку получают компании, которые важны с этих позиций.

Так, «АвтоВАЗ» – главный двигатель российского автопрома, для России действительно «институциональная компания». То же касается ряда ведущих («бюджетообразующих») нефтяников. РАО «РЖД» – компания, без которой просто немыслимо говорить о модернизации российской инфраструктуры.

Альфа-банку, крупнейшей частной инвестиционно-банковской структуре страны, государство предоставило 2 млрд. долл., чтобы помочь сохранить крупный пакет акций «Вымпелкома» – инновационного оператора связи, первого российского поставщика интегрированных IT-услуг. А крупнейший мировой производитель алюминия и глинозема РУСАЛ первым получил беспрецедентный кредит в размере 4,5 млрд. долл., чтобы расплатиться с международными финансовыми институтами за 25% акций «Норильского никеля». Тем самым ликвидирована угроза перехода пакетов «Вымпелкома» и «Норникеля» в руки иностранных банков, где они находились под залогом.

При этом в сложившейся ситуации государство видит себя отнюдь не «пассивным спонсором», а активным участником процессов, которые помогут российским компаниям упрочить свои позиции на мировых рынках, а государству усилить свое геополитическое влияние.

На самом деле Кремль давно говорит о необходимости усиления влияния России на международных рынках за счет создания национальных чемпионов в стратегически важных отраслях. В нефти, газе и машиностроении они уже фактически есть. А вот российский металлургический сектор по-прежнему является самым не консолидированным в мире. Кризис – правильное время для консолидации, не только используя возможности в России, но и за счет приобретения активов за рубежом, цена которых сейчас как никогда привлекательна, а у Российского государства есть необходимые финансовые ресурсы. Поэтому идея РУСАЛа о создании одного из мощнейших мировых игроков в горно-металлургической отрасли не могла не встретить поддержки у государства.

Прогнозируя последствия кризиса для России, эксперты в первую очередь говорят о будущей вынужденной консолидации бизнеса. Но кто сказал, что это плохо? В той же металлургии этот вопрос назрел давно. У страны, претендующей на какие-либо позиции на мировом горно-металлургическом рынке, есть два пути: либо создание собственных «национальных чемпионов» (как бразильская CVRD и австралийская BHP Billiton), либо поглощение активов иностранными национальными чемпионами (как произошло с канадской Alcan).

Таким образом, понятно, зачем государство, выделив кредит РУСАЛу для спасения акций «Норильского никеля», намерено не только войти в совет директоров «Норникеля», чей пакет находится в залоге у ВЭБа и стоимость которого государству небезразлична, как и судьба самого актива, но и через двух своих представителей в правлении ГМК планирует активно участвовать в улучшении ситуации с управлением компании, которая уже долгое время находится в затяжном корпоративном конфликте и демонстрирует плачевные финансовые и производственные результаты.

Нет ничего удивительного, что таким образом государство решило вмешаться в затянувшийся конфликт акционеров «Норильского никеля» и тем самым ускорить процесс создания горно-металлургического гиганта, предварительно наведя порядок в самой компании. Так можно будет не опасаться за повторение ситуаций вроде той, что случилась с «Норникелем» в прошлом году с запасами российского кобальта, которые ушли под контроль американской ОМ Group, или истории с выводом денежных средств компании и ее дочерних структур через схемы доверительного управления.

@@@
Нет худа без добра
Нужны ли российской власти деньги
О фельдфебелях, карнавале и заговоре чувств
Обществу не нужны партии начальников
Один большой собес
Отрекся ли Кириенко от Савельева?
План стагнации практически принят

По течению или против

@@

Вопрос транспортировки газа сейчас приобретает принципиальное значение

2006-11-14 / Сергей Александрович Правосудов - директор Института национальной энергетики.







Так выглядит контейнеровоз для перевозки СПГ как в арктических льдах, так и на открытой воде.

Источник: пресс-служба Aker Arctic Technology Ink. Finland

В последнее время много говорят о больших перспективах сжиженного природного газа (СПГ). Некоторые эксперты дошли до того, что предлагают России вообще отказаться от строительства газопроводов и переключить все внимание на СПГ. В качестве аргументов выдвигаются следующие тезисы: сжиженный газ на танкере можно транспортировать в любую точку мира, а сетевой только туда, куда проложен трубопровод. Кроме того, обращается внимание на тот факт, что технологии сжижения газа совершенствуются и он дешевеет (хотя пока еще и остается дороже сетевого). Получается, что «Газпром», решивший направить большую часть газа Штокмановского месторождения в газопровод Nord Stream, а проект по сжижению сделать вспомогательным, идет против мировой тенденции?

Потребители поневоле

СПГ только теоретически можно направить куда угодно, а на практике только туда, где есть терминал по его регазификации, то есть инфраструктурные ограничения так или иначе остаются. На сегодняшний день настоящего рынка СПГ в мире практически не существует. Все действующие заводы по сжижению газа реализуют свою продукцию на основе долгосрочных контрактов, которые были подписаны еще до начала их работы. Затем под эти контракты были привлечены финансовые ресурсы на добычу газа, строительство мощностей по его сжижению и танкеров для перевозки. То есть здесь действует такая же схема, как и с трубопроводным газом. Поэтому для компаний, покупающих газ, нет большой разницы, как он к ним будет доставлен, по трубе или на танкере, долгосрочные контракты позволяют им рассчитывать на определенный объем газа в течение многих лет.

@@@
По течению или против
Последние дни Содружества
Президент Украины вступил в схватку с олигархами
Программы поддержки соотечественников не существует
Пространство урбанизации
Региональной науки не бывает
Руслан Хасбулатов: "В Дагестане мы получили неизбежное"

С интервенцией на рынок зерна правительство затянуло

@@

Бывший министр сельского хозяйства Виктор Семенов считает, что госзакупки надо было начинать в августе

2002-11-25 / Владимир Санько За десять дней государственных закупок зерна правительство приобрело более 757,4 тысячи тонн пшеницы, истратив на это 1,4 млрд. руб. Всего планируется потратить на зерновые интервенции 6 млрд. руб. Ожидается, что на эту сумму государство сможет купить от 2,7 до 3,2 млн. тонн зерна. Всего же, по прогнозам, запасы зерна в этом году превысят 100 миллионов тонн при потребности страны 77 млн. тонн. Поэтому правительство решило госзакупками оттянуть часть зерна с рынка и тем самым поднять его цену. О проблемах АПК и способах их решения "НГ" рассказал бывший министр сельского хозяйства, а ныне депутат Госдумы и председатель комитета ТПП по предпринимательству в агропромышленной сфере Виктор Семенов.



- Виктор Александрович, на очередном оперативном совещании президент Владимир Путин высказал неудовлетворение темпами оформления гарантий на кредиты, выделенные для госзакупки зерна. Сейчас ситуация нормализовалась?

- Да, действительно, такая задержка была, но она уже ликвидирована. Но мне в этой истории представляется важным сам факт, что президент лично интересуется такими подробностями. Ведь интервенции и так подзадержались. Если еще и на технические вопросы терять время - негативный осадок от бесконечного ожидания мог бы быть еще неприятнее. 13 ноября госзакупки начались, и уже есть первые обнадеживающие результаты. Я думаю, что внимание президента к этому вопросу станет своеобразной гарантией того, что в следующем году правительство проведет их в срок и с большим эффектом.

- Вы отметили, что правительство запоздало с интервенциями на зерновом рынке. Какие последствия этого?

- Падение цен было очень глубоким. С интервенцией на рынке зерна правительство явно затянуло. От этого ее эффективность окажется на порядок ниже. Тем не менее только подготовка к интервенции уже остановила дальнейшее снижение цен. Но было бы значительно лучше и цены не упали бы так низко, если бы интервенция была произведена в августе, а подготовку к ней начали бы еще в марте.

- Средства, выделяемые на кредитование села, оседают в коммерческих банках как часть процентной ставки, которая финансируется государством. Не лучше ли было бы кредитовать его напрямую по льготной ставке через, например, Россельхозбанк? В этом случае финансовые ресурсы возвращались бы полностью, и государственные субсидии из года в год накапливались.

- Выделяемые деньги весьма малы, но принятая схема обеспечивает возможность раз в пять увеличить объем кредитных ресурсов для сельхозпроизводителей. Да, ежегодно эти деньги - на погашение кредитной ставки - в бюджет не возвращаются, но зато они делают сами кредиты более доступными. Хотя обе схемы имеют право на существование. У нас до дефолта был фонд кредитования с 8 миллиардами рублей - громадная сумма по тем временам. Нынче от прямого кредитования отказались по бедности бюджета. По этой же причине на следующий год правительство отказало в субсидиях на лизинг сельскохозяйственных машин. Значит, снова комбайновые и тракторные заводы получат меньше заказов от сельского хозяйства.

Я считаю, что нам пора уходить от ежегодной неопределенности - планирования бюджета для села только на один год. В США, например, не далее как в мае конгресс утвердил бюджет для сельского хозяйства на ближайшие десять лет. Нам нужен такой документ хотя бы на пять лет вперед. Ведь те же лизинговые операции планируются как минимум на три-пять лет, на Западе технику в аренду с выкупом дают с рассрочкой на 20 лет.

- Не кажется ли вам, что правительство самоустранилось от создания рыночной инфраструктуры АПК? Например, в Канаде многие подразделения Минсельхоза по отдельным видам продукции можно назвать полугосударственными, так как две трети их состава формируют сельхозпроизводители.

- Пришло то время, когда сельхозпроизводители уже сами почувствовали необходимость в собственных объединениях. Взять хотя бы защиту их интересов на зерновых интервенциях. Общение аграрного бизнеса с государством должно строиться по определенным взаимоприемлемым правилам. В существующих отраслевых союзах АПК, которых более 45, представлены пока в основном переработчики, пищевики и трейдеры. Сельхозпроизводителей там практически нет.

- Каковы формы взаимодействия таких союзов с государством?

- Эти союзы, ассоциации должны вместе с государством определять регламент, порядок функционирования товарных рынков. Например, объемы квот на импорт сахарной свеклы, а также порядок их реализации - распределение по заводам или на аукционах. По моему мнению, квоты нужно распределять по определенным показателям - мощность, прибыль, объем налоговых выплат - среди заводов.

- Опять чиновники, опять коррупция.

- Идеальных схем в природе нет. Но если бы чиновник делал это по предложению Сахарного союза, то есть под контролем бизнес-общественности, вероятность коррупционных перекосов была бы на два порядка меньше. Последнее слово за чиновником, так как он отвечает перед правительством, но он должен будет публично объяснить свое решение.

Сейчас Ассоциация союзов АПК, объединяющая 36 организаций, работает над подготовкой законопроекта "О взаимодействии союзов и ассоциаций товаропроизводителей с государственными органами власти", который пропишет, что правительство свои решения по тому или иному сегменту рынка должно разрабатывать и принимать с участием представителей соответствующего объединения товаропроизводителей.

- Но сельскохозяйственный рынок часто требует оперативности.

- Дело не в том, чтобы запустить процесс бесконечного согласования противоположных интересов разных союзов товаропроизводителей. Абсолютного согласия достичь невозможно, но это позволит исключить коррупционное основание принятия решений. И только объединения самих товаропроизводителей не без помощи государства, конечно, способны противостоять картельным соглашениям в любом звене цепочки АПК, будь то складские услуги или любые другие.

Кстати, у нас в правительственной комиссии по таможенно-тарифному регулированию представителей союзов товаропроизводителей нет, и их голосов там не слышат. Правительство же мыслит ультралиберально относительно необходимости защитных мер для отечественного товаропроизводителя. Я убежден, что противостоять субсидированному импорту можно только тарифным регулированием и введением квот. В странах ЕС действует 87 тарифных квот на ввоз продовольствия, в США - 54. У нас - только одна, на сахар-сырец.

@@@
С интервенцией на рынок зерна правительство затянуло
Символ купеческой эпохи
Судьба толлинга определится во вторник
Украине ссориться с Россией невыгодно
Условия выживания и предпосылки развития российской экономики
Успеть до Нового года
Фракция ОВР предъявляет правительству требования

Хаос будет возрастать

@@

Победа над демократами возможна, но она будет пирровой

2000-09-29 / Андраник Мигранян, политолог Материал опубликован в #1 от 21 декабря 1990 г.



Реформа политической системы завершилась в этом году полным торжеством всех центробежных тенденций в стране, и огромная империя, сколоченная с помощью насилия и страха, рухнула. Стремительный развал Союза поставил союзный центр и самого Президента Горбачева в весьма затруднительное положение.

Анализируя процессы модернизации разных социальных систем в сторону рынка и демократии, известный американский политолог Роберт Дал отмечал, что бывают ситуации, когда политическая элита вынуждена принять и продолжать нежелательные для себя изменения только по той лишь причине, что потери от этого как для самой элиты, так и для народа в целом окажутся менее губительными, чем та цена, которую необходимо заплатить обществу для возвращения к исходному или близкому к нему рубежу. Но судя по всему, президент пошел иным путем. Вся совокупность указов и программных заявлений Президента, включая проект Союзного договора и предложенные 5 декабря Верховному Совету поправки к Конституции, свидетельствуют о неадекватной оценке как союзным центром, так и президентом сложившейся ситуации. Вместо экономического и, возможно, военно-политического союза государств, к чему по всей видимости могли бы присоединиться все республики, центр стремится навязать Союзный договор, в основе которого лежит идея единого федеративного государства, который мог бы быть приемлем еще позавчера, но никак не ныне, когда практически все республики объявили о приоритете своих законов над союзными.

Да и сам центр осознает невозможность реализации своей воли без инструментов насилия. Поэтому и идет многоплановая консолидация сил центра. Во-первых, началась перманентная демонстрация готовности армии к сохранению единства Союза. Во-вторых, кадровые перестановки в Министерстве внутренних дел говорят о том, что и в этой силовой структуре, почти растасканной по республикам, также пытаются придать вертикальную целостность, подкрепляя ее авторитетом боевого генерала Громова и новыми воинскими силами. Хотя можно предположить, что перемещение Громова в систему МВД может иметь и другие цели, скажем, как фактор возможного противовеса молодого некоррумпированного и популярного в армии генерала старому консервативному армейскому генералитету, если последний попытается сомкнуться с консервативными политическими силами против нынешнего политического руководства в центре. В-третьих, явно ощущаются настроения "реванша" в КПСС. В-четвертых, указ Президента о рабочем контроле, которому даются широкие полномочия в его действиях совместно с милицией и органами КГБ, фактически подготавливает инфраструктуру для возникновения параллельных властных структур в республиках и областях. На эти структуры смогут опираться инспектора, призванные, согласно программе Горбачева, контролировать в республиках и на местах реализацию указов Президента и законов, принятых Верховным Советом. Фактически идет всесторонняя подготовка структур для преодоления в республиках и на местах сопротивления центру со стороны демократическим путем избранных органов власти. К этому следует добавить, что еще одним очень серьезным элементом, придающим законченность этой новой структуре власти, могут стать директора предприятий союзного подчинения, которые имеют в своем подчинении большие людские и финансовые ресурсы.

Помимо создания инфраструктуры альтернативной власти в противовес Советам идет планомерная работа по приданию этим действиям легитимного характера. Совершенно очевидно, что Союзный договор имеет мало шансов в настоящем виде быть подписанным многими республиками, и поэтому Горбачев прибег к испытанному методу. Фактически все основные идеи договора предложены в качестве поправок к Конституции для принятия IV съездом народных депутатов СССР. Нет сомнений, что они будут приняты съездом. Ясно, что все эти меры центра направлены против республик, вышедших из повиновения, и в первую очередь - Российской Федерации, а также Москвы, Ленинграда и тех крупных промышленных городов, где демократические силы оттеснили от власти старые номенклатурные структуры.

Мне кажется, что центр, скорее всего, одержит верх в России и, возможно, в некоторых других республиках, так как демократическая власть оказалась очень хрупкой и малоэффективной. Однако фронтальная атака со стороны нынешнего умеренного реформистского руководства во главе с Горбачевым с опорой на, по всей видимости, консервативные силы если и завершится победой центра, то это будет пиррова победа.

Конечно, трагично, что демократы, или по крайней мере антиноменклатурные силы, пришли к власти не на основе опоры на дифференцированные и ясно выраженные интересы гражданского общества. Но это не их вина, это скорее их беда и результат реформ Горбачева, который, не осуществив необходимую подготовку в экономической сфере, выбрал стратегию создания альтернативных структур вне партии. Реформы Горбачева не создали более или менее значительных социальных сил, "насмерть" стоящих за переход к рынку и демократии. Но если сейчас центр во главе с Горбачевым при опоре на консервативные силы раздавит либералов и демократов в республиках и крупных промышленных центрах в России, мы рискуем оказаться в еще худшей ситуации, чем Польша в 1981 году после военного переворота.

В настоящее время отсутствует более или менее организованное в масштабах страны или хотя бы России демократическое движение. Все еще символическими являются все формы собственности, кроме государственной. Отсутствие всего этого - верный признак того, что следующая волна демократического движения и возникновения новых горизонтальных структур, понимание и готовность к реформам в стране могут наступить, в отличие от Польши, не через одно десятилетие. Мне представляется, что перед тем, как принимать окончательное решение и определить стратегию и тактику по отношению к будущему Союзу, к функциям центра и республик, к левым и правым, следует ясно осознать, к каким последствиям это может привести.

Конечно, саму по себе идею перехода к президентской исполнительной власти можно только приветствовать. Но из всех известных на Западе форм президентской власти избрана, на мой взгляд, наихудшая. Из системы американской взята идея президента и вице-президента, избранных народом, с приданием президенту еще больших прав и полномочий, чем их имеет президент США. Из Франции взята идея сохранения должности премьер-министра, но, в отличие от французской системы, практически без всяких прав и полномочий для него. Во Франции существует принцип разделения власти правительства и президента, ибо президента избирает народ, а правительство формирует победившая на парламентских выборах партия. Президент имеет большие права и полномочия, но и правительство имеет независимый источник легитимизации своей власти и существенные права и полномочия. В предложенной же Горбачевым системе все права и полномочия сохраняются за президентом, а за премьер-министром - вся ответственность в роли по сути козла отпущения.

@@@
Хаос будет возрастать
Шампанское и пиво лились рекой
Щедрость государства не знает границ