"Морской бой" за западного инвестора

@@

Отечественные рыбаки препятствуют притоку иностранных инвестиций в отрасль

2001-07-05 / Николай Смирнов



ВИЗИТ российского премьер-министра Михаила Касьянова в Зальцбург на Европейский экономический саммит стал без преувеличения одним из самых сложных в его премьерской биографии. Перед Касьяновым стояла непростая задача - убедить деловые круги Запада активнее вкладывать инвестиции в Россию. Бизнесмены, выслушавшие его, согласились с тем, что сегодня наша экономика находится на подъеме, а руководство страны делает все возможное для создания благоприятного инвестиционного климата. Однако, для того чтобы западные инвестиции потекли полноводным ручьем, этого недостаточно. Как показывает практика, на пути инвестора в России еще слишком много подводных камней.

Примечательно, что порой зарубежного инвестора отпугивают не столько чиновники-крючкотворы, а… сами же российские производители, которые, казалось бы, должны быть кровно заинтересованы в привлечении внешних инвестиций. Взять почти детективную историю прихода на российский рынок греческой компании "Лавиния Корпорейшн", которая инвестировала в нашу экономику более 100 млн. долл., но так и не получила гарантий надежности от своих российских партнеров.

Началось с того, что несколько лет назад российская рыболовная компания ОАО ХК "Дальморепродукт" и ее дочерняя фирма ООО "Дальморепродукт Тролерс" получили в аренду 14 современных рыболовных судов (первая - 3, вторая - 11), построенных в Испании под гарантии еще советского правительства на деньги испанских банков, включенных позже в Парижский клуб. И "Дальморепродукт", и ее дочерняя компания по договорам аренды получали право эксплуатации судов общей стоимостью более 300 млн. долл. с последующим их переходом в собственность по мере выплаты арендной ставки в течение 11 лет.

Всякому мало-мальски грамотному человеку понятно, что за аренду надо платить, но, похоже, психология некоторых руководителей, сформировавшихся в эпоху социалистического способа хозяйствования, сыграла со всеми участниками этой истории скверную шутку. Видимо, полагая, что по правительственным гарантиям должно расплачиваться само государство, облагодетельствованные арендаторы в лице "Дальморепродукта" за 5 лет эксплуатации выплатили вместо 39,5 млн. долл. только 6,5 млн. долл., а "Дальморепродукт Тролерс" из 53 млн. - 13,5 млн. долл., после чего вообще прекратили перечисления в пользу владельца судов либерийской компании "Берген Индастриз энд Фишинг Корпорейшн", которая на 100% принадлежит российскому "Рыбкомфлоту".

Попытки собственника судов усовестить арендаторов ни к чему не привели: те посчитали, что и так заплатили с избытком. Между тем иностранные кредиторы, которых мало интересуют наши внутренние неурядицы, потребовали от российского правительства погашения кредитов. Кабинет министров, мягко говоря, мало интересовавшийся этой проблемой на протяжении последних десяти лет, под напором стран-членов Парижского клуба проявил завидную принципиальность и потребовал от владельца судов - компании "Берген" - решить вопрос незамедлительно.

Прижатая буквально к стене, компания "Берген" лихорадочно искала выход из тупиковой ситуации. Наконец под залог 14 судов удалось договориться с крупной судоходной греческой компанией "Лавиния Корпорейшн" о предоставлении кредита, к которому "Берген" добавила собственные средства. В итоге в бюджет государства поступило ни много ни мало - 221 млн. долл. Таким образом было обеспечено выполнение обязательств перед российским правительством, которое в свою очередь и расплатилось с Парижским клубом.

Компания "Дальморепродукт" окончательно уверовала в то, что платить по своим обязательствам совсем необязательно. Но на всякий случай топ-менеджеры этой компании припрятали три судна в портах Северной Кореи, где, как известно, о международном праве знают только понаслышке. Значит, и достать спрятанные там суда никаким судебным приставам не удастся.

Оказавшись обобранной, что называется, до нитки, компания "Берген" обратилась в английский суд с иском против компаний "Дальморепродукт" и "Дальморепродукт Тролерс" о возмещении около 90 млн. долл., так как соответствующие договора аренды между владельцем судов и арендаторами были подписаны в соответствии с английским законодательством. Одновременно руководство "Берген" попыталось достучаться в Государственный комитет России по рыболовству с ходатайством о помощи в изъятии 14 судов у недобросовестных арендаторов и передаче их другим российским рыбодобывающим компаниям Дальнего Востока, которые бы обеспечили строгое соблюдение взятых на себя обязательств.

Господин Диденко, фактический руководитель компаний "Дальморепродукт" и "Дальморепродукт Тролерс", осознавая, что, безусловно, проиграет дело в суде, начал открытую кампанию клеветы против владельцев судов в средствах массовой информации, рассылал жалобы в правительство, Госкомрыболовство, прокуратуру, спецслужбы и другие ведомства. В общем, всех поднял на ноги под лозунгом удушения отечественного производителя "иностранным капиталом". Увы, мало кто удосужился разобраться в том, что же происходит на самом деле. Удивляет и позиция некоторых государственных учреждений, например Мингосимущества, которое, между прочим, является держателем более трети пакета акций компании "Рыбкомфлот" и в этом качестве должно быть кровно заинтересовано в соблюдении интересов государства, которые, по нашему разумению, заключаются не только в своевременном погашении кредитов зарубежным банкам. Между тем министерство всякий раз по неведомым для всех причинам занимает позицию г-на Диденко. Да и Государственный комитет РФ по рыболовству, по-видимому, до сих пор не может оправиться от постоянных перетасовок руководства. Даже с приходом такого решительного и напористого руководителя, как Евгений Наздратенко, Госкомрыболовство никак не может отважиться на единственно законное и верное решение: помочь собственнику изъять суда у злостных неплательщиков и передать их новым российским арендаторам. Масла в огонь подливает г-н Диденко, который знай стращает тем, что, мол, зловредные греки-иностранцы и отечественные предатели-перебежчики хотят отнять у российского рыбака суда и увести их к чужим берегам.

Между тем оставшиеся 92 млн. долл., которые, согласно графику, "Бергену" следует перечислить в бюджет государства в течение последующих 15 лет, как, впрочем, и 221 млн. долл., надобно все же получить с арендатора, оперирующего судами и получающего с этого немалую выгоду. А уж потом соответственно нести эти денежки в копилку государства, а не заставлять хозяина бегать впереди паровоза, в кабине которого куражится недобросовестный, хотя и "свой в доску" арендатор.

Вот вкратце и вся история. Как говорится, проще простого. Только вот представители греческой компании "Лавиния", пришедшей в трудный час на выручку компании "Берген", никак не могут взять в толк, отчего это наше государство всякий раз оказывается на стороне недобросовестных партнеров. Странно это и непонятно. Кто же к нам пойдет после этого с инвестициями? На какие деньги мы будем в перспективе строить рыболовные суда, да и не только их? И как решать насущный для России вопрос старения основных фондов, который получил угрожающее название "проблемы 2003 года"?

Образ правового государства, пользующегося авторитетом в семье цивилизованных стран, создается не только усилиями президента и премьера, министров иностранных и прочих дел. Далеко не последнюю роль в деле создания правильного образа нашей страны играют российские предприниматели и компании, которые они возглавляют. Именно они во многом определяют отношение зарубежных партнеров и потенциальных инвесторов к нашей стране, являясь ее передовым отрядом, по которому судят об остальных ее представителях. И трудно бывает иностранным предпринимателям и банкирам соотнести слова наших президента, премьер-министра и других высокопоставленных лиц, призывающих их смелее идти в Россию, создающую для них благоприятный инвестиционный климат, с действиями господ Диденко и ему подобных. Не оправдываться же в самом деле президенту перед иностранными инвесторами за каждого диденка!

@@@
"Морской бой" за западного инвестора
"Мы не будем увеличивать поставки газа в Европу"
"Окно" на Запад открыто
"При президенте Путине бизнесу существовать легче"
"Самое главное - обеспечить верховенство закона"
Американский инвестор на нефть не ловится
Анатолий Кинах: "У нас нет права заниматься победными рапортами"

Болезнь и политика

@@

Не надо стесняться говорить о здоровье президента

2000-11-10 / Академик Георгий Арбатов 14 ноября 1995 года



У россиян публично обсуждать болезнь руководителей слывет неудобным, чуть не признаком дурного тона. Думаю, дело здесь не столько в сердоболии (нашу политическую "этику" одновременно отличает также жестокость и безжалостность, неблагодарность к лидерам ушедшим), сколько в укоренившемся десятилетиями страхе и, главное - в нехватке прагматичного, практического, как к любым важным для реальной жизни делам, подхода к политике.

Почему я обо всем этом заговорил, - очевидно, в связи с состоянием здоровья Бориса Ельцина.

Так вот, что до этики, то коль скоро человек захотел (либо судьба так распорядилась) стать лидером, многое из того, что было его сугубо личным делом, становится политическим, публичным. Это, конечно, значит также, что сохранять себя в должной форме, следить за здоровьем становится не только личной, но и политической ответственностью самого лидера, его семьи и окружения, и, конечно, врачей.

Но далеко не одно это. Состояние здоровья руководителя имеет и другие политические аспекты и измерения. Один из них - право общества о нем достоверно знать, тем более в случае болезни. Как и необходимость обсуждать связанные с болезнью политические стороны проблемы - другой вопрос, что такт, человеческое сочувствие и доброжелательность здесь (как, впрочем, и во всех других случаях) весьма желательны. Словом, возникает немало вопросов.

И это понятно - речь, по существу, идет об отношениях между обществом и политическим лидером, то есть о факторе важном, отражающем зрелость политического строя, зрелость политической системы и демократии в той или иной стране.

Начал я с вопроса, который в этой связи возникает первым, - полноты информации о состоянии здоровья лидера. И информации не только со слов членов семьи или подчиненных, зависимых от него чиновников, а от врачей, подтверждающих свои выводы собственным именем и профессиональной честью.

Второй вопрос - необходимость четкого, известного стране механизма исполнения различных функций занемогшего руководителя другими должностными лицами. Включая, конечно, и замену лидера в случае его временной или постоянной неспособности исполнять свои обязанности. Это у нас в Конституции оговорено, но не очень ясно, с определениями, нуждающимися в толковании.

С этим связан и третий вопрос: прозрачность, видимость для общества того не закрепленного в Конституции, но сосредоточившего огромную власть механизма, который сложился вокруг лидера, подотчетен только ему и неподконтролен никакой другой ветви власти. Пока лидер здоров - полномочия окружения можно рассматривать как делегированную им часть его собственных полномочий, полученных на выборах от большинства народа. (Что, правда, не избавляет и сотрудников администрации от личной ответственности перед законом - это общепринятая норма; вспомним, что после импичмента президента США Никсона в тюрьму угодил как раз ряд ответственных работников его аппарата и ссылки на указания президента их от ответственности не освободили.) А когда лидер заболевает всерьез - возникает сложный вопрос: не воспользуются ли, обладая монополией на информацию о его здоровье и имея доступ к рычагам власти, некоторые представители окружения его болезнью, чтобы по тем или иным мотивам подготовить на случай чего если и не государственный переворот, то устраивающие их порядок и существо смены режима?

Мне довелось слышать немало суждений, что произвол, учиненный как раз в начале болезни Бориса Ельцина Центризбиркомом, связан именно с этим, с подготовкой "на всякий случай" ситуации, когда либо можно будет отложить или отменить выборы, либо создать условия, которые обеспечат их желаемый исход. Не располагая достоверной информацией, не решусь ни подтверждать, ни опровергать эту версию. Но симптоматично (и плохо) уже то, что такие слухи рождались.

Если не лихорадила, то внушала беспокойство сложившаяся в связи с последней болезнью Ельцина ситуация не только россиян. Беспокоились во всех столицах. Но нельзя забывать, что волнения возникли не на пустом месте. Ведь это факт, что уже давно у нас очень многое зависит от одного человека - от лидера, его политики, его настроения и тем более его здоровья. А все это еще больше добавляет к тревогам по поводу нестабильности, неустойчивости, непредсказуемости России. Что наносит нам прямой ущерб. Как политический (версия о нестабильности - один из главных доводов сторонников расширения НАТО), так и экономический, подрывая кредитоспособность и портя инвестиционный климат.

Действительно, серьезная болезнь лидера всегда создает своего рода чрезвычайную ситуацию. Но чтобы ее каждый раз не объявлять (да в Конституции и не предусмотрена такая процедура; кто это будет делать к тому же?), надо, видимо, создать условия, при которых нормальная обстановка в руководстве страны, гарантии от каких-то опасных "выбросов" даже и вследствие таких чрезвычайных ситуаций стали бы неотъемлемой частью политической системы.

Ни о чем сверхъестественном здесь речь не идет. В основном только о вещах, которые как будто большинство российских граждан уже признали политической необходимостью, неотъемлемыми сторонами политической системы и политического режима, в условиях которого они хотят жить. О гласности, например, - в том числе распространяющейся на здоровье президента, сосредоточившего в своих руках власть, поистине сравнимую с императорской, об ответственности всех должностных лиц перед народом в лице избранных им представительных органов, о полном исключении противоречащих Конституции действий, политических интриг. А если переложить многое из этого на совсем простой, житейский язык - о политической честности.

За последние годы о ней снова как-то начали забывать. Чем больше делают не по закону, нарушают слово, говорят неправды, тем больше снижается доверие к руководству. Что чревато особенно серьезными последствиями в случае каких-то проблем "наверху", в том числе болезни.

Я не хотел бы обсуждаемый вопрос, как и наболевшие вопросы в экономике, охране правопорядка и во многих других делах, полностью сводить к неправде, к недостатку честности. Наверное, еще большие моральные и материальные потери мы несем от вопиющей некомпетентности чиновничества (в том числе и высшего), на которую не раз публично жаловался и сам президент. Это ставшая уже хронической (наряду с классическим для России: "Воруют!") болезнь нашего государства.

Когда заболевает президент, невольно вспоминаешь и об этом. Но настоящая статья - не о здоровье государства, а о здоровье его руководителя. Оно может оставаться личным делом его, его семьи и близких лишь в условиях, когда обеспечена нормальная жизнь и работа всего властного механизма. Покуда механизм этот остается под контролем образованных Конституцией, подчиненных народу и закону органов, покуда никто и изнутри, и из-за рубежа не может использовать момент, чтобы вклиниться и поставить себе на службу сложившуюся ситуацию.

Наш государственный механизм еще несовершенен, правовое государство и гражданское общество пока не созданы. Тем более важно бдительно следить, чтобы этим не воспользовались те, кто хочет зла. А следующей Думе, как можно надеяться, в законный срок, законным образом избранной, видимо, следовало бы как задачу первостепенной очередности рассмотреть в числе других и круг проблем, возникающих в связи со здоровьем руководителя.

Среди них, как представляется, должно быть установление точного, определенного законом порядка информации общественности и, конечно, парламента о состоянии здоровья президента (а может быть, и всех кандидатов в президенты в преддверии будущих выборов?). Притом заключение должно быть сделано независимыми и авторитетными врачами. Далее, важно четко определить порядок передачи, в случае если это диктуется состоянием здоровья президента, тех или иных его функций другим должностным лицам (пусть временно). И, наконец, надо разгрузить президента от избытка "императорских" полномочий, которые, может быть, можно было как-то оправдать в момент политического кризиса, но, узаконенные в качестве постоянных, они несут не только опасность авторитаризма, но и делают власть особенно уязвимой (в частности, в случае болезни лидера), усиливают угрозу интриг, внутренней борьбы, смуты.

Все это сегодня - не пустяк, а вопрос первостепенной важности. Совершенство гарантий того, что государство и в этой, трудной для его граждан ситуации будет нормально жить, что механизм власти будет работать четко, в соответствии с Конституцией, законом и потребностями общества, что оно не станет уязвимым для происков отечественных или зарубежных лиходеев, - непременное условие стабильности и национальной безопасности. Обеспечить его может только отработанный механизм государства, работающая демократия. Без нее слишком много зависит от того, что называют субъективным фактором, в том числе от состояния сосудов, нервов, других органов, обеспечивающих жизнеспособность лидеров.

В этой связи с грустью осознаешь, что в последние годы мы очень мало продвинулись (если продвинулись вообще) в развитии демократических институтов. Неужели придется еще раз заново переживать прошлое?

@@@
Болезнь и политика
Борис Ефимович, кого вы лоббируете?
Вернется ли "долларовая собака" в опостылевший дом?
Владимир Торлопов: "Мы несем ответственность перед грядущими поколениями"
Владимиру Евтушенкову нравится инвестиционный климат России
Выйти в мир, оставшись собой…
Давос сегодня менее любезен

Дели предлагает зону свободной торговли

@@

Начался визит премьер-министра Индии Манмохана Сингха в Москву

2005-12-05 / Владимир Скосырев



Вчера в Москву прибыл премьер-министр Индии Манмохан Сингх. Вместе с ним прилетела большая группа бизнесменов, представляющих два крупнейших объединения индийских предпринимателей. Их задача – установить связи с российскими деловыми кругами и чиновниками, изучить инвестиционный климат.

Если учесть, что индийская экономика в последние годы растет темпами, составляющими примерно 7% в год, и имеет хорошие шансы выйти на еще более высокие темпы развития, то через полтора десятка лет Индия может стать третьей по размерам ВВП после США и Китая державой мира. Ясно, что значение экономической составляющей предстоящего саммита трудно переоценить.

@@@
Дели предлагает зону свободной торговли
Дело ЮКОСа возвысилось до уровня войны в Ираке
Десять лет на рассрочку долгов
Доброе дело легче погубить, чем возродить
Договоренности Касьянова не понравились Жириновскому
Дрожать бессрочно
Евгений Ясин: "История с ЮКОСом очень опасна"

Западный бизнес хочет сильного государства в России

@@

По мнению Александра Лившица, показательными для иностранных инвесторов станут три с половиной месяца после президентских выборов

2000-03-21 / Сергей Старцев Вчера представитель президента РФ по делам индустриально развитых стран Александр Лившиц провел в Москве пресс-конференцию, на которой рассказал об итогах своей длительной рабочей поездки, в ходе которой он сначала посетил Вашингтон, Хьюстон, Нью-Йорк, Монреаль, Оттаву и Торонто, а затем, после промежуточной остановки в Москве, - Лондон, Париж, Гаагу, Брюссель, Люксембург, Берлин, Мюнхен и Рим. В итальянской столице Александр Лившиц встретился с корреспондентом "НГ" и прокомментировал итоги своего турне "Независимой газете".



Александр Лившиц.

Фото Владимира Павленко (НГ-фото)

- АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВИЧ, для того чтобы оценить масштаб проделанной работы, расскажите, пожалуйста, с кем вы встречались в ходе нынешнего вояжа за океан и в Европу.

- Моих собеседников можно было бы разделить на четыре основные группы. Первая - это видные политики, министры иностранных дел и финансов, главы центральных банков, а также руководители крупнейших международных организаций - и.о. главы МВФ Стэнли Фишер, председатель Европейской комиссии Романо Проди, генеральный секретарь исключительно важной, но пока еще мало известной в России Организации экономического содружества и развития (ОЭСР) Дональд Джонстон, руководители Европейского инвестиционного банка в Люксембурге. Ко второй группе относятся руководители крупнейших компаний и банков, а также представители больших объединений предпринимателей. В Мюнхене, например, у меня состоялась встреча с девятью первыми лицами мира бизнеса, некоторые из них специально приехали туда.

Третья группа - это аналитики неправительственных организаций и крупнейших компаний и банков мира. Консультации в ними заняли у меня примерно 50% времени. Это особый жанр, который я бы назвал смесью допроса с диктатом. То есть я приезжаю, закрываются двери, все достают блокноты, и в течение нескольких часов мы говорим о России. Я считаю это чрезвычайно важной работой, о которой практически ничего нельзя говорить, поскольку то, о чем они меня спрашивали, принято считать конфиденциальной информацией. Но, как вы понимаете, такие беседы оказывают определенное влияние на выработку стратегии и этих компаний, и правительственных структур. Наконец, у меня состоялись встречи с журналистами, представителями общественности и различных ассоциаций, занимающихся отношениями с Россией, с сотнями мелких и средних предпринимателей.

- Особенностью вашей поездки, несомненно, было то, что она проходила в преддверии президентских выборов в России. Нет ли у вас ощущения, что отношение Запада к России в последнее время в чем-то изменилось? Затрагивалась ли на ваших встречах чеченская тема?

- Само собой разумеется, разъяснение того, что сейчас происходит в России, какой у нас парламент, как и.о. президента взаимодействует с этим парламентом, что делают олигархи и т.д., происходило с утра до ночи на всех уровнях и на всех встречах без изъятия. Должен вам сказать, что отношение к Владимиру Путину везде позитивное. Вопросов "Who is Putin?", как в Давосе, теперь не возникает вообще.

Я не любитель бить в литавры до срока, но должен констатировать, что изменение отношения к России есть. В последний раз я был в Америке в декабре прошлого года, в Европе - в августе. Мне есть с чем сравнивать. Стало чуть получше. Правда, в разных странах в неравной степени. В Европе это пока мало ощутимо. Когда я слышал в Европе разговоры о Чечне и необходимости учитывать общественное мнение, у меня было чувство, что я в Вашингтоне, но в декабре. В конце февраля в Вашингтоне этого уже не было. Я уж не говорю о Японии: у них были взрывы в метро, они все это понимают и вообще эту тему не трогают. За Атлантикой, в Америке и Канаде, после изнурительных трехчасовых консультаций, когда уже вся работа была сделана, я слышал: "Да, кстати, а что у вас с Чечней?". При этом блокнот закрывался и убирался в портфель. Очевидно, просто нужно было "отметиться". В Европе по-другому. Тем не менее тема Чечни уходит на периферию, она все менее дебатируется. А проблема Европы, вероятно, состоит в том, что сегодня в ней нет лидера, такого лидера, каким был де Голль, каким был Коль.

- Перейдем теперь к основному содержанию ваших бесед - к экономической проблематике. Как бы вы определили общий настрой наших западных партнеров?

- Для крупных компаний принципиально ничего страшного не происходит. Они не нуждаются в господдержке ни со стороны своих правительств, ни, говоря по большому счету, со стороны российского правительства. Они справляются сами. Если же возникают конфликтные ситуации - это бывает не так часто, - когда они по каким-то причинам не могут сами справиться, то они обращаются за поддержкой в госструктуры России и к своим премьерам напрямую. В отношениях с такими партнерами дела обстоят максимально благополучно. Они, конечно, сетуют на налоги, еще на что-то... Не те, кто начал, особенно в нефтегазовом секторе, будут и дальше вкладывать, и за них можно больше не беспокоиться. Однако сказанное относится только к самым крупным компаниям.

У остальных же общий настрой я бы выразил так: у всех хорошие ожидания, все признают достижение политической стабильности. Это не вызывает вопросов ни на каком уровне. Но отсюда вовсе не следует массированный приток капиталовложений в Россию. Как в математике: это условие необходимое, но совершенно не достаточное. Универсальную формулу мы выработали вместе с немцами: "Нам нравится российская экономика, но нам меньше нравится все остальное". Все остальное называется слабым государством.

Что такое слабое государство? На основании сотен проведенных консультаций я могу сказать, что в первую очередь нам, видимо, придется менять саму философию госрегулирования. Дело в том, что идеология госрегулирования - приходится это признать - построена у нас на презумпции виновности предпринимателя. Предполагается, что предприниматель - существо изначально жуликоватое. И на этом строится все - законы, постановления, указы. Исходят из того, что этот парень хочет украсть. Иностранцы говорят: как вы относитесь к своим предпринимателям - это не наше дело, это ваше дело. Но дело в том, что я, немец, я, англичанин, прихожу на рынок не для того, чтобы украсть, а для того, чтобы делать бизнес. А правила одинаковые для всех! Иными словами: конечно, можно создать правила дорожного движения в расчете, что каждый, кто садится за руль, имеет одну задачу - задавить максимальное количество пешеходов. Это можно сделать. Давить людей не будут, но и ездить тоже! Это требует очень глубокого осмысления.

Я не убежден, что нужно продолжать тотальное недоверие к собственным предпринимателям. Но уж по отношению к иностранцам этого делать никак нельзя, это их только отталкивает. Они хотят большей предсказуемости, прежде всего по тем решениям, которые принимают региональные власти и исполнительная власть. На самом деле у них нет резко негативного отношения к федеральным налоговым законам. Естественно, они считают, что эти законы могли бы быть получше, но в принципе эта тема их не возбуждает. Зато их не может не трогать свобода регионов с бесконечным изменением налогов. И решения по платежам, которые вправе устанавливать правительство, скажем экспортные и импортные пошлины. Они готовы их платить, но они хотят заранее знать хотя бы общий подход. Если пошлины меняются раз в год - это одно, если они меняются каждый день, тогда им сложнее планировать бизнес. Короче говоря, им нужна элементарная предсказуемость. Они, например, хотят лучшей работы региональных арбитражных судов. Они, конечно, хотят федерального законодательства о земле. И они хотят реорганизации Консультативного совета по иностранным инвестициям. Им нравится, что этот орган существует, но им не нравится, каков он. На этот счет я имею поручения от и.о. президента Владимира Путина - провести соответствующие консультации. Мы должны сделать этот совет не таким, как это нам удобно, а так, как им надо. Потому что этот совет предназначен не для удовлетворения нашего собственного самодовольства, а для того, чтобы помочь им.

- А каково в настоящий момент отношение правительств западных стран к проблеме экспорта инвестиций в Россию?

- Как я уже говорил, ситуация не везде ровная. Одни страны лидируют. Это относится в первую очередь к Японии и частично - к США и Канаде. Европа в целом здесь отстает. Развитая система - я имею в виду структуры типа САЧЕ (итальянское Управление по страхованию экспортных кредитов. - С.С.) или "Гермеса" - замерла и в марте 2000 года находится точно в таком же состоянии, как в августе 1998 года. Все функции по изменению этой ситуации переданы странами мира (и не только Евросоюза) в ОЭСР. В Париже я вел в этой организации довольно интенсивные переговоры. Ситуация примерно ясна. Возможно, летом ОЭСР будет пересчитывать рейтинг по своим моделям, и это не может не дать благоприятный результат для России. Но это не значит, что после таких расчетов они начинают интересоваться мнением главных стран - просто мнением: "Ну так как, будем или нет?" Вот это "будем или нет" и было предметом моих весьма оживленных переговоров во всех странах.

В принципе настрой позитивный - и по этому поводу, и по всем остальным. Они ждут, что будет в ближайшие три с половиной месяца, поскольку выборы президента России и саммит на Окинаве разделяют как раз 3 с половиной месяца. Этот период будет в значительной мере показательным. Как мне представляется, любой позитивный сигнал из России будет встречать адекватную реакцию. Может быть, она будет распределена по времени, а может быть, она вырвется "пучком" на Окинаве. Нам все равно, лишь бы она была.

Еще одна европейская тема - это расширение мандата Европейского инвестиционного банка в Люксембурге. Это крупнейший банк с уставным капиталом 100 миллиардов евро, финансирующий только трансевропейские проекты. Но, естественно, когда мы обсуждаем проект железной дороги из Парижа на Восток, абсолютно бессмысленно делать железнодорожный тупик на польско-российской границе. "Осторожно, двери закрываются. Следующей станции нет". Все это прекрасно понимают. Наша позиция состоит в том, что диктовать все должна элементарная экономическая эффективность. Да, Россия не является членом Евросоюза. Да, она не состоит в кандидатах на вступление в эту организацию. Ну, а как вы себе представляете ситуацию с газопроводами? Мы их построим. "Газпром" вместе со своими контрагентами в Европе найдет деньги и выстроит все это, реконструирует и отремонтирует. Но это будет дольше, будет дорого, и это будет невыгодно вам самим.

В Люксембурге в Европейском инвестиционном банке это признают - позиция позитивная. В Брюсселе в Еврокомиссии это признают - позиция позитивная. Вопрос тот же: "А как страны?" С этими странами в каждой столице я вел переговоры и добивался по крайней мере готовности к пересмотру прежних решений, а точнее, к выработке новых решений, скажем, по расширению мандата того же инвестиционного банка, с тем чтобы после президентских выборов этот процесс начал движение.

- Александр Яковлевич, как прошли ваши переговоры в МВФ? Что вы думаете о кандидатуре главы ЕБРР Хорста Келлера, которого хотел бы видеть на посту директора-распорядителя фонда Евросоюза?

- В МВФ у меня была хорошая встреча со Стэнли Фишером. Кстати, это произошло в тот день, когда он впервые вышел на работу в качестве действующего директора-распорядителя МВФ, и первым его собеседником был представитель России. Я сказал, что это, наверное, символично. Он согласился. Я спросил: "Настолько символично, чтобы вы вышли и сказали что-нибудь в телекамеру ОРТ?". Он сказал: "Настолько". И пошел, и сказал, в частности, о том, что одобряет соглашение с Лондонским клубом, одобряет макроэкономическую ситуацию, и о том, что МВФ находится в ожидании структурных реформ, после начала которых бесспорно поддержит эти реформы, в том числе и траншами кредита.

Что касается кандидатуры Келлера, то мы его прекрасно знаем, а он, в свою очередь, прекрасно знает Россию, потому что Россия - это 22% кредитного портфеля ЕБРР. По большому счету, перемены в руководстве МВФ не так уж важны. Фонд ведет себя по отношению к России с жесткостью, равной 100%. Жесткости в размере 101% быть не может. Любой руководитель будет вести себя так же жестко или чуть лучше. Хуже быть не может, а поэтому нам все равно. Вот, собственно, и вся логика.

- Изменилось ли что-нибудь в позиции МВФ после достижения соглашения между Россией и Лондонским клубом? Помнится, вы недавно говорили, что в случае принятия Госдумой некоторых законов и поправок к законам, возможно получение кредитов еще до президентских выборов.

- Ничего особенно не изменилось. Линия ясна: вы обещали, вы подписали (подписывали это Примаков и Геращенко), так выполняйте. Возможно, еще вернемся к этому вопросу, возможно, что-то откорректируем - все же почти год уже прошел. Отношение, честное слово, просто доброжелательное. И делать из МВФ пугало, как это у нас умеют, совершенно не нужно. Они ничего особенного от нас не хотят. Они хотят от нас того, что мы хотим сами от себя.

Шансы на получение транша МВФ тоже те же самые. Не выборы их интересуют. Они приняли определенную линию. Линия эта называется "Никаких поблажек". Многие меня будут ругать, но линия эта очень нужна нам самим. От этих бесконечных поблажек в конце концов произошло 17 августа. Больше они этого не хотят и правильно делают. Мне нравится, что ситуация полностью прозрачна. Понятно, что делать, понятно, какие пункты можно откорректировать, а на изменение каких пунктов они никогда не пойдут. Тумана нет никакого. Мяч сейчас на нашей стороне поля. Несколько шагов вполне могут перебросить его на их сторону.

- Очевидно, что правительство России стремится сейчас восстановить привлекательность нашего рынка для зарубежных инвесторов. Делается ли при этом различие между портфельными и стратегическими инвесторами? Или это не принципиально?

- Я вообще не считаю это принципиальным вопросом. Вот в России наблюдается прилив спроса на ценные бумаги: чисто портфельные, спекулятивные операции. Такой прилив спроса может быть вызван только спросом иностранцев - такой у нас рынок. Значит, спрос есть, значит, ожидания президентских выборов позитивные. Люди покупают недооцененные акции в расчете на то, что после выборов их цена будет выше и они их перепродадут и заработают на этом. Конечно, мы заинтересованы в значительно большей степени в прямых инвестициях, но, повторяю, отношение крупных компаний положительное, отношение мелких и средних предпринимателей выжидательное, и то, как мы будем себя вести, все и решит.

- Александр Яковлевич, в последнее время многие эксперты все чаще говорят о том, что ресурс девальвации исчерпан, а повышение мировых цен на энергоносители вскоре может закончиться. Какие меры правительство должно предпринять, чтобы предотвратить новый спад?

- Здесь ситуация такая. Даже когда яблоко созрело, оно само в рот не попадает. Нужны были действия правительства, для того чтобы использовать нефтяные цены и импортозамещение. С этим все согласны. Но прямо скажем, что использованы два главных фактора роста прошлого года: девальвация - импортозамещение и динамика нефтяных цен. Машина, которая едет на двух колесах, называется велосипед. На велосипеде ехать можно, но у него есть три дефекта. Во-первых, он едет медленно. Во-вторых, он неустойчив. И, в-третьих, все, что сыплется с неба, попадает прямо на голову - любая неожиданность, и ты ничем не прикрыт. Отсюда следует, что нужны по крайней мере еще два колеса, а лучше три. Но не больше, потому что это уже будет БТР. Что это за новые колеса?

Принципиально важно, что ни на одной встрече с западными предпринимателями тезис об укреплении государства не вызывал ни тени сомнения, они его на ура встречали. Они хотят сильного государства. Под сильным государством и мы, и наши собеседники подразумеваем эффективное государство. Не такое, которое всюду лезет, но такое, которое умеет защитить инвесторов, которое предсказуемо и т.д. Вот третье колесо. Четвертое колесо - это инвестиционный климат. Колесо номер пять - это структурная реформа. Три этих нововведения позволят нам продвигаться дальше. Никаких иллюзий на этот счет у меня нет. Нельзя дальше ехать на велосипеде, потому что оба колеса уже спускают - можно упасть.

@@@
Западный бизнес хочет сильного государства в России
Казахстан ужесточает инвестиционный климат
Кремлевское спокойствие победителя
Лукашенко завлекает Запад
Михаила Касьянова поддержало подавляющее большинство Госдумы
Многообещающее начало
Мяч в свои ворота

На Западе больше рады за ТНК, чем за British Petroleum

@@

Англичане сильно рискуют, связываясь с Россией

2003-02-13 / Алексей Ефимов



Западные аналитики расценивают действия British Petroleum как часть новой, рискованной стратегии. И это значительно дополняет радужную картину, рисуемую российскими официальными лицами по поводу сделки британцев с тюменцами.

Сразу после объявления о сделке British Petroleum с ТНК рейтинговое агентство Standard & Poor"s сообщило, что дает "негативный прогноз" долгосрочным кредитным рейтингам британской компании и связанным с ней структурам. В парижском офисе Standard & Poor"s корреспонденту "НГ" сообщили, что сейчас необходимо заново оценить, насколько изменится способность British Petroleum обслуживать свои финансовые обязательства в результате заключения сделки с ТНК и в свете не очень успешных итогов работы компании в 2002 году. В соответствии с данными, опубликованными за день до объявления об инвестиционном проекте в России, выручка британской компании снизилась в 2002 году на 25%.

Лондонская газета Guardian пишет, что British Petroleum российским инвестиционным проектом пытается подвести черту под годом неудач. По мнению издания, BP теперь делает ставку на "политически неустойчивые страны", к которым в Великобритании - наряду с Анголой, Азербайджаном и Тринидадом - относят и Россию.

Скептически оценивают сделку и за океаном. Американская New York Times цитирует слова одного из руководителей Royal Dutch/Shell Вальтера ван де Вийвера: "Все крупнейшие нефтяные компании в той или иной степени работают в России. И всем нам трудно запустить проекты.

Очень легко вложить деньги, но насколько просто их вытащить отсюда? Риски в России остаются". Поэтому, считают здесь, вряд ли другие нефтяные гиганты поторопятся последовать примеру British Petroleum.

Ведущий аналитик лондонского офиса инвестиционной компании Renaissance Capital Адам Ландес сообщил "НГ", что эксперты гораздо больше рады за ТНК, чем за BP. В инвестиционных кругах, считает Ландес, есть серьезная озабоченность тем, что британская компания уходит из своих традиционных регионов (Северное море и Аляска). По его словам, смешанные чувства вызывает и цена сделки. С учетом долгов ТНК объем вложений British Petroleum кажется чересчур высоким. А получаемые в результате сделки активы не представляют собой ничего особенного ни с точки зрения их размеров, ни с точки зрения качества.

Впрочем, по мнению аналитика, эта сделка будет иметь серьезные последствия для нефтяного сектора России. Решения об инвестициях в Россию со стороны мировых лидеров будут приниматься быстрее, а российские компании будут стремиться оценить себя подороже. И первыми претендентами на продажу, вероятно, станут ЮКОС или "Сибнефть".

Григорий Выгон из Института финансовых исследований согласен с тем, что подобная сделка - это позитивный сигнал для России. Компания с мировым именем, вкладывая большие деньги, дает понять, что она готова работать на равных с россиянами условиях. То есть ее вполне устраивает инвестиционный климат. Standard & Poors же, по его мнению, просто "дуют на воду", поскольку боятся запутанности с активами тюменцев и падения мировых цен на нефть.

@@@
На Западе больше рады за ТНК, чем за British Petroleum
Ни одна из задач пенсионной реформы не выполнена
Опасные юридические казусы
Отечественные компании по-прежнему недооценены
Под следствием - половина правительства?
Потанина пробило
Потрошитель олигархов

Пример или процесс?

@@

Оценка Игорем Шуваловым «дела ЮКОСа» не может успокоить ни отечественных, ни зарубежных инвесторов

2005-03-30 / Антон Арнольдович Трофимов - заместитель главного редактора "Независимой газеты".



Вчера на VI ежегодной инвестиционной конференции «Экономическая ситуация и инвестиционный климат в России» основной докладчик – помощник президента РФ Игорь Шувалов – сделал сенсационное заявление. По его словам, «дело ЮКОСа» было показательным примером для других компаний, использующих схемы минимизации налогов. «Если был бы не ЮКОС, то появилась другая компания, которая должна была ответить, каким образом компания использует схемы, не платит налоги в бюджет и, таким образом, государство оказывается ограничено в исполнении своих социальных обязательств», – заявил помощник президента. При этом Игорь Шувалов подчеркнул, что никто не хочет повторения ситуации с ЮКОСом, но пообещал, что в случае необходимости «мы будем точно такие же меры применять и в будущем, даже если это отрицательно скажется на инвестиционном климате России».

@@@
Пример или процесс?
Путин обсудил с депутатами перспективы судебной реформы
Ресурс на "черный день"
Реформы получат ускорение
России нужен рыночный "план ГОЭЛРО"
Россия сегодня, завтра и через десять лет. Страна и власть
С Ходорковским закончили, теперь вы на очереди

СНГ: НЕГА сообщает

@@

В минувшую субботу президенты Украины и России Л.Кучма и Б.Ельцин обсудили в ходе телефонной беседы итоги Стамбульского саммита ОБСЕ; Уже более месяца в некоторых областных центрах Белоруссии наблюдается дефицит продуктов питания; Совещание координаторов международной программы по борьбе с туберкулезом и СПИДом проходит в Минске...

1999-11-23



Украина

В МИНУВШУЮ субботу президенты Украины и России Леонид Кучма и Борис Ельцин обсудили в ходе телефонной беседы итоги Стамбульского саммита ОБСЕ. Было подчеркнуто, что подписанные документы - Декларация, Хартия европейской безопасности и адаптированный Договор об обычных вооружениях в Европе - имеют основополагающее значение для обеспечения мира, стабильности и безопасности в Европе без разделительных линий, на базе общепринятых международных норм, а попытка внести диссонанс в работу общеевропейского форума потерпела неудачу. Ельцин поблагодарил Кучму за поддержку российской линии на саммите, и президенты условились продолжать усилия по координации внешнеполитических шагов.

Белоруссия

УЖЕ более месяца в некоторых областных центрах Белоруссии наблюдается дефицит таких продуктов питания, как куриные яйца, сливочное масло. Специалисты Минсельхозпрода объясняют создавшееся положение уменьшением производства этой продукции в хозяйствах республики, что вынуждает перерабатывающие предприятия работать в половину мощностей. Власти Бреста ввели нормы отпуска продуктов в одни руки - десяток яиц, 200 граммов сливочного масла и одну бутылку шампанского местного производства. По мере того как с прилавков магазинов исчезло белорусское сливочное масло, его место заняло российское, процентов на сорок дороже.

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

СОВЕЩАНИЕ координаторов международной программы по борьбе с туберкулезом и СПИДом проходит в Минске. В нем участвуют представители национальных обществ Красного Креста Белоруссии, Молдавии, России и Украины, а также представители Международной Федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. За неделю работы участники совещания обсудят ход реализации программы, обменяются опытом, а также ознакомятся с деятельностью комитетов Красного Креста Гомельской и Могилевской областей по профилактике туберкулеза и оказанию помощи больным этой тяжелой болезнью.

Армения

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ директор Центра информации и издательства при правительстве Турции Сезгин дал армянской газете "Еркир" разъяснения относительно визита в Турцию в начале этого года армянской делегации, возглавляемой Наири Унаняном, который обвиняется в организации теракта в Ереване 27 октября. По словам Сезгина, "члены делегации обратились в турецкий информцентр в Москве, выразив желание посетить Турцию с познавательной целью. Мы, в свою очередь, удовлетворив просьбу наших московских коллег, отправили приглашение. В Турцию прибыла группа из пяти человек во главе с Унаняном. Они посетили Трабзон, где встретились с представителями областной администрации, после чего побывали в Анкаре, Анталии, а также Стамбуле, где провели переговоры с председателем Союза армянских и турецких предпринимателей и журналистами. Поступило предложение организовать телемост между армянскими и турецкими государственными деятелями, однако идея не была реализована. В ходе встреч с членами группы я не заметил наличия у них обостренного чувства патриотизма".

Таджикистан

УЖЕ в течение недели в следственном изоляторе МВД Таджикистана находятся три уроженца Чечни, которые были задержаны в доме одного из жителей Душанбе при проверке паспортного режима. По некоторым данным, один из чеченцев является братом телохранителя известного полевого командира. В МВД Таджикистана не исключают, что он принимал участие в боевых действиях, поскольку при медицинском осмотре на его теле обнаружены следы огнестрельного ранения. В настоящее время, согласно договору между МВД России и Таджикистана, все документы направлены в соответствующие органы РФ для уточнения личностей задержанных. Вместе с тем, по данным информированных источников, все трое являются эмиссарами и прибыли в Таджикистан для пополнения армии чеченских сепаратистов. Официально в Таджикистане отсутствует чеченская диаспора. По некоторым данным, на днях в восточный регион Таджикистана прибыли несколько десятков чеченских жителей, в основном женщин и стариков, возможно, в качестве беженцев.

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

@@@
СНГ: НЕГА сообщает
Серж де Пален: "Мы верим в будущее вашей экономики"
Сибирские губернаторы обнадежили президента
Смелое решение как гарантия успеха
События и происшествия: новости
Сорос дал рекомендации российскому правительству
Специальность: технология безопасности

Строительство нефтяного терминала в Мурманске Норвегии не нравится

@@

Министр энергетики этой страны научит россиян осваивать шельфовые месторождения

2004-01-28 / Евгения Обухова



Сегодня министр энергетики Норвегии Эйнар Стеенснэн встретится с российским министром энергетики Игорем Юсуфовым, главой Минэкономразвития Германом Грефом и заместителем министра природных ресурсов Петром Садовником. Это второй день трехдневного визита норвежского министра в Россию.

Основные вопросы для обсуждения – развитие нефтегазовой деятельности обеих стран, увеличение пропускной способности российских трубопроводов, сотрудничество Норвегии и России в рамках Евросоюза и, разумеется, инвестиционный климат в России. Кроме того, вчера Стеенснэн встречался с представителями российских и норвежских нефтяных компаний.

@@@
Строительство нефтяного терминала в Мурманске Норвегии не нравится
ТНК-ВР не желает продаваться
Трудные времена у рыбаков
Фискальное послабление или удавка
Частные инвесторы осваивают фондовый рынок