"Нет объяснения у чуда…"

@@

К 75-летию кинорежиссера Марлена Хуциева

2000-10-04 / Иосиф Райхельгауз, Елена Стишова



У НЕГО нет ни пейджера, ни мобильного телефона, ни кабинета, ни секретаря. У него нет даже собственного письменного стола, не то что машины или дачи. У него нет многого из того, что сегодня традиционно сопровождает крупных деятелей нашей культуры...

Но у него есть великие фильмы.

Ему 75 лет. Счастье, что он жив, счастье, что уже при жизни очевидно - это один из крупнейших кинематографистов нашего века. И это не моя оценка. Много лет назад в Москву впервые прилетел Федерико Феллини и, сойдя с трапа самолета, спросил: "А где Хуциев?"

Действительно, фильмы Хуциева - это глубокий и выстраданный учебник жизни. Это кино, которое выполняет свою главную задачу - помогает людям жить. И в то же время фильмы Хуциева - выдающийся учебник технологии режиссуры. И это справедливо по отношению ко всему, что снимал Хуциев: начиная с первого его шедевра "Весна на Заречной улице" и заканчивая последней картиной, которая вышла почти 10 лет назад. Надо сказать, что за это десятилетие, при том что я смотрел фильмы многих наших замечательных режиссеров, я не знаю фильма, равного по философии, глубине, по удивительной, невозможной пронзительности, по степени реального, чувственного проникновения в каждого, кто смотрит на экран. Это - о фильме "Бесконечность". Мне кажется, что он должен быть поставлен в самый первый ряд, когда будут перечислены фильмы уходящего века кино.

Судьба так счастливо распорядилась, что мы живем с Марленом Мартыновичем в одном дворе. Я иногда встречаю его в гастрономе. Мужчина небольшого роста покупает хлеб и молоко. А я каждый раз вижу, какой это красивый и высокий человек. Может быть, к нему как ни к кому другому подходит изречение, что рост человека измеряется не от пяток до макушки, а от головы до неба. ХУЦИЕВ - ДО НЕБА.

Я видел работу Марлена Мартыновича со студентами. Для Хуциева каждый студент - это коллега, партнер, товарищ по профессии. На решение любой технологической задачи, которая возникает перед первокурсником, сам мастер затрачивается так, будто бы это последний в жизни съемочный день.

Когда я вместе со своими товарищами, ныне известными московскими режиссерами, учился в ГИТИСе, у нас было такое соревнование. В кинотеатре Повторного фильма, который находился рядом с ГИТИСом, шла ретроспектива Хуциева: "Июльский дождь", "Был месяц май", "Застава Ильича", "Послесловие". Мы пропускали лекции и смотрели кино. "Был месяц май" мы посмотрели десятки раз! Десятки, я не преувеличиваю. Мы сбивались со счета: "Ты сколько раз посмотрел? Двадцать с чем-то, тридцать с чем-то..."

"Июльский дождь" - картина, которая перевернула наше сознание. Помню раскадровку и могу хоть сейчас рассказать по кадрам весь фильм. И тот удивительный поток мышления, который потом критики обозвали "потоком сознания", есть на самом деле поток виртуозно организованный.

Хуциев особенным образом видит реальность и необъяснимо, но чрезвычайно убедительно пересочиняет ее на экране. Преломляя через свою личность, он переводит наше бытие в другое качество. Причем именно привычные вещи. Ведь он снимает Москву, Ярославль, Елец - места, которые каждый много раз видел. Тем не менее когда это на экране, то впечатляет и поражает прежде всего красота, содержание, и только потом испытываешь радость узнавания родного пространства.

Сколько раз каждый из нас смотрел в небо на плывущие облака... Но как они плывут в "бесконечном" небе Хуциева!

У меня был невероятный случай. Моя жена - артистка театра "Современник" Марина Хазова снималась в одной из главных ролей в фильме Хуциева "Бесконечность". Мы пришли на закрытый просмотр, когда картина не была даже смонтирована. Прошло несколько первых сцен, и вдруг на экране появилась женщина. Я набрал воздух и не мог выдохнуть, потому что женщина была удивительно прекрасна. Я пытался угадать, кто эта артистка. И только через несколько минут сообразил, что не узнал свою жену. Так он ее снял. Он так ее увидел.

Марлен Мартынович Хуциев читает стихи так, что, кажется, он их сам только что написал. Как он поет грузинские песни! Как он поет русские романсы! Как он слышит музыку!

Однажды, много лет назад мы ехали на Чеховский фестиваль в Ялту. Ехали в поезде в одном купе. Я жалею, что не было диктофона. Марлен Мартынович говорил о Чехове столько, а главное - так, что это могло бы сложиться в увлекательнейшую книгу. Позднее часть этого материала вошла в замечательную пьесу Хуциева "Визит к больному палаты # 16". Мне очень жаль, что эта пьеса не поставлена в нашем театре. Надеюсь, это еще случится, и, со своей стороны, создам для этого условия наибольшего благоприятствования.

Марлен Мартынович - профессор, заведующий кафедрой режиссуры ВГИКа, где 1 сентября происходит традиционное собирание студентов-первокурсников. Естественно, старшекурсники и многие педагоги на это мероприятие не приходят. Никого не хочу обидеть, но я прихожу каждый год лишь для того, чтобы услышать Хуциева. Почти неважно, что он говорит, хотя он говорит всегда замечательно. Важно, как он говорит. И важно, как он может, как умеет передать сидящему в зале веру в то, что мы живем не напрасно. Что мы нашим делом занимаемся не напрасно, что мы нужны друг другу, людям вообще и этой стране. Марлен Мартынович об этом не кричит, он об этом шепчет, но этот шепот дороже многих выкриков и деклараций. В его словах для меня лекарство от накапливающейся день за днем тоски. Хуциев только своим существованием выводит на другой уровень всех, кто рядом с ним, и тех, кто в связи с ним, кто даже о нем не подозревает. После его слов становится легче надолго.

Когда есть такие люди, то не стыдно, что занимаешься этой профессией, не стыдно, что входишь в заплеванный, прокуренный ВГИК, где студенты не понимают, кто ходит с ними рядом по коридорам, и могут задеть Хуциева плечом.

Его друг Булат Шалвович Окуджава сказал, что Хуциев тем, что он есть, оправдывает время, оправдывает наш век.

Здравствуйте, Марлен Мартынович! Здравствуйте как можно дольше!

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

ИЗ-ПОД глыб памяти выплывает сюжет. 83-й год. Застой, стагнация, энтропия - тоска зеленая. Были, правда, "островки спасения" - дома творчества, филиалы интеллигентских кухонь, воспетых в стихах и песнях. Туда можно было сбегать. Помню зиму в Доме творчества Матвеевское. В тот сезон кого там только не было - Тоник Эйдельман, Саша Свободин, Толя Гребнев. И Марлен Хуциев. Речистые все, как на подбор. За столом каждый норовил "держать площадку". Пока не появлялся Эйдельман - его рокочущий властный баритон стирал все другие звуки безо всяких усилий. Никто не мог с ним тягаться. Кроме Хуциева. Хуциев готовился снимать своего "Пушкина", литературный сценарий был уже готов. Так что застольные разговоры крутились вокруг Пушкина, пушкинского окружения и пушкинской эпохи. И тут Хуциев блистал эрудицией и энциклопедисту Эйдельману не уступал. На вечерних посиделках он, случалось, импровизировал некоторые сцены. Это захватывало - я даже кое-что записала про его показы. К примеру, сцена, как Александр I стоит у окна своего кабинета в Зимнем и не может разглядеть в густом тумане шпиль Петропавловской крепости. Государь недоволен, ему кажется, что это - дурной знак... Вот запись: "Концепция фильма - Моцарт и Сальери, где Пушкин - Моцарт, а Сальери - окружение, общество, включая его самого, ибо божественный пушкинский дар подрывался изнутри его земным существованием. Божественное и земное - взаимоуничтожаемые величины". И резюме: "Марлен пишет Пушкина с себя, это так и должно быть…"

Никто не станет отрицать, что в Хуциеве есть пушкинская легкость, моцартианский свет и тьма не объемлет его. Таков и его кинематограф, весь пронизанный светом и летним дождем. Удивительно ли, что у Хуциева не сложились отношения с нынешней эпохой? Слишком мало света, слишком много прагматики. Это не его время. Земное победило божественное.

В тогдашней жизни, в начале 80-х, земное тоже, бывало, брало за горло - ведь Хуциев был в простое, и студия уже не платила ни копейки. Друзья-киноведы из кинотеатра "Иллюзион", чтобы поддержать мастера, устроили ему однодневный ангажемент. Два сеанса "Июльского дождя", а в перерывах встречи со зрителями, ответы на вопросы. Неплохо оплачивается, к тому же редкая возможность показать картину, тираж которой в момент выпуска на экран был ничтожным по тем временам - всего 150 копий. А зрители "Иллюзиона" начала 80-х - полудиссида, аутсайдеры, ночные сторожа и дворники. Все рубят с полуслова. Хуциев вернулся в Матвеевское, как говорится, усталый, но довольный. Извлек из кармана горсть мятых записок. В одной было написано размашистым мужским почерком: "А вы - гений, режиссер Марлен Хуциев!"

Вот так. Не больше и не меньше. С гениальностью положено разбираться потомкам - это прерогатива вечности. Но я понимаю того парня. Такое оглушительное впечатление произвела на этого "семидесяхнутого" картина, где было гениально (другого слова не найти) угадано наступившее время, точнее, безвременье. Героиня говорит герою: "Нет, Володя, замуж я за тебя не пойду". И звучит этот отказ как приговор. Она не хочет связывать свою жизнь с человеком, чья гибкость и уступчивость обещают ему блестящую карьеру, а ей - душевное одиночество. И никаких аллюзий, намеков, многозначительных умолчаний, никакого пафоса. А у зрителя вдруг открывается духовное зрение, он погружается в поток образов, обитающих в эфирных слоях смысла. Нормальный киносеанс становится мистическим актом, за полтора-два часа экранного времени ты обретаешь духовный опыт, который входит в твой молекулярный состав навсегда.

Рецензия Якова Варшавского на "Заставу Ильича" называлась "Фильм замедленного действия". Критик пророчил многострадальной картине, попавшей (или подсунутой) в недобрый час под руку Хрущеву, долгую жизнь и долгий зрительский интерес. И оказался прав.

Когда зарезанный цензурой фильм все-таки выпустили под другим названием - "Мне двадцать лет", в нем искали крамолу: чем прогневил он генсека и главу государства, а с ним всю идеологическую камарилью? Напрасно тратили время - политической крамолы не было, напротив - была святая вера в "ленинские нормы" (от которых тогда режиссера раз и навсегда отвадили). Но была новизна стиля и новизна мироощущения, полемическая (невольно!) по отношению к основному корпусу советских картин. "Застава Ильича" с ее "потоком жизни" действительно была стилистическим вызовом. Это был тот самый "фильм без интриги" (цитирую название книги Виктора Демина, адепта хуциевского кино), поэтику которого разрабатывали итальянцы, прежде всего - Микеланджело Антониони. По тогдашним советским представлениям это была опаснейшая крамола - что-то на уровне ревизионизма и прочих опасных политических заблуждений.

При повторных просмотрах на протяжении многих лет фокус фильма смещался (для меня по крайней мере) от прогулки влюбленных героев по ночной Москве, от поэтического вечера в Политехническом - остановившись на эпизодах первомайской демонстрации. Здесь в интонацию доверия к жизни, благодарной открытости ей в ответ на ее открытость вплетаются, будто помимо авторской воли, элегическая, щемящая нота прощания, предчувствие перемен, предощущение близких заморозков. После оттепели, одарившей - обманувшей - теплом, дружным ледоходом и таянием снегов.

Марлен Хуциев - ключевая фигура 60-х. Его сформировала оттепель, великая эпоха "реабилитанса". Реабилитированы были не только невинно пострадавшие жертвы сталинской тирании, но сама реальность. Жизнь освободилась от насилия нормативной эстетики и могла предстать на экране такой, какой она есть, а не такой, какой должна быть в представлении охранителей соцреализма. Поколение, пережившее войну, отнеслось к проекту духовного возрождения страны романтически, с полной верой в искренность провозглашенных гуманистических идеалов. И в ленинские нормы жизни. Идеализма и прекраснодушия было с избытком, прощание с ними растянулось на десятилетия. И все же именно на той закваске взошло нержавеющее поколение людей, заговоренных от нравственной порчи. И потому особенно чутких на всякую нравственную неточность. Сегодня эти люди многих раздражают своим ригоризмом, но именно они, "идеалисты всесоюзного значения", - последнее, что удерживает нас от полной моральной энтропии.

Хуциев, ну прямо как Кирсанов-старший из "Отцов и детей", упрямо верен своим принципам. При всей его внутренней подвижности, контактности, открытости его с места не сдвинешь, когда речь заходит о них - о принципах. Так было всегда. Я помню опального Марлена Хуциева на трибуне Большого дома - так называли тогда здание ЦК партии на Старой площади. Был такой иезуитский ритуал - критикуемому за идеологические ошибки давали слово для публичного покаяния. В той речи он говорил о своем отце, политзаключенном, погибшем в сталинских лагерях. Сейчас, вспоминая приснопамятные времена, когда художникам для профилактики грозили пальцем, любят говорить о том, что своей опале Хуциев обязан дружбой с Феллини. Как, приехав на Московский международный кинофестиваль, великий Феллини разыскал Марлена Хуциева и захотел посмотреть его запрещенную картину… Дивный штрих к биографии. Ну а мне он однажды сказал: "Ты не знаешь, какое это чувство, когда вокруг тебя моментально образуется пустота, где бы ты ни появился".

Тем не менее Хуциев всю жизнь снимает один и тот же фильм. Как многие большие художники. Его тема неисчерпаема: это любовь к жизни.

Сюжет, история у него служебны, функциональны. Главное - ткань жизни, ее реалии, взятые в поэтическом масштабе "огромных мелочей". Как острый стук женских каблучков в предрассветный час, когда весь городок устремляется провожать военный эшелон на 1-ю Империалистическую. Или - огонек зажженной спички, который бережно, словно олимпийский огонь, передают друг другу прикуривающие незнакомые мужчины. Это из "Бесконечности", картины 91-го года, где были реабилитированы Белая гвардия и российский триколор.

Хуциев - классик, все его картины - от дебютной "Весны на Заречной улице" до программной "Бесконечности" - вошли в учебники кинорежиссуры. Многое в нашем кино он сделал впервые. Впервые вышел из павильона на улицы, смешал актеров с уличной толпой, и даже такая обыденная штука, как светофор, превратилась в его фильме в поэтический образ. Его картины имеют документальное измерение - это матрица самой жизни, по ним можно изучать ушедшее время: как жили люди и чем они жили. Но сквозь реалии повседневности хуциевское кино видит и фиксирует метафизику жизни. Ее чудо.

@@@
"Нет объяснения у чуда…"
"Работа чиновников должна быть прозрачной"
"У Москвы лишь один путь - на Запад"
"Это не агитация, а ответы на вопросы"
«Искусственные барьеры надо снять»
Андрей Нечаев: "Правительство часто становилось заложником политических решений"
В политике: Люди ждут ответа от истории и премьера

В тисках афганского капкана

@@

Государства Центрально-Азиатского региона СНГ играют с огнем

2001-11-10 / Дмитрий Николаев







В середине ноября мусульманский мир будет отмечать праздник Рамадан. Однако вашингтонская администрация устами советника президента по национальной безопасности Кондолизы Райс поспешила заявить, что США не могут "позволить себе паузу" в бомбардировках Афганистана. Госпожа Райс убеждена, что Усама бен Ладен и его организация "Аль-Каида" - "это враг, с которым следует обращаться агрессивно и давить на него до конца".

Сразу после трагических событий 11 сентября подобного рода заявления американских чиновников на первый взгляд были понятны. Однако сейчас мировая общественность, обеспокоенная ростом количества жертв среди мирных афганцев и пугающими перспективами широкомасштабных бомбардировок вдобавок еще и Ирака, уже не желает принимать подобного рода заявления и хочет получить четкие и ясные ответы на вопросы: что будет завтра, кто следующий может стать объектом ударов Пентагона, все ли делается для того, чтобы мир не был втянут в новые глобальные потрясения?

Анализ политической жизни планеты с начала англо-американских бомбардировок Афганистана, к сожалению, особого оптимизма не внушает.

Первый бесспорный вывод: упорное молчание ООН свидетельствует о глубочайшем кризисе этой еще совсем недавно авторитетной международной организации. В нынешней ситуации такую же неспособность предложить возможные реальные меры по противодействию глобальной террористической угрозе демонстрируют и другие международные институты, включая НАТО и ОБСЕ. Одна из причин этого - неспособность отказаться от политики двойных стандартов. Это и стало одной из основных причин того, что джинн терроризма оказался выпущенным на свободу и загнать его обратно одними бомбами и ракетами теперь уже невозможно.

Убедительное подтверждение тому - итоги четырех недель бомбардировок Афганистана. Бен Ладен жив. Режим талибов функционирует, не потеряв ни одного стратегического объекта. Нет и массовых переходов, как ожидалось, рядовых талибов на сторону Северного альянса. К тому же на смену тем, кто или дезертировал из формирований движения "Талибан", или перешел на сторону Северного альянса, только за последние дни, как сообщает "Вашингтон пост", пришли из Пакистана около трех тысяч человек - арабы, чеченцы и, в основном, пакистанские пуштуны.

Нет и восстаний пуштунских племен, вожди которых не согласны с политикой Мулло Омара. Те из них, кто попытался это сделать, либо, как Абдул Хак, казнены, либо, как Хамид Карзай из провинции Урузган, вынуждены искать убежища в труднодоступной местности от преследующих их по пятам отрядов талибов.

Отсюда невольно напрашивается еще один вывод: США, пытаясь воспользоваться ситуацией для решения своих геополитических проблем в Центральной Азии и на Среднем Востоке, могут не только надолго увязнуть в афганских горах, но и своими действиями спровоцировать взрыв экстремизма в исламских странах с самыми непредсказуемыми последствиями.

Немецкий политолог и эксперт по проблемам Афганистана Гюнтер Кнабе в комментариях на радиостанции "Немецкая волна" отметил, что "американцы сами заманили себя в западню". Он считает, что они отрезали себе обратный путь - если они сейчас отступят, то выставят себя на смех не только в глазах террористов, но и мировой общественности. А этого Америка, считающая себя единственной сверхдержавой в мире, позволить себе не может.

По словам Кнабе, "американцы стоят перед дилеммой: если им, несмотря на все бомбардировки, не удастся найти бен Ладена, они выставят себя на посмешище. Если они физически уничтожат его - они из "героя" превратят его в "мученика за правое дело", и тогда им уже не "отмыться" в глазах мусульман никогда". Если американцы не сумеют взять бен Ладена живым, они не смогут представить его перед судом и доказать - прежде всего жителям арабского мира, - что это тот самый человек, который виновен в терактах, что это руководитель террористической организации. И тогда, как полагает Гюнтер Кнабе, "афганская операция станет лишь началом большого кризиса".

Первой жертвой этого "большого кризиса" может стать Пакистан. Президенту Первезу Мушаррафу все труднее удерживать ситуацию в стране, которая фактически балансирует на грани гражданской войны. Трагизм ситуации усугубляется тем, что Пакистан является обладателем ядерного оружия. Его 25 ядерных боеголовок, попади они в руки сторонников талибов, достигнут не только объектов на территории Индии, Китая, Таджикистана или Узбекистана, но и могут быть использованы против объединенной англо-американской группировки ВМС в зоне конфликта.

Осколки взрыва исламского фундаментализма в Пакистане упадут и на соседние страны. Больше всех могут пострадать Узбекистан и Таджикистан. В случае провала операции Пентагона против талибов, чего также нельзя исключать, нынешним властям в Ташкенте и Душанбе, все больше втягивающимся в помощь США, грозит перспектива остаться один на один со своими исламистами.

По оценкам многих экспертов, западное присутствие в регионе вдохнуло второе дыхание в умирающий ГУУАМ. По некоторым данным, туда готовы войти также Казахстан и Киргизия. Если это произойдет, то о СНГ, которое скоро отметит 10-летие, можно будет говорить в прошедшем времени.

@@@
В тисках афганского капкана
Вечные ответы на вечные вопросы
Власти Прибайкалья дождались слова президента
Вместе мы многое можем
Глобальные университеты
Дело вкуса: на вопросы отвечает Михаил Державин, актер
Десять лет независимости и реформ

Душанбе поможет Кабулу

@@

Таджикистан становится ключевым участником процессов внутренней стабилизации Афганистана

2002-06-17 / Виктория Панфилова Внутриполитическая обстановка в Афганистане постепенно нормализуется, и это положительно сказывается на положении в южных странах СНГ, особенно в Таджикистане. Душанбе не скрывает заинтересованности в развитии внутриафганского диалога, укреплении стабильности и порядка в Кабуле. Это позволило бы начать реализацию ряда многообещающих региональных транспортно-энергетических и торговых проектов. На вопросы "НГ" отвечает министр иностранных дел Таджикистана Талбак Назаров.



- Талбак Назарович, роль Таджикистана в начавшемся процессе становления мирной жизни в Афганистане сегодня весьма заметна. Однако у ваших соседей по-прежнему происходят очень неоднозначные внутриполитические процессы. Какова позиция Душанбе в отношении будущего устройства Афганистана?

- Мы внимательно следим за жизнью соседей. Трудности в работе Лойя джирги говорят о весьма серьезных разногласиях в вопросе о составе будущего руководства. По нашим данным, определенные внутренние круги вновь пытаются выдвинуть на вершину власти бывшего короля Захир Шаха. Большинство же настаивает на сохранении статус-кво. На наш взгляд, в ближайшее время афганское правительство должно функционировать в том составе, который сформировался на переходный период.

Что касается прогнозов на перспективу, то ожидать можно всего - как налаживания мирной жизни, так и очередного обострения. Причем тенденция неустойчивости будет сохраняться: слишком пестр национальный состав страны, сложен ее рельеф, что на руку экстремистам. Но ясно также, что возврата к прошлому не будет.

Иногда говорят: в Афганистане воевали и англичане, и Советский Союз, и это не привело к стабилизации, намекая, что и теперь ничего хорошего ожидать не приходится. Но сравнения неуместны: Союз не пытался удержать стабильность, его действиям противостояло общественное мнение, а он в одиночку противостоял боевикам. Сегодня же весь мир объединился в борьбе с ними. Поэтому остатки экстремистов в Афганистане обречены. Другое дело, что процесс становления мирной жизни не будет легким и быстрым. Именно поэтому крайне важно сформировать дееспособное правительство национального единения, способное консолидировать общество.

- Таджикистан намерен установить реальные торговые отношения с Афганистаном. В частности, известно, что Душанбе будет продавать южному соседу электроэнергию, в Горном Бадахшане начато строительство нескольких автомобильных пограничных переходов. Говорит ли все это о вашей особой заинтересованности в ускорении процесса внутриафганской стабилизации?

- Сразу же после освобождения Кабула мы одними из первых открыли там свое посольство, даже не дожидаясь полного окончания антитеррористической операции. Мы понимаем все значение Афганистана для нашей страны. Мы не просто соседи, нас связывают схожие исторические процессы. Поэтому мы намерены развивать связи, и в первую очередь - торгово-экономические. Основной статьей экспорта станет электроэнергия, которой в Афганистане остро недостает. На днях наши эксперты ознакомились с ситуацией на месте, и уже оформляются документы для отправки рабочих, которые займутся восстановлением линий электропередачи. Одновременно президент Эмомали Рахмонов ведет переговоры с правительством Германии о строительстве на Нижнем Пяндже крупного моста через эту пограничную реку. Пока же там установлена понтонная переправа. Конечно, в силу собственного экономического положения Таджикистан не может стать донором для Афганистана. Но мы можем оказать немало другой помощи: поставлять сравнительно дешевые промышленные товары, готовить кадры, направлять туда своих специалистов.

- Десять лет назад таджикское правительство подписало протокол о намерении соединить автодорогой Таджикистан с Пакистаном. Потом была война. Рассматривается ли сейчас этот проект?

- Я сам был в Исламабаде в составе делегации, которая подписала упомянутый документ. Отрадно, что в последнее время переговоры возобновились. Рано или поздно эта дорога будет построена, поскольку наши отношения становятся более тесными. Одновременно обсуждается возможность создания многосторонней инфраструктуры, которая обеспечила бы Таджикистану и другим странам региона выход к океанским портам. Все это показывает, насколько наша страна заинтересована в сохранении и укреплении мира и стабильности в Афганистане.

- Как сегодня складываются отношения Душанбе с соседями по региону, в первую очередь с Узбекистаном, которые еще недавно оставляли желать лучшего. Изменилось ли что-либо после того, как президенты Рахмонов и Каримов подписали ряд совместных документов?

- После встреч президентов Эмомали Рахмонова и Ислама Каримова, в частности, после их недавнего саммита в Санкт-Петербурге было решено начать работу двусторонней межправительственной комиссии. Наши отношения обрели взаимный интерес. Главная причина их осложнения - Афганистан. Если угроза странам региона со стороны Афганистана перестанет быть актуальной, то и отношения стран-соседей радикально изменятся. И эти изменения можно ощутить уже сегодня.

- На днях исполняется пять лет со дня подписания мирного Общего соглашения между властями страны и оппозицией, положившего конец гражданской войне. Какие выводы можно сделать по итогам прошедшего времени?

- Я бы говорил о двух датах - 10-й годовщине начала гражданской войны, это печальный юбилей, и пятой годовщине подписания Общего соглашения.

В Душанбе завтра начинается международная конференция с участием представительных правительственных делегаций ряда стран, генсека ОБСЕ Яна Кубиша, представителей ООН. Мы хотим совместно найти ответы на вопросы, почему в Таджикистане случилась гражданская война и что необходимо сделать, чтобы подобное не повторялось. Горький опыт должен быть досконально осмыслен. Одновременно мы хотели бы поделиться своим опытом - как-никак нам удалось относительно быстро потушить пожар внутреннего противостояния. И если начало гражданской войны было спровоцировано многими факторами, включая внешние, то завершить ее помогло в первую очередь присущее нашему народу чувство гражданской ответственности. Конечно, заметную роль сыграли международные организации и страны контактной группы, миротворческий контингент СНГ. Завершив войну, мы создали действенный институт, способствующий прекращению аналогичных конфликтов.

@@@
Душанбе поможет Кабулу
Еще два вечера в театре «Современник»
Еще одни претенденты на реституцию
Каспий уже разделен природой
Люди на блюде
МАГАТЭ обрушилось на Иран
Маккейн и Обама переходят на личности

Мелкие сенсации 26 марта

@@

Жириновского поменяли на Тулеева, а "президентом Чечни" избран Зюганов

2000-03-28 / Марина Волкова



ЛЮБАЯ президентская кампания, исход любых выборов обязательно сопровождаются сенсациями. В 1996 г. главным вопросом до последнего момента оставалась фамилия будущего президента. Победа Ельцина, стартовавшего с 2-процентным президентским рейтингом, и стала главной интригой, главной сенсацией президентской кампании образца 1996 г.

Когда же исход президентской кампании, как это было в 2000 г., предрешен, масштабы избирательных сенсаций неминуемо мельчают. Внимание экспертов и самих кандидатов концентрируется не на результате как таковом (Путин - наш президент, это и так было ясно), а на более мелких вопросах. Победит ли Путин в первом туре или придется проводить второй? Сколько процентов отдаст ему так называемый "красный пояс?" Покорится ли ему Москва, не слишком любезно поступившая с пропутинским "Единством" на думских выборах? За кого проголосует Чечня? Какой будет процент явки? Сколько россиян не отдадут предпочтения никому из выставивших свои кандидатуры?

По большому счету, ответы на эти вопросы не способны сыграть серьезную роль при формировании политики нового президента или при выборе его команды, как, скажем, это было в 1996 г. Тем более что результаты выборов выглядят на удивление ровно. И что бы ни говорил Геннадий Зюганов, второго тура не будет.

Очевидных провалов, какие были у пропутинского "Единства" на думских выборах, у кандидата номер один на президентских выборах не было ни в одном регионе. Его результат не уходил за отметку 37% (исключая Чечню) и увеличивался, следуя с востока страны на запад, иногда зашкаливая, как, к примеру, это было в Ингушетии, за 85%. И даже некогда мятежные регионы - Татария и Башкирия - дружно отдали первое место Владимиру Путину. Москва также признала именно Путина своим президентом, подарив ему почти половину своих голосов - 46,22%. Все опасения за сознательность электората, непожелающего пойти на выборы или же проголосующего против всех, также не оправдались.

Правда, с Чечней, с которой и связан рост президентского рейтинга Владимира Путина, вышла неловкость. Выборы на освобожденной территории показали, что жители Чечни предпочли бы в качестве главы государства не главного борца с терроризмом, а Геннадия Зюганова. Высокие же показатели аутсайдера президентской гонки - Умара Джабраилова в Чечне, напротив, были вполне прогнозируемы. Претендент на президентский пост, призванный наилучшим образом продемонстрировать наличие в стране демократии (в Чечне идет война, но никто не вправе помешать ее представителю попробоваться на пост президента), набрал 14,7%.

Все сенсации, связанные с президентскими выборами, относятся не к Путину, а к другим претендентам. И прежде всего это касается Амана Тулеева, обогнавшего Владимира Жириновского. Конечно, Кузбасс внес посильный вклад в президентский результат своего губернатора. Однако то, что Тулееву удастся отобрать у Зюганова 3,04%, аналитики не предполагали. Вряд ли результат отразится на дальнейшей карьере Тулеева - искать посты в правительстве, губернаторствуя в угольном регионе, нормальный человек не станет. Однако некоторые партийные перспективы у Тулеева появляются.

Тем более что высокий результат Геннадия Зюганова в очередной раз доказал жизнеспособность КПРФ и вынуждает власти считаться с мнением коммунистического электората, победившего по численности и в Москве, и в Санкт-Петербурге сторонников Григория Явлинского. Очевидно, для вновь избранного президента, желающего выстроить двух- или трехпартийную систему в стране, вопрос о том, как поступить с компартией, станет одним из первых. И в этом смысле Аман Тулеев очень даже сможет пригодиться. В отличие от Григория Явлинского, всегда претендовавшего на место лидера правых. Его шансы, как показала нынешняя президентская кампания, с 1996 г. неуклонно понижаются: против 7% на прошлых президентских выборах до 5,85%.

@@@
Мелкие сенсации 26 марта
Министр передумал ловить мошенников
Минтопэнерго рекомендует
На Магадан свалились выборы
Над имиджем будем работать
Не так страшна система US-Visit…
Новое прочтение

О либералах - подлинных и мнимых

@@

К сегодняшнему съезду СПС

2001-05-26 / Федор Михайлович Бурлацкий - политолог, делегат объединенного съезда СПС.



НЕ БУДУ писать о текущих задачах, организационных проблемах, распределении портфелей. Хотел бы обратиться с этим словом о нравственной составляющей правого движения. О возвращении к ценностям либерализма. О новом подходе к программным целям. Под либерализмом я понимаю не только и не столько экономическую свободу. За последние годы мы смогли убедиться, что сама она не способна принести процветание и благополучие, а нередко связана с невероятными разрушениями - и экономики, и жизни людей. Надо откровенно признать, что экономическое чудо, основанное на идеях Фримена и Сакса, не состоялось в России. И извлечь уроки.

На протяжении последних лет многие задавали мне один и тот же не очень приятный вопрос: куда вы пропали, вас нигде не видно? Я мог бы ответить, что практически не видно никого из заметных людей периода перестройки, их оттеснили или время, или новая элита, или усталость и разочарование. Кроме этих общих проблем, существовавших для всех тех, кого так мило назвали "соловьями перестройки", у меня были и личные мотивы. Я озвучил их (если использовать современный стереотип) в предисловии к своей книге "Русские государи. Эпоха реформации": я ухожу из большой политики, поскольку не могу принять ни развала СССР, ни шоковой терапии, ни национальных конфликтов. Это был второй случай в моей общественной деятельности. В первый раз я проделал этот мучительный эксперимент над собой, когда подал в отставку с поста заведующего группой консультантов Отдела ЦК КПСС после освобождения Хрущева и прихода Брежнева, который попытался вернуть страну вспять от XX съезда партии.

Читатели, принадлежащие к срединному поколению, хорошо помнят дух обновления и надежд, который исходил от первого Съезда народных депутатов СССР 1989 года. До сих пор это воспринимается как вспышка молнии, осветившая всю печальную картину жизни людей нашей страны. Многие с благодарностью вспоминают и о "Литературной газете", которой я руководил в те годы. Но очень немногие помнят о том потрясении, что внес в наше сознание XX съезд. Оглядываясь назад, трудно сказать, какое их этих двух событий сыграло большую роль в обновительном процессе. Когда в октябре 1964 года консерваторы и реакционеры в Политбюро накинулись на Никиту Сергеевича, в том числе и за "односторонний" доклад на съезде, и стали кромсать на части все, что он сделал, он им спокойно сказал: если мне придется обратиться к людям, мне подадут, а кто вам подаст?

Что побуждало Хрущева выступить с разоблачениями преступлений Сталина? Поверьте, не хитроумный расчет, как сейчас иной раз изображают циничные пиаровцы. Нет, простая человечность, страстное желание покончить с этим ужасом навсегда. Перечитайте его секретный доклад: он весь пронизан искренней болью за убиенных людей. Со слезами на глазах он вспоминал о тех, которых знал лично и которые подверглись пыткам и расстрелам в застенках. Съезд пробудил нас, так называемых шестидесятников, самозабвенно включиться в этот процесс. Мне выпал шанс тогда внести свой, пускай небольшой, вклад в десталинизацию. Работая над программой КПСС, я включил в нее идею об отказе от диктатуры пролетариата - идеологического обоснования репрессий, - переходе к общенародному государству, к созданию гарантий против повторения культа личности. Именно за это обрушились на меня тогда "младотурки" - предшественники будущих комсомольских реформаторов.

Что побудило Горбачева начать гласность и перестройку? Поверьте, не соображения власти. Он мог еще десятилетия генеральствовать безо всяких помех. Человечность - ее символом стала простая фраза: "Так жить нельзя". Она была обращена не к системам, структурам, догмам социализма или капитализма, а к каждому человеку, каждой семье, мужчинам, женщинам, молодым и старикам. Мне еще раз выпал исторический шанс: я активно участвовал в подготовке законов о правах человека и особенно много усилий приложил, чтобы пробить закон о свободе выезда и въезда, ознаменовавший крушение железного занавеса. Горбачев также поплатился за приверженность к либерализму, как и Хрущев, как и их далекий предшественник Годунов, положивший конец казням Иоанна.

В период водевильного путча августа 1991 года моя фамилия стояла в списке лиц, которые подлежали интернированию. Но уже тогда я почувствовал двойной контекст происходящего: борьба за спасение демократии тесно переплелась с борьбой за личную власть Ельцина против Горбачева. В своем заявлении против путчистов я требовал возвращения президента СССР и не упомянул Ельцина. На последнем заседании Съезда народных депутатов СССР я сказал: если радикальные демократы отвергнут либералов, это может привести к тяжелейшим последствиям для судеб страны и государства. В конце этого "самораспустившегося" съезда как бы в насмешку была принята Декларация прав человека и гражданина. Это была одна из идей, выдвинутых мной еще в 1988 году наряду с предложением о всенародном избрании парламента, президента, вице-президента и учреждении Конституционного суда. Так бесславно закончилась эпоха едва пробудившегося либерализма в нашей стране.

В третий раз судьба дала мне возможность поучаствовать в осуществлении либеральных идей при подготовке Конституции РФ 1993 года. Вместе с другими специалистами я участвовал в работе над статьями, посвященными правам человека, и настаивал на включении статьи о суде присяжных, о чем я писал (хотя это выглядит неправдоподобно) еще в 1957 году.

"Славное десятилетие" Бориса Ельцина, который так много обещал вначале, завершилось постыдным господством Семьи в государстве. Конечно, историческую оценку этой сложной эпохи еще предстоит сделать. Но кто бы о нем ни писал, ни один не назовет его добрым человеком, а тем более - добрым правителем. Под его руководством возник этот странный феномен - олигархическая демократия и олигархический рынок. Какое-то общество со свороченной набок скулой. Как преобразовать его в интересах каждого человека, каждой семьи, каждой нации, всего сообщества, как приблизиться к современной цивилизации? Вряд ли кто-то имеет ясные ответы на эти вопросы. Но одно для меня несомненно: в основе этого процесса должно лежать возвращение к ценностям либерализма - от насыщения элиты к простому человеку, вся простота которого заключается в том, что он не смог преодолеть в себе приверженность к элементарным нормам нравственности.

Я активно поддержал Владимира Путина с момента его прихода к руководству страной. Его критическое отношение к наследию Ельцина, его стремление выработать новый курс. Этот курс странным образом напоминает мне, с одной стороны, New Deal Франклина Рузвельта, с другой - ту самую кошку Дэн Сяопина, которая успешно ловит мышей. Конечно, здесь нет аналогий - это не более чем реминисценции.

Забрезжила надежда, и народ чутким ухом уловил это. Путин заявил об укреплении государства и в то же время о либеральном курсе в экономике. Но можно ли надеяться на такой поворот в политике, когда впереди телеги станет лошадь, когда живые люди с их интересами, потребностями, заботами, страхами станут подлинной целью, а не средством для достижения каких-то иных целей? Сложившееся соотношение сил в парламенте и во всем так называемом истеблишменте показывает, что к президенту пробиваются банальнейшие чиновники, озабоченные в первую очередь личной властью и самообогащением. В нынешних условиях для страны жизненно необходим либерализм, последовательная защита прав человека. Больше того, необходима работа над программами, которые дадут наконец людям нормальную жизнь и безопасность.

Напомню снова о Хрущеве: при нем была разработана, а затем выполнена 12-летняя программа ликвидации коммуналок и обеспечения отдельными квартирами населения. Теперь нужны конкретные программы, вырабатываемые в каждом поселке, в каждом городе, в каждом регионе, в масштабах федерации, решения острых проблем жизни граждан. Программы ликвидации бездомности детей; программы занятости и постепенного повышения заработной платы до приемлемого уровня; программы обеспечения здоровья и повышения рождаемости; реформы судебной системы и эффективной защиты граждан от криминала; программы возрождения науки и образования; спасения пенсионеров, солдат, других обездоленных от нищеты и бедности; экологические программы и т.д. Нужна реалистическая и глубоко обоснованная государственная программа постепенного перехода от элитарного общества 5% к всеобщему благосостоянию. Пускай это будет рассчитано на 10-20 лет, но граждане должны почувствовать и поверить, что власть этим занимается и видит в этом главную цель своей деятельности.

@@@
О либералах - подлинных и мнимых
От Пэйлин и Байдена ждут сюрпризов
По вере и воздастся
Победы и пробелы Олега Табакова
Провокация накануне саммита
Прогнозы, не подтвержденные расчетами
Прощание с "Курском"

Путин преподнесет новогодние подарки

@@

Прямая связь президента с народом пройдет в традиционной форме, в тот же день и на тех же телеканалах

2003-12-16 / Наталья Меликова



В этот четверг Владимиру Путину предстоит уже в третий раз пообщаться с гражданами страны в прямом эфире. Причем нынешний сеанс связи - мероприятие для президента гораздо более ответственное. Оно знаменует фактический старт предвыборной кампании главы государства. А следовательно, можно ожидать, что озвученные Путиным 18 декабря тезисы станут программными.

Декабрьские ответы на вопросы народа в прямом эфире Первого канала, Канала "Россия", радиостанций "Маяк"и "Радио России", как и июньское общение с журналистами - по сути главные публичные мероприятия Путина, ставшие уже ежегодной традицией. Первый раз сеанс народной связи с президентом в прямом эфире был проведен в декабре 2001 года. Опыт был признан удачным. И с этого времени схема подготовки и проведения таких мероприятий практически не изменилась. Даже день недели - четверг - остался неизменным.

@@@
Путин преподнесет новогодние подарки
Россияне старше мамонтов?
Сергей Багапш суверенитетом не торгует
Социальное бедствие
Стоит ли патронировать и тиражировать бездарность
Судьба Махатмы
Филиалы закрывают – и снова открывают

Хорошо быть независимым

@@

Максим Галкин знает ответы на все вопросы

2002-04-13 / Наталья Ростова Максим Галкин уже около года собирает вокруг себя страждущих засветиться на экране с миллионом в кармане. Сейчас он признается, что мечтал вести эту игру еще во времена "счастливчика" Диброва. Ситуация со сменой каналов дала ему этот шанс. Однако конкурентом известного шоумена Галкин себя не считает - это не в его характере.







- Максим, что вам больше нравится: работать на телевидении или участвовать в юмористических концертах?

- Мне больше нравится отдыхать. Работать я не очень люблю, но если начинаю чем-то заниматься, то только тем, что мне нравится.

- Могли бы вы что-то еще делать на телевидении?

- Наверное. Я бы с удовольствием делал свою юмористическую программу, но это сложно - сложно регулярно придумывать хорошие шутки.

- А не кажется ли вам, что на телевидении излишне много юмористических программ, зачастую второсортных?

- У нас их мало! Попробуйте перечислить, и вы вспомните от силы пять - "Аншлаг" и "Смехопанорама", наверное, основные. По сути, это сюжет, объединяющий набор номеров. Такие программы могут жить только за счет появления новых номеров и новых артистов. Если же шутки поставить на конвейер, как это было в "Джентльмен-шоу", рано или поздно программа придет в упадок. Хорошая юмористическая программа возможна только как проект - как сериал Парфенова или программа Радзинского... Еженедельно делать такую передачу нельзя, потому что невозможно постоянно черпать юмор из одних и тех же авторов. Я уверен, что нельзя сделать регулярную экстрасмешную передачу. В какой-то момент становится не смешно, в какой-то...

- ...грустно...

- ...да и начинает даже раздражать. С этой точки зрения ведение игры "Кто хочет стать миллионером?" меня привлекает гораздо больше, потому что она может существовать дольше, чем юмористическое шоу. Но вообще юмористы - штучный товар. Поверьте, смешить людей гораздо сложнее, чем развлекать их песнями. Потому и певцов у нас так много, а юмористов - мало. Так было всегда. И еще: среди юмористов нет такой ситуации, когда ряды сомкнуты и мэтры не дают пройти. Я вот без труда пробился. Никто мне не мешал.

- Какая из программ "Кто хочет стать миллионером?" вам запомнилась больше всего?

- Наверное, выделяется та, в которой выиграли миллион. Это было в самом начале. Я немного растерялся, но не от того, что человек миллион выиграл, а от того, что не знал еще, как на это реагировать. Обычно запоминаются люди с парадоксальным мышлением, как, например, одна дама, которая занималась тем, что ездила по объявлениям в газете к разным холостякам в Европе и за счет этого путешествовала. Запомнился парень, который не смог самостоятельно ответить на вопрос, какое дерево дало название гимнастическому упражнению (березка, осинка, елочка или дубок), а потом выиграл полмиллиона.

- А что вы чувствуете, когда "отдаете" такие большие деньги?

- Мне обидно, когда человек отказывается отвечать на пятнадцатый вопрос. Особенно когда он предполагает правильный ответ. Но сумма в полмиллиона настолько большая, что человек боится ее потерять.

- Максим, а почему все-таки программа перешла с НТВ на ОРТ?

- Я пришел, когда игра уже перешла на ОРТ. Связано это было с какими-то сложностями отношений производителя программы и канала НТВ.

- Для вас было неожиданным это приглашение?

- Еще когда Дибров вел программу, я думал о том, какую игру я смог бы вести, чтобы, извините, не было стыдно... У меня было два параметра, которые меня бы устроили. Первый - это должен быть центральный канал. И второй - сама игра. Я, когда смотрел "Счастливчика", думал, что почетно было бы вести такую игру. С одной стороны, она развлекает зрителя, но сама роль ведущего в ней позволяет, сохраняя собственное достоинство, не превращаться в шута. Предложение исходило от продюсера, режиссера и руководства ОРТ. Они наметили, как я понимаю, самые разные кандидатуры, а потом на кастинге выбрали меня.

- И вы сразу согласились?

- Еще бы! Сначала, правда, начал говорить, что не на все соглашаюсь, но совершенно автоматически - я ко всем предложениям так отношусь... Мне не приходило в голову, что ситуация со сменой каналов позволит мне стать ведущим именно этой передачи. Я видел, как Дима хорошо ведет игру... Когда проходил кастинг, я, как человек самонадеянный, был уверен, что именно меня и выберут.

- Тяжело конкурировать с Дибровым?

- Я с ним не конкурирую и считаю, что у каждого есть своя аудитория, свои поклонники. Вообще я ни на эстраде, ни на телевидении не ощущаю конкуренции. Конкуренты, может, объективно и существуют, но я не строю свою жизнь как борьбу, соревнование.

- Вы как-то говорили, что трудно будет найти свой стиль в программе. Это удалось?

- Есть определенный образ такого интеллигентного всезнайки. В принципе я ничего специально не придумывал, не программировал, как себя вести. Естественно, я работаю над собой и корректирую, что и как я говорю. При этом руководствуюсь тем, чтобы зрителю было интересно - зрелищно, нескучно.

- И что главное, что делает программу зрелищной и нескучной?

- Что меня привлекает, так это интрига. Струна, что ли, которая натянута между людьми, когда появляется вопрос, который я вижу одновременно с игроком. И особенно захватывает, когда я знаю ответ, а он не знает. И мне интересно, как человек проявляет себя в игре.

- Максим, и на многие вопросы вы знаете ответы?

- Считайте, что на все.

- Заранее?

- Нет, я вижу вопрос одновременно с игроком. Заранее их мне не показывают. Компьютерная программа устроена так, что вопросы игроку выпадают случайной выборкой и никто не знает, какие кому достанутся.

- Чего не видит телезритель?

- Зритель не видит только телевизионный мусор. Если игрок сказал что-нибудь очень тихо, если он думал над вопросом слишком долго, если я оговорился... Программа записывается заранее, занимает съемка около полутора часов. На монтаже убирают только паузы.

- Откуда берутся вопросы? Что это за источники?

- Вопросы составляют редакторы и внештатные авторы. Должно быть как минимум три источника, которые подтверждают ответ на сформулированный вопрос.

- Вы чувствуете, что больше узнали за время ведения программы?

- Конечно, игра "Кто хочет стать миллионером?" интеллектуальная. Но если вы попросите воспроизвести информацию, которую я почерпнул из области астрономии, например, я ее не воспроизведу. А если вы повторите вопрос, который был в программе и предложите четыре варианта ответа, я скорее всего отвечу верно.

- Ваша жизнь сильно изменилась за время работы на телевидении?

- Изменения связаны и с самой передачей, и с периодом съемок, и с тем, что я часто себя вижу по телевизору.

- Смотрите?

- Конечно. Естественно, жизнь изменилась. Узнаваемость, популярность... Они и до этого были, но это совсем другой виток. Люди, которые видят тебя каждую неделю по телевизору, воспринимают тебя как члена семьи, говорят чаще "ты". Это приятно.

- А с друзьями те же отношения?

- Те же, да и друзей у меня немного. Мои друзья, надо отдать им должное, никогда не воспринимали меня через популярность. Я сам сообщаю им о своих успехах.

- Максим, а нескучно вести одну и ту же программу?

- Чем больше ведешь - тем легче, чем легче - тем интереснее. Одна из задач, которую я ставил перед собой, - попробовать раскрыть человека через разговор. Сначала не очень получалось, но стало получаться со временем. Это ведь журналистская даже задача. Мне, как человеку абсолютно нежурналистского склада, это показалось интересным.

- А с кем проще вести разговор: с известными людьми или с обычными игроками?

- Если в передаче участвуют известные люди - вовсе не стопроцентная гарантия, что получится интересная игра. Звезды ведь поставлены в то же положение, что и обычные игроки. Они отвечают, используя только собственную эрудицию. Потому не все соглашаются играть, боясь показаться недостаточно интеллектуальными. Кто-то изображает буйную радость, демонстрируя, что все как бы понарошку, кто-то, наоборот, становится излишне серьезным. Предугадать невозможно. Но психологически с ними, может, и легче, я ведь многих, как правило, знаю - по сцене в основном. Это не terra inkognita для меня.

- После того как вы стали вести "миллионера", легче стало с людьми общаться?

- Я всегда с людьми сходился легко. Жизнь - ведь тоже определенный формат, любая встреча с человеком - это определенная коммуникативная ситуация, которая подчиняется правилам. И в игре очень важно расшевелить игрока. Главное для меня - подать человека. Все съемки и публичные выступления до этой программы были сольными, я всегда выступал на сцене с монологами. Может, если бы я играл в драматическом жанре, мне было бы легче вести диалог.

- Совсем недавно вы дебютировали в дуэте с Аллой Борисовной Пугачевой. Нам посчастливится еще услышать Галкина-певца?

- Я сразу хочу сказать, что серьезно к этому не отношусь. Но была совершенно уникальная возможность спеть с Пугачевой. Кто откажется?

- Алла Борисовна сама вам предложила?

- Ну не пойду же я к Алле Борисовне и не скажу: "А не спеть ли нам вместе?" И она мне сказала, что я могу петь. У меня же была изрядная доля скепсиса, что я вообще сумею. Спели - замечательно, даже хитом песня стала. Не то чтобы я никогда больше не запою, может, и да, но никогда ощущать себя певцом не буду, потому что нет у меня такого таланта.

- Слухи о связи с Аллой Борисовной вам ведь выгодны? Говорят, что вы сами их и распространяете?

- Не распространяю. Но и ничего плохого в этом не вижу. Людям же надо о чем-то поговорить.

- Мол, есть такой Галкин, который с Пугачевой...

- Естественно, это вызывает интерес. Скучно, когда люди к тебе привыкают. Вот начал я с пародирования. Потом появился на телевидении, теперь говорят: так он еще и пародист! Остается только в Большом театре станцевать - главную партию... Шутка.

- Сложно с такой звездой общаться, как Пугачева?

- Нет. Кому-то, может, сложно, мне - просто.

- А как вам удалось раскрутиться на сцене?

- Повезло, наверное, с жанром. Да, меня заметил Петросян - на Фестивале сатиры и юмора в Бресте, куда меня пригласил мой приятель. Потом Задорнов взял в свои концерты. Опять же было взаимовыгодное сотрудничество - ему было интересно разнообразить выступления, а мне - с ним работать, перенять что-то у него. При этом у меня никогда не было цели заработать, как-то жить этим. Я был вполне обеспеченным молодым человеком. И вообще хорошо быть независимым изначально. В чем-то, наверное, мне помогла удача, в чем-то - известные люди... Бывали какие-то конфликтные ситуации, когда меня куда-то не хотели брать, говорили, что "крыши" нет, спрашивали, из какой тусовки. Находились добрые люди, которые бескорыстно говорили: он за нами.

- Ну и за кем вы?

@@@
Хорошо быть независимым
Черная дыра
Чиновники положили глаз на заповедники
Шанс восстановить нарушенные связи