"А ведь лет в сорок они этим гордиться будут"

@@

Противостояние "фашистов" и "антифашистов" продолжается не только на улицах, но и в блогах

2008-04-01



Риторика, нетерпимость к оппонентам и искренняя уверенность в собственной правоте – различий между непримиримыми оппонентами, как выясняется, гораздо меньше, чем может показаться.

Pioneer-lj

На российских улицах давно идет война против «антифа». Вопреки распространенному мнению о травоядности антифа, «антифашисты» – это такие молодежные банды, ведущую роль в которых играют начинающие кавказские уголовники. Также там полно всякого интернационального деклассированного сброда. Занимаются они тем же, чем и всякая прочая шпана – хулиганство, мелкий бандитизм. Ненавидят их не за антифашизм, подонков крышуют менты и чекисты, и оттого они ведут себя беспредельно нагло. Противоположная сторона, а это далеко никакие не фашисты, тоже отвечает террором. Трудно сказать, кто и почему зарезал несчастного Алексея. Однако мотивы разборок почти всегда далеки от рафинированно идеологических.

@@@
"А ведь лет в сорок они этим гордиться будут"
"Большая часть наших дел связана с оргпреступностью"
"Исламофобов" пригвоздили к интернету
"Консультации с США ни к чему не приведут"
"Лохи", "ломщики", "философы" и другие
"Партия власти" против правящей партии
"Снежные барсы" перекрыли дорогу террористам

"Трактебель" прощается с Казахстаном

@@

Стороны расстались без сожалений

2000-05-26 / Владимир Катин



В НАШЕЙ публикации ("НГ" от 29.02.2000 г.) о деятельности и махинациях с комиссионными бельгийской энергетической компании "Трактебель" в Казахстане мы сообщали, что продолжение этого события в скором времени последует. Так оно и произошло...

Напомним, что "Трактебель" - корпорация мирового масштаба, в два приема и, как представлялось, довольно прочно обосновалась в Казахстане с благородным намерением путем инвестиций развивать энергетический потенциал этой страны. В августе 1996 года она становится главным акционером национальной компании по производству и трансляции электроэнергии в "Almaty Power Consolp", располагающей четырьмя крупными электростанциями. В следующем, 1997 году "Трактебель" заключает с Казахстаном второй контракт - на эксплуатацию газопровода протяженностью в 9 тыс. км, доставляющего природный газ в Европу. Затем наступил черный период - начались неурядицы. Во-первых, деятельностью корпорации на просторах Казахстана заинтересовались фискальные и судебные органы Швейцарии и Бельгии. В итоге была обнаружена явная "панама" в операции по уплате казахстанским партнерам 55 млн. долл. комиссионных неведомо за что, да к тому же часть из них, описав круг, снова вернулась в "Трактебель". Расследование продолжается, и юристам еще предстоит вынести свой вердикт. Во-вторых, казахстанская электросеть вместо ожидаемых прибылей приносит одни убытки, которые множатся и растут как снежный ком. Причина в том, что "Трактебель" требует резко увеличить плату за электроэнергию, на что Астана отвечает категорическим отказом, аргументируя тем, что процессы ценообразования и уровень жизни в Средней Азии неадекватны западноевропейским и отождествлять их нельзя. Наконец, в-третьих, корпорация не смогла найти общий язык с местными властями в деле эксплуатации газопровода и, кроме значительных издержек, ничего пока с этого не имеет.

В результате стечения всех этих неблагоприятных факторов и обстоятельств руководство "Трактебель" принимает твердое решение - отказаться от дальнейшего эксперимента в Казахстане и свернуть там все свои дела.

Судя по всему, этот разрыв будет обставлен по-джентльменски, в спокойной тональности, без надрыва. Определенный ущерб корпорация, конечно, понесла, и тут уж ничего не поделаешь. Как признался корреспонденту "НГ" один из администраторов корпорации Жан-Пьер Хансен, "казахстанская авантюра - это, безусловно, неудача, но не катастрофа для "Трактебель", деловая активность которой в мировом плане дает великолепные результаты". Что же касается прямых инвестиций корпорации в энергетическую отрасль Казахстана, то правительство страны и компания "Казтрансгаз" ведут себя в этом отношении солидно и добропорядочно, выражая готовность компенсировать произведенные затраты. По тем данным, которыми располагает корреспондент "НГ", Казахстан, где иностранная валюта в дефиците, предлагает расплатиться своим природным газом в объеме 1,4 млрд. куб. м. По нынешним мировым ценам это составит примерно 100-110 млн. долл., что как раз и соответствует сумме капиталовложений "Трактебель" в Казахстане. Газ будет поставляться к бельгийской границе в течение года. Похоже, что такой вариант вполне устраивает обоих несостоявшихся партнеров.

Так или иначе, но некоторый анализ произошедшего необходим. Почему же все-таки такой исход? Многоопытная, казалось бы, бельгийская компания с мировым именем просчиталась, видимо, потому, что скалькулировала эту сделку с Казахстаном по своим привычным классическим нормам и понятиям, которыми пользуется и оперирует во всех странах и регионах планеты. Но делалось это без учета весьма своеобразной специфики Казахстана, без знания местных условий и многих иных факторов. Так же и Астана: нуждаясь в инвестициях, она ухватилась именно за эту привлекательную сторону в партнерстве с "Трактебель", не очень заботясь о том, что корпорация хочет заработать, вернуть сторицей вложенный капитал.

@@@
"Трактебель" прощается с Казахстаном
"Чечня - не обуза для России"
Luftхамство
[5] Звезды прошлых лет в конкурсе "Ты – суперстар!"
«Мы не смогли их защитить, похоронить должны по-человечески»
Абсолютно не решаемая проблема
Австралийцы сдержанно относятся к Олимпиаде

Адекватный ответ

@@

При общении с Западом России надо иметь крепкие тылы

2000-09-08 / Вадим Александрович Малышев - профессор МГУ.



Я ни разу не видел на Западе глубоко положительных статей и репортажей о России. Если и было что-то положительное, то разбавленное водой, причем плохо пахнущей. Подтекстом любой критики России, даже самой тактичной, является представление о России как о мировом зле. А русские видятся конкретным воплощением этого зла. Именно русские, а не, к примеру, чеченцы, также живущие в России. Этот образ создавался элитной интеллигенции, политиками, чиновниками и, конечно, прессой Запада. Даже известные западные критики Запада не являются исключением. Для них Запад плох, но, в общем, безусловно, предпочтительнее России.

Что это - нарочитая манипуляция сознанием? Значит ли это, что Запад думает одно, а говорит другое? Отнюдь нет. Запад вполне искренен! И в качестве сильных аргументов он предъявляет технологии, сытую жизнь, развлечения.

На это нужен адекватный ответ. И когда появится сомнение, кто же является империей зла, тогда и возникнет нормальный диалог между Западом и Россией. Адекватность ответа означает прежде всего, что этот ответ должен быть простым, а значит, искренним.

В русской прессе все с точностью до наоборот: избыток восторженных статей о Западе шел от подпольного восхваления Запада в кругах интеллигенции в советское время и от страха прежней власти перед его кажущимся экономическим и бытовым совершенством. Слова самоунижения: "совковый", "хотели как лучше..." - произносятся теми, кто не любит страну, а о Западе имеет представление из туристических и служебных поездок. А Запад невозможно понять, если там не жить. Быть короткое время на Западе - хорошо, долго - для многих пытка.

Процесс отрезвления, который сейчас начинается, должен, однако, сопровождаться серьезным обдумыванием. Не поиском мелких недостатков, не злорадством над временными трудностями, не скрупулезным под микроскопом сравнением экономик, не разговорами о манипулировании сознанием, а обдумыванием фундаментальных различий в самих людях, в их душах.

В подавляющем большинстве высказываний на западную тему скрытой аксиомой служит то, что каждый хотел бы жить, как на Западе. Достаточно процитировать бывшего премьера Сергея Кириенко: "Хотите жить, как на Западе, голосуйте за меня". В ответ молчание. Русские - люди скромные - не хотят говорить о том, что плохо знают. Правда, голосование говорит само за себя. А ведь можно было сказать прямо - не хотим жить, как на Западе.

Конечно, есть и критика Запада. Очень жесткая, как площадная ругань, и вроде бы переплескивает через край. Вроде бы. А в действительности напоминает провокацию - смотрите, какие мы опасные. Да и в подтексте читается: мы бы хотели жить, как на Западе, да вот сам Запад не дает, масоны не велят. Недаром комсомольские лидеры стали демократами и быстро бизнес освоили, а за рубеж они и раньше с удовольствием ездили.

Есть и мягкая критика, которая напоминает совет Западу, как нас лучше обмануть. Так, Гавриил Попов в "Независимой газете" 10.02.2000 проводит мысль, что, конечно, глобализация (то есть полное подчинение Западу) - хорошее дело, но советует Западу не спешить с ней, а делать все более осторожно.

Есть и фактологическая критика, максимально приближенная к научной. Проблема с фактами и их опровержением в том, что многие факты обычному человеку проверить невозможно. Документы недоступны, их много, и они противоречивы. Легче поймать Запад на логических противоречиях. Но это не каждому доступно. Поэтому в конечном счете верят тому, чему хотят верить.

Такова, например, вышедшая недавно блестяще написанная книга Сергея Кара-Мурзы "Манипуляция сознанием", которая может стать справочником по разоблачению Запада. Однако основной нитью в книге является то, что нами манипулируют. Виновными во всех бедах России объявляются заговорщики, масоны или манипуляторы сознанием. И если бы не было манипуляторов, то жизнь была бы прекрасна. Нет сомнения, что такие люди существуют и некоторые хорошо известны, но это - только часть проблемы, не самая основная. Могут сделать вывод, что надо просто изолировать таких манипуляторов. Однако понятно, что на их место немедленно придут другие с такой же психикой. Например, Сергей Кара-Мурза защищает чеченцев, говоря, что их спровоцировали некие люди вне и внутри России. Провокация, конечно, была, но почему-то всегда именно в Чечне режут головы. Даже в славящейся нелюбовью к русским Прибалтике никому не придет на ум держать в подвалах рабов и заводить полевых командиров. Вряд ли народы в глубине своей одинаковы.

Трудность пересмотра отношения к Западу состоит еще и в том, что на алгоритмизованном Западе жить иногда очень даже удобно. Хотя многие русские жить там долго не могут из-за необходимости постоянного алгоритмичного поведения. Не только на работе, в учреждениях, но и при нормальном общении с людьми. Алгоритмы необходимы для выживания общества, но имеют тенденцию переходить в подсознание и убивать тем самым естественные душевные порывы. На Западе эта тенденция перешла опасную черту.

В России продолжается сопротивление алгоритмизации даже за счет предельного ослабления государственной системы. Русские далеко не ленивы, но менее алгоритмизуемы, чем западные люди. Простой бытовой логике понять, что такое алгоритмизация, а что ею не является, трудно. А на глубокое философское обдумывание не каждый захочет время терять. Туризм на Запад и работа при посольстве мало помогают понять Запад, но если жить как средний западный человек в течение нескольких лет, очень многое становится понятным. Объяснить это с помощью логики очень трудно: логика работает на уровне алгоритмов, которыми Запад богат. Нужны более глубокие средства. Как смешной до коликов юмор и глубоко трагичная сатира Михаила Задорнова на западную тему. Но возможны другие знакомые аналогии, правда, совсем не смешные.

Иерархии - основа этнического мышления западного человека. Для Запада различие этносов состоит в степени цивилизованности. Средний западный человек часто говорит о недоразвитости, в смысле недостаточной цивилизованности, русских. Вывод - миссия Запада состоит в принудительной цивилизации других народов. Что выливается в их алгоритмизацию. И уничтожение тех, кто этого не хочет. В этом состоит коренное отличие от русского мышления, легко принимающего глубокие отличия других окружающих народов. Поэтому Россия и расширялась без унификации. Вернее, унификация была достаточно поверхностной, сохраняя глубинную психологию каждого народа.

Несмотря на русскую гибкость, самые фундаментальные русские стереотипы неизменяемы, выживают и передаются другим народам, живущим восточнее или южнее. Россия сейчас - преграда на пути распространения западной "цивилизованности" на Восток. И если сейчас подвергаются атаке самые фундаментальные основы "русского", то и надо их подчеркивать, чтобы сохранить. Для этого необходимо выделить те русские особенности, которые нигде более нельзя найти. Подчеркнуть фундаментальные отличия русских от других народов. И не бояться упреков в расизме. Русские в отличие от американцев не уничтожали туземцев, а прекрасно с ними сосуществовали.

Между тем сейчас такие взгляды крайне редки. Если не считать тех книг о "русской миссии", которые либо наполнены фантастическими (или непроверяемыми) древними мифами, либо сводят все к православной религии. Ни в коей мере не отрицая последнюю, думаю, что русское возникло гораздо раньше крещения Руси. Поэтому главный вопрос - как национальные особенности русских сделать одновременно сильным средством их защиты? Для этого надо прежде всего о них писать и говорить. Не обходить основные проблемы, пряча голову в песок, а подчеркивать огромное различие в существе дела. Говорить об этом на разных уровнях, средствами науки и искусства, притчами и жестом.

Но сначала надо дать ответ на первый очевидный вопрос. Почему Запад был на стороне албанцев против сербов и на стороне Чечни против России. Ведь исламский мир - открытый и очевидный враг всей Западной системы. И тем не менее Запад ведет себя так, что кажется, Россия для него гораздо страшнее. Чтобы ответить на этот вопрос, надо разобраться глубже в сути двух конфликтов: Запад-Ислам и Запад-Россия. Сведение вопроса к нефтяным и другим экономическим интересам, к проискам масонов не дает ответа. Потому что не дает конструктивных предложений.

ФЕМИНИЗАЦИЯ И ДУША

Клинтон объявил сексизм одним из трех фундаментальных зол, наряду с расизмом и гомофобией (то есть нелюбовью к гомосексуалистам). Мы коснемся только сексизма. Если сексизм - враг Запада, надо к нему поближе присмотреться. Сексист - это не секс-маньяк, а как раз наоборот. Мужчину называют сексистом, когда он видит разницу между мужчиной и женщиной не только во внешних формах. Запад, Ислам и Россия видят женщину по-разному, выделяя в ней крайние ее сущности.

Три женских образа: умной предприимчивой подруги по борьбе за выживание, верной жены-четвертинки, великой матери-души. Первая начинает борьбу с мужчиной (феминизацию), четыре других ведут интриги между собой, а последняя клянет судьбу, неся, однако, свой крест. Три крайности, к которым тяготеют Запад, Ислам и Россия. Конечно, все перемешано под Луной, и углы давно сглажены, но даже по классической литературе хорошо видно, кто к чему глубоко тяготеет. Эти три центра притяжения характеризуют не только личности, но и системы как целое.

Женщина начинает феминизацию - и душа уступает место и время интригам, вождению машины, бумагам. На Западе место души занимают технологии и компьютерный стиль мышления, в котором все может быть упорядочено, сведено к некоторым простым или более сложным алгоритмам. В интеллектуальных кругах Запада чрезвычайно сильна философия, утверждающая, что все может быть сведено к алгоритмам и технологиям. Включая самые тонкие проявления души человека, которые сводятся к химии тела. Интеллект исключил душу. И это несмотря на формальное присутствие Католической Церкви.

Успех Запада в технологиях и, благодаря им, его доминирование в мире не обусловлены какими-то "человеческими ценностями", которыми хвастается Запад. Скорее наоборот. Массовый идеал Запада можно часто увидеть в его фильмах: холодный всемогущий полуробот в человеческом теле с мелкими человеческими слабостями.

Разговоры о душе на Западе не идут. Запретная тема, как икона для нечистой силы. Душа-то, говорят, есть у всех, чего о ней говорить, а вот интеллект - совсем нет. Давайте лучше о конкретном. Душой самолет не собьешь, денег не заработаешь. Вообще, нет удовольствия от души, одни неприятности от нее на Западе. Но на всякий случай все считают, что она у них есть. Сравнение, однако, идет не по качествам души, а по мускулам, умению играть в интеллектуальные игры, материальному успеху.

Но душа мстит. Она уходит, если ее забивать алгоритмами и мелкими удовольствиями. Уходит медленно, незаметно, но фундаментально. Теряется уважение к старшим, к мужчине (на радость женской половине). Остается страх перед словом "неравенство", а в действительности - перед его формальными проявлениями. Реклама по примитивности и назойливости не уступает известным советским лозунгам. Газеты не менее единодушны, чем "Правда" и "Известия" в старые времена. Оглупление в СССР производилось силой, на Западе оно производится гораздо искуснее, на более глубоком уровне. Но в мелочах - "демократия". Осудишь извращения - назовут сексистом, антидемократом, даже тоталитаристом. Мелочность в бытовом и социальном поведении, в психике. Агрессия в школах. И постоянные игры под ковром.

НЕПОДСУДНЫЕ ИНТРИГИ

Лгут на Западе самоотверженно, как женщины, не замечая своей игры, не видя фактов. Когда предъявляешь факты, тебя просто не слушают, а говорят свое, как будто ты ничего не сказал. В оправдание этого в научной психологии возникли даже теории, согласно которым человек вообще всегда играет, то есть обманывает других и самого себя.

Жесткие правила созданы для наивных, а остальным удобнее обманывать. Все равны на словах, а уж под ковром - кто сильнее. Демократия состоит в равных правах друг друга обманывать. Кто нагл, тот и съел. Но только ты попробуй вытащить это на поверхность, все ополчатся против тебя. Как у ведьм - внешне одно, внутри совсем другое. Раньше Запад таких женщин сжигал на костре. Сейчас они взяли реванш, установив вето на разговоры о морали, чести, достоинстве: "Только суд может решить, что морально и честно, а что нет".

Между тем в России именно борьба под ковром считалась мерзким занятием. Таким "активистам" не подавали руки, их презирали. Сейчас, правда, все смещается. Но в России еще любят поговорить о чести. Запад уже прекратил это "бесполезное" занятие. Преступление только то, что суд объявил преступлением. Все, что не заклеймено в законе как подсудное, не осуждается как плохое, а списывается на сложность жизни. Неподсудная мерзость не есть мерзость. Как раз наоборот, обвинив мерзавца, сам пойдешь под суд за оскорбление. А если ты иностранец, последствия куда более серьезные.

Ислам женщин не сжигал, но сильно ограничивал их интриги. Безуспешно загонял интриги в гарем, забывая, что женское мистическое начало всепроникающе. Поэтому Ислам никогда не смирится с западным феминизмом. А Россия просто презирала их интриги, не обращала особого внимания и искала в женщине лучшее.

Феминизация отражается и в идее равенства на Западе. Демагогического равенства, так как тяга выделиться на Западе очень сильна, выделиться в материальных возможностях. Не проще ли признать, что равны мы только перед лицом естественной смерти? В остальном очень даже неравны. Хотя бы разными способностями при рождении. Игра под ковром и двойные стандарты (к своим и чужим) на Западе и компенсируют разницу в способностях. Но если признать, что факт рождения с большими способностями не дает права на большую зарплату, Запад будет очень возражать. И не потому, что они такие способные, а потому, что тогда не будет смысла играть под ковром, доказывая, что ты самый-самый. Игры под ковром теряют смысл, как только кончаются деньги и власть.

Однако не надо подозревать меня в призыве к торжеству коммунизма. Коммунисты славились не тем, что не платили за способности, а тем, что способности вызывали у них раздражение. И тем более сильное, чем они были выше. Но на Западе все то же, и немудрено, так как коммунизм пришел в Россию с Запада. И образовал высшую касту живущих втихую по западным стандартам и ведущих игры под ковром по западным образцам.

Если конфликт Запад-Ислам лежит на поверхности, то конфликт Россия-Запад невидим и лежит на более глубоком уровне. Это конфликт души и материи, высших эмоций и вожделений тела, здравого смысла и локальной логики, добросердечия и расчетливого разума, полноты ощущений и страха перед открытостью, естественности поведения и тирании правил. При явном крене Запада ко вторым с незаметной утерей первых.

ДВЕ ВЛАСТИ

Почему же Запад так преуспел в покорении России? Страна гибнет только в том случае, если внутри нее достаточное число таких, для которых Россия уже не существует. Как "объективная" пресса, одна из ветвей власти в России, употребляющая слова "две воюющие стороны" в Чечне, но никогда не сказавшая естественных слов "наши, Родина, чужие".

В течение долгих лет в России было две власти. Одна из них была обладателем формальной власти и ранее ассоциировалась с партийной и чиновничьей элитой. Сейчас эти люди кричат о вине масонов, забывая очевидный факт. Что именно при них страна гибла и никто пальцем не пошевелил, чтобы это остановить. Как при Милошевиче, когда он допустил раздробление Югославии на куски. Вместо того чтобы признать свою неспособность противостоять Западу и уйти, он продолжал цепляться за власть. Что и было для него единственно важным. Поэтому Западу долгое время и было выгодно сохранение Милошевича у власти.

К другой, имеющей связи с Западом, относилась часть научной и творческой интеллигенции, часть дипкорпуса, пресса и др. Они примеряли Родину по качеству своей жизни и проповедовали абсолютный приоритет личности над страной.

Первые ругали Запад, выпускали газеты "Завтра" и "Дуэль". А затянувшаяся однообразная ругань - всегда провокация. Но в узком кругу своих завидовали Западу и очень гордились поездками туда. И главное, сделали патриотизм синонимом собственной власти.

Обе системы строго иерархичны - представитель каждой из групп знал свое место в ней. Две власти враждовали, но при появлении чужаков очень эффективно объединялись друг с другом. Вторые обвиняли первых в узурпации всей власти и жаловались на преследования. Но предпочитали первых любой третьей силе. Первые обвиняли вторых во вселенском заговоре, а любую третью силу обвиняли в связях со вторыми. Этот странный, взаимовыгодный симбиоз, начавшийся до революции 1917 года, продолжается и сейчас. Суть такого симбиоза - обе силы хотят жить, как на Западе.

Появление третьей силы зависит от того, кто будет руководить Россией. Это центральный вопрос. Нам преподносится западная логика, что народы одинаковы в глубине, но им нужен более цивилизованный, а значит, западный начальник. Если же считать, что они неодинаковы во всей глубине, то вывод один - начальник нужен свой, имеющий высшие качества нации. А не "свой в доску", жаждущий жить, как на Западе.

Государь по Макиавелли, правящий интригами, - беда для России. Политика Запада - держать на центральных местах в России либо своих людей, либо недостойных. Последних сначала поддерживают, высмеивая втихую - вот, мол, кого достойна Россия. А потом морально уничтожают. После того как стал вести себя более независимо. А пресса кого угодно может сделать и серостью, и гением. Но и западный тип технократа - беда для России. России нужен другой тип начальника, который понимает, что интеллект в человеке - далеко не самое главное. Поэтому больший интеллект не будет его раздражать. Поэтому он не будет все развитие сводить к технологиям и силиконовым долинам. И не будет создавать армии алгоритмизаторов общества - адвокатов, юристов, банкиров.

ТЕХНОЛОГИИ ИЛИ ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ?

Ислам противопоставляет технологиям жизнь смертников, презрение к самой смерти. Россия же противопоставляет здравый смысл, искусство немногих и бескорыстный труд многих, что позволило ей, по крайней мере в военных технологиях, сделать нечто конкурентоспособное.

Обвал в технологиях в 70-х годах в России во многом объясняется обвалом в компьютерной индустрии. При отсутствии рыночного фактора все зависело от научной элиты СССР. Она-то и оказалась не на высоте, занятая интригами за сохранение власти в науке. И копируя западный стереотип крайней узости, и, как следствие, мафиозности в науке.

Уже при советской власти мы "догоняли" Запад в экономике и технологиях. Парадоксально, но демократы сейчас выдвигают тот же лозунг. Что же такое технологии? Это улучшенный конвеер, не более того. Технологии создаются не отдельными гениями, а тоже в результате работы конвейера. Труд многих и многих узких и очень узких специалистов. Имеет ли смысл превращать страну в конвейер? Нам внушали лозунг о приоритете технологий над сырьем. Сомнительный тезис. Сырье - исконное богатство России. Технологии же в отличие от сырья - вещь наживаемая. Если Запад цинично использует наше сырье, мы можем использовать наработанные им алгоритмы, чтобы самим не становиться роботами-муравьями. Хотя кое-что, и немало, мы и сами умели создавать. Для этого достаточно дать свободу тем, кто это любит и умеет делать, не сажая их под некомпетентного директора. Для этого большой начальник должен знать людей, видеть их души, и в этом будет его главное призвание. Если в спорте иерархия по способностям еще возможна, то на производстве ее нет. Запад не смог обеспечить ее даже конкуренцией и стремлением к наживе. Интриган всегда находит себе значимое место.

Между тем производство и прикладные исследования (например, в компьютерах, в автомобильной промышленности) сосредоточиваются сейчас в крупных компаниях, делающих части, фактически запчасти. Сборка выводится в другие страны, считается делом низким, чем-то вроде добычи сырья. Альтернатива - либо огромный коллектив, числом компенсирующий слабое управление, либо талантливые руководители вверху. Поэтому вопрос о том, кто будет принимать глобальные решения в России, встает на первое место.

Нельзя пускать экономику на самотек: в целях максимальной прибыли Россию будут грабить, самое большое внимание будет на сырьевых и сборочных компонентах. Или будут внедрять бесперспективное. Например, вместо того чтобы бездумно пользоваться поверхностными, но ходовыми продуктами фирм типа Microsoft, достаточно использовать свободно доступные операционки типа Linux. У нас достаточно программистов, способных довести их до обычного пользователя. Легко сказать, да трудно сделать, если недокормленным играми мальчикам не терпится нажать кнопку и поиграть на компьютере в тех же роботов. А здесь опять душа, скучающая за компьютерными играми, могла бы изменить ситуацию.

Мне проще сказать о фундаментальной науке, которая также организована на Западе по типу крупного серийного производства. Там нет крупных научных школ, какие были в России. Россия не сможет иметь такую же независимую систему, и остается два пути: либо просто влиться в западное научное производство, либо организовывать науку по совсем другому принципу. Но для последнего руководить наукой должны люди, знающие саму науку, а не то, как держать власть в науке.

Наша стратегия - в открытости. Русские любят открытых людей, раскрывающих душу, открыто выражающих приязнь и неприязнь. Нет такого на Западе. Наша стратегия - в предпочтении души любым технологиям. В понимании того, что технологии - это мелочь, правда, приятная в быту и необходимая, чтобы страну защитить. Алгоритмизация необходима, но только сознательная и на короткое время.

В то же время можно заметить скрытый интерес и смутное влечение западных к России, как у женщин к "рыжим, коварным и бесстыжим". Интерес, перемешанный со страхом. Страхом перед чем? Ведь Россия никогда на Запад не нападала, всегда бывало как раз наоборот. Так чего же боится Запад? Страх перед открытостью - ведь шабаш всегда делается тайно. Боится Запад своей собственной души, запрятанной весьма глубоко. Лучше еще глубже ее за алгоритмами спрятать. А Россия о ней постоянно напоминает.

В доказательство процитирую профессора Манчестерского университета Теодора Шанина, живущего уже четыре года в России, по его словам, с целью показать, что здесь не все заняты убийствами, взятками и мракобесием. Уже то, что, по его мнению, это требует доказательства, наводит на печальные мысли. Вот его реакция на слова Тютчева "умом Россию не понять": "Это меня больше всего выводит из себя. А чем ее понимать, Россию, задницей, что ли?" Его раздражает, что может быть что-то помимо задницы и ума. Что-то, чего у него, очевидно, нет. И это типично для западных интеллигентов.

ОБРАЗ ЗАПАДА

В России человеческая сущность обнажена и крайности проявлены более ярко. На Западе крайностей меньше, все стандартизуется, выравнивается. Да и человека распознать гораздо сложнее, он обучен скрывать самого себя. Внешнее поведение сильно алгоритмизовано. Обучается видеть себя со стороны в игровой ситуации, изначально способен к интригам и провокациям.

Рефлексия же на движения души, если таковые есть, существенно меньшая. Если будет убивать, морально или социально, то вежливо, тихо и утонченно. Точечными ударами.

Если худший образ русского въелся в западные мозги, почему бы не попробовать создать образ западного интеллигента? Образ, какой легко распознавался бы. На улице растягивает рот в улыбке. Но через пару секунд вы для него уже не существуете. Навязывает услуги, придерживая дверь, и вот уже вы вынуждены подбегать к этой двери. Или в магазине на вас так давят, что вы уже хотите поскорее отделаться от навязчивого продавца. В важных дискуссиях хранят полную невозмутимость, выдавая черное за белое. На аргументы отвечают презрительным видом. На письма отвечают формально, если вообще отвечают. Воюют открыто, только если самим ничего не угрожает. Все делается исподтишка. Но если ничего не угрожает, ведут себя беспардонно и нагло. Чувство стеснения не приходит. А честь, совесть, мораль изымаются как из поведения, так и из языка. Вместо них есть "суд, адвокат, закон". Во всех бедах обвиняются другие народы. Так же поступает крайняя феминистка, ощутившая безнаказанность и сладость списывать все грехи на мужчин. И одновременно использующая их.

Контакты с Западом должны развиваться. Но контакты не в состоянии оправдывающегося, защищающегося, просящего, а чувствующего свою духовную силу. Нас пугают исключением из Совета Европы. Но, может, бесполезно иметь один голос среди десятков одинаково голосующих копий? Нужны ли нам кредиты, которые выливаются, в лучшем случае, в джипы на наших улицах или возвращаются в западные же банки?

Работа россиян на Западе, безусловно, полезна. Ведь это единственный способ реально Запад узнать. Не секрет также, что работающие на Западе могут безбедно жить в России, не воруя ее средств и даже ввозя средства в нее. Одной из грандиозных ошибок советского строя было запрещение личных контактов с Западом. Может быть, фатальной ошибкой. Я даже думаю, что если бы не эта ошибка, не было бы распада Союза.

Но при любых контактах с Западом должны быть крепкие тылы. Запад чувствует слабость очень остро. Как женщина чувствует мужчину, теряющего контроль над собой. И будет использовать либо бомбить цинично и безнаказанно.

@@@
Адекватный ответ
Акваланг для утопающего
Александр Усс: Людей надо убеждать, а не "строить"
Анатомия судебной ошибки
Арабский центр сионистской идеи
Атомная бомба дождалась своего часа?
Банкротство "Enron" - урок для "Газпрома"

Биржи встали на прикол

@@

Власти ищут меры по выведению фондового рынка из пике

2008-09-18 / Максим Егоров

Все материалы по теме "Мировой финансовый кризис"









Главе ФСФР Владимиру Миловидову придется поломать голову, чтобы вывести фондовый рынок из кризиса.

Фото ИТАР-ТАСС

На российских фондовых рынках из-за катастрофического снижения котировок второй день подряд принудительно приостанавливаются торги. Во вторник ММВБ и РТС останавливались только на час перед самым закрытием. Вчера в полдень, когда стало понятно, что сдержать падение не удается, ФСФР приняла решение о прекращении торгов до своего особого распоряжения. Эксперты полагают, что действия властей в такой нестандартной кризисной ситуации вполне оправданны.

Отыгрывая положительную информацию из-за рубежа, а вчера большинство мировых фондовых бирж закрылись в плюсе, российские фондовые площадки открылись 5-процентным ростом. Однако уже спустя полчаса они вновь устремились вниз. К 11.45 индекс РТС потерял по отношению к окончанию последней торговой сессии 2,07%. ММВБ к этому моменту потеряла 0,1%, а еще через пять минут пробила минимальный уровень вторника, упав еще на 2,94% – до отметки 855,26 пункта. К 12.00 индекс попытался нащупать дно на уровне 802,79, а затем подрос до 853 пунктов. Впрочем, ситуация оставалась катастрофичной, так как отдельные ключевые «голубые фишки» вновь показали обвальное падение. К середине дня акции Сбербанка теряли до четверти своей цены, опускаясь до 26,31 руб. за штуку, до 20 и более процентов падали в цене привилегированные акции «Сургутнефтегаза» и акции ВТБ. На аналогичные величины падали бумаги энергокомпаний. При этом отдельные брокерские компании из-за проблем с ликвидностью перестали выполнять поручения клиентов.

В результате в 12.10 ФСФР распорядилась приостановить до особого распоряжения торги на ММВБ и РТС. На момент приостановки работы фондовых площадок индекс ММВБ составлял 853,93 пункта, потеряв 3,09% к предыдущему закрытию, а РТС – 1058,84 – снизившись за два часа торгов на 6,39%.

ФСФР запросила у бирж предложения по стабилизации ситуации. По информации РИА Новости, биржевики предложили ЦБ предоставить ликвидность основным должникам по РЕПО и рекомендовали ввести запрет на проведение новых маржинальных сделок.

Аналитики отмечают, что утренние попытки рынка пойти в рост основывались на положительной динамике торговых площадок США и Азии. В частности, среди причин указывается спасение американского страхового гиганта AIG, которому государство планирует выделить 85 млрд. долл. в обмен на 80% его акций. На фоне этих новостей отмечается повышение индекса Dow Jones на 1,3%, S&P 500 на 1,75%, а также Nasdaq Composite на 1,28%. В то же время японский Nikkei 225 вырос на 1,21%.

«Формального отскока рынков вверх в среду утром на фондовых площадках на самом деле не было, поскольку инвесторы ведут себя крайне осторожно», – уверен начальник аналитического отдела ФГ «БКС» Максим Шеин. При этом эксперт отметил правильность действий властей по приостановке торгов. «Без вмешательства госрегулятора в подобной ситуации ничего сделать нельзя. «Великая депрессия» в США также была преодолена при непосредственном вмешательстве государства», – подчеркнул он. По словам аналитика, подобные методы кратковременного участия государства – это нестандартные решения, применяемые в нестандартных ситуациях. «В данной ситуации сгодятся любые меры, чтобы успокоить народ», – полагает Шеин. При этом эксперт отметил, что уже наблюдается некоторый позитив. «Об этом говорит рост котировок российских ADR на Лондонской бирже», – подчеркнул эксперт.

По мнению начальника инвестиционных проектов ДКО Москоммерцбанка Владимира Бушуева, утренние попытки роста – не более чем технический отскок после падения накануне. «Что бы ни говорило правительство про «тихую гавань», российские торговые площадки имеют пока слишком маленький объем капитализации и очень сильно зависят от западных рынков. Вывод денег с нашего рынка всего лишь одним крупным западным фондом может уронить индексы на несколько процентов, не говоря уже о массовом оттоке средств западных игроков», – полагает эксперт.

«Международный финансовый кризис продолжает развиваться, и нас ждут дальнейшие потрясения, которые, безусловно, отразятся на российском рынке. Иностранные игроки в случае продолжения падения на западных рынках продолжат избавляться от российских активов и выводить деньги для спасения своих компаний», – уверен Бушуев.

@@@
Биржи встали на прикол
В Грузии ищут российский десант
В Ирак – солдатской семьей
В Южной Осетии пропал министр
В поисках Первомая
В поисках энергетических альтернатив
ВГТРК делает обрезание

Вашингтон толкает НАТО на обочину

@@

Альянс становится "осетриной второй свежести"

2002-02-04 / Евгений Григорьев



Выступая на днях перед рядом корреспондентов европейских СМИ, первый заместитель госсекретаря США Ричард Армитейдж сделал два примечательных заявления. Одно из них гласит: "На пути в Прагу-2002 балтийские государства рассматриваются как серьезные кандидаты. Мы рады перспективам расширения НАТО. У нас есть план приема, и мы полагаем, что тем государствам, которые его выполняют, должно быть позволено стать членами НАТО". И присовокупил: "Точка". Иными словами, как мы, американцы, решим, так и будет. Независимо от мнения союзников, а тем паче Москвы. Хотя высокопоставленный американский дипломат надеется, что она смягчит свою позицию. "Для наших русских друзей, - сказал он, подчеркнув, что это его личное мнение, - НАТО стала менее устрашающей вещью, потому что они ближе узнали внутреннюю механику союза".

Еропейские союзники США бьют сейчас тревогу: останется ли НАТО, к чему они привыкли за минувшие десятилетия, главным инструментом безопасности и политики Запада или американцы отведут союзу роль "одного из инструментов" в своей глобальной стратегии, строящейся на принятии принципиальных решений и выборе задач преимущественно в одиночестве самим Вашингтоном?

События последних месяцев подтверждают, скорее, вторую тенденцию. За океаном появилось немало даже в некотором роде презрительных оценок в адрес союза. НАТО, считает известный американский историк Пол Кеннеди, "как военный союз сравнима с потемкинской деревней". Как известно, альянс впервые в своей истории объявил террористическое нападение на Нью-Йорк и Вашингтон актом агрессии против одного из союзных государств со всеми вытекающими из этого действиями в его защиту. Тем не менее после 11 сентября НАТО оказалось невостребованным Вашингтоном как военная и как политическая организация.

Генсек альянса Джордж Робертсон и крупные европейские союзники, за исключением Лондона, избранного Белым домом в качестве предпочтительного соратника, буквально обивали пороги американской столицы, добиваясь собственного привлечения к афганской операции. В утешение им дозволили только вспомогательные действия даже не на подступах, а на далекой периферии прямых военных событий.

Збигнев Бжезинский, известный своей безапелляционностью, так охарактеризовал ситуацию: "Европы нет в этой войне, есть только европейские государства. Например, Англия... Остальные - те, кто раньше довольно хвастливо трезвонил о Европе, играющей самостоятельную, мировую роль в политике безопасности, ныне ведут себя сдержаннее". Он, конечно, за то, чтобы союзники в чем-то помогали. Но "действительно важные задачи все равно должны решаться Вашингтоном в одиночку", речь идет сегодня "о мире лишь с одним полюсом могущества - США".

В свое время военная организация НАТО была в целом на уровне задач противостояния советскому блоку. Сейчас в Пентагоне свысока посматривают на ее серьезное "технологическое отставание" от вооруженных сил США, не позволяющее, например, вести войну "точечных ударов". На декабрьской встрече министров обороны союза Дональд Рамсфелд и Робертсон подталкивали европейцев к увеличению расходов и усилий по выполнению современных вооруженческих программ. Однако разрыв может быть преодолен только путем предоставления новейших американских технологий.

Другое дело, что НАТО сохраняет для США ценность своей созданной и расширяемой инфраструктурой в Европе, которая полезна для американских операций и за ее пределами. Но в европейских военных кругах Прага-2002 вызывает немалые сомнения. Страны, слывущие кандидатами на вступление в НАТО, очень не скоро будут способны внести какой-либо вклад в оборону союза, скорее создадут для него новые проблемы. Если к сегодняшним 19 членам союза в обозримом будущем прибавятся несколько новичков, то Совет НАТО может превратиться в расширенный дискуссионный клуб.

Видимо, и поэтому лидеры европейских стран пытаются укрепить ее возможности воздействия на решение существующих и возникающих проблем. По сути дела, на это направлены известные варианты "вовлечения" России в сотрудничество с НАТО. Москва поступает совершенно правильно, играя с ними в эту игру. Сколько-нибудь серьезное участие в принятии решений ей не светит. Поэтому для нас не имеет большого значения, как может выглядеть будущая схема партнерства с НАТО. Оно полезно уже тем, что позволяет, в чем г-н Армитейдж прав, наблюдать за тем, что там происходит, с более близкого расстояния.

@@@
Вашингтон толкает НАТО на обочину
Волгоградские партии рассчитывают на сталинградцев
Волошин в Киеве не поучал, а вел диалог на равных
Геноцид во имя паранджи
Девять кругов терроризма
Демократия - не монополия НТВ
Деньги паутины не иссякают

Десятка самых важных религиозных событий 2001 года

@@

Прошедший год был богат значимыми и яркими событиями в этноконфессиональной жизни планеты. Редакция "НГР" отобрала десятку самых интересных, по ее мнению, событий и кратко прокомментировала их

2001-12-26



1. Террористические атаки на США

Одиннадцатого сентября весь миф о, казалось бы, доселе несокрушимой мощи единственной сверхдержавы - США - был разрушен. Террористы остались неизвестными. Вина пресловутых "исламских радикалов", на которой настаивают американцы и их союзники, до сих пор не доказана со всей очевидностью.

В любом случае религиозной смысл "американской трагедии" вряд ли стоит сводить только лишь к теме "исламского радикализма" и религиозного экстремизма вообще. Крушение башен Торгового центра в Нью-Йорке знаменовало начало кризиса американской цивилизации и декларируемого религиозного смысла ее существования.

Надо отдавать отчет в том, что США представляют собой цивилизацию, основывающуюся на приоритете торгово-рыночных принципов. Эти принципы религиозно освящаются некоторыми течениями в протестантизме (особенно "кальвинистскими"), согласно которым материальное преуспеяние человека свидетельствует о его богоизбранности. Не случайно основной удар анонимных (пока) террористов был нанесен именно по Торговому центру - символу атлантистской, рыночной цивилизации.

Есть, впрочем, и более древний мистический смысл произошедшего. США символически выражают полумифический континент Атлантиду. Согласно мифу, этот остров в Атлантическом море, погрязший в пороке, навлек на себя гнев богов и погиб. Остров США находится еще западнее погибшей Атлантиды, его именуют иногда сверх-Атлантидой и связывают с мифической "страной мертвых", расположенной на крайнем Западе.

Не настаивая на подобной трактовке, мы тем не менее обращаем внимание на сам символизм - в сентябре, осенью, в период "угасания" годового цикла, пространственно связанного с западной стороной света, неизвестными смертниками, упавшими с неба, подобно молниям, была успешно атакована "новая Атлантида".

См. "НГР" # 18 от 26 сентября 2001 года

2. Военная кампания против талибов

Афганская кампания США и союзников по освобождению страны от присутствия талибов принимает в последнее время характер затяжного конфликта. Территории, зачищенные от радикальных исламистов, превращаются в мелкие княжества обосновавшихся в них боевиков "антитеррористического" альянса. Попытки установить новую стабильную власть в стране пока не принесли успеха. Афганистан лежит в руинах и испытывает кризис власти и бездуховности. Напомним, что вся развернутая против афганцев война была основана на нежелании талибского руководства страны начать поиски лидера международной исламской фундаменталистской группировки "Аль-Каида" Усамы бен Ладена до предъявления доказательств его вины. В ответ на это Соединенные Штаты Америки объявили представителей движения "Талибан" "изгоями". Кампания по их изгнанию была пропагандистки обставлена как охота на бен Ладена. При этом до сих пор остается неизвестным местонахождение самого бен Ладена. Под сомнение ставится и сам факт пребывания его в Афганистане на время начала военной операции. Так что этот затянувшийся конфликт на данный момент можно назвать операцией по свержению при помощи вооруженных сил США не устраивавшего многих политического режима, ориентированного на радикальную борьбу с неисламскими ценностями (изгнание и аресты христианских проповедников, уничтожение статуй Будд). Мирного конца в этой запутанной истории пока не видно. Многочисленные призывы американской администрации не воспринимать военную операцию в Афганистане как межрелигиозный конфликт пока приводят лишь к прямо противоположным предположениям.

3. Раскол в Русской Православной Церкви Заграницей

На Архиерейском Соборе РПЦЗ (17-27 октября) был избран новый первоиерарх "зарубежников". Им стал 73-летний епископ Лавр (Шкурла). Казалось, обновление в руководстве РПЦЗ открывает новые пути к воссоединению двух мощных ветвей Русского Православия - новый предстоятель был известен как сторонник сближения с Московским Патриархатом.

Однако уже на самом Соборе произошел мощный скандал. Ушедший было на покой прежний первоиерарх митрополит Виталий (Устинов) дезавуировал свое решение и назвал Собор "разбойничьим". Одновременно прогремел ряд других скандалов. Сторонники Виталия обвиняли "лавристов" в гонениях на экс-митрополита, вторые упрекали его окружение в том, что оно пользуется немощью старого человека. Группировка Виталия упрекала "лавристов" в примиренчестве к "экуменизму" и "сергианству" РПЦ-МП.

Результатом стал раскол в РПЦЗ, в ходе которого "мятежное" меньшинство создало так называемую Русскую Православную Церковь в Изгнании. Сторонники новообразованной Церкви ведут себя уверенно и напористо. Ими уже хиротонисаны во сан епископа два сторонника "диссидентской" группировки. 9 декабря епископ РПЦЗ Агафангел запретил в служении трех сторонников нового руководства. Их обвинили в "клятвопреступлении". Создан фонд защиты митрополита Виталия.

"Новый курс" РПЦЗ характеризуется робкими, но довольно заметными попытками сближения с российским руководством. На приеме в посольстве РФ в США, который состоялся по поводу визита Путина, президент имел непродолжительную беседу с секретарем Архиерейского Синода РПЦЗ епископом Гавриилом. Путин передал привет и поздравление новоизбранному первоиерарху. По сообщению секретаря Синода, президент пожелал видеть Лавра в России. Некоторые наблюдатели считают, что Путин крайне заинтересован в обновлении РПЦ-МП и надеется обрести новый кадровый ресурс в лице "зарубежников".

См. "НГР" # 21 от 14 ноября 2001 года

4. Визит Папы Римского Иоанна Павла II на Украину

Июньский вояж Папы Римского по Украине лишний раз подтвердил, что религиозная обстановка в мире характеризуется наличием весомой конфликтности. Православная общественность России и Украины встретила визит Понтифика в штыки, во многом опираясь на мнение Патриарха Алексия II, объявившего посещение Папы нежелательным. И в России, и на Украине прошли массовые акции недовольной православной общественности. В авангарде протеста Союз православных граждан России. Но показательно, что президент РФ Владимир Путин, чьи хорошие отношения с Патриархом не подлежат сомнению, признал положительное значение папского визита.

Возникает вопрос - насколько оправдан накал протеста православной общественности? Легитимность самого визита вряд ли подлежит сомнению. Ущерба для самой РПЦ он тоже не несет, ибо только человек с очень уж яркой фантазией может представить себе переход ее паствы под власть папского престола. К тому же сам Патриарх посещал католические страны - Литву и Польшу.

Скорее всего позиция Патриарха есть дань довольно сильным "церковно-консервативным" настроениям, носители которых подозрительно относятся ко многим инославным конфессиям, подозревая их в попытке посягнуть на т. н. "каноническую территорию" РПЦ. Во многом эти подозрения обоснованны, особенно если вспомнить о захвате православных храмов на Западной Украине и в Западной Белоруссии. Однако визит Папы не сможет активизировать агрессивную часть сторонников католицизма в той мере, которая может быть опасна для Православия - римский понтифик ставил перед собой иные, более глобальные цели, связанные с усилением его реноме.

См. "НГР" # 12 от 27 июня 2001 года

5. Новая война в Палестине

На Святой земле в преддверии Рождества снова разгорается война. Не прекращающиеся уже многие недели взаимные обвинения и претензии руководства Израиля и Палестины завели в тупик многолетние усилия по установлению мира. Израильские войска снова оккупировали палестинские поселения. Радикальные исламские группировки отвечают на это взрывами в израильских городах. Противостояние мусульман и иудеев с оружием в руках снова становится реальностью.

Даже обращения палестинского лидера Ясира Арафата к своим соотечественникам с призывом прекратить боевые действия и нападения на израильтян генштаб Израиля прокомментировал, сообщив, что вопрос о масштабной операции против палестинцев не снят с повестки дня.

В самом Израиле, рассматривая сложившуюся ситуацию, власти говорят, что нынешняя "мировая война" привела к глобализации конфликта Востока и Запада, а также к расколу внутри мусульманских стран, оказавшихся разделенными на последователей современного ислама и фундаменталистов. Причем война, судя по всему, будет идти "до победного конца", когда между противоборствующими сторонами уже не останется "пространства для ведения мирных переговоров".

После подобных высказываний становится ясно, что новый конфликт может привести к крупной войне во всем регионе. Так, глава Совета национальной безопасности Израиля Узи Даян заявил: "Иран, Ирак и Сирия - это те страны, против которых международное сообщество должно принять самые жесткие меры", поскольку они представляют собой гремучую "смесь терроризма, оружия массового уничтожения и угрозы существованию Государства Израиль".

Папа Римский Иоанн Павел II, наблюдая за происходящим, обратился к международной общественности и мировым лидерам с призывом сделать все возможное для скорейшего возобновления мирных переговоров между Израилем и Палестиной. "Еще раз с горечью повторяю, что насилие не разрешает конфликта, а только усугубляет его драматические последствия", - сказал глава Римско-Католической Церкви.

"Ситуацию на Святой земле мы воспринимаем с болью в сердце, равно как и террористические акты, которые спровоцировало военное обострение", - высказал свое мнение Предстоятель Русской Православной Церкви Алексий II.

6. Далай-ламу не пустили в Россию

В этом году грандиозным скандалом обернулся отказ российского Министерства иностранных дел в транзитной визе лауреату Нобелевской премии мира, духовному лидеру буддистов Далай-ламе XIV Тенцзину Гятцо.

Далай-лама собирался совершить визит в Монголию через территорию России. Однако из-за отказа в визе не смог этого сделать. Российские дипломаты отказали, хотя прекрасно понимали, что перекрывают буддийскому лидеру последний путь в Монголию.

Причины такого недипломатичного поведения российского МИДа заключаются в значительно улучшившихся за последнее время российско-китайских отношениях.

Далай-лама обычно в своих лекциях говорит не только о религии, но и затрагивает политические темы. По его мнению, перспективы буддизма зависят от восстановления независимости Тибета. Естественно, что подобные высказывания раздражают китайское правительство. Каждый визит Тенцзина Гятцо (светское имя Далай-ламы) в какую-либо страну оно рассматривает как недружественный акт. Далай-лама дважды посещал Россию (в 1992 и 1994 гг.), но в то время внешняя политика Кремля больше ориентировалась на Запад и отношениям с Китаем придавалось гораздо меньше значения, чем сейчас.

То, что отказ в выдаче Далай-ламе транзитной визы случился за несколько дней до визита в Москву высокопоставленной правительственной делегации Китая во главе с председателем Госсовета Китая Чжу Жунцзи, позволяло думать о том, что именно нежелание ссориться с Китаем накануне важных переговоров и явилось причиной этой ситуации. Полномочный представитель Далай-ламы в России, СНГ и Монголии Нгаванг Нгелег отметил, что "другой причины быть не может".

Вскоре после происшедшего президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов в интервью Радио "Свобода" заявил, что обязательно привезет к себе Далай-ламу второй раз (тот уже побывал в Калмыкии в 1992 г.), чего бы ему это ни стоило.

См. "НГР" # 16 от 12 сентября 2001 года

7. Споры вокруг введения ИНН

Введение единого идентификационного номера налогоплательщика послужило причиной раскола внутри православной общественности. Споры о том, получать или не получать ИНН, не утихают уже долгое время. Собственно говоря, вопрос об ИНН изначально был поднят не православными. В середине 70-х годов об этом громко начали заявлять адвентисты. Именно они обнаружили в штрих-коде EAN-13 то апокалиптическое число, о котором потом заявлял и Синод Элладской Церкви, и Украинская Церковь, и в том числе Синод Русской Православной Церкви. Православная общественность, взбудораженная опасностью принять печать Антихриста, стала во всю обсуждать эту тему.

Попыталась поставить точку в этих спорах Синодальная богословская комиссия РПЦ, расширенный пленум которой проходил в Троице-Сергиевой лавре. В заседании расширенного пленума Синодальной богословской комиссии под председательством митрополита Минского и Слуцкого Филарета, которое проходило 21-22 февраля, принимали участие архиереи и духовники монастырей. За два дня работы комиссия приняла итоговый документ, в котором признала, что ИНН не представляет опасности для христианина. Проведя богословский анализ проблемы, члены комиссии решили, что, во-первых, "говорить о непременном присутствии числа 666 в ИНН нет никаких оснований" - в 12 цифрах, из которых состоит ИНН, три шестерки, стоящие вместе, могут быть только случайностью. Правда, как заметили богословы, "о скрытом присутствии 666" можно предполагать в отношении штрих-кода, но и это затем сами же опровергли: эксперты определили, что "компьютер не воспринимает" три длинных разделительных черты "в качестве шестерок", хотя графически они и похожи на 6. По большому счету комиссия и работала для того, чтобы окончательно успокоить разволновавшуюся паству и некоторых региональных пастырей.

Таким образом, вопрос о введении идентификационного номера налогоплательщика был решен с богословской точки зрения. Но манифестации протеста против введения ИНН православных верующих даже после принятия этого решения не прекратились.

См. "НГР" # 1 от 17 января 2001 г.

8. Открытие генома

Произведенное учеными открытие генома и попытки клонирования человека стали главным событием в научном мире. Реакция мировых религиозных конфессий на это была не столь однозначной. Кто-то усмотрел в этом возможность воспроизводить выдающихся и общественно значимых личностей. Другие предсказывают страшные последствия подобных опытов. Несмотря на продолжающуюся дискуссию относительно научных разработок в этой области, многие ученые, не дожидаясь решения этого вопроса, уже приступили к первым опытам клонирования. Первыми об опытах по созданию человека заявили в американской компании Advanced Cell Technology (АСТ). Представители компании сообщили, что целью проведенного эксперимента было не клонирование человека, а создание препаратов для лечения таких распространенных заболеваний, как диабет, рак, СПИД и т.д.

Суть поставленного эксперимента, как пояснили в компании, заключалась в том, что ученые удалили ДНК из человеческой яйцеклетки и заменили ее на ДНК из клетки кожи, после чего активировали с помощью электрического заряда.

Реакция на этот эксперимент со стороны Ватикана последовала незамедлительно. По мнению Католической Церкви, даже избавление практически от всех болезней не может оправдать действия ученых, нарушающих таинство зачатия. Один из высших иерархов Ватикана кардинал Тарцисио Бертоне по этому поводу заявил, что "создание и уничтожение одного человеческого существа для излечения другого недопустимо". "В данном случае цель не оправдывает средства", - подчеркнул он.

В связи с прошедшим экспериментом высказалась и Русская Православная Церковь. От ее имени выступил представитель Московского Патриархата отец Антоний Ильин, который сообщил, что православным людям, занимающимся клонированием или использующим результаты клонирования в медицинских целях, грозит отлучение от Церкви. Представитель РПЦ называл лицемерием информацию о том, что благодаря этим исследованиям удастся получить новые способы лечения не побежденных человеком болезней.

См. "НГР" # 23 от 11 декабря 2001 года

9. Умер митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов)

В минувшем году произошло печальное событие в церковной жизни нашей страны - 22 июня умер владыка Николай, митрополит Нижегородский и Арзамасский. Выдающийся церковный деятель, он был известен в том числе и тем, что единственным из участников Архиерейского Собора 1997 года выступил против канонизации последнего русского царя Николая II.

Свое решение он мотивировал отрицательным отношением к царю как к государственному деятелю. По мнению владыки Николая, государь отрекся от престола незаконно, не использовав всех возможностей для наведения порядка в стране, объятой революционными потрясениями. В связи с этим последний император был объявлен им "государственным изменником".

Надо отметить, что существуют иные достаточно аргументированные мнения. Многие склонны положительно оценивать Николая II как полководца, напоминая о том, что с назначением царя на пост главнокомандующего произошел перелом на русско-германском фронте. По поводу отречения также существуют самые разные точки зрения. Есть мнение, что царь не применил крутые меры, исходя из осознания мистической необходимости революционной катастрофы. Некоторые считают, что во время Смуты государь проявил достаточную энергию (например, послав в Петроград карательный корпус генерала Николая Иванова) и лишь боязнь гражданской войны удержала его от более решительных мер.

Как бы то ни было, но позиция покойного владыки Николая достойна уважения хотя бы уже потому, что он не побоялся пойти против мнения большинства.

См. "НГР" # 8 от 25 апреля 2001 года

10. Визит Папы Римского в Казахстан

Визит Папы Римского в Казахстан, состоявшийся в сентябре, конечно, менее значим, чем его вояж по Украине. И тем не менее он весьма показателен. По сути, подобными акциями папский престол демонстрирует, что Римская Церковь действительно вселенская и универсальная и ей небезразличны судьбы собственной паствы даже в тех странах, где католицизм имеет крайне небольшое влияние.

Ватикан же явно позиционирует себя как сила, влиятельная во всем мире, воздействующая на мнение каждого человека независимо от того, каких религиозных взглядов он придерживается. Сами за себя говорят данные социологических опросов. Согласно им, около двух третей считают, что визит Папы является (для республики) огромным по значимости событием. А вот о том, что он значим только для католиков, утверждает всего 13% респондентов. Лишь 5% согласились с предположением о том, что посещение Папой Казахстана вызвало недоумение.

РПЦ отреагировало на акцию Ватикана по той же схеме, которую оно применило к папскому визиту на Украину. Понтифика упрекнули в том, что он не согласовал свое прибытие с Патриархией. В качестве увесистого аргумента вновь был использован довольно неуклюжий термин "каноническая территория".

В общем, ситуация вокруг папской деятельности в странах бывшего СССР однотипна. Папа активно действует, а Патриархия пассивно его критикует.

@@@
Десятка самых важных религиозных событий 2001 года
Диагноз Голубой планеты: хроническая астма
Диктатура регламента
Думы на диване об иных мирах
Железная логика-II
Жениться вредно
Жители Братска взяты в заложники

Забудьте о Кеннете Дарте

@@

Иван Божовский: Наши рейдеры – самые крутые

2005-12-02 / Валерий Калабугин В последнее время бизнес-сообщество очень пристально изучает ситуацию на рынке недружественных поглощений. Как полагают эксперты, несмотря на кажущееся затишье, российские рейдеры ведут себя все более агрессивно. Оборот рейдерского рынка увеличивается с каждым годом на миллиарды долларов. Аппетиты растут, и отечественные «специалисты по захвату» все больше обращают внимание на зарубежные рынки. Об этом наш корреспондент сегодня беседует с председателем правления Ассоциации по противодействию недружественным поглощениям, государственным советником РФ Иваном Божовским.



– Иван Николаевич, ваша организация изучает схемы недружественных поглощений и то, как можно избежать рейдерской атаки. В связи с этим – вопрос: как стал возможен выход отечественных рейдеров на мировые рынки? Ведь там совершенно другие правила игры.

 

– Да, вы правы. Дело в том, что западный мир давно переболел агрессивными недружественными поглощениями. Безусловно, там происходит то, что называется M&A, но сильная законодательная база препятствует произволу чиновников, силовых и судебных структур. С другой стороны, наши бизнесмены привносят в западное бизнес-сообщество хорошо забытое Западом старое, иногда заново «обучая» своих контрагентов, как действовать. В целом же, конечно, у большинства иностранцев все это вызывает сильное недоумение.

@@@
Забудьте о Кеннете Дарте
И депутаты становятся актерами
Иван-дурак на троне
Ингушский полигон
Как Якут поссорил прокуроров с милиционерами
Как ведут себя военные и милиционеры в Чечне
Как починить примус

Как размножается «серая слизь»

@@

Срок «беременности» исскуственных механизмов размером с бактерию или вирус – чуть больше суток

2004-06-23 / Юрий Георгиевич Свидиненко - аналитик NanoNewsNet.ru "Новости нанотехнологии и нанобизнеса".







Один из проектов самореплицирующихся нанороботов.

Одна из наиболее важных задач нанотехнологии и наноробототехники (нано – приставка, обозначающая масштабы порядка 10-9 м) – создание робота размерами с бактерию или меньше, способного «строить» из атомов различные объекты. Но, может быть, самая важная особенность таких роботов (наноботов) – реализованная в них функция самосборки из тех же атомов. То есть речь идет о способности наноботов «размножаться» (реплицироваться), как это делают настоящие бактерии. Эрик Дрекслер, пионер нанотехнологии, назвал подобные машины «ассемблерами», то есть сборщиками. Другими словами, самореплицирующаяся структура сможет производить собственные копии, построенные из того же материала, что и сам репликатор. Естественно, что такой робот должен быть изготовлен из составных частей буквально с атомарной точностью. Сделать это можно будет с помощью управляемого механосинтеза – формирования химических связей за счет механического приближения электронных оболочек атомов друг к другу.

Природа использует репликаторы повсеместно – как в клеточной машинерии клетки, так и при репликации живых организмов. Давно созданы компьютерные программы, способные к репликации, одни из них, в особенности «вирусные» программы, ведут себя подобно настоящим вирусам. Поэтому нет причин полагать, что самовоспроизводящиеся структуры создать невозможно. Мало того, если не разработать технологию самореплицирующихся структур, молекулярное производство фактически сведется только к созданию микроскопических продуктов. Поэтому для применения нанотехнологии в конструировании макроскопических объектов необходима технология создания и управления реплицирующимися структурами. Фундамент теории самореплицирующихся структур был создан еще в 1940 году. Это – теория фон Неймана.

@@@
Как размножается «серая слизь»
Когда мастер клиенту не указ
Константин Ремчуков: Что пишут на Западе о Великой депрессии
Кризис жанра в "Единой России"
Кризисный замер
Кто начальник - кто дурак
Леонид Рошаль и потерпевшие не поняли друг друга

Лукашенко может стать марионеткой

@@

Должна ли Москва делать ставку на белорусских националистов?

2002-09-12 / Вячеслав Владимирович Игрунов - заместитель председателя комитета по делам СНГ Госдумы РФ, директор Международного института гуманитарно-политических исследований.



Провал российско-белорусского сближения ставит под угрозу политическую карьеру Александра Лукашенко, который оказался заложником собственной пророссийской политики. В сложившейся ситуации России очень легко диктовать свои условия. Поэтому поведение Путина, разговаривающего с Лукашенко почти в императиве, кажется логичным.

Союз России и Белоруссии долгое время был символом новой российской внешней политики. После крушения и распада СССР, полного невнимания к постсоветскому пространству и следования западным доктринам договор, подписанный Лукашенко и Ельциным, воспринимался как поворот к самостоятельной интеграции евразийского пространства. Интеграции не получилось. Импульсивные действия белорусского президента с лихвой компенсировались отсутствием идей, глухим сопротивлением правительства и президентского окружения. Весь процесс держался исключительно на целеустремленности Лукашенко, которому были тесны рамки собственного государства и которому дряхлеющий президент России, казалось, уступал площадку.

Появление на политической сцене Путина спутало планы белорусского лидера, поскольку тайные мечтания и искренние устремления потерпели крушение. Молниеносные и успешные визиты Путина в Азербайджан и Узбекистан были многократно усилены политическими победами на Украине, и Белоруссия, как свет в окошке, погасла. Более того, Россия, ощутив силу, не сочла нужным продолжать себя связывать путами прежних, довольно жестких ограничений. В сложившихся обстоятельствах соблазн сломить паритет оказался непреодолимым. Для этого были все основания.

Во-первых, режим Лукашенко однозначно негативно воспринимается в клубе западных государств, который терпит Александра Григорьевича исключительно из-за оглядки на Россию. Любые жесткие шаги последней по отношению к Белоруссии будут встречаться аплодисментами. Во-вторых, белорусская экономика на три четверти зависит от сотрудничества с Россией. И при фактическом игнорировании Белоруссии западными экономическими партнерами Москва в состоянии решать, быть или не быть этой экономике. При этом г-н Лукашенко не испытывает должного почтения к своему восточному соседу, а его таможенные службы ведут себя совершенно бандитским образом по отношению к российскому транзиту. Бесчинства самого Лукашенко стали уже притчей во языцех. Терпеть это действительно трудно. В-третьих, сегодня популярность любимого батьки дала трещину, и в стране началось глухое брожение.

Однако при спокойном взгляде на обстоятельства картина не выглядит столь благостной. Прежде всего Лукашенко (как истинно советскому лидеру) удалось убрать с политической сцены практически всех самостоятельных политиков, а тех, кто имел силы сопротивляться, он загнал в маргиналии. Ярких и самостоятельных политиков в истеблишменте практически не осталось. Если Лукашенко не захочет сойти со сцены, а он, вероятнее всего, не захочет, то не найдется никакой силы, которая сумеет этого добиться. Напротив, сам Лукашенко может развернуть антикремлевскую кампанию, изменив настроения населения и даже мобилизовав в свой лагерь антироссийских радикалов. Через некоторое время это приведет Белоруссию к катастрофе и крушению режима Лукашенко, но России - я уже не говорю о белорусском народе - это ничего не даст. Власть может быть подхвачена только националистическими лидерами, потому что только в том лагере остались яркие люди, обладающие волей и точным знанием своего интереса.

Так, может, России и надо сделать ставку на националистов? Именно так поступил Немцов, предложив одному из наиболее одиозных лидеров оппозиции сотрудничество Кремля. Этот сценарий хорошо известен. В конце 80-х демократы поддерживали всех националистов, полагая, что национализм и антиимперская фразеология и есть синонимы демократии. Итогом стало торжество националистических режимов почти на всем постсоветском пространстве. До сих пор мы работаем над тем, чтобы смягчить дискриминацию русскоязычного населения в странах Балтии. До сих пор Молдавия расколота на враждебные части, а в Абхазии сохраняется угроза военного противостояния. Каждый может продолжить перечень. Приход к власти в Минске нынешней объединенной оппозиции - движение в том же русле. Россия еще не сумела опомниться от украинского кризиса, тесно связанного с националистическими настроениями значительной части политической элиты. Надо ли ей на свою голову вызывать новый кризис? Именно поэтому инициатива Немцова является безответственной и опасной.

Впрочем, не менее опасной является идея включить в состав России шесть новых субъектов Федерации. Помимо того что эта идея нереализуема, поскольку неприемлема даже для Лукашенко, само ее обсуждение гальванизирует еще не забытые страхи и мифы о российской экспансии. Если бы такие проекты всерьез стали обсуждаться на государственном уровне, Россия превратилась бы в пугало не только на пространстве бывшего СССР.

@@@
Лукашенко может стать марионеткой
Масхадов угрожает партизанской войной
Между ямой и траншеей
Металлическая лихорадка
Мир не нужен ни властям, ни боевикам
Миссия невыполнима
Москва за ними

Москва и Дагестан будут дружить

@@ 2000-03-31 / Илья Максаков



МЭР МОСКВЫ Юрий Лужков и председатель Госсовета Дагестана Магомедали Магомедов подписали соглашение о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве. Выступая на церемонии подписания, столичный градоначальник напомнил, что Дагестан подвергся бандитскому нападению и агрессии со стороны Чечни, и высоко оценил действия жителей и властей республики, способствующих сохранению единства России. Юрий Лужков пообещал оказывать этой северокавказской республике не только моральную, но и материальную помощь. В свою очередь Магомедали Магомедов отметил, что проживающие в Москве 50 тыс. дагестанцев "ведут себя достойно, соблюдая традиции предков, которые гласят, что необходимо принимать законы той земли, где они проживают".

Подписанным вчера соглашением предусмотрена обширная программа сотрудничества. Теперь в российскую столицу будут в больших, чем раньше, объемах и с меньшими препятствиями поставляться дагестанские виноград, помидоры, баклажаны, сладкий перец, лук и чеснок. Планируется также создать в Москве и Махачкале предприятия по переработке и фасовке меда, консервированию овощей, а также разведению осетровых рыб и форели. Кроме того, в Дагестане будут открыты филиал Банка Москвы, региональная телерадиокомпания "ТВ Центр", предприятие междугородной и международной связи "Интернет-телефония". Важным направлением сотрудничества двух субъектов РФ станет содействие в вопросах правоохранительной деятельности, взаимная помощь при чрезвычайных ситуациях и постоянный обмен информацией о криминальной ситуации в регионах. В Москве будут готовиться и повышать квалификацию руководящие сотрудники органов внутренних дел Дагестана.

@@@
Москва и Дагестан будут дружить
На чеченском фронте без перемен
Недетский сад
Нефтяной мезальянс
Новости
О двух головах
Обыденная философия похудения

Одинокий Клебанов

@@

Повесть о полпреде президента и молчаливой фронде его подшефных

2004-11-12



Разное про мэров у нас говорят. Про глав администраций тоже. Дескать, на полномочных представителей президента они плюют, ведут себя как царьки, а порой даже – как божки.

Я в это не верю! Да, есть отдельные, совершенно нетипичные для общей картины в целом недостатки. Вот, скажем, рассказали мне люди из регионов, как полпред президента, живое воплощение вертикали власти, Илья Клебанов приехал в Псков. Эх, думает, поговорю с мэром Михаилом Хороненом о том о сем, посоветуемся, как еще лучше работать, чтоб населению жилось еще веселее. Ну, зовет его натурально, ждет. На столе вода минеральная, цветочки искусственные, все чин-чинарем, по-государственному. 10.00 – нету мэра города. 10.15 – тоже нет. Клебанов уже волнуется, галстук развязал, полбутылки минералки выпил, цветочком занюхав. Зовет его к себе уже к 13.00. А тот – в несознанке: в поликлинике, мол, я, бюллетеню. Клебанов другое время предлагает, а мэр – будто сгинул, прячется. Что особенно странно, ведь за день до этого мэр Великих Лук Лидия Голубева на встречу, наоборот, пришла.

@@@
Одинокий Клебанов
Омбудсмену в России работы хватает
Опасность духовного обморока
Охота за «физиками»
Первичный антигенный грех
По законам толстоты
Пожалел Буш Керри

Политики тоже свиньи

@@

Для повышения интереса к Госдуме надо больше рассказывать о жизни и быте избранников, считают эксперты

2005-04-04 / Опрос подготовили Анастасия Корня, Ия Ферапонтова, Иван Родин, Кира Латухина, Максим Гликин. Драка в нижней палате парламента, активно транслируемая на всех телеканалах, несколько оживила интерес к ее работе. Тем более что в силу растущей зависимости Госдумы от исполнительной власти непосредственная работа депутатов все меньше занимает избирателей. Следует ли для привлечения внимания к думскому законотворчеству подробнее освещать такого рода эпизоды из жизни народных избранников, как походы по магазинам, занятия фитнесом, их вечерний досуг? На эти вопросы «НГ» отвечают известные политики и политологи.



Глеб Павловский, советник руководителя администрации президента, глава Фонда эффективной политики

Как живут депутаты, на что живут, как перемещаются – это важно знать, например, о том, как они создают пробки на дорогах. Это не черный пиар. Предметом черного пиара и компромата такие обстоятельства становятся, только если о них сообщается избирательно, в то время как мы должны все время за этим следить. Люди, с одной стороны, являются политиками, и часто сильными политиками, но, с другой стороны, они смертные люди и часто ведут себя как свиньи. И то и другое, я думаю, имеет право быть сообщено их избирателям.

@@@
Политики тоже свиньи
Половодье беспомощности
Почти конституционный референдум
Права журналистов сегодня. А что это вообще такое?
Правительству Украины грозит отставка
Проблема расизма во Франции существует
Проектный режиссер

Прямая и явная угроза

@@

Кондопога как симптом

2006-09-26 / Григорий Кертман - заведующий Аналитическим отделом ФОМ.







Социальные проблемы становятся политическими, когда не решаются местными властями по закону.

Фото Натальи Преображенской (НГ-Фото)

Общественный запрос на стабильность возник в бурные 90-е (потеснив запрос на радикальные перемены). Идея стабильности превратилась в общезначимую ценность, «обросла» упованиями и фобиями, обрела ностальгический привкус и политический потенциал.

В обозримом будущем нет серьезных оснований опасаться повторения потрясений, аналогичных тем, которые породили запрос на стабильность.

И все же: существуют ли сегодня серьезные угрозы стабильности в России, и если да, то откуда они исходят?

Оправдание зла

 

Ответ представляется очевидным – особенно после событий в Кондопоге. Точнее, после ознакомления с результатами общероссийского репрезентативного опроса (1500 респондентов), проведенного фондом «Общественное мнение» 9–10 сентября, в ходе которого эта тема обсуждалась с респондентами.

Осведомленность относительно событий в Кондопоге проявила ровно половина опрошенных. Остальные о происшедшем не слышали, и с ними данный сюжет не обсуждался.

Осудили жителей Кондопоги, принимавших участие в «волнениях», лишь 20% респондентов, с которыми этот сюжет обсуждался, не осудили – 50% (10 и 25% числа всех участников опроса соответственно). Остальные затруднились с ответом. Типичные высказывания тех, кто участников волнений не осуждает: «их достали»; «сам бы так поступил»; «зачем вообще принимают нерусских к нам?»; «все заполонили неруси»; «вызывающе ведут себя черные». Примерно три четверти высказываний – в таком ключе.

@@@
Прямая и явная угроза
Пункт назначения – Рублевка
Путь мертвеца
Реставрация
Россия – год 2006: логика политического страха
СРП: игры по чужим правилам
США следят за российскими ракетами незаконно

Свердловский выскочка

@@

Глава из книги с добавлением нескольких страниц, специально написанных по случаю отречения Бориса Ельцина от власти

2000-01-06 / Виталий Третьяков



"Вы боитесь Ельцина? Ну так и получите того Ельцина, которого боитесь!"

Борис Ельцин.

"Записки президента"

Я НЕ БИОГРАФ Ельцина. Поэтому в этой книге не изложен его жизненный путь так, как то полагается в канонических, тем более официальных биографиях. Я пишу историю взаимоотношений Ельцина с Россией, страной, которую волею судеб и собственным куражом он сподобился возглавить и возглавлять. И, конечно же, пытаюсь нарисовать политико-психологический портрет героя этой книги.

Как бы ни был неинтересен тот или иной политик, история его восхождения к власти, схваченная в ее основных, чаще всего авантюристических поворотах, действительно может быть крайне интересной и более того - захватывающей, т.е. в литературной форме представлять собой то, что определяется жанром триллера. Между тем судьба страны при этом может быть скучнейшей и печальнейшей.

Если бы Ельцин сумел написать сам или решился рассказать кому-либо для литературного изложения правдивую историю своего вхождения во власть, это скорее всего было бы действительно захватывающее чтение. И прежде всего потому, что Ельцин безусловно относится к числу людей, самих сделавших свою карьеру (во всяком случае, начиная с Москвы). А ведь большинство людей попадают на горние вершины политики случайно, захваченные потоком событий, над которыми не властны, или волею других людей, которым не в силах сопротивляться. Так, кстати, чаще всего было в советское время. Причем это относится как к рядовым политикам, так и к первым лицам во власти.

ТИПОЛОГИЯ РУССКИХ ЛИДЕРОВ XX ВЕКА

Безусловно случайно, то есть вне зависимости от собственного желания, оказались на вершине власти Брежнев, Андропов, Черненко, Путин. А вот Ленин, Сталин и Горбачев шли к этой цели осознанно. Промежуточный тип - Хрущев. Вернее даже - это тип не промежуточный, а особый, третий тип политика. Первую часть пути политики этого типа идут под влиянием не зависящего от них хода событий, в реалиях советской номенклатуры - потому что работающая Система постоянно рекрутирует из нижележащих слоев определенные характеры, главное качество которых я бы определил как экстравагантный конформизм. Нужно уметь делать все, что велит Система, но делать это не только лучше других, но как-то по-особому лучше.

Этого, однако, недостаточно, чтобы получить главный приз - высшую власть в стране. Экстравагантный конформизм позволят лишь максимально приблизиться к вершине, войти в число тех, из кого потом один встанет надо всеми.

Так вот, решающий выбор - и именно этим разнятся три типа политиков (а впрочем, и людей любой другой профессии) - далее зависит либо от случайностей, воли других, простого хода событий (Андропов, Черненко); либо от осознанного и целенаправленного движения к высшей власти (Сталин, Горбачев); либо от наличия опасности, иногда смертельной: если не победишь, то проиграешь все, часто и жизнь (Хрущев).

Есть, конечно, и четвертый, точнее, особый тип политика, добивающийся высшей власти. Этот тип можно назвать гениальным политиком, то есть тем, кто в силу своих выдающихся не только волевых, но и интеллектуальных качеств побеждает других часто даже в неблагоприятных для себя обстоятельствах.

Гениальный политик дает обществу новые идеи, не всегда, впрочем, плодотворные, как позднее показывает будущее. Гениальный политик не всегда удачлив, а очень часто - не до конца удачлив, ибо жизнь или власть его обрываются раньше, чем он увидит реализованными свои идеи в их первозданной чистоте, а не в том черновом варианте, который не удовлетворяет прежде всего его самого. В России XX века таким гениальным политиком был лишь один человек - Ленин. Хотя отношение к нему сейчас у нас сильно переменилось, но факт сей остается, по существу, общепризнанным во всем мире, включая Запад - верховного арбитра для современной русской прогрессивной интеллигенции. Кроме того, все-таки существует, хоть и не воплощенным в реальность, ответ на вопрос: что бы произошло со страной, если бы Ленин не умер в 1924 году и, следовательно, если бы Сталин не пришел к власти, чего Ленин, видимо, не допустил бы, ибо не хотел. Если считать, что гений и злодейство - вещи все-таки совместимые, то гениальным политиком был и Сталин (правда, в отличие от Ленина - удачливым).

Побоюсь слова "гениальный", но безусловно выдающимся политиком был Михаил Горбачев. Очевидно, что он хотел сделать то, что сделал, когда получил власть, еще на пути восхождения к ней. Но Горбачев потерял все и породил Ельцина. Именно потому, что не был гениальным, хотя и осознанно строил свою политику. Он действительно мог бы продолжать то, что было до него, реформируя Систему постепенно, медленно поспешая. Тогда, видимо, его можно было бы назвать гениальным.

Но все-таки Горбачев посмел выйти за пределы Системы. Этот шаг сделал именно он.

Ельцин наследовал Горбачеву на пути реформ, но радикально нового в эти реформы ничего не внес ("шоковая терапия" - это радикализм методов. Но отнюдь не идейных целей).

Он просто вошел в дверь, открытую Горбачевым.

Более к теме гениальности в политике в этой книге я возвращаться не собираюсь за отсутствием предмета обсуждения. Однако определить место Ельцина в той типологии достигших высшей власти политиков, о которых я сказал, необходимо. Ибо Ельцин в ней являет собой третий - амбивалентный, хрущевский тип.

На мой взгляд, весь свердловский период, до того, как Горбачев вызвал его в Москву, Ельцин был стандартным либералом-конформистом, ленинцем, так сказать, ударником коммунистического труда, не чувствовавшим ни необходимости, ни желания выйти за рамки Системы, а тем более - разрушить ее. И, конечно же, не мечтавший ее возглавить. В этом отличие, кстати, от самого Горбачева, который, безусловно, шел к своей высшей точке - власти и реформам - целенаправленно, еще в Ставрополе. Не назначь Горбачев Ельцина в 1985 году на один из высших постов в аппарате ЦК КПСС, мы, скорее всего, так и не услышали бы никогда этой фамилии.

Но после этого назначения в силу фрустрации, которую Ельцин пережил в начале своей деятельности в столице, в нем пробудилось то волевое начало, которое сделало весь его последующий жизненный путь, безусловно, очевидно осознанным движением к одной цели - высшей власти в стране. В этом Ельцин - уменьшенная копия Сталина. Здесь, кстати, возникает весьма любопытный параллелизм двух политических пар российской истории XX века: Ленин-Сталин - Горбачев-Ельцин. Вторая пара карикатуризирует первую. Впрочем, вернусь к Ельцину. В момент решающей схватки в Ельцине сыграло "хрущевское" начало. Он хотел власти не только потому, что вожделел ее, но и потому, что неуспех в этом предприятии, вылившемся прежде и раньше всего в борьбу против Горбачева, а не какого-то там коммунизма, действительно означал для него политическую смерть, которая к тому времени уже воспринималась им и как смерть физическая (призрак последней замаячил перед ним в дни ГКЧП, оттого столь яростным и целеустремленным было тогда его сопротивление - даже ненавистного ему Горбачева он взял в союзники). С этим специфически ельцинским ощущением власти как жизни, а отсутствия власти или перспектив ее получить - как смерти, кстати, судя по всему, и связана широко известная в узком кругу попытка самоубийства Ельцина ("случай с ножницами"), предпринятая в момент наибольшей конфронтации с Горбачевым и вообще Политбюро в 1987 году. Отсюда и экстравагантная даже по формулировке просьба о "политической реабилитации", то есть возвращении к жизни.

Здесь я должен коснуться одного деликатного момента, что не принято делать публично в отношении обычных людей, в каком бы состоянии они ни находились. Но табу с этой темы применительно к Ельцину давно снято по меньшей мере в силу трех причин. Во-первых, из-за того, что его физическое состояние не раз уже выносило эту тему на общий обзор. Во-вторых, потому что в принципе тема смертности первого лица государства, тем более находящегося в преклонном возрасте, не является запретной (не случайно, что в конституциях или других аналогичных документах всех государств, а не только монархий она рассматривается открыто). Наконец, в-третьих, потому, что именно применительно к Ельцину эта тема не раз уже была предметом политических расчетов и прогнозов, до сих пор не сбывшихся, но всегда (в последние четыре-пять лет) актуальных. А уж что говорить о политической Москве в ее высших слоях. Здесь эта тема всегда, а в последние годы особенно была настолько актуальной, что стратегия, а порой и тактика не то что отдельных политиков, но и целых финансово-политических группировок и даже партий неизменно включали в себя как одну из важнейших констант прогнозируемый срок ухода президента из жизни.

Так вот, рискну сделать прогноз, основанный не на физиологическом, а психологическом понимании Ельцина как человека и "политического животного". На мой взгляд, и ниже я приведу тому многочисленные примеры, можно считать доказанным, что инстинкт жизни Ельцина равен его инстинкту власти. То есть жизненный путь Б.Н., каким бы ни было его физическое состояние, закончится тогда и только тогда, когда он либо потеряет власть, либо поймет (точнее, почувствует), что в ближайшее время он ее неизбежно лишится - и сделать больше ничего нельзя.

Я очень рискую, фиксируя на бумаге свой прогноз. Природа человека детерминирована в целом, но не в частностях. Все же я считаю настолько очевидным, что для Ельцина жизнь равна власти и власть равна жизни, что восприму любое отклонение от этой формулы как аномалию, нарушение законов жизнедеятельности Б.Н.

Итак, гигантский, гипертрофированный инстинкт власти - это то, что я считаю главным, основным, определяющим все иное в Ельцине как в человеческом типе, а уж тем более как в политике. Но этим, конечно, Ельцин, как и любой другой человек, не исчерпывается, И когда я употребляю по отношению к нему эпитет "примитивный", это отнюдь не означает, что я считаю его абсолютно бездарным, нетворческим, серым. По-своему он и талантлив, и ярок, и, безусловно, изобретателен.

Примитивным я считаю ельцинский тип политика и Ельцина как человека в политике. Если воспринимать политику как искусство или мастерство, то, на мой взгляд, существование Ельцина на вершине российской власти не добавило нам никакого нового опыта в этой сфере, не дало никакого нового знания. Он не создал в политике ничего, что до него не было бы уже известно на фактах жизни таких же, как он, властолюбцев. Как политик и человек власти Ельцин, на мой взгляд, примитивен и потому, что его методы завоевания и сохранения власти, устранения конкурентов подходят что для главы государства, что для начальника плодоовощной базы. В них есть изощренность, но нет блеска интеллектуальности.

Властолюбец Сталин - фигура, безусловно, исполинская. Властолюбец Ельцин - ординарная, проходящая, примитивная. Ельцин не стал тираном не потому, что был демократом. Но потому, что побоялся быть тираном (вопрос о его пресловутой "смелости" - отдельная тема, и ее я, конечно, коснусь), потому, что предпочитал добиваться своей цели (сохранения власти) всегда не путем жертвы, не путем подвига, а путем, по сути, торга, мены. Чтобы проанализировать это утверждение, не отвлекаясь от главного хода книги, я привожу в одном из приложений свою статью, написанную и опубликованную в 1995 году, специально посвященную методам ельцинской борьбы за власть.

Впрочем, о Ельцине и власти мне придется говорить еще не раз. А пока вернусь к деталям психологического образа Ельцина, деталям, нанизанным на стержень этого образа - властолюбие, но все-таки существенным, ибо они многое объясняют в повседневном политическом и житейском поведении этого человека.

Кстати, сам он эти черты-детали в себе, судя по его откровениям, не только прекрасно видит, но и любит их, лелеет, гордится ими, часто бахвалится.

БИРЮК, САМОДУР, АКТЕР

Перечислю, на мой взгляд, неоспоримо очевидные черты характера Ельцина. Замечу при этом, что в последние годы он, превратившись в немощного старика, перестал скрывать в себе то, что раньше пытался скрыть или даже преодолеть.

Прежде всего Ельцин нелюдим - он есть то, что по-русски называется бирюком. Он мало появляется на людях, а если и появляется, то только тогда, когда это просто неизбежно - например, как требование протокола. Или когда этого требует борьба за власть или борьба с кем-либо.

Последние годы, чисто по-старчески, он замкнулся в семье (не в политическом смысле этого слова), с которой ранее, судя по всему, у него были весьма неровные взаимоотношения.

"Возвращение" Ельцина в семью началось, видимо, с августовского путча 1991 года, когда вынужденно он мог опираться только на исключительно преданных ему людей, а завершилось после операции на сердце осенью 1996 года. С этого времени тема семьи все чаще и чаще начала звучать в его публичных заявлениях.

Конечно же, Ельцин - самодур. Еще одно русское понятие, которое его прекрасно характеризует. Отсюда все эти дирижирования оркестрами, бросания пресс-секретарей в реку, выхватывания бумаг у стоящих рядом людей и прочая малосовместимая с его должностью и положением экстравагантная суперактивность. Отсюда и пристрастие к публичным (именно публичным) разносам, которые он любит устраивать подчиненным. Наконец, именно самодурством (при неглубоких знаниях, а часто и отсутствии таковых) объясняю я его шараханья в собственно политической сфере.

В принципе Ельцин - интраверт, человек, замкнутый на свой собственный внутренний мир. Но, видимо, интраверт сильно закомплексованный. И эти комплексы время от времени находят выход в его странном поведении на людях, когда истинное и, как правило, довольно неприглядное лицо этого человека оказывается открытым всем. Наиболее яркий пример: неприличное поведение у колеса самолета, на котором он впервые прилетел в США.

Если даже предположить, что в этот момент он был сильно пьян (что скорее всего имело место), то, как известно, именно в пьяном виде в человеке открывается то, что является его второй, то есть истинной, натурой.

При постоянной театральной галантности в отношении женщин (например, целование рук, к которому он пристрастился в последние годы и что делает к месту и не к месту) необъяснимыми могут показаться знаменитые кадры, на которых он вдруг во время официальной церемонии ущипнул за бок кремлевскую стенографистку. Но если принять, что такое поведение является как раз естественным для него, но чаще всего сдерживаемым с помощью самоконтроля, то все встает на свои места.

Ельцин вообще очень театрален в своем поведении. Любит драматические паузы, в последние годы, впрочем, объясняющиеся уже чаще физиологическими причинами. Ему также нравится делать многозначительные намеки на нечто, что знает только он да еще, может быть, его собеседник. Вообще он любит демонстрировать свою сверхосведомленность во всем, что касается политики и информации о жизни общества. Что очень часто при многочисленных глупостях или банальнейших сентенциях, вылетающих из его уст, создает образ либо простофили, либо глубоко заблуждающегося на свой собственный счет недоучки начальника. Все, видимо, помнят, как он ошеломил весь мир во время одного из своих зарубежных визитов сообщением о том, что с российских ракет то ли сняты, то ли вот-вот будут сняты боеголовки. В результате, по-моему, и появилась знаменитая фраза его пресс-секретаря того периода Сергея Ястржембского "президент устал", а все высшее руководство российских МИДа и Министерства обороны вынуждено было в течение нескольких дней деликатно (по отношению к своему президенту) дезавуировать его слова.

Самомнение Ельцина доходит до крайности. Он, видимо, порой сам верит в ту высшую миссию, которую должен исполнить если и не на Земле вообще, то в России - определенно. Апломб, с которым Ельцин берется судить о разных проблемах, разительно контрастирует с его постоянными проколами, вызывающими недоумение или насмешки во всем мире. Ельцин почти никогда не приводит литературных цитат, примеров, аналогий, что является необычным для такой "начитанной" страны, как Россия. Даже его спичрайтеры не вставляют в тексты его выступлений ничего подобного. Я не припомню, чтобы Ельцин когда-либо сослался хотя бы на одно писательское имя или литературное произведение, хотя это совершенно обычно для речи всякого более или менее образованного русского человека. Мраком тайны покрыты и его познания в строительной сфере, несмотря на то что именно здесь он получил высшее образование и много лет работал. Правда, пущено в жизнь несколько апокрифов на сей счет, но проверить их соответствие реальности никому не удавалось. А, казалось бы, при неглубине знаний в иных сферах или отсутствии таковых человека должно тянуть на использование примеров из той единственной сферы, где он является специалистом. Строительство - более чем подходящая тема для заимствования точных и емких образов при описании хода и целей экономических и политических реформ, вообще управления государством. У Ельцина этого нет. Чаще всего так бывает, когда человек не любит своей основной (или первой) профессии. Вряд ли можно предположить, что Ельцин полный профан в строительстве. Скорее всего - он просто никогда не был удовлетворен своей работой, а потому, расставшись с ней, просто вычеркнул ее из своего сознания.

Крайне редко Ельцин бывает в театрах, по-моему, никогда за время президентства не посещал концертов серьезной музыки. И это при том, что Мстислав Ростропович и Галина Вишневская и семья Ельциных являются, по взаимному утверждению, близкими друзьями.

Словом, интеллектуальный и культурный багаж Ельцина явно невелик. Трудно себе представить, чтобы он вел полемику по каким-либо вопросам литературы, кино, театра или музыки, как это делали и Ленин, и Сталин, и Хрущев, и Горбачев. В разной степени образованные, они всегда интересовались проблемами культуры и искусства и охотно выступали на сей счет. Для Ельцина, видимо, высокая культура вообще терра инкогнита, сфера, в пределы которой он даже не рискует ступить.

Мне рассказывал один из руководителей Большого театра, как, кажется, уже будучи председателем Верховного совета России, то есть в 1990 году, Ельцин присутствовал на открытии сезона в этом театре. Он категорически отказался занять царскую ложу, сел на первый ряд и, когда перед последним действием дирижер по традиции повернулся к публике, встал и пожал ему руку. Видимо, Ельцин посчитал это знаком внимания к себе, а то, что это просто театральный ритуал, не знал. Почему Ельцин не сел тогда в царскую ложу? Явно не из-за равнодушия к властной символике. Ведь именно он, когда окончательно устранил Горбачева от власти, занялся ею с таким рвением, которое в этом вопросе отличало только Сталина (но тот занимался, и часто весьма профессионально, вообще всем). Ельцин завел себе президентский штандарт (которого, кстати, не было и у Сталина, а был лишь у царей), гусарскую форму для кремлевской гвардии (впрочем, почему-то редко используемую), десяток резиденций, высший президентский орден и множество другой мишуры, а также дал указание отреставрировать Кремль.

Конечно, Ельцин, весьма непритязательный в быту, равнодушен к материальному наполнению всей этой помпезной роскоши, но абсолютно влюблен в нее как в самое весомое доказательство своего обладания высшей властью.

Детали для него, судя по всему, вообще значат больше, чем суть происходящего или целое. В 1995 году он, например, объявил, что в России теперь продается киви, а это значит, что рыночная экономика построена. Все помнят и 38 снайперов, предполагаемые действия которых в ходе операции против чеченских террористов Ельцин не только описывал, но и показывал жестами и мимикой. А однажды, рекламируя якобы уже наступившее благополучие и спокойствие в стране, он посоветовал гражданам квасить капусту и заклеивать окна перед зимними холодами. Отсюда же, на мой взгляд, помимо, естественно, идейного ренегатства, его навязчивое желание вынести тело Ленина из Мавзолея на Красной площади. Для серьезного политика - это абсолютно десятистепенная проблема, а строго говоря - вообще искусственная. Конечно, здесь смысл еще и в том, что Красная площадь - это как бы часть Кремля, главной президентской резиденции и главного символа власти в России, а Кремль Ельцин не намерен делить ни с кем. И чуть ли не первое, что было сделано в Кремле после того, как Ельцин стал его единственным хозяином, - демонтаж памятника Ленину.

Это же пристрастие к деталям, застилающим чаще всего главное, привело и к двум другим ельцинским маниям: объявлять, с кем из руководителей других стран он теперь на "ты" и, следовательно, стал другом (хотя второе отнюдь не вытекает из первого), и постоянное педалирование особой значимости "встреч без галстуков". Обе мании стали темой многочисленных анекдотов в России, что само по себе характеризует истинную ценность этих столь важных для Ельцина символов.

При описании же главных проблем, стоящих перед страной, Ельцин, напротив, всегда крайне неконкретен. Никто не сможет сказать, что значат для Ельцина слова "демократия", "рынок", "правовое государство", "цивилизованное государство", "национальные интересы России", "экономическая реформа" и тому подобное. После захвата власти (ранее Ельцин был другим) он ни разу в своей свободной, не формализированной спичрайтерами речи не выдвинул ни одной конкретной идеи и не поставил ни одной новой цели перед страной. Привычно повторяя банальности либо очевидные государственные догмы, он может выйти за их пределы лишь в совершенно бессодержательных по сути, хотя и оригинально (из-за своей абсурдности) звучащих советах или приказах. Наиболее яркий пример - его требование после очередной вспышки взаимной любви с президентом Кучмой: все российские чиновники отныне должны заканчивать свой день с мыслью, а что хорошего я сегодня сделал для укрепления отношений с Украиной? Хотел бы я знать, нашелся ли в России хоть один чиновник, включая и самого Ельцина, который бы заснул с этой мыслью хотя бы в тот день, когда этот приказ был дан.

Как всякий недалекий человек, Ельцин искренне верит в большинство вещей, пусть даже абсурдных, которые сам утверждает. Проколы очень часты, но разрыв во времени между очередной произнесенной им глупостью и обнаружением реальной картины происходящего обычно скрадывает для публики масштабы того гигантского разрыва, который всегда - с 1991 года определенно - отделял реальную картину мира от той, что сложилась в голове Ельцина. Помимо характерного случая со "снятием боеголовок", приведу еще два примера. Когда группа чеченских террористов, захватив заложников, направилась на теплоходе по Черному морю в Турцию, Ельцин пообещал послать за ними вдогонку подводную лодку. Во-первых, неясно было, зачем нужна в данной ситуации подводная лодка. Во-вторых, что еще комичнее (и одновременно трагичнее), выяснилось, что у России на Черном море нет ни одной действующей подводной лодки (результат "дружеского" раздела Черноморского флота между Москвой и Киевом). Судя по всему, об этом просто не знал Главнокомандующий Вооруженных сил страны, президент Ельцин.

Другой случай связан с известными событиями 17 августа 1998 года, когда правительство России во главе с молодым премьером Кириенко и Центральный банк объявили о приостановке на три месяца выплат по долгам зарубежным кредиторам и ряде других финансовых мер, приведших к резкому падению курса рубля, то есть девальвации. Это произошло в понедельник, а буквально за два дня до этого, в последний рабочий день предшествующей недели, Ельцин, находившийся в отпуске, убеждал всех с экранов телевизоров, что девальвации не будет и правительство с Центробанком держат ситуацию под контролем.

Конечно, во многих таких случаях причина конфузов, которые раз за разом происходили с Ельциным, не только в его самоуверенности и подчас полной оторванности от реальной жизни, но и в его поразительной внушаемости. Если он проникается доверием к людям (не в целом, а по их "специальности"), то попадает в полную информационную зависимость от них, либо повторяя, как может, то, что они ему говорят, либо сам препарируя в желательном для себя направлении их слова и мысли. Вообще порой кажется, что Ельцин является полным профаном во всех без исключения сферах человеческого знания. Просто на одни темы (искусство, например) он никогда не рискует рассуждать, а на другие (политика, экономика, проблемы армии) вынужден.

Все недалекие люди склонны, во-первых, верить в то, что говорят сами, а во-вторых, давать рискованные обещания, думая, что легко исполнят их, а когда этого не случается, просто забывают о сказанном, даже не подозревая, что выглядят глупцами или лжецами. Самое известное обещание Ельцина, так и оставшееся невыполненным и искренне им забытое, - это знаменитая клятва начала 1992 года "лечь на рельсы", если в результате экономических реформ уровень жизни граждан России понизится. Уровень жизни не то что понизился, а катастрофически упал. Но Ельцин больше никогда не вспоминал о "рельсах".

Столь же известны и многочисленные публичные обещания Ельцина, даваемые разным высокопоставленным чиновникам, сохранения их на тех или иных постах на разные конкретные сроки. Такие обещания Ельцин давал Гайдару, Немцову, Чубайсу, Примакову - и всякий раз вскоре после этого снимал их. Можно бы было говорить о лживости Ельцина (и об этом надо говорить), но в большинстве случаев этот человек, привыкший жить одним днем, всякий раз был искренним в своих обещаниях, точнее, в желании их исполнить в тот момент, когда эти обещания давались.

Ложь, безусловно, вполне допустимое, а иногда и объективно необходимое оружие политика. Но очень сильное. Поэтому пользоваться им нужно осторожно. По своей примитивности Ельцин этого не понимает. А по своей безответственности нисколько не переживает, когда вынужден лгать или когда его ложь всплывает на всеобщее обозрение.

Иногда, впрочем, он использует ложь вполне сознательно. Это относится ко всему, что касается его собственной персоны и его власти. Вообще ни к каким словам Ельцина нельзя относиться серьезно. Кроме тех, что касаются его власти и угроз для нее. Здесь он часто бывает предельно конкретен, на удивление откровенен и одновременно совершенно цинично и отнюдь не простодушно лжив.

Возненавидев Верховный совет, Ельцин не протяжении года третировал его и весьма прозрачно намекал, что рано или поздно разгонит этот парламент. Что и случилось. При этом Ельцин обещал провести через полгода после выборов в нижнюю палату нового парламента досрочные президентские выборы. Вскоре он с легкостью и без всяких серьезных объяснений и тем более извинений отменил свое обещание.

Люди из ближайшего окружения Евгения Примакова рассказывали мне, что буквально за две недели до того, как Ельцин отправил премьера в отставку, у них состоялся разговор о том, может ли это случиться. Вопрос поднял Примаков. Ельцин посмотрел ему прямо в глаза и сказал: этого не будет.

Лживость Ельцина во всем, что касается его интересов, поистине беспредельна. Он доказывал, что его странное заторможенное выступление в Америке, запись которого по распоряжению Горбачева была показана по советскому телевидению, было нормальным, а все дело в том, что специальная команда телевизионных техников соответствующим образом "растянула" пленку.

Ясно, что не сказал он правды и о реальных обстоятельствах своего "падения с моста" в Москву-реку.

Он не захотел разобраться, что за снайперы стреляли по людям в районе Белого дома во время событий октября 1993 года, а ведь во многом именно из-за этих провокационных выстрелов и началось кровопролитие.

Все события, связанные с роспуском СССР, осуществленным им, Кравчуком и Шушкевичем в Беловежской пуще, покрыты мраком тайны, а точнее - лжи.

Иногда, конечно, во лжи, исходящей из уст Ельцина, был виноват не он, а его окружение. А он лишь делал вид, что ничего предосудительного не происходит, хотя я и сомневаюсь, что всякий раз он не догадывался о том, что дело нечисто. А иногда, думаю, и давал санкцию на использование ложной или фальсифицированной информации. По очень многим косвенным данным и свидетельствам, не состоялся референного числа голосовавших), а первый тур президентских выборов 1996 года Ельцин не выиграл, а проиграл. Я, во всяком случае, убежден и в том, и в другом. Как это могло пройти мимо Ельцина, представить трудно, хотя технически, естественно, дело не доходило до того, чтобы Б.Н. давал прямые команды.

Вообще по-настоящему успешная политика, на мой взгляд, определяется как раз соотношением используемой в ней правды и лжи. Совсем без лжи нельзя, но если ее объем переходит некоторую критическую черту или постоянно нарастает, то можно говорить лишь об успехе политика по достижению собственных эгоистических целей - чаще всего это либо захват власти, либо ее сохранение, - но никак не об успехах его политики.

Лжив ли Ельцин в обыденной жизни? Судить не берусь. Просто не знаю. Но добродушие и правдолюбие в бытовых и житейских мелочах отнюдь не исключают для политиков ельцинского склада прямо противоположного во всем, что касается власти.

Совершенно аналогично обстоит дело и с отношением таких политиков к людям. К своим семейным и друзьям они могут быть предельно внимательными и даже идти на многочисленные жертвы. Ко всем остальным, кто не может оспорить их главную ценность - власть, дружелюбны и лояльны. А вот по отношению к своим политическим оппонентам, а тем более конкурентам - жестоки, бесцеремонны и безжалостны.

Как мне представляется, для Ельцина все люди, кроме его семьи, делятся на несколько категорий.

Большая часть населения страны - это те, к кому он относится нейтрально, то есть никак. Эту массу он вообще не различает, о ней не думает - разве что в периоды предвыборной борьбы.

Но у него нет никакой нейтральности по отношению к тем, кого он лично знает, с кем сталкивается, с кем борется. Эти люди, значимые для Ельцина, делятся на следующие категории:

- те, кого Б.Н. в данный момент любит и кому в данный момент доверяет (каждый раз это не более 5-6 человек), причем никто из них не может являться политиком, способным оспаривать его власть;

- те, кто в данный момент является соратниками Ельцина по сохранению его власти, но кто может сам на нее претендовать (с ними отношения всегда развиваются по синусоиде): в первую очередь это, конечно, Черномырдин, Примаков, Лебедь, Лужков;

- те, с кем он близко общается по работе и кого ценит, но кто не может рассчитывать на какую-то особую конфиденциальность отношений с Ельциным (наиболее яркий пример такого человека Александр Лившиц);

- те, кого Ельцин "не любит" (но не враги); от некоторых министров так называемого гайдаровского правительства я часто слышал: такого-то Б.Н. не назначит - он его "не любит";

- враги - коммунисты;

- те, кого Ельцин ненавидит: на первом месте здесь, конечно, Михаил Горбачев;

- те, перед кем Ельцин заискивает, демонстрируя всяческие трюки: это лидеры западных государств и узкий круг "выдающихся деятелей культуры", точнее говоря, всего два - Галина Вишневская и Мстислав Ростропович.

Круг этих значимых для Ельцина людей очень невелик. Именно ими, по существу, исчерпываются его все человеческие контакты, симпатии и антипатии. Я выделил их в специальный список в одном из приложений как раз для того, чтобы показать, сколь ограниченно-функционален этот круг. Потому и приходится Ельцину так часто менять свое окружение, что подбирается оно по строгим критериям человека-функции. Если тебе, как Бурбулису, позволено одно, а ты захотел чего-то большего, то тебя, Бурбулиса, просто выбрасывают из этой системы. Ибо большей части всех этих людей дана одна привилегия - служить Ельцину на отведенных им местах. Не выполняешь эту функцию - лишаешься места.

Например, функцию интеллигентного друга семьи и самого Ельцина выполняет Мстислав Ростропович. Поскольку Ростроповичу от Ельцина ничего не нужно, а характер у него такой, что не дружить с ним невозможно, эта дружба политически не обременительна и внешне эффектна, ибо поддерживает имидж Ельцина как демократа. Но у Ростроповича есть другой друг - Александр Солженицын. С именем, в мире не менее громким. И уж если бы Солженицын сказал о Ельцине все те слова, которые говорил о нем легкий на похвалу Слава (Мстислав Леопольдович), то политический эффект был бы колоссальным. Однако единственная встреча Солженицына с Ельциным закончилась ничем. Фундаментально-въедливый Солженицын, видимо, не нашел ничего не только выдающегося, но и даже просто интересного в собеседнике и его политике. Он не нашел буквально ни одного, даже самого поверхностного и необязательного эпитета, чтобы поведать народу о замечательных качествах "его президента". Проявляя до времени политическую лояльность к нынешней власти в России, со временем Александр Солженицын, видимо, был настолько разочарован, что просто перестал замечать Ельцина и как человека, и как политика, и как президента. Он вообще не упоминает его ни по фамилии, ни по должности, хотя и наращивает постоянно свою критику режима, по сути - именно ельцинского.

Вообще солженицыновское низведение Ельцина в фигуру умолчания очень показательно. Можно как угодно относиться к автору "Красного колеса" как к писателю и как к человеку, но ясно, что встреть он на кремлевском престоле фигуру незаурядную, не преминул бы сказать об этом либо в восхищенных, либо в уничижительных тонах. На серость же Солженицын не стал тратить своих лексических красок.

И уж точно Солженицына не вдохновили политические и "реформаторские" взгляды Ельцина, а скорее всего он просто не сумел их обнаружить.

Тех же, кто может оказать влияние на Ельцина, вообще меньше, чем пальцев на одной руке. Это, конечно, дочь Татьяна и Валентин Юмашев. Помимо них, насколько я знаю, есть по крайней мере еще один человек, способный оказывать на Ельцина влияние, - Нурсултан Назарбаев. Это, кстати, и самый частый наряду с Лукашенко (но он как раз влиянием на Ельцина не пользуется, напротив, Ельцин его явно недолюбливает и опасается) гость в Москве из всех президентов СНГ.

Как-то в сердцах и, видимо, случайно один из наиболее близких по должности к Ельцину чиновников бросил мне фразу: "Он (то есть Назарбаев; мы как раз обсуждали то ли предстоящую, то ли только что завершившуюся встречу Ельцина с президентом Казахстана. - В.Т.) делает с нашим что хочет, любые документы у него подписывает". С чем такое влияние связано - не ясно. То ли с тем, что одно время (накануне августа 1991 года) Ельцин с Назарбаевым были в достаточно доверительных отношениях и даже разрабатывали вместе с Горбачевым (единственный, пожалуй, после 1987 года случай сотрудничества Ельцина с отцом перестройки) план смены власти в СССР. То ли с тем, что Ельцин дважды публично вроде бы уличил Назарбаева в неблаговидных поступках, а тот, естественно, давал другую трактовку событиям (я тут более склонен верить Назарбаеву), но не раздувал скандала, на основе чего у Б.Н. сложился комплекс вины перед казахстанским президентом.

Первый случай - это задержка, как Ельцин утверждает - преднамеренная, его отлета из Алма-Аты в Москву 18 августа, как раз накануне путча ГКЧП. Назарбаев, не вступая в спор с Ельциным публично, утверждает, что сам Ельцин был не в состоянии покинуть тогдашнюю столицу Казахстана в намеченное время.

Второй случай: неясная история с приглашением Назарбаеву присоединиться в Беловежской пуще к трем "ликвидаторам СССР" - Ельцину, Шушкевичу, Кравчуку. Ельцин утверждает, что такое приглашение, хотя и в последний момент, но все-таки было передано президенту Казахстана по телефону, но он не прилетел. Назарбаев же свидетельствует, что, поскольку беловежская тройка знала его негативное отношение к планам ликвидации Союза ССР, звонок от Ельцина поступил с большим опозданием, когда дело было уже сделано. Поэтому он не захотел лично освятить уже подписанные без него документы.

Так или иначе, но и ряд косвенных фактов свидетельствует: Нурсултан Назарбаев действительно имеет большое влияние на Ельцина, даже несмотря на то, что последний публично (но не в прямом диалоге с президентом Казахстана) пренебрежительно отзывался о назарбаевском проекте договора о создании Евразийского Союза.

ПОЧЕМУ ОНИ МОЛЧАТ?

Я знаю довольно много людей, которые в свою очередь очень хорошо знают Ельцина, во всяком случае - подолгу работали с ним или продолжают работать. Причем с некоторыми из этих людей я достаточно близок, чтобы рассчитывать на какую-то разумную долю откровенности. Конечно, я сам никогда не выспрашивал их о "шефе", ибо считается, что в этом есть что-то неприличное. Что же, однако, неприличного в том, чтобы узнать подробности жизни, и особенно работы, президента своей страны? И что же такого секретного в этой жизни и работе, что никто не хочет об этом говорить по собственной инициативе более чем в двух-трех случайно вырвавшихся фразах. Секрет в подобных случаях всегда один: неприглядного так много, что такой рассказ выглядел бы либо как передача сплетен (хотя говорится льное или действительное разглашение государственной тайны. И, кроме того, собеседник, услышав некоторые подробности из жизни президента, скорее всего не удержался бы от неприятного вопроса: а что же ты там тогда работаешь или так долго работал?

Ответ-то есть. Он частенько произносится и всегда сводится (если, конечно, свидетель кремлевских тайн не полный циник) к двум фразам: "За державу обидно" и "Если не я, то придут такие!"

Тем не менее даже самые скупые на слова посвященные все равно что-то говорят. Это что-то можно суммировать в два списка: очевидных достоинств и очевидных недостатков Ельцина. Начну с недостатков, чтобы затем скрасить их достоинствами.

Если все, что я писал в этой главе до сего момента, является в значительной степени моими собственными умозаключениями, хоть и возникшими на основе реальных, порой неопровержимых фактов, то нижеследующее есть просто информация, почерпнутая из первоисточника, - от людей, занимавших в разное время при Ельцине должности не ниже его помощников или советников и членов правительства.

Прежде всего можно считать абсолютно подлинным факт чрезмерного и регулярного увлечения Ельцина спиртным. По крайней мере до операции. При этом, однако, есть свидетельства, что до тех пор пока Ельцин находился за столом в сидячем положении, он, каково бы ни было его состояние, понимал и фиксировал все сказанное. А иногда даже, очнувшись, вступал в разговор так, будто все время в нем участвовал.

Где-то начиная с весны 1998 года (канун отставки Черномырдина) многие характеризовали Ельцина примерно такими словами (вообще-то я цитирую точно, но данная фраза принадлежит одному человеку, а в разных вариантах я ее слышал от многих): "Злой и глупый старик".

Злость, а точнее, злопамятность Ельцина отмечают очень многие.

В последний период времени Ельцин часто находился как бы в прострации, что особенно чувствовалось теми, кто встречался с ним регулярно. Однако, когда дело доходило до угрозы его власти, это состояние моментально исчезало. И вообще любая политическая опасность очень быстро поднимает Ельцина на ноги, в каком бы состоянии до того он ни находился.

Не совсем ясно, как в периоды очевидной неадекватности оформлялись документы за подписью Ельцина. Видимо, это как раз и является большой государственной тайной. Я все же думаю, что утверждение, что в эти моменты у Ельцина можно было подписать что угодно, очень далеки от истины. Главные кадровые вопросы он, безусловно, контролировал всегда и исключительно четко. Второстепенные (с его, но не с государственной точки зрения) бумаги он мог подписывать "не глядя", но явно лишь тогда, когда они подносились ему теми немногими людьми, которым он в данный момент доверял. До начала лета 1996 года это были Коржаков и Сосковец, возможно, еще Илюшин. После - Татьяна Дьяченко и Чубайс. И всегда - Валентин Юмашев.

Другое дело, что в периоды "выпадения" из внешнего мира, он был менее, чем обычно подозрителен и более равнодушен к "мелочам", а потому - более внушаем.

Многие, правда, отмечают незаурядное актерское мастерство Ельцина и предполагают, что порой он специально играл человека, находящегося в почти сомнамбулическом состоянии.

Когда ему нужно, он очень работоспособен, иногда даже чрезмерно работоспособен. Но вообще работать не любит. Кстати, если подсчитать даже по официальным источникам, сколько времени за весь срок его пребывания у власти Ельцин находился на рабочем месте (не в отпуске, не болел, просто по неизвестным причинам не находился в Кремле), то получается, что его рабочий день вряд ли превышал три-четыре часа на круг за год.

Очень хитер - это отмечают все. Слушает подчиненных, как правило, молча, не перебивая. Чаще всего реакция на сказанное никак не проявляется. Очень внушаем (особенно в последние годы), однако принципиальные решения (касающиеся его личной власти) принимает исключительно сам на основе одному ему известных мотивов. Как правило, впрочем, достаточно очевидных: прежде всего он убирает тех, кто в главном не подчиняется его воле (так было с Черномырдиным, Примаковым, а до того, естественно, с Горбачевым); обязательно создает в правительстве конфликтующие пары; любит назначать на высокие посты молодых, так как, с одной стороны, они не представляют для него никакой политической угрозы, а с другой - он явно страдает комплексом главы семейства, так и не дождавшегося появления желанного сына-наследника. Одно время в Кремле всерьез рассматривался сценарий "раскручивания" Татьяны Дьяченко как кандидата в президенты на выборах в 2000 году. И хотя этот вариант сочли нереальным, у меня нет никакого сомнения, что, будь у Ельцина сын, Б.Н. сделал бы все, чтобы ввести его в Кремль сразу же после своего ухода из власти.

Помимо обычных привязанностей (сначала это был Бурбулис, Илюшин, затем Коржаков и Сосковец, затем Чубайс и дочь Татьяна, всегда Юмашев), Ельцин на короткие сроки "влюбляется" в отдельно стоящих рядом с ним персонажей. Впрочем, есть подозрение, что это тоже игра, на которую часто ловятся те, кому эта "влюбленность" предназначена. Наиболее яркий пример - Немцов. Но уже Кириенко такой чести не удостоился.

Через ельцинскую любовь прошли, помимо уже названных лиц, Шамиль Тарпищев, Павел Грачев, Михаил Полторанин, Владимир Каданников, Андрей Николаев, Андрей Козырев, Валентин Степанков, Владимир Шумейко, Юрий Рыжов, Борис Громов, Сергей Шахрай. Всегда очень ровно, никогда не отпуская их от себя и никогда не критикуя, Ельцин относился к маршалу авиации Евгению Шапошникову, хотя и постоянно переставляемому с одного поста на другой, и к Сергею Шойгу - министру по чрезвычайным ситуациям, который, наоборот, заняв этот пост (несколько иначе тогда называвшийся) в 1991 году, ни разу его не лишался - при всех отставках правительства.

Ельцин очень хорошо чувствует людей. Тех, кто имеет смелость с ним спорить, либо сразу удаляет от себя, либо, напротив, держит рядом, позволяя им больше, чем другим. Но только в том случае, когда их инакомыслие не переходит рамки их же служебных обязанностей. Но все-таки предпочитает тех, кто смотрит на него снизу вверх. Такие люди нередко (в силу своих должностей) имеют регулярный "доступ к телу" (популярный московский политический жаргонизм), но это отнюдь не означает, что они имеют какое-то особое влияние на Ельцина. Характернейший пример - первый министр иностранных дел при Ельцине Андрей Козырев, при регулярном общении и общей расположенности к нему Ельцина, как утверждают, панически боявшийся шефа.

С некоторыми людьми, видимо, чувствуя их внутреннюю силу и высокий уровень компетентности, держится не так, как с большинством (а с большинством по принципу хозяин-слуга). Так сумели поставить себя при Ельцине Лившиц и Бородин.

Людей, которые вызывают у него стойкую неприязнь, при первом же удобном случае изгоняет из власти или просто вычеркивает их из своего сознания: не вызывает к себе, не соединяется с ними по телефону, вообще перестает с ними контактировать, какой бы пост они ни занимали. Это, в частности, пережил назначенный министром обороны после снятия Павла Грачева Игорь Родионов. До того - Сергей Станкевич, Руслан Хасбулатов, Валерий Зорькин.

Вот как сам Ельцин описывает силу своих негативных эмоций при любом напоминании о неприятном ему человеке: "Настроение было испорчено еще и тем, что утром у меня в кабинете минут пять назойливо горела лампочка прямой связи - телефона Руцкого. Я не брал трубку, а лампочка не гасла пять минут. Ведь у Руцкого отключили прямую связь со мной, в чем дело?" ("Записки президента").

Временами Ельцин очень понятлив. Впрочем, это утверждают некоторые бывшие помощники президента, узкие специалисты, как правило, предрасположенные к тому, что если их высокий начальник, которого они все равно в жизни видят реже, чем по телевизору, на начало их фразы "дважды два, как известно..." бросает небрежно или, напротив, с особым усердием - "четыре", видеть в нем чуть ли не математический гений, лишь не ограненный соответствующим образованием. Притчей во языцех стали две доблести Ельцина, особенно нехарактерные для русского человека и начальника высокого ранга: не ругается матом и ко всем обращается на "вы". И действительно, если это правда, то таких я не встречал. Однако не станем забывать, что все это свидетельства из уст людей, которых Ельцин никогда не считал и не мог считать себе ровней. А обращение на "ты" и использование мата - если только это не проявление внутреннего хамства, богемной распущенности или интеллектуального убожества, являются в России еще и показателем особо подчеркиваемого равенства, особой доверительности отношений. Многие первые лица страны, с которыми я знаком, при первых встречах держали себя крайне сдержанно, но как только между нами возникал человеческий контакт, переходили на более доверительный тон общения и соответствующую (по русской традиции) лексику.

Самовлюбленность и самомнение Ельцина, судя по всему, столь велики, что если даже он использует такие формы обращения, то в любом случае в отношениях с крайне ограниченным кругом людей (буквально пять-шесть человек).

Завершу данное описание двумя свидетельствами. В первом, оскольку прозвучало оно не только в моем присутствии, могу обозначить и авторство - Валентин Юмашев, один из тех, кто в силу каких-то особых жизненных и психологических обстоятельств беззаветно предан Ельцину и даже любит его, пользуясь взаимностью.

В период предвыборной кампании 1996 года группу главных редакторов ведущих средств информации России регулярно приглашали на обеды с наиболее видными членами предвыборного штаба Ельцина. Валентин Юмашев, выслушавший в ходе одного такого обеда довольно много рассуждений главных редакторов о не слишком больших шансах Ельцина на победу, вдруг очень тихо и спокойно сказал: но вы же понимаете, что для Бориса Николаевича не существует варианта отдачи власти, если даже результат голосования будет неблагоприятным. Полностью ручаюсь за смысл, хотя не за точность формулировок в этой цитате. В этом утверждении давно уже нет никакой новизны, но нужно знать искренность Юмашева, чтобы оценить всю весомость именно его слов на сей счет.

Другая фраза, сказанная уже только мне одним из так называемых олигархов, кстати, весьма пренебрежительно относящимся к Ельцину как к человеку, звучала так: "Нормальный мужик, деньги делать не мешает". Подозреваю, что многие положительные отзывы о Ельцине основаны именно на подобном основании - касается ли дело денег или других собственных интересов разных людей. Если бы только эту фразу могли произнести все граждане России, проблем у Ельцина не было бы.

Выше я отмечал злопамятность Ельцина. Она, однако, не абсолютна - в том смысле, что не доходит до того предела, за которым - мелочное преследование или третирование уже выброшенного из реальной политики человека.

Да. Если Ельцин вычеркнул человека из сферы своего общения и из своей памяти, возврата нет. Но далее, видимо, потому, что этот человек как бы перестает для Ельцина существовать, Б.Н. не мешает ему заниматься тем, что "отставник" желает. Многие бывшие соратники Ельцина оценивают это как редкое положительное качество, отличающее Б.Н. от большинства других начальников, с которыми им приходилось иметь дело. "Он не мешает жить никому", - такую фразу я слышал не раз. И особенно в момент наивысшего накала нападок на Ельцина со стороны Юрия Лужкова и его окружения, а также окружения Евгения Примакова (сам Примаков здесь был крайне осторожен) осенью 1999 года.

Надо, конечно, признать, что Юрий Лужков, безусловно, нарушил и политические, и этические нормы в своих нападках на Ельцина и его семью. И это при том, что долгие годы являлся фактически клиентом Б.Н. и имел от него полный карт-бланш на любые действия в Москве для себя и своих людей.

По сути, лишь два человека ответили Ельцину "черной неблагодарностью" - Александр Коржаков в книге своих воспоминаний и Юрий Лужков. Правда, Коржаков имел хотя бы моральное право на это, ибо то, как Ельцин поступил с ним, можно назвать предательством, пусть и вызванным главной и единственной для Ельцина значимой причиной - угрозой потерять власть.

Наиболее продолжительно во времени и полномасштабно злопамятность Ельцина проявилась по отношению лишь к одному человеку - к Михаилу Горбачеву. Это, видимо, "плата" за все то, что испытал неуверенный в себе и одновременно самоуверенный Ельцин в 1987-1990 годах, а также за пренебрежение, с которым Горбачев относился к Ельцину как к политическому сопернику. Наконец, здесь, на мой взгляд, очевидно просматривается и постоянно гнетущий Ельцина комплекс вины за развал Союза. Живым напоминанием о чем всегда оставался бывший президент СССР.

За годы полновластного правления Россией Ельцин ни разу не пригласил Михаила Горбачева ни на одно официальное мероприятие, даже на празднование пятидесятилетия Победы в Великой Отечественной войне, что вообще было историческим и политическим нонсенсом. Победу-то в войне одержала страна под названием СССР.

Ельцин, при его стремлении максимально по-западному, по крайней мере внешне, вести политику, не мог не понимать, сколь выигрышной для его имиджа в Париже, Лондоне и Вашингтоне была бы демонстрация уважения к Горбачеву. Но тем не менее не сумел и не захотел перешагнуть через свою личную неприязнь.

Не могу не сказать о взаимоотношениях Ельцина с журналистами. То, что при всей дефектности нашей демократии и дефективности экономических реформ свобода слова и печати остались в целости и сохранности, многие считают, во-первых, исключительно заслугой Ельцина, а во-вторых, лучшим и главным доказательством его приверженности демократическим принципам.

С первым утверждением я во многом согласен. Со вторым категорически нет. Ельцин не демократ в принципе. Точнее говоря - у него нет конкретных политических пристрастий и идей, он очень конъюнктурен и для сохранения своей власти, безусловно, готов на все.

Но свободу печати он действительно не пытался ограничить, всегда внешне спокойно реагировал на критику, более того - часто поддерживал журналистов словом и делом. Я уверен, что причин тому три. Первая, может быть, самая существенная. Ельцин помнит, как много сделала пресса, журналисты для того, чтобы раскрутить его имя в горбачевский период. По большому счету, так как собственные стратегические способности Ельцина весьма невелики и он не очень любил выступать на митингах, именно пресса привела его к власти сначала над людьми, а затем и к официальной власти в Кремле. Поэтому в нем сидит какая-то глубинная благодарность к журналистам. Правда, эта благодарность не разменивается по мелочам: после августа 1991 года, когда журналисты как единственный канал общения с населением перестали ему быть нужны, ибо он мог теперь в любой момент воспользоваться телевизионным эфиром в неограниченных масштабах, Ельцин практически перестал давать интервью в России что газетам, что телевидению. Теперь он использует журналистов либо для того, чтобы продемонстрировать в ходе зарубежных поездок свою открытость, либо для опять же демонстрации населению страны того, что является хозяином в стране и "контролирует ситуацию" в любом вопросе.

Второе, не менее значимое объяснение "приверженности Ельцина свободе печати" - это то, что он очень четко улавливает некоторые важнейшие для сохранения своей власти моменты. Поскольку Запад сегодня является фактически действующим игроком на российском политическом поле, а Ельцин знает, что "свобода печати" есть священная корова для западного общественного мнения (простившего Ельцину даже такой недемократический шаг, как расстрел законно избранного парламента), на эту свободу Ельцин и не покушается.

Тем более что - и это третья причина - Ельцин прекрасно понимает, сколь легко манипулируемы в случае нужды все главные средства массовой информации, и в первую очередь телевидение. Не ссориться с прессой надо - пусть это делают другие, а работать с ней.

Многие знающие Ельцина люди утверждают, и, видимо, это действительно так, что он многократно отвергал различные предложения, связанные с ограничением свобод в России и с введением жестких антидемократических мер. И здесь я не вижу никакого противоречия с внутренней недемократичностью Ельцина. Много раз отвергал, но по крайней мере трижды, в решающие моменты, шел на это безо всяких сомнений. Это декабрь 1991 года (отстранение от власти Горбачева), сентябрь-октябрь 1993 года (роспуск и расстрел Верховного совета - второй государственный переворот) и весна-лето 1996 года (президентские выборы). Всякий раз, когда вопрос конкретно и определенно стоял о личной власти, антидемократичность действий Ельцина, и особенно его окружения, нисколько не смущала Б.Н.

В менее же острых ситуациях, когда возможны другие методы (в частности, закулисные) достижения своей цели, Ельцин не хотел лишаться образа демократа, того немногого, что ценил и ценит (по крайней мере на словах) в нем Запад. И за что его по-прежнему поддерживает часть русской интеллигенции.

И вот здесь мы логично переходим к финальной части этой главы, призванной дать психологический очерк человека и политика Ельцина, а именно: утверждениям о его беспримерной человеческой и политической смелости и не менее беспримерной и выдающейся непредсказуемости. Оба эти утверждения - мифы, созданные, с одной стороны, интеллигентской толпой шестидесятников, обеспечивших в свое время идеологическое и пропагандистское обслуживание Ельцина, а с другой стороны - специфической тактикой его политического выживания во власти.

О непредсказуемости, в общем-то, я уже писал в предыдущей главе. Ельцин абсолютно предсказуем. Другое дело, что не всегда угадаешь, какой конкретный прием борьбы за свою личную власть он изберет, хотя со временем и приемы стали повторяться.

Стратегия Ельцина - выживание на вершине власти. Политика - устранение конкурентов, если они возникли и приблизились к тому, чтобы составить реальную конкуренцию Ельцину. Если такой опасности нет, Ельцин ничего не делает либо ритуально исполняет свои обязанности. Тактика Ельцина - вывести противника из себя или, напротив, успокоить, дать надежду на свою поддержку, усыпить его бдительность. Также из области ельцинской тактики - столкнуть лбами людей разных взглядов, разных возрастов, из разных лоббистских групп. Это принято называть системой сдержек и противовесов. Если бы дело касалось власти в государстве, то это определение было бы справедливым. Но речь идет исключительно о балансе тех, кто может составить конкуренцию лично Ельцину, дабы его враги, оппоненты, конкуренты ослабляли друг друга. То, что при этом они часто ослабляют и государственные институты и страну в целом, его не волнует. Вот, кстати, одна из главных причин, почему он так любит намекать на наличие у него каких-то преемников, всякий раз разных. Те, на кого пала эта тень, становятся целью для остальных. Сам Ельцин в это время может спать спокойно.

Еще из тактики Ельцина - провокация. Самый распространенный ее вариант - намекнуть, что власть он все равно не отдаст. Это заставляет соперников нервничать, делать неверные ходы, самим переходить в атаку, подставляя себя под удар, а главное - переходить к неконституционным методам борьбы, ибо они знают, что в борьбе конституционной власти они все равно не получат. Ельцину это и нужно. И "гарант Конституции" тут же вступается за нее, на самом деле - за себя. Наконец, ставка на силу. Перед каждым кризисом Ельцин либо едет в войска, либо собирает у себя генералов. И награждает, награждает, награждает. Или обещает выплатить долги армии. Обещания потом остаются на бумаге, хотя в наиболее кризисные моменты отдельным частям довольствие за один-два месяца выдают.

Ельцин всегда прячется за вооруженных людей (в довластный период своей жизни в Москве - за массы народа). Это, кстати, о его смелости.

Все это - более чем предсказуемо. Непредсказуемы лишь конкретные шаги. Например, такой, как неожиданное появление в Думе, которую он явно презирает и одновременно боится как всякое законно избранное и законно действующее собрание и в которой был едва ли два раза за шесть лет ее существования, появление для того, чтобы лично вручить орден коммунисту и председателю Думы Селезневу. Непредсказуемо появление на экранах телевизоров с заявлением о введении особого порядка управления страной (весна 1993 года), хотя указ на сей счет и не выпускается. Непредсказуем ввод танков и особенно стрельба из них по зданию парламента. Непредсказуемо назначение конкретно Кириенко премьер-министром, тогда как снятие Черномырдина - предсказуемо, и даже очень.

Но эта непредсказуемость очень напоминает поведение хулигана, внезапно появившегося перед вами на темной улице (это сравнение как-то родилось в нашем разговоре с покойным Леном Карпинским). Ты знаешь, что хулиган рано или поздно нападет на тебя. Не знаешь просто момент, не знаешь - с какой стороны, не знаешь, воспользуется ли он классической просьбой дать закурить или придумает что-то новенькое. Если, конечно, считать изобретение этого "новенького" показателем высокого уровня интеллектуальности, то Ельцин, - безусловно, интеллектуал. Конечно, и Эйнштейн может схулиганить, но хулиган никогда не откроет теории относительности.

Такого же качества и смелость хулигана. Вся она в том, что перед ним - нормальный человек, не умеющий действовать по-хулигански.

Смелость политика - в рискованных, но точных решениях, которые снимают острейшие проблемы в государстве, улучшают жизнь страны. Другие, несмелые политики рискнуть не решаются, боятся неудачи, падения собственной популярности, потери власти либо положения. Или просто не находят нужного решения в нужный момент.

Несогласные мне тут же напомнят август 1991 года да и весь предшествовавший период жизни Ельцина в Москве. Не стану пока спорить. Разговор об эволюции Ельцина у нас еще впереди, когда я буду проходиться по конкретным вехам его биографии.

Ельцин не смел, а крайне осторожен и чрезвычайно хитер. Он всегда выжидает. Он предпочитает ничего не делать месяцами, готовясь к резкому выпаду в тот момент, когда противник менее всего это ожидает или, наоборот, устал ждать, а потому расслабился. А может быть, поверил в миролюбие Ельцина, в его готовность пойти на компромисс.

В том-то и дело, что Ельцин действует во внутренней политике так, как ведут себя с иноземными врагами на войне.

В последние годы Ельцин воюет практически со всей страной. Но воюет не открыто, как когда-то действовал, до августа 1991 года, будучи беззащитным, а из-за толстых кремлевских стен, прикрывшись президентской неприкосновенностью и мундирами зависимых от него генералов. Оттого и союзников у него все меньше и меньше. А те, кто им считается, вовсе и не союзники его, а всего лишь враги его врагов.

СТРАННЫЙ И ВЕЗУЧИЙ

Можно еще довольно долго перечислять различные особенности человеческого и политического характера Ельцина, особенности его поведения и тактики борьбы с теми, кто оспаривал его власть, но это слишком растянуло бы описание и без того уже ясной, на мой взгляд, фигуры нашего героя. Некоторых ельцинских черт я, естественно, с неизбежностью еще коснусь, описывая собственно его политическую биографию.

О двух специфических качествах Ельцина, однако, нельзя не сказать отдельно, ибо они, быть может, являются главными среди тех, что определяют, пусть пунктирно, стиль и образ жизни и деятельности Б.Н. Я говорю о его везучести и о многочисленных странностях в его поведении.

Две эти фирменные ельцинские особенности, тесно переплетаясь друг с другом, составляют в этом переплетении нечто вроде гигантской, видимой всем молекулы ДНК жизни Ельцина.

Он удивительно, чрезвычайно, просто поразительно везуч. Многие из возникавших на пути Ельцина к власти барьеров остановили бы 999 из тысячи претендентов на победу. А Ельцину все нипочем. Какая-то звезда все-таки ведет этого человека. Хотя и он, видимо, держит чем-то судьбу за хвост. Как говорили в России раньше, судьба играет человеком, а человек играет на трубе. Ельцин играет на своей трубе - и судьба ему подчиняется. Случай с "колесом самолета", например, поставил бы крест на карьере любого политика не только на Западе, но и в России. Цивилизованного - должен я оговориться. А Ельцину все нипочем. Потому что он человек без комплексов и политик нецивилизованный. Другой бы постыдился после такого витийствовать в США о будущей демократии в России, а он - хоть бы хны. И падения, физического и иного свойства, поражения, реальные или такие, что, не случаясь, так к нему приближались, что и он терял самообладание, большинство людей повергли бы в панику. А он всякий раз умудрялся выскакивать из горящего вагона в последнюю секунду. Что-что, а личная сила воли у него, безусловно, гигантская. И будто бы он сказал о себе: "Есть упоение в бою и бездны мрачной на краю".

Ельцинские странные поступки и трагические случаи, его преследовавшие, порой перетекали друг в друга, порой - вообще были просто двумя фазами одного и того же события. Я все-таки постараюсь их разделить, иногда искусственно, чтобы отделить то, что случалось в основном из-за действия внешних причин, от того, что Ельцин мог бы избежать, желай он контролировать свое поведение.

ТРАГИЧЕСКИЕ СЛУЧАИ (в примерно хронологическом, там, где это можно зафиксировать, порядке).

Детство

Чуть не утонул в купели при крещении.

Арестован отец.

Бегал по бревнам, плавающим в воде.

Ударили оглоблей по носу во время деревенской драки стенка на стенку.

Украл со склада, охраняемого вооруженным часовым, гранату.

Граната взорвалась, оторвав два пальца.

Во время похода в тайгу вместе с друзьями заблудился, от использования для питья болотной воды заболел вместе с другими брюшным тифом, в полубессознательном состоянии добрались до железнодорожного моста, где рухнул в беспамятстве. После этого три месяца пролежал с тифом в больнице.

Студенческие годы

Путешествуя на крыше вагона, встретил уголовников, которым чуть не проиграл свою жизнь в карты.

С температурой 40 градусов и ангиной пошел играть в волейбол - не выдержало сердце, попал в больницу.

Работа на стройке

Застрял в грузовике на железнодорожном переезде перед несущимся на него поездом - не покинув машины, на стартере, в последнюю секунду съехал с рельсов.

Чуть не упал вместе с башенным краном во время шквалистого ветра.

Чуть не был зарублен топором прямо на рабочем месте на стройке, но в последний момент решительным окриком остановил нападавшего.

Чуть не был (несправедливо) осужден за финансовые нарушения.

На партийной работе в Свердловске

В своих двух книгах Ельцин не приводит ни одного подобного факта за этот период, но это не значит, что их не было.

После приезда в Москву

Конфликт с Горбачевым и другими членами Политбюро - в результате снятие со всех партийных постов.

"Случай с ножницами".

"Отравление" лекарствами в Кремлевской больнице.

"Падение с моста в реку".

Падение вертолета, в котором находился Ельцин, в Испании. В результате - операция на позвоночнике.

Столкновение автомобилей в Москве, в одном из которых находился Ельцин.

@@@
Свердловский выскочка
Свои и чужие в городе счастья
Сенсации в ходе операции на атомоходе "Курск"
Синдром технолога
Скандал в Киеве разгорается все сильнее
Смертоносный вал в ставропольской степи
Страх

Стремление к демократии или попытка передела власти и собственности?

@@

После преодоления острого внутриполитического кризиса в Казахстане премьер-министр Касымжомарт Токаев представил "Содружеству НГ" свое видение ситуации в стране

2001-12-04 / Сергей Козлов Ниже мы публикуем интервью, данное "НГ" премьер-министром Казахстана Касымжомартом Токаевым, в котором он комментирует последние события в своей стране.



- Как отнесся к вашему выступлению президент Назарбаев?

-Я благодарен президенту за то, что он принял мои предложения. Кадровые перестановки уже практически завершены. И я призвал всех членов кабинета министров работать, а не ходить по пресс-клубам.

- Высказывается мнение, что сейчас в стране политический кризис. Однако некоторые депутаты парламента отрицают это. Какой точки зрения придерживаетесь вы?

- Я тоже считаю, что кризиса в стране нет. Ситуация находится абсолютно под контролем главы государства, правительства. Парламент работает в обычном режиме. То, что возникают трения между исполнительной и законодательной властями, - это естественное явление. Я в своем заявлении сказал, что нам нелегко работать с парламентом. Но я категорически не согласен с утверждением о том, что парламент бессилен, бесправен. Я считаю, что это оскорбление депутатов, которые внесли очень большой вклад в развитие нашей страны. Другое дело, что появились кукловоды, авторы мертворожденных политических схем, которые иногда искусственно порождают противостояние между исполнительной и законодательной ветвями власти. Это не работает на стабильность и спокойствие в стране. В конечном счете не работает на экономику, а следовательно, не работает на благо народа.

- Случаен ли момент появления ДВК именно в преддверии большого праздника - 10-летия независимости Казахстана?

- Не берусь утверждать - случайно это или нет. Конечно, это нехорошо, что в преддверии праздника мы втянулись в дискуссии. И очень плохо, что государственные чиновники, призванные служить, вдруг стали прислуживать общественно-политическим объединениям. Это еще раз, кстати, говорит о том, что эти люди плохо ознакомлены с такими понятиями, как государственная дисциплина - не было хорошей школы. Но, может быть, слишком жестко, как некоторые считают, тем не менее я счел нужным как гражданин, тем более руководитель правительства, предупредить, что высшими ценностями нашего государства - очень сложного, нелегкого для управления государства - являются порядок, спокойствие и постепенное развитие демократических ценностей.

- ДВК уже принял два своих первых документа - декларацию и обращение к народу страны. Наблюдатели сразу же отметили, что в этих документах ни разу не упомянут президент Назарбаев, что для политической традиции Казахстана совершенно необычно, если не сказать больше. Заслуги Назарбаева в становлении Казахстана как независимого государства и в том, что это государство является самым демократическим и открытым в Центральной Азии, неоспоримы. Налицо некоторый политический эпатаж. Тем не менее президент выразил поддержку ДВК. Как вы считаете, что все это может означать?

- Я уже высказал свое мнение по поводу этих документов. Это очень слабенькие политические документы. В ДВК, видимо, проблемы с людьми, владеющими пером, да и с наличием лидеров, обладающих харизмой, - тоже. Президент же поддержал появление этого движения - это моя личная точка зрения - исходя из своей глубокой убежденности в том, что демократия Казахстану необходима. Я придерживаюсь такого же мнения. Но цивилизованная, без политической разболтанности.

- И тем не менее президент повел себя по отношению к этому новому образованию весьма лояльно, хотя его создатели очень многим, если не всем, в бизнесе и политике ему обязаны, но ведут себя по отношению лично к нему не совсем корректно. Как это объяснить?

@@@
Стремление к демократии или попытка передела власти и собственности?
Тактические успехи на фоне стратегических потерь
Тегеран поиграл на нервах банков
Тимор в нашей жизни
Третий мир внутри двух первых
Фашизм по Москве не пройдет
Химический Нобель – отцу-основателю

Хорошие новости нужны всем

@@

Опасна ли для безопасности журналистика?

2000-11-23 / Ашот Егишеевич Джазоян - генеральный секретарь Международной конфедерации журналистских союзов



ТЕМА информационной безопасности стала сегодня модной. Вот только понимают у нас ее как-то очень уж однобоко. До сих пор у значительной части госслужащих бытует мнение, что все зло - от средств массовой информации. Они-де и страну развалили, и экономику, и нравственные устои общества, а кроме того, разбили нашу армию в первой чеченской войне и по логике вещей, очевидно, потопили подлодку и телебашню подожгли. Значит, от них и следует обезопасить общество.

Что правда, то правда: вовремя появившаяся статья, а особенно телерепортаж порой способствуют изменению хода истории. Не хотелось бы утруждать читателя примерами из недавнего прошлого - все они еще живы в памяти. Но в каждом ли из этих случаев власть наша имела повод для недовольства?

Спору нет, такой повод был, когда в самый разгар наступления на Грозный абсолютное большинство удивительным образом, как по команде, стало пацифистами. И как бы ни относиться к той войне, поражение армии было обусловлено, в частности, негативной реакцией общественного мнения, сформированного именно средствами массовой информации. Однако пять лет спустя именно СМИ первыми забили тревогу и, по сути, призвали весь народ дать отпор террористам. Сказал ли тогда хоть один офицер, хоть один чиновник, что журналисты - не патриоты?

Говорит ли что-нибудь подобное хоть один губернатор накануне выборов? В крайнем случае заклеймит очередной соискатель кресла какого-нибудь особо досадившего ему "клеветника". Но тут же оговорится, что это не меняет его доброго отношения к прессе. А пройдут выборы, и года на три-три с половиной о ее существовании можно забыть. Коллеги, особенно из провинции, часто говорят, что от выборов до выборов у журналистов не жизнь, а существование. Средняя зарплата журналиста в регионах зачастую менее 50 долларов в месяц. И речь здесь вовсе не о коррупции среди журналистов (в семье, уж извините, не без урода), а о вполне легальных инвестициях, без которых ни одному СМИ не выжить. Не случайно же, по статистике, именно в межвыборный период чаще всего разоряются редакции, и аккурат к его концу родятся на свет новые информационные проекты.

Кто же поддерживает их? Всякий знает: богатые иностранные фонды - "Открытое общество", "Евразия" и другие им подобные, предоставляющие свои многочисленные гранты как журналистам, так и тем, кто обеспечивает им политическую поддержку. Глупо было бы отказываться от их помощи, тем более в ситуации, когда больше ее ждать неоткуда.

После развала СССР на всем постсоветском пространстве возникла целая категория населения, живущего на зарубежные гранты. А еще больше людей живут на выбивании этих грантов, почему и зовут их в просторечии "грантоведами". Я не против поддержки местной журналистики. Но нравится ли вам, что информационная политика в России формируется далеко за ее пределами людьми, которым собственные национальные интересы по причинам объективным ближе наших? Не есть ли это прямая угроза информационной безопасности? И как тут не удивиться позиции нашего государства, которое не то что в чужие - в свои собственные внутренние дела предпочитает не вмешиваться.

А между тем что мешает государству или национально ориентированному бизнесу использовать точно такие же фонды в собственных целях? Однако сегодня наши доморощенные фонды, призванные создать благоприятный имидж власти, а ее политику сделать "эффективной", цели так и не достигли. Не потому ли, что они ее и не ставили? Или потому, что увлеклись созданием благоприятных образов отдельных личностей и партий в период предвыборных кампаний?

Вспомним паразитические фирмы-посредники, накручивающие цены на топливо или сельхозпродукты. Посредники между властью и обществом ведут себя точно так же и с не меньшей для себя выгодой. И так же ревностно заботятся, чтобы без их услуг не обходились, хотя квалифицированный чиновник по общественным связям (это подтверждает опыт министерств и ведомств, не прибегающих к услугам политтехнологов) вполне справился бы с их работой. Зная это, политтехнологи сами зачастую инициируют конфликты между властью и журналистской общественностью, дабы продемонстрировать заказчику свою незаменимость. И выходит, что все эти "высокие политические технологии" служат не столько укреплению стабильности и безопасности государства, сколько процветанию самих разработчиков, пожирая при этом немалые средства.

Ну да ладно. Если бы не налоги, СМИ и сами себя прокормили бы. Но ведь и чисто личное отношение к человеку с пером у нас все эти годы неизменно портится. О том, чего стоит добиться от чиновника простейшей информации, даже просто снять самую нейтральную "картинку" для репортажа, можно написать сатирическую эпопею. Или провести довольно-таки объемную и многотрудную общественную экспертизу взаимоотношений власти и СМИ во всех без исключения регионах, как это делается в СЖ России.

Не хотелось бы приводить другие грустные примеры, но вот генералы НАТО, которые в душе едва ли жалуют нашего брата больше, чем российские, сами спешат поделиться со СМИ информацией. Естественно, не всей, а лишь выгодной их армиям. Но кто мешает нашим поступать так же?

Журналист вовсе не ненавидит родное государство. Он просто говорит о том, что видит, и так, как понимает увиденное. Он хочет писать о великих свершениях. Не его вина, что перед глазами сплошной развал. Это, в общем-то, и не вина государства. По крайней мере не тех, кто сегодня его представляет. Но если он видит, что какой-нибудь депутат, министр или мэр пытается бороться с этим развалом, он с радостью расскажет людям об этом.

И ради такого репортажа вовсе не нужно его подкупать. А то у нас, стоит появиться в СМИ положительному отклику на какое-либо начинание, все уже прикидывают, во сколько это кому-то обошлось. Да мы не меньше тех, для кого работаем, не говоря уж о тех, о ком пишем и снимаем, истосковались по положительному герою и буквально по крупицам ищем... нет, не компромат - его нам хоть сейчас тоннами сольют! - а какую-нибудь завалящую новостишку, способную поднять настроение. Хоть бы родное государство помогло, ей-богу!

Впрочем, сказал же в свое время Кеннеди: "Не спрашивайте, что Америка может сделать для вас, спросите, что вы можете сделать для Америки". Может, для них там этот призыв и актуален, а нам не привыкать к бескорыстному служению отечеству. Сделать же для него мы можем немало.

Сегодня, например, много говорится о необходимости создания привлекательного образа России в мире. Так или иначе, это наша работа. В советское время подобным целям служило в первую очередь Агентство печати "Новости", главной задачей которого было размещение в зарубежных СМИ материалов объективного или комплиментарного содержания о нашей стране. И с этой задачей агентство справлялось. Материалы выходили отнюдь не только потому, что хорошо оплачивались. Высокое качество делало их ходовым товаром на информационном рынке.

Нынешний преемник АПН - РИА "Новости" - лишь одно из многих информационных агентств, вынужденное бороться, в том числе и на внутрироссийском рынке, с зачастую более сильными конкурентами. Той, прежней роли оно уже не играет. Не играет ее и ни одно другое СМИ. Между тем информационные технологии за прошедшие годы шагнули далеко вперед. Но Россия, поставляющая самой Америке специалистов в области этих технологий, отчего-то оказывается сегодня бессильной в области экспорта своей информационной продукции.

Почему у них там есть (в том числе и для нас) круглосуточные каналы новостей, вроде CNN и ITN, которые смотрит весь мир, хотя первоначально они не создавались даже как общенациональные, а наш "Мир", сразу задуманный как международная телекомпания, не имея своей частоты, вещает на одном канале по полчаса в день, в самое неудобное время и никак не может завоевать массовую аудиторию? Опять денег не хватает или все-таки чего-то другого? Может, пора подумать над развитием единственного реального информационного продукта стран СНГ, имеющего свою достаточно благодарную аудиторию на постсоветском пространстве?

Впрочем, что говорить о привлекательности России в мире, когда мы и в собственной-то стране единое информационное пространство теряем. Уже сегодня большинство центральных газет работает на аудиторию внутри Садового кольца. Ведущие региональные издания давно уже вытеснили их со своих рынков. Кто и как в таких условиях способен не то чтобы благостный образ родной державы лепить, а для начала хотя бы напомнить гражданам, что родина их - не Краснодар или Вологда, а все-таки Россия?

@@@
Хорошие новости нужны всем
Хороший повод обсудить родственников
Человеческое лицо конвергенции
Чехов или Чехонте
Чеченских беженцев заманивают на родину