"Глобалисты", "гегемонисты" и "просвещенные националисты"

@@

В США нет единогласия по поводу роли страны в мире

1999-11-24 / Владислав Дунаев Владислав Дунаев - собкор РИА "Новости" в США. Читателю "НГ" уже известен (из публикации от 26.10.99) Пэт Бьюкенен, один из участников президентской гонки в США, так же, как и его книга "Республика. Не империя", кратко упомянутая в том же материале. Однако взгляды Бьюкенена на внешнеполитическую доктрину США настолько актуальны и вызывают там настолько серьезные споры, что редакция видит необходимость снова вернуться к этой теме.



ГОТОВНОСТЬ то и дело активно вмешиваться в возникающие в различных уголках мира конфликты, "спасая" от несправедливостей разного характера и масштаба представителей той или иной этнической группы, но одновременно во все большей мере подвергая этим опасности страну в целом, - такова сегодня внешняя политика США, которая всерьез пугает здешнюю политическую элиту. Дело в том, что такие акции увеличивают в самой стране число тех, кто возмущен вмешательством много себе позволяющего "гегемона" в дела других народов, и это становится очень мощным фактором внутреннего раскола Америки.

Кто же толкает США на столь пагубный путь? Отвечая на этот вопрос, ветеран республиканской партии Пэтрик (Пэт) Бьюкенен в своей книге "Республика. Не империя" говорит о противостоянии трех направлений, трех внешнеполитических школ - "глобалистской" (представленной нынешней администрацией Клинтона), "гегемонистской" (апологетами которой являются многие представители республиканского истеблишмента) и "просвещенного национализма" (к последней автор относит самого себя).

Все началось с того, что с окончанием холодной войны завершился период политики сдерживания, и внешнеполитическая стратегия США внезапно оказалась как бы в безвоздушном пространстве. Вспоминая слова академика Георгия Арбатова, Бьюкенен замечает: русские сдержали свое обещание "сделать с нами самое худшее - лишить нас противника", поскольку мы оказались не готовы ответить на вопрос: что же теперь?

Первый ответ на этот вопрос дает нынешняя администрация Клинтона, следуя традиции Вудро Вильсона, еще в 1918 г. призывавшего к свободной торговле, разоружению и формированию всемирного правительства. Оно связывает свои чаяния с глобализацией - "глобальной демократией", охватывающей весь земной шар системой свободной торговли, системой международных соглашений по разоружению и запрещению оружия массового уничтожения.

Исходным здесь является положение о невозможности обеспечить безопасность США до тех пор, пока вся планета не станет жить в условиях демократии, по единым законам, управляемая из единого центра. Во имя достижения подобной справедливости для всех, якобы единственно способной служить гарантией вечного мира, отдельные нации, естественно, должны будут пожертвовать частью своего суверенитета. Сегодня апологеты этого первого направления борются за расширение прав уже существующих наднациональных институтов - ООН, Всемирного банка, МВФ, МОТ, а также за создание новых, таких, как постоянно действующий Нюрнбергский трибунал с правом суда над "военными преступниками" любой страны. По сути, речь идет о новом мировом порядке, выгодном элитарной верхушке крупнейших банков и транснациональных корпораций, которым уже давно тесно в рамках государственных границ, поскольку сверхприбыли в условиях современного производства невозможны без полной свободы перемещения капиталов, сырья, рабочей силы, оборудования - свободы как в географических, так и во временных рамках.

Бьюкенен спрашивает: как же быть с лояльностью, верностью собственной стране, как, наконец, быть с любовью к отечеству? Нужно ли понимать так, что отныне и лояльность, и верность, и любовь принадлежат "международному сообществу"? Значит, время национальных государств истекло?

Один из ведущих теоретиков и практиков глобалистского направления Строуб Тэлботт, архитектор российской политики в администрации Клинтона, отвечает на этот вопрос утвердительно. По его определению, страна как таковая - всего лишь социальное устройство, искусственное и носящее временный характер. Уже в течение ХХI века мы станем свидетелями устаревания самого понятия "нация", так же как свидетелями признания всеми без исключения государствами единой глобальной власти.

"Либеральные интернационалисты" утверждают, что расширение границ НАТО было нацелено на закрепление государств Восточной Европы навеки в лагере демократии. Но когда, спрашивает Бьюкенен, в жизненно важные интересы США входило определение характера политического режима других государств? В свое время страны НАТО не видели никаких препятствий к ведению переговоров и заключению соглашений с генералом Франко, к включению в НАТО салазаровской Португалии. Членство в НАТО не помешало установлению в Греции диктаторского режима "черных полковников" (1967-1974), точно так же, как не мешало Турции неоднократно отдавать власть военщине. Отнюдь не благодаря НАТО сегодня Польша, Чехия, Венгрия - демократические государства. Если же говорить о заинтересованности Америки в демократическом развитии кого бы то ни было, то в первую очередь речь должна идти о России. Тем временем США, содействуя расширению границ НАТО, повторяют опаснейшую ошибку Версаля в отношении Германии, по существу, выталкивая Россию за границы западного мира, фактически обозначая ее своим противником навеки. Уже сегодня, приблизив НАТО к границам России, США нарушили обещание, которое они дали Москве, согласившейся на объединение Германии. Американские лидеры заявляют, что никогда не давали письменных обязательств, но, подчеркивает Бьюкенен, Горбачев не смог бы вывести военные контингенты, базировавшиеся в Германии, если бы российские военные представляли себе, что предпримет вслед за этим НАТО. Существует масса свидетельств очевидцев и непосредственных участников переговорного процесса, подтверждающих согласие Запада с тезисом Горбачева относительно "неприемлемости никакого расширения границ НАТО". Неудивительно, что всех русских сегодня объединяет убеждение в провокационном характере политики стран НАТО, расширение границ которой Джон Кеннан назвал "самой роковой ошибкой американской политики за весь период после окончания холодной войны".

В этой ошибке, считает Бьюкенен, - зерно конфронтаций ХХI века. Чем брать Россию в кольцо, не лучше ли поддерживать ее заинтересованность в сохранении мира? Принятие России в Европейское сообщество явилось бы гораздо большей гарантией европейской безопасности, нежели угроза объявить войну во имя защиты границ, которые рядовой американец даже не в состоянии найти на карте. Раздавая налево и направо военные гарантии, в том числе прибалтийским государствам, Соединенные Штаты, по мнению Бьюкенена, на пешки разменивают королеву, каковой для них является Россия.

Второе направление внешнеполитической стратегии, для которого, по определению Бьюкенена, характерно "искушение гегемонизма", в недавнем прошлом было представлено президентом Бушем, в своем обращении к ООН 1 октября 1991 г. заявившим о "новом мировом порядке". Уже в 1992 г. в связи с известной публикацией в "Нью-Йорк таймс" относительно секретного "Меморандума Вулфовица" стало очевидно, что главным принципом новой, с перспективой на ХХI век, внешнеполитической стратегии США республиканский истеблишмент считает концепцию гегемонизма, а главной задачей полагает недопущение доминирования какого-либо другого государства в каком-либо регионе мира. Спустя три недели после опубликования совместной декларации Буша и Ельцина о том, что США и Россия впредь не рассматривают друг друга в качестве противников, в указанном секретном документе Пентагона Россия была определена как страна, представляющая наибольшую потенциальную угрозу жизненно важным интересам Соединенных Штатов, и в случае ее вторжения в Литву предусматривалось контрнаступление сил НАТО, командование которыми брали на себя США.

Реакция на "меморандум Вулфовица" в США была чрезвычайно острой. Бывший министр обороны Гарольд Браун предупреждал, что предоставление военных гарантий странам Восточной Европы спровоцирует всплеск национализма в России и тем самым вновь поставит мир на грань ядерной войны. Сенатор Джозеф Байден высмеивал меморандум как формулу "панамериканизма". Сенатор Эдвард Кеннеди заявил, что планы Пентагона преследуют одну-единственную цель - несмотря на окончание холодной войны, сохранить прежний уровень военных расходов. Тем не менее к концу 90-х гг. основные элементы именно этого плана были одобрены и конгрессом, и президентом Клинтоном, а в 1998 г. администрация США добилась-таки расширения НАТО за счет включения в этот военный союз Польши, Венгрии и Чехии, предложив к тому же в ближайшем будущем обеспечить членство прибалтийским государствам. Оборонительная стратегия сдерживания, таким образом, уступила место амбициозной наступательной стратегии, служащей широковещательной цели установления "нового мирового порядка", пишет Бьюкенен.

Адвокаты стратегии гегемонизма в глобальном масштабе из всего богатейшего исторического опыта предпочитают помнить лишь "урок Мюнхена", который, по их мнению, доказал: в отношении диктаторов и поджигателей войны следует действовать мгновенно и безжалостно, по возможности в союзе с другими государствами, но при необходимости - и в одиночку. Соответственно, в начале 1998 г. представители этой школы призывали к воздушным бомбардировкам Ирака, высадке ВМС в Багдаде и казни Хусейна, они же поддержали инициативу Клинтона с операцией на Балканах, критикуя нынешнюю администрацию лишь за "оттяжки и нерешительность".

В своем взгляде на мир как кишащий врагами, готовыми каждую минуту воспользоваться слабостью США, смыкаются либеральные демократы-"интернационалисты" и неоконсерваторы-гегемонисты. Все они ратуют за сохранение американского превосходства во что бы то ни стало и повсюду - на море, в воздухе, в космосе, в технологической сфере. Для них мир "един и неделим" в том смысле, что требует повсеместного доминирования США. Апологеты этого направления рассматривают внешнюю политику как меч, острие которого направлено против всех тех, кто не разделяет американских ценностей, направлено не только против государств, угрожающих интересам собственно Соединенных Штатов, но и всех их друзей и союзников. Последним же, подчеркивает Бьюкенен, сегодня буквально "несть числа". Ведь усилиями "гегемонистов-глобалистов" Америка предстает неким новым Римом, для которого роль провинций играют союзники новоявленной империи.

Оба эти направления заняли сегодня главенствующее положение не только в бюрократии, в конгрессе, в мозговых трестах, но и в СМИ США. Последнее особенно опасно, если принимать во внимание традиционную власть прессы над умами американцев и неограниченные возможности манипулирования сознанием с помощью мощнейших информационных средств, прежде всего телевидения. Как пишет Бьюкенен, круглосуточная работа четырех мощнейших телекомпаний США обеспечивает горстке телепродюсеров такой уровень власти в обществе, включая сферу управления, каким, по известному выражению Теодора Уайта, "обладали лишь тираны, священнослужители, партии и мандарины".

Тем более удивительно, отмечает Бьюкенен, что, несмотря на все ухищрения гегемонистов-интернационалистов всех рангов и мастей, столь заманчивая для них идея империалистического глобализма и по сей день оставляет равнодушными основную массу американцев.

Показательна в этом смысле судьба президента Буша: накануне операции "Буря в пустыне" его поддерживали 95% американцев, а после ее, казалось бы, победоносного завершения уровень поддержки упал до 37%. Рядовые американцы не рвутся в строители "нового мирового порядка" - по выражению Бьюкенена, они хотят "лучшего обустройства Америки". Обыкновенный здравый смысл подсказывает им, что разрекламированное гегемонистами "глобальное сообщество" - утопия, поскольку противоречит человеческой природе, устроенной так, что человеку не свойственно испытывать любовь к чему-либо большему, чем страна и нация. Никакое глобальное сообщество не способно заменить ему отечество, родину. Кто, спрашивает Бьюкенен, готов, например, отдать свою жизнь за ООН?!

После окончания операции "Буря в пустыне" американцы, точно так же, как это случилось в "славные 20-е", вновь полностью отключились от внешних проблем, сосредоточившись на том, что им ближе, - рынке ценных бумаг и местных скандалах. Но, как известно, "славное времечко 20-х" завершилось десятилетием депрессии и катастрофой Второй мировой войны, и ХХI век тоже не допустит безоблачного существования Америки, убежденной в собственном превосходстве, предупреждает Бьюкенен. Соединенные Штаты своей гегемонистской политикой уже успели нажить себе немало врагов, поспешив взять на себя бесчисленные военные обязательства буквально в каждом регионе мира - от обязательств времен холодной войны до тех, которые появились и еще появятся в связи с расширением границ НАТО. Казалось бы, пора от них освобождаться, но куда там: в Вашингтоне уже раздаются голоса, утверждающие, что жизненно важные интересы США не допускают, скажем, доминирующей роли России и Ирана на юге Кавказа. Военные гарантии, предоставляемые сегодня Польше, завтра - Литве, Латвии, Эстонии, Румынии, кажутся не требующими особых издержек и при этом обеспечивающими популярность. Однако, подчеркивает Бьюкенен, такими же представлялись английские гарантии, выданные в 1939-м Бельгии, однако эти самые гарантии, втянув Британскую империю в войну, обошлись в сотни тысяч жизней ее граждан, нанесли ей удар, от которого она уже не смогла оправиться.

Третье направление внешней политики, обруганное "гегемонистами-глобалистами" как "неоизоляционизм" и "протекционизм", Бьюкенен называет "просвещенным национализмом". Представители этого направления, в том числе сам Бьюкенен, требуют максимально четкого и "узкого" определения тех жизненно важных интересов, во имя которых американцы готовы сплотиться и бороться не на жизнь, а на смерть, что в наше время широкого распространения оружия массового уничтожения означает, по существу, готовность подвергать себя опасности ядерного удара. Исходя из того, что Америка - это сформировавшаяся, единая нация, территориальные границы которой "установлены навеки", "просвещенные националисты" считают, что внешняя политика призвана служить ее щитом. Соответственно в основе внешней политики США должна лежать возрожденная и усовершенствованная доктрина Монро - принцип недопущения создания враждебного Америке стратегического плацдарма в Западном полушарии. Основной же целью этой политики было и будет сохранение единства нации, единства народа.

Сохраняя веру в исконные идеалы американской республики, "просвещенные националисты" видят роль США не в организации новых "крестовых походов" во имя исправления зла в грешном мире, а в том, чтобы предупреждать: никакая агрессия не останется безнаказанной. На аргументы оппонентов-глобалистов, что, дескать, верное в прошлом утратило эффективность в наше время экономической и, следовательно, военной взаимозависимости в мире, Бьюкенен отвечает: чем растрачивать впустую нелегко заработанное американцами национальное богатство, пытаясь закрыть дыры в несостоятельных экономиках других стран, чем проливать кровь американских юношей и девушек в зарубежных военных операциях, не лучше ли заняться собственными внутренними проблемами с тем, чтобы обеспечить себе политическую, экономическую и военную независимость, о чем мечтали, к чему стремились лучшие умы Америки - Вашингтон, Гамильтон, Мэдисон, Клей, все те, кто со времен Линкольна и до наших дней стоял и стоит за интересы республики?

Тем не менее остается фундаментальный вопрос: что составляет те жизненно важные интересы США, во имя которых Америка готова жертвовать кровью своих юношей и девушек? Сейчас, когда перед нами уже нет прежнего великого противника, пишет Бьюкенен, ответить на этот вопрос непросто в первую очередь потому, что американцы сегодня - это крайне разобщенный, ни в чем не согласный друг с другом народ. Теодор Рузвельт предупреждал: "Существует абсолютно верный способ превратить нашу страну в руины, лишить ее возможности оставаться единой нацией - это допустить, чтобы мы превратились в клубок препирающихся друг с другом национальностей". Задача выработки внешнеполитической стратегии, которая отвечала бы новым условиям ХХI века и предназначению Соединенных Штатов как республики, а не империи, требует, по мысли Бьюкенена, серьезной попытки преодолеть эту разобщенность.

@@@
"Глобалисты", "гегемонисты" и "просвещенные националисты"
Афишная тумба
Балканы. Снова весна и снова война
Боевые действия по взятию Измаила
Бутов выиграл схватку с парламентом
Гибель Азова становится неминуемой
Гладиатор Ридли

Драма под названием "джихад"

@@

Борцы за веру с автоматом в руках и ножами за поясом

2000-08-18 / Леонид Москалев



КАК УЖЕ сообщалось, в Вашингтоне в начале августа завершила работу Российско-американская рабочая группа по Афганистану. Россия и США, говорится в совместном заявлении, "рассмотрели угрозы региональной и международной стабильности, возникшие в результате поддержки терроризма со стороны талибов, и изучили двусторонние, региональные и глобальные возможности противодействия данной угрозе".

О каких угрозах идет речь? Прежде всего о тех, которые связаны с деятельностью представителей экстремистского крыла мусульманского духовенства, вынашивающего амбициозные замыслы по утверждению ведущей роли ислама в мире. Явственно наметилась и ось исламского экстремизма: Афганистан - Центральная Азия - Чечня.

Среди многочисленных постановок, продюсируемых в подавляющем большинстве случаев Усамой бен Ладеном, есть и та, которую разыгрывает так называемое Исламское движение Узбекистана. Сюжет пьесы, авторы которой находятся в Афганистане, прост: ИДУ объявляет священную войну президенту Узбекистана Исламу Каримову, стремясь не только сместить его с поста главы государства, но и перекрасить карту Центральной Азии в зеленый цвет, создать здесь новое государство, управление в котором будет осуществляться по законам шариата.

Первый акт был разыгран осенью прошлого года в Баткенском районе Киргизии. Для второго нашли новое место действия: небольшой высокогорный кишлак в Сурхандарьинской области. В нем засела террористическая группа, члены которой, оснащенные современным вооружением и прошедшие всестороннюю подготовку в диверсионных центрах Афганистана, блокированы узбекскими и таджикскими военными. В отличие от шекспировских спектаклей в кровавой драме под названием "Джихад" льется кровь отнюдь не бутафорская.

Чтобы лучше понять сюжет, следует обратиться к истории исламского движения Узбекистана.

Временем рождения радикальной исламской оппозиции в Узбекистане, видимо, нужно считать 1987 г., когда в Наманган нелегально прибыли эмиссары из Саудовской Аравии, Афганистана и Пакистана. В городской мечети "Гумбаз" они устроили встречу с представителями местного духовенства. Речь шла о создании партии "Возрождение Ислама", целью которой ставилась борьба за построение на территории Узбекистана исламского государства. В идеальном случае - парламентским путем, в случае невозможности этого - вооруженным, насильственным.

Активным сторонником внедрения в общественную жизнь республики "исламских идей" являлся Тахир Юлдашев, тогда еще двадцатилетний парень, позже объявивший войну не на жизнь, а на смерть - "священный джихад" - законному правительству Ислама Каримова. Этот человек, носящий две клички: Бай и Директор, - и есть глава ИДУ.

В число лидеров он выдвинулся еще в конце 80-х. Был избран амиром (руководителем) одной из групп "Адолата", образованной "для оказания помощи правоохранительным органам по искоренению преступности". Выдвижению амиром способствовало его знание основных догм ислама.

Сегодня можно констатировать: именно Тахир Юлдашев первым в Узбекистане публично бросил вызов официальной власти, заявив о целях "истинных мусульман", продемонстрировал властям силу "борцов за веру". Именно он организовал в Намангане массовые беспорядки, в ходе которых пролилась кровь. Именно он публично предлагал жителям области поддержать идею создания исламского государства в Узбекистане. При этом предъявил руководству Узбекистана ультиматум, в котором выдвигалось требование по созданию необходимых условий, соответствующих нормам исламского государства.

В марте 1992 г., после нормализации обстановки в области, Юлдашев, опасаясь судебного преследования за свои антиконституционные действия, вместе с группой сторонников перебрался на территорию Таджикистана, где принимал непосредственное участие в боевых действиях на стороне Объединенной таджикской оппозиции на территории Курган-Тюбинской области.

В феврале 1993 г. Юлдашев перебрался в Афганистан, где примкнул к "правительству Республики Таджикистан в изгнании" под руководством Саида Абдулло Нури и Ходжи Акбара Тураджонзода и был назначен ими амиром Исламской партии возрождения Узбекистана и заместителем председателя Движения исламского возрождения Таджикистана.

Рядом с Тахиром Юлдашевым все это время находился его единомышленник и сподвижник Джумабай Ходжиев по кличке Намангани, 1969 года рождения. Окончив СПТУ в г. Намангане, в 1987 г. он был призван в ряды Советской армии, служил в Афганистане. Сегодня Ходжиев - фигура # 2 в Исламском движении Узбекистана. О его сверхжестокости можно судить хотя бы по такому факту: для устрашения представителей власти в Намангане он лично убивал милиционеров, отрезая им головы. И эти головы бросал на порог домов родственников убитых...

В 1993 г., находясь в Афганистане, Юлдашев и Ходжаев, в соответствии с установками спецслужб и идеологических центров Саудовской Аравии и Ирана, приступили к формированию так называемого Наманганского батальона ("Наманган шуъбаси"), костяк которого составили выходцы из Наманганской области, получившие навыки владения оружием и приемами рукопашного боя, участвовавшие в боевых действиях в Таджикистане на стороне исламской оппозиции и бежавшие в Афганистан. Кроме того, осуществлялась вербовка узбеков, проживающих в приграничных районах Таджикистана. Аналогичная работа была организована среди таджикских беженцев, находившихся в ИРА, и афганских граждан узбекской национальности, а также среди жителей Узбекистана. В последующем боевики прошли специальную подготовку в лагерях, дислоцированных на территории северного Афганистана и Пакистана.

В течение 1993-1998 гг. в результате интенсивной работы Юлдашеву удалось наладить контакты со своими сторонниками, проживающими в Ферганской долине, организовав канал переправки в Узбекистан валюты и наркотиков для приобретения оружия, боеприпасов и создания строго законспирированных подпольных структур исламистов в этом регионе.

Прошедшие диверсионно-террористическую подготовку в специальных центрах Исламской Республики Пакистан и Исламского Государства Афганистан по горным тропам отправляются в Ферганскую долину. О намерениях приверженцев исламского радикализма дестабилизировать социально-политическую обстановку в Узбекистане свидетельствуют и кровавые события в Наманганской области, и теракты, совершенные в феврале прошлого года в Ташкенте, когда была совершена попытка физического устранения президента Ислама Каримова, и захват автобуса с заложниками в Хорезмской области, и, конечно, баткенские события осенью прошлого года, когда большая группа боевиков попыталась спуститься с боями в Ферганскую долину, чтобы захватить там власть, заложив основу для будущего исламского халифата в Центральной Азии.

С Усамой бен Ладеном Тахир Юлдашев в прошлом году встречался дважды: в феврале, за несколько дней до терактов в Ташкенте, потом - в июне.

Бен Ладен оказал финансовое содействие в переброске боевиков из числа граждан Узбекистана и Таджикистана, прошедших обучение в специальных лагерях на пакистанской территории, из Пешавара в Мазари-Шариф. А в конце июля 1999 г. в Кабуле министр по возвращению беженцев движения "Талибан" Абдул-ракиб передал Юлдашеву от имени бен Ладена крупную денежную сумму для активизации ИДУ. Кстати, поговаривают, что именно Абдул-ракиб является и одним из авторов совместного с руководством ИДУ плана по прорыву вооруженных бандгрупп через горные районы Киргизии в Узбекистан.

Прослеживаются устойчивые связи Юлдашева с наиболее одиозными чеченскими полевыми командирами - Хаттабом и Шамилем Басаевым. В марте прошлого года лидер Исламского движения Узбекистана направил послание Зелимхану Яндарбиеву и Шамилю Басаеву, в котором призвал своих "чеченских братьев" перейти к решению глобальной задачи, стоящей перед ними, - объединению всех мусульман мира для борьбы против врагов ислама.

В последующем устойчивость контактов между ИДУ и чеченским руководством подтверждалась известными фактами. По сообщениям российских СМИ, среди раненых и убитых боевиков в Чечне есть и граждане Узбекистана, проходившие диверсионно-террористическую подготовку в лагерях Басаева и Хаттаба.

@@@
Драма под названием "джихад"
Дураки всех мастей - объединяйтесь
Евангелие от Кузнецова
Женское естество воды
Изощренный формализм между собакой и волком
Кто фараону ноги переломал?
Леонид Кучма - почетный коммунист Крыма

Непривычное искусство в промышленной зоне

@@

"Культурные герои" Пензы

1999-11-17 / Илья Кукулин



ПЕНЗЕНСКАЯ область - родина Лермонтова и Белинского. А из самой Пензы родом Всеволод Мейерхольд. Город вроде суровый, промышленный, но возможность прорыва, слома омертвевших канонов и эксперимента существует тут издавна. Вот она и оказалась востребованной: Пенза - один из десятков городов России, где прошел фестиваль "Культурные герои XXI века. В поисках Золушки".

Начали с чтений в Литературном музее. И уже эти чтения внятно продемонстрировали нонконформистские установки фестиваля. Некоторые работы соединяют черты словесного и изобразительного искусства - таковы журналы Михаила Разуваева "Гоглус" и Павла Атаманчука "Зеленый медвежонок". Кроме того, Михаил Разуваев представил слайд-проект "Иероглифическая теория", в котором гротескно обыгран стиль иллюстраций из медицинских книг и советских плакатов по технике безопасности. Нежные и тонкие стихи Жени Лакодиной и нервная, резкая, с рваным ритмом проза Ирки Ларин - в ее рассказах внешняя агрессивность соединена с психологической сложностью и тонкостью в передаче настроений. Эпатажно-издевательский рассказ Алексея Игошина "Микофилия" и сложная, насыщенная - философски и эмоционально - лирика Владимира Лакодина. Были также представлены абсурдистский трагифарс Юрия Аношина "Офелия" и отрывки из романа Сергея Вилкова "1+1".

На выставке произведений изобразительного искусства были собраны работы пяти художников: уже упомянутого Сергея Вилкова, а также Михаила, Анны и Натальи Разуваевых и Айнфрита.

Михаил Разуваев работает с актуальными художественными технологиями (серийные композиции, обработка старых фотографий). Центральным произведением Разуваева (из представленных на фестивале) является серия из более чем 200 листов "Мертвецы города Пензы". Обнаружив на помойке возле похоронного бюро негативы фотографий для памятников, Разуваев отпечатал их и на основе каждой создал композицию на фотобумаге. Каждая из них представляет собой совмещение фотографии и поэтических текстов, надписей, элементов мэйл-арта (штампы, марки). Каждый лист становится письмом-воззванием, обращенным в огромную таинственную реальность, где жизнь и смерть соединены и взаимодействуют друг с другом.

Предметом пародийного переосмысления в работах Айнфрита часто становится мифология "правильной жизни" в ее провинциальных формах: фотографии из модных журналов воспринимаются как знак инопланетного существования, а физически "красивая жизнь" присутствует в разного рода рекламных слоганах, доходящих из "большого мира", тоже вполне потустороннего. Один из "кустарных объектов" Айнфрита обыгрывает популярную фразу из песенки ди-джея Грува "счастье есть", которая подвергается различным смысловым трансформациям (серия надписей), чреватым опустошением смысла.

Персонажи в портретной живописи Натальи Разуваевой (часть работ она подписывает как Таshа) неопределенны, но не безлики: скорее каждый из них выполняет в многофигурной композиции роль, напоминающую роль отдельного мотива в музыке. Герои Разуваевой - странники без места и укорененности, танцующие и уносимые ветром в разного рода пространствах (ощутимы отдаленные переклички с поздним Шагалом и мультфильмом Норштейна "Сказка сказок"). В графической серии Анны Разуваевой "Человечки" (в составе графически-инсталляционного проекта "Мам и Беб") персонажи плавают в пространстве.

@@@
Непривычное искусство в промышленной зоне
Радзинский нарисовал Распутину крылышки
Ради страны можно и рискнуть
Русские гомеры
Союз меча без орала
Сталинские щепки
Терроризм - это война психологическая

Томские артисты готовы к самосожжению

@@

Новости провинциальной культуры

2000-07-28 / Ирина Корнева



ГОРОД Томск сами его жители часто называют Сибирскими Афинами. Особенно когда речь заходит о научном и культурном. Но если уровень и успехи томской науки действительно впечатляют, то культурным оазисом Сибири город назвать трудно.

В городе всего два крупных музея - Краеведческий и Художественный. Существует еще с десяток выставочных площадок, но говорить о них всерьез не приходится. Оба музея уже много лет находятся в состоянии хронического капитального ремонта. Отвоеванные у разрухи залы каждый из музеев использует по-своему. Художественный сочиняет какие-то незначительные выставки, достает старые картины из запасников, активно демонстрирует достижения местных живописцев. Но по-настоящему привлечь заинтересованную публику удается только выставкам восковых фигур. Администрация музея понимает это и гостеприимно распахивает свои двери перед восковыми гастролерами по нескольку раз в год.

Краеведческий, чтобы уж совсем не дать застояться искусствоведам, изредка находит возможность показать какие-то "жемчужины" из богатейшей коллекции своих фондов. Все остальное время здесь поочередно экспонируются то экзотические животные, то змеи, то опять восковые фигуры. Здесь была представлена коллекция человеческих уродств - трехногие дамы, кавалеры с двумя лицами на одной голове; здесь были показаны орудия пыток с повисшими на них жертвами, здесь выставляли величайших преступников всех времен и народов. Восковых, естественно.

Большой отрадой томских меломанов когда-то была областная филармония. Большой концертный зал стоит в самом центре города, чуть в стороне от главной площади. Свою невеликую, но очень стабильную и постепенно растущую часть публики завоевал Томский симфонический оркестр, полтора года назад добившийся звания академического. Свою роль в этом достижении сыграл главный дирижер Богуслав Давидов, выписанный из Польши. В начале этого года он же стал одним из главных героев скандала, разразившегося вокруг оркестра. На гастролях в Англии по вине организатора оркестр долго не мог получить суточные и гонорар за выступления. Музыканты остались без средств к существованию и голодали. Тогда несколько человек отправились на крыльцо местного ресторанчика и попытались заработать, наигрывая популярные мелодии. Неподалеку почему-то оказались тележурналисты, сюжет о томских музыкантах, вынужденных играть на улице, был показан по ОРТ, затем появилась публикация в центральной прессе, а затем - шквал негодующих заметок в томских газетах. Директора филармонии Ольгу Лесину обвинили в подписании невыгодного для оркестра договора, а главного дирижера Богуслава Давидова - в том, что, взяв на гастроли только часть томских музыкантов, он присовокупил к ним исполнителей из других филармоний России и выдал эту смесь в Англии как гастроли Национального симфонического оркестра.

Теперь Контрольно-ревизионное управление Томской области провело проверку финансово-хозяйственной деятельности филармонии. Обнаружен ряд серьезных нарушений в бухгалтерском учете и ведении кассовых операций, в начислении и выплате зарплаты. Кроме того, филармонию обвинили в нецелевом расходовании бюджетных средств, и Ольге Лесиной вынесли строгий выговор. Областной комитет по культуре взялся собственноручно контролировать использование филармонией бюджетных средств.

Томской культуре вообще "везет" на скандалы. Главным источником конфликтных ситуаций последние несколько лет является томский Театр юного зрителя. Коллектив ТЮЗа последовательно и упорно через каждые два-три года скидывает директоров и главных режиссеров. Процессы происходят шумно, с привлечением прессы и возбуждением общественного мнения. Дольше всех продержаться в шатком кресле главного режиссера томского ТЮЗа удалось Юрию Пахомову, ученику Романа Виктюка, приглашенному в Томск из Львова. Пять лет, прожитые ТЮЗом под его руководством, с февраля 1994 года по январь 1999-го, были временем настоящего возрождения театра. Но вскоре труппу ТЮЗа перестала устраивать "музычно-драматичная", по мнению артистов, концепция Пахомова, в них снова заиграла кровь, вспомнилась давняя привычка бороться с главным режиссером не на жизнь, а на смерть, и после серии конфликтов Юрий Пахомов ушел.

На областном театральном конкурсе "Маска" в июне этого года спектакль "Лаборатория любви", поставленный режиссером Пахомовым на Малой сцене томского Театра драмы, получил призы сразу в четырех номинациях: "лучшая женская роль", "лучшая мужская роль", "лучшая режиссура" и "лучший спектакль года". Такое решение вынесло жюри, в состав которого вошли три известных театральных критика, приглашенные из Санкт-Петербургской академии театрального искусства.

ТЮЗ сегодня снова лихорадит. Артисты пытаются вытрясти из областной власти свою зарплату за май и июнь и отпускные. Началась полная драматизма борьба с открытого письма губернатору области Виктору Крессу. В письме говорилось, что "мы в прямом смысле слова перешли на подножный корм - собираем грибы в сквере возле театра, чтобы хоть что-то поесть". Артисты задавали риторические вопросы типа: не устроить ли им массовое самосожжение? Через два дня актерам выдали деньги за май.

@@@
Томские артисты готовы к самосожжению
Царские обычаи
Чисто питерский рецепт борьбы с ксенофобией
Этот таинственный Кама Гинкас