"На этот раз в Давосе Россия не сдавала экзамена"

@@

Сергей Кириенко постарался сделать институт полпредов привлекательным для инвесторов

2001-01-31 / Марина Калашникова Президент командировал одного из своих полпредов в Давос - посмотреть, к каким российским реформам есть интерес у Запада. Полпред в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко по возвращении рассказал "НГ", что в кулуарах форума крупные бизнесмены интересовались положением в федеральных округах и примеривались делать инвестиции.



- СЕРГЕЙ ВЛАДИЛЕНОВИЧ, если верить прессе, России в Давосе было уделено меньше официального внимания, чем в прежние годы. И все же к каким российским новациям был проявлен особый интерес, скажем, в кулуарах?

- Просто все развивалось не по обычной формуле, когда Россия приезжала в Давос "сдавать экзамен" крупному бизнесу. Я бы сказал, наша делегация была гораздо меньше, Россия не являлась центральной темой, когда собравшимся на сессию приехавшие из России доказывают, что у нас уже все хорошо или становится все лучше, что мы справились с поставленными мировой общественностью на предыдущих этапах задачами.

Из года в год на Давосском форуме менторским тоном консультанты рекомендовали менять структуру власти, потому что существующая система формирования Совета Федерации, Дума определенного состава "никогда не позволят принять необходимых решений".

За один год в России появилось сразу три фактора: экономический рост, политическая стабильность и президент, который обладает политической волей для действий. Сегодня Совет Федерации изменен, Государственная Дума конструктивна по отношению к позиции президента. И такая характеристика нашей ситуации вызывала некоторые удивленные взгляды. Но так или иначе, Россия сегодня не является главным экзаменуемым. И это дает нам довольно интересную роль.

- На что похожа эта роль? Какие основные ожидания в отношении России?

- Я бы сказал, что Давос - это мировой термометр делового мира. Здесь вроде бы не принимают крупных решений. Но происходит обмен мнениями, на основании которого позже начинают приниматься стратегические решения. Год назад Билл Гейтс в Давосе задал вопрос: кто считает, что акции интернет-компаний дутые и скоро рухнут? Подняли руки 70% присутствующих. Это был очень точный сигнал. Если 70% крупного бизнеса и аналитиков считает, что на этом рынке будет спад, на это начинают делать поправку, в свою стратегию они начинают закладывать вероятность этого падения. В этом году аналогичный опрос, который пытались провести на форуме, касался соотношения доллара и евро.

Больше 70% присутствующих убеждены, что в течение этого года курсовые соотношения будут меняться в пользу евро. Такие опросы показывают ожидания мировой экономической элиты, которая своими же действиями вероятность превратит в настоящее.

В отношении России были попытки зафиксировать наши собственные ожидания и ощущения. Произошло многое из того, чего Запад не ожидал. Понятно, что есть опасения. Если не будет сильного государства, которое обеспечит правила игры, равенство законов, то бессмысленно говорить о чем бы то ни было. Разговор шел в основном вокруг того, что сегодня государство становится сильным и начинает обеспечивать равенство закона.

- Имелась ли в виду роль президентских полпредов в этом процессе?

- Меня много спрашивали о работе по приведению законодательства в соответствие, потому что любой инвестор понимает, насколько важно единое правовое поле. Вообще очень большой интерес вызывали перспективы экономических и правовых действий на текущий год. Реформы естественных монополий представляли очень большой интерес.

На мой взгляд, один из самых болезненных вопросов - погашение российских долгов - Алексей Кудрин отработал в Давосе блестяще. И хотя Давос не филиал Парижского клуба, но большая часть людей, влияющих на принятие решений, там присутствовала.

- К чему из того, что сейчас делается в России, самая большая настороженность?

- Это касается планов действий - здесь и все ожидания, и все опасения. Основные вопросы касались того, что будет дальше происходить в структуре власти, какие основные преобразования можно ожидать в следующем году - от реформы естественных монополий до реформы судов. Все понимают, что без сильного государства сделать ничего нельзя. Но всех интересовало, не зайдет ли процесс усиления государства слишком далеко. Интересовали также прогнозы устойчивости экономических изменений, которые произошли в России, гарантии прав инвесторов, экономическая открытость России с точки зрения мировой экономики. Это главные темы.

- Интересовался ли большой бизнес экономикой федеральных округов?

- Конечно. Прагматичный бизнес в Давосе наши округа интересовали как инструмент, с помощью которого реализуется государственная политика в России. Создание округов - элемент системы власти, институт полпредов - инструмент действия, поэтому людей интересует, как он работает, что он делает, какие задачи могут стоять и какую пользу он может принести для инвесторов. В частности, будет ли обеспечено единое правовое поле, гарантии соблюдения законности, поддержка проектов межрегионального уровня.

- Приходилось ли вам рассказывать о специфике Приволжского округа?

- Мне приходилось говорить об этом в весьма интересном контексте - как о зоне неконвертируемых культур. Для аналитиков и экспертов это представляется интересным. По территории Приволжского округа идет граница между Европой и Азией. И вопрос в том, удастся ли избежать хантингтоновского "конфликта цивилизаций" и найти взаимодополняющие комплементарные сценарии развития на уровне не столько экономики, сколько сосуществования культур, в том числе и конфессиональных.

Отсюда было много дискуссий на гуманитарные темы, в частности по вопросам образования. Много было пленарных заседаний, посвященных образованию.

- О чем вы провели переговоры с главой Фонда Сороса?

- На прошлой неделе перед отъездом в Давос с российским представительством Фонда Сороса мы подписали соглашение о сотрудничестве. Фонд уже давно участвует в наших делах, скажем - в поддержке и проведении Пермской ярмарки социальных проектов. В 20-х числах января мы провели в Нижнем Новгороде большую конференцию по развитию попечительства в учебных заведениях округа.

Так что в Давосе мы продолжили тему: говорили о комплексе гуманитарных проектов, поскольку попечительство может быть не только в системе образования, но и во всех остальных гуманитарных сферах. Попечительство - один из элементов формирования гражданского общества. Государству нужен партнер. Мы говорили о необходимости построения зон совместной ответственности, где одно государство не может нести ответственность. Это образование, культура, СМИ, где государство должно делить ответственность с общественными организациями. Мировые благотворительные фонды, в первую очередь Фонд Сороса, имеют определенный опыт поддержки самостоятельных общественных организаций, создания для них благоприятных условий через конкурсную систему. Разговор был очень хороший, и я думаю, что из него последует много практической работы.

- С кем еще вам удалось договориться о проектах для округа?

@@@
"На этот раз в Давосе Россия не сдавала экзамена"
"Партия власти" против правящей партии
4. Дорогой Малевич
Березовский уходит из Думы и организует медиа-холдинг
Бизнес и бюрократия: особенности симбиоза
Бизнес позвали в Кремль
Бизнес хочет быть честным

Бонэнкай в разгаре

@@

Японский гороскоп сулит крутые повороты судьбы

2001-12-30 / Вячеслав Бантин Вячеслав Бантин - собкор РИА "Новости".



Жители Японии в последние дни уходящего года по традиции проводят многочисленные застолья. Обобщенно эти посиделки в шикарных и простеньких ресторанах с коллегами по работе, друзьями и родственниками называют "бонэнкай", что условно можно перевести как "встречи для того, чтобы забыть проблемы уходящего года".

Немногие в эти дни совершенно трезвые граждане реагируют на подвыпивших соотечественников спокойно, благо в Японии даже при сильном подпитии бить друг другу физиономию и говорить неприятные слова не принято. При этом всем понятно, что выкинуть из памяти печали уходящего года невозможно без применения таких "лекарственных препаратов", как национальное саке и любимое всеми японцами от мала до велика пиво. В отдельных же тяжелых случаях применяются и такие сильнодействующие средства, как виски и даже русская водка, которую японцы потребляют исключительно в разведенном виде.

Этот год был очень непростым для Японии. Страну поразил экономический спад, из-за которого уменьшается зарплата, снижаются выплаты в рамках программ социального обеспечения, а над головой все сильнее нависает топор безработицы. По данным опросов, 40% японских семей в 2001 году резко сократили свои расходы, стремясь как можно больше отложить на "черный день". 72% японцев уверены, что в ближайшие месяцы по крайней мере один из членов их семьи потеряет работу.

Даже холодные и расчетливые воротилы крупного бизнеса в эти дни с горя наливают побольше в свои стаканы, чтобы хоть ненадолго забыть кошмары. Одно из первых мест в рядах таких пострадавших от 2001 года занимают руководители авиакомпании ДЖАЛ, крупнейшей в Японии туристической корпорации "Джей-Ти-Би" и электротехнического гиганта "НЭК". Первые две компании под ударами международных террористов в США оказались на грани разорения: "Джей-Ти-Би" только в сентябре потерпела убытки в 165 млн. долл., а ДЖАЛу пришлось продать все принадлежащие корпорации гостиницы и объединяться с другой авиакомпанией. Корпорация "НЭК" из-за экономического спада потеряла примерно миллиард долларов.

Грядущий 2002 год также не сулит ничего хорошего. По прогнозу Международного валютного фонда, который японцы уже начинают тихо ненавидеть за обилие поступающих из его недр плохих новостей, в 2001 году объем ВВП Японии сократится в абсолютном выражении на 1%, а в 2002-м - на 1,5%.

@@@
Бонэнкай в разгаре
Будущее России
В Калининград со своим "Ауди" не ездят
Вера в доллар не слабеет
Виктор Плескачевский: "Принятие закона о банкротстве - антикризисная мера"
Владимир Путин: позитивные тенденции есть, но пока это только тенденции
Власть должна работать как часы

Выборы-2003: новая интрига

@@

Смена лидера и поддержка оппозиции крупным бизнесом могут кардинально изменить расстановку политических сил

2003-04-18 / Игорь Бунин - генеральный директор; Алексей Зудин - руководитель департамента политологических программ; Борис Макаренко - первый заместитель генерального директора; Алексей Макаркин - руководитель аналитического департамента Центра политических технологий.



Несмотря на то что до официального начала избирательной кампании еще несколько месяцев, электоральная мобилизация (вовлечение избирателей в избирательный процесс) уже началась, а формирование институциональных и политических рамок кампании вступает в завершающую стадию.

По данным ВЦИОМ, установка на участие в выборах становится более выраженной. Правда, доля твердых противников участия в выборах уже два месяца остается без изменений (16%), зато доля тех, кто твердо решил участвовать в выборах, увеличилась с 21% до 28%, категория не определившихся с решением сократилась с 32% до 25%.

В результате в конце марта общий "вес" сторонников участия в выборах ("твердых" и "мягких") достиг 57% (против 50% в феврале). Начало электоральной мобилизации совпало по времени с активизацией протестных настроений и, судя по всему, испытывало влияние с ее стороны.

Институциональные рамки федеральной избирательной кампании в основных чертах можно считать определившимися. С конца февраля по начало апреля 2003 г. действия основных игроков были в основном направлены на то, чтобы добиться корректировки официальных правил игры. Теперь центр политической торговли переносится на неформальные договоренности.

"Единая Россия": больше не лидер

В марте 2003 г. произошло новое относительное ухудшение рейтинговых показателей, в результате которого "Единая Россия" (ЕР) лишилась позиций лидера в избирательной кампании. По данным ВЦИОМ, уровень поддержки партии среди избирателей с февраля по март практически не изменился: 23% и 21% соответственно. Но в результате резкого прироста электоральной поддержки КПРФ обозначилось значительное (на 10 процентных пунктов) отставание партии власти от своего главного соперника.

На минувшем съезде утвердилась новая модель партии, которую можно условно определить как "смешанную". Это компромисс между двумя сценариями - традиционной "партии власти" (то есть партии федерального и регионального начальства) и "партии Кремля" (новой бюрократии, близкой к президенту).

"Исторические лидеры" "Единства" и ОВР в руководстве партии остались, но удалены в Высший совет, выполняющий скорее представительские функции. Это позволяет сохранить имиджевый капитал и доступ к политическим ресурсам "исторических лидеров", но лишает последних властных полномочий в партии.

Новая модель несколько разгрузила руководящие органы, но не преодолела двух серьезных проблем: множественности центров и перенасыщенности руководящих органов партии "статусными фигурами". Функции оперативного управления разделены между тремя центрами принятия решений: Б.Грызловым, секретарем генсовета В.Богомоловым и Ю.Волковым, вероятность назначения которого на пост председателя Центрального исполкома достаточно высока (ему также приписывают связи с заместителем руководителя администрации президента В.Ивановым).

Сохранение множественности центров принятия решений и "статусной перенасыщенности" позволяет предположить, что избирательный штаб будет выведен за контур оперативного управления.

Важной особенностью новой идейной ниши "Единой России" стала открытая и резкая критика правительства, достаточно естественно соседствующая с дистанцированием от "старых партий власти", к числу которых были причислены Коммунистическая партия советского времени и политическое руководство "ельцинского" периода.

Такая линия продиктована рациональной целью - попыткой выйти за рамки традиционного для "партии власти" конформистского электората и привлечь на свою сторону часть протестных избирателей, голосовавших за "Единство" на выборах 1999 года. Размер такого электората оценивается в 10-12% от общего числа российских избирателей.

Лидеры ЕР стремятся "оседлать" протестные настроения в обществе и сконцентрировать их на правительстве, не допустив распространения общественного недовольства на фигуру президента.

Однако критика правительства, исходящая от министров, воспринимается общественным мнением как не вполне "натуральная". По данным качественных социологических исследований Центра политических технологий, проведенных в период после съезда "Единой России", к партии прочно "прилип" имидж "партии власти" в самом отрицательном смысле этого слова. По крайней мере пока критика правительства лидерами ЕР оказывается неспособной преодолеть невыигрышные стереотипы восприятия партии.

Неспособность ЕР, несмотря на декларированную открытость протестным настроениям в обществе, "впитывать" общественное недовольство можно объяснить двояко.

Первое объяснение - неустранимые особенности "Единой России". Фигура общенационального лидера (В.Путин) может справиться с задачей совмещения "правой" и "левой" версии популистских настроений, но политическая партия - нет, поскольку от нее ожидают идеологической последовательности. Но если ЕР не в состоянии впитывать протестные настроения, то ее антиправительственная кампания контрпродуктивна, поскольку укрепляет позиции главного политического соперника - КПРФ.

Второе объяснение - критика правительства, окрашенная в популистские тона, плохо совмещается с лозунгом "общенационального успеха". По своим электоральным последствиям решение ЕР сдвинуться вправо, продиктованное, судя по всему, подготовкой к роли правительственного большинства в парламенте, может оказаться ошибкой.

Рядом с Кремлем

Политические перспективы других близких к Кремлю партий выглядят по-разному, при этом наилучшие шансы - у возглавляемой Геннадием Райковым Народной партии.

Народная партия

Ситуация с Народной партией Российской Федерации (НПРФ) стала еще более неопределенной в связи с появлением нового "окна возможностей". В активе партии - автономная депутатская группа, связи с региональными и местными элитами, "выстроенные" отношения с Кремлем. Элитный потенциал и имидж "второй партии Кремля" подталкивал к участию в парламентских выборах самостоятельным списком, но приоритетной задачей для НПРФ как "партии одномандатников" остаются округа (согласованные с ЕР).

Трудности "Единой России" и активизация протестных настроений, похоже, могут открыть перед НПРФ возможности участия в выборах полноценным списком. Имидж партии неплохо подходит для впитывания симпатий некоммунистического протестного избирателя. Но из-за низкой "раскрученности" партия может просто не успеть включиться в борьбу за "протестного избирателя".

Партия жизни

Публичное признание лидером ПЖ С.Мироновым безусловного лидерства "Единой России" подтвердило предположение, что партия не станет выставлять своего списка на выборах в Государственную Думу. Главная цель руководителей и спонсоров ПЖ, судя по всему, состоит в том, чтобы ввести несколько своих представителей в список ЕР и/или согласованных кандидатов в одномандатных округах.

Альтернативные левые партии

Очевидная слабость партии "Возрождения России" Г.Селезнева побудила Кремль в апреле 2003 года пополнить список "патронируемых" партий Аграрной партией России М.Лапшина. Допуск этих партий самостоятельными списками в избирательную кампанию и их ограниченная поддержка могли бы позволить ограничить экспансию КПРФ в левый центр, однако в Кремле всерьез опасаются того, что они будут отбирать голоса не столько у коммунистов, сколько у "Единой России".

Коммунисты, вперед!

Положение КПРФ в избирательной кампании в последнее время определялось двумя основными тенденциями - рейтинговой экспансией и стабилизацией ситуации внутри партии. Оба обстоятельства превратили КПРФ в лидера избирательной кампании. По данным ВЦИОМ, с февраля по март 2003 года рейтинг КПРФ подскочил на семь процентных пунктов (с 24 до 31%).

Нынешнее лидерство КПРФ - пока во многом ситуативное. Первый этап мобилизации - преимущественно идеологический. Он построен на апелляции к электоральному ядру. Акцент делается на особенностях, которые отличают партию от всех остальных. В случае с КПРФ - это идеологический фундаментализм, включая частую апелляцию к наиболее рельефным советским и коммунистическим символам.

Далее перед коммунистами всегда вставала проблема расширения своего электората за пределы "ядра". Но сегодня есть основания говорить о том, что в обществе сложились благоприятные условия для дальнейшей мобилизации. "Разогрев" общественного мнения повышает предрасположенность относительно индифферентных избирателей к поддержке политической оппозиции. Если это произойдет, лидерство КПРФ в избирательной кампании из ситуативного станет постоянным.

Партия смогла преодолеть последствия отлучения от власти весной 2002 года, подавить внутрипартийную фронду, инспирированную администрацией президента, и выйти на традиционные для нее позиции.

На этом фоне признание М.Ходорковским готовности "отдельных акционеров" компании ЮКОС финансировать КПРФ стало знаковым. Оно удостоверило реальный политический вес партии. Попытка вытеснения КПРФ на обочину, предпринятая в период подготовки к избирательной кампании, не удалась. Возможно, признание главы ЮКОСа свидетельствует о том, что в Кремле всерьез рассматривают вариант побуждения КПРФ к внутренней эволюции в сторону большей совместимости с режимом.

СПС: активность возрастает

Рейтинговые показатели СПС оставались неизменными. По данным ВЦИОМ, в феврале и марте 2003 года этот показатель составлял 6%. Появились признаки улучшения отношений между Кремлем и СПС. Активизировалась публичная активность Б.Немцова и ее освещение федеральными телеканалами. СПС по-прежнему пользуется открытой поддержкой со стороны крупного бизнеса.

"ЯБЛОКО": удачный объект для инвестиций

По данным ВЦИОМ, с января по март 2003 года уровень электоральной поддержки партии уменьшился с 8% до 5%. Но электоральные перспективы "ЯБЛОКА" продолжали оставаться благоприятными. На войну в Ираке партия Явлинского (как и СПС) отреагировала в русле настроений, доминирующих в общественном мнении. Избирательная кампания, как и прежде, строилась на совмещении лояльности Кремлю и критики правительства.

В марте-апреле 2003 года думская фракция "ЯБЛОКА" набирала политические очки на защите бюджетников и критике реформы ЖКХ. Публичное признание М.Ходорковского, что он оказывает финансовую поддержку "ЯБЛОКУ", было воспринято как дополнительное свидетельство надежности партии в качестве объекта для политических инвестиций.

ЛДПР: сила эксцентрики

Из всех партий "второго эшелона" электоральные перспективы ЛДПР по-прежнему были наиболее благоприятными. Рейтинговые показатели ЛДПР оставались на приемлемом уровне. Негативная реакция общественного мнения на военную операцию США в Ираке способствовала их незначительному повышению. По данным ВЦИОМ, в январе и феврале 2003 года уровень электоральной поддержки партии держался на прежнем уровне (6%), а в марте составил 7%. Амплуа политического эксцентрика надежно защищало В.Жириновского от обвинений в непоследовательности. Его участие в избирательной кампании 2003-2004 гг. по-прежнему строится на последовательной лояльности Кремлю и эксплуатации отдельных сегментов протестных настроений (преимущественно среди молодежи).

Начало гонки: в ожидании сюрпризов

Главные особенности избирательной кампании с конца февраля по начало апреля 2003 года выглядят следующим образом.

Появились первые признаки "эффекта Токвиля": повышение требований общества к власти по мере стабилизации общей ситуации в стране. Произошли неблагоприятные изменения в психологической "подпочве" президентского рейтинга. Началась электоральная мобилизация, которая пока преимущественно ограничивается избирателями КПРФ. Завершается формирование институциональных и политических рамок избирательной кампании.

"Единая Россия" проходит реорганизацию по модели, предусматривающей компромисс Кремля с региональными элитами, но утратила лидерство в избирательной кампании.

КПРФ вышла на первое место в избирательной кампании с перспективой превращения ситуативного лидерства в постоянное.

Главным содержанием соперничества Кремля и КПРФ становится борьба за протестный электорат, в связи с чем повышается значение "фактора Глазьева".

Исход борьбы за протестный электорат остается неясным. Накапливается потенциал изменений, которые в перспективе могут привести к развалу парадигмы избирательной кампании, основанной на соперничестве "партии Кремля" и лево-патриотической оппозиции.

@@@
Выборы-2003: новая интрига
Госстрой нашел себе лоббистов
Гусинский: возмещение ущерба
Гусинского описывают
Давос жаждет реформ
Два года борьбы из-за "трех куриц"
Демократы, но разные

Деньги на «Новую генерацию»

@@

Фундаментальный интерес крупного бизнеса проявился в Академии наук

2004-12-08 / Наталия Савицкая



В конце прошлой недели в здании Президиума Российской академии наук президент РАН Юрий Осипов и председатель правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс подписали соглашение об учреждении ежегодного конкурса «Новая генерация» для молодых ученых.

Как заметил академик Юрий Осипов, сегодня премии молодым ученым охватывают самые разные области наук, есть премии и в естественных науках и технических и гуманитарных. И вот появилась еще одна, в области энергетики и смежных наук.

Стать богаче на 1000 долларов теперь сможет талантливый студент и на 2000 долларов – аспирант, участники конкурса «Новая генерация», если их научная работа будет отличаться оригинальностью в постановке и решении задачи.

@@@
Деньги на «Новую генерацию»
Евгений Ясин: "История с ЮКОСом очень опасна"
Задержание Гусинского спровоцировало "второй Давос"
Из ряда вон
Интимная коррупция
Искусство более важное, чем кино
Исторической книге - историческое звучание

Капиталы готовы к бегству

@@

Украинское правительство объявило войну корпорациям

2008-03-19 / Татьяна Ивженко



Правительство Юлии Тимошенко на днях сделало первый серьезный выпад против крупного бизнеса. Руководитель Государственной налоговой администрации Украины (ГНАУ) Сергей Буряк во время совещания с участием премьер-министра заявил об обнаруженных фактах уклонения от уплаты налогов практически всеми украинскими крупными промышленными корпорациями. Под огонь налоговиков попали «Приват», «Индустриальный союз Донбасса», «Систем капитал менеджмент», «Интерпайп», «Мотор Сич», «Смарт-групп», «Запорожсталь», «Укрпроминвест» и другие.

@@@
Капиталы готовы к бегству
Корпоративным бывает не только бизнес, но и университет
Корпорация как социальный институт
Косметика пришла в зоопарк
Кремль собирает жалобы бизнесменов через интернет
Крымская кампания
Кто и как ушел из крупного бизнеса

Лис не пустят в курятники

@@

Антимонопольная служба нашла управу на естественные монополии

2005-06-16 / Елена Тихомирова







Игорь Артемьев отгоняет от трубы монополистов.

Фото Артема Чернова (НГ-фото)

Монополистам придется стать более осторожными. Об этом предупредил глава Федеральной антимонопольной службы РФ (ФАС) Игорь Артемьев. Он сообщил вчера, что поздно ночью премьер-министр подписал наконец рожденный в недрах ведомства закон о конкуренции. «Мы полагаем, что это кардинальным образом меняет всю ситуацию с конкуренцией в стране, – прокомментировал событие Игорь Артемьев. – В результате долгих согласований нам удалось не потерять ни единой принципиальной позиции в проекте закона». Сегодня, нарушая конкурентное пространство, участвуя в ценовых сговорах, монополисты штрафуются вполне посильными суммами, мизерными по сравнению с выгодой и доходами, которые они получают в результате нарушений. Закон ужесточает санкции к ним, которые увеличиваются, как заверил глава ФАС, «в тысячи и даже в десятки тысяч раз». Впрочем, они будут пока не такими суровыми, как в странах ЕС.

По свидетельству Игоря Артемьева, трудно пришлось при принятии закона не только с чиновниками и согласованием документа в разных ведомствах, но и с представителями крупного бизнеса: «Мы не избегали и не избежали согласования с крупным бизнесом. Российский Союз промышленников и предпринимателей (РСПП) написал нам свое заключение на 30 страницах. И крупные компании остались все же недовольны. Но мы же не можем сделать лису главной в курятнике!»

@@@
Лис не пустят в курятники
Лучший выбор для Бурятии
Льва Толстого зачислили в инвесторы
Максим Медведков: "Президент не требует форсировать присоединение к ВТО"
Малый бизнес нельзя унифицировать
Миротворческая миссия Сечина
Монетизация – насмешка над льготниками

Мы не рантье, а хозяева

@@

По мнению главы холдинга "НПК" Бориса Кузыка, создание интегрированных структур в оборонно-промышленном комплексе должно базироваться на рыночных принципах

2001-03-23 / Петр Полковников Холдинговая компания "Новые программы и концепции" (НПК) образована в 1998 г. и работает в реальном секторе высокотехнологичной промышленности. В сфере деятельности холдинга задействованы более 30 ведущих высокотехнологичных предприятий страны. Компании принадлежат основные пакеты акций завода имени Дегтярева (ЗИД) и Ковровского механического завода (КМЗ), "Московского радиотехнического завода" и "КБ "Кунцево" (эти два предприятия входят в состав кооперации по производству С-300ПМУ1). Точная структура собственности НПК держится в секрете, однако, по некоторым данным, холдинг также контролирует 14,7% акций "ОКБ Сухого" и часть пакета Иркутского авиационного производственного объединения. Холдингу принадлежит контрольный пакет акций санкт-петербургского судостроительного завода "Северная верфь", которая по объему реализации продукции занимает первое место среди российских компаний неядерного машиностроения. В 2000 г. холдинг приобрел контрольный пакет акций Северо-Западного пароходства (7 портов, 3 судоремонтных и судостроительных завода, 2 ремонтно-эксплуатационные базы и флот свыше 300 кораблей). Активы НПК оцениваются в 1,5 миллиарда долларов, пакет заказов - в 1,4 миллиарда долларов, объем выполняемых экспортных контрактов - 960 миллионов долларов (самый большой среди них - поставка в КНР двух эсминцев проекта 956Э). Продукция предприятий холдинга поставляется в 12 стран. Реализация проектов НПК обеспечивает более 110 тысяч рабочих мест в 23 регионах РФ. Состав учредителей НПК публично не оглашается. По некоторым данным, не менее 50% акций компании принадлежат Борису Кузыку.

Борис Николаевич Кузык родился 19 октября 1958 года в г. Александрия Кировоградской области. Окончил два высших учебных заведения. Занимал руководящие посты в Министерстве обороны, Министерстве внешних экономических связей (1987-1993 гг.), работал помощником президента РФ по вопросам военно-технического сотрудничества России с зарубежными странами (1994-1998 гг.). С 1998 г. руководит деятельностью промышленного холдинга "Новые программы и концепции". Борис Кузык - автор книг "Российское оружие: война и мир" (1997 г.), "За кулисами прорыва" (1998 г.), "Оборонно-промышленный комплекс России: прорыв в ХХI век" (1999 г.), "Выбор века" (2000 г.), "Никто, кроме нас" (2000 г.), "Россия на мировом рынке оружия" (2001 г.). Доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки России. Воинское звание - генерал-майор.







Эсминец проекта 956Э покидает сухой док "Северной верфи".

-БОРИС НИКОЛАЕВИЧ, для многих остается не совсем ясным вопрос: каким образом НПК стал собственником ряда важных и перспективных предприятий оборонки?

- О каждом предприятии можно говорить долго, в каждом случае это отдельная, интересная и, как правило, достаточно длинная история.

Однако главное - это не то, у кого и как мы приобрели пакеты акций. Самое важное - понимать существо процессов, происходящих сегодня в высокотехнологичной промышленности России. Так вот, свои активы НПК приобрел уже в ходе третьего этапа перераспределения собственности, основное содержание которого - осмысленная диверсификация бизнеса ("Экономическая энциклопедия" определяет диверсификацию как "распределение инвестируемых и ссужаемых капиталов между различными объектами вложения с целью снижения риска возможных потерь капитала или доходов от него". - "НГ").

Собственность переходит к тем, кто способен более эффективно управлять ею. Это - объективный процесс, который идет, причем весьма интенсивно, во всем мире. Для России очень важно, чтобы перераспределение собственности шло в законных рамках и чтобы прекратились лишенные рационального зерна разговоры о национализации частных предприятий и пересмотре итогов приватизации. Даже упоминание об этом блокирует любые инвестиции в российскую промышленность.

ЖЕЛЕЗНАЯ ЛОГИКА БИЗНЕСА

- Что же отличает эффективного собственника от неэффективного?

- Прежде всего более четкое понимание сущности бизнеса вообще и особенностей бизнеса в России в частности.

- Но что можно сказать нового о сущности бизнеса, которая во все времена сводилась к зарабатыванию денег?

- Сведение крупного бизнеса лишь к борьбе за личное обогащение - это ошибка. В настоящем большом деле есть и политическая, и социальная, и, безусловно, моральная составляющие. Некоторые реформаторы первой волны, да и общество в целом, просто этого не понимали. Более того, в высокотехнологичном бизнесе ситуация особая - тут без учета политических, социальных факторов добиться успеха невозможно.

- Вы упомянули об особенностях бизнеса в России. Можно ли привести пример?

- Опыт последних десяти лет свидетельствует, что в России, в отличие от Запада, сегодня не имеют большой перспективы "портфельные активы", где с миру по нитке собраны проценты акций разных высокотехнологичных предприятий. У нас эффективно управлять и получать прибыль может лишь собственник контрольного пакета. На их приобретение и делает ставку НПК.

- Но ведь у хозяина иная, куда большая, ответственность за судьбу предприятия, чем у рядового акционера.

- Вы правы. НПК от портфельного инвестора отличается готовностью и способностью разрабатывать стратегию развития предприятий, внедрять новые системы управления и технологические новинки, осуществлять инвестиции, заниматься сбытом продукции. Мы не рантье, мы - хозяева, которые кровно заинтересованы в успешном развитии предприятия.

К сожалению, структур, подобных НПК, пока мало. По данным Лиги содействия оборонным предприятиям и Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, 45% директоров приватизированных ОПК считают, что новые собственники не играют никакой роли на предприятиях и лишь 23% руководителей видят от новых владельцев акций пользу. Это, конечно, нонсенс - большая часть хозяев никак не занимаются своей собственностью.

НОВАЯ СТУПЕНЬ ИНТЕГРАЦИИ

- "Мы не рантье" - это звучит красиво, но каково наполнение этого тезиса? В чем сущность деятельности холдинга?

- Она многообразна. В качестве первого приоритета я бы указал на то, что холдинг - это способ интеграции. В свою очередь, интеграция - главное условие выживания высокотехнологичной промышленности. Мировая тенденция показывает, что будущее имеют лишь мощные компании, как правило, транснациональные, которые способны на должном уровне обеспечить все этапы жизненного цикла продукции: исследование, разработка, производство, реализация, сервис, модернизация, утилизация.

Основной вектор развития в мировой экономике определяют 39 тысяч материнских транснациональных компаний. К этой категории относятся 58% международных фирм, работающих в сфере машиностроения. Год назад почти вся аэрокосмическая промышленность Европы объединилась в рамках компании EADS для того, чтобы конкурировать с двумя американскими гигантами - корпорациями "Локхид-Мартин" и "Боинг".

К слову, на "Боинге" работают 230 тысяч сотрудников, а в ОПК России - 1700 предприятий оборонки со средней численностью персонала предприятия примерно 1-3 тысячи человек. Наши высокотехнологичные компании, дающие работу более чем 10 тысячам человек, можно сосчитать по пальцам.

- Однако в России до сих пор интеграция как следует не работает. Большинство холдингов, созданных по решениям правительства или указам президента, остались на бумаге. Готова ли наша промышленность к интеграции?

- Уверен, что готова. Важно лишь правильно выбрать критерии, которым должна удовлетворять интегрированная структура. Многие холдинги первого поколения остались на бумаге потому, что их создатели руководствовались отраслевыми, узко понимаемыми финансовыми, а порой и сугубо личными интересами. В результате некоторые предприятия приходилось загонять в холдинги силой, а экономика насилия над собой не прощает.

Главное в создании интегрированной структуры - определить, какой продукт нужен на рынке и как сделать его качественней и дешевле, чем у конкурентов. Все остальное - ведомственные интересы, личные амбиции, стремление заработать на чужом труде, форма собственности предприятий - вещи второстепенные.

- А где гарантии того, что созданный таким образом холдинг не станет структурой, которая максимизирует текущий доход и не вкладывает средства в перспективные проекты? Ведь в России есть примеры добровольных объединений оборонных фирм, из которых исключен разработчик как наиболее капиталоемкая структура с очень долгим сроком возврата вложенных средств.

- Действительно, такие случаи есть. Но наш холдинг исповедует прямо противоположную политику. НПК тесно сотрудничает с коломенским "КБ машиностроения" (КБМ). И это несмотря на то что КБМ - государственное унитарное предприятие и с точки зрения финансовой требует значительного вложения средств.

НПК помогает КБ прежде всего потому, что это обеспечивает загрузку предприятий, входящих в холдинг. В кооперации вокруг ПЗРК "Игла", продаваемого коломенцами за рубеж, до 90% комплектующих производится на предприятиях нашего холдинга: ЛОМО и двух ковровских заводах - имени Дегтярева и механическом.

В этом суть взаимоотношений, все остальное - факторы второго порядка. Такова логика бизнеса, и она не имеет ничего общего с рисованием абстрактных схем интеграции, когда за административной суетой иногда теряются ответы на основополагающие вопросы: какой продукт на какой рынок будет поставляться, за счет чего будут обеспечены рост продаж, сокращение издержек и развитие предприятий?

- Этими вопросами, особенно когда речь идет об оружии, озабочены не только бизнесмены.

- Да, но только собственник решает задачу в комплексе и поэтому он - эффективней.

Нам как хозяевам важно, чтобы не только сегодня, но и через десять, двадцать, пятьдесят лет заводы, входящие в холдинг, были конкурентоспособными. А для этого надо финансировать разработку перспективной техники и заранее создавать кооперацию по ее выпуску, модернизации, обслуживанию. Если для решения этой задачи нужно поддерживать формально "чужого" разработчика - мы его поддерживаем и будем поддерживать.

- Государство, особенно в оборонке, тоже является собственником, причем крупнейшим. В чем разница между ним и холдингом?

- Государство играет и будет играть очень важную роль в оборонке. Это вполне закономерно, когда речь идет о национальной безопасности.

В принципе и государство, и холдинг в отношении принадлежащей им собственности имеют идентичные цели. Однако цели и способность их достигать - разные вещи. Иными словами, проблема не только в форме, но в качестве собственника. Мы это хорошо понимаем, поскольку команда управленцев НПК имеет опыт антикризисного управления и консалтинга на предприятиях, оказавшихся в сложном положении.

Важно и другое: государство сегодня очень ограничено в части инвестиций. Холдинг, напротив, вкладывает в развитие производства и свои, и заемные средства. Причем последние он может привлечь на более выгодных условиях, чем отдельное предприятие, особенно провинциальное.

Скажу больше, НПК может увеличить свою инвестиционную активность, готов сочетать ее с работой наших команд антикризисного управления на предприятиях, оказавшихся в тяжелом положении.

Если их деятельность приведет к успеху, государство могло бы рассчитаться с нами частью принадлежащих ему акций предприятия. Такая сделка будет выгодна и государству, и предприятию, и НПК.

В способности к таким действиям - важный потенциал холдинга.

- Как представляется, государство, военные еще не готовы поделиться с холдингами властью.

- Не могу с вами согласиться. О том, что прежние подходы будут пересматриваться, свидетельствует, например, тот факт, что президент России Владимир Путин свои указом отменил ограничения на долю акций предприятий, которые могут принадлежать холдингу.

Пересматривать позиции заставляет тяжелейшая ситуация в высокотехнологичном комплексе. К примеру, возраст основных фондов 35% предприятий составляет свыше 20 лет, еще 39% - от 10 до 20 лет. По сравнению 1990 годом произошло сокращение текущего производства в 6 раз, рентабельности - в 2,2 раза, а мощности - в 3,5 раза. Ведь по существу, значительная часть промышленности, в том числе и некоторые интегрированные структуры, проедают задел, созданный в советские времена. Этот задел еще позволит какое-то время существовать, например, за счет модернизации. Однако уже очевидно, что Россия минимум на пять лет опаздывает с началом принципиально новых разработок.

Наступил критический момент. Если в ближайшие годы нам не удастся возродить полномасштабные исследования и разработки в сфере высоких технологий, Россия станет сырьевым придатком развитых стран. Помимо неустойчивого экономического положения, это приведет к резкому падению уровня обороноспособности страны.

Один из путей преодоления такого положения - создание интегрированных структур нового типа, в которых не будет прежнего разделения по типу собственности. По моему мнению, в России вот-вот начнется последовательный и взвешенный процесс создания интегрированных структур нового типа, подобных НПК, основанных как на смешанной (государственная - частная), так и на частной форме собственности.

- Сколько их может быть образовано?

- По нашей оценке, а она базируется на глубоких исследованиях, проведенных, в частности, Институтом экономических стратегий, в России на этом этапе должно возникнуть 12-15 интегрированных структур, которые, с одной стороны, будут в достаточной степени диверсифицированы, а с другой - смогут предложить потенциальным покупателям финальную высокотехнологичную продукцию, соответствующую мировым стандартам.

- А сколько таких структур реально существует сейчас?

- Не более пяти.

При этом еще раз повторюсь, что процесс интеграции должен быть не "силовой", а этапный, последовательный, продуманный и просчитанный.

Во-первых, коль мы говорим о мировой интеграционной тенденции, то необходимо понимать, что ведущие интегрированные структуры и в США, и в Европе формировались по 2-4 года, пройдя 2-3 этапа реорганизации и реструктуризации.

Во-вторых, интеграции предшествовал серьезный этап исследования рынка, основных его сегментов. Формировался в многочисленных дискуссиях обстоятельный, серьезный бизнес-план. К слову, при подготовке к созданию холдинга НПК нами был сформирован детальный, просчитанный бизнес-план объемом более 350 страниц, где были прописаны все необходимые элементы интегрированной структуры: рынок, продуктовый ряд, конкуренты, их сильные и слабые стороны (зарубежные и отечественные конкуренты), основные механизмы формирования нашего холдинга, этапы и тому подобное.

В-третьих, недопустим повтор ошибок, которые были допущены при распаде девяти бывших министерств ОПК, когда каждый главк каждого из девяти министерств "рисовал" свои так называемые холдинги. Все это было в тиши кабинетов, без серьезной проработки, технико-экономических обоснований. Некоторые министерства даже соревновались, кто быстрее и больше холдингов создаст. Тогда было продекларировано создание более 40 холдингов, концернов и других псевдоинтегрированных структур.

Ну и где они сегодня? Интеграционный, сильно политизированный (спешили доложить руководству, что реформировались и перестроились) процесс "революционного холдингообразования" сверху тогда провалился.

Недопустим сегодня любой авантюризм и спешка. Необходим трезвый, обстоятельный технический и экономический расчет, согласование интересов, взвешенная этапность.

Ситуация сегодня все же вселяет оптимизм, так как и президент России, и правительство понимают недопустимость очередной революции сверху и внеэкономического принуждения к интеграции. Пусть мы потратим на этот процесс несколько лет, но создадим реально интегрированные структуры, конкурентоспособные и на внутреннем, и на мировом рынках, чем продекламируем, в течение 2-3 месяцев доложим "наверх" и… дискредитируем саму идею интеграции, наступим снова на те же грабли, что и бывшая девятка.

СПЕЦИФИКА НПК

- Выделяется ли чем-нибудь НПК из числа существующих сегодня интегрированных компаний?

- Высокой степенью диверсификации, что придает бизнесу долговременный и устойчивый характер. Одна из особенностей НПК - целенаправленное формирование кооперации вокруг конкретного рыночного продукта гибкими и продуктивными отношениями с головными разработчиками высокотехнологичных изделий.

Далеко не все холдинги смогли выстроить взаимовыгодные отношения с предприятиями, имеющими право самостоятельного участия в военно-техническом сотрудничестве с зарубежными странами.

Мы конкурентоспособны и в части сформированной команды управленцев высшей квалификации, обладающих уникальным опытом работы в бизнесе и в государственных органах. Представители этой команды эффективно взаимодействуют с десятками зарубежных и российских компаний мирового уровня, банками, структурами власти.

Это, в частности, позволяет решать сложнейшие вопросы поиска заказчиков как гражданской, так и военной продукции.

Кроме того, наша команда способна сегодня, когда резко упало качество среднесрочного государственного планирования, разрабатывать и выполнять трехгодичные и пятилетние планы производства на предприятиях, входящих в поддерживаемые нами кооперации.

- О каких кооперациях идет речь?

- Проектирование и строительство кораблей для ВМФ России и на экспорт, а также гражданских судов различных классов: ледоколов, сухогрузов, танкеров, траулеров и других. Разработка и выпуск ПЗРК "Игла", противотанковых ракетных комплексов "Атака". Создание новых оперативно-тактических систем, зенитных ракетных систем, которые, без сомнения, займут достойное место и в ВС России, и в военном экспорте нашей страны.

- Но ведь это задача, которую стремятся решать оборонные агентства?

- Стремятся и в определенной мере решают. Они играют, безусловно, важную роль. Хотя для них это не просто.

- Почему?

- По целому ряду причин, не зависящих от агентств.

Во-первых, система управления ОПК нестабильна. Предприятия просто не поспевают за ее реформированием. Показательно, что 43% директоров оборонки считают, что управление весьма затрудняется непрерывными перестройками.

Во-вторых, рынок требует конкретный законченный продукт, и заказчик нашими отраслевыми проблемами не интересуется. Более того, опыт НПК показывает, что бизнес можно и нужно диверсифицировать не только в рамках машиностроения. Наш холдинг, имеющий в своем составе "Северную верфь" (производитель) и Северо-Западное пароходство (заказчик), позволяет замкнуть полный технологический цикл, работать "под ключ".

В-третьих, агентства практически не располагают средствами - их бюджет не предусматривает серьезных инвестиций. А вот диверсифицированный холдинг такие инвестиции предоставить может и уже предоставляет, о чем хорошо знают руководители всех предприятий, входящих в НПК.

В то же время в агентствах работают высокопрофессиональные, по-государственному мыслящие специалисты, и мы совместно выстраиваем эффективную модель сотрудничества.

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

- В последнее время много говорилось о формировании государственного оборонного заказа, от которого ОПК прежде всего зависит.

- Действительно, от этого зависит много. В то же время положение меняется, и даже если после 2005 года правительство существенно увеличит закупку вооружения и военной техники, а также финансирование НИОКР, выжить лишь за счет государственного заказа высокотехнологичный комплекс не сможет.

Уже сейчас продукция производственно-технического назначения и товары народного потребления составляют почти 47% объема производства оборонки. 80% закупок сложной медицинской техники приходится на предприятия ОПК. Примерно такова доля оборонной промышленности в структуре закупок топливно-энергетического комплекса России. Причем здесь есть огромные - до 4 миллиардов долларов в год - резервы, связанные с замещением импорта.

Наконец, экспорт вооружения и военной техники, который по объему приносимых в оборонку "живых" денег превосходит финансирование по государственному оборонному заказу. По нашим оценкам, он может достичь 4,2-4,5 миллиардов долларов.

- Некоторые руководители называют большие цифры.

- Более существенный рост требует инвестиций...

- ...и изменения системы ВТС?

- Нет. Сейчас в принципе восстановлена существовавшая в 1994-1996 годах трехступенчатая вертикаль управления военно-техническим сотрудничеством, во главе которой стоит президент. Как показала практика, именно такая структура является для России оптимальной и может приносить максимальные результаты.

Разумным шагом является и создание "Рособоронэкспорта" как единственного государственного посредника в торговле оружием. Другое дело, что надо постепенно увеличивать число предприятий, имеющих право самостоятельно участвовать в ВТС в соответствии с мировой тенденцией, но учитывая нашу специфику. Полагаю, что по мере становления холдингов второго поколения такое право должны получить и они.

ДИВЕРСИФИКАЦИЯ

- Умеет ли НПК искать заказы для машиностроительных предприятий?

- Умеет. Несколько месяцев назад судостроительный завод "Северная верфь" завершил выполнение заказа по строительству эсминцев для КНР, которое официальные китайские лица назвали "образцом военно-технического сотрудничества Китая и России".

А сегодня на этом предприятии начато строительство десяти теплоходов класса "река-море" по заказу Северо-Западного пароходства. Отмечу, что, по прогнозу экспертов, спрос на подобные суда составляет более 230 единиц и будет расти.

- Не слишком ли разбрасывается НПК, занимаясь столь разными проектами, как разработка и производство ракетной техники, машиностроительной продукции, телевизоров, боевых кораблей и гражданских судов?

- Разработанная в НПК стратегия бизнеса предполагает концентрацию сил, времени и ресурсов на пяти направлениях. В нынешних условиях только диверсификация бизнеса - отраслевая и по номенклатуре продукции - делает бизнес устойчивым и позволяет быстро реагировать на изменения спроса и экономической конъюнктуры. Это правило действует даже в государствах со стабильной экономикой. Например, "Дженерал Электрик" развивает десятки направлений бизнеса от производства электрических лампочек и пластмасс до создания двигателей для боевых самолетов. Тем более такой подход продуктивен в России, где большинство предприятий не имеют стабильных рынков сбыта и заказов.

Кроме того, в рамках холдинга мы стремимся организовать процесс обмена технологиями между военным и гражданским производством. Отсутствие такого обмена - одна из причин, по которой отечественный ОПК стал для государства непосильной ношей вместо источника богатства.

Есть у процесса диверсификации и не связанные напрямую с экономикой аспекты. Например, известно, что восточно-азиатская практика создания корпораций вследствие культурно-исторических особенностей отличается от западноевропейской и североамериканской. В Японии и Южной Корее степень диверсификации существенно выше. А Россия - и географически, и с точки зрения исторических традиций - находится посередине между Югом и Севером, Западом и Востоком.

Кстати, использование уникального положения России как моста между Востоком и Западом входит в наши бизнес-планы.

- Это будет какой-то новый коммерческий проект?

- Будет, но пока об этом рано говорить.

ТЕХНОЛОГИЯ БИЗНЕСА

- Однако управлять многопрофильной компанией сложнее, чем специализированной.

- Конечно, сложнее. Но холдинг изначально стал многопрофильным, поскольку существовала команда единомышленников, способная одновременно вести несколько проектов и понимающая, что есть перспективного на разных рынках.

Это позволило сформировать пять тематических программ - судостроение, пароходство, машиностроение, радиокомплекс, авиастроение, - и пять "функциональных" - маркетинг, антикризисное управление, финансовый менеджмент, правовое обеспечение, бухгалтерский учет и аудит.

Несколько сложнее было подобрать команды менеджеров высшего и среднего звена, наладить на предприятиях холдинга механизм стратегического планирования, бюджетирования, бухгалтерский учет и аудит. Пришлось заниматься и такой сложной задачей, как реструктуризация производства на некоторых предприятиях. Этот процесс был очень сложным, но в результате наш кадровый потенциал ныне позволяет организовать систему антикризисного управления и финансового менеджмента еще на пяти-семи ведущих предприятиях, не входящих в холдинг, и направить туда квалифицированные команды менеджеров.

- А как их встретят директора?

- Практика показывает, что непреодолимых противоречий между командами управленцев, если это профессионалы высокого уровня, и руководством предприятий нет. Более того, как правило, директора сами хотят понять рыночные перспективы своего производства в новой ситуации, включиться в новый экономический механизм. Отмечу, что по результатам опросов, 72% директоров считают, что России нужно продолжать рыночные реформы, а 53% прямо указывают, что отказ от проведения реструктуризации и интеграции ОПК - основной дефект политики государства по отношению к оборонке.

- Вы упомянули о тематических и функциональных программах в структуре НПК. Нет ли конфликтов между руководителями программ разных видов?

- До момента принятия решения дискуссии, безусловно, ведутся. Упрощенно говоря, финансисты стремятся увеличить текущие доходы, руководители тематических программ хотят больше тратить на исследования и разработки.

- Эти противоречия, по-видимому, приходится разрешать вам?

- Да, и это очень непростое дело. Ему нигде не учат, это достигается практическим опытом. Здесь важно уловить тенденцию, заглянуть в будущее. Так, например, как это получилось в случае с комплексом "Арена", проектом "Валдай" и тому подобное.

- Насколько вообще велик субъективный фактор в бизнесе?

@@@
Мы не рантье, а хозяева
Новости
Нужны ли российской власти деньги
Олег Дерипаска считает, что Россия могла бы расти быстрее
Олигархи советуют
Олигархи согласились сделать себе харакири
Олигархи, президент и общество

Ошибка Ельцина

@@

В понедельник исполняется 100 дней с момента вступления Путина в президентскую должность

2000-08-12 / Марина Волкова







СЕГОДНЯ уже трудно сказать, что имел в виду первый президент России Борис Ельцин год назад, когда, пожелав всей стране остановить выбор на Путине как на будущем президенте, охарактеризовал его как продолжателя своих, ельцинских, идей. Буквально за сто дней своего президентства, которые исполняются в понедельник, 14 августа, Путин камня на камне не оставил от той политики, которую во второй президентский срок проводили Борис Ельцин и его окружение, большей частью доставшееся в наследство Путину и не сильно пострадавшее с его приходом в Кремль. Пожалуй, вся преемственность и ограничилась тем, что большинство ельцинского чиновничьего корпуса сохранило свои посты и при Путине. Те же, кого по тем или иным причинам отправили в отставку, вряд ли будут обижаться на президента - пусть в другом качестве, но практически всем нашлось место в новой власти.

В остальном же Путин скорее противоположность Ельцину, чем его последователь. Первый президент России прославился своей знаменитой фразой, обращенной к губернаторам: "Берите суверенитета столько, сколько захотите". Его "наследник" затеял федеральную реформу, направленную на максимальную централизацию власти. Начал с введения института полпредов, следящих за региональными лидерами и координирующих их работу, продолжил отстранением их от большой политики путем изменения принципов формирования Совета Федерации и закончил свои сто дней проектом бюджета, в котором губернаторам остается лишь 30% налоговых поступлений, остальное поступает в распоряжение Центра.

В характере отношений к олигархам между Ельциным и Путиным также наблюдаются существенные различия. Пусть не от хорошей жизни, но на президентских выборах 1996 г. Ельцин принял помощь именно от представителей крупного бизнеса и все последующие четыре года "платил по счетам". Путин, хотя его стартовая площадка год назад была далека от идеала, все же не дал олигархам поучаствовать в собственной избирательной кампании настолько, насколько им того хотелось бы, и соответственно минимизировал свою зависимость от представителей крупного бизнеса. Вплоть до возможности заведения уголовных дел на знаковые фигуры деловой элиты. Впрочем, "дожимать" олигархов Путин не стал (видимо, памятуя о той подъездной крысе из детства, которую, когда он загнал в угол, неожиданно на него напала и о которой он рассказывает в книге "Разговоры от первого лица"), но напугал представителей крупного бизнеса изрядно. По крайней мере большинство из них более предпочитают себя не называть олигархами и обещают власти быть скромнее.

Экономические курсы двух президентов, если говорить о Ельцине постдефолтового периода, назвать идентичными вряд ли возможно. Путину, правда, в известном смысле повезло. Хорошая конъюнктура мирового рынка, внутреннее спокойствие и рост производства после девальвации создали благоприятные условия для реформ. Ельцину не удалось этого сделать в силу ряда политических причин: частая смена премьеров, которые просто не успевали выработать четкую экономическую линию, да и другие заботы, связанные с поиском все того же преемника на пост президента. И Путин, когда совместил эти две "должности" - премьера и преемника, - был, в общем-то, действительно продолжателем ельцинского курса. Экономика в период его пребывания на посту главы кабинета министров фактически была пущена на самотек. Пристальное внимание было сосредоточено лишь на социальной сфере в силу близящихся выборов, а погашение долгов по зарплатам и пенсиям и обещания повысить выплаты бюджетникам обеспечивались за счет все той же благоприятной конъюнктуры, во многом обеспеченной благодаря одному из путинских предшественников на посту премьера Евгению Примакову.

Впрочем, после путинского переезда в Кремль даже самые отъявленные либералы удивлялись той степени экономической свободы, которую хотел видеть глава государства в еще зачаточном варианте 10-летнего проекта развития России. Итог - резкое снижение налогов с января следующего года, попытки серьезным образом либерализовать систему таможенных ставок и отказ от ряда невыполнимых социальных обязательств.

Каждый из тех, кто в тот или иной момент считался преемником Бориса Ельцина или претендовал на роль будущего президента, в гораздо большей степени мог стать таковым, включая и Сергея Степашина, и даже Евгения Примакова. Впрочем, как уверяют источники "НГ", когда записывали телеобращение Бориса Ельцина годичной давности, фразы о том, что Путин - преемник первого президента, в заготовленном тексте не было. Ельцин сымпровизировал и, видимо, ошибся.

Не похожи два президента и в методах работы. Ельцин зачастую вполне сознательно доводил внутриполитическую ситуацию до такой, которую можно было бы охарактеризовать как критическую. Но каждый раз успешно ее преодолевал - достаточно вспомнить неудавшийся импичмент первого президента. Путин, видимо, считает это излишним, в тех же "Разговорах от первого лица" определив жизнь как "такую простую штуку на самом деле".

Кадровая политика по Ельцину - это умело выстроенная система сдержек и противовесов, характерным примером которой может служить и Виктор Черномырдин - премьер с Анатолием Чубайсом и Борисом Немцовым - заместителями председателя правительства, и Александр Волошин - руководитель администрации президента с Евгением Примаковым - главой кабинета министров. Выживает сильнейший, или не выживает никто. Путин, судя по нынешнему составу правительства и администрации президента, предпочитает минимизировать персональную, да и межклановую конкуренцию, четко определяя место каждого в выстраиваемой им системе (что, впрочем, не исключает возможности "рокировочки" - целыми блоками или отдельными ее составляющими). Несколько не вписывается в эту схему тандем премьер Касьянов - его заместитель Кудрин, а также вакантное место первого замглавы администрации президента, на которое, по слухам, претендуют два простых заместителя Волошина - Владислав Сурков и Дмитрий Козак. Но, видимо, это исправит время. Ведь свободным от каких бы то ни было обязательств, пусть даже морально-этического плана, президентом все-таки не становятся.

Персонифицированная, если так можно выразиться, политика Ельцина и Путина также отличны, но уже по объективным причинам. И Совет Федерации, и прошлая Дума имели зуб на первого президента за то, что тот уделял им мало времени и внимания, а доступ к Ельцину имели лишь единицы. При Путине Кремль превратился в "Дворец советов". Кажется, у президента не побывал только ленивый. В Кремль зовут даже Проханова и Чикина. Что же тогда говорить о Строеве или Селезневе и лидерах думских фракций, которые буквально прописались на Красной площади?

Впрочем, это совершенно не означает, что Путин, выслушав все стороны, непременно учтет пожелания высокопоставленных трудящихся. И здесь уместна еще одна цитата из "Разговоров...". Рассказывая о своем увлечении спортом, президент говорит: "Вот вышли на ковер, поклонились друг другу... А могли и по-другому - сразу противнику в лоб дать". Видимо, серия консультаций с губернаторами, частые встречи с главой Совета Федерации в ходе политреформирования страны - своего рода дань уважения противнику. Только вместо кулаков - разъяснительная работа и попытка убедить в собственной правоте. Не исключено, что с Госсоветом, по созданию которого объявлена "широкая общественная дискуссия", используется все тот же сценарий: Кремль вежливо слушает всех, заранее зная, какое решение будет принято.

Методы, используемые двумя президентами в международной политике, и в особенности это касается СНГ, далеко не идентичны. Полусемейные-полусоветские отношения Ельцина с лидерами Содружества зачастую оборачивались для России экономическими потерями. Москва, все еще считая себя "старшим братом", иногда позволяла себе идти на неуместные уступки. Впрочем, результативность новой политики Путина пока под большим вопросом. "Выстроить" СНГ, только убрав из президентского лексикона слово "друг" в отношении главы того или иного государства и сделав заявку на жесткость и приоритетность национальных интересов, не очень-то получается. Как не знали при Ельцине, что делать, например, с Украиной и транспортируемым по ее территории российским газом, так не знают и сейчас.

@@@
Ошибка Ельцина
Патронируемая демократия
Политика выйдет из тени не раньше экономики
Политика: новости
Полпред Северо-Западного округа Виктор Черкесов: Мы были правы, начав федеральную реформу
Последним простили Алекперова
Постижение Соловков

Преемник президента

@@

Президентство Владимира Путина - рубеж, с которого Россия прекращает свое многолетнее геополитическое отступление

2000-01-06 / Александр Головков

На рубеже года от Рождества Христова 2000, в XII веке от основания Российского государства, через восемь лет после установления демократии в России совершилось небывалое дело: глава государства добровольно отказался от власти и передал бразды правления преемнику. Впервые в отечественной истории такой акт совершен согласно конституционной процедуре, при жизни ушедшего в отставку лидера страны и без его насильственного смещения.

С формальной точки зрения назначение Путина премьером, а затем и.о. президента вовсе не гарантирует его избрание при всенародном голосовании. Но нынешние обстоятельства таковы, что иной исход на ожидаемых в марте выборах представляется почти невероятным. Хотя, конечно, колесо политической фортуны в принципе может еще повернуться совершенно неожиданным образом.

Путин Владимир Владимирович родился 7 октября 1952 года в Ленинграде. Он окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета имени Жданова. Кандидат экономических наук (с 1996 г.), владеет английским и немецким языками (свободно).

Награжден орденом "Знак Почета".

Воинское звание - полковник запаса.

Женат, имеет двоих детей.

Увлекается спортом (самбо, дзюдо).

В 1975 году, сразу же после окончания юрфака ЛГУ, Владимир Путин по распределению был направлен на работу в органы государственной безопасности.

До 1990 года служил в Первом главном управлении КГБ СССР, последнее время (1985-1990 гг.) работал в Германии. После возвращения в СССР был переведен в действующий резерв и устроился на работу в ЛГУ - помощником проректора по международным вопросам.

В том же 1990 году стал советником председателя Ленинградского совета Анатолия Собчака.

С 12 июня 1991 года - председатель Комитета по внешним связям мэрии Ленинграда-Санкт-Петербурга.

В 1994-1996 годах - первый заместитель председателя городского правительства, председатель Комитета по внешним связям.

В 1995 году возглавил региональное отделение НДР.

С начала 1997 года - заместитель управляющего делами президента РФ.

С 26 марта 1997 года - заместитель руководителя администрации президента - начальник Главного контрольного управления.

19 февраля 1997 года вошел в состав Межведомственной комиссии Совета безопасности России по экономической безопасности.

С 25 мая по июль 1998 года - первый заместитель руководителя администрации президента.

С 25 июля 1998 года - директор Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

С 2 октября 1998 года - постоянный член Совета безопасности России.

29 марта 1999 года назначен секретарем СБ с сохранением обязанностей директора ФСБ.

С июля 1998 года - председатель комиссии при президенте России по подготовке договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

9 августа 1999 года назначен первым заместителем председателя правительства Российской Федерации. В этот же день назначен исполняющим обязанности председателя правительства Российской Федерации.

16 августа Государственная Дума дала согласие президенту на назначение Владимира Путина председателем правительства Российской Федерации.

31 декабря Владимир Владимирович Путин стал исполняющим обязанности президента Российской Федерации после того, как Борис Николаевич Ельцин заявил о своей отставке с поста главы государства.





Владимир Путин.

Фото Артема Житенева (НГ-фото)
ТЕ, КОМУ доводилось встречаться и беседовать с Путиным, отмечают в нем своеобразное обаяние и специфический "закрытый" юмор; его манера общения не лишена определенной магии, которая возникает не вдруг, но спустя какое-то время по ходу разговора. Внешнее обличье создает ощущение вежливого, немного отстраненного спокойствия. Но это лишь маска, под которой надежно укрыт темперамент страстного, впечатлительного человека, остро переживающего трудности и неудачи, но привыкшего держать себя в железной узде.

Внутренняя упорядоченность создала Путину репутацию умного, дальновидного руководителя. Собственная дисциплинированность и стремление к налаживанию дисциплины выработали в нем навыки хорошего организатора. Многолетняя привычка к разумному самообузданию выработала в нем исключительную выдержку (хотя по натуре Путин склонен к сильным эмоциональным проявлениям). Как подобает закаленному бойцу, у него непроницаемо прочная внешняя психологическая оболочка сочетается с мгновенной реакцией. Путин очень осторожен, ибо прекрасно знает цену риска на своем личном опыте. Он не любит выставляться на первый план, это также выработано длительной практикой выполнения сложнейших и деликатнейших обязанностей.

Путин исключительно рационален, а потому предпочитает лобовым атакам дипломатические ходы. При этом соединение развитого интеллекта и твердых принципов придает ему уверенность в себе и внутреннюю прочность, обеспечивая необходимое преимущество над противниками и партнерами. В отношениях с подчиненными, начальниками, друзьями и недругами он умеет действовать в самом широком диапазоне жесткости и гибкости, не выходя при этом за рамки собственных представлений о дозволенном и недозволенном.

У своих руководителей Путин всегда создавал себе репутацию преданного, лояльного человека. У подчиненных - впечатление, что за таким начальником - "как за каменной стеной". Путин никого никогда не "сдавал" даже в ущерб собственным политическим интересам.

В исполнении своих обязанностей он большой формалист, предпочитает вести дела в официально установленном порядке, а не через "теневых" советников и приближенных лиц. При том достаточно прост и демократичен в манере поведения, сравнительно доступен для подчиненных. Никто не может сказать, что Путин обращает особое внимание на политические взгляды и политическое прошлое своих сотрудников. Тем не менее он (как уверяют) считает необходимым для себя знать всю подноготную о тех, с кем приходится работать.



Юные годы

Владимир Путин родился в Ленинграде-Питере-Петербурге - в городе, где на протяжении двух с половиной веков разыгрывалась непрерывная череда исторических мистерий. В городе, где в последние десятилетия эпохи "реального социализма" видения великого прошлого выглядели рациональнее и материальнее, чем мистически неуловимое содержание обессмысленного настоящего. Великий имперский город с областной судьбой.

Явившись на свет в семье рабочих, Путин должен был утверждаться на первых ступенях жизненной карьеры исключительно собственными усилиями. Первейшей потребностью было - овладеть способами отстаивания своего места в неупорядоченном, несовершенном мире. Он стал серьезно заниматься борьбой самбо - это совершенно рыцарский вид боевого искусства, направленный на то, чтобы самый обыкновенный человек мог защитить себя и окружающих против физически более сильного хулигана или даже вооруженного громилы. Чтобы не "вырубить" противника (как в карате), а только обезоружить и нейтрализовать, дабы потом, не чиня самосуд, отдать преступника в руки стражей порядка. Со временем Путин стал великолепным самбистом, мастером спорта, выигрывал крупные соревнования, но отнюдь не спорт избрал основным движителем своей карьеры.

Он поступил на юридический факультет Ленинградского университета, где учился на одни "пятерки". Как вспоминают однокурсники, Путин был редким гостем на студенческих вечеринках. Чаще всего его можно было застать в библиотеках. С 4-го курса Путин стал обучаться по индивидуальному плану.

В те годы на юрфаке университета преподавал Анатолий Собчак. Он был научным руководителем студента Путина и был его куратором по защите диплома.

Диплом на тему "Принцип наиболее благоприятствующей нации в международном праве" Владимир Путин защитил на "отлично".

Женился он уже после выпуска на родной сестре своего однокурсника, которая некоторое время была вузовским преподавателем.



Карьера: начальные ступени

В 1975 году выпускник Ленинградского университета Владимир Путин направляется для прохождения службы в органы КГБ. Закончив Высшую школу КГБ в Москве, он попал в Первое управление (внешняя разведка). В течение десяти лет работал на различных должностях в Ленинграде, а в 1985 году был направлен в Группу советских войск в Германии, в Лейпциг, где в течение пяти лет служил под "крышей" начальника Дома советско-германской дружбы.

В 1989 году сравнительно спокойное, застойно-благополучное существование "первого социалистического государства на немецкой земле" было взорвано мощным народным движением за демократию и объединение двух германских государств, инициированным сообщениями, приходившими из Советского Союза, где горбачевская "перестройка" шла прямым ходом к краху компартийного режима. В мае произошел исторический Первый съезд народных депутатов СССР, расшатавший все скрепы политической системы СССР, а уже в ноябре пала Берлинская стена. Не под натиском вооруженного врага, а под аплодисменты собственного народа исчезла с политической карты Германская демократическая республика.

Сотрудник организации, обеспечивавшей всесторонюю безопасность Советской империи, стал свидетелем падения (точнее - добровольной сдачи) ее важнейшего бастиона на западном направлении. Дальнейшее пребывание в "органах" казалось уже бессмысленным, поскольку Путин в отличие от некоторых других вовсе не собирался воспользоваться неразберихой, воцарившейся тогда в Западной группе советских войск, для решения собственных материальных проблем. Он добился перевода в действующий резерв, вернулся в начале 1990 года в Ленинград и устроился на работу в ЛГУ - помощником ректора по международным делам. Занимался, помимо прочего, совместными предприятиями, которыми по моде времени и из желания укрепить финансовое положение обзавелся тогда университет. Мелкие, хлопотные дела, дававшие, однако, великолепный тренинг в сфере реальной рыночной экономики.

В конце весны 1990 года Анатолий Собчак, только что ставший первым лицом города - председателем Ленинградского совета народных депутатов, пригласил Путина работать в Ленсовете советником по международным вопросам. После избрания 12 июня 1991 года Собчака мэром Ленинграда Путин стал председателем городского комитета по внешним связям - весьма важного властного подразделения для такого региона, как Санкт-Петербург.

За июнь 1991 - июнь 1996-го Путин превратился в одну из самых заметных и влиятельных фигур в городской политике. Близкие к официальным кругам люди за глаза стали называть Путина "серым кардиналом". Без его ведома в мэрии практически ничего не решалось. По утверждению источников, Собчак (человек не слишком доверчивый, который часто менял мнение об окружавших его людях) Путину доверял неизменно. В отсутствие мэра (Собчак часто бывал за рубежом и много ездил по стране) его обязанности исполнял не вице-мэр, а председатель Комитета по внешним связям Путин. Когда Российское информационное агентство решило прикрепить к Собчаку своего корреспондента, чтобы он освещал все передвижения мэра по стране, этим занимался Путин. При том, как до прихода в мэрию, так и после него, Путин сохранял определенную дистанцию по отношению к Собчаку. Фактически принимая самостоятельные решения, он постоянно подчеркивал, что нужно посоветоваться с Собчаком. Даже тогда, когда он оставался за мэра (что случалось часто), Путин старался подчеркнуть свое "вспомогательное" положение.

В августе 1991 года Путин предусмотрительно встретил мэра в аэропорту с усиленной охраной. В эти дни Путин был почти незаметен, но, без сомнения, сыграл важнейшую роль в непростых переговорах, которые Собчак вел с руководством ленинградского КГБ, а также с военными, стремясь добиться хотя бы их нейтралитета в отношении городских властей, выступивших против ГКЧП.

В 1994 году Путин, занимая пост председателя Комитета по внешним связям, стал первым заместителем председателя правительства Петербурга. При этом его функции и влияние были достаточно обширны. Он занимался дипломатическими представительствами, гостиницами, игорным бизнесом, общественными объединениями, курировал все силовые структуры. Одновременно Путин занимался крупными инвестиционными проектами. При этом его влияние на Собчака уже тогда было значительным. Собчак довольно часто использовал Путина для ведения различных переговоров. Когда Путин стал заметной фигурой в Петербурге, журналисты часто донимали Собчака вопросом, почему он взял на работу гэбэшника. На это Собчак неизменно отвечал: "Он не гэбэшник, а мой ученик".

Осенью 1995-го, когда по всем регионам стали создаваться структуры НДР, возглавлять их должны были или губернаторы, или их заместители. Анатолий Собчак предпочел "направить для руководства" своего первого зама: Путин стал председателем совета городского отделения НДР и ответственным за думскую предвыборную кампанию НДР в Петербурге.

В конечном итоге Путин оказался практически единственным из первой команды "питерских демократов", кто оставался при Собчаке до самого поражения петербургского мэра на выборах 1996 года. После поражения Собчака на губернаторских выборах Путин наотрез отказался работать с Яковлевым, заявив, что это "будет выглядеть предательством". Не отказался Путин от своих отношений с бывшим руководителем и тогда, когда Собчак стал фигурантом ординарного коррупционного дела и скрывался от чрезмерной ретивости следователей во Франции.

В тот же период, в 1996 году, Путин стал кандидатом экономических наук. Диссертацию на тему "Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений" он защитил в Санкт-Петербургском горном институте. Ректор этого института Владимир Литвиненко позже заявит в одном из интервью: "Эта работа была больше чем кандидатская, она смело могла бы претендовать на докторскую. Я считаю, что Путин профессиональный экономист высокого класса".



В московских коридорах власти

Вскоре после ухода из правительства Санкт-Петербурга Путина пригласили на работу в Москву, где он занял должность заместителя управляющего делами президента России Павла Бородина. Здесь он занимался юридическими и внешнеэкономическими делами. Именно он в первую очередь определял судьбу собственности Министерства внешнеэкономических связей в тех странах, где его представительства закрылись.

В марте 1997 года Путин перешел на работу в администрацию президента. На пост руководителя Контрольного управления президента Российской Федерации его порекомендовал Алексей Кудрин, тоже питерский выходец. В мае 1998 года Владимир Путин стал куратором регионов и первым заместителем руководителя администрации президента с расширенными полномочиями. А затем, 28 июля 1998 года Владимир Путин был назначен директором ФСБ России.

Это случилось в период очередного кризисного обострения - видимо, Ельцин уже интуитивно почувствовал неизбежность очередных политических потрясений и стал укреплять свои позиции проверенными кадрами. Скорее всего, именно тогда внимание президента впервые привлекла фигура внешне незаметного, но весьма толкового и расторопного чиновника. Вероятно, президент по своему обыкновению подробно ознакомился с личным делом Путина и сделал собственные выводы, которые уже после подписания указа о новом назначении заложил в дальний угол памяти.

Во главе ФСБ Путин оказался, будучи подполковником, а полковником он стал уже позже. Многие кадровые сотрудники ФСБ встретили назначение главой ведомства какого-то подполковника запаса с нескрываемым недовольством. Но вскоре сослуживцам довелось убедиться в высоком профессионализме, а также и в административных талантах Путина. За короткий срок он провел глубокую реорганизацию, сократил центральный аппарат (с 6 до 4 тыс. человек), укрепив при этом региональные звенья ФСБ.

Считают, что именно Путин после утверждения на Лубянке помог Анатолию Собчаку вернуться в Россию, несмотря на то что поддержка питерского экс-мэра (изрядно подпортившего свою репутацию пресловутым "квартирным вопросом") могла существенно повредить политической репутации поддерживающего.

Путин возглавил ФСБ незадолго до августовского краха, инициировавшего острейший политический кризис, завершившийся лишь 11 сентября 1998 года после утверждения в Госдуме компромиссной фигуры Евгения Примакова на посту премьер-министра. Данное событие ознаменовало финал очередной политической схватки, в которой Борис Ельцин впервые за все последние годы потерпел жестокое, хотя и неокончательное поражение. Для президента это обернулось, помимо прочего, упадком сил и обострением многочисленных физических недугов, так что многие в кремлевской и белодомовской верхушке поспешили мысленно распрощаться с первостроителем российской демократии и задавались лишь вопросом, когда же Ельцин окончательно уйдет с политической арены?

Путин не мог в тот момент отречься от "безнадежного дела Ельцина" - как ранее он не отрекся от своего предыдущего политического патрона, Анатолия Собчака.

В ходе кадровых передвижений осени 1998 года знаковым моментом стало назначение директора ФПС Николая Бордюжи на пост секретаря Совбеза. Вскоре президент, немного окрепший от своих сезонных осенних болячек, вдруг "проникся" к экс-пограничнику и 7.12.98 г. назначил его главой своей администрации вместо Валентина Юмашева - то было еще одно знаковое событие. Разочаровавшись в "молодых реформаторах", равно как и в "опытных хозяйственниках", Ельцин обратил свои симпатии к офицерскому корпусу.

Предугадывая неминуемую активизацию Ельцина к весенне-летнему политическому сезону и не рассчитывая на его благоволение, Примаков в конце января 1999 года предложил заключить некий пакт о взаимном согласии ветвей власти, сердцевинным элементом которого стал бы отказ президента от права производить существенные кадровые перестановки в правительстве без согласования с Федеральным собранием - реализация этого положения, сделав правительство практически несменяемым, закрепила бы первенствующее положение премьера в системе исполнительной власти.

Это весьма скромное по форме предложение главы правительства инициировало очередной тур противоборства в сферах публичной и аппаратной политики. В марте-апреле в борьбу был втянут генпрокурор Скуратов, пытавшийся выкарабкаться из последствий собственного "секс-скандала", политизировав расследования уголовных дел по некоторым структурам крупного бизнеса и представляя себя жертвой происков "кремлевских коррупционеров". Когда Совет Федерации (где задавали тон деятели, уже фактически ставшие в явную либо тайную оппозицию к Ельцину) вторично отверг предложение об отставке Скуратова с генрокурорского поста, в схватку пришлось вступать и Путину. Лишь с непосредственным участием директора ФСБ удалось собрать улики, необходимые для того, чтобы открыть против Скуратова уголовное дело и соответственно отстранить его от руководства Генпрокуратурой.

В апреле 1999 года, как раз в период обострения ситуации вокруг Генпрокуратуры, Путина назначили секретарем Совета безопасности Российской Федерации при сохранении прежней должности. Фактически он стал главным "щитоносцем" президента, сменив в этом статусе Николая Бордюжу.

Между тем к маю 1999 года расклад карт в политической игре определился в пользу президента. Сделав свое дело, чрезмерно независимый от президента и опирающийся на парламентскую оппозицию премьер должен был уйти, его преемником стал Сергей Степашин, незадолго до того возведенный в ранг первого вице-премьера. Оставаясь за кулисами событий, Путин тем не менее оказал значительное влияние на формирование кабинета - как в отношении его структуры, так и по кадровому составу.

Вскоре после отставки правительства Примакова президент обронил на одной из встреч с журналистами, что, дескать, он знает своего потенциального преемника, но не скажет, "а то вы все наброситесь". Пишущая братия и аналитики разного толка в течение некоторого времени ломали головы: кто он, таинственный избранник Ельцина? Называли различных деятелей, но никто о Путине тогда не вспомнил - хотя само по себе совмещение двух ответственнейших должностей в одних руках должно было бы дать повод для соответствующих размышлений. Однако Путин сумел как-то замаскироваться, оставаясь на виду у всех, но вне фокуса общего внимания.

Примерно к середине июля в узком кругу лиц, непосредственно причастных к высшей государственной власти, созрело мнение, что Степашин на премьерском посту не совсем адекватен ситуации. Последние сомнения исчезли после того, как глава правительства допустил несколько "ляпов" во внешней политике (вероятно, в чрезмерном стремлении произвести хорошее впечатление на западных партнеров), а затем ввязался в сомнительные политические игры вокруг губернаторского объединения "Вся Россия". В четверг, 5 августа 1999 года, Степашина вызвали к Ельцину, и состоялся откровенный разговор. Премьер старался оправдаться, и, как ему показалось, удачно - президент не стал подписывать указ об отставке правительства, хотя и сказал о такой возможности. Ельцин на самом деле уже все решил, но на всякий случай по своему обыкновению взял тайм-аут. Однако события развивались далее в такой динамике, что откладывать смену главы кабинета не было уже никакой возможности. Степашин оплошал в делах Северного Кавказа - там, где он нераздельно кураторствовал и считался главным авторитетом.

Начиная с мая, на чечено-дагестанской границе спорадически шли боевые действия, назревал крупный военный конфликт. Однако Степашин не придал значения соответствующей информации, поступавшей по оперативным каналам, и уже после начала крупномасштабных боев говорил о "нескольких десятках бандитов, с которыми будет покончено за пару дней". Благо премьер все же дал необходимые полномочия генералам из Минобороны, которые действовали быстро и слаженно - ударили по боевикам с воздуха, перебросили в Ботлих десантников; уже к вечеру второго дня боев ситуация стала меняться к лучшему.

Степашина это, однако, не спасло. Утром 9 августа он был отстранен от занимаемой должности, а президент наконец-то назвал фамилию своего преемника - в этой роли был представлен Владимир Путин, тогда же назначенный и.о. премьера. Он был утвержден Госдумой на премьерском посту 16 августа и в течение недели сформировал свою правительственную команду - кадровые изменения при этом были незначительны.

Свое новое назначение, равно как и статус "престолонаследника", Путин воспринял как очередную обязанность - соответственно известной поговорке: "На лестнице долга нет места для радости или сожалений".

Политизированная общественность на первых порах восприняла назначение нового премьера как очередной ельцинский каприз, но очень скоро все могли убедиться, что Путин - это серьезно. За обещанием "мочить" террористов в известном месте последовали жесткие и последовательные действия на Северном Кавказе. Премьер без колебаний взял на себя ответственность за развертывание контртеррористической операции на чеченской территории и дал военным возможность действовать по всем правилам тактики и стратегии, не подгоняя их и не одергивая.

Обстоятельства новой войны на Кавказе привели к радикальному изменению общеполитической ситуации в России, где впервые за все постсоветские годы стал формироваться общенациональный консенсус по фундаментальным проблемам защиты целостности и безопасности страны. Лидеры основных политических партий и движений, включая оппозиционные, вынуждены были солидаризироваться с кавказской политикой Путина (по крайней мере на первом этапе).

Тенденция к общенациональной консолидации оказалась настолько мощной, что наскоро созданный проправительственный блок "Единство" добился триумфального успеха на выборах в Госдуму, а вовремя заявивший о своих симпатиях к премьеру "Союз правых сил" отобрал у "ЯБЛОКА" доминирующее влияние среди "либерально" ориентированных избирателей. По существу, итоги голосования 19 декабря 1999 года означали всероссийский вотум доверия правительству Путина и обеспечили ему почти беспроигрышный сценарий участия в президентской избирательной кампании 2000 года. Но первым лицом в государстве он стал еще до всенародного голосования, по решению президента Ельцина, объявленному 31 декабря 1999 года.



Первый президент России, его преемник и другие

Тяжким оказался для Бориса Ельцина завершающий период его президентства, когда не осталось ни былой популярности, ни поддержки общества. Самым лютым врагом (хуже левой оппозиции и чеченских сепаратистов) стало собственное здоровье президента, позволившее ему в течение минувших трех лет лишь считанные месяцы полнокровно исполнять свою президентскую работу. Наверняка уже в начале осени 1996 года, готовясь к рискованной операции на сердце, Ельцин не мог не задуматься о том, кто станет реальным наследником трудов первостроителя российской демократии. И снова вернулся к этим мыслям весной 1997 года. Не потому ли дал он тогда столь обширные полномочия "молодым реформаторам" - Немцову с Чубайсом, что видел в них слаженную пару будущих руководителей постельцинской России?

Разочаровавшись в этой реформаторской паре (не только в деловом, но и в этическом плане - после ряда не слишком красивых эпизодов), Ельцин приблизил к себе нового фаворита - Сергея Кириенко. Но и тот не потянул воз в меру ельцинских требований, не справился с рулем государства, сотрясаемого ударами кризиса. А далее настала очередь людей в погонах. Бордюжа - не сдюжил во внутренней борьбе. Степашин также показался слишком мягким, компромиссным в отношениях с оппозицией, нерешительным в жизненных вопросах обеспечения безопасности государства. Подержал его Ельцин в премьерах в течение двух испытательных месяцев - не понравилось, как себя ведет. И окончательно выбрал самого жесткого и устойчивого, самого надежного и верного - не по расчету, а по природному складу. Того, кто сможет стать не только преемником во власти, но и наследником в деле построения демократической российской государственности.

Уже в не слишком отдаленной перспективе двенадцатилетняя политическая эпопея Бориса Ельцина будет выглядеть как захватывающая историческая драма, где главный исполнитель попеременно представал в самых различных образах. Он был героем-борцом, затем сибаритствующим правителем термидорианского типа, непредсказуемым комбинатором политических стихий. Вызывал попеременно восхищение и ненависть, оставлял в дураках тончайших аналитиков и сам попадал в нелепые и неприглядные ситуации. В завершающем акте своего театрально-политического действа Ельцин восторжествовал над всеми своими врагами и хворями - и не стал доигрывать финал в стиле традиционно-занудного хеппи-энда. Вместо того эффектно ушел со сцены с последней репликой, которая обречена осесть в учебниках новейшей истории: "Берегите Россию".

Далее - музыкальный антракт, признанные мастера политической пантомимы демонстрируют сольные и групповые номера накануне следующего этапа российской исторической драмы.



Слова и дела

Путин никогда не проявлял себя в роли идеолога, творца волшебных программ скорейшего преобразования страны. Впрочем, по основным направлениям все составляемые сейчас программные документы мало различимы: уже и коммунисты не настаивают на повальной национализации, а самые крутые либералы не отрицают необходимости сильного государства и государственных методов регулирования в экономике. Никто, естественно, не призывает отказаться от благ демократии и свободы слова, и все хором требуют перемен в Конституции ради ограничения президентского своеволия. Противоречия между устремлениями партий и лидеров уходят во второстепенные детали, в частности в количественные, а не качественные различия, а также в субъективные, личностные обстоятельства.

Все за рыночную экономику, все за демократию, всех греют идеалы цивилизованного патриотизма и защиты национальных интересов. На словах. По делам - картина несколько иная.

Выдвинул еще в 1996 году один замечательный генерал-миротворец не менее замечательный лозунг: "Правда и порядок". Потом стал генерал-губернатором. Где ныне правда и где порядок в его обширном крае? Только пыль до небес от разделов-переделов собственности и власти.

Еще одна замечательная компания бывших министров, вице-премьеров (и даже некоторых экс-премьеров) не устает повторять, что их дело - "правое". Но трудно забыть, как эти господа, дорвавшись в минувший год до полной силы и власти, загнали страну в дефолт, нарастив при этом внешний долг за неполных четыре месяца на десять миллиардов долларов. Впрочем, указанные "правые" господа получили вполне соответствующее наследие от экономической политики других, "правоцентричных" господ - тех, кто ныне "Наш дом - Россия".

А вот и новые державники сугубо "централистского" облика встали за "Отечество" и за "Всю Россию". И в борьбе за свою будущую "патриотическую" власть уже так разоблачили власть нынешнюю, что по всем западным СМИ поднялась мутная антироссийская волна - со всеми вытекающими многомиллиардными убытками для отечественной же экономики.

У Путина, несомненно, есть своя система приоритетов государственного развития и своя программа - достаточно продуманная, но еще не проговоренная на публику. Все это - не от теории, а от конкретики государственного служения.

Его первым делом на премьерском посту стала война на Северном Кавказе. Новая кавказская война также стала испытанием на прочность хрупкого еще демократического порядка в России. И оказалось, что порядок этот при всем несовершенстве - достаточно прочен, чтобы выдержать удар агрессивного национал-экстремизма, направляемый и усиливаемый мощной поддержкой из-за рубежа. Оказалось, что свободная, демократическая Россия, при всех ее нынешних социальных болячках и межнациональных неувязках, необходима и привлекательна для своих граждан не только в Москве, Петербурге, но и в горном Дагестане.

Коварному, кровожадному врагу надо противопоставить силу - ту силу, которая обретается в общенациональном единении перед лицом внешней угрозы. Ясно, что на позициях в Ботлихе, в Кадарской зоне и под Хасавюртом все заодно - армейцы, омоновцы, ополченцы, рядовые и офицеры, местные уроженцы и те, кто прибывает из Подмосковья, Поволжья, с Дальнего Востока. О единстве немало говорят и в тусовке Садового кольца, в ходе общефедерального политического действа. Но где это единство, если в условиях реальной войны, реальной угрозы для государства перманентно раздаются обвинения в адрес верховной власти, призывы к отставке президента - как-никак Верховного главнокомандующего? Это все равно, как если бы требовать в 1941 году отставки Сталина - так вырвалось однажды у Путина в телеинтервью.

Общенациональное единство общества должно строиться не только на компромиссе элитарных групп, но на значительно более широком и устойчивом фундаменте общественного согласия. Поэтому ключевые принципы свободы и демократии при этом должны быть дополнены идеями справедливости - в том, что касается взаимоотношений социальных, межнациональных, межрегиональных и т.д. В единой России не должно быть сынов и пасынков, лучших и худших, "избранных" и "неизбранных", все - равноправны и равноответственны перед законом.

Консолидация общества нужна не только и не столько для защиты от внешних врагов, но прежде всего для наведения должного порядка - этот порядок власть должна устанавливать, начиная с себя. С укрепления дисциплины и ответственности во всех государственных структурах, с удаления оттуда коррумпированных и профессионально непригодных элементов. С аккуратного счета и ответственного расходования казенных денег.

Справедливость - это также формирование строгого правового порядка, где первенствует закон, а не прихоть власть имущих. Твердый и справедливый порядок в сочетании с широкой экономической свободой создаст необходимые условия для реализации трудового и творческого потенциала граждан в экономической, социальной сфере - и тогда Россия начнет стремительно развиваться во всех отношениях, поскольку для этого имеются все необходимые ресурсы (природные богатства, производственный потенциал, квалифицированные руки и тренированные мозги).

@@@
Преемник президента
Президент предупредил олигархов «превентивно»
Прекратить «вакханалию»
Путин принял олигарха
Рабочие специальности скоро исчезнут
Свобода закончилась
Север - наша земля

Серьезная игра в Госсовет

@@

Не исключено, что вес этого "органа губернаторов" в дальнейшем увеличится

2000-11-23 / Людмила Романова, Наталья Иванова







Первое заседание Госсовета открыл лично Владимир Владимирович Путин.

Фото ИТАР-ТАСС

ПЕРВОЕ заседание Госсовета не обошлось без элемента аппаратной интриги. По замыслу Кремля, доклад губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева о стратегии развития России до 2010 года должен был не "противоречить", а "дополнять" правительственные разработки. Однако определенные опасения, особенно касаемо наименее проработанной части ишаевской программы, связанной с региональным аспектом экономических реформ, все же существовали. Тем не менее явных противоречий между Ишаевым и Касьяновым не было.

Большую часть своего доклада Михаил Касьянов посвятил успехам правительства - макроэкономической стабилизации, росту резервов Центробанка и доходов бюджета по отношению к ВВП, которые стали сравнимы с некоторыми европейскими странами. Говоря о перспективах экономического развития страны, глава правительства выделил пять первостепенных задач: обеспечение верховенства закона, реализация структурных преобразований, в первую очередь в естественных монополиях, инвестиции в инфраструктуру, интеграция России в мировые экономические процессы и в ВТО, а также решение проблем образования и трудоустройства.

Виктор Ишаев начал свое выступление с необходимости социальной консолидации, опасности культурного раскола, затрудняющего демократический процесс, затем перешел к проблемам бедных, которых, по его оценкам, в России насчитывается от 40 до 60%, в связи с чем предложил бизнесу и обществу консолидироваться и заключить своеобразный "социальный контракт". После этого хабаровский губернатор посоветовал правительству заняться формированием среднего класса и снижением доли неимущих до 10-15%. Методику своих расчетов Ишаев, по всей видимости, приложил на специальных рисунках, к которым по ходу выступления неоднократно обращался. Заявив же, что госсоветовскую программу не следует считать альтернативой правительственной, хабаровский губернатор, по сути, учел неформальное пожелание Кремля. И Путин пообещал дать поручение правительству доработать стратегию экономического развития с учетом ишаевского труда.

Несмотря на то что стратегия социально-экономического развития должна была стать главной темой заседания Госсовета, судя по выступлениям губернаторов, помимо экономики их интересовали и другие вопросы. Волновало губернаторов в первую очередь будущее Госсовета. Региональные лидеры, видимо, прочувствовав себя государственниками в полной мере, в своих выступлениях доходили до того, что, говоря о назначении нового органа, охарактеризовали его как "плечо президента". Впрочем, сам Путин вполне однозначно дал понять, что Госсовет не должен заменить собой ни Совет Федерации, ни правительство. А Михаил Касьянов порадовался тому, что совместными усилиями его ведомство и Госсовет смогут работать над прогнозированием в научном смысле этого слова.

Не обошлось и без обсуждения Конституции. Мэр Москвы Юрий Лужков и президент Татарии Минтимер Шаймиев предложили осторожно относиться к ее изменению, без революционных шагов. А губернатор Пермской области Геннадий Игумнов, напротив, посчитал нынешний Основной закон устаревшим и был в этом не одинок. Однако никто из выступавших не стал уточнять, что, собственно, его не устраивает в Конституции.

Были тем не менее использованы и экзотические способы привлечения внимания представителей Кремля, и в первую очередь Владимира Путина со стороны губернаторов. Президент Ингушетии Руслан Аушев подошел к главе государства и молча положил перед ним зеленую папку. Путин вместе с замглавы администрации Александром Абрамовым заинтересованно стал изучать ее содержимое, а потом долго и пронзительно смотрел на ингушского президента. Но к тому моменту Аушев уже был занят разговорами с коллегами и о переданных документах, казалось, забыл. Его же чувашский коллега Николай Федоров пытался занять президентское внимание традиционным способом - рассуждая об опасностях федеральной реформы и "всех прелестях" унитарного государства, создать которое, по его мнению, стремится нынешняя власть.

Губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков поднял вопрос о частной собственности на землю. Он предложил президенту проанализировать соответствующие законы Саратовской и Самарской областей, а также Республики Татарстан и убедиться, что земля там не разворовывается, а, напротив, используется довольно эффективно. Аяцкова поддержал и глава Московской области Борис Громов, заявивший о необходимости вернуть крестьянство к земле.

* 1 2 bak cmd cmd_aup cmd_moldova cmd_ng dl gema.txt out_aup_cp1251 out_moldova_cp1251 out_ng_cp1251 out_ng_koi output2 tagsoup tagsoup.hi tagsoup.hs tagsoup.o tagsoup_aup tagsoup_aup.hi tagsoup_aup.hs tagsoup_aup.o tagsoup_moldova tagsoup_moldova.hi tagsoup_moldova.hs tagsoup_moldova.o tagsoup_ng tagsoup_ng.hi tagsoup_ng.hs tagsoup_ng.o test1.html www.rzd-partner.ru *

ВИДИМО, именно о такой игре по правилам, которую вчера продемонстрировали губернаторы на заседании Госсовета, мечтали в Кремле. Эксперимент по установлению этих самых правил начали с олигархов, но с ними у Кремля как-то не сложилось. Представители крупного бизнеса хоть и притихли, но не в полном составе, а те, которые предпочли не ссориться с администрацией, все-таки не слишком довольны отведенной теперь им ролью.

С губернаторами первоначально отношения развивались по тому же сценарию. Три президентских закона, конечно, прошли через Совет Федерации, но региональные лидеры при этом демонстрировали такую апатию, что дальше работать с ними, кажется, могли лишь те сотрудники Кремля, которые имеют медицинское образование. Создание же Госсовета оказалось лучшим лекарством для региональных лидеров. Губернаторское стремление быть востребованными на федеральном политическом уровне отодвинуло на второй план и формирование нового Совета Федерации, и борьбу за бюджетные трансферты, и уж тем более желание бороться с централизацией власти. Такой увлеченности розданными на первом заседании президиума Госсовета семерке избранных региональных лидеров кремлевскими "домашними заданиями" не ожидали даже в администрации президента. Рвение Лужкова, посчитавшего за своих подчиненных некоторых сотрудников Кремля и щедро загружающего их работой по предоставлению справочной информации, конкурентный азарт Ишаева, соревнующегося с самим правительством в разработке экономической стратегии, серьезность Яковлева, оказавшегося в центре внимания не благодаря криминальной обстановке в Питере, а отданным ему на откуп государственным символам России, - лишь доказательство того, что губернаторы увлеклись игрой под названием "Госсовет". Увлеклись настолько, что, к примеру, Дмитрий Аяцков прямо на заседании нового органа объявил о том, что он намерен уйти из Совета Федерации и сконцентрироваться исключительно на работе в Госсовете. Остальных, видимо, во многом останавливает лишь неопределенность статуса членов нового органа, включая отсутствие законодательно закрепленных мигалки, квартиры в Москве и зарплаты.

И какие бы планы ни строил Кремль относительно Госсовета, пока он остается в выигрыше. Губернаторы заняты делом. И серьезность тем, над которыми они работают, дает им почувствовать ту самую востребованность на федеральном уровне, в которой они так нуждались после затеянной президентом федеральной реформы. А соответственно почва для бунта буквально выбивается из-под губернаторских ног. Остальное - дело техники. Находит губернаторское предложение отклик в кремлевском сердце, почему им не воспользоваться, как, например, это собираются сделать с идеей Лужкова организовать драгунские променады вокруг Кремля. Не находит - надо просто отказать так, чтобы не обидеть губернатора, например, поручить ему новый ответственный участок государственных работ. К слову, сработает ли этот механизм, будет уже видно на примере экономической стратегии, ведь некоторые в Белом доме не знают, что делать даже с грефовской программой, не то что с ишаевской.

@@@
Серьезная игра в Госсовет
Совет Федерации открытого типа
Степашин режет курицу, несущую золотые яйца
Страна получит инвестиционный рейтинг в 2004 году
Страховка для маленьких
Судить по совести труднее, чем по понятиям
Технология обрушения

Третий срок Василия Стародубцева

@@

Тульский губернатор грозит побить все рекорды пребывания во власти

2003-02-10 / Сергей Мигалин



Еще летом в Туле появились безымянные плакаты "Промышленному региону - губернатора-промышленника", а на заборах и стенах абстрактные надписи "Пора менять!", которые неизменно дополнялись одним словом "губернатора". Недавно, выступая в прямом эфире тульской телерадиокомпании, Василий Стародубцев признал, что подготовка к будущим губернаторским выборам в регионе фактически уже стартовала.

Герой пятилетки без воровства

"Закончить пятилетку воровства!" С этим популистским лозунгом в 1997 году Василий Стародубцев выиграл выборы у прежнего отца области Николая Севрюгина.

Разумеется, воровство и коррупцию в регионе Василию Стародубцеву прекратить не удалось. Фактически это подтвердило координационное совещание тульских правоохранительных органов, прошедшее в августе прошлого года в облпрокуратуре. Прессу на него не пустили, но, по просочившейся информации, на нем возникли серьезные трения между начальником УФСБ Владимиром Лебедевым и главным областным милиционером Виктором Рожковым из-за итогового документа, подготовленного в недрах УВД. В нем милиционеры попытались сгладить оценку, касающуюся подлинных размеров коррупции в регионе, умалив тем самым работу чекистов, на счету которых раскрытие громких коррупционных дел, в том числе и в администрации Василия Стародубцева.

О размахе коррупции свидетельствуют и данные исследования фонда "Индем", обнародованные в октябре прошлого года. Согласно оценкам экспертов, в Тульской области преобладает так называемая деловая коррупция, когда слабая региональная власть оказывается в руках крупного бизнеса. По этому показателю область занимает 23-е место в России.

Этой особенностью область в значительной мере обязана самому губернатору. Несмотря на свою крепкую хозяйственную хватку, Василий Стародубцев так и не смог преодолеть стиль управления председателя колхоза. Ведь нередко он принимает решения без учета мнений специалистов и полагается либо исключительно на свою интуицию и опыт, либо на предложения неких влиятельных людей, а иногда так называемых советников с весьма недвусмысленной репутацией.

Однако после того, как с треском провалились инвестиционные губернаторские проекты с производством низкооктанового бензина, массовых посевов кукурузы на зерно, Василий Стародубцев, наученный горьким опытом, стал более осторожен в своих инициативах за счет бюджета. К тому же нынешняя ситуация затрудняет смелые эксперименты с казной со стороны региональных властей.

В настоящее же время экономика области все больше монополизируется крупными финансово-промышленными группами, захватившими крупные предприятия металлургии, химии, машиностроения и пищевой промышленности, определяющие финансовое благополучие региона. С одной стороны, это, безусловно, положительный процесс. Ведь, согласно последним данным, инвестиционные риски Тульской области по сравнению с 1988-1989 годами заметно снизились, что повысило ее привлекательность для крупного капитала. И в этом нельзя не отметить и заслугу самого Василия Стародубцева, особенно его умение договариваться с "акулами" отечественного бизнеса.

Этот процесс имеет и свои негативные стороны. Василий Стародубцев все больше оказывается заложником интересов бизнесменов, в том числе и в борьбе за собственность, как, например, в затянувшемся конфликте между собственниками из-за бывших дочерних предприятий ОАО "Тулачермет". Тем самым он лишается самостоятельности не только в проведении тех или иных экономических, но и кадровых, а в конечном счете и политических решений.

Навстречу выборам!

Сразу же после своего повторного избрания Василий Стародубцев заявил, что он не исключает своего участия в будущих губернаторских выборах, если позволит закон и этого захотят избиратели области.

Что касается юридической стороны вопроса, то она благополучно разрешилась сначала Конституционным судом РФ, который фактически позволил всем российским губернаторам избираться на третий срок. При этом тульскому губернатору, по-видимому, не потребуется даже согласие областных законодателей, поскольку новый устав области был принят сразу же после избрания Стародубцева на должность губернатора в 2001 году. Так что теоретически у Василия Стародубцева может быть еще три губернаторских срока. Во всяком случае, так считает заместитель председателя областной избирательной комиссии Александр Машков.

Говорить об абсолютной поддержке Стародубцева со стороны избирателей сложно, хотя до настоящего времени отцу области удавалось держать социальную ситуацию под контролем. Подъем экономики области, начавшийся уже в 1999 году, позволил ликвидировать долги работникам бюджетной сферы, а значительную часть расходов бюджета (в нынешнем году более 50%) направлять на социальные нужды.

Больших прорывов в решении неотложных социальных проблем, например в жилищном строительстве, сохранении угольной отрасли, поддержке угольно-добывающих районов области, при Стародубцеве не произошло, несмотря на клятвенные обещания губернатора. Безусловно, что решение многих вопросов зависит от федерального Центра, однако лоббистских усилий тульского губернатора для этого оказывается явно недостаточно. Об этом, кстати, свидетельствуют и общероссийские рейтинги. В последние три года Василий Стародубцев фактически был исключен из списка региональных лоббистов.

Еще одна проблема, неотступно преследующая Василия Стародубцева с самого начала его губернаторской карьеры, - это отсутствие единой команды. Однако в этом, похоже, больше всего виновен сам губернатор. Например, за пять лет он поменял уже двух вице-губернаторов и трех заместителей по сельскому хозяйству. Несмотря на разные мотивы ухода, общей причиной смены было стремление губернатора убрать чиновников, покусившихся на его власть.

Первоначально Стародубцев пытался выстроить администрацию по партийному принципу. Но жизнь диктовала уже другие подходы. Смена кадровых ориентиров произошла накануне губернаторских выборов 2001 года. Теперь идеологические мотивы в кадровой политике сменились на сугубо прагматические. Для того чтобы обеспечить поддержку туляков, Василий Стародубцев назначил вице-губернатором Александра Лунева, работавшего заместителем мэра Тулы Сергея Казакова, а федеральный инспектор Владимир Ротин получил пост заместителя губернатора.

Но самым показательным назначением стал приход в команду "красного" губернатора 34-летнего Анатолия Воропаева, близкого к СПС.

Любопытно, что в 2000 году Анатолий Воропаев был координатором проекта политического интеллектуального клуба "Сургутская альтернатива" по проведению предварительных выборов в Санкт-Петербурге и Ярославле.

Как известно из различных, в том числе и из открытых, источников, Анатолий Воропаев, ставший заместителем губернатора, курирующим областное имущество, и сам является владельцем коммерческих структур. С учетом того, что должность заместителя губернатора по управлению имуществом согласуется в Москве, можно заключить, что Василий Стародубцев вынужден был согласиться на эту кандидатуру (до того эта должность была вакантной два года). И теперь наблюдатели гадают, с какой целью столичный политик оказался в Тульской области. Хотя сам Анатолий Анатольевич на этот вопрос корреспондента "НГ" без обиняков ответил, что хочет набраться опыта работы с таким сильным хозяйственником, как Василий Стародубцев.

Равнение на Кремль

Для председателя колхоза имени Ленина, Героя Социалистического Труда, бывшего члена ГКЧП Василия Стародубцева власть всегда была самой главной, если не единственной ценностью. И сегодня он по-прежнему крепко держит ее в своих руках, поэтому все попытки, предпринимавшиеся его политическими оппонентами, пока терпели фиаско.

В этом Стародубцеву способствовало не только стечение обстоятельств, но и с годами выработанный инстинкт власти, а также крестьянская хитрость, умение виртуозно лавировать.

Похоже, коммунистический наряд, в котором он неизменно предстает перед избирателями, остается не более чем ширмой, за которой он прячет единственное стремление - удержать власть. Так было в 1999 году на выборах президента, на которых он отказался бороться против Владимира Путина.

А в период кризиса КПРФ, когда зюгановцы изгоняли из партии Геннадия Селезнева, Светлану Горячеву, Владимира Губенко за то, что те не подчинились партийной дисциплине и не покинули своих постов в Госдуме, Василий Стародубцев фактически выступил против решения руководства Компартии, а значит, и Геннадия Зюганова.

Скорее всего на выборах в Государственную Думу Василий Стародубцев готов совершить подобный маневр в отношении КПРФ, лишь бы не испортить отношения с Кремлем.

Поможет ли это ему выиграть следующие губернаторские выборы? За два года может многое еще перемениться не только в России, но и внутри области.

Вряд ли могут рассчитывать на победу над Василием Стародубцевым прежние участники губернаторской гонки. Значит, можно ожидать появления на них новых или же совсем незнакомых фигур.

Однако все наблюдатели, комментируя шансы Стародубцева, подтверждают, что третий срок для него вполне реален.

***

@@@
Третий срок Василия Стародубцева
Тулеева пытаются "задвинуть"
Условия выживания и предпосылки развития российской экономики
Экономику поднимут корпорации
Я ухожу в стратегию