Ахмад Кадыров: "Надо быстрее и больше работать"

@@

Глава администрации Чечни верит в улучшение ситуации

2001-04-03 / Илья Максаков Программа каждой поездки Ахмада Кадырова в Москву чрезвычайно насыщенна. На этот раз после встречи с президентом РФ, участия в заседании Совета безопасности РФ, многочисленных встреч с представителями чеченской диаспоры глава администрации Чечни посетил штаб движения "Рефах". Затем Ахмад Кадыров ответил на вопросы "НГ".







- АХМАД-ХАДЖИ, вы очень высоко оценили итоги вашей встречи с президентом РФ и заседания Совета безопасности РФ, состоявшиеся в минувший четверг, и даже говорили о некоем прорыве. Но сам Владимир Путин отметил целый ряд негативных моментов в нынешней ситуации в Чечне. С чем же связан ваш оптимизм?

- Я был удовлетворен заседанием Совбеза, потому что президент провел его очень требовательно по отношению к министерствам и ведомствам, задействованным в Чечне, - силовым, финансовым, экономическим и другим. Президент, конечно, сказал, что он не доволен состоянием дел, напомнил, что мы много и часто собираемся, а ожидаемых результатов нет. Это правильно.

Если бы президент сказал, что у нас все хорошо, тогда это заседание было бы "для галочки". Глава государства очень жестко ставил вопросы и устанавливал конкретные сроки их решения. Охват проблем, обсуждавшихся на заседании, был всесторонним - начиная от освещения событий в Чечне, необходимости начала работы республиканского телевидения до состояния нефтяного комплекса, проблем тушения горящих скважин. Меня вдохновила настойчивость и целеустремленность президента в достижении цели скорейшего проведения восстановительных работ. Я очень надеюсь, что сейчас начнутся позитивные изменения, тем более связываю это с изменениями в структурах власти, сменой силовых министров. Новый человек всегда старается проявить себя с лучшей стороны, чтобы завоевать авторитет.

- А какие были приняты конкретные решения на заседании Совбеза?

- Всем федеральным руководителям были даны конкретные задания. На заседании присутствовал вице-премьер Виктор Христенко, который возглавляет правительственную комиссию по восстановлению Чечни, федеральный министр по Чечне Владимир Елагин. Им были поставлены задачи по каждому направлению. Продвижения в их решении есть, но происходят они медленно. Христенко представил полный отчет о своей работе, рассказал, что сделано, куда проведено электричество, сколько введено больниц и школ. Но Путин опять же был недоволен, он требует работать быстрее и больше. Тем не менее я очень доволен. До заседания СБ я рассказал президенту о тех проблемах, которые я вижу в Чечне. Это не только экономические вопросы, но и действия силовых структур, как я их себе представляю.

- То есть в действиях силовых структур ожидаются перемены?

- Я, например, ожидаю. Все эти 8-9 месяцев после моего назначения я с первого дня боролся за соблюдение прав граждан, проживающих на территории ЧР, настаивал, чтобы закон был для всех одинаков - как для людей в погонах и должностных лиц, так и для простых людей. В этом достигнут большой успех. Если сравнивать с обстановкой в Чечне в августе - сентябре прошлого года, то изменения есть. Сейчас уже не проводится таких, как раньше, "зачисток". Я президенту сказал, что они не нужны, Министерство обороны должно отойти на второй план, должны работать внутренние войска и милиция. Ни для кого не секрет, что по всей стране есть преступные группировки, нарушающие нормальную жизнь, происходят взрывы, убийства, но нигде не проводятся "зачистки", не ездят танки, не бомбят самолеты. Сегодня в Чечне уже нет больших организованных преступных групп, состоящих из сотен бандитов.

- Вы уже более двух месяцев работаете вместе со Станиславом Ильясовым. Как бы вы оценили результаты вашей совместной деятельности?

- За все это время я ни разу не пожалел, что назначил его руководителем правительства Чечни и своим заместителем. Ильясов очень живой, энергичный, в хорошем смысле пробивной человек. Но бюрократическая машина, сформированная за десятки лет, не сломлена. Поэтому ему пока очень тяжело, но он старается решать все проблемы, и кое-что получается. Он полностью выкладывается на работе. Я думаю, что работа у нас сложится. Она уже складывается, мы вместе решаем любые вопросы и договорились, что между нами не будет никаких противоречий.

- Говорят, вас уже пытаются поссорить.

- Конечно. Распускаются слухи, ко мне приходят и говорят, что Ильясов что-то нехорошее сказал, к нему идут и говорят то же самое про меня. А на самом деле мы садимся вдвоем, обсуждаем и решаем все проблемы. Если можно принять решение - примем, если нет - отставим этот вопрос. Иначе у нас ничего не получится.

- До январских указов президента вы постоянно говорили о необходимости расширения ваших полномочий. Сейчас вы удовлетворены своими полномочиями?

- Изменилась структура власти. У нас не было правительства, теперь оно появилось. Сегодня мы, как и все остальные субъекты РФ, можем на равных участвовать в тех или иных совещаниях. Если нужно, к председателю правительства РФ Михаилу Касьянову пойдет председатель нашего правительства, а не просто мой заместитель или какой-то чиновник. Что касается полномочий, то как о них говорить, когда на ситуацию в республике в значительной мере влияют военные? Военные есть военные, поэтому пока тяжело. Но я нахожу понимание и с их стороны, они всегда отвечают на мои обращения, я постоянно связываюсь с командующим Валерием Барановым.

- Неоднократно критикуемый вами так называемый "план Немцова" предусматривает ведь не только разделение Чечни, но и введение должности "генерал-губернатора", то есть создание единого центра власти. Вы считаете, что такой центр не нужен?

- Я перелистал "план Немцова" и уже давал ему оценку. Наше горе, к сожалению, состоит в том, что всегда за Чечню и за чеченцев решали другие, те, кто был у нас, может быть, один-два раза, приезжал куда-нибудь из аэропорта и сразу обратно в аэропорт. Судьбу нашего народа нельзя так решать. Если кто-то захотел появиться на экране телевизора, он начинает подбрасывать всякие идеи. Как можно разделить Чечню по федеральной трассе "Кавказ" на горную и равнинную, а потом обнести горную часть проволокой? Ведь уже даже подсчитано, сколько миллионов долларов для этого нужно. Получается, что в "горной" части будут создаваться террористические группы для нападения на все регионы России. А это уже начало развала страны. Этот "план" абсолютно не нужен ни чеченскому народу, ни всей России. А единая власть, конечно, нужна. Но она и так есть - есть глава республики. А восьмой федеральный округ - это бред. Давайте тогда над каждым субъектом Федерации поставим по представителю президента, а над ним еще кого-нибудь. Сегодня семь федеральных округов, будет 89. Наоборот, надо сокращать эти ступеньки.

- Сейчас никто не сомневается в необходимости политического урегулирования чеченского кризиса. А что вы под этим понимаете?

- Прежде всего я не вижу смысла, как предлагают некоторые, вести переговоры с Масхадовым или Басаевым. С Масхадовым можно было бы о чем-то говорить, если бы он контролировал ситуацию. О чем? Предмет переговоров может быть только один - он официально должен сложить свои полномочия и извиниться перед народом. Других тем для переговоров я не вижу. Это не означает, что я не хочу завершения войны. Но эта операция не завершится, пока везде мелькают эти известные фамилии. Они должны быть нейтрализованы - либо арестованы, либо, если говорить прямо, ликвидированы, уничтожены. Масхадов распространяет кассеты со своими выступлениями. В них он ругает и Басаева, и Удугова, и Яндарбиева, называет их едва ли не нецензурными словами. Каким же он может быть лидером, главнокомандующим, начальником ГКО, как он себя называет? Нет у них согласия, не было и не могло быть, хоть они и хотели показать, что они едины. В самом начале этой войны я был у Масхадова, он пригласил меня через Ломали Алсултанова. Масхадов мне сказал: "Я знаю, что Басаев бандит, Удугов и Иса Умаров с ним заодно. Но сейчас мы должны выиграть эту войну, а потом мы их разобьем. Скажи, что мы вместе, объяви священную войну". Я сказал: "Нет, Аслан, я не могу этого сделать. Басаев - бандит, а я - муфтий. Как я могу сказать, что мы вместе?" Я предложил Масхадову свой вариант и сказал, что это для него единственный шанс. Он должен был немедленно издать указ о высылке всех иностранцев во главе с Хаттабом, запретить на территории Чечни ваххабизм и разжаловать Шамиля Басаева с возбуждением против него уголовного дела. Дагестан - это территория России, и если Чечня считает себя самостоятельным государством, то она вторглась в Россию и нарушила договор о мире, подписанный двумя президентами. Масхадов меня спросил, а есть ли гарантия, что в этом случае войска, которые тогда стояли на границах республики, не войдут в Чечню. Я сказал, что гарантий никаких нет, но у Масхадова нет другого выбора. Если бы он издал такой указ, то мог бы сказать всему миру, что он хотел сам справиться с бандитами, если нет - то он становится защитником ваххабитов и террористов. Он спросил: "Этого хочет Москва? Москва хочет нас разделить? Я этого не сделаю". В то время я не поддерживал с Москвой абсолютно никаких контактов и говорил ему все это, стремясь найти хоть какой-то выход. Вместо этого Масхадов назначил Басаева командующим, это был открытый наглый вызов России. Он называет Кадырова предателем. Предатель чеченского народа - это Аслан Масхадов. У меня есть тысячи фактов, чтобы говорить об этом. Когда он вывозил свое богатство из Грозного, он не сказал об этом ни одному человеку. Он должен был предупредить народ, что в Грозном будет война, чтобы люди могли спасти себя и свое имущество. А он загнал во двор грузовики, тайно все загрузил, вывез и не потерял ни одного гвоздя. Это подлость и предательство по отношению к народу. В первую войну он сразу вышел из Грозного, они месяц продержались и ушли. Но это не означало поражения, нужно было беречь свои силы. А в эту войну Масхадова в Грозном не было, он только отдавал приказы, призывал держаться до конца, говорил, что Путин вот-вот пойдет с ним на переговоры. Он хотел, чтобы погибло побольше ребят, чтобы город был окончательно разрушен, и он этого добился. Потом ребята уже самовольно вышли из города, я знаю, как они выходили. Сейчас Масхадов снова кричит, мол, если убьете Кадырова, Путин пойдет на переговоры, якобы это Кадыров его не пускает. Кто я такой, чтобы сдерживать президента РФ? Я человек, который назначен указом Путина.

Повторю, политическое урегулирование будет тогда, когда не будет этих известных фамилий. Потом войска, остающиеся на постоянной основе, должны расквартироваться, для них готовятся места, на Шатойском направлении уже подготовлены хорошие базы. А потом нужно обратиться к народу. Должен быть создан законодательный или коллегиальный орган, с которым можно было бы говорить, в том числе и о будущем устройстве Чечни. Те, кто сегодня говорит о суверенитетах, обманывают народ, подвергают его насилию и убийствам.

- Коллегиальный орган, о котором вы говорите, должен избираться, назначаться, формироваться каким-то съездом?

- Об этом я тоже думал. Эти люди должны выдвигаться от сел, районов. Это должны быть грамотные, уважаемые, почитаемые люди, которые знают экономику, международное право. В этом органе должна быть рабочая группа для подготовки различных документов. Эти люди должны быть выдвиженцами. Говорить сегодня о каких-то съездах - это утопия. Недавно в Москве была создана организация "Третья сила", которая тоже решила провести съезд. Этот форум якобы должен делегировать "Третью силу" на управление республикой. Но ведь есть же правительство, глава администрации Чечни. Сначала я дал предварительное согласие провести съезд, чтобы это делали мы сами, а не кто-то посторонний. Я поручил Адаму Дениеву создать оргкомитет. Но когда я изучил эту проблему поглубже, то понял, что такой съезд не нужен. Это только приведет к дестабилизации, мы можем нарваться на большую провокацию, на большие жертвы. В целях безопасности сегодня нельзя собирать людей. Можно проводить, например, форумы промышленников, предпринимателей, которые могли бы реально - материально и физически - помочь народу, но не надо заниматься болтовней.

- Кстати, сейчас много говорится о необходимости привлечения средств чеченской диаспоры.

- Мы работаем в этом направлении. 15 бизнесменов уже выразили готовность включиться в эту работу, вложить свои средства в восстановление Чечни. Они не боятся потерять деньги, потому что понимают, что если они не начнут работать, то в Чечню не пойдут другие инвесторы и предприниматели. А тогда будут созданы дополнительные рабочие места, улучшатся условия жизни. Люди, которые сейчас зарабатывают деньги с оружием в руках, посмотрят и подумают, что лучше зарабатывать честным трудом. Да и президент РФ сказал, что чеченские бизнесмены могли бы реально помочь. А всякие конференции и форумы не дают им сосредоточиться. Сплетни и слухи о моей отставке (и сейчас говорят, что меня 15 апреля якобы снимут) их отпугивают.

- Со стороны каких политических сил России вы ощущаете поддержку, а со стороны каких - противодействие.

- Меня поддерживает президент РФ, иначе бы он меня не назначил. Я думаю, он нисколько не сомневается в своем выборе. Мне мешают те силы, которые преподносят обществу разные идеи, не спрашивая при этом руководителей республики. Тот же Немцов, если он хочет найти пути выхода из кризиса, мог бы обратиться ко мне, спросить мнение людей. Другие, вы их знаете лучше меня, говорят, что надо вести переговоры безо всяких условий. Конечно, есть и поддержка. Меня очень сильно поддерживает председатель Совета Федерации Егор Строев, он понимает ситуацию, обещает помочь сельскохозяйственной техникой, которая нам необходима. Саратовский губернатор Дмитрий Аяцков поддерживает республику, область взяла шефство над Грозненским сельским районом. Такая поддержка очень вдохновляет. Северокавказские лидеры Семенов, Коков, Дзасохов, Магомедов, с одной стороны, помогают мне как младшему товарищу в политике, а с другой - видят горе нашего народа и очень помогают нам.

- Вы достаточно долго говорите, что поддерживаете контакты с Русланом Гелаевым, а когда можно ждать их конкретных результатов?

@@@
Ахмад Кадыров: "Надо быстрее и больше работать"
Беспризорная Клайпеда
Билл Клинтон против Иммануила Канта
Всеобщей угрозе - всеобщий ответ
Дания не хочет арестовывать Анатолия Куликова
Десять лет становления демократии
За действиями "Ноги" стояли французские банки

За что расстреляли Баку?

@@

О предыстории и последствиях событий десятилетней давности

2000-01-18 / Фархад Агамалиев Фархад Агамалиев - 1-й секретарь посольства Азербайджанской Республики в Российской Федерации.



Баку. Февраль 1990 г. Траурный митинг.

Фото РИА

ПРОШЛО уже десять лет. Это кажется невероятным. Потому что тогда казалось, что время остановилось навсегда и единственные звуки замершего времени - нескончаемые пулеметные очереди, крики и стоны умирающих и раненых и пьяный гвалт солдатни, творившей кровавую вакханалию.

Все это с подачи Михаила Горбачева, "благословившего" невиданную по жестокости акцию, получило как бы официальное и весьма обтекаемое обозначение "ввод войск". На самом же деле в ночь на 20 января 1990 г. "ударные части" Советской Армии, разбавленные резервистами-армянами из Ставрополья и Краснодарского края, брали Баку как вражескую крепость. Хотя, помнится, жили мы тогда еще в СССР и считались единым народом. Стало быть, тогдашний хозяин Кремля отдал приказ расстреливать собственный народ. Ввергнутый в шок город утром 20 января увидел асфальт, залитый кровью, которую не успевали смывать брандспойтами, раздавленные танками тела, месиво из человеческой плоти и искореженного металла.

Ровно через две недели на пленуме ЦК КПСС ее генсек Горбачев скажет: "Наш идеал - это гуманный, демократический социализм". Еще через месяц, давая уже клятву президента: "Торжественно клянусь верно служить народам нашей страны".

Среди погибших в Баку, других городах республики были не только азербайджанцы - русские, татары, лезгины, евреи...

Четырнадцатилетняя Лариса Мамедова, семнадцатилетняя Вера Бессантина, сорокапятилетний Борис Ефимичев - на его могиле потом напишут: "Был слепым, убит штыком". И сотни других, среди которых, ища своих, с мертвыми от горя глазами бродили еще живые... "За что?" - этот вопрос мучил тогда, терзает и сегодня.

К январю 1990 г. уже два года длилось армяно-азербайджанское противостояние. Уже были изгнаны из Армении все до единого азербайджанцы - есть кадры хроники, запечатлевшие, как пешком через заснеженные перевалы бредут люди. Среди них - босые женщины, прижимавшие к груди мертвых детей.

Удивительно, что эти кадры удалось снять. Начальство - и союзное, и местное (в Баку) - крайне не одобряло подобные съемки. На Центральном телевидении, в печати тогда в ходу были иного рода кадры и снимки, имеющие целью выставить азербайджанцев как можно в более неприглядном свете. А тексты так просто громокипели нагромождением ужасов, якобы творимых азербайджанцами.

В 1992 г., когда армяне совместно с 366-м российским полком вырезали все население азербайджанского Ходжалы, убитому потом в Карабахе же телеоператору Чингизу Мустафаеву удалось также произвести съемку по горячим следам. Тогда поборник "армянской идеи" публицист Андрей Нуйкин, увидев эти кадры, писал в "Общей газете", что азербайджанцы свезли в Ходжалы отовсюду трупы, чтобы снять их вместе с целью обмануть общественность. То есть и глаза своим детям выкалывали сами же азербайджанцы, и скальпы сдирали они же...

Так вот, к январю 1990 г. стараниями целого отряда такого сорта публицистов-профессионалов советская общественность была уже достаточно подготовлена к тому, чтобы со спокойной совестью воспринять дикую карательную акцию в отношении Азербайджана. Не хотелось бы об этом вспоминать, но уж если начистоту... Когда 20 января несколько тысяч азербайджанцев (автор этих срок был среди них) с черными флагами пешком через всю Москву шли в ЦК на Старую площадь, чтобы вручить гневное письмо, из уличной толпы неслось и такое: "Так вам и надо!" Потому что в центральной печати, на ТВ все предыдущие дни усиленно муссировалась не только тема армянских погромов в Баку, но в багровых тонах живописались зверства, якобы чинимые в Баку над русскими.

Если уж начистоту, то надо, конечно, сказать и о погромах. Они были 13-15 января, и пусть не в тех мифических масштабах, которыми потом пугали своих читателей ереванские журналисты и их московские "коллеги", но страх армянина ничем не отличается от страха азербайджанца, когда к ним ломятся в дом.

Кто конкретно и как именно спровоцировал эти эксцессы, до сих пор тайна. Рассказывают много всякого о провокационных выступлениях на площади "нездешнего вида" людей. Сколько тут правды и сколько домыслов - Бог весть. В только что вышедшем указе президента Азербайджана Гейдара Алиева о январских событиях 1990 г. говорится, как много вывезено было документов и материалов, связанных с той преступной акцией. Возможно, среди этих бумаг были и те, что называют авторов провокации.

Сказано в этом указе и о довольно гнусной роли, которую сыграли в той мрачной истории местные власти. Как бы потом ни отрицал Аяз Муталибов своей причастности к случившемуся, есть достаточно доказательств обратного. Есть копии шифротелеграмм, которыми он в канун той ночи бомбардировал Центр, прося прислать в Баку все новые и новые подразделения солдат. И Центр, как мы слишком хорошо знаем, охотно пошел навстречу этим "просьбам". И нет объяснений и оправданий тому, что об объявлении чрезвычайного положения народ узнал только утром, когда машина смерти уже набрала полные обороты.

Но ведь в это же самое время в Баку находились 12 тысяч солдат МВД из Центра и с олимпийским спокойствием взирали на происходящее, не вмешиваясь. Почему бездействовало бакатинское воинство?

Узнаем ли мы когда-нибудь полную правду о тех днях? И способен ли понять сегодняшний россиянин, какая атмосфера была тогда в Баку, в других местах, куда ежедневно тысячами прибывали изгнанные из Армении, из Нагорного Карабаха беженцы-азербайджанцы, и что творилось с людьми, когда они слушали рассказы о пережитом? Таких несчастных, изгнанных из родных домов, униженных и оскорбленных, нынче в Азербайджане больше миллиона, немалая их часть и сейчас, зимой, обретается в палаточных лагерях.

А до этого массовые депортации азербайджанцев из Армении были сразу же после Второй мировой войны, в середине 60-х, этнические чистки конца 80-х - начале 90-х лишь завершили давно задуманное армянскими "вождями" дело.

Так за что десять лет назад в ночь на 20 января был расстрелян Баку?

Министр обороны СССР Дмитрий Язов заявлял тогда, что войска в Баку спасали советскую власть. Эта фраза ровным счетом ничего не проясняет, если не ответить на вопрос, чего это вдруг в Азербайджане так невзлюбили советскую власть, что ее надо было спасать? А корень проблемы все там же, в Нагорном Карабахе.

Первотолчок к армяно-азербайджанскому конфликту был дан 20 февраля 1988 г., когда внеочередная сессия облсовета НКАО постановила: "Просим Верховный Совет Азербайджанской ССР и Верховный Совет Армянской ССР решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР". Синхронно из Армении и Нагорного Карабаха началось изгнание азербайджанцев. Прогремели первые выстрелы, ликующая армянская толпа убила в Аскеране двух молодых азербайджанцев. Пролилась первая кровь. Все это так, но все это лишь внешняя часть проблемы.

Суть же дела в том, что армяне никогда бы не рискнули на захватническую авантюру с Нагорным Карабахом, если бы их сепаратизм не вдохновлялся и не поощрялся из Москвы. Когда академик Абел Аганбегян писал во французской газете, что Карабах надо отдать Армении, это был винтик уже запущенной машины экспансионизма. Когда сменившая к тому времени любовную музу на погромную Сильва Капутикян и журналист Зорий Балаян находили у Михаила Горбачева "понимание проблемы Арцаха", это уже обещало жатву смерти. Когда в тогдашних "Московских новостях" и "Огоньке" многократно крутили "пластинку" о том, будто бы Сталин, сильно, оказывается, любя азербайджанцев, в свое время просто подарил им Карабах - советскую общественность, малознакомую с подлинными причудами истории, не просто нагло обманывали, а обманывали с целью оправдания армянского аннексионизма. Ведь мало кто в Москве и "округе" знал, что появились-то армяне в массе своей в Карабахе лишь в XIX веке благодаря переселенческой политике царской России. Об этом много писалось до революции, в том числе и русскими авторами. Достаточно назвать хотя бы известную книгу М.Шавровой "Новая угроза русскому делу в Закавказье. Распродажа Мугани инородцам", в которой эти процессы подробнейше описаны. А многие ли из россиян сегодня знают, что занимался переселением армян из Персии лично Александр Грибоедов, о чем и писал, добавляя, что "мусульмане" (т.е. азербайджанцы. - Ф.А.) тревожатся, что переселяемые "на время" армяне останутся в Карабахе навсегда. Как в воду глядел автор "Горя от ума", не по уму закладывавший мину в каменистую почву Карабаха.

Широкое хождение в Москве имел искусно раскрученный миф о жутких притеснениях армян, творимых в Нагорном Карабахе азербайджанцами. Это в автономной области, где все руководство было армянским, язык - армянским, где в полном объеме функционировали национальные школы, издавались газеты и книги на армянском языке. Почти все показатели социально-экономического развития НКАО вдвое превышали такие же показатели и в других районах Азербайджана, и в Армении. Все это хорошо было известно ереванским "вождям". Тем не менее с маниакальным упорством общественности подсовывался смехотворный миф о якобы угнетенном положении карабахских армян, вследствие чего им непременно следовало "бороться за свободу".

Повторяю: корни того, что произошло десять лет назад в Баку, надо искать в изначально порочной позиции тогдашнего союзного руководства по отношению к армянскому сепаратизму. Да, на его дрожжах взошли карьеры и капиталы многих из тех, кто нынче правит бал в армянской политике. Но как соизмерить личные интересы этих людей с горем и лишениями миллионов людей в Азербайджане и Армении, страдающих в результате безответственной и преступной авантюры? И должен ли был думать тогдашний кремлевский сиделец о том, какого джинна выпускает на волю, какую цепную реакцию приводит в движение, поощряя армянский сепаратизм?

Народ, в основном молодежь, митинговавшая на бакинских площадях и улицах в январе 1990 г., возмущался главным образом именно этим - позицией Москвы в карабахском вопросе.

Я помню свои ощущения той поры. Как сейчас понимаю, я тогда достаточно наивно полагал, что стоит только в советской центральной прессе внятно рассказать, какая чудовищная творится несправедливость по отношению к Азербайджану, так у всех откроются глаза. Написал статью. Не взяли нигде.

Тезисы, не изложенные тогда, излагаю сейчас.

НИКОМУ за пределами Азербайджана не было тогда дела до того, что международное право совершенно иначе трактует тезис о "праве народа на самоопределение", чем его трактовали армянские идеологи, сделавшие данный тезис своим главным теоретическим оружием для претворения в жизнь сепаратистских планов.

Международное право - и это закреплено в Уставе ООН, в статье 1 Международного акта о гражданских и политических правах 1966 г., в ряде других важнейших документов - имеет в виду право не отдельного этноса, а именно народа, то есть гражданского общества, всего населения на самоопределение, с обязательным условием учета всех воль. Облсовет НКАО в феврале 1988 г. не мог, не имел легитимных оснований принимать свое решение без волеизъявления азербайджанской части населения области. Однако никто ни о чем не спрашивал азербайджанцев, их просто стали сгонять с земли, которая по всем конституционным, человеческим, божеским законам была им родной.

Чтобы завершить тему о международном правовом аспекте вопроса, уместно напомнить и другое. Принцип нерушимости, неизменяемости государственных границ, сложившихся после Второй мировой войны, был утвержден на Потсдамской мирной конференции, подтвержден в Заключительном акте Хельсинкского совещания по безопасности в 1975 г., позже в Мадриде, Вене, в Парижской хартии 1991 г. За этими мудрыми решениями стоял печальный опыт предшествовавших попыток передела границ, ничего, кроме горя, не принесшего народам. И весь международный послевоенный опыт жизнестроительства зиждется именно на принципе мирного, политического урегулирования проблем, возникающих между странами, а не на силовом стремлении расширить собственное "жизненное пространство" за счет чужого, как это демонстрирует миру Армения.

Не думаю, что всего этого десять лет назад не знали обитатели Кремля. А если не знали, то о какой ответственности политика за свои дела вообще можно говорить? Ведь доверено им было управление огромной страной и народом, а не заведование пунктом приема стеклотары. Да нет, конечно, все они прекрасно знали, разве что не представляли масштабов последствий начатой авантюры, последствий заигрываний с сепаратизмом и разрушителями.

В те времена в Баку наезжал Егор Лигачев и говорил, что Москва хорошо осознает необходимость решительного отпора антиконституционным действиям армянских сепаратистов. Москва, говорил член Политбюро Лигачев, сделает все, чтобы была сохранена территориальная целостность Азербайджана.

А в Ереван в то же время ездил другой член Политбюро - Александр Яковлев, ставший после смерти Михаила Суслова едва ли не главным кремлевским идеологом. Он говорил армянам, что их дело правое и что они обязательно победят.

Несколько лет назад для документального фильма азербайджанских телевизионщиков "Эхо Сумгаита" я делал несколько больших интервью бывших советских политиков, в той или иной мере имевших отношение к событиям, связанным с армяно-азербайджанским противостоянием, в том числе и с "черным январем". Я спросил тогда Александра Николаевича о его пламенном сочувствии "армянской идее" и ереванских посулах. Он решительно все отрицал. А ведь лукавил: мне рассказывал в деталях как раз армянский журналист, человек, вполне нормальный и порядочный, что спешно потом ставший большим демократом Александр Яковлев и ездил в армянскую столицу, и вещал именно таким образом.

Разнобой во мнениях в лоне единого Политбюро - что это было, отражение персональных мнений или четко расписанный сценарий: одних, то есть азербайджанцев, убаюкивать, а в других еще больше возбудить стремление "идти до конца"? Вопросы, вопросы... И по-прежнему главный из них - за что?

Поразительно, что ни в одном из многочисленных писаний тех лет о карабахском конфликте, выходивших из-под пера "видных", "крупных" и т.д. советских литераторов, нельзя было найти ноту сострадания, простого человеческого сочувствия азербайджанскому народу, распинаемому у всех на глазах. Тому самому народу, который в годы Великой Отечественной войны дни и ночи качал из своей земли нефть для общей Победы. Который десятилетиями во времена советской жизни подавал к столу миллионов россиян ранние огурцы, помидоры, капусту, а пару месяцев спустя - фрукты, все пышное богатство азербайджанских садов. И когда я читал, кажется, в "Советской культуре" статью Евгения Евтушенко, где говорилось и о том, что нигде и ни у кого в мире автор не видел глаз, печальнее армянских, я думал с тоской: Господи, а видел ли "видный поэт" хоть раз несчастные глаза азербайджанских женщин и детей, убегавших от зверств армянских бородачей-"фидаинов"? Почему же этого никто не хочет видеть, почему ни для кого вообще не существует проблемы азербайджанского страдания?

А к лживым россказням об "ужасной сути" азербайджанцев в канун "черного января" в советской периодике добавился "свежий" сюжет. Обывателя принялись вовсю стращать будто бы набирающим в Азербайджане стремительные обороты исламским фундаментализмом. Это в республике, в столице которой к моменту горбачевской перестройки оставалось всего две действующие мечети, а Коран - на русском, в переводе Крачковского, имели возможность поставить на полку очень немногие представители азербайджанской интеллигенции: книги, как помним, были еще большим дефицитом, чем икра и водка. Но именно фразу об "исламском факторе" мрачно изрек с экрана Михаил Горбачев, поясняя гражданам доверенной ему страны, чем еще плоха ситуация в Азербайджане и почему там необходимо было пролить много крови, чем больше, тем лучше.

Я написал тогда на эту тему статью "Между полумесяцем и крестом", которая вышла в разных изданиях в Америке, Германии, Франции, немного спустя - и в Москве. Она начиналась словами: "Полагаю, что Михаил Горбачев не читал Корана". Невиннейшая, по нынешним печатным нормам, фраза. Но в слывшей тогда бесстрашной бакинской газете "Азербайджан" фраза вышла в следующей редакции: "Полагаю, что некоторые советские руководители не читали Корана". Почувствовали разницу? Помнится, покойный Ролан Быков как-то выразился в таком духе: чтобы мужчина перестал быть мужчиной, у него нужно отрезать совсем немного. Пустячный в общем-то газетный случай я привел для того, чтобы сказать: пеняя другим на необъективность, не худо иногда и на себя оборотиться.

Михаил же Горбачев едва ли собрался за минувшие десять лет прочесть Коран и понять, как много в нем прекрасных сур о милосердии и сострадании. И покаянного слова от него за грех свой смертный мы также не услышали и вряд ли услышим.

"Черный январь", конечно, никогда не сотрется из памяти азербайджанцев. В нашем сознании он трагически рифмуется с Лидице, Хатынью, Орадуром, уничтоженными фашистами. Но мне важно здесь подчеркнуть: массовых злобных антирусских настроений или акций не было в Азербайджане даже тогда, когда гусеницы советских танков размазывали тела людей по бакинскому асфальту. Были боль, ярость, недоумение, отчаяние, были факты беззаконий, но никаких массовых, повторюсь, гонений не было. При этом несложно понять, что ощущали тогда русские граждане Азербайджана, ставшие, по сути, заложниками безумной политики Москвы. Известны десятки историй о том, как в те январские дни военные подгоняли к домам, где жили русские, бронетранспортеры и в приказном порядке заставляли людей спешно покидать Баку - Центру очень хотелось создать картину ужасных притеснений русских! Тогда бы нашлись оправдания собственных зверств...

ПРИХОДИТСЯ с сожалением констатировать, что ельцинская политика по отношению к Азербайджану и Армении в общих чертах была калькой с горбачевской. Последняя, в свою очередь, следовала, собственно, стародавней и абсолютно не соответствующей действительности доктрине, будто у России в Закавказском регионе есть единственный "естественный" стратегический союзник - Армения. В опусах бывшего посла России в Армении Владимира Ступишина, уже упоминавшегося Зория Балаяна, других апологетов "великоармянской идеи" с назойливостью протаскивается мысль о том, что кроме Армении у России в Закавказье одни враги. То есть кругом поголовно одни фанатики-мусульмане, и порадеть российским интересам, кроме братьев по вере армян, решительно некому. Следовательно, Армении и России необходимо дружить против Турции и Азербайджана, поскольку Иран с некоторых пор договорились считать страной хоть и мусульманской, но хорошей.

От дремучести подобных построений у нормального человека сводит скулы. Ну и что, работает же! Вспомним историю о незаконной передаче Армении российского оружия более чем на миллиард долларов. Несмотря на многократные требования Азербайджана самым серьезным образом расследовать дело, виновных наказать, а оружие вернуть в Россию, все топчется там, где и топталось три года назад. Зато мы видели, как безудержно в минувшие годы Россия милитаризировала Армению - туда нагоняют все новые и новые МиГи, ракетные установки С-300 - для чего, против кого? И как соотносятся огромные расходы по содержанию этих баз во имя чужих интересов с ситуацией в стране, где миллионы живут за чертой бедности?

Память января 1990 г. дает о себе знать и когда в нынешних российских СМИ появляются облыжные обвинения Азербайджана в том, что он помогает чеченским террористам. Мы уже голоса сорвали, требуя: докажите, предъявите факты, нету же их и быть не может... И вообще у Азербайджана с Чечней нет общей границы, между нами российский Дагестан, а если предположить, что мы такие плохие, что же вы так скверно охраняете свою территорию?.. Но ведь доводы интересны только тем, кто хочет их слышать и найти истину. Дошло до того, что МИД РФ был вынужден дезавуировать очередную небывальщину на этот счет, распространенную пресс-службой Министерства обороны России.

Так вот, когда обыватели в Баку наблюдают очередной приступ антиазербайджанской истерии в российских СМИ, в памяти всплывает тот январь. Тогда, говорят, тоже все начиналось с пропагандистской промывки мозгов. Да, конечно, времена изменились, но все же, все же...

А что касается "братства по вере", то с армянским христианством все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Дело в том, что монофизитский толк, которого придерживается Армянская григорианская Церковь, еще на Халкидонском соборе (451 г.) был объявлен ересью. Известный политолог Дмитрий Фурман вообще полагает, что именно монофизитство, обособившее армян от прочих Церквей, способствовало возникновению и развитию в них чувства покинутости, изгойства, той самой "многострадальности", когда армянский этнос противопоставлял себя чуть ли не всему миру. Как-то мне попалось высказывание достаточно заметного в Армении политического деятеля Сурена Золяна: "Нельзя жить, осознавая себя исключительно как противостоящую внешней враждебной силе величину... Видеть во всех врагов - самому стать врагом для всех. Это не путь, это бездна" (газета "Союз" # 21, 1991 г.). Ваши бы слова, господин Золян, да вашим же "вождям" в уши!

И чтобы завершить "духовную" часть разговора, скажу еще об одном. Не так давно появившуюся в Москве скульптуру армянского автора, где склонивших друг к дружке головы русскую и армянскую девушек как бы объединяет общий крест, трудно расценить как корректную с исторической и теологической точек зрения. Ну никак, воля ваша, не может лежать общий крест на православном и еретике.

И как все-таки соотносится с постоянными заверениями в "братстве" тот факт, что из Армении вслед за изгнанными азербайджанцами, курдами-мусульманами выехали почти все русские и Армения теперь единственная на постсоветском пространстве страна, ставшая на сто процентов без каких-то "десятых" моноэтнической?

В советское время союзный Центр сделал все для того, чтобы практически вывести Нагорный Карабах из состава Азербайджана, тем самым грубо нарушая конституции - и "общую", и республиканскую. Все действия Москвы - выделение особых средств для НКАО, создание комитета, руководимого Аркадием Вольским, - звенья одной цепи, единый процесс вывода автономной области из-под законной юрисдикции Азербайджана. Все это и вызвало, как говорилось, гнев и возмущение тысяч людей, требовавших у властей положить конец творившемуся безобразию и преступлениям против азербайджанцев. И Москва, собственной безрассудной политикой взрастившая конфликт, вновь не нашла ничего лучшего, как применить военную силу. Только теперь в отличие от Вильнюса и Тбилиси в ход пошли не только штыки и саперные лопатки, но и танки, вертолеты, много-много иного стреляющего железа. А счет жертвам велся уже не на единицы, а на сотни. Были попраны все законы - юридические и человеческие. Случившееся десять лет назад в Баку беспрецедентно даже по меркам тоталитарного режима.

Потом Россия гласно и негласно вооружала Армению, показывая нам мощный бронированный кулак, всегда таящий угрозу Азербайджану, как бы это ни отрицали российские военные.

@@@
За что расстреляли Баку?
Из Европы видней
Испорченный ужин в Париже
Кому должна Россия
Кто должен извиняться за инцидент?
Морской разбой не ослабевает
Наш ответ Америке

Неизвестное завещание Сталина

@@

За месяц до смерти вождь народов разъяснил аргентинскому послу, что такое хорошо и что такое плохо

2003-03-04 / Леонид Валентинович Максименков - научный сотрудник Центра исследований России и Восточной Европы Университета Торонто.



7 февраля с.г. Председатель Совета Министров СССР И.В.Сталин принял посла Аргентинской Республики Л.Браво. На приеме присутствовал Министр Иностранных Дел СССР А.Я. Вышинский.

"Правда" 8 февраля 1953 г.

Как известно, в отличие от Ленина, который умирал долго, но оставил ряд писем и статей (их немедленно "просочил" на Запад Троцкий), Сталин умер внезапно и никаких "Писем к съезду" и "Страничек из дневника" подданным не завещал. Однако в наши дни, с постепенным и весьма дозированным открытием архивных кладовых, вырисовывается ряд документов последнего года жизни диктатора, из которых, как из деталей мозаики, перед нами вырисовывается сталинская картина мира.

Одним из элементов этой мозаики представляется беседа Сталина с аргентинским послом в Москве Леопольдо Браво 7 февраля 1953 г. Текст ее до сих пор был известен лишь в пересказе самого посла и сегодня, в канун 50-летия смерти Сталина, впервые предлагается вниманию читателей "НГ". Вождю оставалось жить меньше месяца. Сама судьба послала ему собеседника из страны, которая объективно была созвучна сталинскому представлению о том, что такое хорошо и что такое плохо. Во главе ее стоял диктатор Хуан Доминго Перон (1895-1974). Произошло это при следующих обстоятельствах.

Во второй половине 40-х - начале 50-х гг. на латиноамериканском дипломатическом фронте Сталин провел одну за другой серию провальных акций, которые загнали СССР в этой части Нового Света в полный тупик. СССР по своей воле или по воле партнеров разорвал дипотношения с Бразилией, Чили, Венесуэлой, Кубой. Да и в Мексике еще хорошо помнили убийство Леона Троцки. Многие скандалы возникли из-за того, что в газетах этих стран неуважительно говорили об Иосифе Виссарионовиче. Любовь к вождю стала правовым понятием и распространялась на советское международное право. Сталин был конкретен в своих инструкциях Молотову: "Придется также дать указание Абакумову, чтобы он через милицию установил режим домашнего ареста для бразильского посла и его сотрудников".

Именно тогда, когда дипломаты латиноамериканских стран покидали Москву, к нам пожаловал эмиссар Перона. Посланец харизматического диктатора, не скрывавшего своих симпатий к Муссолини (чтобы не сказать - к Гитлеру) и желавшего построить корпоративную вертикаль власти (чтобы не сказать - фашистское государство) и создать общество, где не будет противоречий, пришелся в Кремле очень ко двору.

Полунамеки из советских документов того времени наводят на мысль о том, что более чем лояльно относился к СССР министр иностранных дел Аргентины Хуан Атилио Брамуглия (1903-1962). В 1948 г. он был председателем в Совете Безопасности ООН и стал посредником в разрешении берлинского кризиса.

Таким же сталинским симпатизантом "не по долгу, а по душе" выступает в беседе с вождем посол Леопольдо Браво. Родился он в 1919 г. В конце 40-х был посланником в СССР, затем работал в Румынии, а в 1953 г. возвратился в Москву на посольскую должность. Потом он вернется в Москву в конце 70-х и со знанием дела будет представлять одну из самых кровавых и жестоких диктатур Латинской Америки XX века. В 1983 г. возвратится в Аргентину, позднее станет сенатором.

Аргентино-советская дружба часто была взаимно расчетливой. Аргентина закроет глаза на советскую агрессию в Афганистане. СССР ни словом не обмолвится о тысячах исчезнувших аргентинцев. СССР поставит карту на поддержку Аргентины в фолклендском конфликте. Аргентина не присоединится к зерновому бойкоту. При диктатурах и избранных президентах тень Хуана Доминго Перона и Сталина витала над историей двух наших стран. Перон выдвинул идею третьего пути (не Советы и не Америка). Аргентинцы с горечью говорили, что этот третий путь сделал из Аргентины - страны первого мира - страну мира третьего.

Беседа со Сталиным не требует обширного комментария. Она самодостаточна как законченное произведение политического искусства. Вождь умиротворен: врачи-убийцы обезврежены, старые товарищи по оружию Молотов и Микоян убраны на второй план…

Запись беседы товарища И.В. Сталина с послом Аргентины Леопольдо Браво

7 февраля 1953 г.

Сталин спрашивает, сколько времени посол не был в СССР и изменилась ли Москва за это время.

Браво отвечает, что он отсутствовал в СССР четыре года и что в Москве заметны очень большие изменения. Ведется грандиозное строительство.

Браво говорит далее, что президент Аргентины Перон поручил ему передать Генералиссимусу Сталину сердечный привет и сказать, что Аргентина желает укреплять связи с Советским Союзом и, в частности, развивать торговые отношения.

Сталин говорит, что с нашей стороны возражений против этого не будет.

Браво заявляет, что для него является огромной честью и огромным удовольствием посещение Генералиссимуса и что это посещение останется у него в памяти на всю жизнь.

Сталин отмечает, что прием послов является его долгом, его обязанностью. Спрашивает Браво, что могло бы явиться объектом торговли между Аргентиной и СССР, что Аргентина хотела бы покупать в Советском Союзе и что могла бы продавать Советскому Союзу.

Браво отвечает, что Министерство иностранных дел Аргентины передало послу СССР Резанову меморандум, в котором содержится список товаров, которые Аргентина хотела бы закупать в Советском Союзе, а также список товаров, которые Аргентина могла бы поставлять в Советский Союз. В первую очередь Аргентина желала бы закупить в СССР бурильное оборудование для нефтепромышленности, нефть и сельскохозяйственные машины. Со своей стороны, Аргентина могла бы предложить кожу, шерсть, растительное масло и другие товары.

Сталин говорит, что Советское Правительство рассмотрит это предложение и что СССР заинтересован в торговле с Аргентиной 1.

Браво сообщает, что с малых лет он интересовался Советским Союзом, читал книги об СССР и что, таким образом, он и лично заинтересован в хороших отношениях с СССР. Браво выражает свое восхищение огромным строительством, ведущимся в Советском Союзе, и замечательными успехами, достигнутыми СССР в области индустриализации.

Сталин говорит, что силой народ невозможно заставить строить, но советский народ сам хочет строить, это облегчает строительство.

Браво отмечает, что президент Аргентины Перон также начал движение за независимость страны.

Сталин спрашивает: разве Аргентина в настоящее время не является независимой страной?

Браво отвечает, что Аргентина - независимая страна, но что раньше в стране было много иностранных империалистических монополий, которые господствовали в важных отраслях экономики Аргентины. Президент Перон начал кампанию за национализацию иностранных предприятий и уже национализировал некоторые из них, в частности железные дороги, порты, электропромышленность, городской транспорт, мясохладобойни. Заявляет, что без экономической независимости нет и свободы 2.

Сталин соглашается с этим. Говорит, что американцы хорошо знают, что те, кто владеет экономикой страны, владеют и ее независимостью, и что будет хорошо для Аргентины, если ее экономическая независимость будет утверждена, хотя бы постепенно. Это будет хорошо для Аргентины.

Браво говорит, что именно это и делают в настоящее время Перон и его сторонники: добиваются экономической независимости, чтобы добиться независимости политической. Заявляет, что Аргентина хотела бы укрепления культурных связей с СССР, а также связей в вопросах спорта.

Сталин приветствует это предложение. Замечает, что раньше были хорошими спортсменами испанцы. Cпрашивает, сильно ли развит в Аргентине спорт.

Браво отвечает, что в Аргентине очень развит футбол. Аргентина заинтересована в приезде аргентинской футбольной команды в СССР и советской в Аргентину.

Сталин говорит, что этот вопрос можно обсудить. Спрашивает о государственном языке Аргентины. Является ли таким языком испанский?

Браво подтверждает, что государственный язык в Аргентине испанский.

Сталин говорит, что, насколько он помнит, несколько лет назад министром иностранных дел Аргентины был Брамуглия и замечает при этом, что на Кавказе есть два селения, которые называются Брамуглия 3.

Браво подтверждает, что действительно Брамуглия был министром иностранных дел Аргентины. Говорит, что в настоящее время он является профессором университета 4.

Сталин говорит, что во время войны в Испании испанским послом в Москве был Паскуа. Заметив, что эта фамилия также часто встречается на Кавказе, говорит о некотором языковом сходстве народов, населяющих Кавказ и Испанию.

Браво соглашается с этим и говорит, что этим летом он намеревается посетить Кавказ, так как ему кажется, что обычаи народов Кавказа близки к обычаям народа его страны.

Сталин отмечает, что в давние времена в Кавказских горах укрывались от преследования врагов многие народы. В дальнейшем остатки этих народов откладывались как геологические наслоения. До настоящего времени на Кавказе сохранились остатки басков, сарматов, аваров, а также остатки народов, которые исчезли. Поэтому с точки зрения этнографии Кавказ представляет большой интерес. Ученый, который начал бы исследовать этнографический состав Кавказа, нашел бы очень много интересного. В Дагестане, например, в 3-4 ущельях, расположенных близко одно от другого, живут народы, говорящие на разных языках и не понимающие друг друга.

Спрашивает посла, как обстоит дело с экономической независимостью Мексики.

Браво отвечает, что, по его мнению, Мексика не может свободно развиваться из-за сильной зависимости от США.

Сталин говорит, что это правильно.

Браво говорит, что во всех странах Латинской Америки развивается в настоящее время движение за экономическую независимость. Народ Аргентины с очень большой симпатией относится к Советскому Союзу, так как видит в нем авангард в борьбе за независимость народов. От Аргентины на Конгрессе народов в защиту мира присутствовала делегация из 40 человек - представителей различных политических партий, религиозных убеждений, профессий; были также рабочие. Из числа этой делегации 15 человек посетили Советский Союз 5. Эти делегаты посетили посла и рассказывали ему о том огромном впечатлении, которое произвели на них пребывание в Советском Союзе и экскурсии на предприятия Москвы, в частности на Завод имени Сталина, где они видели сборку автомобилей.

Сталин говорит, что сила англо-американцев состоит в том, что в то время, как Испания, например, заботилась в первую очередь о католицизме, они стремились развить свою промышленность. Отмечает, что для того, чтобы стать самостоятельными, надо иметь свою индустрию.

Браво полностью соглашается с этим. Говорит, что именно поэтому они борются в Аргентине за экономическую независимость, причем имеют в этом деле некоторые успехи.

Сталин говорит, что без этого условия нельзя добиться независимости.

Браво сообщает, что в текущем году аргентинские заводы впервые дали сельскому хозяйству страны тракторы и грузовики собственного производства.

Сталин спрашивает, имеется ли в Аргентине нефть.

Браво отвечает, что нефть имеется, но не хватает оборудования для бурения нефтяных скважин.

Сталин спрашивает, имеются ли специалисты для нефтедобывающей промышленности.

Браво отвечает, что такие специалисты имеются. Отмечает также, что нефтяная промышленность в Аргентине национализирована, принадлежит государству.

Сталин говорит, что это хорошо, очень хорошо.

Браво, оговорившись, что его последующее заявление будет неофициальным, сообщает, что несколько лет назад Англия ела аргентинское мясо бесплатно, так как мясохладобойни, железные дороги и флот принадлежали Англии, и что Аргентине даже приходилось доплачивать за экспортируемое в Англию мясо.

Сталин спрашивает: будет ли так продолжаться в дальнейшем?

Браво отвечает, что дальше этого не будет, так как в настоящее время железные дороги, мясохладобойни и порты принадлежат государству, однако указывает, что Аргентина испытывает нехватку вагонов и железнодорожного оборудования.

Сталин говорит, что у нас найдутся и вагоны, и машины для Аргентины.

Браво благодарит.

Сталин просит передать президенту Аргентины Перону благодарность за привет и пожелание успеха в борьбе Аргентины за независимость.

Браво горячо благодарит. Говорит, что не замедлит сообщить об этом Перону.

Сталин говорит, что у нас в старое время, при царизме, вся, например, промышленность Ленинграда и весь Балтийский флот держались на английском угле, но теперь этого нет, так как мы выгнали англичан. Поэтому они и ругают нас.

Браво соглашается с этим.

Сталин говорит, что англосаксы любят сидеть на чужих спинах. Кончать с этим надо.

Браво говорит, что, к счастью, во всех странах развивается движение за национальную независимость и что скоро Англии придется сидеть лишь в своем доме.

Сталин. Пусть сидит в своем доме, а мы и не намереваемся вторгаться в ее дом.

Браво считает, что Англия в настоящее время в связи с ростом национально-освободительного движения во всем мире не решается уже вторгаться в чужие страны.

Сталин. Нет, есть такие районы, куда Англия вторгается: Малайя, Африка и другие места. Указывает, что в Бельгии и Голландии также сильны английские интересы. Отмечает, что еще существуют в мире места, которые Англия могла бы грабить, но что их становится с каждым днем все меньше.

Браво выражает надежду, что скоро таких мест не останется совсем.

Сталин говорит, что каждая нация, даже самая маленькая, хочет жить своей собственной жизнью.

Браво полностью соглашается с этим. Говорит, что такое желание существует у каждой нации.

Сталин говорит, что латиноамериканским странам надо бы объединиться. Замечает, что, может быть, латиноамериканским странам следовало бы образовать что-нибудь вроде Соединенных Штатов Южной Америки?

Браво говорит, что, к счастью, в латиноамериканских странах происходит объединение движения против иностранного империализма и что Аргентина показывает пример в деле завоевания экономической независимости.

Сталин говорит, что надо создать какой-нибудь союз латиноамериканских стран для позитивных целей, для целей экономического строительства, а не только для организации сопротивления. Спрашивает, захотят ли латиноамериканские страны образовать такой союз? 6

Браво говорит, что как будто у латиноамериканских стран существует такое желание, но, как только какая-либо страна начинает бороться за экономическую независимость, США поднимают в прессе враждебную кампанию против этой страны, стремясь обвинить ее в приверженности к коммунизму и в зависимости от Советского Союза.

Сталин говорит, что это лишь выдает бедность ума руководителей США, у которых денег много, а в голове мало. Отмечает при этом, что американские президенты, как правило, не любят думать, а предпочитают пользоваться помощью "мозговых трестов", что такие тресты, в частности, были у Рузвельта и Трумэна, полагавших, видимо, что если у них имеются деньги, то ума не нужно.

Спрашивает, имеются ли у посла какие-либо другие вопросы для обсуждения.

Браво говорит, что других вопросов у него нет. Он хотел бы заявить, что испытывает чувство огромной гордости и благодарности за то, что ему было позволено засвидетельствовать Генералиссимусу Сталину свое уважение, и что воспоминание об этом визите он сохранит навеки.

Сталин отвечает, что, если будет необходимо, он готов вновь принять посла, так как это является его долгом.

Браво говорит, что он очень рад видеть Генералиссимуса Сталина в добром здоровье, веселым и бодрым.

Сталин спрашивает: чем может быть вызвана такая радость, какую пользу он принес Аргентине?

Браво говорит, что Сталин - это человек, о котором думают люди всего мира, и не только коммунисты, человек, который всех интересует, о котором все спрашивают, книги которого читают и высказываниями которого руководствуются.

Сталин замечает, что посол, очевидно, преувеличивает.

Браво говорит, что все его слова от чистого сердца.

Сталин говорит, что не сомневается в этом, но что люди в других странах преувеличивают его роль. Один похвалит, другой подхватит, начинают хвалить все.

Браво говорит, что как бы там ни было, но он твердо знает, что ни о ком в мире так много не говорят, как о Сталине.

Сталин в шутливом тоне замечает, что одни его хвалят, другие ругают. Например, Черчилль.

Браво вновь благодарит за оказанную ему честь и говорит, что он преисполнен радостью в связи с представившейся ему возможностью видеть и говорить с Генералиссимусом.

На этом беседа, продолжавшаяся 40 минут, окончилась. На беседе присутствовал Министр Иностранных Дел СССР Вышинский А.Я.

Записали беседу т. Вышинский и т. Колосовский.

Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ, г. Москва), ф. 558, оп. 11, ед. хр. 250, лл. 3-11.

На л. 11 подпись Вышинского. Отпечатано два экземпляра. Послано Вышинским Поскребышеву 8 февраля 1953 г. с сопроводительной запиской Вышинского за # 237 ВК.

Комментарий

1: Торговое соглашение между СССР и Аргентиной было подписано 5 августа 1953 г. 24 мая 1955 г. "Правда" сообщила об открытии выставки СССР в Буэнос-Айресе - первой советской промышленной выставки в Латинской Америке. Назад

2: По Конституции 1949 г. Перон объявил национальные богатства страны (гидроресурсы, полезные ископаемые и др.) неотчуждаемой собственностью государства. Аргентина не вступила в МВФ и во Всемирный банк. Назад

3: На самом деле фамилия Брамулья - итальянского происхождения. Назад

4: У Брамуглия не сложились отношения с супругой Перона Эвитой. Согласно воспоминаниям Ипполито Паса, его наследника в аргентинском МИДе, Брамуглия несколько переоценил степень своего влияния на генерала. Дипломат как-то сказал Эвите: "Не забывайте, сеньора, что во время моих заграничных поездок президент мне каждый день пишет". Что было правдой. Но Эвита парировала: "А вы, Брамуглия, не забывайте, что со мной президент каждую ночь спит". Министр был немедленно отправлен в отставку. Назад

5: Речь идет или о Конгрессе народов в защиту мира, состоявшемся в Дании, или о Конгрессе народов стран третьего мира в Пекине. Назад

6: Аргентина была единственной латиноамериканской страной, которая не ратифицировала устав Организации американских государств, принятый на конференции в Боготе в 1948 г. Ипполито Хесус Пас вспоминал, что мечтой и навязчивой идеей Перона было достижение формального союза между Аргентиной, Бразилией и Чили. 21 февраля 1953 г., через несколько дней после беседы у Сталина, в Сантьяго-де-Чили был подписан договор о союзе между Аргентиной и Чили (так называемый Акт Сантьяго). Назад

Последний аккорд

Постскриптумом к этой встрече стало обращение посла по личному вопросу. Леопольдо Браво попросил помочь освободить для него из румынского плена его невесту. Вот текст челобитной:

"Обращаюсь к Вашему Превосходительству, Генералиссимус Сталин, как к другу Аргентины и Румынии, с просьбой оказать содействие с тем, чтобы Маргарита Иоана Стаматиад, ассистентка на филологическом факультете Университета в Бухаресте (Румыния), смогла получить разрешение на въезд в Москву, так как я хочу с ней обвенчаться. Это скромная девушка из бедной семьи, имеющая демократические убеждения. В настоящее время она тяжело больна и находится в больнице.

Я прошу Ваше Превосходительство предпринять шаги перед правительством Румынии с тем, чтобы этой девушке был выдан соответствующий паспорт. До сегодняшнего дня министерство Румынии не ответило на мою просьбу о разрешении поездки указанного лица, несмотря на то что эта просьба была направлена довольно значительное время тому назад.

Всю мою жизнь я буду благодарен Вашему Превосходительству за помощь в этом вопросе.

Леопольдо Браво".

Верный сталинский оруженосец Александр Поскребышев вскоре после беседы с послом попал в опалу. Его место занял В.Чернуха. Он-то и сообщил в МИД СССР сталинский вердикт: "Указание т. Сталина - пусть МИД окажет содействие. Сообщено т. Малику 20.02.53 ВЧ".

@@@
Неизвестное завещание Сталина
Папа строг и справедлив
Пекин бросил вызов господству США на морях
Пора перейти к практическим мерам
Придуманная проблема
Профессионалы спецслужб против профессионалов террора
Путина

Российское многоголосие в ПАСЕ

@@

Кусочек страсбургского пирога стремится урвать каждый из парламентариев

2002-09-24 / Анатолий Гордиенко, Татьяна Рублева







Завтра в Страсбурге на сессии ПАСЕ будет обсуждаться вопрос о положении в Грузии. Обсуждение было запланировано задолго до обострения отношений Грузии и России, однако сейчас эта тема существенно видоизменилась. Фактически будет обсуждаться грузино-российский конфликт. В преддверии заседания внутри российской делегации наметился раскол. Причиной разногласий стала договоренность о предварительной встрече грузинских и российских парламентариев по инициативе члена делегации Грузии Зураба Жвании. Часть делегации Федерального собрания РФ под руководством председателя комитета Совета Федерации РФ по международным делам Михаила Маргелова решительно заявила, что будет встречаться со своими грузинскими коллегами. "Мы настроены на диалог. Ни в коем случае наши народы не могут быть враждебны друг другу. То, что не понимает или не может понять исполнительная власть Грузии, до них может донести грузинская законодательная власть", - сказал журналистам Михаил Маргелов. Между тем эта позиция вызвала резкий протест некоторых российских делегатов. Глава думского комитета по международным делам Дмитрий Рогозин заявил, что встречи российской и грузинской делегаций до обсуждения грузинского вопроса на сессии ПАСЕ не будет. "Это же не Шеварднадзе, от которого что-либо зависит, это не руководители спецслужб, которые играют в непонятные игры с боевиками, это грузинские парламентарии", - сказал он. Вчера Дмитрий Рогозин заявил журналистам, что международное право дает России все основания на проведение силовой акции против боевиков, засевших в Панкисском ущелье Грузии. По его словам, 21 сентября он передал президенту Владимиру Путину документ, в котором изложены "легитимные основы нашего права на самооборону". Рогозин пояснил, что в нем содержатся ссылки на соответствующие нормы международного права, приводятся прецеденты применения силы в рамках самообороны со стороны ведущих государств; изложены также формы возможного ответа со стороны государства на нарушения территориальной целостности и суверенитета РФ, угрозу безопасности российских граждан. "По всем пунктам, обозначенным в этом документе, можно твердо сказать: Россия вправе использовать свое право на самооборону, предусмотренное также и соответствующей статьей устава ООН", - сказал парламентарий.

@@@
Российское многоголосие в ПАСЕ
США имеют все основания ударить по Багдаду
Соблазн вмешательства
Современная "философия интернационализма"
Соединенные штаты напали на Сирию
Старая стратегия на новый лад
Суд для Косово

Тайная стратегия России

@@

Концепция национальной безопасности разрабатывается под грифом "секретно"

2009-03-25 / Владимир Иванов







За один присест осилить Стратегию национальной безопасности не удалось.

Фото Reuters

Вчера в Кремле под председательством президента России Дмитрия Медведева состоялось заседание Совета безопасности, на котором решался вопрос об утверждении «Стратегии национальной безопасности России до 2020 года». Документ признан требующим доработки.

По окончании заседания Совета безопасности его секретарь Николай Патрушев сообщил журналистам, что, хотя члены Совбеза ранее уже согласовали проект стратегии, участники внесли ряд предложений по ее улучшению. Он признал, что звучали «диаметрально противоположные предложения… Мы взяли срок один месяц на доработку документа. Это не изменит стратегию принципиально, но внесет в нее ряд корректив».

Он добавил, что в целом проекты стратегии и прилагающихся к ней документов на заседании совета были поддержаны. По его мнению, Стратегия нацбезопасности должна быть увязана с концепцией социально-экономического развития страны до 2020 года: «Эти два документа должны друг друга дополнять».

Оценивая содержание документа, Николай Патрушев подчеркнул, что в целом в стратегии уточняются цели, важнейшие направления и задачи развития системы обеспечения национальной безопасности страны. «На долгосрочную перспективу мы будем стараться выстраивать международные отношения на принципах равноправия и взаимовыгодного сотрудничества государства, опоры на международное право, обеспечение надежной и равной безопасности», – пояснил Николай Патрушев.

@@@
Тайная стратегия России
Требования бывших рабов
Фантом международного права
Философия стратегической стабильности
Шакал при американском льве
Юбилейная судорога ООН