"Гражданский форум предложил новую модель"

@@

Председатель общества "Мемориал" Арсений Рогинский считает, что правозащитное движение нуждается в новых кадрах

2001-12-18 / Владимир Тихомиров Со дня проведения Гражданского форума прошел уже месяц - достаточный срок, чтобы подвести итоги. Произошли ли глубинные перемены в сознании общества и власти? Стал ли форум неправительственных организаций очередным парадным мероприятием или во взаимоотношениях власти и структур гражданского общества действительно уже наметились какие-то реальные сдвиги? Об этом "НГ" рассказал член оргкомитета Гражданского форума, председатель общества "Мемориал" Арсений Рогинский.



-Арсений Борисович, как вы оцениваете итоги прошедшего Гражданского форума?

- Форум - это только звено, это момент в длительном процессе развития взаимоотношений общественных инициатив и власти. Благодаря мероприятию под названием Гражданский форум эти отношения оказались в центре внимания - чуть ли не впервые за последние 10 лет. О более конкретных результатах говорить сейчас, конечно, рано.

- До форума вы, и не только вы, опасались, что он станет имитацией жизни гражданского общества или что будет создана какая-то "гражданская вертикаль".

- В каком-то смысле то, что на этом мероприятии не произошло, столь же важно, как и то, что произошло. Не случилось худшего, очень многими ожидаемого: ни тем, кто хочет "порулить" гражданскими организациями, ни тем, кому хочется, чтобы ими "порулили", не удалось создать никаких управляющих органов гражданского общества.

Получилась нормальная, хотя и очень громоздкая рабочая встреча: обсудили множество проблем, провели по этим проблемам переговоры с госструктурами. Переговоры прошли по-разному: где-то неплохо, где-то произошел прорыв, а где-то диалог застопорился или вовсе не состоялся. И это, между прочим, обнадеживает - потому что меньше всего похоже на имитацию.

Но есть свои подводные камни. Например, комиссии и советы, которые предложили создать на форуме. Одни из них могут легко превратиться в безгласные придатки власти, другие - стать вотчиной тех или иных общественных лидеров, которые захотят монополизировать и тему, и диалог с государством. Любые общественные советы или переговорные площадки могут быть эффективны, только если они открыты для всех вменяемых гражданских структур.

- А таких вменяемых много?

- Смотря в каких сферах. Дело не только в компетентности: далеко не все неправительственные организации готовы брать на себя ответственность и предлагать реальные решения. Но я знаю немало и таких организаций, которые к этому готовы.

- А власть? Готова ли она будет поделиться своими полномочиями?

- Да не может быть никакого "раздела полномочий". Наши амбиции так далеко не идут. Власть есть власть, и принимать решения полномочна именно она. Наша же ответственность в том, чтобы предлагать решения. И аргументированно спорить с властью, если ее решения кажутся нам неправильными, - это называется "гражданская экспертиза". И следить за тем, как они выполняются, - это называется "гражданский контроль".

- А власть готова всерьез отнестись к тому, что гражданское общество будет предлагать ей какие-то решения? Тем более - контролировать ее?

- Сказать, что власть и гражданское общество уже сегодня готовы к постоянному и равноправному взаимодействию, было бы верхом наивности. Половина чиновников несколько недель назад вообще не подозревала о существовании каких-то там общественных организаций. Да и некоторые из этих организаций осознают себя исключительно клиентами государства и смотрят на него снизу вверх как на распределителя разнообразных благ. И как вы хотите, чтобы они вступали друг с другом в партнерские отношения и стали бы всерьез консультироваться?

- Так что же в таком случае вас "обнадеживает"?

- Мне показалось, что дискуссии на форуме наглядно продемонстрировали: у нас появилось множество гражданских активистов, обладающих энергией, компетентностью, точным пониманием специфики общественной работы. В ходе подготовки форума много раз произносились ключевые слова: "равноправное партнерство", "переговоры", "диалог", "гражданский контроль". Поначалу эти слова встречали непонимание и сопротивление. Но они были внедрены в сознание представителей власти и произнесены ими на форуме. И даже если они произносились не вполне искренне или совсем неискренне - они вошли в политическую риторику. И важно, что они постепенно начали входить в общественное сознание. По сути, на форуме была предложена новая модель.

- В чем вы видите опасность для реализации идей форума?

- Во-первых, центральная власть может забыть о договоренностях, достигнутых на форуме, как о случайной фантазии. Во-вторых, власть может не удержаться от соблазна и все-таки попытается приделать к сообществу гражданских организаций рулевое колесо. Наконец, третье, и это уже отчасти не опасность, а реальность: попытки региональных начальников "построить" нас на своем региональном уровне. Иные из них создали разные общественные палаты, которые только имитируют связь с гражданскими организациями. Нужно, чтобы общественные советы создавались не при губернаторе, а по темам (беженцы, тюрьмы, социальная защита и так далее) с обязательным участием соответствующих чиновников местных администраций. Тогда гражданские организации могли бы проводить общественную экспертизу конкретных действий власти. Региональному начальству нелегко пойти на такой шаг, это целый переворот в модели управления.

- Не кажется ли вам, что для реализации этих задач необходимо преобразовать не только власть, но и само сообщество гражданских организаций?

- Конечно, лично мне легче было бы жить по-старому. Но развитие государства требует постоянного впрыскивания новых идей и новых людей. А посмотрите на правозащитное движение. Мне - 55 лет, остальным правозащитникам - кому за 60, а кому и за 70... Государственные чиновники говорят об обновлении кадров, а мы? Конечно, перемены нужны. Сейчас самое важное - укрепление связей между общественными организациями самых разных направлений. Оно шло все последние годы. И на форум мы пришли с лозунгом "На ваши вертикали - наши горизонтали". А для гражданского общества именно горизонтальные связи являются системообразующими.

- Перед форумом много писали о расколе среди правозащитников. Он произошел?

- Да не было никакого раскола по принципиальным моментам. Дискуссия шла вокруг содержательного, но частного вопроса - может ли правозащитная организация вступить в прямой диалог и о чем-то договариваться с государством, которое систематически нарушает права человека, ведет войну, ввозит ядерные отходы и так далее. Термин "раскол" появился из-за стремления прессы доступным языком объяснить новое, непонятное и поэтому раздражающее явление.

@@@
"Гражданский форум предложил новую модель"
"Мы не можем позволить себе проводить политические эксперименты"
"У Лукашенко отсутствует демократическая легитимность"
«Партнерский контроль» по-американски
Аджария впервые голосовала без Абашидзе
Американская делегация посетит Грузию 25–27 августа
Армия влияет на имидж страны

Базы в обмен на стабильность и процветание

@@

Под этим лозунгом Пентагон расширяет свое присутствие в Центральной Азии

2002-01-28 / Василина Васильева, Сергей Козлов, Виктория Панфилова



Помощник государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Элизабет Джоунс продолжает свое центральноазиатское турне. Завершилось ее пребывание в Бишкеке, где она встретилась с президентом Киргизии Аскаром Акаевым. В ходе беседы стороны обсудили общую ситуацию в мире, и в частности в Афганистане, взаимодействие двух стран в рамках действий против международного терроризма, а также вопросы двусторонних торгово-экономических отношений.

Джоунс передала президенту Акаеву "теплые приветствия" от госсекретаря Колина Пауэлла, сопроводив их замечанием о том, что сегодня в Вашингтоне хорошо осознают значение каждой из центральноазиатских стран для сохранения безопасности в регионе. Поэтому Белый дом и Пентагон благодарны Бишкеку за содействие усилиям антитеррористической коалиции. Как и положено в таких случаях, сухой политической благодарностью дело не обошлось - Джоунс сообщила, что Америка намерена наладить с Киргизией "тесные торгово-экономические связи". И уже в ближайшее время в США отправится киргизская правительственная экономическая делегация.

В ходе визита американский дипломат встретилась с министром иностранных дел Муратбеком Иманалиевым, секретарем Совета национальной безопасности Мисиром Ашыркуловым, спикерами обеих палат парламента, журналистами, представителями правозащитных организаций и деловых кругов, студентами. Джоунс посетила американских спецназовцев, которые дислоцированы в районе аэропорта "Манас", и ознакомилась с солдатским бытом.

При этом представитель госдепа США заявила, что "американское присутствие в Киргизии будет значительным и долговременным". Она выразила благодарность "киргизским властям и киргизскому народу" за предоставленную возможность разместить на территории республики военную базу. "Когда конфликт завершится, мы не уйдем из Центральной Азии. Во всех пяти странах мы должны расширять нашу постоянную поддержку демократических институтов, местных неправительственных организаций и независимых средств массовой информации. Сотрудничая со странами региона в борьбе с терроризмом, параллельно мы должны усилить акцент на соблюдение прав человека", - отметила Джоунс.

Сегодня все американские официальные лица, которые с той или иной целью посещают страны СНГ, прежде всего интересуются, в какой мере здесь обеспокоены появлением военных баз США в Центральной Азии. Поэтому накануне визита помощника государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Элизабет Джоунс в Казахстан большинство аналитиков склонялись к мнению, что казахстанский министр иностранных дел Ерлан Идрисов и американский дипломат при встрече в первую очередь обсудят вопросы размещения военных баз на территории республики. Однако главный вопрос - предоставит ли в ближайшем будущем Астана свою территорию для размещения американских баз - так и остался без официального ответа.

Об отношениях Казахстана и США сегодня говорится много. Но предугадать, появятся ли американские или, говоря шире, натовские военные базы на территории Казахстана, сейчас невозможно. Одно можно сказать точно: все зависит от позиции России. Понятно, что американцы стали активно располагать свои военные силы в Центральной Азии не только из-за желания обосноваться в этом регионе, воспользовавшись всеми обстоятельствами борьбы с талибами. И не только потому, что им становится все более неуютно в Пакистане в связи с растущими там антиамериканскими настроениями. Безусловно, здесь имеется целый ряд неафишированных целей - например, для того, чтобы в этом ключевом регионе наблюдать за Россией и Китаем. К тому же Центральная Азия сегодня является достаточно цивилизованным регионом, где не проявляется остро исламский фактор и нет особого противостояния по религиозным мотивам. С другой стороны, военное присутствие всегда является прикрытием других интересов, в том числе и экономических. А Казахстан прежде всего привлекает иностранцев своими сырьевыми ресурсами.

Как полагают некоторые аналитики, сегодня перспектива появления военных баз в Казахстане зависит только от реакции России на процесс внедрения США в Центральную Азию. Впрочем, есть и другие мнения. На днях председатель Госдумы Геннадий Селезнев заявил, что Соединенные Штаты не могут создавать свои военные базы в Центральной Азии, так как не имеют на это мандата ООН. По словам главы нижней палаты парламента, "все, что сегодня делается в этом регионе, происходит по согласованию с этими азиатскими государствами при консультациях с Россией". По его наблюдениям, которые он сделал в ходе рабочей поездки в Казахстан и Таджикистан в начале января, власти этих республик не проявляют желания создавать у себя постоянные американские базы.

Директор Института стран СНГ Константин Затулин считает по-другому: "Казахстанские власти весьма заинтересованы в американском присутствии, рассматривая его не только как гарантию спокойствия и безопасности для своей страны. Скорее - как долгосрочный брак с США, в котором Казахстан, как невеста, надеется, что американский жених очень щепетильно и добросердечно отнесется к существующему политическому режиму. То же самое можно сказать и о других центральноазиатских странах, которые беспокоятся за свое будущее и надеются, что дружба с самой великой державой мира их обезопасит".

Еще недавно возможность появления военных баз США на территории Центральной Азии казалась абсурдной. Поэтому если сегодня присутствие американцев в Казахстане представляется немотивированным, то завтра они вполне могут там разместиться. Хотя, как считают некоторые российские политики, Вашингтон признал, что центральноазиатские республики относятся к сфере интересов Москвы, и поэтому свои действия он согласовывает с Россией.

"Никто не давал США длительного мандата на создание там военных баз", -- подчеркивает Геннадий Селезнев. Также спикер Госдумы напоминает, что у России есть Договор о коллективной безопасности с Казахстаном, Таджикистаном и Киргизией, который неукоснительно соблюдается.

Сегодня официальный Казахстан опровергает сообщения о предоставлении США военных баз для нанесения ударов по Афганистану. По словам министра иностранных дел Ерлана Идрисова, подобная информация "абсолютно не соответствует действительности". И вообще глава казахстанского МИДа выразил сомнение в целесообразности применения санкций, объявленных ООН против Афганистана. Сегодня в Астане считают, что мир в этой стране возможен лишь на основе диалога и компромисса всех политических сил и противоборствующих сторон при условии невмешательства извне.

Элизабет Джоунс встретилась и с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым. По словам таджикского руководителя, Душанбе не только с удовлетворением воспринимает активизацию сотрудничества с Вашингтоном, но и связывает с этим обстоятельством "большие надежды на перспективу".

Любопытно, впрочем, другое: в ходе встречи с Рахмоновым американский дипломат заявила, что США "не намерены создавать постоянные военные базы в Центральной Азии". Напомним в этой связи, что недавно побывавший в Бишкеке командующий Центральным командованием ВС США генерал Томми Фрэнкс утверждал ровно то же самое: Соединенные Штаты "не планируют создавать постоянные военные базы в Центральноазиатском регионе".

Думается, все это вряд ли свидетельствует о серьезных разногласиях в среде американских политиков и военных или о том, что Вашингтон еще не определился полностью в данном вопросе. Совершенно очевидно, что США постараются сохранить свое присутствие в регионе так долго, как это им будет необходимо. Данная необходимость выражается не только в стремлении к окончательному разгрому религиозных экстремистов, но и в желании расширить свое экономическое присутствие в Центральной Азии. Речь в частности, идет о создании разветвленной транспортно-энергетической инфраструктуры, связанной с углеводородными ресурсами Каспия, Туркмении и Узбекистана. Поэтому в настоящий момент Вашингтон (несмотря на ритуальные заявления обратного свойства) на деле готов снисходительно отнестись к многочисленным нарушениям прав человека в странах региона и явно заигрывает с их лидерами, которых еще совсем недавно называл "тоталитарными".

@@@
Базы в обмен на стабильность и процветание
Беспорядки в Киргизии
Богатое приданое Центральной Азии
Борьба с торговлей людьми – дело всего международного сообщества
Будущее ООН решат главы государств
В Тбилиси разглядели угрозу с севера
В преддверии еще одной «бархатной революции»

Венецианский неуд

@@

Западные эксперты критически оценивают проекты киргизской Конституции

2006-10-12 / Виктория Панфилова Оппозиция требует от президента бакиева реальных конституционных реформ. Венецианскую комиссию не устроил ни один из проектов нового основного закона республики.







Уже в начале ноября киргизская оппозиция будет ставить вопрос об отставке президента Бакиева.

Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Завтра в Бишкеке киргизская оппозиция собирает Форум политических сил, на нем будет выработан порядок проведения бессрочного митинга, который запланирован на 2 ноября. По словам председателя Социал-демократической партии Алмазбека Атамбаева, форум станет еще одной попыткой «достучаться до властей в преддверии митинга».

Одним из главных лозунгов ноябрьского митинга станет требование оппозиции к президенту Курманбеку Бакиеву ускорить конституционную реформу. Однако это требование вряд ли выполнимо, поскольку киргизский парламент только-только приступил к обсуждению трех основных проектов Конституции. К тому же в парламент продолжают поступать варианты не только от неправительственных организаций, но и от частных лиц. Свой «индивидуальный» проект новой конституции республики представил в парламент и премьер-министр Феликс Кулов. Всего же сейчас существует два десятка вариантов новой Конституции.

Как ранее уже сообщала «НГ», для работы над проектами была создана рабочая группа во главе с бывшим генпрокурором Киргизии, депутатом парламента Азимбеком Бекназаровым. Этой группе было поручено разработать три варианта проекта будущей Конституции – под президентскую форму правления, под парламентскую и под смешанную. Все три проекта были своевременно представлены в Венецианскую комиссию Совета Европы «За демократию через право».

@@@
Венецианский неуд
Власть строит демократию сверху
Военные базы объявят вне закона
Возможен ли переворот в Белоруссии
Геннадий Гудков: Страна Советов стала страной откатов
Горан Свиланович: "Мы рассчитываем на поддержку России"
Горан Свиланович: "Распад СРЮ приведет к новому "землетрясению"

Диалог в Бишкеке: каждый о своем

@@

Разговор между властями Киргизии и их оппонентами опять не получился

2001-02-24 / Виктория Панфилова



В МИНУВШИЕ выходные в резиденции президента Киргизии Аскара Акаева "Ала-Арча" в очередной раз собрались представители оппозиции и правительства для ведения диалога, который, как свидетельствуют участники круглого стола-2, получился достаточно нерезультативным. И лишь сам президент Акаев охарактеризовал 9-часовую встречу как "конструктивную и плодотворную".

В заседании приняли участие представители 18 политических партий, 20 неправительственных организаций и ведущих СМИ. Напомним, что первое заседание круглого стола состоялось в июне 2000 г. по формуле 21+21+21+21. Тогда ведущие оппозиционные партии и инициаторы этого мероприятия в лице представителей ОБСЕ не приняли в нем участия, мотивируя это слишком большим количеством участников заседания, что негативно сказывается на обсуждении насущных вопросов.

Нечто подобное произошло и на сей раз. Накануне заседания восемь политических партий Киргизии сделали совместное заявление, выступив против заявленного формата. По их мнению, формат встречи должен быть 9+9+9+9. Кроме того, лидеры партий требуют включения в повестку дня вопроса о нарушениях прав человека в республике. Этот же вопрос рассматривался и на прошлогодней встрече. Однако ни одна из принятых резолюций круглого стола-1 не выполнена.

Сегодня можно констатировать десятки нарушений прав и свобод человека в Киргизии со стороны властей. Более ста членов оппозиционной партии "Ар-Намыс" обратились в западные посольства с просьбой о предоставлении политического убежища. Лидер партии Феликс Кулов осужден гарнизонным судом к 7 годам лишения свободы, против него возбуждено новое уголовное дело. На этот раз экс-вице-президент обвиняется в служебном попустительстве и нанесении государству ущерба в особо крупных размерах. Между тем журналистам газеты "Асаба" удалось взять интервью у Феликса Кулова, в котором, в частности, он утверждает, что его "попытаются уничтожить любой ценой".

Председатель Киргизского комитета по правам человека Рамазан Дырындалов и правозащитник Альберт Корголдоев обратились к австрийским властям с просьбой о предоставлении политического убежища. В этой связи президент Коалиции неправительственных организаций Толекан Исмаилова потребовала от Генпрокуратуры прекратить преследование правозащитников, которые из-за этого уже вынуждены эмигрировать. Лидеры других политических партий и общественных организаций призвали президента Акаева поделиться властью с парламентом и правительством, а также начать наконец реформу судебной системы. Председатель правозащитного движения Киргизии Турсунбек Акунов призвал власти освободить из заключения лидера оппозиции Топчубека Тургуналиева, осужденного за идеологическое руководство группой, готовившей покушение на президента Акаева. Правда, 6 марта Верховный суд Киргизии планирует начать рассмотрение апелляции Тургуналиева. В связи с ухудшением состояния здоровья он был переведен из следственного изолятора Службы национальной безопасности (СНБ) в медсанчасть колонии. Представитель оппозиционной партии "Ар-Намыс" Эмиль Алиев призвал президента вмешаться в дело лидера партии Феликса Кулова и обеспечить справедливый пересмотр его дела.

Как считают независимые наблюдатели и международные правозащитники, дела Кулова и Тургуналиева имеют политическую подоплеку. Об этом свидетельствует заявление представителя международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Вотч" Кассандры Кавана, по словам которой правительства центральноазиатских стран расширяют нарушения прав своих граждан, прикрываясь необходимостью сохранения стабильности. Однако эти действия имеют обратный эффект, подрывая национальную безопасность во всех пяти странах региона. Жестокое преследование оппонентов со стороны правительств в прошедшем году оказалось еще большей угрозой для стабильности и безопасности этих стран, чем даже опасность со стороны движения "Талибан". Особенно беспокоит кампания против "врагов народа", которая напоминает худшие годы сталинских репрессий в 30-х годах. По словам Кавана, трудно найти в современном мире другую страну, которая, как Узбекистан, использует террор для запугивания своего населения. Такая кампания может теперь ударить по самим ее инициаторам. Кроме того, постоянный отказ правительств Запада поднимать вопросы нарушения прав человека наводят лидеров Центральной Азии на мысль, что они могут продолжать свои действия. И это становится причиной того, что простые граждане региона думают, что Запад им враждебен, как их как раз и уверяют идеологи-исламисты. Если такое мнение будет распространяться, заявила Кавана, то можно предсказать, что это приведет к еще большей враждебности между регионом и Западом.

Похоже, что и на этот раз попытки властей Киргизии найти компромисс с оппозицией обречены на провал. Открытого диалога между сторонами не получилось. Как заявила в интервью газете "Республика" Толекан Исмаилова, "мне особенно запомнились слова президента Акаева о безнаказанном терроре, который якобы организован против него и членов его семьи. Он сказал, что терпит этот "террор" и всю критику, как бы говоря, что он мог всех раздавить, как козявок, а он терпит, а во-вторых, этими словами президент как бы упрекал своих министров-силовиков в том, что он вынужден терпеть весь этот "террор". Акаев сказал, что он стал конформистом, я думаю, все ждали признания президента в его закабалении всякими кланами и бывшей партийной номенклатурой, и что же мы услышали - оказывается, он стал конформистом к требованиям Запада и международного сообщества о проведении демократических реформ, и он жалеет об этом".

На заседании было уделено внимание и проблемам СМИ. Журналисты требовали прекратить испытание независимой прессы судебными исками. Замира Сыдыкова выступила с инициативой об объявлении мониторинга на выдвижение госчиновниками судебных исков против независимых газет. Также журналисты отметили, что их права не признаются, а давление со стороны силовых ведомств возрастает.

Участники заседания коснулись и других актуальных тем. Так, например, глава партии "Адилет" Марат Султанов считает, что правительственная программа по преодолению бедности не может быть реализована, пока не будет учтен принцип справедливости и в выплате налогов, и доступе к капиталам, и распределении имеющихся благ между богатыми и бедными. Лидер партии экономического возрождения Киргизии Валерий Хон подчеркнул, что правительством не придается должного значения проблемам класса бизнесменов ни в нынешней экономической политике, ни в правительственной программе "Комплексные основы развития" (КОР). По его мнению, КОР не учитывает природные ресурсы республики и возможности местной промышленности, например электроэнергетики, фармацевтики, винно-водочной отрасли, овцеводства и др. Джоомарт Оторбаев, председатель координационного совета партии "Моя страна", высказал мнение, что все сегодняшние беды происходят не по причине экономического кризиса, а по причине кризиса идей. Сегодня нужно сконцентрироваться на единой стратегии дальнейшего развития. Если это гражданское общество, то нужно менять политику и восстанавливать баланс ответственности.

@@@
Диалог в Бишкеке: каждый о своем
Дипломатия под давлением бизнеса
Дискриминация
Дмитрий Саймс: «США не назначали себя сверхдержавой»
Евросоюз обеспечивает стабильность в Чаде
Еще одна формула партнерства
Закон принят – диалог продолжается

Западный бизнес хочет сильного государства в России

@@

По мнению Александра Лившица, показательными для иностранных инвесторов станут три с половиной месяца после президентских выборов

2000-03-21 / Сергей Старцев Вчера представитель президента РФ по делам индустриально развитых стран Александр Лившиц провел в Москве пресс-конференцию, на которой рассказал об итогах своей длительной рабочей поездки, в ходе которой он сначала посетил Вашингтон, Хьюстон, Нью-Йорк, Монреаль, Оттаву и Торонто, а затем, после промежуточной остановки в Москве, - Лондон, Париж, Гаагу, Брюссель, Люксембург, Берлин, Мюнхен и Рим. В итальянской столице Александр Лившиц встретился с корреспондентом "НГ" и прокомментировал итоги своего турне "Независимой газете".



Александр Лившиц.

Фото Владимира Павленко (НГ-фото)

- АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВИЧ, для того чтобы оценить масштаб проделанной работы, расскажите, пожалуйста, с кем вы встречались в ходе нынешнего вояжа за океан и в Европу.

- Моих собеседников можно было бы разделить на четыре основные группы. Первая - это видные политики, министры иностранных дел и финансов, главы центральных банков, а также руководители крупнейших международных организаций - и.о. главы МВФ Стэнли Фишер, председатель Европейской комиссии Романо Проди, генеральный секретарь исключительно важной, но пока еще мало известной в России Организации экономического содружества и развития (ОЭСР) Дональд Джонстон, руководители Европейского инвестиционного банка в Люксембурге. Ко второй группе относятся руководители крупнейших компаний и банков, а также представители больших объединений предпринимателей. В Мюнхене, например, у меня состоялась встреча с девятью первыми лицами мира бизнеса, некоторые из них специально приехали туда.

Третья группа - это аналитики неправительственных организаций и крупнейших компаний и банков мира. Консультации в ними заняли у меня примерно 50% времени. Это особый жанр, который я бы назвал смесью допроса с диктатом. То есть я приезжаю, закрываются двери, все достают блокноты, и в течение нескольких часов мы говорим о России. Я считаю это чрезвычайно важной работой, о которой практически ничего нельзя говорить, поскольку то, о чем они меня спрашивали, принято считать конфиденциальной информацией. Но, как вы понимаете, такие беседы оказывают определенное влияние на выработку стратегии и этих компаний, и правительственных структур. Наконец, у меня состоялись встречи с журналистами, представителями общественности и различных ассоциаций, занимающихся отношениями с Россией, с сотнями мелких и средних предпринимателей.

- Особенностью вашей поездки, несомненно, было то, что она проходила в преддверии президентских выборов в России. Нет ли у вас ощущения, что отношение Запада к России в последнее время в чем-то изменилось? Затрагивалась ли на ваших встречах чеченская тема?

- Само собой разумеется, разъяснение того, что сейчас происходит в России, какой у нас парламент, как и.о. президента взаимодействует с этим парламентом, что делают олигархи и т.д., происходило с утра до ночи на всех уровнях и на всех встречах без изъятия. Должен вам сказать, что отношение к Владимиру Путину везде позитивное. Вопросов "Who is Putin?", как в Давосе, теперь не возникает вообще.

Я не любитель бить в литавры до срока, но должен констатировать, что изменение отношения к России есть. В последний раз я был в Америке в декабре прошлого года, в Европе - в августе. Мне есть с чем сравнивать. Стало чуть получше. Правда, в разных странах в неравной степени. В Европе это пока мало ощутимо. Когда я слышал в Европе разговоры о Чечне и необходимости учитывать общественное мнение, у меня было чувство, что я в Вашингтоне, но в декабре. В конце февраля в Вашингтоне этого уже не было. Я уж не говорю о Японии: у них были взрывы в метро, они все это понимают и вообще эту тему не трогают. За Атлантикой, в Америке и Канаде, после изнурительных трехчасовых консультаций, когда уже вся работа была сделана, я слышал: "Да, кстати, а что у вас с Чечней?". При этом блокнот закрывался и убирался в портфель. Очевидно, просто нужно было "отметиться". В Европе по-другому. Тем не менее тема Чечни уходит на периферию, она все менее дебатируется. А проблема Европы, вероятно, состоит в том, что сегодня в ней нет лидера, такого лидера, каким был де Голль, каким был Коль.

- Перейдем теперь к основному содержанию ваших бесед - к экономической проблематике. Как бы вы определили общий настрой наших западных партнеров?

- Для крупных компаний принципиально ничего страшного не происходит. Они не нуждаются в господдержке ни со стороны своих правительств, ни, говоря по большому счету, со стороны российского правительства. Они справляются сами. Если же возникают конфликтные ситуации - это бывает не так часто, - когда они по каким-то причинам не могут сами справиться, то они обращаются за поддержкой в госструктуры России и к своим премьерам напрямую. В отношениях с такими партнерами дела обстоят максимально благополучно. Они, конечно, сетуют на налоги, еще на что-то... Не те, кто начал, особенно в нефтегазовом секторе, будут и дальше вкладывать, и за них можно больше не беспокоиться. Однако сказанное относится только к самым крупным компаниям.

У остальных же общий настрой я бы выразил так: у всех хорошие ожидания, все признают достижение политической стабильности. Это не вызывает вопросов ни на каком уровне. Но отсюда вовсе не следует массированный приток капиталовложений в Россию. Как в математике: это условие необходимое, но совершенно не достаточное. Универсальную формулу мы выработали вместе с немцами: "Нам нравится российская экономика, но нам меньше нравится все остальное". Все остальное называется слабым государством.

Что такое слабое государство? На основании сотен проведенных консультаций я могу сказать, что в первую очередь нам, видимо, придется менять саму философию госрегулирования. Дело в том, что идеология госрегулирования - приходится это признать - построена у нас на презумпции виновности предпринимателя. Предполагается, что предприниматель - существо изначально жуликоватое. И на этом строится все - законы, постановления, указы. Исходят из того, что этот парень хочет украсть. Иностранцы говорят: как вы относитесь к своим предпринимателям - это не наше дело, это ваше дело. Но дело в том, что я, немец, я, англичанин, прихожу на рынок не для того, чтобы украсть, а для того, чтобы делать бизнес. А правила одинаковые для всех! Иными словами: конечно, можно создать правила дорожного движения в расчете, что каждый, кто садится за руль, имеет одну задачу - задавить максимальное количество пешеходов. Это можно сделать. Давить людей не будут, но и ездить тоже! Это требует очень глубокого осмысления.

Я не убежден, что нужно продолжать тотальное недоверие к собственным предпринимателям. Но уж по отношению к иностранцам этого делать никак нельзя, это их только отталкивает. Они хотят большей предсказуемости, прежде всего по тем решениям, которые принимают региональные власти и исполнительная власть. На самом деле у них нет резко негативного отношения к федеральным налоговым законам. Естественно, они считают, что эти законы могли бы быть получше, но в принципе эта тема их не возбуждает. Зато их не может не трогать свобода регионов с бесконечным изменением налогов. И решения по платежам, которые вправе устанавливать правительство, скажем экспортные и импортные пошлины. Они готовы их платить, но они хотят заранее знать хотя бы общий подход. Если пошлины меняются раз в год - это одно, если они меняются каждый день, тогда им сложнее планировать бизнес. Короче говоря, им нужна элементарная предсказуемость. Они, например, хотят лучшей работы региональных арбитражных судов. Они, конечно, хотят федерального законодательства о земле. И они хотят реорганизации Консультативного совета по иностранным инвестициям. Им нравится, что этот орган существует, но им не нравится, каков он. На этот счет я имею поручения от и.о. президента Владимира Путина - провести соответствующие консультации. Мы должны сделать этот совет не таким, как это нам удобно, а так, как им надо. Потому что этот совет предназначен не для удовлетворения нашего собственного самодовольства, а для того, чтобы помочь им.

- А каково в настоящий момент отношение правительств западных стран к проблеме экспорта инвестиций в Россию?

- Как я уже говорил, ситуация не везде ровная. Одни страны лидируют. Это относится в первую очередь к Японии и частично - к США и Канаде. Европа в целом здесь отстает. Развитая система - я имею в виду структуры типа САЧЕ (итальянское Управление по страхованию экспортных кредитов. - С.С.) или "Гермеса" - замерла и в марте 2000 года находится точно в таком же состоянии, как в августе 1998 года. Все функции по изменению этой ситуации переданы странами мира (и не только Евросоюза) в ОЭСР. В Париже я вел в этой организации довольно интенсивные переговоры. Ситуация примерно ясна. Возможно, летом ОЭСР будет пересчитывать рейтинг по своим моделям, и это не может не дать благоприятный результат для России. Но это не значит, что после таких расчетов они начинают интересоваться мнением главных стран - просто мнением: "Ну так как, будем или нет?" Вот это "будем или нет" и было предметом моих весьма оживленных переговоров во всех странах.

В принципе настрой позитивный - и по этому поводу, и по всем остальным. Они ждут, что будет в ближайшие три с половиной месяца, поскольку выборы президента России и саммит на Окинаве разделяют как раз 3 с половиной месяца. Этот период будет в значительной мере показательным. Как мне представляется, любой позитивный сигнал из России будет встречать адекватную реакцию. Может быть, она будет распределена по времени, а может быть, она вырвется "пучком" на Окинаве. Нам все равно, лишь бы она была.

Еще одна европейская тема - это расширение мандата Европейского инвестиционного банка в Люксембурге. Это крупнейший банк с уставным капиталом 100 миллиардов евро, финансирующий только трансевропейские проекты. Но, естественно, когда мы обсуждаем проект железной дороги из Парижа на Восток, абсолютно бессмысленно делать железнодорожный тупик на польско-российской границе. "Осторожно, двери закрываются. Следующей станции нет". Все это прекрасно понимают. Наша позиция состоит в том, что диктовать все должна элементарная экономическая эффективность. Да, Россия не является членом Евросоюза. Да, она не состоит в кандидатах на вступление в эту организацию. Ну, а как вы себе представляете ситуацию с газопроводами? Мы их построим. "Газпром" вместе со своими контрагентами в Европе найдет деньги и выстроит все это, реконструирует и отремонтирует. Но это будет дольше, будет дорого, и это будет невыгодно вам самим.

В Люксембурге в Европейском инвестиционном банке это признают - позиция позитивная. В Брюсселе в Еврокомиссии это признают - позиция позитивная. Вопрос тот же: "А как страны?" С этими странами в каждой столице я вел переговоры и добивался по крайней мере готовности к пересмотру прежних решений, а точнее, к выработке новых решений, скажем, по расширению мандата того же инвестиционного банка, с тем чтобы после президентских выборов этот процесс начал движение.

- Александр Яковлевич, как прошли ваши переговоры в МВФ? Что вы думаете о кандидатуре главы ЕБРР Хорста Келлера, которого хотел бы видеть на посту директора-распорядителя фонда Евросоюза?

- В МВФ у меня была хорошая встреча со Стэнли Фишером. Кстати, это произошло в тот день, когда он впервые вышел на работу в качестве действующего директора-распорядителя МВФ, и первым его собеседником был представитель России. Я сказал, что это, наверное, символично. Он согласился. Я спросил: "Настолько символично, чтобы вы вышли и сказали что-нибудь в телекамеру ОРТ?". Он сказал: "Настолько". И пошел, и сказал, в частности, о том, что одобряет соглашение с Лондонским клубом, одобряет макроэкономическую ситуацию, и о том, что МВФ находится в ожидании структурных реформ, после начала которых бесспорно поддержит эти реформы, в том числе и траншами кредита.

Что касается кандидатуры Келлера, то мы его прекрасно знаем, а он, в свою очередь, прекрасно знает Россию, потому что Россия - это 22% кредитного портфеля ЕБРР. По большому счету, перемены в руководстве МВФ не так уж важны. Фонд ведет себя по отношению к России с жесткостью, равной 100%. Жесткости в размере 101% быть не может. Любой руководитель будет вести себя так же жестко или чуть лучше. Хуже быть не может, а поэтому нам все равно. Вот, собственно, и вся логика.

- Изменилось ли что-нибудь в позиции МВФ после достижения соглашения между Россией и Лондонским клубом? Помнится, вы недавно говорили, что в случае принятия Госдумой некоторых законов и поправок к законам, возможно получение кредитов еще до президентских выборов.

- Ничего особенно не изменилось. Линия ясна: вы обещали, вы подписали (подписывали это Примаков и Геращенко), так выполняйте. Возможно, еще вернемся к этому вопросу, возможно, что-то откорректируем - все же почти год уже прошел. Отношение, честное слово, просто доброжелательное. И делать из МВФ пугало, как это у нас умеют, совершенно не нужно. Они ничего особенного от нас не хотят. Они хотят от нас того, что мы хотим сами от себя.

Шансы на получение транша МВФ тоже те же самые. Не выборы их интересуют. Они приняли определенную линию. Линия эта называется "Никаких поблажек". Многие меня будут ругать, но линия эта очень нужна нам самим. От этих бесконечных поблажек в конце концов произошло 17 августа. Больше они этого не хотят и правильно делают. Мне нравится, что ситуация полностью прозрачна. Понятно, что делать, понятно, какие пункты можно откорректировать, а на изменение каких пунктов они никогда не пойдут. Тумана нет никакого. Мяч сейчас на нашей стороне поля. Несколько шагов вполне могут перебросить его на их сторону.

- Очевидно, что правительство России стремится сейчас восстановить привлекательность нашего рынка для зарубежных инвесторов. Делается ли при этом различие между портфельными и стратегическими инвесторами? Или это не принципиально?

- Я вообще не считаю это принципиальным вопросом. Вот в России наблюдается прилив спроса на ценные бумаги: чисто портфельные, спекулятивные операции. Такой прилив спроса может быть вызван только спросом иностранцев - такой у нас рынок. Значит, спрос есть, значит, ожидания президентских выборов позитивные. Люди покупают недооцененные акции в расчете на то, что после выборов их цена будет выше и они их перепродадут и заработают на этом. Конечно, мы заинтересованы в значительно большей степени в прямых инвестициях, но, повторяю, отношение крупных компаний положительное, отношение мелких и средних предпринимателей выжидательное, и то, как мы будем себя вести, все и решит.

- Александр Яковлевич, в последнее время многие эксперты все чаще говорят о том, что ресурс девальвации исчерпан, а повышение мировых цен на энергоносители вскоре может закончиться. Какие меры правительство должно предпринять, чтобы предотвратить новый спад?

- Здесь ситуация такая. Даже когда яблоко созрело, оно само в рот не попадает. Нужны были действия правительства, для того чтобы использовать нефтяные цены и импортозамещение. С этим все согласны. Но прямо скажем, что использованы два главных фактора роста прошлого года: девальвация - импортозамещение и динамика нефтяных цен. Машина, которая едет на двух колесах, называется велосипед. На велосипеде ехать можно, но у него есть три дефекта. Во-первых, он едет медленно. Во-вторых, он неустойчив. И, в-третьих, все, что сыплется с неба, попадает прямо на голову - любая неожиданность, и ты ничем не прикрыт. Отсюда следует, что нужны по крайней мере еще два колеса, а лучше три. Но не больше, потому что это уже будет БТР. Что это за новые колеса?

Принципиально важно, что ни на одной встрече с западными предпринимателями тезис об укреплении государства не вызывал ни тени сомнения, они его на ура встречали. Они хотят сильного государства. Под сильным государством и мы, и наши собеседники подразумеваем эффективное государство. Не такое, которое всюду лезет, но такое, которое умеет защитить инвесторов, которое предсказуемо и т.д. Вот третье колесо. Четвертое колесо - это инвестиционный климат. Колесо номер пять - это структурная реформа. Три этих нововведения позволят нам продвигаться дальше. Никаких иллюзий на этот счет у меня нет. Нельзя дальше ехать на велосипеде, потому что оба колеса уже спускают - можно упасть.

@@@
Западный бизнес хочет сильного государства в России
Илларионова ждут в политике
Инструментальный подход
Камдессю получил тортом в лицо
Каримов избавляется от западных советчиков
Кишинев замахнулся на образцы демократии
Ключевой момент – диалог и партнерство

Колеров не пустит НПО по миру

@@

Неправительственным фондам не разрешат заниматься народной дипломатией

2006-02-15 / Алексей Чеботарев



Вчера начальник управления администрации президента по международным и культурным связям с зарубежными странами Модест Колеров, посетивший заседание одной из комиссий Общественной палаты, довольно резко высказался в адрес неправительственных организаций. И, таким образом, пресек слабую попытку комиссии вступиться за НПО: собравшиеся решили было выделить зарубежным и отечественным фондам нишу «общественной дипломатии».

Колеров не склонен «ставить знак равенства между сетевыми структурами и гражданским обществом». У этих структур, подчеркнул чиновник, всегда есть «свои собственные цели», с общественной дипломатией прямо не связанные. Прорывавшееся в речи раздражение Модест Колеров объяснил журналистам в коридоре, уже покинув зал заседания: «Любая гражданская активность должна существовать в первую очередь на собственные деньги. Если она не существует на собственные деньги, значит, она обслуживает чужие интересы». И добавил: «Когда спускают на жестких условиях, скажем, 2 тысячи долларов в год, чтобы они собрались и обсудили взаимную борьбу племен тутси и хуту, то это уже не гражданская активность».

@@@
Колеров не пустит НПО по миру
Конгресс диалога
Концепция внешней политики Российской Федерации
Космос без оружия
Криминально-государственные дела Ольмерта
Кто боится Мэри Робинсон
Лондон отверг обвинения Москвы

Луиза Арбур не имеет претензий к Кадырову

@@

Но верховный комиссар ООН по правам человека озабочена тем, что Чечня не перешла от власти силы к власти закона

2006-02-27 / Марина Селина



Визит в Россию верховного комиссара ООН по правам человека Луизы Арбур завершился поездкой в Санкт-Петербург. Но встретиться с губернатором Северной столицы Валентиной Матвиенко Луиза Арбур не смогла из-за болезни градоначальницы. В минувший четверг Арбур встречалась в Кремле с президентом РФ Владимиром Путиным, а в пятницу дала пресс-конференцию в Москве.

Перед этим верховный комиссар ООН впервые побывала в Ингушетии, Чечне и Северной Осетии. В ходе поездок по Северо-Кавказскому региону она встречалась как с официальными лицами, так и с представителями местных неправительственных организаций и беженцами. По словам Арбур, она в целом довольна результатами поездки, но ее очень обеспокоили проблемы, связанные с миграцией как в Россию, так и внутри ее, а также ситуация в Чечне.

@@@
Луиза Арбур не имеет претензий к Кадырову
МИД впервые раскритиковал администрацию Обамы
Маршалл Голдман: Медведев лучше Иванова
Мир - смысл нашей истории
Москву критикуют за централизацию власти
НПО: ангелы демократии или демоны революции
На Кавказ приехала комиссар

На панель с чистой совестью

@@

В Киргизии хотят легализовать древнейшую профессию

2008-04-30 / Григорий Михайлов







Местные жители знают: на въезде в Бишкек можно договориться о любви по сходной цене.

Фото Олега Ласточкина (НГ-фото)

Киргизия может стать первой мусульманской страной, в которой будет легализована проституция. Во всяком случае, эту идею наряду с рядом неправительственных организаций инициируют и поддерживают депутаты и члены правительства.

«Киргизия – страна небогатая, а тут бизнес, через который проходят миллионы долларов… и все мимо бюджета», – отмечают сторонники легализации секс-услуг. Точное количество работающих на панели работниц и работников коммерческого секса Киргизии назвать не сможет никто. Однако ясно, что речь идет как минимум о нескольких тысячах человек. Людей, работающих «по призванию», среди проституток мало, основная их часть вышла на панель, потеряв другие возможности заработать. Киргизские гетеры – это главным образом девушки 19–24 лет из малоимущих семей. Впрочем, есть и исключения – подработки ради на перекрестки выходят студентки, менеджеры, фотомодели. «Снять» девочку или мальчика можно как в нескольких местах на улицах города, так и в саунах, клубах, некоторых гостиницах. Выбор широкий, и цены по российским меркам небольшие – от 250 рублей до нескольких сот долларов за ночь. Такие тарифы привлекают: в Бишкек за удовольствиями едут граждане соседнего Казахстана.

@@@
На панель с чистой совестью
Назарбаев готовит страну к полной покорности
Назарбаев и НКВД создают управляемую демократию
Не СССР, но и не СНГ
Неправительственные организации сочиняют рекомендации правительствам
Несет нас всех течение
Новости

Общественные организации не бедствуют

@@

Годовой бюджет всех российских НКО равен 1% ВВП

2008-06-18 / Ульяна Махкамова



Государственная поддержка некоммерческих организаций в этом году составила 1,5 млрд. руб. Ожидается, что в следующем НКО получат из федерального бюджета 2 млрд. руб. Представители неправительственных фондов стремятся выйти по финансированию на европейский уровень.

В стране действуют около 250 тыс. объединений с различной специализацией – от религиозных организаций до ассоциаций защиты слова. До 2006 года НКО практически не получали материальную поддержку государства. Два года назад из федерального бюджета было выделено 500 млн. руб., а теперь сумма увеличилась в три раза. «Институты гражданского общества нельзя создать за один день, они нуждаются в серьезной поддержке, в том числе и финансовой», – заявил председатель комиссии Совета Федерации по вопросам развития институтов гражданского общества Борис Шпигель на круглом столе «О международных связях российских общественных объединений». По его словам, пока бизнес не заинтересован в оказании помощи некоммерческим организациям, зато за последние годы увеличилась роль государства в поддержке НКО. «Например, принят федеральный закон о порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций. Государство предложило четкий механизм грантовой поддержки таких объединений», – напомнил Борис Шпигель.

«В Соединенных Штатах Америки более 15 тысяч неправительственных организаций, причем некоторые из них имеют бюджет больший, чем наше Министерство иностранных дел, – утверждал руководитель межкомиссионной рабочей группы по международной деятельности Общественной палаты Вячеслав Никонов. – В России количество организаций, занимающихся общественной дипломатией, исчисляется десятками. И несколько лет назад наши НКО были абсолютно нищими». По его словам, сектор НКО «нельзя назвать очень зажиточным», но тем не менее на него приходится около 1% ВВП.

@@@
Общественные организации не бедствуют
Основные направления антикоррупционной политики России
ПАСЕ сделала вывод о президентской кампании
Палата собралась инструктировать партийцев
Пауэлл и Полтавченко покончат с работорговлей
После кнута третий сектор получит пряник
Правила прикрытия

Правозащитникам заплатят за послушание

@@

Общественным организациям обещаны деньги в обмен на лояльность

2005-07-21 / Анастасия Корня



Вчера Владимир Путин впервые собрал Совет по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека – бывшей комиссии по правам человека, реорганизованной в конце прошлого года. Правозащитникам сообщили, что государство позаботится о механизмах поддержки неправительственных организаций (НПО) в обмен на их лояльность.

«Если посмотреть на все гранты, которые наши организации получают, в том числе и из-за границы, – это же слезы и копейки. Единственное, что меня беспокоит, – это чтобы с вашей стороны не было сомнений в том, что это не формы откупа государства», – подчеркнул Владимир Путин, отметив, что практика внедрения грантов и творческих конкурсов уже сейчас вполне успешно применяется в работе с творческими союзами и спортсменами. «Это в принципе нормальное взаимодействие общества и государства», – добавил он.

@@@
Правозащитникам заплатят за послушание
Правозащитники частично поучаствуют в выборах
Прачечная для оппозиции
Президент Ингушетии: забыть о кровной мести
Президента поймали на обещаниях
Президенту показали плохой учебник
Придут ли на выборы "батальоны амазонок"

Проверки на работе

@@

Социальный аудит: новая утопия или эффективный инструмент?

2008-11-17 / Юрий Николаевич Попов - руководитель Центра социального аудита Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, заслуженный деятель науки РФ, профессор.



Понятие «социальный аудит» все чаще появляется в выступлениях как политиков и общественных деятелей, так и ученых. Владимир Путин говорил об «общественном аудите» как о средстве контроля за реализацией региональных социальных программ. В 2007 году в Москве была проведена международная научно-практическая конференция «Социальный аудит и развитие предприятий». И, наконец, в 2008 году в свет вышел первый фундаментальный учебник «Социальный аудит» для системы высшего профессионального образования.

Идея социального аудита вынашивалась в умах исследователей несколько десятилетий, но только в 90-х годах прошлого столетия она реализовалась в странах с развитой рыночной экономикой. Инициатором социального аудита на Западе стал частный бизнес, который выказал явную заинтересованность в объективном и высокопрофессиональном обследовании социальных отношений на своих предприятиях.

Выглядит это так. Руководство предприятия подписывает с профессиональными аудиторами соглашение о проведении социального обследования. Небольшая группа внешних (независимых) аудиторов за несколько недель (месяцев), опираясь на соответствующие информационные технологии, способна провести аудит соответствия профессиональных качеств менеджера его функциям, заработной платы – трудовому законодательству, условий труда – нормам безопасности и экологическим условиям и т.д. Это помогает вскрыть причины социальной напряженности, узнать мнение персонала о своих руководителях. Результаты социального аудита позволяют руководителю предприятия наметить и обосновать программу поддержания в нормальном состоянии системы социальных отношений.

Такой повышенный интерес частного бизнеса к социальным отношениям и наемным работникам явно противоречит традиционным представлениям об антагонизме между капиталом и наемным трудом. В чем же тут дело?

Существенно изменились и рыночное хозяйство, и система рыночных отношений. Человеческие ресурсы стали решающим фактором в экономическом развитии. Инвестиции в человеческий капитал вошли в категорию «рентабельных». Социальная функция предпринимательства теперь во все большей степени обуславливает функцию экономическую (получение прибыли), и бизнес стал заинтересован в объективном обследовании внешними аудиторами социальных отношений на своих предприятиях. Но менеджеры не всегда готовы рассказать всю правду о социальных проблемах, которые существуют на предприятии, а подчас им просто не хватает профессионализма, чтобы объективно разобраться во всех тонкостях социальных отношений. Профсоюзы же, выполняя свою основную функцию защиты интересов наемных работников, по понятным причинам склонны преувеличивать финансовые возможности предприятия и его хозяина.

В современных условиях получить экономическую выгоду возможно, только если удается до предела минимизировать социальные риски. Практика показала, что расходы на социальный аудит очень быстро окупаются, то есть не угрожают экономической выгоде.

Высокое качество продукта, его инновационный характер, положительный имидж предприятия – сегодня это ключевые факторы в конкурентной борьбе. И здесь информация, которую дает социальный аудит, необходима для рационального управления потенциальными возможностями персонала.

Все большее значение приобретает морально-этический имидж предприятия в глазах потребителей и всего общества как важный конкурентный фактор. Потребитель предпочитает продукт нефальсифицированный, произведенный на предприятиях, где не используется труд малолетних детей, не нарушаются правила сохранения окружающей среды и т.п. Выявление этих социальных стандартов – одна из функций социального аудита.

Особо следует подчеркнуть заинтересованность крупных корпораций в социальном аудите. В условиях глобализации ТНК стали основными игроками на мировых рынках. Естественно, что социальная сертификация их продукта позволяет им завоевывать новые зарубежные плацдармы.

В последние годы социальный аудит стал распространяться и в России. Его инициаторами стали прежде всего крупные российские корпорации, которые руководствовались теми же прагматичными соображениями, что и их зарубежные аналоги. По нашему мнению, социальный аудит как инструмент регулирования социальных отношений особенно необходим именно для России.

Результаты социального аудита, если сделать их открытыми для общественности, могли бы дать значительно более правдивую картину состояния нынешних социальных отношений, нежели это преподносится официальными органами. Прозрачность результатов независимого аудиторского обследования может стать важным инструментом наблюдения за реализацией государственных социальных программ. Наконец, открытость результатов социального аудита могла бы внести свою лепту в антикоррупционную борьбу, которая разворачивается в настоящее время в России.

Объективная потребность в социальном аудите побудила группу ученых Академии труда и социальных отношений разработать Концепцию российской модели социального аудита. Российская модель, по замыслу ее авторов, имеет существенные различия по сравнению с ее зарубежными аналогами.

Основное отличие заключается в том, что социальный аудит мыслится интегрированным в систему социального партнерства. Это означает, что заказчиками социального аудита могут выступать не только собственники или руководители предприятия, но и социальные партнеры (работодатели, профсоюзы, представители органов власти и неправительственных организаций).

Вот тут и возникает вопрос: а не утопия ли это? Ведь собственник стремится получить прибыль путем экономии оплаты труда, интенсификации трудового процесса, жесткого контроля использования рабочего времени и других хорошо известных приемов, которые были распространены на ранних стадиях дикого капитализма. А работники, требуя повышения заработной платы, неизбежно претендуют на часть прибыли. О каком социальном консенсусе здесь можно говорить?

Но в наши дни появился и другой подход к оценке эффективности предприятия, который существенно меняет характер отношений между работодателем и наемными работниками. Жизнеспособность предприятия во все большей степени начинает зависеть от конкурентной способности предприятия, которая формируется в ходе реализации стратегии, рассчитанной на долговременное и устойчивое развитие.

Борьба за конкурентную способность предприятия может играть роль фактора, объединяющего всех участников общекорпоративной деятельности. В этом контексте социальный аудит позволяет сесть за стол, снимает и возможность популистских требований со стороны радикально настроенных профсоюзных деятелей, и проявления неоправданного эгоизма работодателей. Иными словами, социальный аудит позволяет обеим сторонам отказаться от силовых методов борьбы и добиваться баланса интересов на основе достижения социального консенсуса.

Важной особенностью российской модели социального аудита является и то, что она носит многоуровневый характер. Если на Западе социальный аудит имеет место в основном на корпоративном уровне, то есть на уровне хозяйствующего субъекта, то в России аудиторское обследование могло бы осуществляться и на региональном, отраслевом, территориальном, общефедеральном уровнях.

Следует подчеркнуть, что существует принципиальное различие между «общественным» и «государственным» аудитом. Государственный аудит носит обязательный характер и чаще всего применяется там, где явно нарушаются правовые нормы преимущественно финансового характера. Общественный аудит – это сугубо добровольное соглашение между социальными партнерами, которое призвано повысить роль институтов гражданского общества в регулировании социальных отношений.

Конечно, социальный аудит, как и любое новое явление, встречает на своем пути если не сопротивление, то, во всяком случае, определенную настороженность. Еще предстоит провести большую разъяснительную работу, чтобы «перевести» концептуальные положения на язык, доступный чиновникам, предпринимателям и профсоюзным деятелям. Это тем более важно, что до сих пор социальные партнеры сохраняют стереотипные представления друг о друге: бизнес опасается использования социального аудита как одной их форм вмешательства государства в его дела, считает, что можно обойтись без профсоюзов. Некоторые профсоюзные деятели убеждены, что на собственников можно повлиять только силовыми методами.

Социальный аудит не имеет еще самостоятельной правовой базы, а без этого аудиторские обследования могут превратиться в одну из форм теневых операций.

@@@
Проверки на работе
Региональная организация под бременем глобальных проблем
Российский посол в роли белорусского заговорщика
Россия сосредотачивается
С сомненьями наперевес
США спланировали новый развал Югославии
Самый страшный терроризм - государственный

Сенаторы вступились за гражданское общество

@@ 2007-01-26 / Михаил Мошкин, Иван Родин



Совет Федерации разработал поправки в Закон «О противодействии экстремистской деятельности». Сенаторы считают, что приостанавливать деятельность общественных организаций, заподозренных в экстремизме, следует только по решению суда, этот самый экстремизм доказавший, а не по решению Росрегистрации – таков порядок сегодня. Есть вероятность, что в нынешнем году положение неправительственных организаций хоть немного, но облегчится. Авторы документа намерены внести поправки в ту часть Закона «О противодействии экстремистской деятельности», которая касается процедуры приостановления деятельности общественных и религиозных организаций, заподозренных в экстремизме. «Суть сводится к следующему: решение о приостановлении деятельности организаций должно приниматься по тому же принципу, что и политических партий, то есть исключительно по решению суда», – сообщил «НГ» автор законопроекта, глава комитета СФ по конституционному законодательству Юрий Шарандин.

@@@
Сенаторы вступились за гражданское общество
Сенаторы нашли лазейку
События и происшествия: новости
Судьбоносный эпизод
Таджикистан борется с голодом
У НКО появился заступник
Убийство Масхадова на руку ястребам

Хельсинкская группа обиделась на Совет Европы

@@

Российская неправительственная организация внесла раскол

2008-12-04 / Петр Мордасов



4–7 декабря с.г. в Пензе пройдет III региональный Конгресс неправительственных организаций Совета Европы. Впервые в России состоится собрание представителей ведущих национальных неправительственных организаций, которые будут обсуждать актуальные проблемы участия НПО в строительстве демократии и становлении гражданского общества. Однако вчера известный правозащитник, руководитель Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева сообщила о том, что не собирается принимать участие в конгрессе.

Конгресс неправительственных организаций состоится в России по инициативе Конференции международных НПО Совета Европы. Напомним, что по итогам III саммита глав государств и правительств стран – членов Совета Европы, проходившего в 2005 году в Варшаве, Конференция международных неправительственных организаций Совета Европы представила проект проведения конгрессов, ориентированный на активизацию диалога с национальными неправительственными организациями стран – членов ЕС. Первый Конгресс неправительственных организаций состоялся в марте 2006 года в Варшаве, второй 25–27 ноября 2007 года в Киеве, третий пройдет 4–7 декабря с.г. в Пензе.

Для подготовки пензенского конгресса Совет Европы обратился с предложением о совместной работе в Комиссию по вопросам развития институтов гражданского общества Совета Федерации Федерального собрания РФ. Сейчас подготовкой и проведением конгресса руководит организационный комитет, в который входят представители Общественной палаты Российской Федерации, МИДа России, генерального директората Совета Европы по демократии и политическим вопросам, правительства Пензенской области, ведущих НПО России и европейских стран.

В процессе подготовки к мероприятию неожиданно о своем выходе из состава организационного комитета III регионального Конгресса неправительственных организаций Совета Европы заявила руководитель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. Фактически она предпочла устраниться от конгресса и его работы только потому, что в качестве своего партнера по организации конгресса Советом Европы была выбрана Комиссия Совета Федерации по вопросам развития институтов гражданского общества.

Нужно сказать, что Людмила Алексеева не раз обращалась в оргкомитет конгресса с различными предложениями, касающимися изменения формата дискуссии и вопросов, которые должны обсуждаться в Пензе. Как считают члены организационного комитета, руководители не менее значимых, чем МХГ, организаций, практически все предложения Московской Хельсинкской группы были приняты. Кроме того, в состав участников по предложению Московской Хельсинкской группы включены представители правозащитных НПО. Однако руководитель МХГ выдвигала все новые и новые требования, и все они снова принимались. В конечном итоге г-жа Алексеева потребовала сменить название конгресса, что сделать было невозможно, потому что изменение названия изменило бы полностью формат проводимого мероприятия.

Между тем Юрий Джибладзе, один из соратников г-жи Алексеевой, отказавшихся участвовать в конгрессе, вчера признал, что накануне был получен ответ из Совета Европы, согласно которому эта организация не обнаружила нарушений при подготовке конгресса и указывает на необходимость наладить контакт российских общественных организаций с государством. Таким образом претензии НПО, недовольных организуемым в Пензе конгрессом, были фактически отвергнуты в ЕС.

@@@
Хельсинкская группа обиделась на Совет Европы
Худайберды Оразов: "У русских не было никакого шанса уцелеть"
Чтобы прошлое народов не стало их будущим...
Эксперт для Буша
Элла Памфилова: Мы работаем строго по повестке
Это разве дети? Нет, это не дети!