"За нами пойдут другие народы"

@@

Первый заместитель председателя Парламентского собрания Союза Беларуси и России Анатолий Малофеев уверен, что Союзное государство может остановить системный кризис, возникший в результате развала СССР

2000-01-18 / Николай Вавилов



Анатолий Малофеев.

- РЕСПУБЛИКА Беларусь совершила мужественный поступок, взяв на себя инициативу активизировать белорусско-российские интеграционные процессы. Как вы, Анатолий Александрович, можете оценить итоги работы в этом направлении?

- За последние годы проделана большая и кропотливая работа по подготовке и принятию пакета интеграционных документов, главный их которых - подписанный президентами и ратифицированный национальными парламентами Беларуси и России Договор о создании Союзного государства. В итоге на международной арене теперь появится новое геополитическое образование - Союзное государство.

- Но процесс этот был очень трудным. Какие главные позиции в движении наших стран друг к другу вы можете выделить в качестве принципиальных?

- Да, не все идет гладко. Одни политики стремятся свести процесс интеграции Беларуси и России к чисто хозяйственным вариантам при полном игнорировании государственно-политической интеграции. Другие - бросаются в иную крайность, пытаясь подменить работу по сближению наших стран политической болтовней. Это не может не тормозить процесс единения наших государств и народов.

Перед нашими странами стоит задача преодоления возможной гегемонии одной державы. Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко неоднократно подчеркивал, что в современных условиях мир может и должен быть только многополюсным. В рамках существующих законов мирового рынка будет действовать несколько центров, которые станут регуляторами функционирования различных политических систем.

На долю Беларуси и России выпала непростая судьба - на новом этапе мирового развития принять участие в формировании относительно самостоятельного центра с активно развивающимися народно-хозяйственными связями. Для этого и создается Союзное государство, чтобы навсегда был потерян шанс "давить" авторитетом (политическим или экономическим) какой-либо одной страны на иные государства.

- Оппозиционная пресса упорно муссирует мысль о неприятии большинством белорусского народа идеи единого белорусско-российского государства. Как вы считаете, что можно противопоставить этой откровенной лжи?

- Хочу сказать, что противники создания единого белорусско-российского государства не случайно так активно разыгрывали и продолжают разыгрывать карту угрозы утери белорусским народом своей национальной самобытности, ликвидации независимости и государственности Беларуси, потери материальной собственности, "уничтожения" национальной системы образования и школы, культуры. Они настолько напуганы возможностью победы воли народа и официального курса президента Республики Беларусь на возрождение мощи былой великой страны, что используют такие провокационные тезисы, которые, конечно же, не выдерживают никакой критики. Подобные "аргументы" используются и Западом для международной изоляции союзной Беларуси. Россия неоднократно и решительно осуждала попытки госдепартамента США оказывать давление на братскую Беларусь и ее законные власти.

- Не секрет, что и в России есть определенные политические силы, стремящиеся приостановить белорусско-российскую интеграцию.

- Да, вы правы. К сожалению, российская антиинтеграционная оппозиция в лице представителей правого демократического крыла также не устает, словно испорченная пластинка, пугать россиян экономической несостоятельностью Беларуси, ее "отсталостью" в государственном строительстве и рыночных реформах. В этом оголтелом неприятии объединительных идей между Россией и Беларусью (идей, которые стали в мире приметой времени) приводится главный "устрашающий" козырь, что белорусская армия якобы станет частью "российской военной машины".

- Анатолий Александрович, вы затронули самую "болевую" точку. При обсуждении проекта Договора о Союзным государстве люди много об этом говорили. Как их можно успокоить?

- Мы видим, что на постсоветском пространстве одна за другой буквально "воспаляются" те или иные территории. Нарастает напряженность и в самой России. Свидетельством этого являются события на Северном Кавказе и в Чечне. Политики, пугающие нас войной, забывают, что война - это "ловушка", в которую очень легко попасть любой стране, если она в одиночку попытается справиться с объективными тенденциями. Никто не застрахован от возможности оказаться втянутым в военное противостояние. Есть ли гарантия не оказаться в подобной "ловушке"? Есть - это мощное централизованное государство.

Очевидно, что в современных исторических условиях белорусско-российское Союзное государство - это предельно цивилизованный для наших народов путь избавления от драматических форм развития (и не только для россиян и белорусов). Безусловно, не может идти и речи об участии белорусской армии в конфликтах на территории иной страны. Наша задача - в рамках единого союзного объединения предотвращать и поганить политическими методами эти конфликты.

- Значит, наша республика обладает достаточным политическим и экономическим потенциалом, если она оказалась в авангарде сложнейших объединительных процессов. Вы согласны с этим, Анатолий Александрович?

- Опыт Союза Беларуси и России убеждает, что мы ставим своей целью строить, а не разрушать. И это является главным приобретением последних лет в рамках белорусско-российской интеграции. Противникам Союза следует больше смотреть в лицо реальным фактам жизни, а не сочинять политические мифы. Так, по индексу человеческого развития, который определяется ООН, Беларусь находится на 60-м месте, Украина - на 91-м, а Россия - на 71-м. За 11 месяцев 1999 года мы имеем выполнение доходной части бюджета на 77,2%, расходной - на 74,6%. С 1 декабря увеличились размеры всех видов пенсий.

Прирост экспорта белорусской продукции в дальнее зарубежье за минувший год свидетельствует о ее конкурентоспособности. Наши внешние долги не превышают того, что должны нам. Формирование единого Союзного государства ставит целью достижение такой социально-экономической политики, которая обеспечит высокий уровень социальной защиты россиян и белорусов. Думаю, граждане России по достоинству оценивают линию белорусского руководства на обеспечение своевременной выплаты пенсий, пособий и заработной платы.

Немало поучительных примеров достижения экономического роста можно почерпнуть из истории бывшего СССР. За последние годы мы достигли определенных успехов и в рамках Союза Беларуси и России, хотя можно было сделать гораздо больше. Отечественная история - наш добрый советчик, она укрепляет веру в правильность избранного пути на единение.

- Как вы думаете, можно ли определить главную интеграционную стратегию Беларуси и России в нынешний период как переход от "выживания" поодиночке к единому белорусско-российскому государству? Ведь этот процесс может быть и достаточно длительным.

- Сейчас нашей главной стратегией, бесспорно, является сотрудничество Беларуси с российскими регионами. Ярким примером этого стало создание финансово-промышленной группы "БелРусАвто", в рамках которой работают четыре белорусских автозавода и четыре мотостроительных предприятия Ярославля. Подписанием контрактов на 2000 год о перевозках наших грузов через Калининградский морской порт успешно завершилась кампания по сближению экономических интересов Беларуси и этого стратегически важного российского региона. Среди важных итогов совместного строительства союзных отношений следует выделить сотрудничество транспортников, которые реализуют конкретные мероприятия по созданию равных условий хозяйствующим субъектам и сближению нормативно-правовой базы в этой отрасли. Есть немалый эффект от взаимодействия Онежского и Минского тракторных заводов, поставок в Карелию белорусской лесоперерабатывающей техники. Большим успехом пользуются межрегиональные выставки-ярмарки белорусских и российских товаров.

Без сомнения, особое место в сотрудничестве Республики Беларусь и Российской Федерации занимает Москва. Более трети всего товарооборота между нашими странами и более 40% общего объема белорусского экспорта в Россию приходится на долю Москвы, а с учетом Московской области - 45%. Готовятся соглашения о расширении поставок в столицу Российской Федерации в 2000 году продовольствия из Беларуси. Примером успешной работы на белорусском рынке может служить и белорусско-российская нефтегазовая компания "Славнефть", правлением которой принято решение увеличить вдвое в будущем году объемы геологоразведочных работ. Все вышеперечисленные примеры "работают" на объединение наших экономик, взаимно помогают ослаблять влияние кризисных ситуаций.

- Какие выводы можно сделать из опыта регионального сотрудничества?

- В условиях Союзного государства мы должны искать эффективные формы создания транснациональных корпораций. Здесь очень важно не замыкаться на аппаратно-чиновничьем уровне отношений, а привлекать к этому процессу широкие деловые круги. Это поможет нам уже сегодня реально приступить к решению крупных хозяйственных проектов стратегического значения, затрагивающих XXI век.

- Что, по вашему мнению, необходимо предпринять, чтобы убедить большинство граждан России и Беларуси в реальности подобных перспектив?

- К сожалению, россияне пока недостаточно полно и объективно осведомлены об истинных возможностях белорусского общества и его экономическом потенциале. Интеграционные процессы между Россией и Беларусью представляют возможности для объективной оценки всего, что происходит в последние годы в Беларуси. Активную миссию в этом плане выполняет президент нашей республики Александр Лукашенко.

Но, к сожалению, информация подобного рода нередко блокируется в российских средствах массовой информации. Многие из них сыграли крайне негативную роль в развитии интеграционных процессов. Согласованная программа действий отдельных СМИ России против белорусско-российского единения свидетельствует о безответственности определенных политических кругов, игнорирующих веление времени, волю народов.

- Видимо, Анатолий Александрович, пришло время более настойчиво решать проблемы информационного обеспечения процессов интеграции.

- Считаю, что создание единого информационного пространства - едва ли не самая главная задача в строительстве нового государственного объединения. Усилиями Парламентского собрания и Исполкома Союза Беларуси и России предпринят ряд важнейших шагов в этом направлении. Выходят газеты-вкладыши "Союз" - в "Российскую газету" и "Советскую Белоруссию", "Союзное вече" - в "Парламентскую газету" и "Народную газету". В перспективе надо иметь собственную белорусско-российскую газету. К сожалению, подобная "перспектива" у нас подчас растягивается на годы, что в нынешней обстановке недопустимо.

Недооценка пропагандистского фактора в борьбе за наше общее с Россией будущее вполне может быть чревата возможностью поражения, ибо, как говорится, "враги не дремлют". Так, с 1 января 2000 года в белорусский эфир выйдет литовская радиостанция "Балтийские волны". Совсем не случайно президент Республики Беларусь Александр Лукашенко эту акцию назвал "антибелорусским центром", упомянув и ее основателей, в числе которых один из депутатов литовского парламента.

Наша первоочередная задача - противопоставить политическим силам, стремящимся разрушить Союз, эффективное информационное "оружие". Что для этого можно сделать уже сегодня? Заставить в первую очередь работать созданную пока на бумаге союзную телерадиокомпанию, которая до сих пор не имеет выхода в эфир. Это задача и общественности, и политиков, и власти. Иначе девальвация идеи объединения постсоветских государств станет горькой реальностью. Сегодня многие согласятся со мной, что без белорусско-российского Союза не сможет и СНГ подняться на более высокую ступень своего развития, а возможно, и просто существовать.

Информационное обеспечение строительства Союзного государства требует активного противостояния оппозиционным измышлениям о непопулярности среди населения идеи объединения наших стран. Не выдерживают никакой критики и заявления об экономической нецелесообразности Договора, что его реализация якобы приведет к возникновению острых конфликтов. Что мы можем противопоставить этой откровенной лжи, которой систематически "потчуют" нас силы, враждебные белорусско-российской интеграции? Стремиться всеми средствами влиять на общественные отношения и процессы в современном мире. Замечу, что это стало главным направлением деятельности интеграционных структур Европы. Не грех и нам у них этому поучиться.

- Анатолий Александрович, очень многих волнует вопрос, что мы собираемся строить, каким будет наше общее государство. В этой связи особый интерес вызывает деятельность Парламентского собрания, его конкретный вклад в интеграцию.

- Деятельность Парламентского собрания направлялась на отработку рациональных и эффективных управленческих решений в рамках Союза Беларуси и России, на создание правовых основ для их осуществления. Не сомневаюсь, что этот процесс выйдет на новый уровень, когда будет избран союзный парламент.

Договор о Союзном государстве является началом этапа претворения в жизнь политико-правового феномена нашего Союза, который по своей правовой природе - явление новаторское. Мы вместе решаем такие задачи, которые на современном этапе еще не ставились ни одной страной мира. Построить новое государственное объединение, сохранив сформированные национальные суверенные образования, - задача весьма сложная.

Чтобы успешно реализовать Договор о Союзным государстве, нам следует определить, как будет формироваться государственный статус будущего объединения. Предстоит узаконить новые формы взаимодействия государственного суверенитета России и Беларуси и суверенитета вновь создаваемого Союзного государства. Проще говоря, необходимо перейти от государственного сотрудничества к сотрудничеству в рамках общей наднациональной системы. Важнейшим шагом в этом направлении является повышение легитимности парламентской деятельности путем перехода к избираемому парламенту. Нормы, по которым будут развиваться союзные законодательные структуры, заложены в Договоре. Это поможет привлечь граждан к управлению новым объединенным государством.

Выполнение положений Договора о едином гражданстве, о парламенте, наделенном правом принимать законы прямого действия, о создании союзного правительства, об обеспечении перехода к единой денежно-кредитной системе, о реализации пакета экономических соглашений - все это абсолютно реальные и реализуемые цели. Возможно, в перспективе возникнет необходимость внести изменения в национальные Конституции. В этом случае придется обратиться к воле наших граждан через референдумы.

- Какое значение имеет создание Союзною государства сегодня и в перспективе для других стран?

- Союзное государство может остановить системный кризис, возникший в результате развала СССР. С созданием белорусско-российского государства, я уверен, появятся предпосылки для восстановления взаимодействия национальных сообществ, скоропалительно выросших на развалинах бывшей великой страны. Практическое воплощение идеи Союзного государства России и Беларуси материализует на новом историческом этапе простую цель - победить деградацию общества и человека можно только вместе, приостанавливая уже самим фактом объединения дезинтеграционные процессы.

@@@
"За нами пойдут другие народы"
"Я сам обманываться рад..."
5. Последнее перерождение
«Супрематизм в контуре крестьянки»
Азербайджан входит в моду
Алжир стал нашим стратегическим партнером
Аснар пригласил Путина в Испанию

Баку берет курс на Сеул

@@

Южная Корея готова инвестировать в нефтяные проекты на Каспии

2007-04-24 / Сохбет Мамедов







В Сеуле президента Азербайджана Ильхама Алиева встретили как старого знакомого.

Фото Reuters

Президент Азербайджана Ильхам Алиев и глава Южной Кореи Но Му Хен на встрече в Сеуле обсудят вопросы торгово-экономического сотрудничества, а по итогам визита 25 апреля подпишут меморандум о южнокорейских инвестициях в экономику Азербайджана.

В Дальневосточном регионе Баку наладил хорошие дипломатические и экономические отношения лишь с Пекином и Токио. Правда, сделано это было еще во времена президентства Гейдара Алиева. Нынешнему главе Азербайджана еще предстоит расширить географию сотрудничества с другими странами этого перспективного для Баку региона.

За три дня Алиев проведет встречи не только с представителями власти, но и с бизнесменами, которые заинтересованы инвестировать в экономику Азербайджана. Корейцы готовы построить в Баку судостроительный завод и ветряные электростанции.

По мнению азербайджанских аналитиков, налаживая контакты с Сеулом, Баку преследует две цели. Во-первых, расширить круг друзей Азербайджана, которые необходимы Баку для решения проблем в международных организациях. Во-вторых, южнокорейское экономическое чудо настолько очевидно, что Азербайджан готов вывести на новый уровень торговые отношения с этой страной и участвовать в реализации различных проектов. Видимо, этим следует объяснять тот факт, что Ильхам Алиев включил в состав своей делегации большую группу представителей деловых кругов страны, которым предстоит участвовать в работе бизнес-форума в Сеуле.

@@@
Баку берет курс на Сеул
Банки разные нужны
Биотехнологии для национальной безопасности
Биржевой бум
Благодаря новой Конституции Киргизия избежит единовластия
Британцам придется подвинуться
В Израиле появился первый политарестант

В СНГ наметились позитивные тенденции

@@

Содружество обладает огромным потенциалом, считает Юрий Яров

2000-12-30 / Наталья Айрапетова



КАКОВЫ итоги уходящего года для всех стран СНГ, чего можно ожидать от нового, 2001 года? Говорит председатель Исполнительного комитета - исполнительный секретарь СНГ Юрий Яров.

По словам г-на Ярова, прошедший год был успешным в разных сферах нашего сотрудничества в рамках СНГ. Во-первых, в целом укрепилась экономическая база Содружества, и мы вышли из того затяжного кризиса, в котором пребывали долгое время все без исключения страны конфедерации. Активнее стали развиваться внутри СНГ экономические и торговые контакты. Так, товарооборот внутри СНГ в 2000 году вырос по сравнению с прошлым годом на 38%, а это свидетельствует о том, что мы стали привлекательнее друг для друга как торговые партнеры. Чего, заметим, в течение ряда лет, несмотря на многочисленные декларации, не наблюдалось. Во-вторых, внутри СНГ наметились новые позитивные тенденции - как в плане развития двусторонних, так и многосторонних отношений, - о чем свидетельствовали все саммиты 2000 года начиная с январского.

Особенно важными, как считает Юрий Яров, были встречи на высшем уровне в Крыму и Минске. Так что размышления по поводу того, что российско-белорусские отношения или недавно созданное Евразийское экономическое сообщество "разрушают СНГ изнутри", - не более чем политические спекуляции. В плане двусторонних отношений, безусловно, будут развиваться и укрепляться наши связи с Узбекистаном как с важнейшим стратегическим партнером в регионе Центральной Азии. Удачным этот год можно было считать, несмотря даже на серьезные проблемы, омрачавшие взаимоотношения России и Украины. Думается, что позитивная основа, заложенная в 2000 году двумя президентами - Владимиром Путиным и Леонидом Кучмой, - будет хорошей базой для поступательного развития наших контактов, а различные вопросы будут решать своевременно и цивилизованно.

Самое главное - мы убедились в том, что Содружества обладает огромным потенциалом, который надо уметь использовать. Были предприняты значительные усилия лидеров стран СНГ по укреплению внутренней стабильности и безопасности: не случайно все наши партнеры поддержали предложение России о создании единого антитеррористического центра. Активно развивается и военное сотрудничество в рамках СНГ, ориентиры которого в целом определены до 2005 года. На мой взгляд, говорит Юрий Яров, в этом году сложился новый уровень взаимопонимания между лидерами СНГ, отмеченный в ряде случаев солидарностью глав государств. Так, вместе с Россией и другие наши партнеры поддержали Белоруссию во время парламентских выборов, итоги которых на Западе пытались объявить нелегитимными. Такая же поддержка была оказана и другим странам СНГ и их лидерам во время парламентских и президентских выборов, поскольку все понимают, что общая стабильность СНГ складывается из "суммы" внутренних стабильностей каждой из стран. Такие тенденции выглядят обнадеживающими: мы стали понимать друг друга, больше знать о конкретных проблемах своих партнеров и друзей.

@@@
В СНГ наметились позитивные тенденции
В мире: Из Ново-Огарева вид на Курилы не прояснился
В соответствии с духом времени
Второй эшелон с краю
ГТК: курс на модернизацию
Главный приоритет - экономика
Гравитация между атомами – это страшная сила

Губернаторы делят Норильск

@@

Промышленный центр стал камнем преткновения в спорах двух субъектов Федерации

2002-04-09 / Юрий Чувашев



Красноярский край опять привлек к себе внимание. И опять от внимания этого красноярцам радости мало. Потому что к прежним бедам и распрям в регионе на сей раз добавились новые. Если раньше речь шла о жестком противостоянии исполнительной и законодательной власти в крае, о сложной социально-экономической ситуации, то сейчас проблемы вышли на качественно новый уровень. Уже несколько месяцев, то затухая, то разгораясь, длится конфликт севера и юга края. А именно: Таймырского и Эвенкийского автономных округов, входящих в край по "матрешечному" принципу, с собственно Красноярьем, или "материком". Таймырский округ, площадь которого составляет 37,4 процента территории края, включает в себя полуостров Таймыр и острова Карского моря и моря Лаптевых. Самый северный регион России и планеты, расположенный за полярным кругом, плотность населения имеет крайне низкую - 0,05 человека на один квадратный километр. Причем естественная убыль населения все усиливается. Крупные населенные пункты - а по местным меркам это более 500 жителей - можно пересчитать по пальцам. Подавляющее большинство населения округа - русские.

В силу чего понятно, что таймырский "сепаратизм", о котором уже не первый год говорят оппоненты северян, никакой иной подоплеки, кроме экономической, иметь не может. И речь идет о судьбе единого муниципального образования Большой Норильск, в состав которого входят также Кайеркан, Талнах и Снежногорск. Именно уникальные недра Норильского рудного района и являются главным богатством Таймыра. Ведь Норильский горно-металлургический комбинат - крупнейший в России и мире производитель платины и платиноидов, никеля и меди, а также многого другого. Так вот борьба и идет за налоговые отчисления заполярного гиганта, а не за 879, 9 тысячи квадратных километров территории полуострова. Причем зачастую совершенно незаселенной.

Камень преткновения - территориальная принадлежность Норильска. Заложен он был в 1935 году, с началом строительства комбината. В 1938 году Норильск стал рабочим поселком. А в 1953 году он получил статус города краевого подчинения. Что и пытаются уже длительное время оспорить северяне, требуя "вернуть" город на Таймыр.

Что касается Эвенкии, то здесь пафос "самостийности" существенно ниже. Эвенкия вообще страна парадоксов. Гигантская площадь - более 700 тысяч квадратных километров, и самая низкая в России плотность населения - 0,03 человека на один квадратный километр. Так что на одного жителя округа приходится 37 квадратных километров территории. Недра Эвенкии фантастически богаты, особенно нефтью и газом. Но полное отсутствие производственной и социальной инфраструктуры не дает возможности пока что богатства эти использовать в должной мере. Округ абсолютно дотационный, существующий лишь за счет федеральных трансфертов и финансовых инъекций ЮКОСа. Да и как иначе, если один из бывших топ-менеджеров нефтяной компании, Борис Золотарев, после "приватизации" округа стал его губернатором. Однако разница в весовых категориях не позволяет эвенкийскому губернатору столь же наступательно противостоять красноярскому губернатору Александру Лебедю, как это делает таймырский губернатор Александр Хлопонин.

На этом тернистом дуэльном пути уже много чего было: и взаимные грозные обвинения, и ультиматумы. Дошло до того, что перед лицом общей внешней опасности в какой-то мере в Красноярске даже сплотились обе враждовавшие прежде ветви власти. Все понимают, что без норильских налогов край по уровню бюджетной обеспеченности будет выглядеть не лучше той же абсолютно дотируемой Тывы. Причин тому несколько, но одна из главных - однобоко-сырьевая направленность экономики Красноярья.

В этой ситуации норильчане не могли не вбросить на игровое поле несколько пробных шаров. Ссылаясь на отсутствие межбюджетного соглашения между краем и округом, они потребовали перераспределения налоговых платежей в свою пользу. В ответ Александр Лебедь в три раза урезал бюджет Норильска.

Бюджетная эпопея продолжалась со скандалами несколько месяцев. И вот на днях многострадальный бюджет края был все же принят. Причем сразу в двух чтениях. Более того, губернатор Александр Лебедь, еще вчера называвший этот документ изуродованным и не своим, внезапно пообещал подписать его. А нормативы отчислений для Норильска, главного налогоплательщика региона, увеличены настолько, насколько требовали северяне. И произошло это после очередных переговоров Лебедя с Хлопониным за закрытыми дверями.

Как это скажется на идее реального объединения края с Таймыром и Эвенкией, пока неясно. А ведь президент страны Владимир Путин в ходе своего визита в Красноярск распорядился подготовить предложения по укрупнению субъекта Федерации на территории края к концу апреля. Пока что губернатор края Александр Лебедь, губернатор Таймыра Александр Хлопонин и председатель Законодательного собрания края Александр Усс подписали некий договор о намерениях в этой области. Но не более того. Пессимизма по поводу этого документа хватает. Каким будет механизм реализации соглашения, никто не знает. Равно как и появится ли данный механизм вообще. Ведь на кону слишком большие ставки.

@@@
Губернаторы делят Норильск
Депутаты Элисты потеряли доверие к президенту
Диалог будет трудным
Дипломаты в рамках протокола и без оного
Довольны не только дипломаты
Дорогая наша Госдума
Дума уходит в политологию

Евразийский коридор без России

@@

Процессы экономической интеграции требуют расширения зоны сотрудничества

2000-06-24 / Дмитрий Котетишвили Дмитрий Котетишвили - главный государственный советник по вопросам транспорта и коммуникаций Грузии.



В ИДЕЕ Евразийского коридора и возрождаемоsго Великого шелкового пути сосредоточен огромный потенциал для экономического сотрудничества, имеющего важный политический аспект - общую заинтересованность в мире и стабильности. Свыше двух лет назад к четырехстороннему соглашению о железнодорожном сотрудничестве, подписанному Азербайджаном, Узбекистаном, Туркменией и Грузией, присоединились Киргизия и Болгария. Ожидается, что в скором будущем так же поступят Украина, Казахстан и Румыния. Все более живой интерес к идее Евразийского коридора проявляют Китай и Япония. Такой фон позволяет Грузии рассчитывать на возможность реализовать основной принцип своей внешней экономической политики - включиться в интеграционные процессы в Европе и Азии. Насколько успешно удастся это сделать, покажет время. Но предпосылки для этого очевидны.

Ключевая роль в данном вопросе отводится технологическому состоянию транспортных коммуникаций. Стоящая в повестке дня задача создания единой транспортной системы в Грузии и Кавказском регионе призвана обеспечить взаимосогласованное функционирование и скоординированное управление отдельных ее частей. Важные условия для этого состоят в формировании соответствующей правовой базы, которая совершенствуется, но идеальной ее пока назвать трудно. Однако в результате внесенных дополнений и изменений законы о железнодорожном транспорте, автомобильных дорогах и другие приведены в соответствие с Конституцией страны. Кроме того, среди международных конвенций определились 17 приоритетных, присоединение к которым позволит Грузии утвердиться в качестве транзитного государства. Сегодня страна уже присоединилась к девяти конвенциям, и продолжается работа с тем, чтобы сделать то же самое в отношении остальных. Уже установлены двусторонние транспортные связи с рядом стран, в том числе с Францией, Италией, Великобританией и Грецией, а также с Казахстаном, Арменией и Молдавией. Подписаны межправительственные соглашения о сотрудничестве в области международных морских, воздушных и автомобильных сообщений. Следует выделить четырехстороннее соглашение в Сарахсе (Грузия-Азербайджан-Туркмения-Узбекистан) и трехстороннее соглашение между Украиной, Грузией и Азербайджаном.

Сегодня Грузия включена в процессы реализации программ Европейской экономической комиссии ООН "Трансъевропейские автомобильные дороги" (ТЕМ) и "Трансъевропейские железные дороги" (ТЕR). В рамках проекта транскавказской магистрали Европа-Кавказ-Азия (Трасека) разработан проект многостороннего договора "О Новом шелковом пути". Его цель состоит в развитии экономических отношений, торговли и транспорта в Черноморском и Каспийском регионах, на Кавказе и Центральной Азии. Тот же основной проект Трасека предусматривает развитие портового хозяйства Черного моря. Можно уверенно сказать, что процесс модернизации Батумского и Потийского портов идет успешно, уже сейчас порты справляются с любым объемом грузов. Функционирование же регулярных автомобильных и железнодорожных (в Батуми) паромных переправ позволяет ожидать выхода Грузии на новый уровень международного торгово-экономического сотрудничества. Сегодня регулярные паромные переправы у Грузии осуществляются с рядом государств.

Заинтересованность многих стран в грузоперевозках в пределах Евразийского коридора и соответствующий рост грузопотоков одновременно ставит в повестку дня вопросы перевооружения и расширения морских портов. Именно паромные и контейнерные перевозки становятся основным объектом внимания. Результаты первых пяти месяцев 2000 г. таковы: объем перевезенных грузов за это время составил 8 млн. т, что на 27% выше аналогичных показателей за тот же период прошлого года; перевозка пассажиров возросла на 10% (65,8 млн.); в три раза вырос объем переработанных в морских портах грузов (4,5 млн. т). Весьма ощутимо возрастание прибыли от железнодорожных и автомобильных перевозок, что позволило транспортной отрасли сохранить достоинство на фоне общих бюджетных неурядиц и пополнить государственную казну достаточно солидными суммами.

Уже можно констатировать, что Евразийский коридор используется при перевозках нефти, минерального сырья, продуктов питания и других товаров. Коридор постепенно расширяется и удлиняется, включая в себя все новые страны. Одновременно появляются все более твердые, разумные и объективные предпосылки для установления мира и безопасности на Кавказе и в соседствующих с ним регионах на достаточно обширном пространстве.

В этой связи неизбежно возникает вопрос о перспективах участия России в этих процессах (ее роль пока еще выражена довольно слабо, что совершенно не соответствует как возможностям страны, так и ее национальным интересам). Сегодня отстраненность Москвы совершенно очевидна. Проблемы, порожденные региональными конфликтами в России (Чечня) и Грузии (Абхазия), воздвигают перед обеими странами дополнительные барьеры, препятствующие политическому и экономическому сближению и сотрудничеству, мешают усилению транзитной функции Кавказа, приданию маневрам в рамках Евразийского коридора более свободного и гибкого, а значит, более многостороннего и масштабного характера. Более того, проходящий через Абхазию участок железнодорожной магистрали, если его задействовать как можно раньше, вновь стал бы важнейшей частью транспортной системы региона. Между тем одна только Россия, не говоря уже о Грузии и других государствах, ежегодно теряет в результате того, что данный участок не работает, многие миллиарды рублей. К тому же введение в эксплуатацию этого отрезка пути могло бы в значительной степени активизировать транспортные перевозки в направлении Север-Юг, ибо подчеркнуто сдержанная политика России в отношении перспектив освоения евразийского пространства вынуждает страны, заинтересованные в реализации глобальных и региональных проектов, искать шансы в направлении Восток-Запад.

В политических и деловых кругах Грузии, учитывая все это, нередко задаются вопросом: насколько права та часть представителей политической элиты России, которая считает, что транзитные проекты через Южный Кавказ не отвечают ее интересам. Думается, что на самом деле все обстоит несколько иначе. Для российских компаний сегодня сохраняется реальная и максимально благоприятная возможность принять самое энергичное участие в программе, реализуемой на пространстве Южного Кавказа. Тем самым можно было бы не только извлечь из такого участия и сотрудничества значительные экономические дивиденды, но и достичь вполне приемлемого уровня реализации политических интересов. С учетом этих обстоятельств российская сдержанность представляется не вполне понятной.

@@@
Евразийский коридор без России
Еще раз о постсоветской интергации
Железные мифы новой России
Запасайтесь загранпаспортами
Запоздалое прозрение
Здесь кто-то был
И.о. президента включился в лоббирование

Индийцы прибирают к рукам наши "сушки"

@@

Последствия этого шага для российского авиапрома противоречивы

2008-12-09 / Игорь Наумов







Вскоре в небе над Индией появятся Су-30МКИ полностью местного производства.

Фото Сергея Приходько (НГ-фото)

Дели выходит на новый уровень военно-технического сотрудничества с Москвой. В 2009 году Индия начинает лицензионное производство истребителя Су-30МКИ исключительно из собственных материалов. Последствия этого шага для российского авиапрома противоречивы. С одной стороны, мы передаем Индии полный цикл производства далеко не самого современного самолета. С другой – ничего лучшего наша оборонка в обозримом будущем предложить не сможет, что сужает индийский рынок для российского авиапрома.

Контракт на лицензионное производство в Индии многофункционального сверхманевренного истребителя Су-30МКИ переходит на новый уровень. По словам президента Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Алексея Федорова, индийская промышленность переходит к так называемой четвертой фазе производства.

Начиная с 2009 года индийцы планируют начать собирать истребители не из готовых российских комплектующих, а из собственных материалов. Он отметил, что в общей сложности на сегодняшний день Индия приобрела в лицензионное производство на своих предприятиях 140 самолетов Су-30МКИ, а также 40 готовых этих машин.

Сотрудничество между Москвой и Дели традиционно носит стратегический характер. По словам независимых экспертов, индийцы в отличие от китайцев всегда получали из СССР, а затем и из России новейшие военные разработки. Однако полная локализация производства истребителя Су-30МКИ для не избалованного иностранными заказами российского авиапрома приведет к сужению индийского рынка для отечественных оружейников. Торговля военными технологиями дело выгодное при условии, что у страны, продающей за рубеж лицензию на серийный выпуск оружия и боевой техники, есть возможность быстро создать и предложить покупателям что-то другое, более совершенное. В данном случае речь идет об истребителе пятого поколения.

@@@
Индийцы прибирают к рукам наши "сушки"
Интернационализация лоббизма
Ирак заплатит по долгам
Ислам Каримов посетил Китай
Исторический перелет
Кого помнят и любят
Корейский полуостров: время для активной политики России

Корова раздора

@@

Армия перестреливается с людьми Алханова

2005-03-23 / Андрей Рискин, Владимир Мухин



Конфликт в Чечне переходит на новый уровень. Федеральные силы и местные правоохранители начали воевать друг с другом. В результате перестрелки между военнослужащими и местными милиционерами погибли пять человек. Трагедия, о которой стало известно только вчера, произошла около 18.00 в понедельник близ селения Беркат-Юрт, где одна из машин в ходе следования колонны сбила корову одного из местных жителей. После чего местные жители, сотрудники управления вневедомственной охраны (патрулировавшие вдоль расположенного здесь нефтепровода) и присоединившиеся к ним милиционеры МВД Чечни стали препятствовать движению колонны, требуя от военных возмещения материального ущерба. «Дискуссия» закончилась перестрелкой, в которой погибли два милиционера, два местных жителя и один военнослужащий.

@@@
Корова раздора
Космический пиар партии власти
Кофейни против пивных
Кто победил на выборах?
Малайзия покупает "Иглу"
Министр обороны укрепляет свою команду
НЕГА сообщает

На круги своя

@@

Родившийся в эмиграции князь Алексей Оболенский - о времени, о себе и о других

2002-04-05 / Вера Камша Когда говоришь с этим человеком, создается ощущение чего-то нереального. Ну не может одна судьба, одна жизнь вместить в себя столько всего. Более чем тысячелетняя история рода, идущего от самого Рюрика, предки, сыгравшие немалую роль в истории России, знакомство с Рахманиновым, Бердяевым, Шаляпиным. Третий рейх, итальянское Сопротивление, тюрьма, передачи на "Русском радио", вызывавшие недовольство советских дипломатов, ответственная работа в американском МИДе и прочая, и прочая, и прочая… Все это выпало на долю князя Алексея Николаевича Оболенского, с которым удалось побеседовать в Петербурге накануне его отъезда в бывшее родовое гнездо Оболенских. Здесь ныне располагается школа-интернат, являющаяся предметом особых забот Алексея Николаевича и его жены Селины, в православии Евдокии.



- Алексей Николаевич, как вы относитесь к тому, что ваша фамилия упоминается в песне?

- В первый раз "корнет Оболенский, налейте вина" я услышал в 70-х годах, будучи в Советском Союзе в составе какой-то дипломатической делегации. Не скрою, мне было очень приятно. Конечно, это некоторая абстракция, то, как сейчас воспринимают русских офицеров, русских аристократов на пороге эмиграции, но лично мне нравится. А что до вина… Мы не алкоголики, но в нашей семье всегда ценили радости жизни. В том числе и хорошее вино.

- А как эмигрировали Оболенские на самом деле?

- Мой отец, Николай Алексеевич, с группой офицеров, фамилии которых я, к сожалению, знаю лишь частично (среди них точно были Адлерберг, граф Меендорф, наш родственник граф Ферзен и Львов, из тех Львовых, что ведут роль не от князей, а от бояр), организовали один из малых заговоров, целью которого было освобождение государя. Они добрались до Екатеринбурга, опоздав на два дня. После оставалось лишь бежать.

- Выходит, песня в данном случае уступает реальности.

- Да, жизнь оказалась романтичнее, особенно если знать, что мать, приехавшая в Берлин на пять или шесть недель раньше отца, решила, что он погиб, и хотела покончить с собой. Мои родители поженились в Киеве, но за границу каждый выбирался самостоятельно. Мать бежала со своей матерью, отец - в одиночку. Ему, как молодому мужчине, вырваться было гораздо труднее. Они договорились встретиться в Берлине в гостинице "Адлон", единственной, которую знали. Когда отец, наконец, появился, у него было что-то около 40 или 50 не то фунтов стерлингов, не то долларов, но какое это имело значение! Из Берлина они поехали в Гейдельберг, отец хотел закончить образование. Там я и родился восемьдесят три года назад и, кажется, успел повидать все, кроме русской революции и Первой мировой войны. Остальные "подарки" ХХ века я так или иначе испытал на своей шкуре.

- Вы родились в Германии, долго жили в Италии и, наконец, уехали в Америку? Это был осознанный выбор или просто так получилось?

- В Италию мы переехали из-за наследства. Брат моей бабушки, бывший последним довоенным генеральным русским консулом во Флоренции, выйдя в отставку, приобрел там виллу. В 1926 году он умер, завещав ее своей сестре. У бабушки было плохое здоровье, и она передала полномочия моему отцу. Он поехал во Флоренцию и застрял там сначала из-за наследства, а потом устроился на работу и выписал семью. Мы переехали в 1927 году, это никоим образом не было связано с событиями в Германии. Более того, я туда постоянно ездил к родным.

- Расскажите немного о вашем дедушке, ведь он был весьма известным человеком.

- Мой дед Алексей Дмитриевич Оболенский был помощником графа Витте и последним редактором Манифеста 17 октября, который он лично отвозил в Петергоф на подпись государю. До этого Николай Второй отказывался его подписывать. Кроме того, дед был последователем обер-прокурора Святейшего Синода Победоносцева и сам занимал пост прокурора Святейшего Синода с 1905 по 1907 год. Именно он начал подготовку Поместного собора, отделившего Церковь от государства. Поместный собор восстановил метрополию патриархии, тогда же был избран патриарх Тихон, ныне причисленный к лику святых.

- Выходит, вопрос об отделении Церкви от государства был поставлен еще до революции?

- Поместный собор был назначен на 1917 год отнюдь не в связи с революцией. Кстати говоря, участие деда в его подготовке, на мой взгляд, и спасло ему жизнь. В начале 20-х и это, и участие в создании Манифеста еще служило некой охранной грамотой. Вот с урусовской стороны (моя мать - урожденная Урусова) жертвы были. Моего дядю арестовали и замучили в 22 году, а Алексея Дмитриевича хоть и лишили всего, но не убили, а потом кто-то (к сожалению, не помню имени) посоветовал уехать, что дедушка с бабушкой и сделали в начале 20-х. Дед построил в Дрездене дом и с поправкой на обстоятельства начал вести присущий ему образ жизни. У него я видел Бердяева. Впрочем, мне было всего десять лет, и я мало что понимал.

- Но кое-что вы, вероятно, все же помните.

- Помню, речь очень часто заходила о четвертой ипостаси. Кроме Бога-отца, Бога-сына и Бога-святого Духа предполагалась София, то есть божественная мудрость.

- Вы с этим согласны?

- С точки зрения логики, возможно, это и так, но я, как православный человек, придерживаюсь традиционного толкования.

- Ваш дед познакомился с Бердяевым в эмиграции?

- Да, впрочем, это было практически неизбежно. Дед дружил с Владимиром Соловьевым и был знаменит "соловьевскими обедами", которые проводил и в Петербурге, и в своем имении в Березичах. Два раза в месяц у него собирались всяческие светила и рассуждали о вечностях и невечностях.

В этом же стиле дедушка продолжал жить и в Дрездене. В эмиграции у него запросто бывали весьма известные люди. Часто приезжал Рахманинов, который давал мне нечто вроде уроков игры на рояле, бывал и Шаляпин, но тут было одно "но", связанное с моей бабушкой. Она была колоссальный сноб. Рахманинова она, разумеется, любила, а вот Шаляпина, мягко говоря, не очень. Я помню ее высказывания, что, дескать, опять этот мужик приехал и будет кричать…

- Вам пригодились уроки Рахманинова?

- До известной степени я бренчу до сих пор, но на этом дело и кончилось. У меня не было возможности всерьез заняться музыкой, мы были слишком стеснены в средствах. Я проучился до четырнадцати лет, потом пришлось спуститься на грешную землю. Я учился во Флорентийском университете, затем в Римском. У меня докторская степень Римского университета по политическим наукам.

- А как вы оказались в Америке?

- В 1959 году я женился на американской подданной и переехал в Соединенные Штаты, где и продолжаю жить.

- Вы себя ощущаете американцем или все-таки русским?

- Сложный вопрос. Я родился без подданства, без прав, без состояния. США дали мне гражданство, дело, которым я занимался всю жизнь. Я американский гражданин, но я русский. Все-таки кровь, традиции оказывают решающее влияние, хотя на родную землю я в первый раз ступил в конце 60-х годов.

- Вы работали в Министерстве иностранных дел США?

- Да, причем дипломатическую карьеру начинал как "рыбник", меня даже прозвали пиратом. Я работал в ведомстве по рыболовству Министерства иностранных дел Государственного департамента. Меня посылали следить за советскими рыболовными флотилиями вдоль побережий, и я немало времени провел в море. Соглашения между СССР и США касались не только рыбной ловли как таковой, но и исследований, так что ходил я и на траулерах, и на научных судах.

- Не расскажете о каком-то интересном случае, связанном с этими походами?

- Не знаю, скажет ли вам сегодня что-то фамилия Кудырко, но в свое время его дело гремело. В начале 70-х Кудырко, служивший радистом на плавучей рыбоперерабатывающей фабрике "Литва", решил бежать. В один прекрасный день он перепрыгнул с борта "Литвы" на стоявшее рядом американское судно береговой охраны, где просидел несколько часов, но затем его все-таки выдали. Это было очень драматично и очень неприятно. Я при этом присутствовал. История эта прозвучала очень громко, были слушания в сенате, на которых мне пришлось выступать как очевидцу. В 1975 году, когда Солженицын был в Вашингтоне, на одном из больших приемов в его честь в Американском Трудовом союзе Александр Исаевич появился вместе с Кудырко, которого разыскал и пригласил. Да, чем только я не занимался…

- Алексей Николаевич, насколько мне известно, вы и ваша супруга сейчас шефствуете над школой-интернатом для больных детей?

- Это наша моральная реституция. Интернат расположен в имении моего деда. И мы хотели бы, чтобы ему было присвоено имя Алексея Дмитриевича Оболенского.

Кн. Евдокия Селина Оболенская: Мы делаем, что можем. То автобусную остановку, то домик для сторожа. Нужно сделать так, чтобы интернат больше походил на дом. Мы помогаем Церкви, привозим подарки всем, причем именные. Каждого мальчика и девочку называем по имени-отчеству…

Кн. Оболенский: Мы продолжаем наше семейное дело по воспитанию российской молодежи через спецшколу-интернат в Березичах. Так что приглашаю вас в имение. В Козельский уезд Калужской губернии. Посмотрите сами, что там происходит. Я рад, что судьба Березичей сложилась именно так.

Кн. Евдокия Селина Оболенская: Да, конечно. Дети есть дети. Я очень рада, что могу помогать. Это правильно. К тому же там очень красиво. Мне нравятся и русские пейзажи, и русские люди, особенно дети.

Кн. Оболенский: В нашей работе нам помогало и продолжает очень деятельно помогать российское посольство. Началось это с Владимира Петровича Лукина, который себя называл первым российским послом после революции. И это совершенно верно, потому что после Бахметьева, представлявшего Временное правительство, наступил перерыв, так как законных правительств у России больше не было. То, что СССР был признан международным сообществом, еще не делало его законным.

- Неудивительно, что передачи, которые вы вели на "Русском радио" вызывали протесты советского посольства в Италии…

- Да, был ряд случаев, хотя, чем именно я прогневил советских дипломатов, вспоминается с трудом. Я озвучивал новости, напоминал исторические даты и религиозные праздники. К насильственному свержению существующего строя мы, разумеется, не призывали, но были достаточно откровенны в оценке происходящего.

- Раньше вы были объектом недовольства, а сейчас беседуете с президентом России. Можете поделиться своими впечатлениями на сей счет?

- О Путине могу сказать немного. Мне кажется, хотя я в этом и не уверен, что мы встречались и раньше, когда был жив Собчак и Путин приезжал вместе с ним в Америку. Что до встречи во время приема… Очень трудно делать выводы о ком-то на официальном мероприятии, когда все всем говорят всяческие приятности. Да и вообще понять человека за какие-то десять минут, причем человека сдержанного, практически нереально. По крайней мере, российский президент сказал хорошую речь об отношениях между Российской Федерацией и Соединенными Штатами, вспомнив и Екатерину, и помощь Северу во время Гражданской войны, и Вторую мировую. Но вот то, что о Первой мировой не было сказано ни слова, мне не понравилось, о чем я честно сказал Владимиру Владимировичу.

- Он что-нибудь ответил?

- Ответил, что забыл. Ну а я высказал предположение, что это было сделано намеренно. На это Владимир Владимирович ничего не сказал, но у меня сложилось мнение, что он отнюдь не забывчив. В целом же визит Путина вызвал в Штатах очень положительную реакцию.

- Это связано с позицией России по отношению к событиям 11 сентября?

- Теракты в Нью-Йорке изрядно переменили американскую жизнь. США никогда еще не становились ни объектом нападения, ни соответственно объектом сочувствия. Теперь они поняли, что значит беда и как необходимы бывают сочувствие и помощь. Война, которую Штаты ведут против терроризма, требует и поддержки, и союзников. И одним из важнейших союзников является Российская Федерация.

Уверяю вас, в США в полной мере оценили поведение России, причем не только политические шаги, предпринятые Путиным, но и отношение простых людей к чужой беде. Конечно, визит российского президента, как и вся теперешняя жизнь США, прошел в том числе и под знаком 11 сентября. Но мне кажется, дело не только в изменившемся общественном сознании американцев, но и в том, что и президент Путин, и президент Буш, как говорится, два сапога пара. Возможно, это не очень красивая поговорка, но она, по моему мнению - мнению человека, жившего во времена политических мастодонтов, - полностью отражает ситуацию. Путин и Буш похожи друг на друга. Оба они легкого веса (я не имею в виду ничего плохого, напротив!). Это не сталины, не гитлеры, не рузвельты, не трумэны и не черчилли. Даже не брежневы и рейганы. Это новый уровень нового тысячелетия, не отягощенный тяжелой, монументальной злобой, столь характерной для ушедшего века.

Я как старый "холодный воин" и старый пропагандист имею право сказать, что система противостояния, продержавшая около полусотни лет мир на грани гибели, разрушена. Мир вернулся к своему изначальному состоянию. Со времен вавилонского столпотворения люди не понимали друг друга. Кто-то думал и говорил по-английски, кто-то по-японски, или по-русски, или по-арабски… Это совершенно нормально. Каждый имеет право жить и думать так, как ему живется и думается. После Второй мировой войны был период, когда эта нехитрая истина оказалась отодвинутой в сторону. Мир разделился на два полюса, которые усиленно готовились к обоюдному истреблению. Теперь все возвращается на круги своя. Американцы это американцы, китайцы это китайцы, французы это французы.

- Алексей Николаевич, а как вы оцениваете нынешнее состояние России?

- Мне кажется, Российская Федерация претендовать на сверх- или великодержавие сейчас не может. Как еще летописец Нестор заметил, что порядка в стране нет, так его и нету. Сначала нужно привести Россию в порядок, а потом заниматься всякими "державиями", великими, малыми и сверх. Но тем не менее Россия располагает несколькими тысячами ядерных боеголовок. Какими бы устарелым их ни называли, они могут испепелить и США, и Китай, и любую иную страну. С этим приходится считаться, равно как и с тем, что миллионы русских оказались за рубежом и живется им там несладко.

Я не был на прошедшем прошлой осенью в Москве съезде соотечественников (кстати говоря, он был не первым, первый собрался в 1991 году, в дни путча), но я хочу сказать о другом. В 1939 году в Германии я слышал чуть ли не те же самые слова по отношению к немцам, вынужденно оказавшимся за пределами рейха, которые произносят сейчас по отношению к русским. Это наводит на размышления. Впрочем, любая великая страна, пережившая колоссальное национальное унижение, оказывается перед лицом сходных проблем. Здесь главное вовремя остановиться, чтобы обоснованное желание защитить своих не переросло в нечто ужасное. Я боюсь, что проблема оказавшихся за рубежом русских станет одной из серьезнейших проблем начавшегося века.

- Сейчас мы все больше судим о том, что творилось в Германии на пороге войны по книгам и фильмам. А как было на самом деле?

- Террор там начался достаточно поздно, но террор есть террор. Я был в Бреславле во время знаменитой "хрустальной ночи", когда начались еврейские погромы. Поверьте, это было ужасно. Помню, была поздняя осень. Ноябрь. Ночью начали громить еврейские магазины, которые тогда еще существовали, и арестовывать евреев. Это было явной провокацией нацистской партии. Многим, в том числе и нашим немецким друзьям, это было отвратительно. Затем пошла специфическая антиеврейская волна, которая все же отличалась от сплошного террора. После началась мировая война, я уехал в Италию и могу судить о дальнейшем лишь с чужих слов. Знаю, что после июля 44-го года и до полного разгрома Германии внутренние репрессии и страшные бомбежки шли рука об руку, но я этого не испытал, так как жил в Италии.

- Но террор имел место и в Италии.

- Да, наверное, об определенном сходстве говорить можно. Половина Италии была оккупирована немцами, была создана итальянская СС, действовавшая под эгидой и под командованием немецкой. Мне пришлось с ними столкнуться. Меня посадили в тюрьму, а затем должны были вывезти в Освенцим. Я выбрался чудом, иначе мы бы здесь не сидели. Был налет на Флоренцию, но не на город, а на коммуникации. Разрушили все пути сообщения, связывающие Флоренцию с внешним миром, нас сняли с поезда и вернули в тюрьму, ну а потом меня сумели вытащить.

Это не роман - это действительность, и, поверьте, весьма жуткая действительность. Вообще от романтики зарекаться нельзя ни в коем случае. Это я вам говорю по своему опыту. В двадцатом столетье случались просто невероятные вещи.

- Вас арестовали за происхождение или за что-то более осязаемое?

- Мы во Флоренции создали группу, которая спасала евреев. Мы их вывозили из города и прятали в имениях в Тоскане. Признаться, было довольно страшно. Про Освенцим мы, разумеется, слышали, знали, что это весьма неприятное место, откуда не возвращаются, и вместе с тем не знали ничего. Нормальный человек просто не в состоянии представить себе лагеря истребления.

- Алексей Николаевич, расскажите об участниках антигитлеровского заговора, с которыми вы были знакомы.

- Достаточно близко я знал графа фон Вартенбурга. Немного меньше графа фон дер Шуленбурга, одно время бывшего германским послом в Москве. В 20-е годы в Берлине мои родители сошлись с семейством Йорк фон Вартенбург. Это старинная немецкая фамилия. До начала XIX века они были просто баронами Йорк, но затем их предок прогнал Наполеона через Эльбу и далее во Францию и прусский король сделал его графом фон Вартенбургом по имени города на Эльбе, возле которого произошло сражение. Йорк фон Вартенбург дружил с графом Шуленбургом, который приезжал к нему в гости в имение. Там мы и познакомились.

Шуленбург был одним из главных создателей договора между Германией и Советским Союзом, в котором граф видел прежде всего Россию, с которой, по его мнению, следовало не воевать, а сотрудничать.

Наши немецкие знакомые вообще принадлежали к политико-философской школе Бисмарка и барона Штайна. Они полагали, что Россия и Германия для мирового равновесия сил должны искать общий язык. Часть немецкой аристократии всегда рассматривали Германию и Россию естественными союзниками против Англии, Франции и Америки. Что ж, пусть на короткое время, но Шуленбург этого достиг. Он вообще был примечательной личностью. Очень цельным и сильным человеком, явным антинацистом, с большим неодобрением относившимся к Гитлеру и его ближайшему окружению. Его участие в заговоре против Гитлера и печальный конец были весьма закономерны. Я сожалею о нем и о том, что политику Германии определяли совсем другие люди.

- Давайте от немецких графов перейдем к русским князьям, ведь Оболенские потомки Рюрика.

- Да. Но о своей фамилии я знаю сравнительно немного. С первого упоминания об Оболенских произошло столько всего, что для написания нашей истории нужен целый штат специалистов. Фамилия известна со времен Михаила, бывшего великим князем Черниговским и князем Оболенским. Род процветал вплоть до Иоанна Четвертого. Кстати, герой знаменитого романа Алексея Толстого "Князь Серебряный" - наш родич, его полное имя Оболенский-Серебряный.

При Иоанне Васильевиче Оболенским пришлось довольно плохо, государь на них обиделся, впрочем, он на многих обижался. Вообще-то Иван Грозный по своей сути и по своим методам был первым большевиком. Недаром его так уважал Сталин.

После Ивана и до Павла Первого Оболенские как-то ушли в тень, а потом вновь вернулись. Про деда я вам уже рассказывал.

- А как вы относитесь к родственнику-декабристу?

- Он, насколько известно, был довольно славным человеком и, судя по портретам, симпатичным. Ну а само декабристское восстание - это отдельная тема. Чем дальше мы уходим от декабря 1825 года, тем труднее разгадать, в чем все-таки было дело. Постоянно всплывают новые подробности и выдвигаются новые версии. Одно очевидно: дворянское сословие и либеральные круги хотели реформ. Лучше бы или хуже было, если бы им удалось победить, сказать не берусь, история сослагательного наклонения не знает. Хотя вообразить еще более ужасную альтернативу российской истории трудно. Поэтому я часто говорю, что это не мы должны России, как любят повторять некоторые эмигранты, а она должна нам за то, что мы сохранили для нее. На 85%, если не больше, русская культура, русская нравственность были спасены русской диаспорой за границей.

Мы сделали все, что могли, но то, что станется с Россией в третьем тысячелетии, в ваших руках. Люди моего возраста и старше или уходят, или уже ушли. Мы на исходе, но вам, новым русским, нужно черпать не только из рассказов старших и библиотек, но и из внутренней, генетической памяти и собственной совести, которую вы должны слушать и слышать.

- Вы осознанно употребляете термин "новые русские"?

- Разумеется. Я не имею в виду олигархов и считаю, что имя "новых русских" ими не заслужено и не соответствует их сути. Для меня новые русские - это вы. Нас с вами разделяют не годы, а поколения. Семьдесят лет не так уж и много, если говорить о времени. Мне восемьдесят три. Для меня семьдесят пять - почти детский возраст, но вот четыре поколения - это уже серьезно. Между нами отцы и деды, мировоззрение которых складывалось из правды, которую помнил прадед, и коммуно-большевистского образования. И далеко не всегда старшие были откровенны, защищая этим своих детей физически, но не морально.

- Вы отрицаете, что в советский период было создано что-то позитивное?

- Я отнюдь не считаю, что следует отрицать все, что дали советские поколения. Ищите, сравнивайте, принимайте или отталкивайте, но делайте это на основании вашей совести, ваших знаний и той миссии, которую предстоит осуществлять каждому из вас. Вы должны суметь продолжить дело России в третьем тысячелетии.

@@@
На круги своя
Назарбаева признали первопроходцем демократии
Национальным проектам нужна информационная поддержка
Не СССР, но и не СНГ
Нет ничего организованней оргпреступности
О национальном самочувствии народов России. О состоянии и перспективах государственной национальной политики
Общественный вектор союзного государства

Один на один с веком

@@

"Для того, чтобы быть счастливым, нужно быть нужным", - говорит Игорь Моисеев

2001-01-19 / Ирина Волченкова Игорю Александровичу Моисееву - 95, из них 77 лет отданы служению балету, из которых - 64 года созидания в ансамбле и вместе с ансамблем и 58 - в школе-студии, основанной Мастером. Цифры невероятные. Но все они - даты одной эпохи, эпохи Игоря Моисеева.







-ИГОРЬ АЛЕКСАНДРОВИЧ, почему до вас мало кто посвящал себя раскрытию народных традиций, понимал и замечал народный танец?

- Это понимали Пушкин, Лермонтов, Глинка... Авторы берут у народа какую-то традицию, его выражения, поднимают на высокопрофессиональный уровень. Чайковский взял "Во поле березка стояла" и написал целую симфонию на эту тему. Это не значит, что он украл мелодию. Пушкин сказки Арины Родионовны возвратил народу как высокую литературу. Этим примерам я и следовал. Их бесчисленное множество.

- Бытует мнение, что таланту надо помогать, а бездарности пробьются сами. Так ли это?

- Мне очень трудно говорить за других. Путь, который мне пришлось пройти, прежде чем ансамбль стал столь популярным и известным, - все-таки очень нелегкий. Прежде всего предстояло пробиться сквозь консерватизм мнений, придирки в пустяках и мелочах: одни требовали излишней абстрактности, больше фантастики, а другие, наоборот, - полной, абсолютной адекватности быта, "показывать тот же навоз на том же сапоге, даже пуговицы должны быть так пришиты, как есть". Я думаю, этих двух крайностей нам удалось избежать и создать свою собственную традицию, которая поднимает фольклор на новый уровень - уровень профессионального искусства по примеру всех великих мастеров как в музыке, так и в танце. Это помогло мне найти то верное направление, которому я никогда не изменял: вернуть народу то, что ты у него получил, но на высокопрофессиональном уровне.

Все, что я делал (и делал удачно), было только по собственному сценарию. Что такое режиссер? Единственный, кто видит спектакль раньше, чем он поставлен: как бы срисовывает свои мысли и переводит их в план реальности.

- В чем, по-вашему, притягательность народного танца для зрителя?

- Трудно так анализировать и объяснять. Речь идет о том, что передача эмоций в зрительный зал возможна, когда зритель понимает то, что он видит. И тогда получается слияние зрительного зала со сценой - вот полная мера соотношения зрителя с актерами. А добиться этого можно прежде всего содержательностью и яркостью чувств. И, конечно, силой этих чувств. Которая заставляет зрителей подлинно сопереживать. Все остальное - бессмысленное болтание ногами.

- Каким должен быть идеальный танцовщик Игоря Моисеева?

- Прежде всего - это человек, который сам пришел в искусство: никто его сюда не гнал, никто его сюда не посылал - он сам... Значит, тяготение к искусству уже есть очень большой вклад в то, чтобы быть актером. Следующий шаг - когда желающий идет навстречу всем задачам, преодолевает все трудности и предан делу.

Мы - театр. Поэтому танцовщик должен быть артистом одновременно с танцем. Народные танцы танцевать, не раскрывая стиль, характер, - это все равно что говорить на иностранном языке с рязанским акцентом. Требуются универсализм в умении перевоплощаться и страстное желание исполнителей все исполнить и выполнить, потому что танцы кавказские - одна школа, танцы восточные - другая, танцы славянские - третья школа и так далее. Этого мы добиваемся очень большой и сложной работой. Искусство обязано быть выразительным. Формальные концерты, в которых нет ничего, кроме каких-то красивых построений, - это немой театр. В смысле - "не мой" и в смысле того, что он ни о чем не может сказать.

- Мне известно, что в так называемые производственные перерывы вы играете в шахматы...

- Есть в работе всегда какие-то пустоты (полчаса свободные). Чем заниматься какой-нибудь канцелярщиной, которую я не терплю... А шахматы - гимнастика ума, она требует фантазии, а фантазия - необходимая вещь в хореографии, в особенности если ты ставишь, поэтому это для меня всегда интересно. Ведь шахматы - поразительная игра тем, что ни одна партия никогда не повторяется.

- Как вам удавалось реализовывать задуманное?

- У меня все получалось в ансамбле. Потому что я не имел в ансамбле никаких хозяев (был сам себе хозяин) и меня окружали, может быть, люди, не столь профессионально образованные, как артисты Большого театра (хотя кордебалет Большого театра тоже оставляет желать много лучшего), но они были такие энтузиасты! И этот энтузиазм сметал все препятствия на нашем пути. Поэтому все, что мы делали, было настолько насыщено творческим напором артистов, что даже некоторая корявость не замечалась. Она заслонялась совершенно непостижимым темпераментом и преданностью делу. Сейчас мы переживаем смену поколений, и происходит то же самое, что во всех театрах.

- В одном из интервью вы сказали: "Ансамбль будет развиваться вместе со страной..." Но для страны XX век был нелегким. Еще в самом начале Блок назвал его "век-волкодав".

- В истории человечества не было более жестокого века: сочетание двух империалистических войн и сталинского периода, непрерывная война в Чечне и все прочее. Несмотря на то что для меня этот период, с точки зрения репутации и славы, был удачным, я все-таки считаю этот век необычайно неудачным. Очень надеюсь, что вступление в новое столетие, даст Бог, будет целебным по отношению к тому разрушению культуры, которое произошло. Ведь строить культуру значительно труднее, чем разрушать: разрушить ее можно в течение короткого времени, возрождать придется веками. Я думаю, понадобится не менее двух поколений, чтобы прийти к тому, что было, а за это время человечество уйдет еще дальше.

- Как вы думаете, почему так получилось?

- В нынешнем веке произошло губительное непонимание между культурой и цивилизацией. Культура - богатство внутреннего мира человека. Цивилизация - богатство внешнего мира вокруг человека: это самолеты, техника, помогающая человеку жить, комфорт и все такое прочее. Цивилизация очень важна, когда идет в ногу с культурой, но разрушительна, когда ее обгоняет. Получается такая картина: "мальчик в подвале нашел пулемет, больше в деревне никто не живет", - а у нас именно так и происходит. Дайте атомную бомбу в руки обезьяне - и мир погибнет. А это продукт цивилизации. Еще древние говорили очень мудрую вещь: учи сына своего добру, учи сына своего работе и только после этого учи его стрелять из лука. А посмотрите, что творится на телевидении?! Если б не было такого телевидения - детской преступности было б намного меньше. Какие-то преступные элементы выходят на улицу, как на охоту - кого бы подстрелить. Каждый день происходит что-то совершенно немыслимое. А дети - свидетели всем этим показам. К сожалению, я не пессимист, но такова констатация фактов... Льстить нашей эпохе не считаю себя вправе, потому что это - лгать не только другим, но прежде всего самому себе.

- У вас были случаи, когда усталость доходила до такого предела, что любимая работа становилась трудновыполнимой?

- Все бывает. Поддерживать энтузиазм очень и очень непросто. Вообще творческая работа изнурительна тем, что, где бы вы ни были, что бы вы ни делали, если вы думаете над какой-то новой постановкой - она вам покоя не дает до тех пор, пока вы не найдете решения непреодоленных проблем, выхода из каких-то творческих трудностей. А без этого жить уже становится бесконечно трудно, потому что творческий процесс вас поддерживает. Я стараюсь всегда сохранить в себе эту возможность - поддерживать в себе самом энтузиазм творческий, что тоже непросто в наших условиях, поскольку приходится больше думать об экономических пустяках, мелочах, которые несносны и отнимают и время, и место, и пытаются вытеснить то, чему надо уделять внимание в творчестве.

- Какие работы творческих коллективов за последнее время привлекли ваше внимание?

- Иногда я вижу удачные вещи, но, к сожалению, слишком редко и слишком робко, в каких-то мелочах. Я, допустим, категорически не согласен, когда начинает в хореографии царствовать Достоевский. С моей точки зрения, это более чем нелепо, потому что каждый вид искусства имеет какой-то свой почерк выражения. И Достоевского, который прежде всего углубляется в психологический мир человека, внутренние переживания, пытаться передавать языком танца, который не имеет слова, более чем сложно. С моей точки зрения, это путь неправильный. Но есть такие постановщики, которые пытаются это делать. И многим они кажутся необычайно умными. Как Чехов выражался: "Они хотят свою ученость показать и говорят о непонятном".

- Несмотря на изнурительный труд, чрезвычайно низкие заработки, артисты вашего ансамбля утверждают, что счастливы работать с вами...

- Для того чтобы быть счастливым, нужно быть нужным. Когда мы нужны, мы должны быть счастливы. Удача всегда приносит счастье. Признание и успех пока нас не покидают. Выступать в одной только Москве 64 года... Мы сами удивляемся, почему на каждом нашем концерте - аншлаг. Достаточно прийти на любой концерт и посмотреть на реакцию зрителей, чтобы понять, что наши выступления вполне удачны и в этом смысле благополучны. Но финансово нам трудно. У нас много народу ушло, иногда даже сменяя профессии. Много хороших танцовщиков перестали быть танцовщиками в погоне за заработком, в особенности те, у кого есть семья, дети, - им очень трудно выжить. Зарплата у нас невелика. Необходим энтузиазм для того, чтобы просуществовать. А на энтузиазм не все, оказывается, способны.

- Расскажите, пожалуйста, о своих друзьях.

- Я дружил очень избирательно, и люди, которые со мной дружили, они тоже дружили избирательно. К сожалению, все очень быстро уходили из жизни, так, как быстро ушел из жизни Соломон Михоэлс, Сергей Смирнов - автор "Брестской крепости", Ираклий Андроников... Духовно я всегда жажду друзей. По существу, в моем возрасте уже трудно их иметь. Мне 95. Найти такого другого человека трудно, а дружить с человеком, которому 60, - так это происходит противоречие каких-то интересов и несочетаемость. Так что я пребываю в интеллектуальном одиночестве.

- Игорь Александрович, в вашем стихотворении есть строка: "Старость в силах мы отодвигать". А как?

- Молодежь живет надеждами, говорят. А старики - воспоминаниями. Но когда человек живет только воспоминаниями, он уже не способен идти вперед. Поэтому я стараюсь продолжать двигаться вперед. Но в то же время воспоминания настолько хороши, что не стоит их забывать. Мне кажется, надо только уметь не сокращать жизнь. Тогда будешь долго жить.

- Все мы совершаем массу ошибок в жизни. Может быть, вы подскажете, что делать, чтобы их было меньше?

@@@
Один на один с веком
Оптимистическая стратегия
От российско-американского саммита ждут нового прорыва
Очередные успехи советской живописи
Памфилова вышла на «новый уровень» правозащиты
Прокуроры встретятся в суде
РЕК выходит на новый уровень

Реформа закончена - совершенствование продолжается

@@

Российскому экспорту оружия противопоказана утрата динамики, в этом уверен генеральный директор холдинга НПК Борис Кузык

2001-04-17 / Вадим Соловьев Сегодня (17 апреля) в здании Интерфакса в Москве состоится презентация книги "Россия на мировом рынке оружия". Она представляет собой первую попытку системного анализа положения России на мировом рынке оружия на рубеже ХХI века. Руководитель авторского коллектива генеральный директор холдинга "Новые программы и концепции" Борис Кузык накануне ответил на вопросы обозревателя "НГ".







- БОРИС НИКОЛАЕВИЧ, сегодня на военный экспорт в России возлагают, прямо скажем, фантастические задачи, определяющая среди которых - возрождение национального оборонного производства в целом. Не попадаем ли мы в плен собственных иллюзий? Не переоцениваем ли значение оружейного бизнеса?

- Напомню одно обстоятельство: за последнее десятилетие положение в российской оборонке резко ухудшилось. Оборонный заказ был сведен практически до нуля, и к началу 2000 года производство военной техники сократилось более чем в 11 раз. Поэтому чуть ли не единственной возможностью сохранить научный и производственный потенциал предприятий ВПК, обладающих высокими технологиями, стали экспортные поставки.

В современных условиях доходная часть оборонно-промышленного комплекса России на две трети формируется из экспортных заказов. Очевидно, что подобная ситуация будет сохраняться не один год. Госзаказ как таковой не способен переломить ситуацию минимум до 2005 года, когда реформирование собственно Вооруженных сил позволит выделять на закупку вооружений сумму, близкую к половине всех оборонных ассигнований. Этого, собственно, было бы достаточно для нормального функционирования оборонно-промышленного комплекса страны.

Словом, ритмичная финансовая поддержка оборонно-промышленного сектора со стороны государства по-прежнему остается журавлем в небе. С синичкой-экспортом вооружений связывают свои ближайшие расчеты руководители оборонных предприятий.

Надо отдать должное руководителям многих оборонных предприятий. Они никоим образом не превращаются в космополитов и не отрываются от российской действительности. Некоторые из них, к примеру Коломенское КБМ, с которым наш холдинг активно сотрудничает, на деньги, полученные от продажи своей военной продукции за рубеж, ведут разработки новых образцов оборонной техники. При этом они свято верят, что она окажется востребованной российскими Вооруженными силами, следовательно, все вернется в государственное лоно деловых и взаимовыгодных отношений с оборонно-промышленным сектором. Ну а пока сами себе приказывают выжить. Мы же обосновали, что это возможно.

- Насколько в этом процессе самовыживания может быть полезен представляемый сегодня труд "Россия на мировом рынке оружия"? Как вы сами-то его оцениваете?

- Сегодня, прямо скажем, нет недостатка в литературе на тему военно-технического сотрудничества. Специалисты, просто заинтересованные люди могут без особых проблем найти интересующую их информацию в газетах, журналах, в том числе специализированных, пишущих исключительно на тему торговли оружием. Но в большинстве своем это оперативная информация, которая нуждается в систематизации и анализе.

Группа экспертов, ознакомившись с нашей книгой, назвали ее энциклопедией оружейного бизнеса. Как и всякая энциклопедия - это не столько познавательное чтиво, сколько настольная книга, необходимая профессионалу. Словом, тот необходимый источник информации, который позволяет не только познавать тенденции развития рынка вооружений, но и принимать вполне обоснованные решения. Вот в чем ценность книги, которой нет аналогов в истории нашего отечества. Ведь все, что публиковалось до того, имело отрывочный характер, исследовались отдельные участки проблематики и никогда - ситуация во всей совокупности.

Я бы приравнял это исследование к своеобразному компасу, ориентирующему капитанов российского ОПК в конъюнктуре оружейного бизнеса. Это первая попытка у нас в отечестве подняться на качественно новый уровень осмысления процессов на мировом рынке оружия и определения не только места и роли нашего государства, но и его возможностей, в том числе потенциальных.

Мы адресуем эту книгу достаточно широкому кругу читателей. Но прежде всего - это руководители предприятий высокотехнологичного и оборонного комплекса, внешнеторговых организаций. Это маркетологи, военные и гражданские аналитики, журналисты, которые интересуются проблемой экспорта продукции отечественного высокотехнологичного комплекса. Да, скажем, и военные историки найдут немало пищи для размышлений.

- Да, но существуют же постоянные, ежегодные доклады и Шведского института проблем мира, и Лондонского международного института стратегических исследований с анализом рынка вооружений. Чем они плохи для российских специалистов, и, соответственно, в чем эксклюзивность книги, представленной впервые в свет?

- Я часто повторяю, что успех нельзя импортировать. Так и здесь нельзя российским специалистам в своей деятельности основываться только на зарубежных аналитических докладах. Иначе информация будет довольно однобокой.

Конечно, разноязычность еще не повод, чтобы создавать российский вариант, скажем, того же "Военного баланса" Лондонского института стратегических исследований. Ценность книги в другом. Специалисты различных рангов и в целом массовый читатель получают возможность разношерстную информацию в сфере военного экспорта свести к единому знаменателю. Примечательная сторона новой книги состоит прежде всего в том, что в ней сформулирован и представлен нетрадиционный подход к комплексной оценке объемов мировой торговли оружием, этой весьма деликатной области, где по сей день и Лондонский международный институт стратегических исследований, и Шведский институт исследования проблем мира (SIPRI), и ряд других авторитетных аналитических центров не могут по многим показателям военно-технического сотрудничества прийти к идентичным оценкам.

Мы создали прецедент. Это заявка на отечественную трактовку состояния и тенденций развития мирового рынка вооружений. Она необходима и, как нам кажется, будет востребована российскими оборонщиками, армия которых сосредоточена на более чем полутора тысячах предприятий. Российское понимание процессов на мировом рынке вооружений, то есть российский менталитет в этой сфере, весьма полезен и для зарубежных специалистов. В целом же мы учимся понимать друг друга задолго до того, как встретимся за столом переговоров.

- Признаться, многие из журналистов относятся с определенным недоверием к оценкам объемов российского оружейного экспорта, когда их высказывают руководители этой отрасли. Их оппоненты, вполне понятно, называют другие, отличные цифры в зависимости от профессиональной и политической конъюнктуры, иногда выше, а подчас и значительно ниже. Где же научно обоснованные, то есть истинные показатели?

- Все дело в методике подсчета. Как раз одна из целей книги "Россия на мировом рынке оружия" - вооружить общественность этими научно выведенными показателями. Мы пришли к выводам, что в течение нескольких ближайших лет наше государство способно получать от продажи военной техники ежегодно 4,2 -4,5 миллиарда долларов и постепенно поднять планку до 5 миллиардов долларов. А это ни много ни мало - шестая часть объема сделок на мировом рынке вооружений. Конечно, это не половина, но, согласитесь, шестая часть - это доля, уже соответствующая статусу России.

Кстати, вопреки сложившимся стереотипам - это как раз доказано в нашей книге - от всех несоциалистических стран СССР получал ничуть не меньше, чем Россия получает сегодня. Этот показатель составлял 6 миллиардов долларов, половину из которых составлял прямой товарный обмен. Сегодня доля чисто валютных поставок колеблется в пределах 2,5-2,8 миллиарда долларов. Это только одна позиция, неадекватно воспринимаемая до настоящего времени общественным мнением, да чего греха таить - и профессионалами тоже. В нашей книге рассматриваются и другие мифы.

- В чем причина, почему они бытуют?

- Не хотел бы делать обобщения на глобальном уровне. Попробую выразиться попроще (слегка отворачивается и некоторое время раздумывает)... Вообще, рождает мифы невежество. Незамедлительно различные группы подстраивают их под свои политические, узкокорыстные цели. Подтверждение тому - вся история человечества, да и наша российская тоже. Когда же вторгается наука, используя свою систему аргументации, то все становится на свои места, политические и иные спекуляции воспринимаются чрезвычайно сложно… В этом тоже просматривается определенный резон вышедшей книги.

Вот смотрите. Еще не остыли споры о недавних структурных изменениях в системе военно-технического сотрудничества, предпринятых в конце прошлого года российским президентом. До сих пор не снят вопрос, хорошо это или плохо. Рекомендуем заглянуть в последнюю главу книги, которая анализирует становление политики Советского Союза в области продаж вооружения и военной техники и рассматривает эволюцию российской системы оружейного экспорта. Содержится в ней и детальный перечень документов по системе военно-технического сотрудничества СССР-России. Так вот, опираясь на эту научную базу, непредвзято настроенный исследователь не может не прийти к выводу, что нынешняя организация, пожалуй, наиболее эффектная и оптимальная среди тех моделей, на которые опирался экспортный военный бизнес в нашем отечестве. Жесткая вертикаль, минимальное количество различного рода организационных ступеней, высокая управляемость. Да и для иностранных партнеров эта система достаточно прозрачна, что также немаловажно в бизнесе. Конечно, она не идеальна, еще не может похвастаться той оперативностью, гибкостью в работе с иностранными клиентами, что присуще тем же американцам или французам. Но сделано, наверно, главное - заложена основа для совершенствования этой системы.

- Ну, а что, на ваш взгляд, следовало бы усовершенствовать в первую очередь?

- Прежде всего не увлекаться чрезмерной централизацией услуг госпосредника. Под какими только предлогами не стремятся лишить права самостоятельного выхода на мировой рынок те немногие предприятия, которые обладают этим правом помимо "Рособоронэкспорта". Не продуктивно, это очевидно. А ведь для большинства предприятий "оборонки" "маленький" контракт на 20 млн. долларов порой имеет решающее значение.

Правда, у нас имеется и другой отрицательный опыт, когда предприятия-одиночки в хаотичной конкурентной борьбе непроизвольно сбивали цены друг другу. Нужны, следовательно, регулирующие механизмы. В таком качестве могли выступить, например, холдинги. Но права самостоятельной деятельности для отдельных предприятий все же надо предоставлять - это устоявшийся мировой опыт. В этом наш резерв значительного повышения объемов услуг по продаже вооружений, а вместе с ним - и доходов.

Думается, если бы серьезная аналитическая работа в сфере военного экспорта развернулась лет 10-15 назад, то не было бы тех резких колебаний из одной оргсистемы в другую, через которые Россия шла последнее десятилетие в поисках наиболее эффективных рычагов управления системой ВТС. В результате вернулись на те позиции, которые закладывались в начальный период становления нового государства российского. Я хорошо помню это время, поскольку был помощником президента РФ. Мы вышли на оптимальную модель военного экспорта. То, что делается сегодня, лично мне весьма созвучно, но могли бы сделать больше, если бы не утратили первоначальную динамику.

Сегодня тем более это недопустимо. Да будет мне простительно в этот день презентации постоянное обращение к новорожденной книге, но идеи и выводы, заложенные в ней, способны уберечь от заведомо неверных ходов в сложной игре на мировом рынке оружия.

- А как вам видится через призму работы над книгой игра на этой мировой шахматной доске, где далеко не шестьдесят четыре клеточки для возможных ходов, а неизмеримо больше и сама игра скорее без писаных правил?

- Я бы выделил ряд характерных позиций.

Во-первых, жесткая конкуренция со стороны США, добивающихся безраздельного доминирования на мировом рынке вооружений. Безусловно, они обладают рядом превосходных качеств, в том числе высокой степенью кооперации производства, высокотехнологичной продукцией, сопоставимыми со всеми странами старушки-Европы вложениями в оборонную науку и промышленность. С их лидирующим положением нельзя не считаться, и вместе с тем необходимо отстаивать свои интересы. Рынок вооружений имеет сегодня потолок где-то в 30 млрд. долл., и усиление позиций России означает сокращение прибылей другого участника. Как когда-то Россия сдала часть своих позиций на этом рынке, сейчас задача возвращать их, а потому неминуема жесткая конкуренция с нынешними лидерами от экспорта оружия. Во-вторых, имеется у нас в этом противоборстве одновременно и союзник по ряду позиций, и конкурент - по ряду других. Я имею в виду Западную Европу. Она ощущает все большую необходимость противодействовать экспортной экспансии США, создавая концерны по производству собственных высокотехнологичных видов вооружений, в том числе морских, сухопутных и авиационно-ракетных систем. К сожалению, отношения с западноевропейскими странами скорее можно охарактеризовать как конкурентные. Все это работает не на Россию. Ситуацию надо изменять в наших обоюдных интересах с Единой Европой.

В-третьих, Россия играет в основном в Южноазиатском регионе. Значительная часть военных поставок приходится на Индию и Китай, показатель близкий к 80%. Кооперация, заложенная между этими странами, в известной мере обладает европейскими чертами, каждый из участников привносит что-то свое. Индия, например, форсированно развивает производство компьютеров и программное обеспечение. Китай успешно развивает дешевое массовое производство некоторых видов вооружений. Россия же демонстрирует высокую конкурентоспособность в области научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, обеспечивает лидирующие позиции по ряду базовых технологий.

@@@
Реформа закончена - совершенствование продолжается
Россия возвращается в Туркмению
Россия подталкивает Лукашенко к Европе
Руководители Украины апеллируют к Западу
СВЧ-пушка
Следить за финансовым рынком будет специальное министерство
Современное рабство как угроза безопасности

Соглашения с США достижимы

@@

Так считает помощник президента Российской Федерации по вопросам стратегической стабильности маршал РФ Игорь Сергеев

2002-02-09 / Вадим Соловьев



-Игорь Дмитриевич, в начале года началась работа экспертов по подготовке в мае встречи президентов РФ и США. Проходит работа делегаций Минобороны и МИДа с представителями Пентагона и госдепартамента. Как вы оцениваете перспективы?

- Если говорить в общем, то переговорный процесс - это сложное и тонкое дело, особенно по таким проблемам, как ограничение стратегических вооружений. В общем-то, этот процесс по большому счету и не прерывался, эксперты работали постоянно. Другое дело, что после объявления президентами о новых пониженных уровнях стратегических наступательных вооружений и с учетом заявления администрации США о предстоящем выходе из Договора по ПРО 1972 года, мы перешли на другой качественно новый уровень взаимоотношений в этой области.

В 10-х числах января делегация, возглавляемая генерал-полковником Балуевским, провела первый раунд консультаций в Вашингтоне: американцы узнали нашу позицию, а мы - их. Сейчас обдумываем результаты встречи. Затем последуют новые встречи и обсуждения. По нашему мнению, итогом работы экспертов должны стать согласованные проекты письменных договоренностей. Не исключено, что они могут быть небольшими по объему, но в них должны быть зафиксированы важнейшие положения о стратегической стабильности. Я оптимист и считаю, что консультации пройдут в конструктивном русле и компромисс по этой сложнейшей проблеме будет своевременно достигнут. В этой связи выражу надежду, что майский саммит президентов России и США завершится подписанием всех или части из пакета документов по новым стратегическим рамкам взаимоотношений.

- Но ведь американская сторона предлагает упростить этот вопрос до крайности. Мол, устно проговорили какие-то обязательства при всем честном народе, ударили по рукам и разъехались, чтобы трудиться над их исполнением...

- Устные договоренности, как правило, соблюдаются между теми, кто их заключил. И я уверен, что нынешняя администрация Белого дома соблюдала бы их. Но будет ли соблюдать эти договоренности новая команда, которая неминуемо придет на смену? Таков американский закон. Какой смысл менять установившиеся веками традиции международного права? Они себя оправдывают, и пока ничего лучшего человечество не изобрело в сфере межгосударственных отношений. Вот почему российская сторона и настаивает на безусловном подписании юридически обязывающих документов. Иначе в области стратегической стабильности мы не будем иметь никаких гарантий.

- Какова, на ваш взгляд, возможность достижения соглашений с американской стороной по стратегической стабильности?

- Договариваться надо. Потребность в этом ощущает и американская сторона, в чем я мог убедиться во время пребывания в Вашингтоне в конце января вместе с компетентными отечественными экспертами в области стратегической стабильности. Там проходил ряд семинаров, на которых велся откровенный обмен мнениями (об этом писала ваша газета в предыдущем номере), параллельно проходили встречи с высокопоставленными лицами из госдепартамента и конгресса США. У меня создалось впечатление, что цели достижимы. Словом, пока американская администрация не отрицает возможности подписать соглашения по всему спектру проблем. Теперь все это надо зафиксировать в соглашении.

- А что вас как специалиста больше всего тревожит в плане подготовки соглашений по стратегической стабильности?

- Я говорил в Вашингтоне, что весьма острой представляется ситуация, когда американская сторона первоначально заявляла об ограниченной ПРО, а в дальнейшем определение "ограниченное" исчезло из текстов официальных сообщений. Что это означает в действительности? А то, что неограниченная ПРО предполагает активное использование космических систем. Такое положение вещей означало бы, что ПРО будет направлена и против России. Устно меня заверили, что это техническая случайность, посмотрим - как будет на практике. Данную так называемую "техническую случайность" следует исключить из текстов тех соглашений, которые лягут на стол президентов двух стран. Ведь подоплека в том, что Договор по противоракетной обороне 1972 года, выход из которого планирует осуществить администрация Буша, был одним из документов, охранявших космос от милитаризации. Американские планы ПРО должны быть прозрачны для России. В противном случае от этих планов в российскую сторону будет очень сильно "веять холодом".

Другая острая проблема - так называемый "возвратный потенциал". Американская сторона заявляет, что демонтированные четыре тысячи боеголовок будут не уничтожены, а складированы. Если называть вещи своими именами, то это не процесс сокращения, а определенный оперативный маневр силами и средствами, проще говоря - перевод ядерного оружия в какую-то степень оперативной готовности. Разве это реальные сокращения? Поэтому для России такой подход был бы неприемлемым.

@@@
Соглашения с США достижимы
Спасительный Китай
Страна готовится к кредитной автаркии?
Тенге пошел на девальвацию
Три миссии высокой энергии
Туризм космических масштабов
Турция – за целостность Грузии и против удара по Ирану

Умом Россию не понять

@@

Как был ограблен племянник бывшего Генсека ООН

2003-11-04 / Николай Янченко







Вячеслав Шевченко уверяет, что никого не обманывал.

Фото Дениса Соколова

Несмотря на жесткую экономическую политику, которую сегодня проводит федеральный Центр, в России еще остались яркие представители неспокойных 90-х годов прошлого уже века. Памятуя о тех "славных" временах становления отечественного капитализма, когда особо проворные за несколько дней зарабатывали миллионы, а не слишком талантливые эти миллионы просто-напросто присваивали, современные Остапы Бендеры в стремлении урвать побольше пока не поздно, не останавливаются ни перед чем.

Действительно, были времена, когда деньги решали все. Однако современная Россия уже перешла на качественно новый уровень своего развития, где она может претендовать на звание развитой, а не развивающейся страны. В стране постепенно устанавливается верховенство Закона, который един для всех без исключения. Но современные мошенники прекрасно понимают, что это процесс долгий и за один присест невозможно превратить Россию в высокоразвитую страну. Спеша воспользоваться ситуацией, они действуют давно освоенными способами, не задумываясь о последствиях.

"Человек, близкий к министру"

Да что говорить, если несколько лет назад умудрились обмануть родного племянника бывшего Генерального секретаря ООН Бутроса Гали. История эта началась в 1999 году, когда в Россию приехал Фахри Абдельнур, владелец нефтяной компании "African Middle East Petroleum", бизнесмен с мировым именем и племянник именитого дяди. Практически сразу же, как только близкий родственник бывшего Генерального секретаря ООН начал вести в России свои дела, он был ограблен почти на 6 миллионов долларов.

@@@
Умом Россию не понять
Уроки сетевой демократии
Чиновничье сословие подминает под себя Россию
Что может национальная община?
Чукотские посиделки на новом уровне
Широкомасштабное наступление Януковича
Шофер в Туркмении больше, чем шофер

Эдуард Шеварднадзе: "Верю в наступление лучшего будущего!"

@@

Президент Грузии предсказывает, что Тбилиси и Москва станут частью стабильного мира, где не будет места вражде и недоразумениям

2000-12-22 / Екатерина Тесемникова, Нодар Броладзе



Эдуард Амвросиевич, вы в политике около полувека. В памяти россиян, да и не только их, особенно ярко выглядит последнее десятилетие, начавшееся с вашего памятного выступления на Съезде народных депутатов СССР и продолжившееся вашей отставкой с поста министра иностранных дел Союза, временной лакуной в вашей политической биографии и триумфальным возвращением в независимую Грузию. Это десятилетие совпадает с десятилетним юбилеем "Независимой газеты", которая всегда уделяла вашей деятельности пристальное и, смеем надеяться, объективное внимание. Как вы прожили эти десять лет? Что особенно запомнилось за эти годы?

- Спасибо за такой интересный вопрос. Речь идет о самом, быть может, ответственном и тяжелом десятилетии после распада Советского Союза. Разумеется, о результатах десятилетия для каждой независимой страны на постсоветском пространстве следует говорить отдельно. Эти результаты зависели во многом от ряда объективных процессов и причин, характерных для политических особенностей тех или иных обществ.

Вы спрашиваете, как я прожил эти десять лет? Мы понимали, начиная свой путь к решениям, приведшим Союз к демократическому выбору, что можем оказаться в сложных, а то и в экстремальных политических условиях. Реформаторы эпохи перестройки прекрасно отдавали себе отчет в том, на какие осложнения может их вывести жизнь. Мы фактически находились под прицелом противников демократических перемен, и об этом не только я, но и Михаил Сергеевич Горбачев может рассказать немало интересного и поучительного. Пройти по лезвию ножа в августе 91-го и сохранить курс на демократию, согласитесь, было непростым делом. Мое предупреждение об опасности диктатуры стало лишь первым в отношении серии очевидных угроз, сохранявшихся и впоследствии. Знаете, что меня и моих коллег поддерживало морально в те месяцы и годы? Не только личная уверенность в правоте идеи, но и колоссальная поддержка демократии гражданами России, Украины, Казахстана, Прибалтики, Грузии, других республик. Другое дело, что план общественного переустройства, сценарий перемен предполагали постепенную, политическую трансформацию Союза в общество либерального толка с последующим выходом на естественные процессы определения суверенитета. Приходилось и не спать, и нервничать, и верить, и действовать.

Что еще запомнилось: налеты авиации на Сухуми, когда снаряды взрывались в нескольких десятках метров от меня, разрушая дома и различные сооружения; теракты, известные вам, и многое другое.

Вы правы, "Независимая газета" всегда проявляла неподдельный интерес к моей деятельности, и я хочу выразить искреннюю благодарность за внимание и ко мне, и к процессам демократического переустройства в России, в Грузии, на всей территории Содружества. Скажу, что ваша газета одна из первых нашла верный тон для объективных наблюдений и оценок в той нашей противоречивой и возбужденной жизни. Поэтому и заслужила право именоваться свободной трибуной, свободной от политических предрассудков и предвзятости. Позвольте поздравить вас с этим завоеванием, которое было бы невозможным без демократизации страны и ее поворота от тоталитаризма к более достойному будущему.

- Каковы, на ваш взгляд, основные вехи посткоммунистического развития государств, образовавшихся на территории бывшего СССР?

- Все эти государства находятся в поиске путей преодоления тех затруднений, которые унаследовали от прежнего, коммунистического режима, пребывая на этапе освоения новых жизненных, политических и социальных установок. В этом смысле все находятся почти в одинаковых условиях. Экономические и социальные проблемы были неизбежны в процессе становления независимого государства. Причем параллельно развивался процесс трансформации экономической системы, утверждения рыночной экономики. Грузия не исключение, есть проблемы, но страна развивается. Причем развивается интенсивно, а не экстенсивно - на основе эксплуатации природных ресурсов. Нам помогают наши друзья, а население Грузии неоднократно подтверждало, что не видит альтернативы развитию экономических отношений, основанных на инициативе личности и праве на свободный выбор. То, что было в прошлом, - уже было, и возврата к прошлому нет. Об уровне системного развития экономики Грузии свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что наша страна в прошлом году вступила во Всемирную торговую организацию.

- Что вы, Эдуард Амвросиевич, можете сказать о Содружестве Независимых Государств, имея в виду то обстоятельство, что именно с вашим приходом на пост главы государства Грузия вступила в СНГ?

- Вступив в СНГ, Грузия руководствовалась соображениями здравого смысла. Эти соображения основывались на соответствующей надежде и ожиданиях. Однако мне приходилось часто и не без сожаления давать СНГ не самую радужную оценку. Речь идет об аморфности образования, его неэффективности, вялости внимания к взаимным проблемам. Хотя можно было преуспеть куда больше... К сожалению, Содружество не оправдало нашу надежду на урегулирование конфликта в Абхазии, ведь многие решения глав государств так и не были воплощены в жизнь. Я неоднократно говорил, что Содружество Независимых Государств имеет перспективу только в том случае, если оно станет важным фактором суверенитета и территориального единства государств - ее членов. Вот в этом случае СНГ перспективно и обязательно сохранится. Более того, оно будет развиваться и укрепляться. Но не в нынешнем виде, а в качестве действенной и дееспособной организации.

- Существует ли у вас как у крупного политика мирового масштаба свой "интеграционный проект" для дальнейшего цивилизованного существования народов фактически единого культурного и во многом единого экономического пространства?

- Грузия не избегает интеграции, и тому есть немало примеров. Но для того чтобы процесс интеграции, взаимопритяжения и взаимопроникновения носил не формальный, не теоретический, а реальный характер, все исходные проблемы, мешающие подлинному сближению, должны быть решены. Либо этот процесс следует организовать на такой основе прочного доверия, чтобы мы параллельно шли и к реальному урегулированию вопросов, снимающих возникшие барьеры и недоразумения, и одновременно вели дело к настоящему, достойному соседей, доброжелательному и взаимовыгодному сотрудничеству. Вы знаете, какие проблемы, какие, скажем так, "болезни" преследуют Грузию все эти десять лет. Как нам быть? В чем мы могли бы полноценно участвовать в СНГ, пока не восстановим, образно говоря, здоровье? Это ведь то же, что человека с температурой приглашать поиграть в спортивные игры. В целом я говорил и подчеркну еще раз со всей откровенностью: Грузия тем не менее намерена и будет активнее сотрудничать в Содружестве не только со странами ГУУАМ. Но покажите нам реальный, четкий план содействия в окончательном преодолении "недомогания" страны, решения самых болезненных ее проблем. Никто из нас, замечу, не вправе игнорировать и такие принципы, как равноправное партнерство, от которого многое зависит. Грузия уже сейчас должна быть уверенной в том, что тот круг государств, где она является приглашенным к столу полноправным членом, не бросит ее на произвол политической судьбы, один на один с нерешенными проблемами. Я надеюсь, такая уверенность появится.

- Что вы могли бы сказать о перспективах отношений России и Грузии?

- Думаю, вы со мной согласитесь, что, когда возникают проблемы в отношениях между двумя странами, которые действительно объединяют столетия дружбы, культурные, духовные и исторические нити, - в этом не может быть виновата только одна сторона. Мы хотим видеть в лице России равноправного партнера - великое демократическое государство, с которым почетно и выгодно конструктивно сотрудничать по всем направлениям. Ни в коем случае мы не хотим держаться подальше от демократической России. Времена зон влияния канули в прошлое. Другое дело - зоны интересов. У России, конечно, есть свои законные интересы в регионе Южного Кавказа, и мы надеемся, что эти интересы будут осуществляться с учетом интересов кавказских государств. К счастью, существует совпадение этих интересов в стратегическом плане. Не хочу отвечать дежурными фразами, но я совершенно определенно хочу заявить, что я верю в скорое наступление лучшего будущего. Нынешняя ситуация неестественна и не соответствует нормам взаимоотношений государств-соседей. Мы непременно восстановим достойный уровень сотрудничества, куда более органичный и характерный для народов обеих стран, их исторических связей и просто традиционных человеческих устремлений. Уверен, что того же хочет и президент России Владимир Путин. Мои встречи и переговоры с Владимиром Владимировичем вполне позволяют, я думаю, сделать такой вывод.

- В последнее время предметом неоднозначных коллизий и разнородных комментариев стала российская инициатива о введении между Россией и Грузией визового режима. Известно, что вы были противником этой меры. В то же время и российская сторона уже заявила о продолжении переговоров по данной проблематике, назвав визовый режим временным явлением. Что вы со своей стороны намерены предпринять, чтобы вернуть существовавший до 5 декабря статус-кво?

- Возникновение проблемы связано с отказом Тбилиси провести по своей территории российские Вооруженные силы для участия в сражениях на территории Чечни. Наше согласие означало бы превращение конфликта в Чечне в общекавказскую войну.

Вы знаете, что Грузия отягощена множеством проблем, в том числе - социально-экономических, она обеспокоена территориальной расчлененностью и многолетней неочевидностью перспектив урегулирования региональных конфликтов. У нас в Ахметском районе Кахетии, в северо-восточной части страны, компактно проживают с давних времен потомки переселившихся когда-то туда чеченцев - кистинцы. Грузия приняла тысячи чеченских беженцев - в основном женщин, детей, стариков, бежавших из зоны сражения. Это была наша святая обязанность перед человечностью, человечеством, в том числе народом России, и мы ее выполнили. В этих селах Панкисского ущелья, если учитывать характер и последствия войны в Чечне, сформировалась не самая благоприятная, криминогенная обстановка. Ясно, что регион этот при соответствующих способствующих тому обстоятельствах не лишен взрывоопасного потенциала. Заинтересованы в дестабилизации и некоторые деструктивные силы, опирающиеся в основном на внешнюю поддержку. Были также и случаи бомбежки нашей территории российской авиацией. Опасность сохраняется и по сей день. Теперь зададимся вопросом: если бы в Грузии началась еще одна война, а этот шанс, повторяю, был весьма реален, какие дивиденды извлекла бы Россия из переброски ее вооруженных частей с военной базы в Грузии? Я понимаю, что Москве такая акция позволила бы усилить силовые возможности в ходе контртеррористической операции, но проблема контроля над ситуацией в регионе выросла бы до совершенно непредсказуемых масштабов. Между тем в России и Грузии прекрасно помнят, какую позицию заняла так называемая Конфедерация народов Кавказа в период вооруженного конфликта в Абхазии. Уверен, что Россия способна справиться со своими проблемами без риска для безопасности сопредельных, исторически близких и дружественных стран. Грузия поддерживает своего северного соседа - стратегического партнера, его государственную и территориальную целостность, поддерживает политически. Что еще можно требовать от страны, которая сама потеряла контроль над некоторыми территориями и пока никак не может его восстановить? Война в Чечне представляет огромную опасность для нашего региона и конкретно для Грузии. Грузия выступала и выступает за мирное разрешение чеченского конфликта и определение статуса Чечни в составе России. Вместе с тем мы бы хотели, чтобы те силы в России, которые выступают за сохранение территориальной целостности России, за ее право бороться с сепаратизмом (кстати, мы этого термина не избегаем), не отказывали в том же праве другим государствам. Поскольку любой двойной стандарт имеет свойство возвращаться бумерангом.

Да, я противник визового режима. Повторить хочу еще раз, что это шаг назад в богатой истории наших взаимоотношений с Россией, но шаг, предпринятый вопреки нашему желанию и воле. Владимир Путин расценивает эту меру именно как временную - потому что хорошо понимает: разъединять страны и народы, имеющие родственные отношения, никак нельзя. Мы испытываем временные затруднения, непременное преодоление которых позволит выйти на новый уровень стратегического сотрудничества. Несомненно, для этого и соответственно для восстановления безвизового режима понадобятся конкретные, целенаправленные усилия со стороны обоих государств. Хочу отметить, что для достижения полной безопасности в обеих странах и укрепления демократических завоеваний, для безоговорочной стабильности на Кавказе в целом нам следует основательно подумать и о других совместных шагах, связанных пусть с достаточно болезненными для обсуждения, но первостепенной важности темами. Президент России - умный и дальновидный политик. Он прекрасно понимает, что мир и стабильность на Кавказе отвечают интересам России, а это зависит от справедливого урегулирования конфликтов.

- Как для Грузии, так и для России одной из основных проблем остается сохранение территориальной целостности государств. Как вы намерены решать, в частности, вопрос Абхазии и надеетесь ли на помощь Москвы?

- Представьте себе, что все еще надеюсь, вследствие чего, бывает, вызываю на себя огонь критики со стороны политических сил, утверждающих, что лучше готовиться к военному решению проблемы, чем терять время на "бесконечный и бесплодный грузино-абхазский диалог". Но я с этим не согласен и войны допускать не намерен. Новых жертв не будет. Я хочу, чтобы меры убеждения восторжествовали, а меры принуждения не понадобились. Однако Россия, в свою очередь, может и должна более активно задействовать свой положительный потенциал. Борис Николаевич Ельцин, будучи в Тбилиси 3 февраля 1994 года, выступая в Академии наук Грузии, сказал, что Россия не снимает с себя ответственности за то, что произошло в Абхазии, где абхазские сепаратисты, к сожалению, при широкой поддержке определенных сил в России совершили преступление века - этнические чистки мирного грузинского и иного населения. Около 300 тысяч грузин, русских, армян, греков и самих абхазов были изгнаны со своей родины вооруженными формированиями - в том числе с участием регулярных частей. Опять-таки наибольшее возмущение людей вызывает двойной стандарт - именно те, кто отказывал Грузии в праве сохранения своей территориальной целостности, сегодня, в связи с событиями в Чечне, считают приоритетным именно защиту единства страны. Но, как говорят в России, "кто худое помянет…". Сегодня мы должны восстановить все лучшее, что было в наших отношениях, опираясь на заветы наших предков, однако ключ к решению возникших проблем лежит в Абхазии. Речь идет о восстановлении справедливости и возвращении в родные места всех беженцев. С этим условием Грузия готова трансформироваться в полноценное федеративное государство - по примеру России.

- В отличие от предыдущих лет на последнем - минском - саммите СНГ вы не настаивали на обсуждении абхазской проблемы. Означает ли это, что Грузия уже не рассматривает Содружество в качестве организации, способной помочь реализовать цели ее участников?

- Если я говорю о готовности к полноценному сотрудничеству Грузии в рамках СНГ, это означает и готовность по всем направлениям. Однако известно, и лукавить неуместно, что большинство договоренностей и соглашений между странами Содружества остается на бумаге. СНГ, несмотря на негативный в целом опыт своего существования, все еще имеет политическую перспективу и шансы на жизнеспособность. Но, по моему давнему убеждению, только в том случае, если станет важным и, подчеркну, непременным фактором суверенитета, единства и стабильности государств-членов. Каждое принимаемое решение должно свидетельствовать о заботе, заинтересованности в благополучии друг друга. Иначе у Содружества нет будущего. Кому нужно объединение, которое никому ни в чем не помогает, не решает ни одной проблемы?! Содружество - это связка, как у альпинистов - веревка, чтобы все вместе дошли до цели. Если дойдут, значит, связка оказалась прочной. Тогда имеет смысл такой связкой и веревкой пользоваться. Но ее недостаточно: нужны еще согласованность действий, взаимоуважение и умение выполнять конкретные обязательства. Мы поддержали те предложения, которые были направлены на придание Содружеству "второго дыхания". Однако реальность пока такова, что к абхазской проблеме адекватного внимания СНГ не проявляет. От обсуждения этого вопроса мы действительно отказались в Минске. Причина состояла в отсутствии новых элементов, каких-либо действенных новаций в подходе к разрешению этой проблемы, хотя сам вопрос был внесен в повестку дня в предварительном порядке. Грузинская делегация поэтому решила на сей раз ограничиться переговорами по визовому режиму и другим вопросам. Абхазская тема требует новой основательной подготовки, и мне хотелось бы надеяться, что в первом году столетия Тбилиси и Москва при участии международных организаций смогут добиться ощутимого перелома в региональном урегулировании.

- Существует мнение, что два региональных объединения, возникших в СНГ, - ГУУАМ и Евроазиатское экономическое сообщество - обречены на противостояние. Можно ли, по-вашему, избежать такого развития событий?

- Странам не следует объединяться, если они намерены противостоять кому-то. Объединение происходит для того, чтобы решать проблемы. С кем объединяться? Это зависит от того, с кем именно эти проблемы решать проще, быстрее. Наши страны, составляющие государства СНГ, в той или иной степени испытывают большие трудности, что неудивительно, если учесть неизведанность пути. Соответственно мы не вправе терять время. Различные региональные объединения не обязательно обречены на противостояние - с элементами, не дай Бог, враждебности. Напротив, им со временем непременно придется сблизить позиции и взяться за расширение ареала сотрудничества внутри СНГ. Но это произойдет опять же в том случае, если наша взаимосвязанность станет более естественной, более гармоничной, когда никто не будет ощущать себя ущемленным по тем или иным причинам. С другой стороны, если время и практика подтвердят верность выбора, если, скажем, ГУУАМ себя проявит и докажет свою эффективность полностью, то сотрудничество внутри этого объединения должно усиливаться. То же самое могу сказать в отношении ЕЭС. Мы можем и должны искать различные формы сотрудничества друг с другом. Сегодня молодым государствам трудно состояться без надежных друзей и партнеров, чем и обусловлен поиск таковых в нашем сложном и противоречивом мире.

- Считается, что одной из главных причин охлаждения российско-грузинских отношений является стремление Тбилиси к интеграции с Западом и особенно - ко вступлению в НАТО. И что решить этот вопрос для Грузии тем легче, что вы по-прежнему пользуетесь бесспорным уважением и авторитетом у лидеров ведущих мировых держав. Вы действительно используете свой потенциал мирового политика для дальнейшего дистанцирования Грузии от России или подобное мнение предвзято?

- Для Грузии сотрудничество с НАТО - это одна из возможностей нормального развития в условиях государственной независимости, но никак не способ вытеснить Россию. Иногда можно услышать, что мы выступаем чуть ли не за столкновение интересов России с НАТО на Кавказе. Но зачем именно так ставить вопрос, когда объяснений хватает и других. На самом деле, с учетом существующих реалий, мы видим несомненную пользу во взаимодействии России с НАТО в интересах мира и стабильности в нашем регионе, приобретающем все возрастающее значение и с геополитической, и с геоэкономической точек зрения. Известно, что Россия и НАТО уже создали прецедент конструктивного взаимодействия на Балканах, кавказская же проблематика во многом близка балканской. Мы всегда выступали против такого понятия, как "зоны геополитического влияния", кто бы ни подразумевался под этим - Россия, НАТО или кто-то еще. Такая концепция ущербна и может привести к неоправданному диктату субъективной идеи. Наряду с этим нельзя не признать, что на Кавказе и в Грузии присутствуют значительные государственные интересы как России, так и ряда стран, представляющих НАТО. Не вижу в этом ничего неприемлемого, если определенная реализация этих интересов будет происходить не только в процессе взаимодействия двух гигантов, но и с учетом жизненно важных интересов стран Кавказа. Тем более что политика - не только искусство возможного, но и искусство координации интересов.

Сегодня Россия безусловно опережает нас, что вполне естественно, в развитии и укреплении отношений с НАТО. Россия заключила с Североатлантическим альянсом "особый договор", тогда как мы сотрудничаем всего лишь на основе программы "Партнерство ради мира". Конечно, так или иначе наши отношения с НАТО тоже развиваются, но предаваться эйфории нам, поверьте, не приходится, как не стоит и России усматривать в этом нашем сотрудничестве предвестие будущих несчастий. Это естественный процесс, обусловленный глобальными переменами после окончания холодной войны. Ее пережитки мы наблюдаем сегодня в виде разделительных линий, все еще существующих. Но я уверен, что через 10 лет в Европе окончательно сформируется единая система безопасности, а Россия, как и Грузия, станет ее неотъемлемой частью. Ведь с точки зрения пребывания в ареале культурных ценностей обе страны по сути всегда являлись частью европейской цивилизации и культуры. Выстраивая новые мосты друг с другом и с Европой, с Западом вообще, Тбилиси и Москва станут частью стабильного мира, где не будет места вражде и недоразумениям.

Мы хотим, чтобы в России нас правильно поняли: если какой-либо стране не удается решить свои проблемы в одной системе координат безопасности, то она просто обязана искать их решение в другой реально существующей системе. Напомню, о том, что Грузия в 2005 году постучится в двери НАТО (однако это, конечно, не означает, что двери немедленно откроются), я заявил лишь в прошлом, 1999 году. Но как развивались события в годы предшествующие? В 1994 году я вместе с коллегами официально принял решение о вступлении Грузии в СНГ и присоединении к Договору о коллективной безопасности. В том же году главы государств Грузии и России подписали в Тбилиси рамочный договор о дружбе и добрососедстве, который в одностороннем порядке ратифицировал только парламент Грузии. В 1995 году я с Виктором Степановичем Черномырдиным парафировал договор о создании в Грузии четырех российских военных баз сроком на 25 лет (с условием ратификации договора после справедливого решения проблемы Абхазии). В том же 1994 году мы узаконили пребывание российских пограничников на внешних границах Грузии (кстати, включая чеченский участок границы - с грузинской стороны) и морской акватории. Российские коллеги принимали все это как должное, но вот с проблемой Абхазии нам не удалось, к сожалению, продвинуться ни на шаг. Согласитесь, что в подобных условиях мы просто были обязаны где-то в 1998 году начать думать о новой формуле взаимоотношений с Россией и новой системе координат безопасности.

@@@
Эдуард Шеварднадзе: "Верю в наступление лучшего будущего!"