"Дом Герцена"

@@

Сергей Есенин и другие

2000-03-31 / Вацлав Скальский Гуверовский архив существует при одном из самых престижных американских университетов, Стенфордском в Калифорнии. Это одно из самых полных и авторитетных собраний документов о советской стране - самых разных аспектах ее жизни. Когда прошло семь с лишним лет моего профессорства в Бостоне, я устал и начал поговаривать о возвращении в родные края, профессор Роберт Конквест (вы, возможно, знаете его книги "Большой террор" и "Жатва скорби", выходившие на русском) предложил мне поработать в Гуверовском архиве. Осенью прошлого и позапрошлого года я работал среди калифорнийских архивных ящиков, рылся в бумагах, узнавая очень много важного и интересного. Архив огромен, и многое в нем можно обнаружить, даже копая почти вслепую или не очень целенаправленно. Я просматривал архивы белогвардейских журналов тридцатых годов, рылся в личных коллекциях (только что Гуверовский фонд приобрел в Париже у Марии Розановой, вдовы Андрея Синявского, весь его архив и накупил немало попутных документов), не переставал удивляться богатству заокеанской коллекции. Случайно я натолкнулся на коллекцию бумаг Вацлава Скальского, огромное собрание манускриптов, касающихся советской литературной жизни в двадцатых-тридцатых годах. Время было очень интересное, информированные свидетели его выживали редко... К тому же недавно исполнилось 65 лет первому Съезду Союза писателей СССР - невиданной в мире организации, куда собрали множество пищущей братии из всех союзных республик, подчинив этих людей партийной фантазии, государственной задаче, заставив многих из них писать, что велели. С тех пор всякое бывало - вы об этом знаете, и я тоже знаю, потому что в течение ряда лет был секретарем правления этого самого Союза писателей СССР. В общем, я по своему усмотрению скопировал несколько глав из воспоминаний Вацлава Скальского и на всякий случай взял в Гуверовском архиве бумагу, разрешающую все это публиковать. Виталий КОРОТИЧ Примечания 1Всероссийская ассоциация пролетарских писателей. 2Его фамилия, кажется, была И.Новокшенов. 3Макс Истмэн: "Артистс ин юниформ", Нью Йорк, 1934 (Изд. Альфред Кнопф).



Сергей Есенин. 1925 год.

Мой родной язык - нерусский, по-русски я выучился только в 1916-1917 годах. Я тогда мог говорить, а потом и писать, но только статьи. Первые рассказы по-русски я стал писать не раньше начала двадцатых годов.

Примерно до начала 1925 года я непосредственного участия в руководстве ВАПП1 не принимал. Потом, кажется, с 1925 года я был сперва членом правления, потом членом президиума этой организации, а также и членом "напостовской группы", о которой я еще буду говорить.

Мои воспоминания об этом периоде времени, то есть о конце 24-го и начале 25-го года, тесно связаны с "Домом Герцена" в Москве (Тверской бульвар, 25). В этом доме помещались тогда различные литературные организации. Каждая из них занимала по одной комнате, часто комнатушке, и только Союз писателей обладал помещением несколько более обширным: двумя или тремя комнатами во втором этаже. Что касается РАПП (Российской ассоциации пролетарских писателей), а потом МАПП (московской) и ВАПП, то она также помещалась в "Доме Герцена" в одной комнате, являющейся одновременно и редакцией журнала "На посту", потом "На литературном посту". На стенах комнаты красовались лозунги, большей частью юмористического характера. Некоторые из них я помню: "Не пиши про доярок, если не умеешь отличить коровы от Вовки Ермилова" и "Наше комчванство ни в чем не уступает вашему".

Внизу, в подвальчике, помещался ресторан, в котором всегда можно было встретить многих писателей и который был открыт до поздней ночи. Бывал там часто Маяковский, заходили Юрий Олеша, Алексей Толстой, Виктор Шкловский, Всеволод Иванов, Леонид Леонов, Пантелеймон Романов - но обыкновенно днем. По вечерам и ночью ресторан обыкновенно был наполнен "крестьянскими поэтами", среди которых было значительное количество молодых людей, никакого отношения ни к поэзии, ни к литературе вообще не имеющих. Это были друзья поэтов, приходившие в "Дом Герцена" выпить. Пьянство принимало подчас буйный характер, но это случалось сравнительно редко. Писатель А.Свирский, заведующий "Домом Герцена" и рестораном, обладал большими дипломатическими способностями и пользовался общим уважением даже среди горьких пьяниц. Некоторым из них он в наказание за какое-нибудь буйство запрещал приходить в ресторан на неделю или две, других - в случае нужды - выводили по просьбе Свирского сами "крестьянские поэты", причем особенно отличался в этом отношении человек монгольского типа (впрочем, монгол по происхождению), автор книги "Потомок Чингисхана", которую режиссер Пудовкин взял потом в основу своего известного фильма, шедшего за границей под названием "Буря над Азией". Монгол, фамилии которого я не помню2, писал тоже стихи на крестьянские темы и отличался необыкновенной физической силой, что он приписывал своей привычке ездить каждый день на скотобойню, где он выпивал стакан животной крови. Некоторые писатели, по его уговору, пытались делать то же самое, но ни один проглотить крови не мог.

Бывал в ресторане "Дома Герцена" и Сергей Есенин, чаще всего в нетрезвом состоянии. Во время, когда я его там встречал, он производил впечатление человека, состоящего как бы из нескольких частей, плохо смонтированных между собою. Это было видно даже в его движениях и даже в те дни, когда он был трезв. Двигался он как-то робко, неумело, неисправно, как будто не был уверен, что сможет, например, поднять руку, когда захочет. Какой-то врач сказал мне тогда, что эта плохая координация движения - типичное явление при начале "делириум тремонс", которым Есенин тогда уже, несомненно, страдал. Но, мне кажется, тут было не только это. В Есенине был не один человек, а несколько, причем простой, умный или, быть может, "у себя на уме" деревенский парень доминировал, и этот парень был скромен той скромностью, которая почти всегда характеризует великий талант. Но вдруг его лицо менялось, в нем уже преобладала ненависть, именно не простая злоба, а ненависть - к людям, почти ко всем людям, и к самому себе. Несколько минут спустя он был уже опять другим человеком: чутким и добрым.

В декабре 1925 года он, как известно, покончил жизнь самоубийством. У него в это время было очень много друзей, с которыми он пьянствовал, которым он читал свои стихи или с которыми он - это тоже бывало - дрался. В "Доме Герцена" я чаще всего видел его с поэтом Кусиковым и писателем Мариенгоффом. Но настоящий, близкий друг был у него тогда, мне думается, только один: Григорий Устинов. Устинов был журналистом и писателем, я с ним одно время был близок, и источником нашей близости было довольно необычное обстоятельство: в 1918 году я был арестован немецкими военными властями в Ковно, и в газетах появилось сообщение, что я расстрелян. Устинов, с которым я был знаком еще в 1917 году, написал в московских "Известиях" очень лестное и теплое посмертное воспоминание обо мне.

После самоубийства Есенина в Советском Союзе и за границей было напечатано множество версий о причинах и обстоятельствах его смерти. По одной из них3, Есенин просил служащих "Английской гостиницы" в Ленинграде никого к нему не пускать, повесился вечером, и когда в 10.30 утра дверь была вскрыта по требованию Устинова, то Есенин уже много часов был мертв. Но сам Устинов рассказал мне о самоубийстве Есенина вот что.

Он с женой и Есениным поехал в Ленинград в тот период времени, когда у Есенина были в Москве большие неприятности, вызванные им самим. Он брал авансы во многих редакциях и издательствах, обещая принести стихи, и не исполнял обещаний. Кроме того, он продавал одно и то же стихотворение нескольким газетам или журналам, скандалил в редакциях, когда это становилось известно, и опять много пил. Дело дошло до того, что ему больше никто не хотел давать авансов, и московское редакторы условились между собою, что они не только не дадут ему ни копейки вперед, но и не будут его печатать, пока он не образумится.

В такой обстановке Есенин по совету Устинова поехал с ним и с женой Устинова в Ленинград. Никаких дел там у него не было. Устинов уговорил его поехать, чтобы поговорить с ним и повлиять на него, так как Есенин оказался в почти что безвыходном положении.

Разговор у них начался уже в поезде, и там же, в поезде, Есенина осенила идея, связанная, очевидно, с тем, что позже случилось. Он сказал Устиновым, что замышляет что-то, но не хотел сказать, что именно. Он говорил что-то в таком роде, что вот когда "вся Россия узнает", что он сделал, то тогда издатели, которых он вместе с редакторами московских газет и журналов особенно ругал, поймут, как они были несправедливы к нему, и сразу же переменят свое отношение к нему. Эту перемену отношения он особенно подчеркивал, повторяя все время, что они, то есть редакторы и издатели, будут "ползать перед ним", просить прощения и тому подобное. Я помню - со слов Устинова, - что его замысел был направлен к тому, чтобы "вся Россия опять его полюбила", а когда Устиновы сказали ему, что его и сейчас любят, но что он непременно должен облагоразумиться, то Есенин ответил, что они ошибаются, что его все ненавидят, но вот после того, что он сделает в Ленинграде, все сразу переменится.

Устиновы поехали с Есениным в "Английскую гостиницу", их комната была в том же этаже, что и комната Есенина. Они приехали рано утром, ночным поездом, и почти не спали по дороге. У Устиновых были в Ленинграде важные дела, они вскоре отправились в город и условились встретиться с Есениным за обедом в той же гостинице.

После обеда Есенин сказал, что ему хочется спать, и просил Устиновых, которые тоже собирались отдохнуть, разбудить его ровно через два часа. Он повторял это несколько раз, и когда добился обещания Устинова, что он разбудит его точно в условленное время, никак не раньше и не позже, то еще сверил свои часы с часами Устинова.

Устинов рассказывал мне, что ни он, ни его жена не обратили особого внимания на настояние Есенина, чтобы его разбудили именно в такой-то час. Они думали, что это с его стороны типичное пьяное упрямство без всякого значения. Есенин часто так упрямился, повторяя несколько раз одно и то же по совершенно пустяшным делам. Устинов даже рассердился, сказал Есенину: "Отстань и не дури мне голову", или что-то в таком роде, и в конце концов обещал постучать в его комнату ровно через два часа, только чтобы от него отвязаться.

Он пошел разбудить Есенина не в условленный час, а несколько позже. Есенин был уже мертв. Устинов был совершенно уверен в том, что Есенин не хотел умереть, а хотел только симулировать самоубийство, рассчитав точно время и надеясь, что Устинов спасет его в последний момент.

Я лично думаю, что так оно и было. Но тем не менее смерть Есенина не была, как мне кажется, случайной. Он родился и жил в революционные годы, в годы Гражданской войны, он был глубоко лирическим поэтом, и он, можно сказать, не подходил к этой эпохе, не находил в ней для себя места. Этим объясняются его метания, его несуразный брак с Айседорой Дункан, его буйства. Он когда-то сказал мне, что прочел в каком-то романе фразу: "Я не нашел ключей к новой эпохе" и что эта фраза относится также и к нему. Он сказал это с застенчивой улыбкой и сразу же, не желая быть заподозренным в застенчивости, разразился грубой бранью по адресу одного писателя, которого увидел где-то в другом конце комнаты, после чего бросил мне очень довольный, "победоносный" взгляд: смотрите, мол, какой я на самом деле. В другой раз, кажется в "Доме Герцена", кто-то в ресторане заговорил о группе "Долой стыд", члены которой раздевались догола и пытались разгуливать в таком виде по главным улицам Москвы с плакатами, на которых красовался этот лозунг. Происходило это в первые месяцы после революции, борцы против стыда не пользовались большим успехом, их избивала на улицах публика, и им обыкновенно приходилось спасаться бегством.

"Какие дураки, - сказал Есенин.- Не понимали, что гораздо легче раздеться внешне, чем внутренне. Пальтишко и штаны всякий снимет, никакого геройства тут не требуется. А ты вот душу свою голую покажи, если тебе не стыдно, тогда ты будешь настоящим поэтом, иначе нет. Но вот дело в том, что всем стыдно и историческое время тоже неподходящее".

"Вопрос не в историческом времени, - возразил один из его собеседников. - Для внутреннего раздевания оно никогда не было подходящим и никогда не будет, потому что это противоречит человеческой натуре".

"Противоречит? - закричал Есенин. - Значит, и поэзия противоречит. А вот мне не противоречит, слышишь ты? А впрочем, не знаю. Не знаю, зачем все это и зачем живу. Может, и не надо жить".

@@@
"Дом Герцена"
"Звезда" российской космонавтики
"Красные береты" английского покроя
500 тысяч долларов за взрывы в Москве и Волгодонске
Апокалипсис для Саддама
В Саратове закончились беспризорники
Верещагин, свой среди своих

Георгий Боос: «Нельзя осчастливить людей силой»

@@

Вице-спикер Госдумы может отказать в поддержке правительственному законопроекту

2004-08-04 / Александра Самарина Законом о монетизации льгот недовольны видные «единороссы». Среди них вице-спикер Государственной Думы Георгий Боос.







Для Москвы замена льгот – особенно сложный вопрос, считает вице-спикер Госдумы Георгий Боос.

Фото Артема Житенева (НГ-фото)

– Как вы относитесь к закону о льготах и странноватой ситуации вокруг него – получается, люди не хотят брать «живые» деньги из рук власти?

 

– Стратегически линия правительства правильная, а вот тактически неверная от начала до конца. Ошибкой правительства является то, что они начали все это варить за закрытыми дверями, под столом, по темным комнатам. Что в результате привело к тому, что общество взбудоражилось и перепугалось. Чиновники не пригласили людей, которых хотят облагодетельствовать. Как можно сделать людей счастливыми, не спросив их, не поговорив с ними, не рассказав им, в чем их счастье? Еще одна ошибка: не отработали всю систему на одной-двух категориях, чтобы показать на живом примере, как это хорошо. Тогда как можно было на 1–2 категориях льготников все отработать, всем все показать. В течение одного года провести такой эксперимент. И через год люди бы увидели: да, эта система работает. Более того, сами бы чиновники увидели все ошибки, которые возникают, все моменты, которые не состыковываются. Далее. Никакой разъяснительной работы не ведется. Может ли неправильное средство дискредитировать цель? Может. Ленин тоже мечтал сделать всех счастливыми. Он мечтал о власти. Но власть – это инструмент. Когда она становится самоцелью – это беда. Ленин тоже хотел сделать всех счастливыми. Делал, как понимал: с помощью мировой революции, с помощью ГУЛАГов и подавления всех инакомыслящих, инакодумающих и инакоделающих. Правительство не оригинально. Это, к сожалению, наша русская черта – понадеяться на авось, рубануть сплеча. Увы. Хотя, повторяю, стратегически это надо делать. И, конечно же, сейчас самый лучший для этого период времени: высокая цена на нефть, благоприятная экономическая конъюнктура. Это важно и с экономической точки зрения. Людям надо дать деньги. Ведь эти льготы – это услуги: по коммунальному хозяйству, по лекарствам, по санаториям. Они полностью искажают структуру экономики. Людям эти деньги надо отдать, чтобы создать реальную конкурентную среду. Кроме того, надо было предварительно правильно посчитать деньги. В разных муниципалитетах, в разных регионах разная стоимость льгот: в деревне, в районном центре, в городе с населением в 200–500 тысяч она другая по сравнению с 10-миллионником. Однако в законе нет градации. Надо отдавать себе отчет, что, например, ощутимой разницей является разница в стоимости проезда на общественном транспорте. Если в деревне вообще такого нет, то в городе с населением 100 тыс. один вид общественного транспорта – автобус. И единый проездной билет на этот автобус стоит там 100 рублей. А в Москве столько видов общественного транспорта, что единый проездной билет стоит 750 рублей. Соответственно, когда вы начинаете сопоставлять отмену этих льгот с деньгами, то у вас получается, что всю эту денежную выплату вам надо тратить только на то, чтобы компенсировать себе отмену льготы по проезду. Поэтому для Москвы замена льгот – сложный момент. Льготники других регионов, включая Санкт-Петербург, напротив, в выигрыше.

@@@
Георгий Боос: «Нельзя осчастливить людей силой»
Думитру Брагиш: Молдавия ждет прихода российских компаний
Израиль между переговорами и выборами
Ингушская тема для Думы не актуальна
Как преодолеть разрыв
Лидер питерского "Яблока" удовлетворил соратников
Новости

Приморский расклад

@@

Край может проголосовать против всех

2001-05-04 / Игорь Верба







Накануне выдвижения кандидатов Федеральное агентство правительственной связи и информации РФ проводило опрос среди приморских избирателей с традиционным посылом: за кого бы вы проголосовали в ближайшее воскресенье?

ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ЧЕЛОВЕК НА СУНДУК ГУБЕРНАТОРА

Результаты трудно назвать неожиданными. И хотя в опубликованном недавно в одной из приморских газет рейтинге отсутствует ряд фамилий (о существовании которых в ходе опроса никто еще не знал), есть мнение, что пятерка лидеров осталась неизменной - все они в числе тринадцати зарегистрированных кандидатов прошли первый отборочный тур в виде сдачи подписных листов. Но до полной ясности еще так же далеко, как до дня выборов.

Последний кандидат был зарегистрирован 26 апреля, и теперь полный список претендентов на приморское воеводство выглядит следующим образом: депутаты Госдумы Владимир Гришуков (фракция КПРФ) и Виктор Черепков (фракция "Народный депутат"), и.о. губернатора Валентин Дубинин, депутаты приморской Думы Александр Кириличев, Владимир Гильгенберг, Юрий Рыбалкин и Сергей Жеков (председатель), предприниматели Сергей Попов и Сергей Дарькин, бывший председатель Арбитражного суда Приморского края Татьяна Локтионова, первый заместитель дальневосточного полпреда президента Геннадий Апанасенко, руководитель местного отделения общественного движения "Честь и Родина" Владимир Омшарук, главный редактор газеты "Дальневосточная Республика" Игорь Черевков и адмирал Игорь Касатонов.

Месяц назад в рейтинге популярности лидировал генеральный директор Приморского морского пароходства Кириличев, за ним шли и.о. губернатора Дубинин и замполпреда Апанасенко, далее располагался "одиночка" Черепков, а замыкал пятерку лидеров коммунист Гришуков. Сегодня обеспокоенность кандидатов от власти вызывают соцданные, где на первом месте уже обосновался экс-мэр Владивостока. И ни у кого практически не осталось сомнений, что "совесть России" пройдет во второй тур, причем с минимальными затратами. А виной тому - сама власть. Власть работает на Черепкова.

Начнем с того, что она (власть) не сумела выставить на выборы единого кандидата, ощерившись на избирателя сразу тремя головами - законодательной (Жеков), краевой исполнительной (Дубинин) и федеральной (Апанасенко). Мало того, за короткий срок власть умудрилась растащить по кускам так называемый административный ресурс, который в "разорванном" виде выглядит, мягко говоря, не совсем прилично. И вот уже несколько недель на одном местном телеканале Дубинин расхаживает по приморским полям, прикидывая на сельхозглазок, сколько "поднято зяби", на другом спикер Жеков использует любое внутридумское поползновение для сеансов нарциссизма, а все это перекрывается сообщениями об участии замполпреда в ничего не значащих совещаниях с приморским партхозактивом. При этом каждый из кандидатов не упускает возможности попенять друг другу на отсутствие управленческой харизмы, но вершиной абсурдного театра стало празднование Дня ПВО, когда Апанасенко и Дубинин, позируя перед телекамерами, не только не обменялись рукопожатием, но даже взглядами ни разу не пересеклись. Хотя, возможно, им еще придется не раз обменяться взглядами, во всяком случае с главным приморским законодателем Жековым, который с места в карьер начал свою кампанию с того, что обвинил Дубинина в криминализации лесной отрасли и развале сельского хозяйства, а Геннадия Апанасенко - в сговоре с руководством "Дальэнерго", которое якобы по требованию замполпреда отключает в крае телевещание, а потом по его же просьбе включает. Всем этим властным раздраем умело пользуется Черепков, причем практически не прикладывая к тому серьезных усилий. "Утка" о сломанной челюсти Виктора Ивановича и недавнее обращение к президенту, в котором он по обыкновению жалуется на происки врагов, - это мизерная часть трюкового потенциала последнего "харизматика" в когорте приморских политиков. Просто большего от него и не требуется - все делает власть.

А зачинателем всей этой внутривластной нелепицы выступил не кто иной, как полпред президента Константин Пуликовский. И дело не в том, что он первым нарушил избирательное законодательство, публично объявив о поддержке своего заместителя, дав тем самым старт пресловутой чернопиаровской кампании. "Пиарить" основных кандидатов начали бы и без него, благо что Приморье славится в этом плане богатыми традициями. Но он изрядно подмочил завоеванный при снятии Наздратенко авторитет федеральной власти, когда стала просачиваться информация о закулисных переговорах полпредства с мэром Владивостока Юрием Копыловым. А ведь совсем недавно Пуликовский вызывал его на дуэль за антиполпредовские растяжки-плакаты над владивостокскими дорогами. Очевидным подтверждением таких переговоров стал отзыв комиссии КРУ Минфина, приезд которой инициировал и.о. губернатора для проверки финансо-вых дел в столице Приморья.

Как неуклюже объяснял Апанасенко, он "попросил" минфиновцев не проводить в крае никаких проверок до окончания выборной кампании, дабы никто не мог использовать их в корыстных избирательных целях. А буквально через несколько дней после этих объяснений прокуратура препровождает в СИЗО одного из заместителей Копылова, которому вчиняют иск на 2,5 млрд. руб. Естественным предположением становится версия о том, что Копылов заручился защитой полпреда ценой в пару миллиардов за соответствующие результаты выборов во Владивостоке, где проживают треть избирателей края. Как же быть в таком случае со справедливостью, которая вроде как восторжествовала с отставкой Наздратенко?..

ПОЛПРЕД РАСТЕРЯЛСЯ

Геннадий Васильевич Апанасенко - человек, наверное, неплохой. Говорят, что ему до сих пор благодарны за то, что он разгреб финансовые дела в Хабаровском крае, будучи заместителем тамошнего губернатора Ишаева. Но коль скоро пошла такая закулисная пьянка, то бесплатные пиаровские газетенки отыгрались на нем по полной программе. Вспомнили и предположили все, что можно: и жену он больную с двумя детьми бросил, и с дальневосточным авторитетом Джэмом повязан, и пару-тройку предприятий развалил. Ну а последним гвоздем в крышку "избирательного" гроба федерального чиновника могут стать недавние обращения Апанасенко к экс-губернатору Наздратенко, депутату Госдумы Светлане Горячевой и полпреду Пуликовскому с просьбой приехать 5 мая на "стрелку" "приморских патриотов", с тем чтобы разработать какую-то антикризисную программу для края. При этом Апанасенко призывает Горячеву отбросить политические пристрастия, Наздратенко - старые обиды, а Пуликовского... А Пуликовского его первый заместитель критикует (!) за недостаточное внимание к Приморскому краю. В общем, бред, авторство которого уже приписывается "засланному казачку" в штаб Апанасенко. Не говоря об авантюрном выборе адресатов, очевидно, что в обращениях напрочь игнорируется наличие в крае еще двух ветвей власти помимо федеральной. А самое главное, возникнув из черной политической дыры, обращения оставляют за кадром и принятие в крае бюджета, и начало весенне-полевых работ - в общем, весь период времени с 6 февраля (после отставки Наздратенко) и до 5 мая. Плюс неприкрытая растерянность кандидата, который хватается за любую пиаровскую штучку, как утопающий за соломинку. Растерян, кстати, и полпред Пуликовский. Особенно ярко это проявилось в предпоследний его приезд в край, когда, объявив об инспекции приморского ЖКХ как основной цели своего визита, он вдруг обрушился с резкой критикой на местного спикера и и.о. губернатора за то, что они "увязли в очередной политической борьбе, вместо того чтобы работать на своих местах". Как будто не ясно, что, работая на своих местах, они и вовсе могут остаться без работы после 27 мая.

Благо еще, что "профессионализм" избирательных штабов других кандидатов хоть как-то нейтрализует грубейшие ошибки протеже полпреда, оставляя ему минимальные шансы на прохождение во второй тур. В частности, экс-лидеру рейтинга популярности Кириличеву еще не раз придется объяснять избирателям, для чего он вообще ввязался в избирательную кампанию, если на первой же пресс-конференции после регистрации заявил, что в случае поражения уедет из края и будет управлять своим пароходством откуда-нибудь с Сахалина или из Москвы. Подставился и Дубинин, затеяв в числе других антикризисных мер покупку в рассрочку китайских тракторов. При этом он так открыто подчеркивал свою дружбу с мэром Суйфуньхэ, что в местные СМИ уже запустили весьма болезненную для и.о. историю о финансировании его кампании на китайские деньги. А ведь в ход еще не пошла тяжелая артиллерия в виде обещанных со всех сторон компроматов на и.о. по "лесным" и "хлебным" делам. Не совсем объяснимой с точки зрения пиар-стратегии был и питерский выход трех клонов Апанасенко. Акция пшиковая - однодневка, эффект нулевой.

ПРИМОРСКОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО ФЕДЕРАЛОВ

На этом фоне чуть-чуть подрос рейтинг спикера Жекова. Но его "по-настоящему" еще и не "били". Кроме того, он раньше времени выдал на-гора все свои наступательные козыри, только раззадорив Апанасенко и Дубинина. Теперь же, когда они, должно быть, раззадорились, у Сергея Викторовича в избирательном загашнике остались только скучные отчеты о проделанной работе и истории, как он сумел спасти приморскую Думу от роспуска. Но это уже из области "прикидов" на шансы кандидатов добраться хотя бы до второго тура. Заканчивая же тему закулисной предвыборной возни, стоит отметить стартовавшее паломничество в край федеральных чиновников. В один день, 23 апреля, в Приморье прибыли председатель РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс и полпред Пуликовский. Анатолий Борисович еще в аэропорту заявил, что цель его визита - "сделать Приморье символом процветающей энергетики". Интересно только, на какой "символ" как на будущего губернатора он сделает ставку, перед тем как займется приморской энергетикой. Как показал опыт трехдневного отлучения приморцев от ЦТ, рубильник может стать действенным оружием в руках любого кандидата. Что же касается Пуликовского, то какую-то неожиданность он может привнести, если отпустит наконец закушенные в период борьбы с Наздратенко удила. В любом случае "уклюжего" подыгрыша в истории с обращениями Апанасенко от полпреда ждать не приходится. Да такого подыгрыша и не видно. Верхом издевательства над избирательским вкусом может стать как вид Пуликовского, заседающего за одним столом с Наздратенко в поисках антикризисной программы, так и пикирование в сторону Апанасенко, которого он "пригрел на груди", а тот теперь, понимаешь, спелся с бывшим приморским губернатором. На пресс-конференции 24 апреля Константин Борисович назвал критику своего зама конструктивной, но тут же "обжегся", запамятовав дату, на которую была назначена "стрелка".

- Я думаю, во многом Геннадий Васильевич прав, - "признал" Пуликовский. - Действительно, наверное, пришло время прекратить эти политические противостояния. То Наздратенко с Черепковым воевал, то я - с Наздратенко, хватит...

При этом Пуликовский не исключает возможности своего участия в круглом столе с бывшим губернатором. Такую реакцию можно принять только как попытку цивилизованно вывести из избирательной кампании своего протеже, которому вроде с трудом маячит даже второй тур. В противном случае... Слабо, очень слабо.

ОПЯТЬ ЭТОТ ЧЕРЕПКОВ

Ну а теперь о шансах. О Черепкове мы уже говорили. Его лидерство не имеет ничего общего с популярностью в крае. 11-12%, которые он набрал сегодня, это скорее реакция избирателей на неразбериху во властных эшелонах края, на попытки навязать губернатора извне и низкую узнаваемость руководителей обеих ветвей приморской власти. В Черепкове очевидные плюсы удивительным образом переплетаются с минусами. Собственно, о плюсах Виктора Ивановича можно говорить в привязке к его имиджу бескомпромиссного борца с произволом чиновников. Но, к сожалению, это все в недалеком, но прошлом. Ситуация с местным телевидением "ОТВ-Прим", когда он неожиданно вступился за опального руководителя - "наздратенковца" Холенко, показала, что запасного имиджа у экс-мэра нет.

Но проблема в том, что образ неутомимого борца Черепкова воспринимается в крае полярно. Для одних он - совесть Приморья, для других - полусумасшедший скандалист (прежняя власть постаралась). Наспех сколоченные прожекты по формированию правительства края, строительству каскада гидроэлектростанций, восстановлению российского флота выглядят спонтанно и неубедительно. Тем более что он также в некотором роде причастен к развалу флота, подписав в свое время бумаги на снятие внешнего управляющего ВБТРФ Карима Набиева. Предвыборные трюки типа "сломанная челюсть" скорее вредят ему, нежели прибавляют популярности. Неожиданным и более положительным для избирательного имиджа Черепкова может стать поворот к спокойному разговору без экстравагантных выходок. А кроме того, ему нужно успеть понять, что "малой кровью" победы не достичь - не только Владивосток решает судьбу выборов. Главная проблема Черепкова в том, что он не командный человек. Он вождь по определению, не терпящий возражений и отклонений от генеральной линии вождя.

При всем при этом шансы у Черепкова на прохождение во второй тур есть. Во Владивостоке ему благодарны за дорожные развязки, а отряд неизменной поддержки в лице владивостокских пенсионерок и учителей, которым он существенно помогал в бытность мэром, количественно почти не уменьшился. Что же касается победы вообще, то, похоже, он и сам в нее не очень верит.

У идущего вторым Кириличева сохраняются высокие шансы минимум на выход во второй тур. В его плюсах- авторитет удачливого бизнесмена и последовательность позиции, с которой он выступал еще в прошлую избирательную кампанию, когда единственной альтернативой чиновничьему (негосударственному) регулированию могла стать именно здоровая рыночная хватка, на собственном примере демонстрирующая преимущества иной системы ценностей. Сыграет свою роль и общественная нагрузка в виде обязанностей краевого депутата - в Думе он был не на последних ролях. Резервом может служить грамотное повторение своих программных принципов в СМИ с поправкой на изменение политической ситуации. Минусы Кириличева - в сохраняющемся отрицательном отношении у части приморцев к рынку, слабой ораторской подготовке, инфантильности в проведении избирательной кампании и местечковой привязанности кандидата к Находке и к своему бизнесу, который, как поговаривают, процветает в основном за счет кредитов.

У АПАНАСЕНКО С ДУБИНИНЫМ ОДНА ПРОБЛЕМА НА ДВОИХ

Последующие два места делят замполпреда и и.о. губернатора. К сказанному об Апанасенко можно добавить, что его столь высокая позиция в рейтинге - своего рода неожиданность. Но дело в том, что для него поражение смерти подобно. На чаше весов - авторитет полпредства. И именно это обстоятельство, пожалуй, - главный движитель ошибок, которые допускает полпред в продвижении своего зама. Хотя основная ошибка полпреда в том, что он не настоял в свое время на переносе выборов куда-нибудь поближе к августу, когда Геннадию Васильевичу удалось бы наработать хоть какой-то авторитет. Теперь даже перенос выборов сыграет ему только во вред - слишком много копий сломано, слишком откровенной при таком варианте будет роль полпредства. А ведь в феврале депутаты краевой Думы согласились бы с любой датой, предложенной полпредом, - тот же Кириличев, например.

Очевидная имиджевая слабость Апанасенко в практически неисправимой нетелегеничности и отсутствии мало-мальской харизмы. Кроме того, его имя связывают с не совсем понятными солидной части приморцев силовыми методами по смене руководства края. Им, может быть, и абсолютно без разницы - Наздратенко управляет краем или Иванов, но они чувствуют себя несколько оскорбленными в своих избирательных чувствах, когда вдруг выяснилось, что итоги выборов ничего не значат даже через год после избирательной кампании. Кроме того, они пока не видят преимуществ новой системы управления - опять тотальное угодничество и очередные конфликты, заложниками которых становятся рядовые граждане, как, например, в случае с блокадой вещания центральных телеканалов. Плюсы Апанасенко - в богатом опыте управленца и причастности к реформам Путина по укреплению авторитета государства. Но ему нужно приложить титанические усилия, чтобы "познакомить себя" с приморцами. Многие просто не знают, что это он причастен к относительно благополучному (по сравнению с Приморьем) состоянию дел в хабаровском ТЭКе, а также успешно реализуемым программам по поддержке среднего и мелкого бизнеса. Да что там программы - для некоторых станет большим откровением даже тот факт, что замполпреда родом из Приморья и уехал из края 13 лет назад. Поговаривают, что на крайний случай для поддержки Апанасенко запланирован краткосрочный визит в Приморье Путина. В полпредстве подобные предположения комментируют как бредовые. По Дубинину все проще. Он остается претендентом # 1, несмотря на отставание от Кириличева с Черепковым и равные позиции с Геннадием Апанасенко. Во-первых, на его стороне пресловутый административный ресурс края, который в выборных делах посильнее окружного. Губернатора снять или на дуэль кого вызвать - это в округ, нет проблем, как говорится. Переломить в сознании 10 тысяч членов избирательных комиссий, что они не являются винтиком системы исполнительной власти края, отождествляемой с конкретным человеком в "Белом доме", - это гораздо сложнее. Кроме того, Дубинин - один из наименее неприемлемых кандидатов для глав муниципальных образований. Для них он отождествляется с прежней системой управления, а от новых порядков они не знают что ожидать.

Во-вторых, Дубинин кажется доступным и демократичным. Свой в доску парень - вчера только от сохи, с которым за рюмкой водки можно в одночасье решить все проблемы села Захудалово или протекающего на кухне крана. В-третьих, он всегда оставался за рамками политических скандалов и реже, чем кто-либо, подвергался критике в былые времена даже со стороны политических противников Наздратенко. На самом деле он мог бы стать примиряющей для всех фигурой, лояльной к федеральному Центру и более приспособленным к рыночным преобразованиям в стране, ярым противником которых выступал бывший губернатор. Минусы Валентина Степановича - в тянущемся за ним с 7 февраля шлейфе "предателя". Кто железно не будет за него голосовать, так это фанаты Наздратенко, которые за семь лет правления последнего нажили в основном луженые глотки на митингах да мозоли на указательных пальцах при подписывании всякого рода обращений в защиту любимого губернатора. Они могут месяцами сидеть без работы или не получать мизерную бюджетную зарплату, но будут продолжать свято верить, что только вмешательство Евгения Ивановича в дела "Востоктрансфлота" помогло этой компании развалиться с треском, по-государственному, а не тихо-мирно, по сценарию подлого Милашевича. Потенциальный минус Дубинина - и в возможном выбросе на него компроматов по "лесным" и "хлебным" делам. Многое будет зависеть от того, сумеет ли он сделать упреждающие ходы, рассказав об антикоррупционных предложениях на предмет самых темных пятен в его биографии.

В связи с его уходом в предвыборный отпуск может появиться еще одна проблема. В должности первого вице-губернатора пытается восстановиться по суду Константин Толстошеин, известный суперлояльностью по отношению к полпредству. Но даже если замещать Дубинина останется Игорь Бельчук, не исключается возможность, что так называемый краевой ресурс развернется в сторону полпреда. У Бельчука очень слабые виды на чиновничье будущее. Он - одна из знаковых фигур в команде Наздратенко, при случае с ним расстанутся без особого сожаления. Тем более что Дубинин уже сказал в одном из интервью, что хочет возглавить край на переходный период, чтобы произвести смену хозяйствующей элиты на молодую перспективную команду политиков, более приспособленную к новым экономическим реалиям. При таком раскладе Бельчук может выторговать для себя кое-какие гарантии в полпредстве при соответствующем поведении в период предвыборной кампании.

Ну а главная проблема Дубинина сродни замполпредовской - оставаясь все 7 лет правления Наздратенко за рамками политических скандалов, в такой же тени он остается и для жителей края. Удивительно, но многие до сих пор думают, что обязанности губернатора исполняет не Дубинин, а... Апанасенко. Причем мнение это настолько укоренилось в приморской глубинке, что непонятным образом перекочевало и за пределы края. После выдвижения Апанасенко на его имя пришла поздравительная телеграмма от сахалинского губернатора Фархутдинова, который выражал надежду, что Геннадию Васильевичу удастся избавиться от приставки и.о.

ОСНОВНЫЕ ДУБЛЕРЫ "ОСНОВНЫХ"

Дальше плотной группой идут три кандидата, которых также причисляют к "основным", но их прохождение во второй тур будет расцениваться как случайность. Это адмирал Касатонов, спикер Жеков и коммунист Гришуков. Хотя с Гришуковым будут вынуждены считаться все кандидаты. У него сильные позиции в Арсеньевском избирательном округе. Ему странным образом готовы оказать поддержку представители частного бизнеса и руководство такой солидной компании, как "Дальэнерго". Кроме того, у него уже в кармане 3 тысячи голосов членов краевой партийной организации. Ну и, наконец, не надо забывать о том, что на выборах президента РФ коммунист Зюганов набрал в Приморье 36% голосов. Гришуков - единственный кандидат, который идет на выборы в яркой политической раскраске. В своей рекламной кампании Владимир Витальевич может беспроигрышно играть на любой дуде - от нищенского положения пенсионеров и бюджетников до инвестиционной привлекательности края. Проблемы могут возникнуть там, где какой-нибудь умник попросит отложить плакаты с лозунгами в сторону и популярно объяснить ему, каким образом через два года край может стать бездотационным, если сегодня на ремонт ЖКХ выделяется 450 млн. руб., а требуется почти два миллиарда. Объясните ему и все тут - сплошная, понимаешь, контрреволюция.

Ну а главная "арбузная корка" - это 64% "незюгановских" голосов. Адмирал Касатонов делает ставку на чистоту своего мундира и заслуги в отстаивании Черноморского флота. Обижать его, наверное, не будут, но электорат адмирала кроется скорее всего среди тех, кто традиционно голосует против всех. Для второго тура это очень мало. Кампанию он проводит вяловато, хотя, по пиаровским слухам, его финансирует московский мэр Лужков.

Ну а по спикеру Жекову можно сказать, что он в любом случае ничего не теряет. Место в краевой Думе, выборы в которую состоятся в декабре, для него забронировано. Что же касается губернаторских регалий... А чем черт не шутит - может быть, несколько удачных пиаровских акций и позволят ему проскочить во второй тур.

Из "остальных" обращает на себя внимание только молодой бизнесмен Сергей Дарькин. Его кампания проходит на удивление широко, и есть мнение, что "парень" всерьез рассчитывает побороться со "взрослыми дядьками". В "мочильные" дела он не лезет, а в качестве первой рекламной акции профинансировал из своего избирательного фонда уборку Владивостока. Вот, пожалуй, и все, за исключением информации о том, что 37,7% приморских избирателей еще не определились в своих симпатиях. Этих процентов любому кандидату хватило бы для победы уже в первом туре. Хотя эти же проценты - свидетельство того, что второго тура избежать не удастся.

@@@
Приморский расклад
Принципы формирования кабинета министров делают его недолговечным
Равняется одному ликеро-водочному
Россия может сыграть свою партию
Свердловский выскочка
Слияние на атомном уровне
Трагический разрыв с прошлым

Трагичное и секретное письмо Ясина Черномырдину

@@

Министр не исключает дальнейшей экономической деградации "с необратимыми последствиями"

2000-11-24 / Татьяна Кошкарева, Рустам Нарзикулов 26 ноября 1996 года

Редакция "НГ" предлагает своим читателям ознакомиться с письмом министра экономики РФ Евгения Ясина премьер-министру страны Виктору Черномырдину и с комментарием к нему. Мы ни секунды не сомневались в целесообразности публикации этого документа с грифом "конфиденциально", несмотря на очевидное недовольство, которое вызовет наша статья. Был уже прецедент негативной реакции на обнародование тайн российской экономической кухни в мае этого года Евгений Ясин выразил протест против публикации аналогичного по правдивости письма в одной из газет. "НГ" тем не менее настаивает, что достоверная информация о положении дел в российской экономике, исходящая от авторитетного и уважаемого ученого и министра, должна стать достоянием гласности. Речь ведь в конце концов идет не о тайнах личной жизни одного из членов правительства, а о судьбе всей страны.



Возможно, через десятилетия историки сделают вывод, что российскую экономику 90-х годов погубило вранье. Да, именно банальное вранье, а не (как выразился бы мудрый аналитик) "неблагоприятное сочетание политических, экономических, социальных и прочих факторов". Истина тем важна для политики, что ее свободное циркулирование в обществе вынуждает даже самого дремучего, беспросветно тупого сановника думать о судьбе страны.

Все вышесказанное - это не морализаторство. Мы полностью исходим из презумпции прагматизма. Ценность правды как раз в том и заключается, что она представляет собой механизм автоматической настройки правительства на качественную работу. Кстати, сильнейшим аргументом в пользу этого вывода являются тенденции последних лет на российском рынке средств массовой информации, который на глазах из сравнительно либеральной отрасли превратился в сверхмонополизированный сегмент экономики.

Живой иллюстрацией трагедии лживого управления является конфиденциальное письмо министра экономики РФ Евгения Ясина, направленное им больше месяца назад премьер-министру страны Виктору Черномырдину. Сразу же отметим, что вся аналитическая часть послания не вызывает ни малейшего сомнения в достоверности и качестве выводов. По-другому и быть не может, учитывая профессионализм и авторитет экономиста Евгения Ясина.

Среди главных выводов г-на Ясина о нынешнем состоянии российской экономики необходимо отметить следующие. Министр фактически констатирует провал оптимистических прогнозов бурного развития российской экономики сразу вслед за победой на президентских выборах Бориса Ельцина. "Модель Лившица" (бывший советник президента больше других доказывал неизбежность экономического роста в случае победы Ельцина) оказалась фикцией. Доходы по ГКО и банковский процент не снизились до разумных значений. Их снижение может "захватить период времени, слишком длительный, в течение которого экономика будет продолжать деградировать, возможно, с необратимыми последствиями" (фрагмент письма Ясина).

Министр фактически выступает против "чрезвычайщины" в экономике, поскольку решающим фактором ухудшения сбора налогов в 1996 году "является все же не злостное уклонение от налогов тех, кто имеет деньги, а сжатие налоговой базы вследствие падения производства и ухудшения финансового положения предприятий". Заявление весьма смелое, учитывая официальную ориентацию правительства на использование ВЧК.

Не забыл Евгений Ясин и адептов гипертрофированной роли ГКО в российской экономике, отметив, что гособлигации "только отложили инфляцию". По мнению министра, расчет на ограничение роста госдолга не оправдался. Плохим является и бюджет, поскольку он продолжает "сложившиеся тенденции".

Перечислив болевые точки российской экономики, Евгений Ясин пишет, что страна нуждается в структурной перестройке, план которой в форме среднесрочной программы правительства на 1997-2000 гг. обсуждался в минувший четверг на заседании Кабинета министров.

И здесь читателя постигнет глубокое разочарование. Насколько глубоким и качественным был аналитический раздел письма Ясина, настолько же беспомощной выглядит программная часть его послания. Возможное объяснение этому факту заключается в следующем. В конце концов, министр не несет политической ответственности за правдивый анализ экономики. Все, на что он обращает внимание премьер-министра, уже было неоднократно высказано многими наблюдателями, в том числе и со страниц "НГ".

А вот что касается программы действий, то в этой части министр ничего кардинально нового не предлагает. Весьма абстрактная постановка вопроса о налоговой реформе, реформе социальной сферы, сокращении доходов и расходов бюджета и другое не внесет особых изменений в методы государственного управления экономикой.

Возможно, подобная абстрактность проистекает из того, что письмо преследует цели, лежащие за пределами собственно экономики. Эти цели могут иметь отношение к борьбе двух группировок в правительстве - "финансистов" и "отраслевиков" (Ясина следует причислить скорее к первой группе). Эти цели могут отражать и персональные проблемы министра, связанные с его не очень-то крепкими позициями в правительстве.

Очевидно одно - высокопоставленный чиновник по-прежнему считает, что наилучшей тактикой и стратегией управления экономикой является аппаратное решение проблем. В самом деле, зачем портить народу настроение правдой: "Следует признать, что заложенные в нее (Концепцию среднесрочной программы. - "НГ") прогнозы излишне оптимистичны, реальные прогнозы не подчеркнуты, поскольку рано или поздно этот документ станет достоянием гласности". Сказав "а", министр экономики по-прежнему боится произнести "б". Поэтому вероятность того, что "мы начнем пожинать плоды оживления экономики", ничтожно мала.

Документ

Председателю Правительства Российской Федерации

В.С. Черномырдину

Работа над долгосрочным прогнозом и среднесрочной (на 1997-2000 гг.) программой Правительства показала, что в случае продолжения сложившихся тенденций в экономике, в отсутствие энергичных и целенаправленных усилий по их перелому и созданию реальных условий для экономического роста, ситуация с большой вероятностью будет и дальше ухудшаться.

Мы действительно добились, в основном, финансовой стабилизации, и, стало быть, можем ставить задачи структурной перестройки и экономического роста. Сейчас основная ставка делается на то, чтобы снизить доходность по ГКО, затем добиться снижения процента по банковским ссудам до 20-25% и менее, что сделает кредит доступным для значительной доли предприятий. Это должно привести к улучшению финансового положения предприятий, пополнению их оборотных средств и, как следствие, к началу рассасывания кризиса неплатежей и повышению инвестиционной активности.

Однако только на это рассчитывать нельзя. Во-первых, эти процессы будут носить в значительной мере стихийный характер и могут захватить период времени слишком длительный, в течение которого экономика будет продолжать деградировать, возможно, с необратимыми последствиями.

Во-вторых, чтобы эти процессы двигались в нужном направлении, в течение всего этого периода нужно будет выбивать недоимки по налогам, избегать заимствований на внутреннем рынке, а поскольку налоги в необходимых объемах выбить вряд ли удастся, то выдерживать усиливающийся напор в с вязи с растущими долгами по зарплате, пенсиям, денежному довольствию военнослужащим и т.д.

Улучшение сбора налогов вещь необходимая, и усилия на этом направлении нужно наращивать прежде всего за счет реструктуризации долгов крупнейших неплательщиков и усиления контроля за теневым бизнесом. Однако, как показывает анализ, решающим фактором его ухудшения в 1996 г. является все же не злостное уклонение от налогов тех, кто имеет деньги, а сжатие налоговой базы вследствие падения производства и ухудшения финансового положения предприятий.

Возможности налогообложения сокращаются быстрей, чем падает производство, в том числе и потому, что последнее может какое-то время поддерживаться за счет демонетизации и бартеризации экономики. Однако предел близок, возможно, мы уже переступили его. При том состоянии и уровне производства, который мы сегодня имеем в России, судя по опыту других стран, невозможно собрать налогов и иных доходов в консолидированный бюджет более 25-26% ВВП. Сегодня мы собираем 28%. Если это верно, то борьба за сбор налогов, особенно с массы промышленных предприятий, большей частью уже лежащих на боку, может привести лишь к краткосрочному успеху, но и к дальнейшему более глубокому падению. Чем больше такой успех, тем глубже последующее падение. Ясно, что при этом подрывается база оживления производства и наращивания инвестиций. Надо учесть еще и то обстоятельство, что, погасив инфляцию не за счет достижения сбалансированного бюджета, а за счет роста государственного долга, мы только отложили инфляцию. Был расчет, что удастся поднять сбор налогов и тем самым ограничить рост долга и расходов по его обслуживанию. Но если расчет не оправдался, тогда либо придется рано или поздно открыть шлюзы отложенной инфляции, либо искать иной выход.

В этих условиях нужен решительный поворот к экономическому росту на базе структурной перестройки, требующей усилий более энергичных и масштабных, чем просто ожидание момента, когда снизится процентная ставка. Рост теперь не просто желательная цель, но абсолютная необходимость, категорический императив выживания, экономической и политической стабильности.

Прежняя политика балансирования между разными групповыми интересами, уступок и поблажек тем или иным лоббистским группировкам, приводящих к непозволительным тратам, была в какой-то мере оправдана в период перед выборами. Но сейчас она полностью себя исчерпала и ее продолжение тянет страну в пучину длительной депрессии, усиливая угрозу новых политических потрясений.

Обсуждение в Думе представленного Правительством бюджета на 1997 г. лишний раз подтверждает этот вывод, поскольку бюджет отражает именно эту прежнюю политику. В нем не видно иного будущего, кроме продолжения сложившихся тенденций. При всех политических играх депутатов именно это обстоятельство делает их критику обоснованной.

Концепция среднесрочной программы, представленная в Правительство, намечает необходимый план действий. Но следует признать, что заложенные в нее прогнозы излишне оптимистичны, реальные угрозы не подчеркнуты, поскольку этот документ рано или поздно станет достоянием гласности.

Ключевые позиции концепции - реформа предприятий, реформа социальной сферы, преследующая цель снятия с предприятий бремени социальных расходов и перекрестного субсидирования, а вовсе не повышение социальных гарантий; налоговая реформа - являются абсолютно необходимым условием выхода из кризиса. Но этого мало. Добавить нужно следующие моменты.

1. Военная реформа: вложения в военную реформу уже через 1,5-2 года должны дать серьезную отдачу в виде сокращения военных расходов. Она должна быть дополнена сокращением других видов вооруженных сил, в том числе МВД. Борьба с преступностью путем увеличения численности милиционеров и внутренних войск не приведет к успеху.

2. Сокращение доходов бюджета с учетом реального увеличения собираемости налогов. Только необходимое уточнение прогноза по прибыли приводит к выпадению доходов примерно на 10 трлн. рублей.

3. Ускорение налоговой реформы. Подготовка и обсуждение Налогового кодекса недопустимо затянулись.

4. Сокращение расходов бюджета прежде всего за счет социальных и подобных им расходов, которые можно отложить: компенсации сбережений, выплаты по целевым товарным займам, чекам "Урожай-90" и т.п., трансферты регионам. Прекращение всех расходов на амбициозные проекты, не дающие быстрой отдачи.

5. Увеличение доли расходов на производственные инвестиции, которые должны большей частью распределяться по конкурсам; выделение средств на экспортные кредиты.

6. Установление жесткого контроля за всеми государственными расходами, особенно инвестициями, включая Минобороны, Минсельхозпрод, Государственные корпорации типа ГАЗпрома, МПС, РАО ЕЭС и др. Формирование единой инвестиционной программы государства.

При рассмотрении такого бюджета должна быть четко поставлена политическая альтернатива: либо мы за 2-3 года добьемся перелома, в том числе за счет затягивания поясов, где это возможно, и тогда начнем пожинать плоды оживления экономики; либо и дальше будем деградировать, все больше урезая тот пирог, который можно делить.

Можно сказать публике и депутатам, что жесткий бюджет-97 по необходимости еще не повернут в сторону развития, как хотелось бы, из-за социальных ограничений. Но в среднесрочной программе намечен дальнейший поворот к задачам развития, в том числе и за счет сокращения налогового бремени на условиях реформы предприятий. Он получит более полное отражение в бюджетах последующих годов. При этом упор на развитие принесет больший социальный эффект, чем прямое увеличение социальных выплат, так как даст рост доходов, зарплаты, спроса и т.д.

В политическом плане нужно иметь в виду, что ближайшие два года будут наиболее благоприятны для реформ и политики возобновления роста. Политика роста найдет сторонников и в лагере оппозиции, поможет расколоть ее. Болезнь Президента, конечно, осложняет обстановку. Однако в любом случае выдвижение реальной программы действий, способной без популизма убедить людей в возможности успеха, имеет наибольшие шансы вызвать доверие. Ради нее, возможно, следует пойти на риск политического обострения.

@@@
Трагичное и секретное письмо Ясина Черномырдину
Углекислота – «хозяин» рудного золота