Кто владеет Грозным?


@@@

Ночью в городе хозяйничают бандиты, а каждое утро власть вновь устанавливают федералы

2001-03-06 / Михаил Ходаренок О том, что происходит сейчас в Чечне и ее столице, существует достаточно широкий спектр мнений - от излишне оптимистических до проникнутых полной безысходностью. Представляем материал, основанный на рассказах и свидетельствах людей, пробывших в Грозном достаточно длительный срок и занимающих руководящие посты в администрации и федеральных силовых структурах. Думается, он дает достаточно объективную картину происходящего в главном городе республики.







ОБЫЧНОМУ российскому гражданину из-за недостатка информации трудно представить себе в деталях обстановку в столице Чеченской Республики. Начнем с того, что город в ходе нескольких штурмов подвергся сильнейшим разрушениям. Особенно пострадала центральная, многоэтажная часть и промышленные районы Грозного. Полностью разрушено газовое хозяйство. Тяжелая ситуация сложилась с водоснабжением жителей. В городе только три источника, вода из которых может быть использована в качестве питьевой. За водой выстраиваются огромные очереди, напоминающие времена далекой уже Отечественной войны.

Ни одно предприятие в городе не работает. В порядке исключения можно отметить только завод "Красный молот", но и он занят в основном мелочевкой - изготовлением дверей, решеток, остеклением балконов. А в свое время это был достаточно мощный завод. Остальные предприятия лежат в развалинах, и реальных попыток восстановить промышленность Грозного пока не заметно.

Наиболее результативно действует Грозэнерго. Его хозяйство заметно, хотя бы визуально, прирастает. Возрождаются магистральные линии федерального уровня, регионального, городского. Света в Грозном, правда, пока нет, но все подведено. Самая главная забота сейчас у Грозэнерго - подстанции.

В городе выпекают только хлеб. Все остальные продукты питания и промышленные товары завозные. Единственный более или менее законный источник существования местного населения - перепродажа. Практически везде образовались рынки и небольшие базарчики.

ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ВОЙСКА

Войск в Грозном более чем достаточно. Численность только внутренних войск составляет около 3 тыс. бойцов, милиции больше 3 тыс. и около 2 тыс. мотострелков. Одним словом, сил много. Войска в целом сориентированы на оборону города от внешнего штурма, очередного "освобождения" Грозного извне. Но, по существу, основные функции многочисленных федеральных сил в настоящее время - самоохрана и обеспечение жизнедеятельности.

Все дороги в городе закреплены за различными силовыми структурами, которые должны отвечать за их безопасность. За внутренними войсками, в частности, числится 62 км дорог, за милицией - порядка 30 км. Плюс за инженерными подразделениями, которые периодически командируются в город, еще около 40 км городских дорог. Каждое утро с рассветом саперам необходимо осмотреть эти основные пути жизнеобеспечения на предмет наличия мин и фугасов. То есть проверить 120-140 км дорог. На проспектах и улицах Грозного с восходом солнца с миноискателями, собаками, щупами и "кошками" появляются бойцы с задачей инженерной разведки и уничтожения обнаруженных взрывных устройств.

Однако в целом эта муравьиная деятельность федеральных саперов не дает практически никакого результата. Сразу после завершения осмотра улиц начинают подрываться машины, бронетехника, люди. Отметим, что почти все с изобретательностью устанавливаемые чеченцами мины и фугасы - радиоуправляемые, то есть срабатывают в нужное время по конкретной технике и людям.

Одним словом, проехать по Грозному сложновато. Как утверждают знатоки жизни в городе, самый лучший способ избежать подрыва и обстрела во время проезда по городу - передвигаться по улицам на старой "копейке", с чеченцем за рулем и без всякой охраны.

Все передвижения силовиков по улицам столицы Чечни, якобы находящейся под полным контролем федеральных войск, осуществляются на большой скорости и с до зубов вооруженной охраной. Причем даже генералы держат автоматы в руках (патрон в патроннике, палец на спусковом крючке), а под рукой пара "мух" и на всякий случай десяток-другой ручных гранат. По-другому пока не получается.

Представить себе ситуацию, при которой, скажем, офицер вышел на улицу Грозного прогуляться, совершенно невозможно. Через несколько минут он будет или подстрелен снайпером, или взят в заложники. А поэтому военная власть живет в Ханкале. В Грозном практически никто не бывает.

РАЗГРОМ РЫНКА

Самая последняя и достаточно яркая операция военных - разгром центрального рынка Грозного. Однако необходимость его уничтожения даже участниками этой операции до сих пор не считается безусловно очевидной. В качестве основных причин "умножения рынка на ноль" фигурировали убийства военнослужащих, наличие наркотиков и оружия. Однако все это - за исключением первого - есть на любом столичном рынке. Вся операция была тщательно засекречена. Для руководства были привлечены лучшие офицеры.

В целях успешного разгрома базара были сосредоточены весьма значительные силы: два разведбата, два мотострелковых полка неполного состава, два батальона внутренних войск, каждый из которых по численности равен армейскому полку, парашютно-десантный полк, инженерно-саперные подразделения, около 2 тыс. милиционеров. Кроме того, было привлечено немало техники - танки, боевые машины пехоты, инженерные машины разграждения.

Рынок крушили, жгли, ломали. Но ушли войска - и через несколько дней жителями базар был восстановлен. Результат, по всей видимости, оказался один - дальнейшее озлобление городского населения.

ПЛЮС ПАСПОРТИЗАЦИЯ ВСЕГО ГОРОДА

Как известно, в Грозном проведена паспортизация населения. Причем паспортов было выдано достаточно много. Когда впоследствии стали сверять данные и налаживать элементарный учет, выяснилось, что в среднем на каждого нынешнего жителя города уже выдано по два паспорта. В декабре в паспортно-визовых службах были вынуждены даже все опечатать, чтобы хоть немного разобраться в том, что уже сделано. Но после 10 января процесс пошел опять. Стали появляться те чеченцы, которые якобы еще не получили документов.

В результате "успешной" паспортизации все, кому это необходимо, вполне свободно перемещаются по городу, невзирая на то - есть блокпост, нет блокпоста. К тому же отметим, что в Чечне профессионально идет изготовление фальшивых документов, причем этот процесс поставлен на поток.

К тому же не учитывается имеющийся советский опыт, в частности Великой Отечественной войны. В те времена, например, действовало всего два-три типа разрешительных документов. В Грозном же сейчас в ходу до сорока образцов самых различных пропусков, удостоверений, справок и разрешений. В результате эфир все светлое время суток забит вопросами и ответами федеральных воинов - есть ли такой документ, правильный ли он, действует ли он. Гвалт и гомон в эфире продолжается с рассвета и до начала комендантского часа.

БЛОКПОСТЫ И ЗАЧИСТКИ

Поспешная и непродуманная паспортизация населения Грозного и всей Чечни практически поставила крест на эффективности блокпостов и результативности зачисток. Блокпосты, наштампованные в свое время в значительном количестве, уже давно свои функции не выполняют. Ранее в постах определенный смысл был, а сейчас, когда в городе практически все легализовано, усмотреть что-либо полезное в их существовании не представляется возможным.

К примеру, проезжает через блокпост отличившийся в предыдущих боях боевик. У него в наличии все необходимые документы (фальшивые или настоящие - визуально определить почти невозможно): паспорт, удостоверение личности сотрудника внутренних дел Чечни, все положенные подписи и печати, в полном порядке и документы на автомобиль. При нем также оружие и документы на право его ношения, милицейская форма. Короче говоря, все необходимые атрибуты законопослушного гражданина и, более того, борца с преступностью и терроризмом. Проехал - и через сто метров уже можно убивать, грабить, мародерствовать.

Никакого особенного эффекта сейчас нет и от зачисток. Проводится, скажем, зачистка какого-нибудь района города. Для этой цели выделяются весьма значительные силы. С рассвета начинают рокотать сотни двигателей, на много километров окрест разносится лязг траков гусениц, едут ощетинившиеся стволами "Уралы" с омоновцами. Пока все отряды займут исходное положение, задерживать уже, кроме старух, практически некого.

Пытались это делать и с ходу, внезапно. С точки зрения профессионализма к тем, кто участвовал в таких операциях, претензий нет. Солдаты ВВ и омоновцы знают свой маневр, делают это временами красиво, даже можно снимать учебный фильм - "Зачистка населенного пункта". Резко подъехали, мгновенно оцепили, прочесали, но тех, кого надо "зачищать", уже нет. Остались бабушки, тетушки и седобородые старики с документами, подтверждающими, что они в Грозном живут безвыездно начиная с 1957 г. Домовую книгу принесут, а она ведется у чеченцев сейчас, как на корабле вахтенный журнал. Все в порядке - книга без нарушений заполняется с 1937 г. У всех есть паспорта, щедро выданные паспортно-визовой службой.

Так что крупные операции, как правило, кроме шума, никакого результата не дают. Периодически, по оперативным данным, проводятся небольшие операции, которые иногда оказываются весьма эффективными. Однако этим родом деятельности занимаются слишком много структур одновременно, причем не ставя в известность друг друга о проводимых мероприятиях. РУБОП приезжает - кого-то хватает, ФСБ приезжает - кого-то хватает, ГРУ - хватает, СОБР - хватает. Так и друг друга можно запросто перестрелять, да и нервозность определенная создается во взаимоотношениях.

Что характерно, районы и места, где группируются и базируются боевики и их помощники из числа агрессивной чеченской молодежи, известны. Но чтобы там провести оперативные мероприятия, организаторам надо собственным лбом простучать немалое количество дверей руководителей силовых и административных структур. Причем очень легко натолкнуться на элементарный запрет. Да и пока согласовывается план предполагаемой операции, визируются документы, все бандиты обычно разбегаются.

Нельзя не сказать и о факторе времени. В Чечне все представители федеральных силовых и административных структур - люди временные. Прибывают в командировку на короткий срок практически с единственной задачей - вернуться живым обратно. Это как-то изначально не предполагает значительных подвигов во славу русского оружия. Никто не хочет брать на себя лишней ответственности. Прослыть в средствах массовой информации "убийцей чеченского народа" также никто особо не желает.

ЧЕЧЕНСКИЕ ЗАРАБОТКИ

В светлое время суток большинство чеченцев выглядят как законопослушные мирные жители, но автомат, гранатомет и пулемет практически у каждого жителя столицы Чечни всегда наготове. Активных бойцов отрядов сепаратистов под маркой мирных жителей в городе постоянно находится от 3 до 5 тыс. человек. Временами их численность может возрастать даже до 10 тыс. бойцов. Поэтому федеральному офицеру или солдату в городе в любой момент можно угодить под пулю или подорваться на профессионально установленной мине. Места подрывов, обстрелов в основном одни и те же. В частности, очень много подрывов на "романовском" мосту (место, где был тяжело ранен генерал-лейтенант Романов). В этом районе нет недостатка в усиленных блокпостах, тем не менее гарантии, что кто-нибудь немедленно взлетит на воздух, нет.

Легальных источников заработка в Грозном практически нет, все взрослое население и молодежь тем или иным способом подрабатывают на войне. Например, мальчики 8-12 лет, как правило, являются наилучшими наблюдателями и разведчиками. За то, что обнаружили цель и навели исполнителей, они получают по 15-20 долл. От 18 лет и старше - вооруженные стрелковым вооружением и гранатометами бойцы. Прячутся в многочисленных развалинах, причем существуют специально оборудованные засады. Помимо этого стрелки постоянно меняют места дислокации. Подземные коммуникации федеральными силами почти все взорваны, однако в некоторых случаях боевики умудряются пользоваться и ими.

Чеченцы подходят к борьбе с федеральными силами весьма творчески. Вот хотя бы один, но достаточно характерный пример. После второго взятия Грозного в городе было порядка трехсот легковых "уазиков", находящихся в личном пользовании чеченцев. Однако боевики сразу поняли, что в общей массе машин порой очень трудно отследить, кто на "уазике" едет - чеченец, военный или омоновец. Тогда невидимый чеченский руководитель дал команду - и все гражданские "уазики" ушли из города. Теперь по автомобилям этого типа можно стрелять без всяких сомнений и с завязанными глазами. В любом случае это едет федеральный командир, причем не рядового уровня (от полка и выше).

Несмотря на значительное количество войск в городе, все они находятся под тщательным наблюдением чеченских разведчиков. У боевиков ведется строгий учет - где, сколько, чего, куда и кто поехал. Пошла, допустим, от бригады ВВ колонна за продовольствием, боеприпасами и ГСМ в Ханкалу. Мятежники знают - оставшаяся часть бригады уже ограниченно боеспособна и действовать в своей зоне ответственности активно не может. Причина проста - командованию бригады приходится задействовать весьма значительные силы соединения для проводки колонны, на охрану и погрузочно-разгрузочные операции. Федеральному руководству в этой связи необходимо принимать нетрадиционные меры, чтобы не дать застать себя врасплох.

У чеченцев за убитых и захваченных в плен военнослужащих федеральных войск разработана стройная система экономического стимулирования. Президент Чечни Аслан Масхадов указом установил своему бандитскому войску твердые расценки - кто и сколько у федералов стоит, причем по всем воинским званиям - от рядового до генерала. Все тарифицировано. В частности, солдат ВС РФ стоит 15 баранов, а солдат ВВ МВД - 20 баранов. Характерно, что до полковника включительно цена измеряется в баранах, а начиная с генерала - уже в быках. Стоимость некоторых генералов может доходить даже до сорока и более быков. Есть и российские расценки. В частности, сколько чеченцам надо заплатить, чтобы выкупить своего родственника из ямы. Цена колеблется в зависимости от возраста узника зиндана - до 20 лет, до 40 лет, старше 40.

НОЧЬЮ В ГРОЗНОМ

Как только наступает темнота, все блокпосты закрываются, ворота воинских частей баррикадируются, наступает время комендантского часа и беспорядочной стрельбы, которая, то затихая, то разгораясь вновь, продолжается до рассвета. Причем складывается впечатление, что комендантский час действует только для федеральных войск. Езда чеченского автотранспорта с потушенными фарами не прекращается. Чеченцы перемещаются по Грозному запросто. Кто-то, конечно, и попадает под обстрел и даже гибнет, но интенсивность движения от этого не снижается.

От приборов ночного видения можно глаза не отрывать - каждые десять-пятнадцать минут в поле зрения кто-нибудь обязательно попадает. Ночная жизнь чеченской столицы в разгаре. Функционируют рестораны, ночные кафе, биллиардные, сауны.

Ночь для чеченских боевиков - период полнейшей безнаказанности. До рассвета город практически переходит в их полное распоряжение. Есть районы города, где вообще нет жителей. Например, в квартале из десятка частных жилых домов шесть вполне пригодные для проживания. Необходим сравнительно небольшой ремонт, в частности, крышу подлатать или стекла вставить. Но беженцы в свои дома возвращаться бояться. Там по-прежнему, а ночью особенно, хозяйничают бандиты. Они могут появиться в любом доме, причем вне зависимости от того - русская проживает в этом доме семья или чеченская. Жителей могут расстрелять просто так, в порядке устрашения. Наглядно показать этим, кто в городе хозяин.

А примеров, чтобы в темное время суток федеральные войска оцепили какой-нибудь район, устроили облаву и всех разбойников, у кого руки в порохе и оружейном масле, - к ближайшей стене и далее, как говорится, по законам военного времени, нет.

Ночью российским войскам проводить какие-либо поисково-разведывательные действия, тем более в развалинах, при существующем материально-техническом оснащении, практически невозможно. А организовать по городу патрулирование в ночных условиях просто нереально. Это будет означать на практике потерю бойцов целыми патрулями. Таким образом, единственная власть ночью - бандитская.

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ

Виновные в сложившейся обстановке в Грозном, конечно, есть. Однако публичной ответственности никто и ни за что пока не понес. Ни у военных, ни в МВД, ни в ФСБ, ни в любых других административных структурах. Какой-то программы действий - ясной, четкой и всем понятной - нет. Ее нет ни у руководства республики, хотя о ней много говорят, ни у мэра Грозного, за исключением неоформленного желания построить какой-то "город солнца". В чем все солидарны - в обвинениях федеральной власти: не дает средств.

Однако начинать надо все-таки с четкой программы, установить уровни ответственности, поставить реальные цели. Например, даже сейчас совершенно очевидно, что в обозримый срок весь город не восстановить. Таким образом, какую-то часть Грозного надо сразу убрать из ближайших перспектив.

Отметим, что политические, правовые, военные и административные меры по наведению порядка практически все известны и лежат, что называется, на поверхности. Создается впечатление, что власти не хватает решимости и воли для их претворения в жизнь. Или нет личностей, способных навести порядок.

Для начала надо разоружить так называемые местные стрелковые роты. Чтобы ни один чеченец с автоматом по Грозному ни в светлое, ни в темное время суток не ходил. Местным милиционерам для осуществления своих правоохранительных функций ни автоматы, ни гранатометы, ни огнеметы не нужны. Достаточно одних пистолетов. Необходимо убрать от них оружие дальнего боя, которое в темное время суток чаще всего стреляет по российским военнослужащим. Наконец, должна сложиться такая ситуация, чтобы по чеченцу с автоматом, пулеметом и гранатометом в руках можно было бы открывать огонь без предупреждения.

Временные отделы внутренних дел, укомплектованные милицией из российских городов, своей конструктивной роли пока не играют. Эти отделы должны быть на постоянной основе, как минимум на треть укомплектованные из местных чеченцев, делами доказавших свою лояльность федеральным властям. Главное, чтобы люди не временно в таких отделах работали, а на постоянной основе, заключали контракт на три, четыре года, но не полгода или три месяца.

Нормализации положения в столице республики не способствует и то обстоятельство, что в Грозном из местной администрации всех уровней никто не живет. Начиная с руководителя какого-нибудь жилкомхоза и заканчивая Ахмедом Кадыровым, все деятели чеченской администрации проживают за городом в своих родовых гнездах под многочисленной охраной. А это весьма существенно сказывается на обстановке в городе. В Грозном жил только предыдущий мэр - Махчаев.

Наконец, надо придумать, как осветить город ночью, - и это очень важно. После захода солнца в Грозном чернильная тьма, во всем городе горит практически одна лампочка - во дворе Грозэнерго.

Кому-то предлагаемые меры могут показаться не главными, но начинать надо хотя бы с этого.

ИТОГИ

Совершенно очевидно, что существующими методами порядка в столице Чечни не навести никогда. Перманентное состояние вооруженной анархии в Грозном при таком раскладе сил будет продолжаться сколь угодно долго. Столица республики по-прежнему будет черной дырой, втягивающей финансовые, материальные и людские ресурсы Российского государства. При такой политике в Грозном порядка никогда не будет. А если он до сих пор не наведен в столице, что же тогда говорить о горных районах республики?

Невольно создается впечатление, что большинство федеральных руководителей абсолютно не представляют себе специфики региона, никогда в жизни не держали ни одной книги о кавказской войне 1817-1864 гг. А ведь многое в Чечне просто идет по нескончаемому кругу: озлобление народа, предоставление возможности вооружиться всем желающим, несогласованность действий различных структур на всех уровнях.

@@@