"Дело врачей" в Триполи

@@

Шести болгарским медикам грозит смертный приговор

2000-11-04 / Вячеслав Самошкин



Сегодня в столице Ливии Триполи начинается суд над болгарскими медиками.

В ноябре прошлого года группа болгарских медиков (врач Здравко Георгиев и пять медсестер), работавших по контракту в крупной детской больнице в Триполи, были арестованы ливийскими властями и обвинены "в заговоре против ливийского народа и в предумышленном заражении СПИДом 393 детей". Шесть раз судебное рассмотрение дела откладывалось.

За истекшие месяцы попытки болгарского правительства уладить конфликт дипломатическим путем не увенчались успехом. Последствиями усилий были отзыв болгарского посла Спасова из Триполи и его последующее увольнение из МИДа. В стране была создана межведомственная комиссия, именитые болгарские вирусологи подготовили доклад, доказывающий невиновность болгарского персонала.

За арестованных вступился и бывший болгарский царь Симеон II, живущий в Мадриде.

Несколько раз суд откладывался благодаря стараниям ливийского адвоката Османа Бизанти, который пытался выиграть время, чтобы усилить защиту подопечных. Между тем болгарскому адвокату Владимиру Шайтанову, нанятому родственниками обвиняемых, ливийские власти то не давали визу, то не разрешали встретиться с арестованными или ознакомиться с материалами дела. В Болгарии развернулась антиливийская кампания, от участия в которой не смогли удержаться даже члены кабинета министров. Например, министр юстиции Теодосий Симеонов однажды неосторожно заявил, что Ливия "не белая страна". А болгарский МИД в одной из своих деклараций выразил сомнение в объективности предстоящего судебного процесса в Триполи.

На эти и другие ошибки указал недавно дипломат и директор Национальной ассоциации международных отношений Чавдар Минчев. Он считает, что судебная система в Ливии довольно солидна, она скопирована с Наполеоновского кодекса и следует принципам французского правосудия, хотя имеет и специфические черты. По его мнению, антиливийская кампания может только навредить шести обвиняемым медикам. Незадолго до судебного рассмотрения премьер-министр Иван Костов призвал средства информации и общественность своей страны проявлять сдержанность и корректность в высказываниях по поводу предстоящего процесса.

Между прочим, в болгарскую прессу просочилась информация, что во время своего недавнего визита в Каир Иван Костов просил египетского президента Хосни Мубарака о посредничестве в этом щекотливом деле, хотя Иван Костов и не подтвердил этого утверждения.

Накануне судебного процесса адвокату Осману Безанти наконец удалось добиться разрешения суда на участие международных экспертов в тяжбе. Один из них - известный швейцарский вирусолог профессор Люк Перен. По приглашению ливийского правительства он как эксперт исследовал 36 из 393 детей, зараженных СПИДом, и подготовил соответствующий доклад. Недавно он заявил в интервью, что готов выступить свидетелем в пользу болгар. Подтверждая мнение болгарских специалистов, он заявил, что заражение произошло по причине больничной инфекции, вызванной антисанитарными условиями.

Многие в Болгарии задаются вопросом: почему именно Болгария стала объектом демарша со стороны Джамахирии? В прессе проводятся параллели с "болгарским следом" в покушении турецкого террориста Агжи на Папу Римского. Упоминавшийся Чавдар Минчев считает, что в том случае с Папой, "ударяя по Болгарии, метили в другого", то есть в СССР. А сейчас вроде бы не тот случай. Другие гадают, нет ли здесь связи с "делом Локкерберри"? Тоже никакой.

Некоторую ясность в ситуацию внес кадровый дипломат-арабист Киряк Цонев. В интервью софийской газете "Стандарт" он привлек внимание к "принципиальной проблеме", которая может сослужить плохую службу обвиняемым, - резкое охлаждение болгаро-арабских отношений. "Вину за это, - отмечает Цонев,- несут все правительства Болгарии периода после 1989 года, которые повернули курс нашей ближневосточной политики на 180 градусов: от откровенно проарабской - к демонстративно произраильской".

Киряк Цонев прояснил возможные варианты судебной развязки. Знаток арабского законодательства, он считает, что по главному обвинению против них (заговор и умышленное заражение) болгарские медики невиновны, но, к сожалению, этого нельзя сказать по другим, "второстепенным" пунктам обвинения, которые сформулированы как "нарушение норм исламской морали" и увязаны с главным пунктом. В этом смысле задача адвоката - разорвать эту связь, считает Цонев. По его словам, в ливийском законодательстве нет понятия "непредумышленное убийство", причем за одно убийство полагается тюрьма или выкуп родственниками, за два и более - смертная казнь. С другой стороны, Коран запрещает смертную казнь женщины, но среди обвиняемых есть мужчина, мало того, именно его жена обвиняется в том, что держала зараженную кровь у себя дома. Смертный приговор может быть объявлен, но не исполнен, полагает арабист. И еще деликатный момент: ливийской общественности дело болгарских врачей пока неизвестно. В случае если Моамар Каддафи обратится к Генеральному народному конгрессу с предложением о помиловании (по закону сам он помиловать не может), то дело получит общественный резонанс, что, по мнению Киряка Цонева, могло бы повлиять на судьбу более 6 тысяч болгарских врачей, работающих в Ливии.

@@@
"Дело врачей" в Триполи
"Закончить распри и объединяться..."
"И пусть я буду вандалом, если цель достигается!"
"Как у доярки тети Глаши..."
"Обнуление" или "полицейское государство"?
"Последнее китайское предупреждение" кабинету Касьянова
"При утверждении УПК проблемы будут с Советом Федерации"

Америка меняет отношение к России после "Норд-Оста"

@@

Сенсационные подробности круглого стола в редакции "НГ", в ходе которого впервые прозвучала новая парадигма чеченской проблемы, озвученная послом США в России

2002-11-04 Сейчас Россия переживает момент, отчасти схожий с тем, какой переживали США после событий 11 сентября 2001 г. И у нас остро встали во многом те же самые проблемы, о которых до сих пор дебатируют американцы. Среди ключевых - насколько в рамках тотальной борьбы с терроризмом внутри страны могут быть ограничены личные свободы и права граждан и свобода печати? Как далеко может зайти этот процесс при нашем неполноценном гражданском обществе и недоразвитой демократии? Насколько США готовы поддержать Россию в борьбе с терроризмом и пойдут ли они на корректировку своей позиции в отношении ситуации в Чечне? С другой стороны - нуждаемся ли мы в подобной поддержке? На эти и другие вопросы попытались ответить участники круглого стола, состоявшегося в "НГ": вице-спикер Госдумы РФ Владимир Лукин, посол США в России Александр Вершбоу, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский и директор Центра международных исследований Института США и Канады РАН Анатолий Уткин. Вел встречу заместитель главного редактора "НГ" Александр Куранов.







Нью-Йорк, 11.09.2001 г. - Москва, 23-26.10.2002 г.: общность чувств и угроз.

Журналистам нужен кодекс поведения при ЧП

Лукин: Я думаю, что недавние московские события найдут свое продолжение в нескольких аспектах. Мы впервые провели террористическую операцию, по результатам которой есть сомнения: успешна она или нет? Ведь ранее мы проводили явно неуспешные операции такого плана, например в Буденновске. Итог московской операции состоит в том, что взрыва, которым грозили, так и не произошло и значительная часть заложников освобождена. Но вместе с тем результат ужасен, потому что количество жертв очень большое. Хотя оно не превышает какие-то определенные пределы, о которых часто говорят профессионалы, нам-то ведь должна быть дорога каждая человеческая жизнь.

Но все же и через такой проблематичный результат появляется некий луч надежды на то, что с терроризмом можно бороться. Но если возникнет ситуация, когда со ссылкой на антитеррористические меры будут ограничиваться важные гражданские права, свобода печати - то это будет означать, что операция закончилась успехом террористов.

Самая большая трагедия может заключаться в том, что либо террористы разваливают общество и прямо доминируют над ним, либо общество, защищаясь от терроризма, становится совершенно иным, становится государством такого типа, который описал Джордж Оруэлл.

Самая великая задача, которая должна объединить нас, США и Европу, состоит в том, чтобы действительно победить терроризм, сохранив те ценности и те человеческие установки, которые составляют основу нашего миропонимания. Необходимо победить не банду, не группировку террористов, а победить терроризм как явление, как запрос на коренную ломку цивилизованного общества.

Ведущий: Господин Вершбоу, каков был подход к подобным проблемам в вашей стране после событий 11 сентября прошлого года?

Вершбоу: Следует отметить, что недавний теракт в Москве вновь напомнил: угрозы нашим странам - общие. Кроме того, мы еще раз убедились, что наши самые крупные города весьма уязвимы перед терактами. Следует признать, что последние события бросили вызов США. Каким образом, сохраняя гражданские свободы, укреплять меры безопасности и поддерживать бдительность в обществе?

Я согласен с Владимиром Лукиным в том, что, если мы пожертвуем ради безопасности нашими правами и свободой, это будет означать победу террористов. Мы должны найти способ предотвратить эту угрозу, одновременно сохраняя наши ценности неизменными. Нам удалось путем укрепления мер безопасности в аэропортах, созданием системы контроля за террористами избежать ограничения гражданских свобод. Конечно, некоторые шаги вызывают противоречия и споры в нашей стране, и это хорошо, поскольку мы можем дискутировать на подобные темы, обсуждать их на открытых форумах, в том числе и здесь, за нашим круглым столом.

Вы спросили, как возникшая после московских событий ситуация может повлиять на американское восприятие чеченского конфликта и на поиск возможных способов выхода из этой конфликтной ситуации? Наша позиция по этому вопросу сводится к тому, что мы по-прежнему считаем, что эту проблему нельзя решить исключительно военным путем. В то же время такие лица, как Масхадов и близкие ему представители чеченцев, полностью себя дискредитировали и не могут быть полноценными партнерами на переговорах, поскольку они имеют отношение к акции в Москве. Будучи друзьями России, мы все чешем затылки, пытаясь придумать, как же выйти из этого положения, особенно после этого ужасного теракта.

Караганов: Я думаю, что определенные ограничения прав и свобод граждан неизбежны. Более того, я считаю, что они необходимы не только в России, но и во всем остальном демократическом мире. Мы прожили 20 лет спокойной жизни, а теперь мир вступает в длительный период кровавой нестабильности, войн, террористических угроз и т.д. В подобной ситуации мы должны иметь адекватные инструменты борьбы с этими явлениями.

Вопрос заключается в том, какие свободы будут ограничиваться и как это будет происходить? За этим столом, конечно, должны были бы сидеть и наши европейские друзья. Ибо европейцы до сих пор прячутся, как страусы, от тех проблем, которые существуют в остальном мире, да еще и пеняют нам и американцам, например, на то, что многие российские граждане выступают за смертную казнь, а в Америке ее никто и не думает отменять.

Что касается России, то нам необходимо реализовать ряд мер, которые могут привести к ограничению некоторых свобод, но должны в конечном итоге эти свободы защитить. Но я целиком согласен с Владимиром Лукиным в том, что если начнется ограничение основных гражданских свобод, свободы СМИ, то тогда терроризм выиграет. Возможно очень узкое ограничение свободы прессы только в одном аспекте. Это непосредственная работа с террористическими группировками и непосредственное освещение самих террористических акций.

Александр Вершбоу не сказал об этом, но в Америке существует подобное правило. Необходимо нечто подобное создать и у нас, причем в законодательном порядке. Этим должно заняться само журналистское сообщество, выступая в данном случае как неотъемлемая часть гражданского общества. Одно дело - если это будет навязываться откуда-то сверху, и совершенно иное, если это превратится в совместный процесс журналистов и властей.

Я не очень боюсь, что наша страна превратится в некое чудовищное полицейское государство. Наоборот, я опасаюсь, что у нас будет недостаточно мощное полицейское государство - в том смысле что милиция останется столь же малоэффективной службой, каковой она была до сих пор.

Уткин: Первый вопрос, который мы поставили на обсуждение, - это насколько исторический опыт США подходит к оценке ими чеченской ситуации. Когда мы оцениваем ситуацию на Северном Кавказе, в Чечне, мы смешиваем два элемента, которые присутствуют и в американской, и в нашей истории, но в американской они удалены во времени, а у нас они просто смешиваются.

Первый - террористический, второй элемент - сецессии (отделения), т.е. сепаратизма. Мы постоянно смешиваем эти две составляющие величины сложного процесса. Как американцы расправлялись с терроризмом, который пришел в США из-за рубежа, с 19 мусульманами на самолетах - мы видели в Афганистане. Что касается сецессии, то здесь американский опыт совершенно однозначен. После отделения в 1861 году Юга последовали 4 года страшной войны, миллион погибших, и южные штаты, которые самым демократическим путем проголосовали за свою независимость, были возвращены в союз. Проблема сепаратизма была решена военным способом.

Поэтому, рассматривая чеченскую проблему и копаясь в поисках аналогий в американской истории, мы должны видеть два элемента. Первый: отвечая на сецессию, мы должны действовать методами президента Линкольна. Второй: в том, что касается терроризма, не забывать, что чеченцы являются нашими согражданами, а не заезжими арабами, это не группа лиц, которая прилетела из Саудовской Аравии и Египта.

Мы не можем позволить себе действовать посредством ковровых бомбометаний. В данном случае сепаратизм и терроризм варятся в одном котле. А их в схожей ситуации не смогли развести ни англичане, ни испанцы.

Борясь с проблемой терроризма, американцы ужесточили внутреннюю дисциплину - фактически создано министерство внутренней безопасности. Подходит ли этот опыт нам?

Я не верю в эффективность завинчивания гаек. Можно закрыть телеканал, газету. Можно всех граждан заставить поставить отпечатки пальцев. Но ведь паспортная система и сейчас не работает, а она у нас в отличие от США существует с 1933 года. Помогло ли нам это на Кавказе? Никоим образом. Западный тотальный контроль в России просто невозможен - ему помешают плохие дороги и воры.

На въезде в Москву вы можете заплатить 200 долларов и получите новый паспорт, а заодно регистрацию и даже прописку. В любом переходе вам предлагают трудовую книжку с завершенным стажем вашей работы или диплом элитарного вуза с подписью ректора и со всеми оценками. Расшатанная общественная мораль страхом не излечивается, здесь все решает пафос гражданственности, а он дискредитирован, правда, надеюсь, что временно.

Может быть, помогло бы создание, скажем, сборочной линии "Дженерал моторс" в Грозном - это рассосало бы тамошнюю 90-процентную безработицу. Нам надо понять, что мусульманский мужчина не может прийти домой с пустыми руками. Мы не можем в одночасье изменить нравы народа, которому в 1991 г. предложили взять максимум суверенитета.

Абсолютно необходимы целенаправленные усилия, повышение уровня занятости. Это единственный надежный путь в борьбе с терроризмом с Северного Кавказа. А без этого - только очередные проверки на дорогах и амбразуры на блокпостах.

Владимир Лукин Александр Вершбоу Сергей Караганов Анатолий Уткин Глеб Павловский

Либеральные силы в дефиците

Павловский: Сейчас речь идет о постепенном втягивании нашего общества в обсуждение последствий недавних трагических событий. Это основа потенциально рациональной политики, потому что каждой группой, каждой политической партией и - не в последнюю очередь - исполнительной властью должны быть выработаны решения по приспособлению к новой ситуации.

Вопрос о военной цензуре возник в дни кризиса, когда проявилось вопиющее, просто фантастическое отсутствие самоцензуры у журналистов, причем на сей раз уже нельзя было сказать, что за этим стоят олигархи. Нет, это была просто полная политическая безответственность, доходившая порой до садизма, как это случилось во время ток-шоу с несчастным отцом, ребенок которого сидел в зале под дулом автомата. Террористы тоже могли наблюдать за всем этим и в зависимости от ситуации корректировать свое поведение.

Мне трудно представить нечто подобное в странах Европы или в США. А ведь были еще попытки вывести террористов в прямой эфир, что уж абсолютно недопустимо. Ведь все должно предотвращаться на уровне простой самоцензуры. И если теперь само журналистское сообщество примет решения по этим вопросам, мне кажется, что это сильно повысит доверие к нему и в зародыше убьет идею о необходимости создания каких-либо бюрократических ведомств, призванных контролировать работу СМИ в подобных условиях.

Теперь о том, возможно ли появление элементов тоталитаризма в российском обществе после пережитого кризиса. Для этого прежде всего должны существовать силы, заинтересованные в возрождении тоталитаризма. Ведь он не растет на грядке, а всегда предполагает серьезную и квалифицированную работу определенных, враждебных гражданскому обществу сил. Лично я таких сил сейчас реально не вижу. Я вижу дефицит целого ряда позиций, представленных в обществе. Есть недостаток сил в либеральном секторе. С их стороны, думаю, должны быть представлены предложения по адаптации общества к военным задачам, должны быть сформулированы предложения по защите страны с безумно растянутыми и безумно уязвимыми коммуникациями.

Необходимо поставить и военные задачи по превентивным действиям, ибо на современный международный террор может подействовать только асимметричный ответ. Причем удары должны наноситься не по самим террористам, которые к ним готовы, а по их инфраструктуре, по наиболее значимым узлам этой инфраструктуры, но никак не по тем фонарям, по которым самим военным удобнее всего бомбить.

Бомбардировки известной парфюмерной фабрики в Судане были эффективным ударом по реальным интересам реальных групп, которым пришлось выбирать между бизнесом и спонсированием террористов. Подобные действия ограничивают на некоторое время угрозу терроризма, исходящего из данного региона.

Россия тоже должна иметь возможность легитимно применять военную силу против опасной для себя международной террористической инфраструктуры. Легитимно применять и ограниченную военную силу. Это сложная задача, сегодня мы к ней не готовы ни в военном, ни в дипломатическом отношении. Власть в одиночку этого сделать не в состоянии.

У нас много болтовни про гражданское общество. У нас оно в плохом состоянии, но оно все-таки существует. И гражданское общество должно опередить власть в требовании безопасности. Опередить квалифицированно и экспертно. И в таком случае оно сможет предъявлять к политикам определенные претензии, говорить с ними на равных. Пока общество не было к этому готово. Сейчас, после случившихся в Москве событий, возникает такая возможность. И тезис о национальном единстве должен быть расшифрован как единство сил гражданского общества, бизнеса, власти, политического сообщества.

Ведущий: Хотелось бы подробнее рассмотреть вопрос о возможных переменах во взаимоотношениях между Россией и США после событий 23-26 октября в Москве. Вправе ли Россия рассчитывать сейчас на такое же понимание своей позиции со стороны США, какое они получили от нас год назад, когда - как считают немало российских политиков и политэкспертов - Москва даже пошла на отдельные политические уступки Вашингтону, фактически одобрив его внедрение в постсоветские государства Центральной Азии? Насколько ныне совпадают позиции России и США в вопросе урегулирования ситуации в Чечне и в стратегии дальнейших действий против сил международного терроризма?

Караганов: Господин посол частично уже затронул эту тему. То, что он сказал, де-факто совпадает с российской позицией в том смысле, что мы не можем решить этот вопрос чисто военным путем. Я не вижу в наших взаимоотношениях серьезных разногласий. Было определенное недопонимание, когда нас уговаривали вести переговоры с Масхадовым, хотя и уговаривания эти в последнее время становились все более мягкими и неуверенными. Теперь я вообще практически не вижу поводов для разногласий с США. Другое дело - будет ли некая общая политика в отношении Чечни, Афганистана, Ирака, разваливающегося Ближнего Востока. Вот это - гораздо более крупный вопрос.

Вершбоу: То, как ведущий поставил вопрос, заслуживает отдельного комментария. Действительно, Россия предоставила США куда больше поддержки, чем мы могли ожидать и чем некоторые в России могли себе представить. Но я считаю неправильным говорить, что Россия пошла на какие-то уступки в отношении США, потому что в конечном итоге наши действия способствовали продвижению национальных интересов самой России.

Мы значительно сократили угрозу исламского фундаментализма, исходившего для России из Центральной Азии. Это произошло благодаря нашему успеху в Афганистане и благодаря участию России в решении афганской проблемы.

Что касается Кавказа, то с 11 сентября прошлого года США многое сделали для того, чтобы снизить вмешательство извне в чеченский конфликт. Нам удалось в значительной мере прекратить поставки оружия и денежных средств в Чечню из-за рубежа. И после первоначальных значительных трудностей нам удалось добиться большего сотрудничества с Грузией по прекращению использования террористами их территории.

В ходе этих процессов Россия и Америка заметно сблизились в понимании чеченской проблемы. Тем не менее это понимание еще не абсолютно одинаково. По нашему мнению, те политические шаги, которые в этом вопросе предпринимаются Россией, хотя и заслуживают похвалы, но пока недостаточны. Это происходит потому, что эти шаги, к сожалению, не получают поддержки населения Чечни. И, к сожалению, непропорциональное применение силы войсками подталкивает молодое поколение чеченцев прямо в объятия сепаратистов и террористов.

Ясно, что Масхадов и его люди дискредитировали себя как потенциальные участники процесса переговоров. И, откровенно говоря, у нас нет какой-то удобной формулы, которую мы могли бы вам предложить для решения чеченского вопроса. Но мы тем не менее по-прежнему считаем, что надо продолжать поиск путей политического решения этого конфликта.

Нас заинтересовали предложения со стороны Евгения Примакова и Алексея Арбатова, и мы прислушиваемся к активному обсуждению данной проблемы. Быть может, после событий в Москве необходимо какое-то время выждать, чтобы эмоции улеглись прежде, чем будут предприняты следующие шаги.

Мы считаем, что все попытки нормализации ситуации без ведения переговоров в конце концов не приведут к решению этого конфликта. Следует обратить внимание, что в Чечне продолжается насилие и сохраняется постоянная угроза безопасности личности. Без решения этих важнейших вопросов нормализация останется теорией, а не станет реальностью.

Тезис о "плохих" и "хороших" террористах

Лукин: Когда мы услышали об этой ужасной акции, то сразу захотелось сопоставить то, что произошло сейчас у нас, и то, что случилось 11 сентября в США, в частности, в том, как мы реагировали на трагические события год назад и как реагировали в США и Европа на события 23-26 октября в Москве.

Год назад американцам мы, в сущности, сказали: невзирая на все большие и сложные проблемы современного мира, невзирая на наши с вами различия по некоторым вопросам, этот акт сам по себе ужасен и чудовищен, мы вас на 100% поддерживаем и, чем можем, будем вам помогать. Так мы и делаем.

Если я правильно понимаю, американская реакция на нынешние события близка к той нашей реакции. Хотя некоторый оттенок все же есть: нам говорят: все это так, но все же вы тоже неправы, и то, что произошло, является причиной следственной цепочки, в которой ваша вина присутствует. Такая интонация в какой-то мере справедлива, но думаю, что в эти дни она не очень уместна. Потому что сейчас всем надо сконцентрироваться на некотором черно-белом принципе - да или нет терроризму, а затем уже размышлять.

@@@
Америка меняет отношение к России после "Норд-Оста"
Без протокола
В Туркмении отменят смертную казнь
В апреле Дума снизит налоги
В мире: коротко
Верховный суд уводит страну из Европы
Возвращение призраков

Вслед за СРП в России придется вводить смертную казнь. За взятки

@@

Депутаты весьма вольно толкуют китайский опыт соглашений о разделе продукции

2003-02-13 / Сергей Зинченко



Есть известный анекдот о том, как некоего человека с желтой кожей врачи лечили от желтухи. Больного пользовали долго и упорно, несмотря на сопротивление последнего. В конце концов пациент скончался. Вскрытие показало, что никакой желтухи не было, просто человек с желтой кожей был китайцем.

С точностью до наоборот эта история может быть применена к ситуации, складывающейся в России вокруг соглашений о разделе продукции. В данном случае экономику России стремятся сделать похожей на китайскую, вместо того чтобы серьезно лечить.

Депутаты Госдумы, коим предстоит в середине февраля рассмотреть во втором чтении главу Налогового кодекса, посвященную СРП, склонны рассматривать данный экономический режим как панацею от всех экономических бед, свалившихся на Россию. Наибольшую активность в поддержке СРП проявляет фракция "ЯБЛОКО", на сайте которой СРП посвящен специальный раздел. Депутаты от фракции Алексей Михайлов и Сергей Иваненко в качестве примера приводят Китайскую Народную Республику.

Действительно, уже много лет Китай активно развивает инвестиционные проекты, связанные с СРП. По данным информагентств, общие объемы инвестиций в китайскую экономику в рамках СРП в наступившем году превысят показатель в 300 млрд. долл. Инвестиции вывели индустрию Поднебесной на небывало высокий уровень. Темпы роста производства в Китае превышают все даже самые смелые прогнозы. Крупнейшие мировые корпорации активно борются за право осваивать китайский рынок. Пекин и Шанхай уже несколько лет входят в десятку самых дорогих городов мира. С начала экономических реформ в 1978 г. валовой внутренний продукт этой страны увеличился в 5,7 раза, или на 9,6% в среднем в год. Он удваивался с рекордной скоростью каждые 7,5 лет. По прогнозам аналитиков, не позднее 2005 г. Китай обойдет Россию по показателю ВВП на душу населения. К этому времени китайская экономика по размерам ВВП превзойдет американскую и станет крупнейшей в мире.

Казалось бы, чем не пример для подражания. И наши народные избранники, которыми зачастую руководят и корыстные интересы (скрывать это было бы излишним ханжеством), разыгрывают карту китайской экономики в деле борьбы за СРП с такой вольностью, как будто речь идет не об энергетической безопасности государства, а о назначении нового директора бани. Пример Китая действительно во многом достоин подражания. Но только подражать нужно, не бездарно копируя чужой опыт, в результате чего, как показывает практика, перенимается, как правило, все худшее. Если говорить об СРП, то они прижились и дали стимул для экономики Китая по нескольким причинам, которых в России просто не может возникнуть. Во-первых, в развитии экономики Китая были заинтересованы представители многочисленной китайской диаспоры в США. Именно они стали первыми инвесторами родного государства, первыми участниками СРП-проектов. Патриотизм китайцев в изгнании был настолько высок, что они вместо вывоза стали ввозить капиталы в страну. И именно благодаря этому многие из них вернулись на родину, где и продолжают успешно вести свой бизнес, но только не на условиях СРП, а на равных правах с остальными компаниями. Об отсутствии же где-либо за рубежом российской диаспоры, которая к тому же будет способна помочь России или хотя бы будет декларировать подобные намерения, с удивлением говорил еще президент Никсон. И идея СРП была привнесена в Россию не извне как временное средство для стабилизации экономики в период реформирования, а изнутри. Доморощенные экономисты, степень знакомства которых с мировой экономикой ограничивалась колониальным империализмом, просто решили, что если где-то есть позитивный опыт, то его можно использовать с поправкой на российскую действительность (все это напоминает копирование германской аграрной реформы накануне Октябрьской революции). Только вот суть поправки никто при реализации "Сахалина-1 и -2" уточнять не захотел. В результате отечественные СРП-проекты выглядят бледной пародией китайских. Проблема здесь отнюдь не в несовершенстве законодательства, в частности, налоговой системы, а в принципиальной невозможности использования СРП в России.

Здесь можно говорить о второй причине, по которой СРП для Китая были выгодны, а для нас просто опасны. Китайцы вовремя уловили момент, когда можно было запускать механизм СРП на своей территории, - и они сыграли положительную роль в раскручивании экономики. Теперь Китай не нуждается в СРП и уже сам заходит с СРП-проектами в другие государства, а на родине предпочитает работать в нормальном экономическом режиме, принятом в большинстве развитых стран. К сожалению, практический опыт наших экономистов в области мировой экономики не превышает десяти лет. Говоря об СРП, они скорее смотрят в прошлое с его приватизацией, банковским и валютным кризисом, но никак не умеют или не хотят смотреть в настоящее, когда в стране уже существуют богатые нефтегазовые компании, способные самостоятельно на условиях существующего законодательства разрабатывать недра. Что касается зарубежного капитала, то он может быть привлечен и на условиях существующего налогообложения. Взять хотя бы крупнейшую сделку по приобретению компанией "Бритиш Петролиум" 50% акций отечественной ТНК или заявление о намерении китайской SNPC участвовать в аукционе на право разрабатывать Талаканское месторождение. Китайцев не отпугнула даже явно завышенная стартовая цена.

Сейчас же СРП способны только затормозить начавшийся экономический рост. Еще один важнейший момент - неконкурентные преимущества, которые получат западные компании по сравнению с нашими, пробившиеся на месторождения на условиях льгот. Выйдя на рынки добычи нефти и газа на льготных условиях, западные компании довольно легко обойдут отечественные. Последним останется либо продать себя, либо требовать аналогичных льгот, что, собственно, уже и происходит. Такие отечественные гиганты, как "Газпром" и "Роснефть", уже заявили о намерении ускорить процесс заключения СРП по Приразломному месторождению. А "Роснефть" пошла и того дальше - замахнулась на право быть "оператором операторов", то есть стать представителем государства "для оказания содействия в обеспечении интересов Российской Федерации при подготовке и реализации соглашений о разделе продукции". Иными словами, получить приятное право от имени государства заключать все эти договора. При этом, понятное дело, эта тяжелая работа будет выполняться на основе отдельной сметы затрат, которую, естественно, "Роснефти" будет возмещать федеральный бюджет.

@@@
Вслед за СРП в России придется вводить смертную казнь. За взятки
Депутаты Законодательного собрания Челябинской области обратились к президенту РФ с просьбой
Дума ответила ПАСЕ
Думским центристам становится тесно в коалиции
Европа требует от России отменить смертную казнь
За наркотический терроризм - смертную казнь
За что сняли генерала Трошева

Зюганов предлагает передел собственности

@@

Запланированный коммунистами референдум о земле превратился в референдум о власти

2002-08-21 / Анна Закатнова



Заявленный коммунистами референдум о земле начинает все более походить на референдум о легитимности не только текущего политического курса, но и о легитимности основополагающих принципов Конституции и всего государственного устройства РФ.

Вчера, после десятого заседания штаба по подготовке референдума, лидер КПРФ Геннадий Зюганов огласил новые и, похоже, окончательные четыре вопроса, содержание которых, по существу, направлено против всех реформ Путина. Формулировки трех вопросов, ранее опубликованных в "НГ", остались неизменными. Коммунисты предлагают запретить куплю-продажу земли и природных ресурсов (за исключением земель личных подсобных хозяйств, дачных, приусадебных, садово-огородных и гаражных участков), деприватизировать все естественные монополии и сократить расходы на коммунальные услуги до 10% совокупного дохода семьи.

Правда, третий вопрос полностью изменен. Ранее представители КПРФ были намерены предложить россиянам поддержать введение смертной казни за "особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь человека". Теперь же вместо конкретной и популярной идеи коммунисты решили предложить более туманный, но не менее животрепещущий вопрос: "Считаете ли вы, что зарплата и пенсия гражданина РФ не может быть ниже прожиточного минимума?" Видимо, юристы подсказали, что требование об отмене моратория на смертную казнь сейчас не слишком своевременно. Ведь формально смертная казнь вновь должна начать применяться лишь после введения суда присяжных во всех субъектах Федерации, то есть с 1 января 2003 года. Процесс же подготовки референдума займет более полугода, так что к моменту его проведения обсуждать проблему, которая так или иначе будет решена, неуместно.

Кроме того, новая формулировка этого вопроса продиктована и чисто пиаровскими соображениями. Третий вопрос - самый простой и понятный даже для неподготовленного и неинформированного участника референдума. Одновременно эта простота успешно маскирует явную расплывчатость вопроса, ведь в каждом субъекте Федерации свой прожиточный минимум, и если бы это положение получило поддержку населения, то впору было бы вводить уравниловку оплаты труда, которая никак не согласуется с рыночной экономикой.

Фактически коммунисты предлагают российским гражданам поддержать очередной передел собственности в пользу государства и свертывание всех реформ, от уже начатых пенсионной и земельной до еще только планируемой реформы ЖКХ. Причем формулировки вопросов таковы, что они ставят под сомнение ряд ключевых положений Основного закона. Например, главу о частной собственности. Впрочем, Геннадий Зюганов, выступая вчера перед журналистами, заявил, что "ни один из этих вопросов не противоречит Конституции". И хотя КПРФ не впервые выражает свое недовольство Основным законом, нынешняя "упаковка" этого недовольства в виде вопросов всероссийского референдума может оказаться более удачным тактическим ходом, чем все предыдущие лобовые наскоки на Конституцию.

В первой половине сентября коммунисты собираются провести заседание и, видимо, регистрацию инициативной группы. Сбор подписей, а по закону их требуется 2 миллиона, по мнению Геннадия Зюганова, не будет представлять особых трудностей. Коммунисты рассчитывают в первую очередь на свой традиционный электорат, и глава КПРФ даже высказал уверенность, что в поддержку идеи проведения референдума удастся собрать более 5 млн. подписей. Поскольку весь процесс подготовки всероссийского мероприятия может занять 6-8 месяцев, коммунисты явно рассчитывают использовать идею референдума в предстоящей предвыборной кампании 2003 года. Именно этим и объясняются своеобразные формулировки вопросов, посвященные не столько агитации против купли-продажи земли, сколько пропаганде программы КПРФ.

Не исключено, впрочем, что коммунистов может постичь судьба аграриев: в прошлом году Аграрная партия России во главе с Михаилом Лапшиным попыталась провести референдум по земле, однако дальше формулировки вопросов дело не пошло, поскольку их инициативную группу даже не удалось зарегистрировать. Этим подавленным протестным потенциалом аграриев в КПРФ явно решили воспользоваться сегодня - в состав штаба по подготовке референдума вошли представители Агропромсоюза и НПСР, а регионом, в котором скорее всего будет зарегистрирована инициативная группа, станет Краснодарский край, где у левых традиционно сильные позиции.

@@@
Зюганов предлагает передел собственности
Импичмент от Ширака
Интернет-опрос
Как блестящий метеор
Ключевая проблема - взаимодействие спецслужб
Конец террориста Радуева
Латиноамериканцы отвергают терроризм

Маквей казнен

@@

Однако вопрос высшей меры наказания остается в Америке актуальным

2001-06-14 / Владимир Малеванный



КАК И ОЖИДАЛОСЬ, 11 июня "главной новостью" в США стала казнь Тимоти Маквея, осужденного за организацию взрыва в Оклахома-Сити, в результате которого погибли 168 человек. Крупнейшие телекомпании в понедельник вели прямые репортажи от стен федеральной тюрьмы Терре Хоте, штат Индиана, согласно графику, расписанному по минутам. Некоторые программы так и назывались: "Показ смерти". Несмотря на длительную "психологическую подготовку", шоу не продемонстрировало победу добра над злом. После констатации смерти, Джордж Буш разъяснил нации суть произошедшего. В ответ правозащитная организация "Эмнести интернешнл" заметила, что казнь Тимоти Маквея - это "триумф возмездия над правосудием".

Высшая мера наказания в федеральном законодательстве США была восстановлена конгрессом в 1988 году, но до 2001 года не применялась. С 1930 по 1963 год по приговору федерального суда были казнены 33 человека, и с тех пор правительство избегало подобных мер. Экс-президент США Билл Клинтон являлся сторонником смертной казни, но не применял ее на практике. Нынешняя администрация, по мнению наблюдателей, готова наладить регулярное исполнение смертных приговоров. Известно, что, когда Джордж Буш был губернатором штата Техас, там произведено 152 казни, из них 40 (из 85 по США) - в прошлом году. В 38 штатах свыше 3700 приговоренных к смерти ждут своей участи.

При Клинтоне правительство подсчитало, что более 70 процентов осужденных на казнь являются представителями национальных меньшинств. Но не только расовые показатели заставляют сторонников отмены смертной казни в США настаивать на своем. Губернатор Иллинойса Джордж Райан ввел в штате мораторий на смертную казнь после того, как выяснилось, что 13 человек из 14 приговорили по ошибке. Примеру Иллинойса готовы последовать другие штаты, где уже начались повторные расследования многих дел, по которым ранее выносились смертные приговоры.

@@@
Маквей казнен
Маньяк - это хитросплетение нейронов
Миронов отменит «вышку»
Не убий-то, конечно, не убий, но если очень надо...
ООН проголосовала против смертной казни
Овчинников вместо Овчинникова
Омбудсмену в России работы хватает

Они обратили Русь

@@

Седмицы

2000-07-22 / Владислав Александров



НА ПРЕДСТОЯЩЕЙ неделе русские православные и русские католики совместно чествуют равноапостольных святых, обративших Русь ко Христу, - княгиню Ольгу (24 июля) и князя Владимира Киевского (28 июля). К празднованию присоединяются и некоторые российские протестанты.

Принятие христианства подняло Русь на высоту мировой цивилизации, ввело наш народ в семью европейских народов, соединило страну тесными узами с Византией и Западной Европой, способствовало развитию культуры и образования, создало необходимые условия для дальнейшего развития России.

Жена князя Игоря Ольга, правившая Киевом в X веке, не была христианкой от рождения. Овдовев, она, следуя суровым языческим обычаям, жестоко отомстила древлянам за убийство мужа и стала править киевскими землями, решительно искореняя в них всякий беспорядок. Уже вскоре она начинает понимать все несовершенство язычества и обращается мыслью к христианству. Желая связать Русь с миром христианских народов, она отправляется в Византию, где принимает крещение. Но атмосфера Византии не во всем отвечала христианскому идеалу, и Ольга обращается за помощью к миссионерам Западной Европы. Здесь княгиня встречает новые трудности. Тем не менее начало обращения Руси уже положено... В старости Ольга передает государственное правление Киевом своему сыну Святославу, ведет богобоязненную жизнь и, завещав похоронить себя по христианскому обряду, мирно умирает.

Внук Ольги Владимир знал о вере своей бабушки. Поначалу это не мешало князю оставаться язычником: летопись утверждает, что он совершал человеческие жертвоприношения, имел много жен и т.д. Но постепенно Владимир начинает искать выход из ограниченности и суеверий "языческой веры". Сохранилось предание о том, как князь Владимир попытался сопоставить разные религии и лучшей из них признал христианство. В 987 г. князь принимает крещение. За ним крестятся дружина и народ. Летописец рассказывает, что принятие христианства переменило князя - он стал примерным семьянином, отменил смертную казнь, беспокоился о просвещении народа, открыл первую в Киеве школу, много заботился о раздаче милостыни.

@@@
Они обратили Русь
От правосудия ушел только Грек
ПАСЕ не забыла о Ходорковском
Правительство саботирует судебную реформу
Право жить и право убивать
Председатель выше смертной казни
Президента поймали на обещаниях

Прокурор требует вернуть смертную казнь

@@

К бесланскому террористу может быть применена исключительная мера наказания

2006-02-10 / Алан Цхурбаев, Сергей Мигалин







Руины бесланской школы еще долго не будут давать покоя пострадавшим от теракта.

Фото Артема Чернова (НГ-фото)

Вчера в России вновь предложено вернуться к смертной казни в качестве исключительной меры наказания для преступников.

В Верховном суде Северной Осетии на слушании по делу Нурпаши Кулаева, единственного захваченного живым из тех, кто принимал участие в теракте в бесланской школе 1–3 сентября 2004 года, представитель обвинения, заместитель Генерального прокурора РФ Николай Шепель, в своем выступлении предложил назначить подсудимому исключительную меру наказания в виде смертной казни.

Николай Шепель в течение примерно 40 минут зачитывал обвинение. В частности, он сказал, «Очевидно, что Кулаев не идеолог, не организатор, а рядовой исполнитель, но именно такие, как он, приводят в действие адские машины». По словам заместителя генпрокурора, Кулаев был подготовлен террористами и состоял вместе с братом в банде Шамиля Басаева.

Николай Шепель перечислил ряд статей Уголовного кодекса (убийство, терроризм и др.) и по совокупности преступлений потребовал назначить Кулаеву исключительную меру наказания. После этого председательствующий на суде Тамерлан Агузаров объявил заседание закрытым и назначил следующее заседание на вторник, 14 февраля.

@@@
Прокурор требует вернуть смертную казнь
Пустыня смертников
Россию надо удержать от самоизоляции
Руководство "Единой России" посетило Дагестан
Самое типичное кино. Законы интимного дневника
Самосуд в порядке вещей
Сергей Миронов выступит в ПАСЕ

Смертная казнь как предмет мифологии

@@

Быть лишенным жизни - свободный выбор преступника

2002-01-25 / Николай Сергеевич Пономарев - юрист.



Среди множества проблем, активно обсуждаемых сегодня в обществе, пожалуй, наиболее острые и заинтересованные дискуссии вызывает институт смертной казни. В непримиримой схватке сошлись сторонники сохранения исключительной меры наказания, преобладающая часть которых идентифицирует себя с государственниками и патриотами, и противники, преимущественно из либеральной интеллигенции, ориентирующейся на западные образцы и ценности. Обе стороны выдвигают множество аргументов. Но истина, как известно, дочь времени, а не авторитетов.

Напомним, что лишение жизни как вид общественной расправы с преступниками встречалось значительно раньше, чем возникло уголовное право в его современном понимании. В древности право наказывать рассматривалось как проявление инстинкта мести, являющегося естественной реакцией на преступный акт. Суть такой индивидуальной реакции на зло выражена в знаменитой формуле: "око за око, зуб за зуб". Эта карательная формула, которая больше известна как принцип талиона, в течение длительного времени была исходным тезисом в формировании теоретических воззрений на наказание, в том числе на смертную казнь.

Возлагая, очевидно, избыточные надежды на жестокость наказания, законодатели едва ли не всех стран мира расширяли не только перечень преступлений, которые карались исключительной мерой (в Англии, например, она назначалась за 220 видов преступных деяний, а во Франции - за 35), но и многообразие форм ее исполнения.

В России в Уложении 1649 г. предусматривалась как простая смертная казнь - повешение, так и квалифицированные ее виды - сожжение, назначавшееся за богохуление, отвлечение от православия и поджог (на практике оно чаще всего употреблялось в отношении еретиков и раскольников - предтеча нашей недавней практики преследования по идеологическим мотивам); залитие горла расплавленным металлом (оловом или свинцом), которое применялось против фальшивомонетчиков; закапывание живыми в землю жен, убивших своих мужей. Практиковались и другие чрезвычайно жестокие виды смертной казни, которые непосредственно в законодательстве предусмотрены не были: четвертование, посажение на кол и др.

Как отмечал известный дореволюционный юрист профессор Б.Кистяковский, в Средние века устрашение было действительным устрашением. На площадях городов возвышались виселицы, где постоянно висело несколько десятков казненных, воздвигались костры, после которых оставался лес обгорелых столбов, и т.д.

Конечно, c развитием цивилизации и культуры объем применения смертной казни и перечень караемых ею преступлений вполне оправданно сократились. Ушли в прошлое публичность казни, дикие, по сути, способы ее исполнения. Но полностью отвергнуть этот исключительный вид наказания общество пока не готово; к тому же для такого шага, откровенно говоря, не созрели объективные предпосылки.

Современные противники смертной казни в ряде случаев прибегают к весьма примитивным аргументам, подменяя существо спора политически выверенными лозунгами, называя этот вид наказания освященным юридически убийством или квалифицируя его сохранение как рудимент тоталитарного прошлого. Но так ли это на самом деле? Соответствуют ли представления наших либералов-западников общемировой практике, а не только ментальности европейского сообщества?

По данным признанного российского специалиста в области пенитенциарного права профессора А.Михлина, смертную казнь применяют около 100 стран, в том числе большинство штатов США, ряд азиатских стран (Корея, Кувейт и другие), многие африканские и все арабские государства. В 18 странах смертная казнь может быть применена лишь при наличии особых обстоятельств (например, в военное время). Законодательство 26 государств сохранило этот вид наказания, но фактически не применяет его в течение последних 10 лет (Бельгия, Греция и другие). И лишь 35 стран отвергают смертную казнь за любые преступления (Австрия, Германия, Дания, Франция, некоторые латиноамериканские страны).

При этом следует отметить важную тенденцию: даже в конце XX столетия 21 государство исходя из необходимости защиты собственной национальной безопасности расширило перечень преступлений, караемых смертной казнью (шпионаж, предательство, контрреволюционная, а в некоторых странах, напротив, революционная деятельность). 13 стран применяют смертную казнь за терроризм (Египет, Кувейт, Япония), 21 государство - за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

Таким образом, тезис о том, что по пути полной отмены смертной казни идет едва ли не весь цивилизованный мир, мягко говоря, не соответствует действительности.

При этом в общественное сознание с завидной настойчивостью внедряют миф: наличие смертной казни не приводит к сокращению преступности. Между тем фундаментальных криминологических исследований, основанных на глубоком анализе эмпирических данных с целью установления корреляционной зависимости между применением этой меры и количеством соответствующих преступлений, не проводилось, по крайней мере в России. Вообще, строго говоря, между преступлением и наказанием нет и не может быть прямой, однозначной связи. Тем более если иметь в виду, что маньяки-убийцы прибегают к весьма изощренным мерам маскировки своей криминальной деятельности, надеясь таким образом избежать наказания.

И тем не менее сведения, пусть приблизительные, о превентивных функциях смертной казни все-таки можно получить, сравнивая статистические данные об уровне преступности. Так, проанализировав мировые, региональные и российские тенденции преступности за 30 лет, профессор В.Лунеев, которого, судя по тону его статьи, трудно заподозрить в симпатиях к коммунистическому прошлому, пришел к неутешительному выводу: в целом коэффициент преступности (количество преступлений на 100 тыс. человек населения) в развивающихся странах, в большинстве которых сохранена смертная казнь, составляет 1300, а в развитых странах, в массе своей отвергающих это наказание, - 6800 ("Государство и право", 1993, #К5). В 1990 г. этот показатель соответственно составил в США 5820, во Франции - 6169, в ФРГ - 7031, в Великобритании - 7956, в Японии - 1834 и в СССР - 969. Таким образом, коэффициент преступности в ФРГ, Великобритании и Франции, где смертная казнь не применяется или отменена вовсе, оказался выше аналогичных показателей в США, Японии и СССР, которые не отвергали ее как исключительную меру воздействия. Правда, сей странный феномен В.Лунеев почему-то объясняет сугубо политическими категориями, видя в нем лишь плату народов упомянутых стран за свою экономическую, политическую и в определенной мере нравственную свободу. Спрашивается, а что, в США разве меньше свобод, чем, скажем, в Германии или в Великобритании?

Сражаясь за отмену смертной казни, ее противники почему-то не задумываются над тем, что во многих, если не во всех странах она фактически применяется, но во внесудебном порядке. Речь в данном случае идет об убийстве в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости либо при задержании преступника. Подобного рода действия даже признаются общественным благом.

Не выдерживает серьезной критики и набивший уже оскомину тезис о том, что государство не должно применять смертную казнь, ибо не исключены судебные ошибки. В подтверждение этого тезиса обычно приводят один-два случая, действительно имевшие место. Но, во-первых, ошибки, связанные с осуждением невиновных лиц за убийство, в буквальном смысле носят единичный характер и в большей степени проистекают из качества правосудия, а не из факта наличия в законодательстве смертной казни. Во-вторых, человечество, к сожалению, пока еще не выработало эффективных мер, исключающих ошибки в любой сфере деятельности, в том числе и в правосудии. Наконец, если следовать логике сторонников этой точки зрения, то надо отказаться и от лечения больных, поскольку, по оценке некоторых экспертов, при каждом третьем патолого-анатомическом вскрытии выявляются врачебные ошибки, приведшие к летальному исходу. И вообще пора давно понять, что смертная казнь - это результат добровольного и абсолютно сознательного выбора человека, решившегося на совершение тяжкого преступления, а не обязательный атрибут общества, пусть даже и недостаточно совершенного.

Россия, усвоив опыт трагического прошлого, нравственные и правовые завоевания человеческой культуры, в УК 1996 г. лишь за пять составов особо тяжкого преступления против жизни установила смертную казнь. Однако в 1997 г. под влиянием политических факторов, связанных главным образом с вступлением в Совет Европы, объявила мораторий. В качестве альтернативной меры казни УК предусматривает пожизненное заключение, по поводу которого еще до его введения в действие один из корифеев отечественной криминологии И.Карпец писал: "Каких целей государство стремится достичь, применяя его? Говорить, что это средство исправления и перевоспитания, неверно. Если человек перевоспитался, его надо освобождать из заключения, а не держать в тюрьме всю жизнь... Так не является ли пожизненное заключение пожизненным мучительством?"

Можно также задаться вопросами: а насколько вписывается в рамки традиционных представлений о демократии факт введения моратория на смертную казнь вопреки мнению большинства населения? Насколько эта мера соответствует потребностям эпохи и вызовам времени, если учесть, что негативные тенденции в статистике убийств нарастают, сопровождаясь изменениями их (убийств) форм и качественных характеристик? Так, по данным МВД России, за этот период было соответственно зарегистрировано: в 1997 г. - 29285, в 1998 г. - 29551, в 1999 г. - 31140, в 2000 г. - 31829 умышленных убийств. Итого: за 4 года рост на 8,7%.

@@@
Смертная казнь как предмет мифологии
Спецслужбы ответят за Каспийск
Стоит ли слушаться Солжени-
Страна без будущего
Судьбу Оджалана решают в Страсбурге
Точка возврата
Харакири и смертная казнь

Чистосердечные признания

@@

Дагестан еще ждут потрясения

2002-05-15 / Вадим Ильин



Из-за последних событий в Дагестане, связанных с терактом в Каспийске, действительно есть кому поволноваться. Не случайно обычно сдержанный глава Дагестана Магомедали Магомедов, весьма эмоционально и активно жестикулируя, выступал в понедельник на заседании Госсовета. Последний раз таким возбужденным он выглядел, наверное, только на экстренном заседании Народного собрания республики в мае 1998 года после мятежа братьев Хачилаевых. Конечно, было бы замечательно, если бы и исполнители, и организаторы каспийского теракта были пойманы и понесли бы заслуженное наказание. Однако это - святой долг правоохранительных органов, которые, кстати, вместе с органами власти несут прямую ответственность за безопасность населения страны. Пока же взять на себя ответственность за отсутствие этой безопасности не решился никто, если не считать мэра Каспийска Джамалудина Омарова, прошение об отставке которого не было принято Госсоветом. Только у него хватило смелости признать, что городская администрация "не смогла обеспечить безопасность и допустила совершение теракта".

В этой ситуации не может не вызвать удивления небывалая откровенность представителей власти и силовых структур. Могли бы промолчать, а не стали. И начальник УФСБ по Дагестану Владимир Муратов, и заместитель генпрокурора РФ Владимир Колесников признались, что знали о готовящемся теракте 9 мая, но не в Каспийске, а в Махачкале. Руководители Дагестана знают, что в силовых структурах есть предатели, и не сомневаются, что война, объявленная экстремистами, будет продолжена. Другими словами, мы знали, что людей взорвут, что террористов поддерживают некоторые сотрудники спецслужб, но повода для беспокойства нет, потому как людей все равно еще будут взрывать. А призывы что-то поменять в государстве, искоренить социальные корни терроризма, отправить в отставку руководителей правоохранительных органов, а также приводимая статистика чудовищного роста числа терактов в стране просто тонут в клятвенных обещаниях поймать, уничтожить, раздавить гадину и в призывах отменить мораторий на смертную казнь. Крайними же, видимо, окажутся каспийские милиционеры и чекисты, которые в отличие от их вышестоящих коллег могли и не знать о готовящемся в Махачкале или еще где-то теракте. По крайней мере Госсовет Дагестана уже предложил министру внутренних дел республики и руководителю УФСБ дать оценку деятельности подведомственных им структур в Каспийске.

В то же время, как это всегда и бывает, последствия теракта в Каспийске вновь поместили Дагестан в центр всеобщего внимания и даже заботы политиков и силовиков. Так, командование Объединенной группировки войск на Северном Кавказе утверждает, что боевики полевого командира Руслана Гелаева, находящиеся в Панкисском ущелье Грузии, могут предпринять попытку проникновения в Чечню через территорию Дагестана. Более того, пробный переход уже совершили 10 боевиков. А главе комитета Госдумы РФ по международным делам Дмитрию Рогозину известно, что один из лидеров дагестанских ваххабитов Раппани Халилов, якобы организовавший теракт в Каспийске, скрывается в том же Панкисском ущелье. В этой связи Рогозин считает, что никаких моральных ограничений у российского руководства на проведение войсковой операции в Панкисском ущелье после 9 мая быть не должно. Но с этим не согласен министр внутренних дел Дагестана Адильгирей Магомедтагиров, который лично собирается возглавить операцию по поимке Халилова - полевого командира, в одночасье ставшего "одиозным". По данным министра, Халилов скрывается в Чечне.

@@@
Чистосердечные признания
Эта стареющая ханжа и кокотка Европа
Южную границу надо закрыть на замок