"Большие коалиции" теряют избирателей

@@

Рывок праворадикалов на выборах в Австрии

2008-09-30 / Евгений Григорьев



Соцпартия Австрии (СПА) и Австрийская народная партия (АНП), представлявшие венский аналог берлинской «большой коалиции», потерпели в минувшее воскресенье крупное поражение на федеральных выборах в Национальный совет (парламент). Почти треть мандатов в нем получили Австрийская партия свободы (АПС) и Альянс за будущее Австрии (АЗБА), относящиеся к спектру праворадикальных сил.

Выборы были досрочными из-за развала в июле правящей коалиции. Социал-демократы во главе с новым лидером Вернером Файманом набрали 29,7% голосов против 35,35% на прошлом голосовании два года тому назад. У «народников» же полный обвал: всего 25,6%, что означает потерю почти 9% избирателей. Для обеих партий это наихудший результат с 1945 года.

Он особенно контрастирует на фоне результатов праворадикальных партий, значительно укрепивших свои парламентские позиции и влияние. За АПС было подано 18,1% голосов, что означает прибавку в 7%. В частности, не где-нибудь в глухой провинции, а в столице Австрии при поддержке 21,4% венцев она заняла второе место после традиционного первенства социал-демократов. Одновременно почти в три раза увеличилось число сторонников АЗБА, результат которого без малого 11%.

Альянс за будущее Австрии, предводительствуемый главой правительства земли Каринтия Георгом Хайдером, возник несколько лет тому назад в результате раскола Партии свободы, первоначально созданной тем же деятелем. Хайдер широко известен в стране и Европе коктейлем популистских, националистических и даже экстремистских взглядов. Когда его АПС впервые вошла в коалицию с «народниками», ЕС бойкотировал некоторое время это правительство. Сейчас у «свободников» председательствует бывший хайдеровский выученик и соратник Хайнц-Кристиан Штрахе. Блок праворадикальных партий, набравших в совокупности почти столько же голосов, сколько лидирующие социал-демократы, в силу своей природы может стать опасностью для демократии в Австрии.

Что касается будущего правительства, то, как говорится, возможны варианты. Поскольку, несмотря на потери, СПА по-прежнему будет обладать в Национальном совете крупнейшей фракцией, на канцлерство претендует прежде всего ее лидер Вернер Файман. При переиздании красно-черной «большой коалиции» с «народниками» она обладала бы в 183-местном парламенте 108 голосами. Теоретически не исключен и симбиоз социал-демократов со «свободниками». Одновременно австрийские комментаторы калькулируют тройственную коалицию АНП, АПС и АЗБА (большинство в 106 мандатов), называя ее для приличия правоцентристской. Но пока ясности в том, какую коалицию сумеют смонтировать в Вене, сегодня, естественно, нет.

Не меньшее внимание международных наблюдателей привлекают еще одни воскресные выборы в регионе Центральной Европы, имеющие отношение в судьбам партий «большой коалиции», но уже германской. Это голосование в Свободном государстве Бавария, как называет себя одна из крупнейших федеральных земель Германии с населением, на треть превышающим численность австрийского.

Почти полвека там беспрерывно и безраздельно господствовал и правил Христианско-социальный союз (ХСС). Но теперь впервые он утратил абсолютное большинство в баварском ландтаге. Поддержка этой партии, находящейся в унии с ХДС Ангелы Меркель и входящей в ее правительство, обрушилась с 60,2% пять лет тому назад до 43%. Иными словами, минус почти 18%!

@@@
"Большие коалиции" теряют избирателей
"Консервативная революция" украинской политики
"Мы не смотрим на аудиторию как на инструмент"
"Страна понятного завтра"
Австрия против Клинтона и НАТО
Бразаускас вновь победил
Буш распрощался со Шрёдером

В мире: коротко

@@

Сербские полицейские подорвались на мине; ХАМАС попросили из Иордании.

1999-11-23



Сербские полицейские подорвались на мине

ДВОЕ сербских полицейских погибли и шестеро получили ранения, подорвавшись в воскресенье на мине в районе населенного пункта Преполац на северной административной границе Косово, территории, подконтрольной Белграду. Об этом со ссылкой на источники в правоохранительных органах страны сообщило югославское агентство ТАНЮГ. По сообщению полиции, террористы из Освободительной армии Косово атаковали в 3 часа ночи полицейский патруль неподалеку от Преполаца. Албанцы успели заложить две противотанковые мины, на одной из которых и подорвалась полицейская машина. Полиция, ведущая расследование, утверждает, что такие мины находятся на вооружении армии Албании, которую югославское правительство уже давно подозревает в поставке оружия косовским сепаратистам.

АФП

ХАМАС попросили из Иордании

@@@
В мире: коротко
Военные спорят с политиками
Возвращение призраков
Глобализация взяточничества
Горбачев на распутье
Горбачев отказался от участия в выборах
Деньги на БНД шли на Пиринеи

Десять лет независимости и реформ

@@

Ислам Каримов - лидер, оказавшийся на высоте в период становления государственной независимости Узбекистана

2001-09-11 / Федор Михайлович Бурлацкий - председатель Научного совета по политологии при президиуме РАН.



С ПРЕЗИДЕНТОМ Узбекистана Исламом Каримовым я встретился в начале июня этого года в Ташкенте. Наша беседа затронула самые существенные проблемы жизни Узбекистана. Я имел возможность также побеседовать с некоторыми членами правительства, что дополнило картину перехода страны к современной цивилизации.

ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Собственно говоря, не совсем первое. Мы встречались с президентом Исламом Каримовым еще на съездах народных депутатов СССР. Но тогда я не имел случая близко познакомиться с ним. А сейчас он уделил мне, по подсчетам его помощников, четыре часа. Наш разговор трудно назвать беседой, а тем более интервью. Он носил какой-то необычный, мне показалось, исповедальный характер. Я не успевал задавать вопросы. Речь президента лилась как бы сама собой, была то плавной, то прерывистой, касалась самых различных предметов - от сравнительно далекого прошлого до сегодняшних дней. Временами вспыхивали эмоции, но в основном это был четкий, давно продуманный анализ того, что произошло в Узбекистане накануне развала СССР, после развала и, конечно, в самые последние годы.

Я работал или был знаком со многими лидерами СССР и республик и писал о них - Хрущев, Андропов, Горбачев, Ельцин, Шеварднадзе. Писал о лидерах азиатских держав - Мао Цзэдуне, Дэн Сяопине, Индире Ганди. И мне очень хотелось понять, какое место занимает в этом ряду Ислам Каримов - руководитель одной из наиболее интересных и загадочных стран Евразийского континента, бывший первый секретарь, ныне президент республики - наследницы государства Тимура (Тамерлана), Улугбека и Навои. Не претендуя на создание портрета президента, отмечу лишь два-три момента, которые показались мне существенными.

Прежде всего это высокообразованный человек с широкими интеллектуальными интересами. Обращаю на это внимание, поскольку большинство лидеров нашей страны редко выходили за рамки проблем власти и властвования. Ислам Каримов во время беседы бросил как будто мимоходом: "Я не учился в партшколе", подчеркивая тем самым, что мозги его не засорены идеологическими догмами. Он окончил русскую школу и политехнический институт в Ташкенте. Затем прошел путь от рядового работника до руководителя авиационного завода. После этого пришел на работу в Госплан, оккончил второй вуз - Институт народного хозяйства - и защитил диссертацию. Экономика стала для него наиболее близкой и привлекательной сферой деятельности, где он с самой большой полнотой мог проявить свои способности. В ту пору он и не думал переходить на партийную работу, но неожиданно для себя был избран (назначен) первым секретарем Кашкадарьинского обкома. А после трагических событий в Фергане, которые грозили взорвать не только Узбекистан, а всю Среднюю Азию, встал вопрос об его избрании первым секретарем ЦК Узбекистана.

Перед нами биография типичного технократа, образцом которого был, например, Алексей Косыгин - один из самых интересных деятелей советской поры. И еще одно обстоятельство - президент получил типично русское образование. Мы недостаточно оцениваем важность этого факта. Постсоветскими республиками сейчас руководят люди, прекрасно владеющие русским языком и знающие русскую культуру. Я спросил у Каримова, на каком языке он думает. И он ответил, что когда размышляет о нравственности, о духовных ценностях, то думает на узбекском языке и переводит на русский, а когда ищет ответы на вопросы экономики, экологии, политики, то думает на русском языке. Это интересный феномен двуязычной культуры, который, быть может, является одним из лучших элементов советского наследия. Возможно, это последнее поколение руководителей, прошедших такую школу.

При всем том Ислам Каримов - глубоко национальный лидер. Он не просто любит, он преклоняется перед культурой великих предков своей страны. Я посетил Музей Тимуридов, возведенный по его инициативе и, говорят, по его проекту. Это превосходный памятник зодчества, где органически соединены черты строений периода Возрождения в Средней Азии и модерна. А прекрасному зданию парламента, тоже в ярко выраженном национальном стиле, могли бы позавидовать депутаты Государственной Думы РФ, размещенные в стандартной коробке времен Корбюзье.

СТАНОВЛЕНИЕ ЛИДЕРА

Но дело, конечно, не в этих пристрастиях. Каримов - один из тех советских руководителей, который действительно добивался независимости своей республики и взял на себя тяжкое бремя ответственности за государство и народ.

Обостренное чувство достоинства и государственного человека наряду с твердой волей и неукротимым характером - вот, пожалуй, что бросается в глаза при близком знакомстве с этим руководителем и его деятельностью. Упомяну только некоторые эпизоды.

Весной 1989 г. Ислама Каримова пригласили на заседание Политбюро ЦК КПСС, чтобы "рекомендовать" (как говорилось тогда) первым секретарем ЦК Узбекистана. Вопрос, казалось, был решен. Однако неожиданно началась проработка. Кто-то вспомнил о его отце, который имел какие-то нелады с законом, кто-то просто высказывал сомнения. Тогда Каримов поднялся во весь свой рост и заявил: "Вопрос не подготовлен, позвольте мне уехать". Без разрешения ушел с заседания и улетел в Ташкент. Впрочем, через несколько дней пришло положительное решение Политбюро. В нем нуждались как в пожарном, который может твердой рукой навести порядок после событий в Фергане.

Еще в советское время обнаружились подлинные черты характера нового лидера Узбекистана. Каримов извлек из ферганских событий тот урок, что они связаны были не со вспышкой национализма, как полагали в Москве, а с тяжелейшими социальными условиями жизни народа Узбекистана, прежде всего крестьян. При необычном приросте населения, который в тот период составлял 3,5%, деревня все более погружалась в нищету и безысходность.

В республике имелось 4 млн. га пашни, то есть орошаемой земли, где производилось 95% сельскохозяйственной продукции. На селе проживали в то время 8 млн. человек, и кормились они почти исключительно с приусадебных участков, которые занимали 270 тыс. га. И вот одной из первых самостоятельных акций Каримова стало то, что он своим личным решением передал крестьянам в качестве приусадебных участков еще 350 тыс. гектаров земли. Это произошло весной 1990 г. Конечно, такое решение вызвало взрыв эмоций в ЦК КПСС, куда посыпались письма из Узбекистана. Уже позднее стало известно, что в тот период Каримова собирались снять за "самоуправство". Однако, как говаривал Михаил Сергеевич, процесс уже пошел, и в таком направлении, что сделать это не удалось.

Самое судьбоносное решение и для Каримова, и для всего Узбекистана было принято 26 марта 1990 г. После избрания Верховным Советом СССР Михаила Горбачева президентом, Ислам Каримов был подобным же образом избран президентом Узбекистана. И снова он оказался под огнем критики других лидеров, собравшихся в Москве на заседание Госсовета, вскоре после этого события. Он спокойно выдержал нападки, поскольку был абсолютно уверен в том, что это был единственный способ обеспечить независимую политику в Узбекистане.

Каримов еще до Беловежской пущи полагал, что распад СССР неизбежен. Этот процесс, по его мнению, не был одномоментным. Он начался еще в период правления Брежнева, когда Москва показала полную беспомощность в подборе руководителей страны: один за другим приходили и уходили больные старые люди, неспособные понять новую ситуацию в стране и в мире и необходимость реконструкции всего государства. Бессмысленная и чреватая угрозами война в Афганистане обнажила всю гнилость режима. Начавшаяся перестройка, однако, оказалась неспособной переломить ход событий, а затянувшийся бессмысленный, по мнению Каримова, процесс поиска новой модели современного государства еще дальше толкал СССР на путь распада. Сам акт избрания на пост президента Узбекистана означал для Каримова, что народ и руководители Узбекистана берут судьбу республики в собственные руки.

ТВЕРДАЯ ВЛАСТЬ КАК ГАРАНТИЯ РЕФОРМ

Прошло десять лет с момента распада Советского Союза. Каждое вновь возникшее государство, его руководство объективно стоят перед необходимостью подвести итоги развития по самостоятельному пути - что удалось и отстоялось, что не удалось, как соотносятся замыслы и планы в момент обретения независимости и реальные результаты. Здесь неизбежно возникает дух некоего состязания. Пятнадцать новых государств - на какой путь они встали и чего смогли добиться в условиях независимости?

Так случилось - история любит парадоксы, - что во главе большинства из этих государств оказались бывшие коммунистические вожди: члены Политбюро ЦК КПСС, первые секретари республик, на худой конец, областные секретари. Странным образом история именно на них возложила бремя перехода от тоталитарной к демократической системе. И, по коммунистической традиции, очень многое, если не все самое главное, зависело от того, кто оказался во главе нового государства в момент распада СССР. В России, как известно, таким человеком был кандидат в члены Политбюро, обиженный в свое время и не избранный полным членом сего почтенного учреждения. В Узбекистане таким человеком оказался прежний первый секретарь компартии республики - Ислам Каримов.

Было бы смешно и наивно искать среди коммунистических вождей людей демократического склада, которые затаились когда-то и только ждали момента, чтобы обнаружить перед всем светом свою либеральную сущность. Нет, они в большей или в меньшей степени эволюционировали в сторону общепринятых в цивилизованном мире идей, но, конечно, заимствовали то, что больше импонировало им и их представлениям о целях осуществляемых назревших реформ, сохраняло и укрепляло их власть.

В Узбекистане, как и во всех других республиках, решающую роль сыграли представления и воля руководителя. Вероятно, иначе и быть не могло. Авторитарная традиция на евроазиатском пространстве уходит в глубину веков. Весь вопрос в том, в какой мере личность того или иного руководителя оказалась адекватна требованиям великого момента - обретения государственной независимости. А в истории каждой из этих стран бывали и жестокие тираны, и просвещенные монархи.

У меня сложилось твердое убеждение, что Ислам Каримов оказался лучше многих других руководителей подготовлен к поиску своего пути реформ в республике. Это очень деловой и прагматичный руководитель, лишенный позерства и работы на публику. Не потому ли он избегает парадных встреч в международных отношениях, в том числе на заседаниях СНГ, которые лично мне напоминают встречи блаженной памяти СЭВ и Варшавского договора.

Не буду подробно останавливаться на анализе политической власти в Узбекистане. Как и в большинстве других республик, там разрушен тоталитарный режим, господство КПСС, принята демократическая Конституция, осуществляются общепринятые избирательные процедуры. Конечно, власть президента имеет авторитарные черты. Но разве власть Бориса Ельцина не носила авторитарный характер? Чего стоили одни раздачи государственной собственности президентом по личному произволу, а институт "семьи", а расстрел парламента?..

Никто не может отрицать непререкаемого авторитета президента Каримова среди населения республики. Он получил на последних выборах президента 90,2% голосов. Его конкурент А.Джалалов - 7%. Против обоих кандидатов проголосовали 2%. Это реальная оценка народом итогов десятилетних усилий Каримова по сохранению стабильности и благополучия в стране. Замечу в скобках, что Владимир Путин, который пробыл на своем посту всего лишь полтора года, получает 60% голосов и более в социологических опросах. Наверное, за этими явлениями стоит феномен авторитарно-патриархальной политической культуры, но от нее невозможно избавиться в одночасье ни в России, ни в Узбекистане, как невозможно пересечь пропасть в два прыжка.

Однопалатный парламент - Олий мажлис за пять последних лет заседал всего 30 дней. В промежутках работали комиссии по подготовке законов. Многопартийная система официально заявлена, только она еще больше отличается от опыта классической демократии, чем в России. Одним словом, здесь существует "управляемая демократия", которую неожиданно стали выстраивать у нас в России на этапе очищения от наследия "семьи" и неограниченной власти чиновников в центре и на местах. Иными словами, проблемы у всех стран сходные - методы различаются между собой.

Людям, которые легкомысленно сетуют на отсутствие легальной оппозиции и авторитарный характер власти в Узбекистане, не худо было бы подумать о том, что означает это в реальности. В этой республике может быть только одна оппозиция - в лице религиозного фундаментализма и экстремизма. Это грозная сила, как бы мы ни пытались приуменьшить ее роль и влияние. Она основана на двух составляющих, в одинаковой мере опасных, - экстремистском течении в исламе и агрессивном национализме. Эта сила показала себя в требованиях исламского государства и дерзких террористических акциях в отдельных районах страны. Неужели кому-то в России нужно новое издание чеченской войны - на этот раз в самом взрывоопасном регионе Средней Азии на границе с бушующим Афганистаном?

Ислам Каримов стремится формировать разумную альтернативу этим тенденциям. Взрывы в Ташкенте 16 февраля 1999 г. и покушение на президента Узбекистана показывают, что экстремизм не сложил оружия. Его источник находится за рубежом - прежде всего в Афганистане и других странах, откуда осуществляются акции по проникновению в постсоветские республики Азии. Узбекистан выдвигается на самый передний край противостояния этому течению. И как самое крупное государство в регионе, население которого насчитывает более 25 млн. человек, и в силу своих традиций приверженности к великой национальной культуре, включающей как необходимый элемент действительные ценности ислама, и в силу устремленности страны к современной цивилизации, и, скажем прямо, потому, что во главе республики стоит Ислам Каримов.

СВОЙ ПУТЬ РЕКОНСТРУКЦИИ И МОДЕРНИЗАЦИИ

Я обратился к президенту с вопросом: когда и каким образом определился альтернативный путь реформ? И тут меня подстерегала неожиданность. Каримов сказал, что в момент распада СССР он и не думал об альтернативах.

Вначале речь шла о самом выживании народа Узбекистана. Республика находилась в полной зависимости от поставок продовольствия со стороны России, Украины и других государств. В условиях СССР она была ориентирована почти исключительно на производство хлопка и в обмен на это получала зерно и другие виды продовольствия. При этом получалось так, что 80% трудовых затрат при выращивании хлопка падало на Узбекистан, а от доходов она получала за это менее 20%. Когда Каримов был министром финансов, он даже не располагал информацией о том, сколько золота вывозится из Узбекистана.

Иными словами, это была типично колониальная модель экономики. Эта модель рухнула в момент, когда началась шоковая терапия в России. Продовольствия в Узбекистане имелось всего на несколько недель. Начались лихорадочные поиски пути спасения от голода, а значит, и от политических катаклизмов. Дело усугублялось еще и тем, что руководство республики считало необходимым оставаться в рублевой зоне, но республику попросту вытолкали оттуда. Позднее была сделана еще более варварская акция. В 1993 г. Центробанк начал печатать новые банкноты и решил не давать их другим республикам. А в Узбекистан были сброшены старые бумажные банкноты, которые не были в ходу в самой России. На них ничего нельзя было купить. И тем не менее они были записаны в долг Узбекистана.

"Ну, скажите, разве это не кощунственно?" - спросил Каримов во время нашей беседы. В одночасье были оборваны все экономические связи, которые складывались на протяжении 70 лет и связали все хозяйство СССР в единый комплекс. Руководители России не позаботились об экономике своей страны и проявили великодержавную наглость в отношении выдворенных из Союза "братских республик".

Мы вспомнили с Каримовым эйфорию реформаторов первой волны в России, которые торжествовали по поводу того, что она "сбросила гири" со своих ног, отцепила от "российского паровоза республиканские вагоны", которые якобы только мешали ее продвижению к процветающему рыночному обществу. Теперь все видят результаты этого странного (мягко скажем) замысла.

И все же я полагаю, что альтернативный путь реформ в Узбекистане появился где-то сразу после начала "шоковой терапии" в России. Уже летом 1992 г. Ислам Каримов определил главные задачи Узбекистана. Он не говорил "альтернативный путь", не противопоставлял свою страну другим государствам. Он говорил: "свой, собственный путь реформ". Разделяя общие цели формирования современного цивилизованного государства, президент с самого начала взял курс на эволюцию, на поэтапный переход, а не "революцию сверху". Как экономист, который прошел большую школу руководства производством, он настороженно относился к любым формам скачков в экономике, больше всего опасаясь раскачивать общество. Каримов сформулировал национальную цель - общество демократической и социальной справедливости, светское, правовое государство. Эта цель напоминает модель развития европейских стран, у руководства которых долгое время стояли социал-демократы. Узбекский народ должен быть глубоко благодарен своему президенту, что он уберег его от шоковых катаклизмов, обеспечил стабильность, пощадил стариков и детей - те группы, которые особенно пострадали в других странах.

Модель экономических реформ, осуществляемых в Узбекистане, нередко вызывает иронические усмешки у московских реформаторов. Они склонны смотреть на то, что происходит в этой стране, с таким же чувством превосходства, с каким американские эксперты смотрят на Россию. Критерии оценок такие же детски наивные: отвергается все, что не похоже на свой опыт. С ученым видом знатоков они вопрошают: "Какая часть собственности приватизирована? Почему государство до сих пор регулирует цены? Где ваши "новые узбеки"? Почему столь незначительный разрыв между доходами бизнесменов и работников?" И так далее.

Действительно, здесь осуществляется иная модель реформ. Они начались с простой и острой проблемы выживания, спасения населения страны от голода и энергетического кризиса. Затем была выработана программа постепенного эволюционного перехода от тоталитарной системы к свободной экономике. Эта программа учитывала географические, исторические, климатические особенности Узбекистана, менталитет народа, за плечами которого великая история и культура.

По моему впечатлению, первым принципом реформ стал - не навреди народу, вторым - не раскачивай экономику и сохраняй стабильность, третьим - обеспечивай постоянный и неуклонный рост производства. И, пожалуй, самое интересное, что принадлежит Каримову, - это поиск и определение "своей полки" на мировом рынке и связанных с этим приоритетов развития производства. Здесь, пожалуй, президент кое-что позаимствовал из опыта "японского чуда". Профессор Охита, которого считают автором этой модели развития, рассказывал мне во время посещения Японии о том, что там начали как раз с проблемы определения приоритетов в экономике. Вначале мне показалось, что модель реформ в Узбекистане напоминает китайский путь, но впоследствии я пришел к выводу, что власть в КНР куда более жесткая, там сохранилось руководство Компартии, зато экономика выглядит более рыночной, чем в Узбекистане.

Каковы же результаты реформ? Если судить по историческому счету, никто из государств СНГ не может всерьез похвалиться какими бы то ни было крупными результатами "славного десятилетия". Напомню, что за 10 лет реформ Япония, Южная Корея, Китай достигли гигантского прогресса, а мы - только с трудом залечиваем раны, нанесенные политическими взрывами, которые сопровождали распад великого государства. Меня приятно поразило, что Узбекистан выглядит лучше многих других республик в этой печальной картине погони за своим прошлым.

Начиная с 1996 г. среднегодовой темп роста ВВП республики находится на уровне 4%, благодаря чему в 2000 г. ВВП практически достиг уровня 1991 г. (при среднем в СНГ - 65%).

С 1995 г. республика обрела энергетическую, а с 1998 г. - зерновую независимость. В стране были сохранены и получили интенсивное развитие прежние ключевые отрасли промышленности - нефтегазовая, машиностроительная, металлообрабатывающая, золотодобывающая и другие, а также созданы новые - автомобильная, текстильная, нефтехимическая.

Доля иностранных инвестиций в общем объеме капитальных вложений достигла в 2000 г. 21,7%. Аналогичный показатель по странам СНГ составляет в среднем 15,7%. В общем объеме привлеченных иностранных инвестиций около 16% - прямые иностранные инвестиции и кредиты.

Республика отказалась от потребительских кредитов, используя заимствования только для приобретения технологий, которые обеспечивают переработку местного сырья, увеличение производства экспортоориентированной продукции и услуг, а также создание новых рабочих мест. Сумма задолженности республики составляет 3,6 млрд. долл., и по критериям Всемирного банка Узбекистан входит в группу стран с "менее чем умеренным" размером внешнего долга. При этом следует отметить, что 95% привлеченных зарубежных кредитов было направлено на создание новых современных производств, модернизацию и техническое перевооружение предприятий республики на основе импорта передовых технологий.

Этим и объясняется высокая кредитная репутация Узбекистана, который за годы независимости пунктуально обслуживает все свои обязательства, так как доходы для такого обслуживания генерируют вновь созданные либо модернизированные производства.

В структуре госбюджета на обслуживание внешних кредитов тратится всего лишь 2%, в то время как в большинстве стран СНГ - от 25 до 50%.

Доля негосударственного сектора в экономике в ВВП республики в 2000 г. превысила 70%. Удельный вес малого и среднего бизнеса в ВВП страны возрос с 1% в 1991 г. до 31% в 2000 г.

Важнейший принцип приватизации в Узбекистане и, вероятно, главная ее особенность здесь - социальная защита населения. Именно этим принципом определялась и поэтапность процесса реформ, именно благодаря этому они поддерживаются подавляющим большинством населения.

В то время как многим постсоветским республикам придется на протяжении десятилетий преодолевать последствия криминального капитализма латиноамериканского или индонезийского типа, Узбекистан сможет последовательно продвигаться вперед к демократическому гражданскому обществу и развитой современной экономике.

МЕЧТА О СОВЕРШЕННОМ ПОКОЛЕНИИ

Пожалуй, самое интересное, что я увидел в опыте Узбекистана, это новая, а точнее сказать, обновляемая система образования. Начну с вопроса простого, но чрезвычайно показательного. Расходы на образование, науку составляют 38% в государственном бюджете, 12% национального продукта тратится на образование. Ислам Каримов связывает национальные цели Узбекистана с тем, что он называет "мечтой о совершенном поколении". Если я правильно понимаю, его мысль состоит в том, что только новое поколение, получающее современное образование, впитавшее в себя подлинно демократические ценности и великие традиции культуры прошлых веков, способно не на словах, не формально, не односторонне, не извращенно, а на деле, по-настоящему приобщиться к современной цивилизации.

В Узбекистане утверждена Национальная программа подготовки кадров. На ее основе перестраиваются и структура, и сам характер образования. После общего среднего образования (1-9 классы) идет трехгодичное среднее образование в академическом лицее или профессиональном колледже. После него - высшее и послевузовское образование.

Вот некоторые данные об изменениях структуры образования. В республике сейчас 61 вуз, в том числе 17 университетов, 46 академических лицеев и 241 профессиональный колледж.

Республиканский фонд "Умид", созданный в 1997 г. по инициативе президента, отбирает на конкурсной основе наиболее талантливую молодежь для обучения в лучших зарубежных высших учебных заведениях Европы, США, Японии. В 2000 г. по линии "Умида" были направлены на учебу свыше 1000 стипендиатов.

Создана Академия государственного и общественного строительства, которая готовит кадры страны для системы государственного управления. Основана Банковско-финансовая академия, которая занята подготовкой и повышением квалификации работников финансовой сферы. В Высшей школе бизнеса, которая открывается в сентябре этого года, преподавание будет осуществляться профессорами ведущих зарубежных центров. В целом система образования в Узбекистане основана на учебных программах международно признанного базового комплекса знаний.

Руководство страны содействует выявлению талантливых представителей молодежи в различных сферах науки, образования, спорта. Примерами могут служить спортивные достижения молодых талантов в последние годы. Так, Ирода Туляганова неоднократно выигрывала юниорский турнир в Уимблдоне, а Рустам Касымджанов в 14 лет стал чемпионом мира по шахматам среди юношей, сейчас входит в двадцатку ведущих шахматистов мира. И это не единичные случаи.

Посетил я юридический институт в Ташкенте, который является преемником того учебного заведения, которое я закончил полвека назад. Меня поразило здесь очень многое. Прежде всего прекрасное здание, зал и аудитории по последнему слову евроремонта; превосходная техника, компьютеры, специальное оборудование в лингвистических кабинетах; современная мебель, произведенная, кстати говоря, в самой республике. Живые лица юношей и девушек, исполненные каким-то чувством собственного достоинства, которое я раньше наблюдал почти исключительно в очень преуспевших странах. Обучение преимущественно бесплатное, и частично оплачиваемое студентами или организациями или фирмами, которые их прислали. Мне говорили, что плата за обучение здесь порядка 200 американских долларов, а зарплата преподавателя, которая складывается из бюджетного источника и поступлений за обучение части студентов, составляет примерно 300 долларов. Это больше того, что получают профессора в МГУ и многих других вузах Москвы.

Посетил я и Исламский университет, в котором побывал, как известно, Владимир Путин. Это очень интересное и важное учебное заведение, которое ставит своей целью восстановить истинный ислам как религию, основанную на высоких нравственных идеалах и ценностях, воспитать в верующих студентах дух терпимости, доброты и сотрудничества с представителями других конфессий. Идея благородная и чрезвычайно актуальная, учитывая влияние Узбекистана в Средней Азии и современном мире.

ПРИМЕР - ФИНЛЯНДИЯ

Поначалу, когда Узбекистан был фактически отторгнут от России, ему пришлось искать опору в зарубежных странах. Первым кандидатом на роль покровителя выдвинулась Турция. Началось активное сотрудничество республики с этой страной. Скоро наступило разочарование, поскольку стало ясно, что определенные силы в Турции преследуют свои корыстные цели, которые расходятся с интересами Узбекистана. Тогда Узбекистан направил в Турцию полторы тысячи своих студентов на обучение, а потом отозвал их оттуда. В настоящий момент республика имеет широкие экономические и иные связи в Германии, США, Японии, Великобритании, Южной Корее, Франции, Китае и других государствах.

Но, пожалуй, именно сейчас ее руководители проявляют особую заинтересованность в сотрудничестве с Россией. Они убедились, что Россия является естественным, традиционным союзником независимого Узбекистана. Ислам Каримов говорил мне, что республика хотела бы занять примерно такое же место, какое занимает Финляндия, которая в свое время тоже вышла из состава великой России. Это очень характерное заявление. Оно говорит о том, что Узбекистан хотел бы в лице России видеть своего союзника, друга и главного партнера - в сфере экономики, в культурном сотрудничестве, решении проблем безопасности.

@@@
Десять лет независимости и реформ
Еще одна новая партия
Искусители и искушенные
Исторические изменения политического ландшафта
Июльские тезисы Путина
Кабинет Шредера в полосе неудач
Канцлером Шюсселя сделал Хайдер

Коалиция соперников – самый вероятный сценарий

@@

Ослабление позиций народных партий грозит расшатать стабильность ФРГ

2005-09-28 / Игорь Федорович Максимычев - доктор политических наук, главный научный сотрудник Института Европы РАН, посланник в отставке.



Патовая ситуация, сложившаяся на политическом поле ФРГ после подсчета голосов на сентябрьских выборах в бундестаг, обусловлена многими причинами. Не последнее место среди них занимает неловкая тактическая линия предвыборной пропаганды главного кандидата от ХДС/ХСС Ангелы Меркель, в результате которой у населения сложилось впечатление, будто она уже заняла пост канцлера и выдвинутая от ее имени программа – это не предвыборная, а правительственная программа. Конечно, первоначальные данные опросов общественного мнения, говорившие о популярности ХДС/ХСС на уровне 48% опрошенных, подталкивали к переоценке своих шансов, но с самого начала не было секретом, что свыше трети избирателей собираются только в последние перед выборами дни решать, за кого они будут голосовать. Возникла ситуация, когда в центре дискуссий находились не итоги семилетнего правления коалиции СДПГ/зеленые, а действия будущего правительства ХДС/ХСС, их вероятные последствия и предполагаемое негативное влияние на социальную сферу. В этой связи нагнетались страхи и росли опасения у населения. По существу, роль оппозиции стали играть социал-демократы и зеленые, доказывавшие избирателям, что смена правительства приведет не к исправлению вызывающих недовольство людей моментов, а к резкому ухудшению сложившегося положения.

@@@
Коалиция соперников – самый вероятный сценарий
Консенсус есть, процесс пошел
Конфронтация или диалог?
Македонцы выбрали молодого президента
Москве не грозит сближение с Варшавой
Не надо ломать Совет Федерации
От Ильхама Алиева ждут твердых гарантий

Отечественные лейбористы

@@

Чем социальные демократы отличаются от социал-демократов

2000-11-01 / Игорь Александрович Харичев - генеральный директор Центра прикладных избирательных технологий, член политсовета РПСД.



КАЗАЛОСЬ БЫ, какая разница - социальные демократы или социал-демократы? Ан, нет! Это диаметрально противоположные направления в российской политике. И вот почему.

Социальные демократы представлены Российской партией социальной демократии. Созданная в феврале 1995 года, РПСД не смогла превратиться в серьезную политическую силу прежде всего из-за нeвocтpeбoвaннocти в обществе социал-демократических подходов. Она воспринималась как одна из мелких демократических организаций, которые в глазах сведущего избирателя различались только фамилиями лидеров. РПСД была партией Александра Николаевича Яковлева, принадлежащей к стану правых политических организаций. Вместе с тем тесная блокировка с правыми оказалась для партии вынужденной мерой.

В 1999-м на выборах в Государственную Думу РПСД была частью избирательного блока "Союз правых сил", но при этом партия не вошла в одноименную общественно-политическую организацию, образованную в мае 2000 года. И входить не собирается. Несмотря на то, что в марте нынешнего года ее возглавил один из лидеров избирательного блока "Союз правых сил" губернатор Самарской области Константин Титов.

Значит ли это, что РПСД оппозиционна СПС? Вовсе нет. РПСД претендует на иную политическую нишу и рассматривает СПС как стратегического союзника.

Если взять в качестве примера Великобританию, то там две основные партии - консерваторы и лейбористы. К первым в России можно отнести "Союз правых сил", а также, с некоторыми оговорками, "ЯБЛОКО". И те и другие - либералы, как и английские консерваторы.

(Кстати, лидерам "Единства", утверждающим, что они исповедуют консерватизм, хочется напомнить - консерватор выступает прежде всего за сохранение основ существующего порядка. Что сохранять в Великобритании, понятно. А что сохранять у нас? То, что сложилось в минувшее десятилетие? Или то, что было на исходе советской власти?)

Аналог лейбористов - Российская партия социальной демократии. И лейбористы, и РПСД - рыночники в экономике, уделяющие самое пристальное внимание социальным аспектам. Причем они являются сторонниками рынка именно потому, что другого успешно действующего способа производства национального богатства не существует. Социалистическая, а если точнее, административно-командная экономика нигде не проявила себя жизнеспособной. А уж о неразрывности такой экономики с тоталитарным типом власти и говорить не приходится.

(По поводу Швеции левых просят не беспокоиться - шведы очень не любят, когда их систему называют социализмом. Ее правильное название - социально ориентированная рыночная экономика.)

В России левее РПСД рыночников нет. Что бы ни утверждали вожаки левых - Геннадий Зюганов, Геннадий Селезнев, Михаил Горбачев и т.д., их варианты социал-демократии ведут к очередной попытке строительства социализма, который остается социализмом, несмотря на прибавку "демократический". Очередной раз втягивать страну в эксперимент, отнявший у нее более семидесяти лет и миллионы жизней, по меньшей мере безответственно.

Тем более что социал-демократы Западной Европы с начала 50-х признают рыночную экономику и непосредственно повлияли на то, чтобы она, эта экономика, превратилась в социально ориентированную. Такая система реально действует, обеспечивая социальный мир и благополучие подавляющей части населения в развитых странах Западной Европы.

Что же лучше для России - наступить на старые грабли, оправдывая это нашей непохожестью на других, или попытаться творчески использовать чужой положительный опыт? РПСД отстаивает второй вариант.

В последнее время социал-демократическая идея начинает вызывать интерес в российском обществе. Недаром все большее число политических организаций пытается занять эту нишу. Как отличить тех, кто на самом деле разделяет позиции западноевропейской социал-демократии и опирается на принцип "рыночной экономике - да, рыночному обществу - нет", от тех, кто, по сути, зовет в прошлое?

Есть три критерия, отделяющих рыночников от осознанных или невольных сторонников социализма.

Первый критерий: приоритет частной собственности.

Сейчас никто не выступает против плюрализма форм собственности - его поддерживают Михаил Горбачев, Аман Тулеев, Геннадий Селезнев и даже Геннадий Зюганов. Но ключевой вопрос в другом: за какой формой собственности приоритет? Если за общественной, сиречь государственной, мы не получим рыночной экономики. Напомню, что в ГДР, социалистических Венгрии и Польше были разрешены частные мастерские, кафе, магазинчики. А в Польше существовали даже частные производители на селе, то есть единоличные крестьяне (по нашему - фермеры). Но приоритет был за государственной формой собственности. Итог известен. Помимо прочего нигде в мире не удалось найти более эффективные способы управления государственной собственностью по сравнению с частной. Швеция - самый яркий пример тому. А в России, пораженной правовым нигилизмом, задавленной всесилием бюрократа, государственная собственность - способ кражи государственных средств чиновниками, назначенными управлять ею.

Второй критерий: частная собственность на землю.

Частная собственность на землю - основа расцвета сельского хозяйства, она позволяет запустить механизм ипотеки, то есть возможности брать кредиты под залог земли. Разве можно отдавать в залог чужое? Опасения коммунистов, что землю раскупят иностранцы или олигархи, несерьезны. Но и на этот счет можно подстраховаться в соответствующем законодательстве. Международный опыт имеется.

Частная собственность на землю действует в Самарской, Саратовской областях, ряде других регионов России. И полностью себя оправдывает. Это подтверждают реальные успехи в сельском хозяйстве.

Необходима частная собственность на землю и в городах. Рискованно строить предприятие, особенно крупное, не являясь собственником земли под этим предприятием. Вполне может возникнуть ситуация, когда тебе скажут: этот участок нужен для других целей, заберите ваше оборудование и ваши строения. По крайней мере опасение подобного хода событий останавливает многих серьезных западных инвесторов.

Третий критерий: вмешательство государства в экономику только посредством экономических рычагов.

Думаю, что нелишне еще раз напомнить формулу немецкого экономиста Вильгельма Репке: "Государство - как футбольный судья. Он не играет сам, но он следит за соблюдением правил игры". Противники рыночной экономики считают, что наше государство по-прежнему должно оставаться игроком, причем не рядовым, а особым, который и правила сам устанавливает, и играет почти за всю команду.

В современных США, Франции, Германии, Великобритании степень влияния государства на экономику высока, но нигде государство не вмешивается непосредственно в дела предпринимателей: не указывает, что производить, кому поставлять, где брать сырье. Регулирование идет через налоги, в том числе через налог на сверхприбыль, через тарифы, ограничение цен на продукцию естественных монополистов.

Для того, чтобы убедиться в губительности прямого вмешательства государства в экономику, стоит сопоставить опыт ВАЗа и АЗЛК. ВАЗ - частная собственность акционеров. Государство не имеет там ни одной акции. АЗЛК - преимущественно государственная собственность, тяжелой гирей висящая на шее московского бюджета. Руководство АЗЛК зависит от мэра Москвы и московского правительства. ВАЗ выпускает сотни тысяч автомашин в год, не "Мерседесов", конечно, однако спрос в России на них есть. ВАЗ уверенно смотрит в будущее, готовит новые модельные ряды, совершенствует прежние марки. Объем продукции АЗЛК ограничивается несколькими тысячами машин в год, о качестве которых смешно говорить и продавать которые все труднее. Если бы руководство Москвы не покупало эти машины для городских служб, объем продаж был бы совсем ничтожен. Ссылки на то, что ВАЗ начинал в лучших условиях, несерьезны. Сколько миллионов долларов успел за последние годы получить АЗЛК под гарантии федерального правительства... И все без толку. Напомню и то, что несколько лет назад фирма "Дэу" предлагала осуществить серьезные инвестиции в АЗЛК при условии, что будет сменено руководство завода. Последнее оказалось для московской власти дороже, чем выгодный контракт.

Отечественным предприятиям надо помогать. Экономическими методами. На федеральном уровне это должна быть защита отечественных производителей от зарубежных, имеющих гораздо большие возможности. Однако защита не может быть чрезмерной, иначе мы станем поощрять сохранение собственной технической отсталости. Конкуренция, пусть сдемпфированная, с западными производителями должна подстегивать наши предприятия. Помимо этого государство обязано обеспечить структурные изменения в экономике, найти взвешенное решение проблемы естественных монополий. Но не лезть в экономику посредством привычных для многих нынешних руководителей административно-командных методов. Главным в экономике все больше должны становиться частная инициатива и частная собственность. Перевес роли государства и уменьшение влияния рыночных механизмов приводит к снижению деловой активности людей, способных к высоким достижениям, и, как следствие, к уменьшению благосостояния общества.

Вмешательство государства в экономику подобно наркотику: чем оно больше, тем больше его требуется. Поскольку, вытесняя инициативу людей, государство должно брать на себя все больше функций. Итог - неминуемый возврат Госплана, необходимость планировать все до мелочей. Но из Центра учесть все невозможно, мы в этом уже имели возможность убедиться на опыте СССР.

Есть еще одно заблуждение по поводу социал-демократического подхода - мнение, что рыночная экономика должна действовать на стадии производства, а функцию справедливого социального распределения выполнит государство. Более нелепый механизм придумать трудно. Вмешательство государства в экономику через распределение полностью разрушает рынок. Предприниматель, производитель, бизнесмен, произведя товар, должны его продать. Причем в условиях конкуренции. И если товар некачественный, ненужный, чересчур дорогой, должны понести убытки. Разориться, если убытки постоянны. Если же товар оказался нужным, должны получить прибыль. На определенную часть этой прибыли и может рассчитывать государство. Опыт Западной Европы показывает - там, где рыночная экономика работает эффективно, разумного налога на прибыль вкупе с налогом на недвижимость хватает для осуществления серьезных социальных программ.

Серьезная проблема для РПСД - полное непонимание широкими слоями общества, чем различаются между собой организации, называющиеся социал-демократическими. То, что одна из них раскрывает "социал-" как "социальная", ничего не меняет. Предстоит большая работа, нацеленная на то, чтобы потенциальные сторонники социальной демократии превратились в сторонников РПСД. Это прежде всего учителя, врачи, инженеры, технологи, ученые, работники сферы быта. РПСД могут поддержать представители малого и среднего бизнеса, по крайней мере им должны быть близки подходы партии в экономике.

@@@
Отечественные лейбористы
ПУСТОВОЙТЕНКО ИЛИ ДЕРКАЧ?
Победа черно-желтых в Гессене
Политическая перспектива левоцентризма
Правительство Чехии пошло на попятный по ПРО
Проблемы интеграции в Европе
Профсоюзы решили превратиться в партию

Путь к канцлерству Меркель открыт

@@

В своем кабинете она повесит портрет Екатерины Второй

2005-11-16 / Евгений Григорьев



Остаются считанные дни до того, как Ангела Меркель станет хозяйкой огромного здания Ведомства федерального канцлера. Все три съезда партий (СДПГ– в Карлсруэ, ХДС – в Берлине и ХСС – в Мюнхене), образующих большую коалицию, одобрили соответствующий программный договор. Таким образом, уже ничто не может помешать избранию Ангелы Меркель 22 ноября главой нового федерального правительства.

Поиски выхода из тупиковой ситуации, возникшей в итоге выборов 18 сентября, потребовали больше двух месяцев. Такого не бывало прежде в истории ФРГ. Но не наблюдалось и такого глубокого кризиса власти. Ведь выборы проиграли обе крупнейшие партии. Избиратели не оставили им иного варианта, кроме правительства на базе большой коалиции. Плюс к тому социал-демократы лишились сразу двух своих лидеров – канцлера Герхарда Шрёдера и председателя партии Франца Мюнтеферинга. Проходящий в Карлсруэ съезд СДПГ проводил их вежливыми овациями, а затем избрал вчера новым лидером бранденбургского премьер-министра Матиаса Платцека.

@@@
Путь к канцлерству Меркель открыт
Секретарь политсовета "Отечества" Александр Владиславлев считает, что с объединением спешить не стоит
Словаки изменили конституцию
Словацкая оппозиция на коне
Словения подвинулась влево
Социальное государство для России
Спасибо за науку

Списывать Шредера рановато

@@

СДПГ переходит в контрнаступление

2002-08-05 / Евгений Григорьев



Встревоженные результатами последних опросов общественного мнения, прочащими победу на выборах 22 сентября "черно-желтой" коалиции христианских и свободных демократов во главе с претендентом на канцлерский пост баварским премьером Эдмундом Штойбером, социал-демократы, правящие вместе с "зелеными", объявили мобилизационные меры. По инициативе председателя СДПГ канцлера Герхарда Шредера все звенья его партии начинают активную пропагандистскую фазу избирательной кампании на 18 дней раньше, чем это предусматривалось прежней диспозицией.

Контрнаступление стартует уже сегодня вечером митингом с участием Шредера в Ганновере, а не 23 августа в Берлине. В тот же день из нижнесаксонской столицы по городам и весям страны двинется специальный предвыборный автокараван канцлера. Впереди у него 48 митингов, масса других встреч с избирателями.

Нельзя сказать, что "красно-зеленая" коалиция идет на выборы с пустыми руками. Неплохо обстоит, например, дело с оздоровлением федерального бюджета. Безудержный при "царствовании" Гельмута Коля рост государственного долга удалось остановить. Ежегодные госзаимствования сокращены почти вдвое. Осуществляется трехэтапная налоговая реформа. К 2005 году она снизит подоходный налог с 53 до 42%. По словам Шредера, реальный доход трудоустроенных возрос примерно на 7%. Есть и другой "позитив".

Но "красно-зеленую" коалицию придавливает груз невыполненных обещаний решительно обновить страну, обеспечить поступательное развитие хозяйства. Прежде всего речь идет об обязательстве сократить безработицу до 3,5 млн. В первые годы правительства Шредера в этой сфере наблюдалась тенденция к лучшему. Но к началу августа безработица опять превысила четырехмиллионную отметку. Только на прямые пособия безработным в ФРГ сейчас требуется ежегодно 37 млрд. евро плюс 13,8 млрд. на их пенсионное и медицинское страхование. Сверх того 23,2 млрд. евро уходят на социальную помощь.

В горячую фазу избирательной борьбы команда Шредера вступает с новой концепцией обеспечения занятости. Ее выработка совсем недавно завершена по поручению канцлера специальной "комиссией Хартца", названной по фамилии возглавляющего ее директора по кадрам концерна "Фольксваген". Сформулированные комиссией предложения косвенно признаны как сильный предвыборный ход социал-демократов даже оппозицией. Речь идет о комплексе мер, обещающих уполовинить безработицу в течение ближайших четырех лет.

Не исключено, что после чуть ли не разгрома ХДС, когда в результате гигантского скандала с "черными кассами" развенчанию подверглись многие деятели партии начиная с "отца немецкого единства" экс-канцлера Коля, Шредер и его окружение самоуспокоились. Их победа на следующих выборах выглядела заведомо гарантированной. Однако консервативный лагерь сумел преодолеть свои разборки, выдвинул единого кандидата в канцлеры и с самого начала нынешнего года перехватил инициативу на избирательном фронте. Ему на руку сыграли также разоблачения в коррупции в управляемых социал-демократами городах вроде Кельна и скандал, приведший к вынужденной отставки шефа бундесвера Рудольфа Шарпинга.

Сейчас за все это приходится горько расплачиваться негативными рейтингами правящей коалиции и необходимостью принятия пожарных контрмер. Естественно, что команда Штойбера трубит "гром победы раздавайся". С ее подачи многие германские СМИ изображают "красно-зеленую" коалицию и ее предводителя прижатыми к стенке. Но опросы - слишком противоречивый барометр. К примеру, вчера один институт общественного мнения провозглашал отставание "красно-зеленой" коалиции от соперников на 12%, другой - на 10%, а еще два - на 7%. В свое время в такую же рейтинговую ситуацию, в которой сейчас оказался Шредер, попадали незадолго до выборов Конрад Аденауэр, Вилли Брандт, а Гельмут Коль даже дважды. Но на финишной прямой им удавалось обогнать соперников.

Как ни странно, те же опросы, предсказывая победу Эдмунду Штойберу, показывают, что 55% немцев полагают, что в конечном итоге Шредер сумеет выиграть сентябрьские выборы, и только 36% не оставляют ему никакого шанса. "В настоящий момент, - поясняет Рихард Хильмер из института "Инфратест", - мы наблюдаем очень противоречивые настроения населения. Хотя люди недовольны правительством, но и не уверены, что христианские демократы поведут дела лучше. Если в 1998 году царило ярко выраженное стремление к переменам (67% были за смену правительства), то сейчас этого хотели бы 49%, а 43% высказываются за сохранение нынешнего кабинета". Но в любом случае, подчеркивает эксперт, социал-демократам будет трудно вырваться вперед. Риск проигрыша серьезен.

@@@
Списывать Шредера рановато
Третий срок для президента Таджикистана
Трудные будни скандинавских монархов
У Общественной палаты родился наследник
Утомленные властью
Хватит и двух партий
Четыре причины смены власти

Чешские социал-демократы пытаются сместить кабинет Тополанека

@@ 2009-03-25



@@@
Чешские социал-демократы пытаются сместить кабинет Тополанека
Штайнмайер сделал заявку на канцлерство
Эпидемия террора
Юлию Тимошенко выпустили подлечиться