Очередной шаг к разложению армии


@@@

Новое средство борьбы с командным составом действует пока безотказно

2002-12-09 / Михаил Михайлович Ходаренок - обозреватель "НГ".



Недавнее самовольное оставление 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии 16 солдатами и сержантами срочной службы сгоряча было подано общественности как "эффективная схема борьбы с дедовщиной". Но чуть позже выяснилось, что бежали из части именно "деды". А на побег, по словам самих беглецов, их толкнули действия командира роты, якобы применявшего в целях укрепления воинской дисциплины кулаки. Однако и тут событие прекрасно укладывалось в уже устоявшуюся схему "униженные и оскорбленные солдаты - жестокие и злоупотребляющие спиртным офицеры - общий беспорядок в Вооруженных силах".

Чрезвычайное происшествие заставило вспомнить, что случай в "Тамани" - уже далеко не первый из подобного ряда: три месяца назад в учебном центре Прудбой в Волгоградской области 54 солдата-срочника также самовольно оставили часть. Тогда это событие получило столь же широкую огласку. В обоих случаях причиной массовых побегов опять-таки являлись якобы неправомерные поступки офицеров. Помимо этого не так давно попытку бунта предпринимали бойцы-контрактники грозненской комендатуры, отказавшиеся выполнять приказы командования и брать в руки оружие.

Российское общество, как правило, сразу занимает сторону бунтарей, государство относится к ЧП в армии с олимпийским спокойствием, а дисциплина и правопорядок в Вооруженных силах ухудшаются с каждым днем, все более и более приближаясь к уровню марта 1917 года. Подчеркнем, что еще до разбирательства "таманского" инцидента все акценты уже практически расставлены и виновные названы. К ним, разумеется, относятся офицеры младшего командного звена 2-й гвардейской мотострелковой дивизии и в целом командный состав армии и флота. Однако о том, что в основе этих вопиющих фактов лежат совершенно иные причины, практически умалчивается. Более того, никто не желает замечать, что сделан очередной шаг к разложению армии и флота, которое принимает практически уже необратимые формы.

Современное российское государство поступает так, что вольно или невольно начинаешь верить в существование неких злоумышленников в верхних эшелонах власти, стремящихся ослабить дисциплину и правопорядок в Вооруженных силах. Качество призывного контингента с каждым годом ухудшается, а действенность Дисциплинарного устава последовательно снижается с каждой новой редакцией этого документа.

Меры дисциплинарного воздействия на бойцов носят в Вооруженных силах откровенно карикатурный характер и по своей мягкости и невыразительности не имеют сегодня в мире аналогов. Как можно наказать российского солдата, матроса? Выговор, строгий выговор, наряд вне очереди? Выговоры им безразличны, а в караул и наряд они и так ходят через день. Ранее было можно подвергнуть нарушителя аресту с содержанием на гауптвахте, однако борьба за права человека привела к тому, что и этот инструмент укрепления правопорядка оказался отброшен. Аналогичные недостатки присущи и существующей системе поощрений, которая отнюдь не вдохновляет на безупречное служение отечеству.

По сути, государство само подталкивает любого командира-единоначальника к осознанию того факта, что работать с подразделением при помощи уставов и законными средствами невозможно. Из этой невеселой ситуации у офицера только три выхода - применение нетрадиционных методов воздействия на подчиненных (в разных формах); опора на "дедов"; по возможности быстрый уход с командной должности. Причем третий способ получил наибольшее распространение. Стремление офицеров быть подальше от казармы, кубрика приняло за последнее время характер настоящей эпидемии. Желающих командовать солдатами практически нет. Поэтому сегодня почти невозможно встретить кадрового офицера на должности командира взвода. Эти штатно-должностные категории комплектуются только призванными из запаса "двухгодичниками", которых приходится гнать к подчиненным палкой.

Иными словами, зачастую в основе чрезвычайных происшествий, подобных "таманскому", лежат отнюдь не личные качества командиров, а никуда не годная система. Солдаты прекрасно уловили настроения общества и систематически прибегают к практике массовых побегов, обращений в разного рода правозащитные организации. Цели дезертирства, как правило, достигаются - общество возмущено, военачальники вынуждены оправдываться, бойцы добиваются своего - свергают чрезмерно требовательного офицера. То есть, называя вещи своими именами, фактически происходит дискредитация станового хребта армии - офицерского корпуса. При этом как-то забывается, что без офицеров армия погибнет, в вслед за ней недолго протянет и государство. Сегодня массовое неповиновение и восстания в Вооруженных силах становятся способом решения любых проблем. Страшно даже подумать о том, когда, окончательно уверовав в свою безнаказанность, на улицы российских городов выйдут уже тысячи дезертиров с оружием.

@@@