Русский они учат за решеткой


@@@

В Мордовии действует единственная в России колония для осужденных иностранцев

2001-08-08 / Степан Петров, Ольга Белова



Над небольшим поселком Леплей гремели там-тамы, несколько темнокожих африканцев отплясывали ритуальные танцы. На футбольном поле заключенные-иностранцы сражались с осужденными россиянами. Группа поддержки "сборной мира" яростно болела за своих любимцев. Стоящий неподалеку вылитый двойник Эдди Мэрфи, одетый в присланную зарубежной гуманитарной организацией швейцарскую военную форму, комментировал в микрофон ход матча. В его похожую на пулеметную очередь англоязычную речь то и дело вплеталось русское слово "четверка" - "интерзэки" противостояли гостям из четвертой колонии. Матч шел с переменным успехом, россияне не один раз создавали опасные ситуации у ворот хозяев. На стороне африканцев была их природная выносливость и жаркая поддержка солагерников...

Единственное в России исправительное учреждение для иностранцев и лиц, не имеющих гражданства, было образовано еще в середине 50-х годов по указанию руководства МВД СССР. В начале 60-х здесь был построен производственный цех. Осужденные изготавливали шахматные коробки и фигуры, шлифовали стеклянные подвески для саранского завода "Светотехника". В разное время производились армейские табуреты, садовые домики, шились рукавицы и мешки из ламинированной бумаги.

Сейчас в учреждении ЖХ-385/22 содержатся представители более 50 государств. Подполковник Юрий Савоськин, начальник учреждения, работает здесь почти пять лет. Он говорит, что в последнее время резко увеличилось количество заключенных: раньше в колонии содержалось не более 120 человек, а сегодня здесь отбывают наказания 259 иностранцев. Первенство прочно удерживает далекая Нигерия: здесь находится почти сто ее посланцев, многие попали сюда за распространение наркотиков. Некоторые выйдут на волю лишь через 15 лет.

Большинство заключенных не в обиде на российское государство, особенно те, кто угодил сюда за сбыт наркотиков. Во многих азиатских странах за подобное преступление казнят. Так что "интерзэки" рады, что относительно легко отделались.

Осужденный на 8 лет за распространение наркотиков гвинеец Бальде Мамаду Ури в колонии работает библиотекарем и учит вновь прибывших русскому языку. "К сожалению, большинство попадает сюда, имея скудный словарный запас, в основном состоящий из матерщины. А русский - такой красивый и богатый язык", - говорит африканец. Ури слывет полиглотом, знает еще около десятка языков. Он философски отмечает, что лишенные свободы люди начинают тянуться к художественной литературе и задумываются о смысле жизни.

Гаитянец Марк Кадет знает о таинственном культе Вуду, пожалуй, все. "Это смешение традиционного христианства и язычества", - говорит бывший студент университета имени Патриса Лулумбы. Во время отправления этого культа человеку дают снадобье, которое превращает его в зомби. Знание культа Вуду не спасло Кадета от наказания. Он получил 7 лет за распространение наркотиков. Говорит, что взялся за это потому, что его замучили просьбами московские наркоманы. "Я успокаиваю свою совесть тем, что не приучал к этому пагубному пристрастию новичков", - говорит гаитянец.

Гражданин Дании музыкант Ерген Енсен отдыхал в Индии и, когда возвращался домой, захватил с собой полграмма героина. На промежуточной посадке в московском аэропорту "Шереметьево" пассажиров подвергли таможенному досмотру. Так датчанин попал в "Матросскую Тишину", а затем в Мордовию. Он уже отбыл большую часть своего трехлетнего срока. Барабанщик Енсен здесь стал сантехником и весьма преуспел в этом ремесле.

@@@