"Дружба, сотрудничество и партнерство" между Россией и Украиной

@@

Два года спустя после обмана в прошлом веке

2001-02-01 / Константин Федорович Затулин - директор Института стран СНГ (Институт диаспоры и интеграции). Александр Никитич Севастьянов - редактор "Национальной газеты".

Исполняется два года ратификации Федеральным собранием России "Большого договора" с Украиной - "о дружбе, сотрудничестве и партнерстве". Два года - не "двадцать лет спустя", но сегодня, в начале нового века и нового президентства, пришло время задуматься и подытожить, кто же был прав в споре о судьбе и значении договора: те, кто был против, или те, кто лоббировал его подписание и ратификацию. Два года назад мы активно боролись против ратификации, видя многие несовершенства договора, предоставлявшего односторонние преимущества Киеву в ущерб интересам Москвы и русских людей на Украине. Итогом наших размышлений явилась статья "Российско-украинский договор: обман века" ("НГ" 26.01.99 г.), которой министр иностранных дел Игорь Иванов, лоббировавший закон, гневно размахивал с трибуны Совета Федерации.

Мы же, заодно с Юрием Лужковым, Сергеем Бабуриным и многими другими, утверждали, что в случае ратификации договора:

1) несправедливость с превращением условных административных границ между двумя бывшими несамостоятельными союзными республиками в государственные границы между двумя независимыми и конкурирующими странами нанесет огромный ущерб именно России. Речь идет о юридически оформленном отторжении от нее значительных, исторически и стратегически важных территорий (не только Крыма или, скажем, косы Тузла, но и бывших земель Области Войска Донского, Донбасса и др.), населенных в значительной степени, если не преимущественно, русскими, что окончательно переведет прежде единый русский народ в состояние разделенной нации;

2) сдав миллионы русских людей в полное распоряжение последовательным украинским этнократам, утвердившимся в Киеве, мы предаем и обрекаем наших людей на этноцид - внешне бескровный культурный геноцид, постепенно лишающий наших соотечественников их национальной идентичности. Одной из первых жертв этого этноцида может стать единство Православной Церкви и веры;

3) согласившись де-юре с потерей огромной части своих государствообразующих земель и народа в пользу другого государства, Россия тем самым закрепляет свою неполноценность как государство. Под пустые разговоры о "дружбе и партнерстве" между Россией и Украиной, на годы и десятилетия вперед закладывается мина под отношения между русским и украинским народами;

4) неоспоримые права России на Севастополь прекращаются, что создаст нам массу сложностей во всех сферах существования Черноморского флота и связанной с ним инфраструктуры. Собственно, все существование ЧФ ставится после этого в зависимость исключительно от милости победителя (Украины). Украина приобретает тем самым на все случаи жизни безотказный рычаг давления на Россию, а Россия попадает в дополнительную зависимость от соседа;

5) Украина, решив в свою пользу основные вопросы на Востоке, получит мощный стимул сосредоточиться на дальнейших поисках самого короткого пути на Запад, в том числе - в НАТО.

Почти все два года после ратификации, погруженные в свои внутренние дела, мы в России - и сторонники, и противники договора - наблюдали агонию русских интересов и влияния на Украине. Осуществлялся, к глубокому сожалению, самый пессимистичный из наших сценариев: форсированное наступление на русский язык и культуру, церковное единство с Москвой; беззастенчивая украинизация русского и русскоязычного населения; торговые войны между Россией и Украиной; широкомасштабное воровство газа из транзитных газопроводов; непрекращающиеся конфликты вокруг Черноморского флота; постоянное и все более тесное сотрудничество Украины с Западом и НАТО и попытки последних сделать из Украины главного "троянского коня" на постсоветском пространстве (союз ГУУАМ как альтернатива СНГ и Союзному государству России и Беларуси). Апофеозом в процессе деградации российских интересов стали президентские выборы 1999 года на Украине, когда Борис Березовский убедил Бориса Ельцина в том, что провал Леонида Кучмы вызовет цепную реакцию в России - и Россия, согласившись "закрыть глаза" на Кучму, впервые за время нашего раздельного с Украиной существования так и не выставила четко выраженного "своего" кандидата на украинских выборах.

Но в последние месяцы, начиная с ялтинской встречи президентов Путина и Кучмы, стало казаться, что возведенная самостийной страной на российской границе стена подтаяла и дрогнула.

Так ли это? Что на самом деле происходит на Украине и в русско-украинских отношениях?





ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

НОЖКИ ПРОТЯГИВАЮТ ПО ОДЕЖКЕ, ИЛИ ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ "НЕЗАЛЕЖНОЙ УКРАИНОЙ"?

В Чем невозможно упрекнуть Леонида Даниловича Кучму - так это в недостатке прагматизма. Прагматический расчет привел премьера Леонида Кучму к конфликту с президентом Леонидом Кравчуком, прагматизм подсказал Кучме сыграть перед избирателями на тонкой струне "союза с Россией" и усадил его в кресло президента Украины в первый раз в 1994 году. В дальнейшем именно это обостренное чувство прагматизма превратило Леонида Второго в еще большего поборника прозападной ориентации, чем Леонид Первый, заставило предать прежние обещания и продолжить двуличную игру с бессмысленной Россией Ельцина. Переизбравшись на второй срок, произведя переворот в парламенте и укрепив свои позиции путем референдума, Кучма вдруг вновь надел "сапоги 1994 года" - не только заговорил о важности российско-украинских отношений, но и попытался сделать кое-какие шаги навстречу России.

Не ищите в этом запоздалой благодарности за "дружбу, сотрудничество и партнерство", ратифицированную у нас в 1999 году - столь прагматичным людям это не свойственно. Лучше взглянем на те объективные обстоятельства, которые сегодня диктуют правила игры президенту Украины.

УКРАИНА - ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕРЖАВА" ТОЛЬКО ПО УЧЕБНИКУ ГЕОГРАФИИ

Основной момент, определивший корректировку президентского курса, состоит, по-видимому, во взаимном исчерпании надежд Кучмы на Запад и заинтересованности Запада в Кучме, в крахе "европейских иллюзий".

Как и Россию, Украину никто особенно не жаждет видеть в качестве полноправного члена объединяющейся Европы. Запад не прочь использовать Украину в своих целях (прежде всего как противовес России) и ради этого охотно подогревает ее "евростремительные" амбиции. Но в еэсовскую цивилизацию ее, как и Россию, по доброй воле не пустят (мы слишком большие, проблемные, непредсказуемые. Мы чужие). И холод циничного политического расчета западных политиков уже остудил сегодня наиболее умные головы как в российской, так и в украинской элите. В случае же с президентом Леонидом Кучмой приходится говорить и о другой, его личной стороне медали: Кучма не сразу заметил, что с окончательным оформлением Украины на политической карте в результате подписания и ратификации договора с Россией, его собственная миссия в глазах Запада и нового, подросшего поколения прозападных политиков на Украине показалась исчерпанной. Кучма сделал дело, Кучма может уйти. Именно так всегда и везде поступали Америка и Запад в отношении не родных им диктаторов, вождей и президентов, чьи услуги уже были не нужны. И у Кучмы - пусть поздно, а не рано - стали накапливаться убедительные доказательства растущего встречного разочарования в нем на Западе.

Еще в январе Мадлен Олбрайт назвала Украину "ключевой страной для создания безопасной и неразъединенной Европы". Но тем временем Украину заподозрили в продаже оружия повстанцам УНИТА и пригрозили исключением из Совета Безопасности ООН. В марте американский Комитет защиты журналистов распространил доклад о преследованиях свободы слова на Украине и прямо обвинил Кучму в зажиме прессы. Одновременно в западной прессе прошла серия публикаций о нецелевом использовании (попросту - разворовывании) кредитов МВФ; Фонд даже распространил заявление для прессы, в котором обвинил правительство Украины в предоставлении недостоверных данных об использовании более чем 0,5 млрд. долл. А уже в апреле ПАСЕ, опираясь на рекомендации Венецианской комиссии, рекомендовала совету министров СЕ приостановить членство Украины, усомнившись в легитимности проведенного Кучмой референдума, укрепляющего позиции исполнительной власти (т.е. попросту публично заподозрив президента в узурпаторских наклонностях). "Парламентская ассамблея - это еще не вся Европа", - отреагировал тогда президент. И, в свою очередь, поделился подозрениями: "Если кто-то смотрит на Украину как на колонию, то он ошибается". Официальный Киев назвал решения ПАСЕ "неуважительными по отношению к Конституции и законодательству Украины" и заявил, что Украина не потерпит вмешательства в свои внутренние дела.

Кульминацией в развитии "охладительной" тенденции явилась отставка ярого "западника" - министра иностранных дел Бориса Тарасюка в тот самый день (29 сентября), когда МИД Украины выразил дипломатическим представителям США и Канады протест по поводу их вмешательства во внутренние дела страны. За то, что они попытались повлиять на ход развития конфликта между правительством, с одной стороны, и главами обладминистраций, поддержанными Кучмой, - с другой. В пропрезидентской газете "Факты" письмо западных представителей и банкиров, угрожавшее отказом от инвестиций, было названо "шантажом" - беспрецедентная резкость.

Не последнюю роль в развитии критического отношения к идее интеграции Украины в Европу играет заметное сокращение западной финансовой поддержки, бывшей поначалу весьма значительной. Так, за последние десять лет одна только Америка выдала Украине примерно 2 млрд. долл. на работы, связанные с устранением ядерной угрозы и на "формирование демократических институтов". Но теперь эти задачи в основном выполнены. И Украина уже второй год не получает обещанной помощи от международных финансовых организаций. Радужных перспектив не видно. Возникает досадное ощущение, что тебя использовали и отбросили.

В такой ситуации неизбежно встает вопрос: "Кому и за что я отдала свою цветущую юность?" В поисках ответа Украина пока отказалась погашать свои евробонды на сумму 246 млн. немецких марок. В конце октября Кучма, критикуя в Харькове правительство, сделал характерное заявление: надо "меньше ездить в Европу и в Америку, а больше сотрудничать с теми странами СНГ, где Украину ждут и готовы работать". Вслед за Тарасюком угроза отставки нависла над всем правительством Виктора Ющенко, поставленным в Киеве у власти именно для того, чтобы блюсти интерес Запада и гарантировать западным кредиторам украинские долги.

Итог десятилетних взаимоотношений Украины с Западом можно выразить одной фразой: разочарование плюс растущее взаимное недоверие. Джордж Сорос, которого нашим читателям не надо отдельно представлять, еще год назад заявил: "Украина должна понять, что геополитическое положение не может служить единственным основанием для дальнейшего оказания ей финансовой помощи". Испытание в отношениях Украины с Западом - таков первый и главный фактор как небывалого политического кризиса на Украине, так и происходящих в ее внешней политике перемен. Представляя нового министра иностранных дел в МИД Украины, Кучма подчеркнул: "Альтернативы стратегическим отношениям с Россией в настоящее время не существует - Украину не ждут в Европе".

Но у нынешней ситуации на Украине и в российско-украинских отношениях помимо геополитических аспектов есть не менее важная экономическая составляющая.

ДРУЖИТЬ ПРОТИВ РОССИИ" НАКЛАДНО ДЛЯ ВСЕХ

Надо отдать должное предприимчивости украинской дипломатии, которая после 1991 года, флиртуя с Западом, не оставляла параллельных попыток найти на Востоке нового партнера (пусть коллективного) на смену России. В первую очередь - компенсировать созданием ГУУАМа потери от разрыва экономических и политических связей с Россией. Но очень скоро выяснилось, что, как говорят китайцы, из ста кошек не сделаешь одного тигра.

Напомним, что:

- самостоятельно Украина способна производить только 20% общего объема своей продукции, остальное зависит от импорта и кооперационных связей с Россией;

- 91% экспорта Украины не являются продукцией конечного потребления;

- 70% украинской продукции экспортируются в Россию;

- 70% российского экспорта на Украину составляют энергоносители;

- транспортная система Украины (включая пресловутые железнодорожные колеи) во многом "завязана" на Россию;

- Россия остается самым крупным кредитором Украины; так, только в 1996 году она предоставила кредит на сумму 2,6 млрд. долл. (не считая долгов за газ)…

И так далее.

Следует особо отметить, что ключевым экономическим игроком ГУУАМа является Азербайджан, а вовсе не Украина. Но сегодня началось сближение Азербайджана с Россией, в котором объективно, хотя и до определенной степени, заинтересованы обе стороны. В этих условиях зависимость всей игры в ГУУАМ от азербайджано-российских отношений не может не сигнализировать украинскому истеблишменту об уязвимости долгосрочной политики, основанной на противостоянии с Россией.

Несмотря на то что Украина официально выступает за скорейшее организационное оформление и укрепление ГУУАМа (Кучма даже заявил, что к нему стремятся присоединиться Болгария и Румыния, да и чуть ли не Польша с Турцией), наблюдателям вполне ясно, что ГУУАМ, даже в расширенном виде, не может рассматриваться как полноценная альтернатива отношениям с Россией.

Другая попытка Украины освободиться от диктата экономгеографии - завязавшийся было роман с Туркменией. Однако и здесь, как вскоре выяснилось, все козыри на руках у России и правила игры диктует она.

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ УГЛЕВОДОРОДА

Состояние украинской экономики оставляет желать много лучшего. Не вдаваясь в подробности, скажем только, что покупательная способность средней зарплаты (важнейший индикатор экономического здоровья) за 2000 год снизилась на 10%. Попытки украинских финансистов вести большую самостоятельную игру пока не имеют успеха. Как типичный пример можно привести деятельность Проминвестбанка Украины, чьи потери составили в России с 1995 года - 104 млн. руб. и 1 млн. долл. США. (В 2000 г. банк может потерять еще 140 млн. руб. и 6 млн. долл. США в результате сворачивания деятельности Межбанковского консорциума банков Украины, России и Белоруссии, основным участником которого является Проминвестбанк).

Экономика в определяющей степени зависит от энергетического баланса страны. А тот, в свою очередь, от российского экспорта энергоносителей.

Поэтому взаимоотношения Украины с "Газпромом" и РАО ЕЭС с неизбежностью оказались сегодня важнейшей политической детерминантой в российско-украинских отношениях. И дело здесь не только в том, что без света и тепла не проживешь.

Всем уже стало ясно, что российско-украинская реинтеграция на сегодня возможна единственным путем: путем поглощения части украинской экономики российскими ФПГ. Со всеми вытекающими отсюда политическими последствиями. Возрастающая зависимость "незалежной державы" от российских энергоносителей постепенно создала механизм такого поглощения.

В последнее время на Украине активизировалась приватизация. Проданы крупные пакеты акций Лисичанского нефтеперерабатывающего, Крымского содового, Луцкого автомобильного и Николаевского глиноземного заводов, на конкурс выставлены ценные бумаги Запорожского алюминиевого комбината. Но первый опыт привел к большим разочарованиям. К сожалению, основными игроками зачастую выступали спекулянты, фирмы-посредники, завязанные на офшоры, зарубежные конкуренты, заинтересованные погасить, а не развивать производство. В этих условиях участие российских инвесторов, заинтересованных в подъеме "лежачих" предприятий, выглядит предпочтительным.

Этой осенью Верховная Рада дала наконец добро на приватизацию газотранспортной системы (ГТС). Более пяти лет тому назад украинские газопроводы были внесены в число объектов стратегического значения, не подлежащих приватизации - этого добилась депутатская группа во главе с Вячеславом Чорновилом. Но теперь положение изменилось. Почему?

Напомним некоторые параметры проблемы. В газотранспортную систему Украины входят 36 тыс. км газопроводов, 79 компрессорных станций, 13 подземных газохранилищ. Объем транзита через Украину - 133-141 млрд. кубометров в год (в основном - в Европу и Турцию), что составляет около 90% всего газового экспорта России. При этом порядка 10 млрд. кубометров газа (т.е. 7% общего количества) ежегодно "теряется" на украинской территории.

С альтернативными источниками энергии на Украине дело обстоит плохо. Выполняя международные обязательства, Кучма твердо обещал закрыть к 15 декабря Чернобыльскую АЭС, дающую до 7% электроэнергии страны. Строительство компенсирующих энергомощностей - двух блоков на Ровенской и Хмельницкой АЭС - ведется урывками. Неясно, выделит ли ЕБРР кредит на продолжение работ, ибо Киев не выполнил ряд условий ЕБРР, а МВФ считает нереалистичными правительственные расчеты по доходной части бюджета Украины на 2001 год. Угольная промышленность Украины развалена не без помощи Запада, едва ли не до основания. Большинство шахт закрыто, затоплено, жизнь в Донбассе замерла, безработица и нищета в крае бросаются в глаза.

Таким образом, вся надежда Украины на тепло, свет и энергию по-прежнему связана с одной только Россией. Между тем с приходом в России новой власти, здесь перестало быть все так просто, как во времена "бензина от Бориса" (название сети заправок в Крыму, которое один из авторов видел своими глазами).

Долг Украины за российское топливо по разным оценкам - от 1,7 до 3 млрд. долл. До сих пор ситуация развивалась по сюжету басни Крылова "Кот и повар", но теперь Россия находит способы этот долг возвращать. Например, в августе было обнародовано решение Международного арбитражного суда при торговой палате России о взыскании свыше 88 млн. долл. с Украины в пользу западной страховой компании Monde Re, уплатившей эту страховую премию "Газпрому" за несанкционированный отбор газа Украиной. Украина пока платить отказалась, но отныне любой из международных судов вправе принять решение об аресте ее счетов и имущества за рубежом.

Дальше - больше. "Газпром" и концерн "Газ де Франс" подписали соглашение, которым предусмотрена прокладка трубопровода по территории Белоруссии, Польши, Словакии для транспортировки российского газа в Европу. В состав консорциума вошли также немцы и итальянцы. Особая позиция Польши, выступившей за предоставление Украине "отступного" в виде доли в новых инвестициях, выглядит игрой в третейского судью ради единственного зрителя - Украины. Причем не слишком убедительной. Местечковые игры правительства Виктора Ющенко с Польшей в целях срыва всего проекта окончательно провалились, когда ЕС принял решение увеличить закупки российского газа в 2 раза. На пресс-конференции после первого пленарного заседания саммита Россия - ЕЭС Владимир Путин заявил, что Польша за счет транспортировки газа будет получать в год 1 млрд. долл. "Вы подумайте, - сказал Путин, - не было ничего, да вдруг как с неба упал миллиард".

Попытка Юлии Тимошенко, теперь уже бывшего вице-премьера Украины, а потом и президента Кучмы срочно найти альтернативный источник энергии в Туркмении оказалась несостоятельной. Туркменский газ может идти на Украину только через Россию. Оператор поставок - международная группа компаний "Итера", которая без всяких сантиментов перекроет Украине газ в случае недоплаты. Пойдет ли туркменский газ на Украину вообще - вопрос. Кучма договорился с Ниязовым в принципе, но… на условиях забора газа покупателем, то есть самостоятельной выкачки и незамедлительной оплаты. Украина для этого средств и возможностей не имеет. Стоит напомнить, что Украина уже четырежды заключала соглашения с Туркменией о закупках газа - и ни разу не смогла их выполнить. Наконец, Россия (тоже - в принципе) согласилась пропустить поток по своим трубопроводам, но… вице-премьер Виктор Христенко заявил, что Украина будет получать либо только российский (в случае оплаты), либо только туркменский газ, который, заметим, дороже российского.

Куда ни кинь - всюду клин.

ГАЗОПРОВОДЫ УКРАИНЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ

Итак, перед Украиной сегодня не стоит проблема "продавать или не продавать" ГТС. Остро стоят две других проблемы: почем продавать и, главное, - кому. Здесь есть большие расхождения в позициях.

Во время открытого обсуждения законопроекта "Приватизация объектов газотранспортной системы (ГТС) Украины" вице-спикер Верховной Рады Степан Гавриш оценил стоимость ГТС в размере 20-25 млрд. долл. Однако по некоторым российским оценкам вся украинская нефтегазовая инфраструктура стоит не более 5 млрд. долл. Разница, как видим, четырех-, пятикратная.

По оценкам независимых экспертов, изношенность газовых магистралей, основная часть которых построена в 60-70-е гг., составляет более 50%; почти все они давно перекрыли расчетные сроки службы. Однако Кучма в интервью журналу "Шпигель" оценивает минимальную изношенность ГТС в 12, а максимальную - в 18%. Расхождение тоже очень велико.

Отсюда разница в подходах у покупателей.

Иностранцы (например, "Шелл") предпочли бы концессию, а не покупку в собственность. Они хотят контролировать только экспортные потоки и не гарантируют капремонт всей системы. И они не склонны переплачивать за изношенный товар, поскольку могут пренебречь политическими дивидендами. Заплатив минимальную цену и выжав максимальную прибыль, они уйдут с этого рынка, бросив вконец истлевшую ГТС на произвол судьбы. Пример Казахстана, сдавшего свои магистрали западным фирмам в концессию и получившего их обратно в разрушенном состоянии, ясно об этом свидетельствует.

Для России же овладение украинской ГТС - вопрос в большей степени политический, нежели экономический. И Россия заинтересована в том, чтобы украинская ГТС всегда оставалась в рабочем состоянии, она будет инвестировать в это деньги.

По-видимому, президент Украины просчитал эту ситуацию. После встречи 16 октября в Сочи Путина и Кучмы появились новые акценты. Во-первых, всю ответственность по топливным контрактам отныне несут не "хозяйствующие субъекты", а государство Украина. Во-вторых, погашение долга может осуществляться за счет ценных бумаг, что позволит России приватизировать часть газотранспортной системы Украины. (Возможно, в счет долга "Газпрому" будут переданы также акции "Азовстали", Криворожского и Харцызского металлургических комбинатов и т.п.)

Новая линия президента Кучмы встретила жесткую оппозицию в правительстве. Виктор Ющенко заявил, что "с точки зрения стратегических интересов Украины концессия является лучшим вариантом" (это значит, что Украина хотела бы получать от России и газ, и деньги за его транзит, и все это - на прежних основаниях. При этом она еще не прочь, чтобы Россия отремонтировала за свой счет украинскую газовую инфраструктуру.) Одновременно в ответ на недовольство Кучмы тем, что правительство сорвало создание "энергетического острова" (Харьковская, Сумская, Полтавская области), предприятия которого поставляли бы свою продукцию в обмен на энергоносители, Юлия Тимошенко высказалась вообще против этого проекта, поскольку в этом случае Украина обретет "еще одну мощную статью зависимости от России".

Наконец, глава Совета национальной безопасности и обороны Евгений Марчук признался, что Украина намерена создать международный консорциум по эксплуатации газотранспортных магистралей, получив при этом контрольный пакет акций, а вовсе не отдать их за долги России.

Понятно, что единственный интерес России состоит в получении ГТС исключительно в собственность. И - навсегда, а не в аренду. И - единолично, а не в составе некоего консорциума. Иначе судьбу отремонтированных за наш счет (а это огромные деньги) трубопроводов невозможно гарантировать. Нам вполне могут со временем сказать спасибо и отобрать все арендованное обратно под любым предлогом. Возможно и до истечения договорного срока. А потом, глядишь, продадут отремонтированные трубопроводы той же "Шелл", но уже во много раз дороже. И все наши проблемы вернутся на свои места.

"УКРАИНА БЕЗ КУЧМЫ" ИЛИ АМЕРИКА БЕЗ ЮЩЕНКО-ТИМОШЕНКО?

К осени прошлого года определились основные действующие лица и исполнители в схватке за газ и Украину. С одной стороны - Россия, при Путине ставшая, наконец, более прагматичной, "Газпром", закрепивший интерес Европы к своему предложению, и вынужденно пророссийский в создавшейся ситуации президент Кучма. С другой - Соединенные Штаты со своим геополитическим кошмаром русско-украинского союза и правительство благородных украинских националистов во главе с Виктором Ющенко, почему-то более заинтересованное в обслуживании американского интереса, чем в свете и тепле для собственных граждан. Подчеркнем эту сугубо бытовую постановку проблемы: речь идет не о принципиальном выборе дружбы, сотрудничества и партнерства с Россией, не об исполнении сорока с лишним статей фальшивого до сих пор Договора, а о том, будет ли всем - и западникам, и восточникам - на Украине тепло или холодно, темно или светло. Но в том то и дело, что даже простое испытание на здравый смысл приводит обезумевшую за время попустительства украинскую элиту к могиле Йорика и вопросу: быть или не быть?

Нам нет нужды погружаться в истерию вокруг исчезновения журналиста Георгия Гонгадзе или задаваться тем, подлинны ли записи разговоров Кучмы, переданные шустрым майором Мельниченко. Равно как и описывать "страсти по Тимошенко". Да, мы уверены, что речи на пленках подлинные. Да, мы думаем, что несчастный Гонгадзе погиб именно потому, что кому-то, кто прослушал эти записи еще до Александра Мороза со товарищи, потребовался "вещдок", чтобы подставить Кучму на всю катушку. Да, Юлия Тимошенко - не богоматерь, а мы - не младенцы, чтобы верить, что председательша блатной окологосударственной структуры, чьей крышей был нынешний сиделец Павел Лазаренко, оказалась на живом месте вице-премьера по нефти, газу и т.д. за одни красивые глаза и особую тонкость чувств. Что она падает в обморок от одного подозрения в краже российского газа. Это в родной-то постсоветской Украине да в золотой "переходный период"?

Если и была необходимость подробно анализировать подоплеку этих двух составляющих нынешнего политического кризиса на Украине - после того, что написано в России по этому поводу, - то прекрасная статья Владимира Малинковича ("Западный след в "Киевгейте". - "НГ", 16.01.01) избавляет нас от этого. Малинкович, указывая на то, что скандал с пленками извалял в грязи не только Кучму, но и его обвинителей, весь киевский политический бомонд, совершенно справедливо усматривает американскую заинтересованность в скандале. К этому стоит добавить всего несколько штрихов. Во-первых, перебор Кучмы на предыдущем этапе по части авторитаризма, опускания парламента и политической оппозиции привел теперь к объединению в борьбе против президента самых разнородных политических сил. В борьбе за принципы им не до принципов, и подлинные заказчики этой истории - прозападные Виктор Ющенко и Евгений Марчук, - оставаясь в тени, позволяют таскать для себя каштаны идейным разоблачителям, прежде всего Александру Морозу. Во-вторых, контрмеры Кучмы достигают большего реального эффекта. То, что, несмотря на нарушение процедуры при снятии Кучмой Юлии Тимошенко, Виктор Ющенко молча это проглотил, означает, что "трусоват был Витя бедный" на роль лидера в лобовой стычке с президентом. И, наконец, самое главное: отсутствие в украинской Конституции самой процедуры отрешения президента от должности означает политическую бессмыслицу палаточных городков на Крещатике под лозунгом "Украина без Кучмы". Украина - не Филиппины, не Перу и даже не Югославия: физическое обнищание после десятилетий идейного контроля вытравило у простых людей другие желания кроме желания выжить. Людям не до Киева с его дрязгами.

Это - победа Кучмы.

Если, конечно, эта победа устроит Россию. Единственную, кто способен своей нефтью и газом, и не только, компенсировать Украине сегодняшнее драматическое расхождение между Кучмой и Америкой, Западом.

Какую цену Россия запросит за решающую на самом деле поддержку Леонида Второго? Самое время от газопроводов и металлургических комбинатов обратить свой взор на так называемый "гуманитарный аспект".

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

О ГЛАВНОЙ ЖЕРТВЕ "ДРУЖБЫ, СОТРУДНИЧЕСТВА И ПАРТНЕРСТВА", ИЛИ ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ РУССКИМ В "НЕЗАЛЕЖНОЙ УКРАИНЕ"

ИЗ ДВУХ основных инструментов современной политики неоимпериализма, применяемых Западом, - кредиты и гуманитарная интервенция - мы пока научились кое-как использовать только первый. Второй инструмент, существеннейшей деталью которого является борьба за права человека, нами пока не применяется вовсе. (Даже в Чечне.) А между тем именно Украина предоставляет для этого более чем достаточно как необходимостей, так и возможностей.

Оставим сейчас в стороне национальные эмоции и попробуем рассуждать как политики-реалисты.

Вполне понятно, что приведенный выше сценарий вероятной интеграции украинской экономики с российскими компаниями вызовет колоссальное противодействие могущественных политических сил на Украине. Включая широкие слои новой украинской элиты. Только что мы стали свидетелями, как приход к власти Путина и переход внешней политики России (и Украины) на более прагматические рельсы уже стимулировали ответную реакцию украинского истэблишмента. 5 сентября группа из двенадцати депутатов во главе с Л.Кравчуком внесла в Верховную Раду законопроект под названием "О заявлении Верховной Рады в связи с эскалацией напряженности в российско-украинских отношениях". Вот его текст:

"Верховная Рада Украины обращается к Федеральному Собранию РФ, ко всем гражданам наших государств и высказывает озабоченность по поводу нынешнего состояния российско-украинских отношений…

Кое-кто в России никак не может привыкнуть к тому, что Украина является независимым государством, а не "временно утраченной территорией"…

Многие из наших избирателей считают, что внутренняя и внешняя политика РФ в последнее время все более приобретает антиукраинскую направленность…

Развитию полноценного экономического сотрудничества прежде всего мешают искусственно построенные Россией барьеры в двусторонней торговле и ограничения на экспортно-импортные операции... Несовершенство народнохозяйственного комплекса СССР привело к трудностям поставок энергоресурсов из России и появлению задолженности за поставленный на Украину природный газ. Вместо помощи в решении этой проблемы в духе стратегического партнерства и братства Россия продолжает реализовывать на Украину энергоносители по ценам выше, чем мировые…

Компания "Газпром" постоянно заявляет про воровство украинской стороной российского газа, очевидно, желая добиться передачи газотранспортной системы Украины под контроль российской стороны. Ни для кого не является секретом желание руководства "Газпрома" получить контроль над рядом украинских предприятий, таких, как Криворожский металлургический завод, "Азовсталь", Харцизский металлургический комбинат и так далее…"

Продемонстрировав с такой откровенностью взгляд "с обратной стороны Луны" на описанные нами выше проблемы, депутаты Верховной Рады традиционно попытались шантажировать Россию пересмотром статуса и условий базирования ЧФ России на территории Украины вплоть до отказа в аренде. В перечне дополнительных мер предлагается: отказ от договоренностей по системам раннего предупреждения о ракетном нападении, размещенным в городах Севастополе и Мукачеве; требование возврата неразменной "украинской доли" со счетов Сбербанка СССР и Внешэкономбанка; немедленный передел заграничной собственности бывшего Советского Союза", золотого и алмазного фонда СССР. Понятно, что подобные истерики, организованные по принципу "лучшая защита - это нападение", будут возникать с каждым новым продвижением прагматической политики.

Было бы в высшей степени нерационально и легкомысленно со стороны России в этих условиях продолжать по-ельцински игнорировать потенциал такого политического рычага, как русский фактор на Украине. Это тот самый случай, когда пружина этнополитики, туго закрученная духовными наследниками Мазепы, Петлюры и Бандеры, должна раскрутиться и ударить по ним.

Козыри, данные России в руки за последнее десятилетие украинскими этнократами, грубо растоптавшими права человека и права национальных меньшинств, чрезвычайно обильны. Ни одна цивилизованная страна нипочем бы не отказалась от них. Мрачные прогнозы, данные нами некогда в связи с ратификацией российско-украинского договора (сближение Украины с НАТО, ухудшение положения Черноморского флота и т.д.), все сбылись в большей или меньшей степени. Но один - даже с большим перехлестом: это усугубление этноцида в отношении русских и русскоязычных людей на Украине. Поговорим об этом подробнее.

Компания "Газпром" постоянно заявляет про воровство украинской стороной российского газа, очевидно, желая добиться передачи газотранспортной системы Украины под контроль российской стороны. Ни для кого не является секретом желание руководства "Газпрома" получить контроль над рядом украинских предприятий, таких, как Криворожский металлургический завод, "Азовсталь", Харцизский металлургический комбинат и так далее…"

Продемонстрировав с такой откровенностью взгляд "с обратной стороны Луны" на описанные нами выше проблемы, депутаты Верховной Рады традиционно попытались шантажировать Россию пересмотром статуса и условий базирования ЧФ России на территории Украины вплоть до отказа в аренде. В перечне дополнительных мер предлагается: отказ от договоренностей по системам раннего предупреждения о ракетном нападении, размещенным в городах Севастополе и Мукачеве; требование возврата неразменной "украинской доли" со счетов Сбербанка СССР и Внешэкономбанка; немедленный передел заграничной собственности бывшего Советского Союза", золотого и алмазного фонда СССР. Понятно, что подобные истерики, организованные по принципу "лучшая защита - это нападение", будут возникать с каждым новым продвижением прагматической политики.

Было бы в высшей степени нерационально и легкомысленно со стороны России в этих условиях продолжать по-ельцински игнорировать потенциал такого политического рычага, как русский фактор на Украине. Это тот самый случай, когда пружина этнополитики, туго закрученная духовными наследниками Мазепы, Петлюры и Бандеры, должна раскрутиться и ударить по ним.

Козыри, данные России в руки за последнее десятилетие украинскими этнократами, грубо растоптавшими права человека и права национальных меньшинств, чрезвычайно обильны. Ни одна цивилизованная страна нипочем бы не отказалась от них. Мрачные прогнозы, данные нами некогда в связи с ратификацией российско-украинского договора (сближение Украины с НАТО, ухудшение положения Черноморского флота и т.д.), все сбылись в большей или меньшей степени. Но один - даже с большим перехлестом: это усугубление этноцида в отношении русских и русскоязычных людей на Украине. Поговорим об этом подробнее.

РУССКИЕ НА УКРАИНЕ: КОНСПЕКТ НЕНАПИСАННОЙ "БЕЛОЙ КНИГИ"

Вот несколько высказываний на тему положения русских на Украине, сделанных представителями исполнительной и законодательной властей Украины.

Бывший директор Института литературы АН Украины, а ныне вице-премьер по гуманитарной политике Николай Жулинский: "Вы посмотрите, что делается на нашем телевидении: мы уже продались России, как могли, ее эстраде, ее шоу-бизнесу, ее масс-медиа. У нас доминирует русская книга, причем не лучшего качества. Это вызывает раздражение хотя бы с точки зрения патриотизма" ("Зеркало недели" # 1, 2000).

А вот уже цитированное заявление группы депутатов Верховной Рады: "Возмущение в нашем обществе вызвали спекулятивные обвинения в адрес украинской власти в связи с обеспечением конституционного права граждан пользования государственным языком. И это тогда, когда все граждане Украины имеют реальную возможность учиться на родном языке, а особенная роль русского языка закреплена Конституцией Украины. В нашей стране работает свыше двух тысяч школ с русским языком обучения, а в государственных вузах получают высшее образование на русском языке 35 процентов от общего числа студентов. Больше половины библиотечного фонда Украины составляют русскоязычные книги".

Говорит сын и идейный наследник лидера Руха покойного Вячеслава Чорновила - депутат Верховной Рады Тарас Чорновил: "Россия использовала наши внутренние рабочие вопросы для того, чтобы вызвать антиукраинскую истерию. Буквально заставили наших руководителей русских организаций делать заявления о притеснениях. Да посчитайте количество российских школ на Украине, сравните их с количеством украинских школ в России!" Однажды мы именно это и посчитали. И опубликовали соответствующую справку: "Преграды гуманитарному развитию. Сравнительный анализ развития русской культуры на Украине и украинской культуры в России" ("Содружество-НГ" 28.10.98). Выяснилось, что Россия "своим" украинцам пусть мало, но дает, в то время как Украина у "своих" русских - отнимает. Зато много.

Бывший председатель украинского КГБ, а ныне глава Совета безопасности Украины Евгений Марчук постулировал в недавнем интервью: "Украина возрождается без крови и национальных конфликтов" ("НГ" 14.11.00). Но ведь "этноцид" - это и есть бескровный геноцид. Это убиение этноса в его духовной, в том числе культурно-языковой ипостаси.

Ответ на выдумки украинского истеблишмента дает он сам. Увы, не фантазиями, а жесткими политическими мерами. Ничего общего не имеющими с личиной "европейской державы", которой оный истэблишмент пытается прикрыться. К сожалению, позиция украинских националистов является практически официальной.

Примеры? Доказательства? Пожалуйста.

Украинский Кабинет министров разработал проект "Концепции государственной этнонациональной политики Украины", который предложен для рассмотрения и принятия Верховной Радой в качестве закона. В чем суть этого проекта? Ее выразили в своем обращении к Верховной Раде Межнациональный форум Украины и Русское движение Украины: "Суть Концепции не имеет ничего общего с равенством, так как в ее основу положен принцип разделения граждан Украины по этническому признаку на три категории - украинскую нацию, коренные народы и национальные меньшинства… Основным структурным этнонациональным компонентом украинского общества, его демографической и этнической основой авторы проекта провозглашают украинскую нацию. Однако понятие "нации" авторы проекта трактуют не в смысле политическом, принятом в современной Европе, где нацией считают всех граждан государства, а лишь как украинский этнос… Попытка авторов поставить принадлежность народов к "коренным" в зависимость от наличия у них собственной государственности за пределами Украины просто недопустима… Согласно Концепции, государственная этнонациональная политика предусматривает развитие и функционирование украинского языка как государственного во всех сферах общественной жизни. Следовательно, другим языкам проживающих на Украине народов, в том числе русскому языку, на котором общается свыше половины населения страны, оставлено место для "свободного развития и использования" только за пределами всех этих сфер".

Скандальная ситуация сложилась вокруг принятия Украиной Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, ратифицированной парламентом Украины в самом конце минувшего года. Верховная Рада не хотела, но пошла на этот шаг, поскольку таково безусловное требование пребывания страны в Совете Европы, которым данный документ и разработан. Хартия твердо регламентирует использование языков нацменьшинств в различных сферах - образовании, взаимоотношениях граждан с органами власти, судопроизводстве, СМИ, культуре и экономической жизни. Закон о ее ратификации не отменял государственный статус украинского языка, но препятствовал дальнейшей культурно-языковой дискриминации.

В отличие от ратификационных документов других европейских стран, где говорится о режиме защиты тех или иных языков, в украинском документе понятия "русский (венгерский, румынский и т.д.) язык" нет. Там сказано: "Положения... Хартии применяются к языкам национальностей: русских, евреев, белорусов" и т.д. (всего 13 народов). Сами национальности разделены на 3 группы в зависимости от своей численности: 1) свыше 20% населения области; 2) от 10 до 20%; 3) не доходящая до 10%. Поскольку в восточных и южных регионах Украины русских больше 20%, то это значит, согласно Хартии, что Украина обязана предоставлять здесь и среднее, и высшее образование на русском языке. Ясно, что это требование международного права представляется "гуманитарному блоку" в киевском правительстве (начиная с вице-премьера Жулинского) априори невыполнимым.

Европейская Хартия, по оценкам наблюдателей, защищает русскую культуру на Украине в гораздо большей степени, чем "Большой договор", подписанный Ельциным в 97-м году. Именно поэтому недовольные Хартией депутаты подали иск в Конституционный суд Украины, а Министерство иностранных дел заявило, что не собирается направлять грамоты о ратификации Хартии в Страсбург до рассмотрения иска в Конституционном суде.

И вот, наконец, шокирующий итог: в июле Конституционный суд Украины признал принятый Верховной Радой Закон "О ратификации Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств" не соответствующим Конституции Украины. В точности по поговорке "выколю себе глаз - пусть у тещи зять кривой будет" Украина предпочла закрыть себе доступ в Совет Европы, лишь бы не допустить русских (и русскоязычных) к языковому равноправию.

Поясним для читателя, что такое языковое неравноправие на Украине.

В 1998 году 84% опрошенных жителей Украины поддержали повышение статуса русского языка, 48,6% - признание его вторым государственным или официальным по всей Украине, 35,4% - там, где этого хочет население. В какой степени отражает текущая политика эти чаяния?

Свидетельствует Валентина Ермолова - председатель Украинского общества русской культуры "Русь", председатель Русского совета Украины (Киев): "Сегодня налицо резкое сокращение школ с русским языком обучения: из 22 тысяч общеобразовательных школ осталось всего 2300. И уже появились области, где нет ни одной русской школы. Трансформация русскоязычных школ в украиноязычные происходит без учета мнения родителей, что является прямым нарушением существующего законодательства на Украине, а именно 10-й статьи Конституции, провозгласившей обязательное изучение и поддержку русского языка, и двух статей - 25-й и 27-й - Закона "Об образовании", в соответствии с которым каждый ученик имеет право выбирать по собственному вкусу язык обучения. Дети вынуждены идти в украиноязычные школы, где русский язык или не изучается, или изучается с 5-го класса один час в неделю. Русская литература вошла в курс "международной", где на Толстого, например, отведено всего 2 часа... Сегодняшние учебники истории тенденциозно трактуют факты общей истории России и Украины, они заставляют детей видеть в России врага Украины, что отчуждает их от России...

У нас есть главный вопрос, который мы постоянно задаем часто сменяемым руководителям в сфере образования: сколько останется русских школ и останутся ли они вообще? Нам всегда отвечают: один Господь Бог знает об этом. Но вот недавно мы получили ответ из роно города Киева: нам сказали, что в Киеве будет достаточно и четырех школ. Сегодня их 10 - при том, что русские на Украине составляют 22% населения. Оказывается, 10 школ для такого населения - тоже много и вполне достаточно будет четырех!..

Мы подошли к некоей критической черте, некоему рубежу, за которым - обвальное сокращение образования на русском языке, манкуртизация русских детей, вытеснение русских из интеллектуальных сфер труда…

На Украине сегодня приходится всего по две русские книги на человека. Катастрофически не хватает методической литературы, учебников".

Характерную картину дает Крым. (Две трети населения здесь - русские; если бы Крым был суверенным государством, то по квалификации ООН это была бы мононациональная русская страна.) По сообщениям прессы, в городе русской славы Севастополе, к примеру, около 500 преподавателей русского языка, но с момента образования независимой Украины система преподавания русского языка перестала получать государственную поддержку. Официальный учебник, признанный украинским Министерством образования, не соответствует современным требованиям, но даже им школы обеспечены лишь на 30%. Методические пособия, необходимые для преподавателей русской словесности, обновляющиеся в России ежегодно, на Украине не издаются с 1992 года. С того же времени не проводятся олимпиады по русскому языку. Городские библиотеки уже несколько лет не получают новых изданий русской классической литературы. (Гоголя и других русских классиков изучают в переводе на украинский язык!)

Добавим, что в 1990 году в Киеве было не 10, а 155 русских школ (сокращение на 95%). На Западной Украине вместо бывших 300 осталось всего 7 русских школ (сокращение на 97,7%). Общее сокращение русских школ на Украине (с учетом Крыма) - 89%. Количество русских театров сократилось с 43 до 13 (сокращение на 70%). Единственный официально русскоязычный государственный вуз на Украине - Таврический университет - еще недавно силком переводился на украинский язык обучения, и только личным вмешательством Кучмы этот процесс был остановлен. Все остальные вузы, даже в полностью русскоязычном Крыму, постановлением Кабмина от 27.11.97 г. переведены на украинский. Только украиноязычные частные учебные заведения пользуются государственной поддержкой. И т.д. и т.п.

По каким учебникам учат русских детей в "русских школах" на Украине? Вопиющий пример: на обложке и на стр. 20 исторического атласа для 5-го класса - цветная картинка: "Казаки гетмана Ивана Выговского побеждают московскую конницу в битве под Конотопом". В атласе не пишут, что не в бою, а после боя крымские татары и казаки гетмана Выговского (перешедшего, предательски нарушив условия Переяславской Рады, в подданство польского короля) вырубили несколько тысяч пленных русских драгун. Видно только, как чубатые казаки рубят русских краснокафтанных всадников. Как должны воспринимать десяти-, одиннадцатилетние русские ученики подобную "наглядную пропаганду"?

В общей сложности на Украине выпущено на деньги фонда Сороса свыше 90 учебников. В некоторых из них, подготовленных украинской эмиграцией в Канаде и США, насчитывается четыре (!) русско-украинских войны! Понятно, что "русскими" назвать школы, где преподают по таким учебникам, можно только с издевательской целью.

Не только проблема русского языка (касающаяся не одних лишь русских, но едва ли не 70% населения Украины) порождает ситуацию национального угнетения русских на Украине. В не меньшей степени это угнетение чувствуется в культурно-исторической и религиозной сфере. Об учебниках истории сказано выше. Но есть, так сказать, "наглядные учебники" - памятники русской старины и культуры, которые сегодня подвергаются поруганию, приходят с попустительства властей в упадок и т.д.

КАК ВЧЕРАШНИЕ АТЕИСТЫ ВЕРУ УЛУЧШАЛИ

Как известно, доминирующей конфессией в Украине является Украинская Православная Церковь Московского Патриархата (УПЦ МП), объединяющая около 35 миллионов верующих. УПЦ МП твердо стоит на позициях единства со своим церковным центром в Москве, что вызывает неприятие не только значительной части украинской политической элиты, но и вообще оппонентов России на международной арене. Так, известный европейский "кремленолог" Ален Безансон утверждает, что "международное коммунистическое движение сейчас ликвидировано, его в определенной степени заменила духовная сила… - это государственная Российская Православная Церковь. Она сохранила мощное средство давления на то, что в России называют "ближним зарубежьем, т.е. на Украину, Беларусь и некоторую часть прибалтийских стран. Она позволяет влиять на православную дугу Европы, т.е. на Грецию, Румынию, Болгарию и Сербию". А известный киевский политолог Владимир Еленский констатирует: "Епископат и значительная часть клира Русской Православной Церкви постоянно подчеркивают противоестественность раздела СССР и являются одной из самых последовательных и влиятельных сил, отстаивающих реинтеграцию восточнославянских народов в единый государственный организм".

Светские власти Украины предпринимают колоссальные усилия по ликвидации связи православных христиан с церковным центром в Москве. Делается это вопреки воле подавляющего большинства православных Украины, не желающих разрывать эту связь, и сопровождается откровенным насилием в этой более чем тонкой и деликатной сфере, где "дышит почва и судьба". Государство несет главную ответственность за церковный раскол на Украине, так как при его активнейшем содействии в 1992 году был создан "Киевский Патриархат" - абсолютно нелегитимная с церковно-канонической точки зрения структура. Власти закрывали глаза, когда сторонники "Киевского Патриархата" руками экстремистов из "УНА-УНСО" и подобных ей организаций захватывали сотни храмов, причем захваты сопровождались массовыми избиениями православных верующих с применением слезоточивого газа, железных прутьев и т.п. Ни при Кравчуке, ни при Кучме по этим фактам не было заведено ни одного уголовного дела, захваченные храмы так и не возвращены канонической УПЦ МП. Лица, непосредственно организовывавшие кровавые захваты, как, например, Василий Червоний, продолжают входить в высшее киевское общество.

Мало того, государственная власть позволяет себе вмешиваться в сферу исключительной компетенции самой Церкви. Заявления государственных деятелей Украины, многие из которых вообще являются атеистами, о необходимости объединения канонической Церкви с сообществами, признаваемыми ей как раскольнические (речь идет о вышеуказанном "Киевском Патриархате" и "Украинской автокефальной церкви"), также абсурдны, как вмешательство дилетантов во врачебную деятельность. Однако принцип отделения государства от церкви попросту игнорируется. Тон задает сам президент Украины. В своем выступлении, посвященном 2000-летию Рождества Христова, он призвал всех православных создать единую "Украинскую поместную Православную Церковь".

Идеологический блок правительства Украины в первую очередь такие деятели, как вице-премьер Николай Жулинский и глава госкомитета по информационной политике Иван Драч в открытую поддерживают "Киевский Патриархат" и "УАПЦ". Николай Жулинский заявил журналистам: "Я думаю, что линия, обозначенная, в частности, УПЦ КП, УАПЦ, отвечает интересам Украины". Другой идеолог "поместной церкви" депутат Игорь Юхновский прямо сказал в интервью киевской газете "День", что "единая поместная церковь" объединится с Греко-католической (униатской) Церковью. А правонационалистические партии еще в 1995 г. создали в Верховной Раде депутатское объединение "За единую поместную Православную Церковь", во главе которой встали униаты, не скрывающие своей заинтересованности в создании т.н. "поместной Церкви".

Лучшим доказательством того очевидного факта, что церковный раскол на Украине держится в основном на поддержке государства, служит статистика. Несмотря на колоссальную поддержку, "Киевский Патриархат" и "УАПЦ" практически не представлены за пределами Западной Украины, что, кстати, свидетельствует о не спадающих противоречиях между Западом и Востоком этого государства. УПЦ Московского Патриархата насчитывает более 9 тысяч приходов, "Киевский Патриархат" - 3 тысячи, "УАПЦ" - около тысячи. Важнейшим фактом, демонстрирующим подлинные настроения православных, подавляющее большинство которых принадлежит к УПЦ МП, являются решения ее Соборов, которые трижды - в 1996, 1998 и 2000 годах - твердо заявили о неприемлемости отделения от Московского Патриархата. Духовенство и миряне - сила, противостоящая автокефалии и русофобии (например, летом 2000 года десятки тысяч православных верующих Крыма перекрыли дороги из Симферопольского аэропорта в город, чтобы не пропустить главу раскольников Филарета).

Несмотря на разгорающийся внутриполитический кризис, президент Кучма продолжил вмешательство в церковные дела, направив в конце 2000 года приглашение посетить Украину Константинопольскому Патриарху Варфоломею, что является откровенным вызовом Русской Православной Церкви, прекратившей с Константинопольским Патриархатом все политические и дипломатические отношения. Патриарх Варфоломей - фактический заложник Турции и ее союзников (в Турции существуют очень серьезные ограничения деятельности Православной Церкви) - вынужден поддерживать раскольнические группировки в Эстонии и на Украине, что и вызывает острую реакцию Русской Православной Церкви. Еще более вызывающим в этой связи выглядит подготовка к визиту на Украину Римского Папы Иоанна Павла II в июне нынешнего года (Патриарх Алексий II неоднократно заявлял о невозможности контактов с Папой в условиях постоянных гонений на православие со стороны принадлежащих к католической церкви униатов Западной Украины).

В последнее время, по ходу обострения кризиса, президент несколько дистанцировался от авантюры с искусственным созданием "поместной Церкви". Штаб по ее конструированию переместился в Кабинет министров и Верховную Раду. Вполне понятно, что Кучму настораживает перспектива потерять влияние среди миллионов православных, число которых превышает численность вместе взятых греко-католиков и автокефалистов.

Но проблема свободы совести и вероисповедания остается на Украине предметом самого серьезного беспокойства.

"ОТСТАИВАЙТЕ ЖЕ СЕВАСТОПОЛЬ!"

Два года назад мы предупреждали: Соглашения по Черноморскому флоту с точки зрения украинского права, в том числе конституционного, нелегитимны. Нас не пожелали услышать и понять. А кое-какие "знатоки" украинского законодательства попытались даже нас поправить.

Время все поставило на место. 14 июля Конституционный суд Украины, рассмотрев ситуацию с Европейской Хартией о языках, разъяснил всем и навсегда, что законы о ратификации международных договоров должен подписывать не кто-либо (председатель парламента, премьер-министр и т.д.), а только президент, оговорив при этом, что все уже принятые законы о ратификации, не подписанные президентом, являются неконституционными.

Разъяснение КС Украины касается не только конкретной Хартии, его действие распространяется абсолютно на все международные договоры, когда-либо заключенные и ратифицированные постсоветской Украиной. Специальная оговорка отметила, что по другим международным договорам обращений в Конституционный суд пока не было. Однако, поскольку прецедент был создан, такие обращения пойдут во все возрастающем количестве, ибо абсолютно все законы о ратификации Украиной международных договоров подписаны не президентами, а председателями Верховной Рады. Уже через неделю, 21 июля, в Конституционный суд поступило требование определить конституционность протокола об отмене смертной казни, который был ратифицирован парламентом и оформлен в соответствии с той же процедурой, что и Европейская Хартия.

Лиха беда начало. В любой момент все вышесказанное, как мы и предвидели, может коснуться любого закона о ратификации международного договора - не только Соглашений по ЧФ, но и всего "Большого договора". Достаточно неким полномочным лицам (например, депутатам) подать соответствующий запрос в КС Украины. Механизм внепарламентской денонсации международных договоров уже опробован.

Итак, за спиной нашего партнера - дубинка внутреннего украинского законодательства, имеющего приоритет над международным. Но это не все, о чем хочется напомнить, говоря о проблемах Черноморского флота.

Как известно, ЧФ давно уже превратился в болевую точку, на которую Украина в лице той или иной ветви власти (смотря по обстоятельствам) нажимает, регулируя взаимоотношения с Россией. Что, собственно, и предусматривалось ею на момент подписания Соглашений. На Украине значительным влиянием пользуются силы, которые желали бы полного вывода ЧФ с территории "незалежной державы". Они делают все, чтобы осложнить черноморцам выполнение своего долга.

Вот несколько эпизодов последнего времени, выбранных "навскидку", подтверждающих сказанное. (О демарше правонационалистически настроенных депутатов, угрожающих пересмотром условий пребывания ЧФ в Крыму, говорилось выше.)

Командующий ЧФ адмирал Владимир Комоедов откровенно признался: "С момента вступления в должность командующего меня не покидает ощущение неестественности происходящего вокруг флота". За эту оценку, данную уже после ратификации Большого договора и соглашений по флоту в интервью "НГ" новый командующий флотом чуть не лишился должности. По сути, это оценка как соглашений по ЧФ, так и самого договора, задающих основные параметры той самой "неестественности".

К примеру, Кабинет министров Украины 24 января с.г. возобновил действие "замороженного" было постановления # 863 от 19.05.99 г. "Порядок пересечения государственной границы военнослужащими, военными кораблями и летательными аппаратами Черноморского флота РФ". По сути, Украина этим постановлением диктует временные нормативы для ЧФ. Так, командование ЧФ обязуется не менее чем за 72 часа уведомлять Генштаб ВС Украины о планируемом пересечении границ. Если вспомнить тесные партнерские отношения, установленные украинскими военными с НАТО, то понятно, насколько обременительно для наших моряков такое требование.

Показательна история с запрещением обновить авиацию ЧФ, долгое время не находившая своего разрешения. Как и запрет российской стороне иметь ядерное оружие в составе ЧФ.

Флот перечисляет в госбюджет Украины налоги и сборы, равные по размеру половине городского бюджета Севастополя, является его постоянным донором. Денежное довольствие, которое в Крыму из российского кармана получают около 180 тыс. человек, так или иначе связанных с флотом, также оседает на месте, вливается в крымскую экономику. Не говоря уже о 97,75 млн. долл., ежегодно выплачиваемых Россией по условиям аренды.

Казалось бы, ЧФ не только не "нахлебник", как утверждают горячие головы "национально-свидомых", но - донор и Украины и Крыма, наличием которого следовало бы дорожить. Вместо того власти этим летом на месяц с лишним отключили энергию Феодосийского гарнизона ЧФ, обесточив все без исключения объекты, включая медицинские. А потом отключили еще и воду.

Казалось бы, простое решение: если возникает временная задолженность ЧФ перед украинскими энергетиками - гасить ее за счет общего долга Украины, несопоставимо более крупного. Но нет, этого не делается, ведь сам факт задолженности нужен украинской стороне, чтобы начислять пеню и держать таким образом ЧФ в постоянных должниках, иметь постоянный рычаг давления на Россию. Пример подобных отношений - история долга ЧФ по отношению к предприятию связи "Укртелеком", где пеня выросла до размеров, превышающих долг, причем уплаты пени требуют настойчиво, зато долга (источника новой пени) - нет.

Пенсионеры, отслужившие всю жизнь на флоте, лишены на Украине не только положенных льгот, но и возможности получать пенсию, вынуждены ездить за ней (на свои небольшие средства) в Россию.

Командующий ВМС Украины Михаил Ежель недавно открыто заявил, что пришло время пересмотреть условия нахождения Черноморского флота в Крыму. "Пересмотреть", по Ежелю, это значит отобрать у ЧФ то, что еще не отобрано. Он даже обратился с письмом на имя двух президентов с предложением "передать народу Украины" (куда прожившие всю жизнь в Севастополе моряки и их родственники, понятное дело, не входят) знаменитый Базовый матросский клуб, морскую библиотеку и музей ЧФ. Российский МИД, конечно, отмолчался.

Перечислять подобные обстоятельства, отравляющие жизнь защитникам наших южных рубежей, можно долго. Флот и жизнь людей, связанных с флотом, отделить невозможно. Вот почему приговор Черноморскому флоту оказался подписан вместе с долгожданными соглашениями, не предусматривающими хотя бы аренды всего Севастополя, а только - отдельных причалов, складов и сооружений, разбросанных на пяти процентах городской территории. Соглашениями, перехваленными в России за "прагматизм" и ставшими условием ратификации в Совете Федерации российско-украинского договора ("о дружбе, сотрудничестве и партнерстве"), название которого не соответствует его сущности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЧТО ПОСТАВИТЬ ВО ГЛАВУ УГЛА?

Прошло два года, в течение которых русско-украинское соседство развивалось по-своему, не считаясь с мертвыми документами. Вопреки лукавству, узаконенному в сане "Договора о дружбе, сотрудничестве и стратегическом партнерстве между Российской Федерацией и Украиной", несмотря на утрату существеннейших возможностей обеспечивать свой, российский, интерес на Украине, Россия постепенно начинает возвращать подобающий ей авторитет и влияние в отношениях с соседом. Мы должны быть особенно благодарны предкам, одарившим нас такой территорией, богатствами недр, неубиваемым языком, историей и культурой. Этот потенциал начинает сказываться, как бы мы ни вредили России и себе сами.

Глупый скажет: "Не было бы счастья, да несчастье помогло". Но Ельцин за эти два года ушел, Путин пришел и оказался не-Ельциным. Украинская же элита постепенно приходила к нынешнему разбитому корыту. По-другому все равно быть не могло.

Можно предвидеть, что новый курс по отношению к России, вынужденно принятый президентом Кучмой в разгар острого кризиса, не будет пролегать по прямой. Мы в России накопили слишком богатый опыт договоренностей с украинскими руководителями - еще раз особо отметим подписанный Леонидом Даниловичем "Большой договор", - чтобы быть уверенными, что Кучма вернется в прежнюю колею двусмысленностей, недомолвок, отказа от обещаний как только Россия перестанет проверять и начнет что-то принимать на веру. По большому счету нынешние изменения во внешней политике и политэкономической стратегии кучмовской Украины глубоко детерминированы объективными причинами и носят не сезонный, а принципиальный и долговременный характер. Однако (и это очень важно!) Кучма вполне может считать их временным флиртом с Россией - до нового потепления с Западом, что позволяет предсказывать весьма непростую судьбу дальнейших российско-украинских отношений.

Можно ожидать, что процесс экономического и политического сближения двух стран, как и процесс перехода собственности к "северному соседу" Украины, будет и далее сопровождаться бурной игрой политических и национальных страстей. Россия должна уметь нейтрализовывать их адекватными средствами. Но мы не напасемся ни газа, ни односторонних льгот, ни собственного терпения и настойчивости, если последствием верхушечного пересмотра в отношении правящей украинской элиты к России не будет решительная внутренняя перемена в отношении к русскому языку, культуре и русскому человеку на Украине. Гарантией от очередного обмана может быть только отказ от антироссийских идейных основ украинской государственности, осовременивание идеи политического и экономического союза Украины с Россией, сопровождаемое выходом на политическую авансцену Украины перспективных, а не маргинальных пророссийских сил.

Итак, в выборе приоритетов новой российской политики на первом месте по значению - положение русских (и русскоязычных) на Украине. Мы не имеем права потерять столь весомую часть нашего народа. Надо ясно понять, что, отрезав от материнской русской нации и подвергнув тотальной украинизации 11,5 млн. русских людей, украинские этнократы сделали нас - не только русских, но и россиян вообще - меньше, слабее на эти самые 11,5 млн. Поэтому необходимо сделать права человека (в данном случае - русского человека) основным рычагом российской политики на Украине. Понимая при этом, что в данном вопросе смыкаются стратегическая и тактическая задачи. Ибо другой реальной человеческой массовой опоры для российской политики в направлении Украины - нет.

Следует часто и внятно объяснять нашим оппонентам: вы хотите строить "незалежну державу", "украинську политичну нацию"? Ради бога! Это ваше право. Но при чем тут наши люди? Оставьте им их национальность, их язык, их традиции, историю и культуру! Прекратите этноцид русского народа! Россия, русские должны вернуть себе потерянные было 11,5 млн. человек "своих" - если не физически, то духовно.

На втором месте - продолжение политики прагматизма в российско-украинских экономических отношениях, которая уже принесла заметные плоды. Развитие ее означает в первую очередь увеличение российских инвестиций в украинскую экономику.

На третьем месте - возвращение к военному и военно-техническому сотрудничеству, как это происходит между Россией и некоторыми государствами СНГ. В рамках этой задачи предстоит решение и проблемы Черноморского флота, и проблемы взаимоотношений с НАТО.

@@@
"Дружба, сотрудничество и партнерство" между Россией и Украиной
"Потенциал у нас колоссальный, но денег нет"
56 минут, которые потрясли Перу
Алексей Казанник: "Я думаю, что в ближайшее время могут быть запрещены какие-то политические партии и ограничены права и свободы граждан".
Бакиев прописал себе очередной срок
Березовский не видит альтернативы Путину
Болезнь и политика

Борис Ельцин: "Терроризм объявил войну России"

@@ 1999-09-14 / Любовь Голубева



Пострадавших от взрыва доставляли в городскую больницу #7.

Сотрудница "НГ" Людмила Туркова стала очевидцем трагедии на Каширке. Она живет по соседству, в доме # 7. Вот что она рассказала:

- Рано утром я и все мои близкие вскочили от ужасного, можно сказать, жуткого рева и звона разбитого стекла. Как выяснилось впоследствии, это от ударной волны сработала сигнализация на машинах и посыпались стекла в близстоящих домах. На часах было 04.59. Выглянув в окно, я увидела зарево, а на том месте, где до недавнего времени стоял восьмиэтажный дом, была гора раскрошившегося кирпича, из-под которой раздавались стоны. И я, и все соседи сразу выбежали на улицу. Кругом стоял непроглядный туман от пыли.

Первыми к месту трагедии прибыли врачи. Седьмая горбольница находится совсем рядом с нашими домами. Медики, видимо, увидели взрыв из окон больницы. Затем к руинам подъехала милиция, и вскоре - пожарные. У всех соседних домов вылетели стекла, там есть тоже раненые. Я стала свидетелем того, как врачи "скорой помощи" выносили пострадавшего мужчину, - у него не было ног, одной руки, лицо все изуродовано. Если он даже выживет, это будет ужасно. Все, кто это видел, не могли удержаться от слез.

Добраться до работы было очень трудно из-за перекрытых дорог, но я решила, что на работе будет легче, хоть как-то отвлечешься. Теперь с ужасом думаю о том, что придет вечер и хочешь или нет, надо будет возвращаться. Какое-то жуткое состояние и нежелание увидеть весь этот кошмар вновь. Не представляю, как смогу заснуть.

@@@
Борис Ельцин: "Терроризм объявил войну России"
Борис Резник: «Депутатам хочется приструнить журналистов»
В России может смениться форма правления
Валерий Шанцев: партийные списки - угроза демократии
Вешняков сделал свое дело
Виктор Плескачевский: "Принятие закона о банкротстве - антикризисная мера"
Возможны ли повторные выборы в США?

Год президентства Путина: с программой или без нее?

@@

С момента избрания глава государства выбирал между политической стабильностью и необходимостью проводить радикальные реформы

2001-03-24 / Марина Волкова







Вовсе не Кремль, а "Александер-хаус", где год назад располагался предвыборный штаб нынешнего президента, в ночь с 26 на 27 марта 2000 г. стал местом, где собрались все уважающие себя и Путина московские политики, чиновники и хоть и не олигархи, но бизнесмены новой волны.

Однотуровый же победитель президентских выборов заехал в свой штаб ненадолго, кажется, был несколько смущен и, несмотря на предвыборную закалку, которая должна была у него выработаться почти за 8-месячную избирательную кампанию, без особого удовольствия говорил перед телекамерами.

С тех пор прошел год. Президент сильно изменился за это время.

Сам Владимир Путин шокирующе лаконично оценил свою деятельность за год с момента избрания на высший государственный пост: "В целом я результатами работы за год удовлетворен". Ответ на соответствующий вопрос, заданный во время интернет-пресс-конференции, был настолько очевиден для Путина, что ремарки типа "Может быть, можно было сделать и больше" даже не тянули на человеческое кокетство, а скорее смотрелись как вынужденное дополнение к сказанному - ведь нельзя же в подобном случае ограничиться одной-единственной комплиментарной фразой в собственный адрес.

Тем не менее обвинять президента в лучшем случае в нескромности, а в худшем - в нежелании провести хотя бы минимальный самоанализ и поделиться собственными мыслями по этому поводу с вверенной ему (как президенту) в том числе и интернет-аудиторией, было бы несправедливо, если не учитывать то, какие, собственно, ставил перед собой цели Владимир Путин, решившись баллотироваться на пост главы России.

Особенностью прошлогодней президентской кампании и чуть ли не гордостью окружения Владимира Путина было отсутствие у главного претендента на Кремль предвыборной программы. Не считая письма к избирателям, опубликованного в нескольких федеральных газетах, вся смысловая нагрузка и магия которого сводились к тому, что различные социальные группы могли найти в нем нечто свое, и фильма о будущем президенте, из которого можно было узнать, что Путин обладает большим запасом пословиц и поговорок, а также пуделем Тосей, не было ничего, кроме интенсивных поездок по стране.

Не появилось официально обозначенной программы президента и после избрания Владимира Путина на пост главы государства. О намерениях и самооценке президента можно было составить мнение, но очень обрывочно, лишь по интервью российским и зарубежным СМИ, большей частью официозным, которые, как правило, либо отражали позицию Путина по отдельно взятому вопросу, что называется, на злобу дня, либо сводились к декларированию приверженности "основным демократическим принципам".

В какой-то степени задачи и цели президента были отражены в его прошлогоднем послании Федеральному собранию. Но этот документ, являющийся скорее домашним заданием всем ветвям власти и распределяющий обязанностей между ними на год, в принципе не способен отразить те требования, которые предъявляет к себе как президенту Путин (или любой другой человек на его месте). Недаром политэлита в основной своей массе относится к президентскому посланию не более, чем как к красивому ритуалу.

Тем не менее программа действий у Владимира Путина была, и наверняка, когда он выносил вердикт своей деятельности за год во время интернет-пресс-конференции, ориентировался именно на нее. 29 декабря 1999 г., когда для него вопрос с переездом в Кремль уже был решен, на сайте правительства, а затем и в "НГ" была опубликована статья премьер-министра Путина, в которой он фактически изложил то, чем впоследствии планомерно занимался весь год. Мало того, президент в этой же статье четко определился и со сроками реализации этой программы, и с собственным стилем, которого он и старался придерживаться весь последующий год.

Наиболее полно и последовательно Владимир Путин исполнил ту часть программы, в которой были описаны политические задумки новой власти, главной целью которых (более отдаленной) должно стать создание сильного государства. Именно государственно-политической сфере, а не экономике Путин за три месяца до выборов отвел решающую роль в возрождении и подъеме России. Видимо, именно поэтому весь год политические реформы шли с опережением экономических.

Единственное, над чем специально не хотел работать Путин, хотя и отвел этому целый раздел своей программы, так это над созданием так называемой национальной идеи. В перспективах ее самостоятельного появления на свет без помощи государственных структур президент в своей программе высказывает удивительную уверенность. Причем, по Путину, представлять собой она будет некий сплав державности, патриотизма и социальной солидарности. В качестве, пожалуй, единственной "затравки" на создание базы для "гражданского согласия и социального единения" Путин в минувшем году применил государственные символы, одним - для согласия - подарив триколор, другим - для тех же целей - музыку Советского гимна, третьим - герб с двуглавым орлом. В общем, примирил, как умел - несмотря на возражения большинства в его окружении.

Остальные же политические задумки Путина, прописанные в статье, практически все без исключения в той или иной степени начали выполняться в этом году. Основные направления федеральной реформы фактически были прописаны еще более года назад. Нежелание в ближайший год менять Конституцию, работая именно в рамках существующего Основного закона, приведение местных законодательств в соответствие федеральному, сохранение России как федеративного государства с определенными корректировками в сторону их совершенствования - все это воплотилось в трех законах, принятие которых инициировал президент летом прошлого года. Стремление сотворить нечто с органами государственной власти, о котором Путин написал в своей статье, нашло свое отражение в создании института полпредов. А борьба с преступностью и коррупцией, по крайней мере "идеологически", в сознании избирателя должна была увязаться с наступлением на олигархов, активизация которого опять-таки пришлась на лето прошлого года. И здесь совершенно неважно, что у Путина могла быть и другая, основывающаяся на инстинкте самосохранения, мотивация при проведении "антиолигархической операции". Подобные шаги не могли не найти одобрения у путинского избирателя.

Президентские руки дошли даже до такой "мелочи", отписанной в программе, как судебная реформа. Единственное относящееся к политическому блоку вопросов, чего так и не сделал Путин, хотя ставил перед собой такую задачу и отводил ей одну из решающих ролей, - реформа органов исполнительной власти, к которым относится правительство. По этому поводу Путин больше года назад писал буквально следующее: "Мировой опыт показывает, что главная опасность для прав и свобод человека, демократии в целом исходит от исполнительной власти". Законодательная власть, "принимающая плохие законы", по Путину, также вносит в это свою лепту. Но власть исполнительная может "довольно существенно, правда, не всегда намеренно, искажать их". Все это для Путина в его программе служит доказательством необходимости реформирования правительства. Тем не менее в период формирования кабинета Касьянова, хотя и разрабатывались грандиозные планы по слиянию и ликвидации отдельных министерств и ведомств, президент ограничился лишь косметическим ремонтом этой ветви власти, оставив грандиозные свершения на потом.

В Кремле, к слову, до сих пор не выработана единая позиция по поводу того, как должно выглядеть реструктурированное правительство: будет ли один вице-премьер или все-таки несколько, надо ли вообще и если надо, то как сливать воедино ряд министерств и кого назначать их руководителями. Мэр Москвы Юрий Лужков, в рамках Госсовета предложивший свою помощь в написании плана этой реформы, по данным "НГ", и вовсе придумал более радикальный, чем все существующие, вариант, заключающийся в усилении роли полпредов в семи федеральных округах. Правда, в администрации президента он многим не слишком понравился, хотя реакция на него самого Путина, с которым Лужков обсудил-таки свои изыскания, неизвестна.

Впрочем, судя по готовности Путина исполнять другие пункты программы, написанной в канун наступления 2000 г., правительству надеяться на то, что президент оставит его в покое, особо не приходится. Тем более что экономический блок вопросов, которые за год и за десятилетие собирался решить Путин, правительство хотя слегка и "тронуло", но напротив большинства пунктов программы президента можно поставить минусы на предмет их исполнения. Начать хотя бы с того, что мечтательные прогнозы экспертов, на базе которых писалась статья, гласили, что России необходимо поддерживать годовой прирост ВВП от 8 до 10%, чтобы через 15 лет достичь уровня соответственно Испании или Англии. В нынешнем же феврале темпы промышленного роста по отношению к тому же периоду прошлого года составили лишь 0,8%. ВВП же увеличивается еще медленнее.

С осуществлением 10-летней программы развития экономики России, которое Путин считает в статье задачей не только экономической, но и "политической, а в определенном смысле и идеологической", дела обстоят и вовсе из рук вон плохо. То, что разработал ЦСР под руководством Грефа, потребовало губернаторских дополнений от Ишаева. Потом и вовсе правительство вознамерилось сотворить еще одну среднесрочную программу. Кремлевские источники "НГ" в ответ на это заявили, что грефовский вариант они прочитали, поскольку думали, что он будет выполняться, но подобной ошибки (в смысле чтения новой программы) не повторят.

Не выполнена и третья базовая установка Путина - "необходимость формирования целостной системы государственного регулирования" экономики. Хотя другие отдельные задумки Путина, как, например, налоговая реформа или реструктуризация естественных монополий, о которых он писал год назад, хоть и не слишком уклюже, но попытались начать осуществлять уже в этом году. Даже такие "мелочи", как регулирование деятельности естественных монополий, "формирующих всю структуру производственных и потребительских цен", о которой Путин писал в своей программной статье, попытались, опять-таки с его подачи, оформить к мини-юбилею президента путем разработки плана по созданию единого органа, отвечающего за тарифную политику.

Как видно, Путин пункт за пунктом исполнял свою программу, которая в свое время прошла практически незамеченной во многом из-за "рокировочки" Ельцин-Путин, которая произошла через день после публикации статьи и надолго затмила все остальные события. Правда, повышенная активность Путина, пожалуй, пришлась на первые 100 дней его президентства. Оставшееся же от года время глава государства либо совершал многодневные туры по России и другим странам, либо награждал военных и деятелей культуры, либо проводил рабочие встречи. В общем, "работал с документами", только на свой лад.

Непомерно высокий темп реформ, заданный в первые 100 дней, и заметное его снижение, начавшееся где-то с августа прошлого года, во многом объясняется, если так можно выразиться, противоречиями, заложенными в той же программной статье Путина. С одной стороны, президент пишет: "Сроки на раскачку стране не отпущены". С другой - Путин уверен, что "Россия исчерпала свой лимит на политические и социально-экономические потрясения, катаклизмы, радикальные преобразования". Борьба двух тезисов после трех с небольшим месяцев пребывания на посту главы государства странным образом закончилась для Путина победой второго. Хотя история с реформированием Совета Федерации показала, что проведение весьма радикальных реформ, по крайней мере в политике, совсем необязательно заканчивается кризисом. Наличие представления, как должна выглядеть верхняя палата парламента, какие законы должны быть приняты для этого, что необходимо сделать для приведения в соответствие местных законодательств федеральному, а главное, на какие уступки можно пойти, дабы реализовать задуманное, позволили довольно быстро разделаться Путину с этим блоком вопросов. Дискуссия же, к примеру, о реформировании естественных монополий, по всей видимости, затянулась столь неприлично из-за того, что президент попросту не имеет на этот счет готового решения. Как, видимо, не имеет четкого представления он и его команда о том, что надо делать с экономикой. Конечно, есть вещи очевидные, обойти которые при всем желании не удастся. Вынужденный либерализм в вопросах реформы ЖКХ или "антисоциальная" пенсионная реформа - то, с чем неизбежно столкнется Путин. Но к принятию ряда принципиальных решений, в том числе и каким курсом идти в экономике, а главное, как осуществлять это путешествие, как показали последние события, президент просто не готов (в лучшем случае по причине ли отказа себе в праве на ошибку). Удобный случай - сменить Думу, как уверяли кремлевские политтехнологи, на еще более лояльную Путину, а попутно решить второстепенную задачу разведения во времени президентских и парламентских выборов, использован не был. Если бы у Путина на столе лежали готовые наработки в виде законов, ради которых надо было пойти на роспуск Думы, вполне возможно, он бы не отказался от этой идеи. На деле же оказалось, что нижнюю палату парламента трогать попросту незачем. Если бы у Путина было четкое представление, какую программу должно отрабатывать правительство, и структура кабинета, и персональный его состав были сформированы гораздо быстрее.

Справедливости ради надо отметить, что некоторые вещи, затеянные президентом в этот год, особой спешки не требуют. Напротив, она может оказаться очень даже вредной. Как правило, эти начинания во многом связаны с ломкой менталитета. Взять хотя бы судебную реформу. Если даже генеральный прокурор (в интервью "НГ") в вопросах, связанных с Гусинским, апеллирует к мнению правосудия, а когда дело касается лично его, говорит: вряд ли кто-то прислушается к вердикту суда, то что говорить о других. Или же земельный вопрос. Решить одним махом его явно не удастся.

Впрочем, нежелание Путина делать резкие движения имеет и другое объяснение. Снижение президентской активности совпало с трагической гибелью подводной лодки "Курск". И чуть ли не в первый раз президентский рейтинг хоть и ненамного, но упал. В Кремле тогда спешно искали решение, как исправить ситуацию, опасаясь, что тенденция эта продолжится. Видимо, именно с этого момента к Путину постепенно стало приходить осознание того, что народная любовь, выраженная цифрами социологов и ощущаемая им в поездках по регионам, не последнее для него дело. По крайней мере "ранний" Путин довольно неловко реагировал на предвыборную истерию своих сторонников, нахваливающих то его походку, то внешний вид, то манеру говорить. Сейчас же - и особенно это было заметно во время его последней поездки по Сибири - президент вошел во вкус по части любви к любви народной. Очевидно, что многие вещи делаются (или не делаются) именно с оглядкой на нее. Хотя пока Путин, что опять-таки показал его вояж в Томск и Омск, готов к тому, что отношение к нему в народе может перемениться.

@@@
Год президентства Путина: с программой или без нее?
Губернаторы делят Норильск
Десять лет назад в России был введен пост президента
Если событий нет, политики их выдумают
Женщины не пробились в парламент Кувейта
Задача - реформирование институтов власти
Конфликт в Конституционном суде

Коррумпированной власти Назарбаева пора положить конец

@@

«Демократические силы объединяются только для того, чтобы разрушить сегодняшнюю систему власти»

2005-02-21 / Виктория Панфилова Еще в начале октября прошлого года председатель Мажилиса (нижней палаты парламента республики) Жармахан Туякбай неожиданно заявил о массовых фальсификациях в ходе состоявшихся в Казахстане парламентских выборов. Последующий отказ от депутатства в сформированном Мажилисе и демонстративный выход из рядов пропрезидентской партии «Отан» в итоге сделали экс-спикера и бывшего генерального прокурора одной из самых заметных фигур в лагере оппозиции. О том, какие события происходят в Казахстане сейчас, он рассказал «НГ».







Лидеру казахстанской оппозиции не чужды президентские амбиции.

Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)

-Жармахан Айтбаевич, ваше публичное несогласие с результатами сентябрьских выборов и уход в стан оппозиции произвели эффект разорвавшейся бомбы. В чем причина этого, как писали газеты, «поступка года»?

 

– Полтора десятка лет я находился в высших эшелонах власти и довольно долго расставался с иллюзиями. В последние годы этот процесс ускорился. А на посту спикера Мажилиса я убедился, как неограниченная власть президента обращает в фикцию другие ветви власти, как тормозится, подавляется развитие любых институтов гражданского общества.

Выстроенная по принципу личной преданности президенту, раздающая в награду за услуги право на произвол и коррупцию, эта система власти не может быть ни близка народу, ни ответственна перед ним. Впрочем, вряд ли нужно долго разъяснять особенности классических авторитарных режимов. Они достаточно известны и, к великому сожалению, мы получили новую яркую иллюстрацию в лице Казахстана.

Если в середине 90-х годов, в период экономического спада, еще можно было оправдать резкое усиление «президентской вертикали», то теперь, через несколько лет после преодоления многих постсоветских кризисных явлений, архаичность существующей властной системы просто бросается в глаза.

@@@
Коррумпированной власти Назарбаева пора положить конец
Кризис власти: есть ли выход?
Кризис на Украине: причины и последствия (3)
Кризис на Украине: причины и последствия (6)
Кто виноват и что делать
Манифест российского либерализма
Нельзя управлять обществом без самого общества

Нет мира в "Зеленом мире"

@@

За деятельностью известной экологической организации стоят интересы, далекие от природоохранных

2002-09-04 / Сергей Мельников Заморское слово "Гринпис" появилось в нашем лексиконе в годы ажиотажа перестройки, гласности и слепого пиетета перед зарубежными достижениями. "Зеленой" международной организации был обеспечен теплый прием и со стороны властей, как огня боявшихся упреков в ретроградстве, и со стороны населения, зачарованно взиравшего на эпатажные акции борцов за природу. Ныне схлынули и удивление, и пиетет. Зато назрели вопросы, которые пока остаются без ответа.



Вопрос первый, концептуальный

Нет-нет, да и возникает подозрение, что прицельные удары "Гринписа" по отдельным компаниям производятся в интересах конкурентов. Репутация - рыночный товар. Удар по ней - а именно на этом специализируется "Гринпис" - ставит крест на бизнесе. Экология становится новым способом расправы с конкурентами, и "Гринпису" нет в этом равных.

Так, в январе прошлого года гринписовцы построили каменную стену высотой в 2 м поперек железнодорожного полотна возле французского порта Шербур - в знак протеста против транспортировки ядерного топлива с перерабатывающего завода близ этого города в Японию. Вроде бы логично: организация, которая начиналась с протеста против ядерных испытаний на острове Амчитка, продолжает свою "противоатомную" войну. Но отчего же именно экспортный вариант так обеспокоил французских "зеленых", готовых мириться с 59 атомными энергоблоками на своей территории? Ответ прост: французы очень не хотели уступать заказ японским коллегам.

А в начале 90-х "Гринпис" ни с того ни с сего вдруг взъярился на "Макдоналдс". В результате шумной кампании по дискредитации сети ресторанов этой фирмы выиграли, как и полагается, ее конкуренты, а вовсе не природа. "Макдоналдс", правда, подал иск в суд и даже выиграл процесс, поскольку свои обвинения "экологи" доказать не смогли. Но свое черное дело "Гринпис" сделал: в памяти любителей быстрой еды навечно осталась мысль, что нет дыма без огня.

И вообще, как выясняется, гринписовцы не слишком озабочены поиском доказательств, предпочитая не стесняться в средствах. Перечень проигранных судебных процессов по обвинению в клевете можно продолжить, и по большей части истцы - фирмы солидные, которые весьма дорожат своей репутацией. Среди них, например, французская компания "Cogema", один из лидеров в производстве оборудования для атомной отрасли.

Одна из последних "жертв" - "Esso France", входящая в нефтяную компанию "Exxon" и занимающаяся продажей моторных масел Esso во Франции. На сей раз "зеленые" призывают публику бойкотировать продукцию обозначенного ими противника и обвиняют фирму в том, что она якобы недостаточно выделяет средств "на развитие общества". Кто в данном случае дергает за ниточку - точно неизвестно, но то, что бойкотируется отдельный продукт в отдельной стране, наводит на мысль о происках конкурентов.

Очередной судебный иск вряд ли пугает борцов за чистоту природы, которых уже неоднократно ловили и даже привлекали к суду за фабрикацию ложных улик, якобы свидетельствующих о нанесении вреда окружающей среде. Недавно, например, иркутские власти поймали российских гринписовцев на сознательном искажении информации о численности популяции байкальской нерпы. Как эту информацию может использовать "Гринпис"? Да как угодно. Всегда можно обвинить компанию, ведущую хозяйственную деятельность недалеко от знаменитого озера, в сознательном причинении экологического ущерба.

Вопрос второй, материальный

Каким образом общественная организация, живущая на взносы своих пусть многочисленных, но в большинстве своем весьма ограниченных в средствах сторонников, ухитряется тратить миллионы? Долларов, разумеется. В России, например, официальный бюджет "Гринписа" составляет около 1 млн. долл. в год, но, даже по самым скромным прикидкам, шумные акции гринписовцев тянут в 6-7 раз больше.

Недавно недоброжелатели постарались подсчитать минимальные расходы российских "экологов", и вышло, что меньше 56 тыс. долл. в месяц не получается. Учитывая, что вступительный взнос для желающих пополнить ряды "Гринписа" в России составляет сегодня 25 рублей, то таковых должно быть больше 7 млн. человек, чтобы набралась искомая сумма. Наша "самая многочисленная" КПРФ, похоже, просто отдыхает. И не исключено, что в скором времени мы, по примеру Германии, "озеленим" все ветви власти, раз у "Гринписа" есть и армия потенциальных избирателей, и средства на проведение избирательной кампании.

Однако все же верится с трудом, что "зеленые" набрали такую силу в стране, где население больше озабочено угрозой безработицы и закрытием предприятий, чем страхом перед грядущей экологической катастрофой. И вряд ли ручеек добровольных взносов может напитать море весьма широких потребностей гринписовцев.

Сам собой напрашивается вопрос: может быть, источник поступлений надо искать где-то вне природоохранных интересов "Гринписа"? А памятуя о том, что акции этой организации одним всегда выходят боком, а другим - прибылью, тем паче задумаешься. Это как если бы нищий преподаватель вуза вдруг купил себе квартиру, накопив деньги с госзарплаты. За руку не пойман, но все очевидно до безобразия.

Это тем более очевидно, что "Гринпис" один раз даже официально признался, что "в порядке эксперимента" принял деньги от канадской лесопромышленной компании. Во всех остальных случаях можно лишь догадываться, как, когда и в какой форме. И базируются такие догадки в основном опять же на цифрах поступлений и расходов гринписовцев.

Вот какие данные прозвучали, например, в докладе члена американского ядерного общества Джона Грэма, который он сделал в Братиславе на Молодежной ядерной конференции в 2000 г. В 1998 г. материальные средства этой организации по всему миру составили 117,8 млн. долл. в активах, а международная группа, расположенная в Амстердаме, имела в своих активах 31,9 млн. долл. В 1999 г. отделение "Гринпис" в США получило доход в размере 35 млн. долл. И так далее. Эти средства позволяют официальным представителям "Гринписа" путешествовать по миру только первым классом, отмечает исследователь.

Вопрос третий, практический

Для России, которая хотя и любит считать чужие деньги, но скорее завидует, чем осуждает, существует и еще один аспект деятельности "Гринписа" на ее просторах. Какие последствия может иметь активность "зеленых" в наших нестабильных ни экономически, ни политически условиях? Почему-то почти все международные организации, и экономические, и религиозные, валом повалившие в постсоветскую Россию, удостоились подозрения в недобрых намерениях. Все, за исключением "Гринписа".

Между тем основания для таких подозрений есть, если учесть приоритеты гринписовцев. Что больше всего не устраивает в нашей жизни радетелей охраны окружающей среды? Конечно, атомная промышленность, российские АЭС, кстати, весьма немногочисленные по сравнению с экологически "благополучными" европейскими странами. Но особенно яро протестуют "зеленые" против идеи переработки в России отходов отработанного ядерного топлива: их явно беспокоит возможность русских получить десятки миллиардов долларов.

В начале нынешнего года, например, газета "Вашингтон пост" опубликовала якобы добытые активистами московского отделения "Гринпис" секретные расчеты нашего Минатома: утверждалось, что данное министерство вынашивает тайные планы о крупномасштабной утилизации и хранении иностранных ядерных отходов в Сибири. Обвинения базировались, понятное дело, на информации, полученной "из конфиденциальных источников" в министерстве. Секреты оказались, как всегда, липовыми: вопрос обсуждался вполне открыто, и назывались, в частности, цифры доходов, которые могла получить Россия: от 10 до 20 млрд. долл. в год.

Минатом проиграл, предложение о переработке в России радиоактивных материалов и ядерных отходов было отклонено, несмотря на то что расчеты ядерщиков были более чем квалифицированными, а претензии "экологов" оставались на уровне эмоций. Подтекст, по мнению специалистов, тоже ясен: 60% рынка переработки ядерных отходов контролируют США, к тому же Штаты совсем не заинтересованы в получении Россией дивидендов, которые она вложит в наукоемкие производства. Плюс, надо предполагать, американцы весьма боятся, что мы сможем увеличить свои запасы ключевого компонента при производстве атомных бомб - плутония. Так на чьей стороне "Гринпис", который, кстати, в качестве "противоатомных" аргументов приводил, как выяснилось, примеры несуществующих или неработающих заводов?

Прочие объекты особого внимания этой организации тоже имеют для экономического развития России ключевое значение. Как лес, например, экспорт которого, несмотря на кризисную в отрасли ситуацию, дал стране 4,3 млрд. долл. в прошлом году. Даст и больше, если "экологи" не помешают да собственная нерасторопность. Конечно, гнать за границу необработанный "кругляк", как это делают сейчас наши экспортеры, вряд ли в государственных интересах, но ведь не об изменении структуры экспорта радеют "зеленые". В Европе наши поставщики конкурируют с канадскими лесопромышленниками, и именно здесь пытается сказать свое слово "Гринпис".

В конце прошлого года его активисты попытались помешать разгрузке российского лесовоза "Механик Тюленев" в порту Вильгельм-Схавена в Германии, фактически захватив при этом судно. 15 марта нынешнего года была организована акция протеста около московского посольства опять же Германии - одного из крупнейших покупателей российской древесины. А через два дня - в Амстердаме "зеленые" взяли на абордаж грузовое судно Северного морского пароходства "Капитан Мочалов", которое привезло в порт 11 тыс. куб. м древесины производства Архангельского # 3 и Соломбальского лесодобывающих комбинатов.

Не забывают гринписовцы протестовать и против российских нефтяных проектов, особенно если речь идет о наращивании экспорта. Будь то разработка нефтяных месторождений на Каспии или проекты "Сахалин-1" и "Сахалин-2". Последняя из громких, как всегда, акций прошла 4 июля этого года у северной части пролива Босфор. На сей раз был захвачен нефтяной танкер, а гигантский плакат, который развернули "экологи", призывал остановить транспортировку нефти через Босфор. Понятно, что именно Россия больше других пользуется проливом в этих целях. И не в экологии тут дело, а в больших деньгах. Просто ОПЕК не заинтересован в сильном конкуренте, а на борьбу с ним выпустил все того же потрепанного, но злобного пса - "Гринпис".

Собственно, если вспомнить историю, то примеры использования влиятельных общественных организаций в целях, далеких от громогласно ими же самими провозглашенных, встречаются сплошь да рядом. В тех же США тред-юнионы, было дело, вместо защиты интересов рабочего класса стали инструментом в политической и экономической игре власть имущих, а их боссы весьма даже не гнушались знаться со знаменитыми мафиози в период их могущества. Да и наши отечественные профсоюзы небезгрешны.

@@@
Нет мира в "Зеленом мире"
Оранжевые перспективы Армении
От революции к эволюции без портери страны (конспект)
Павловского национализировали
Последняя пресс-конференция Юшенкова
Почта
Правительство пострадало от мяса

Правосудие по-прежнему стоит дорого

@@

Второй этап судебной реформы пока приносит одни проблемы

2002-01-30 / Анна Закатнова



В Москве в течение этой недели проходит ежегодный судейский семинар, посвященный подведению итогов 2001 года. В работе совещания, которое продлится участвуют более двухсот членов Верховного суда РФ и председателей региональных судов из всех субъектов Федерации. Сегодня в повестке дня семинара обсуждение нового Уголовно-процессуального кодекса. Но по существу, все выступления посвящены только одной проблеме - судебной реформе.

Если весь прошлый год исполнительная и судебная ветви власти провели в бесконечных спорах о законодательных рамках реформы, то после подписания президентом законов "О статусе судей", "О судебной системе" и "О Конституционном суде" все разногласия, казалось, были урегулированы. На самом деле решающий этап судебной реформы начинается именно сейчас, поскольку одновременно с финансовыми капиталовложениями, увеличением штата в судах и повышением зарплаты судьи начали готовиться к введению новых процессуальных правил. С 1 июля 2002 года вступает в действие новый УПК, а всего через полгода планируется введение судов присяжных во всех субъектах Федерации. Кроме того, еще не во всех регионах успели выстроить систему мировых судов, хотя соответствующий закон начал действовать еще год назад. Немало сложностей рядовым судьям создает и необходимость постоянно помнить о том, что юрисдикция Европейского суда по правам человека в Страсбурге распространяется и на Россию. Но после того как Страсбургский суд принял к рассмотрению две жалобы российских граждан, никто из судей уже не может пренебрегать необходимостью соблюдать международные процессуальные нормы.

В первом заседании судей, состоявшемся в понедельник, приняли участие замглавы кремлевской администрации Дмитрий Козак, министр юстиции Юрий Чайка, председатель комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников и глава думского комитета по госстроительству Анатолий Лукьянов. Правда, никто из гостей не захотел выступить, они предпочли послушать доклады участников заседания, а фактический автор судебной реформы Дмитрий Козак и вовсе сбежал от журналистов. Впрочем, Козака можно понять, ведь только сейчас становится абсолютно ясно, сколько сложных вопросов предстоит решить за этот год. Судьи же, четко оперируя фактами, недвусмысленно намекали, что обо всех возможных трудностях они предупреждали кремлевскую администрацию заранее. Например, представители ростовского судейского сообщества сетовали на проблемы с заполнением судейских вакансий, а участники заседания из Московской области подробно рассказывали об организационных трудностях при введении суда присяжных. Из выступления же председателя Верховного суда РФ Вячеслава Лебедева стало ясно, что на ход работы судов влияет и беспрерывный рост преступности, и ведомственные накладки. Например, очень часто нарушаются сроки рассмотрения дел в высших судах из-за сбоев в работе конвойной службы, когда подсудимые месяцами не могут попасть в зал суда из-за, по словам Лебедева, "несвоевременных расчетов ГУИН с МПС за текущие и выполненные перевозки".

@@@
Правосудие по-прежнему стоит дорого
Президент готов к Госсовету
Президент между парламентом и народом
Приказано - начать строить
Прокурорские полномочия сократят
Пять уроков российского парламентаризма
Ради страны можно и рискнуть

Референдум аграрные проблемы не решит

@@

Компромисс по земельному законодательству возможен

2000-03-01 / Сергей Ивановский Сергей Иванович Ивановский - кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН.



НА ГЛАЗАХ у слегка опешивших после парламентских выборов россиян наши неутомимые реформаторы обретают второе дыхание. Вновь, по их мнению, одержана воодушевляющая победа: ведь почти каждый двенадцатый избиратель проголосовал за них, но такой результат прогнозировался заранее, поскольку это как раз тот самый контингент населения, который выиграл и живет за счет их реформ, запустивших маховик грандиозного перераспределения валового продукта и природных ресурсов страны в интересах абсолютного меньшинства.

РЕФОРМАТОРСКИЙ ВУЛКАН

Несомненно, живучесть и способность наших реформаторов сохранять себя в постоянной форме и всегда на плаву заслуживают всяческого подражания. Казалось бы, нежданный дефолт, случившийся в памятный день 17 августа 1998 года, надолго лишил их не только морального права на власть, но и на само "реформаторство", пожалуй, даже на то место, которое они продолжают занимать в обществе.

Однако стоило только двум десяткам прежних демократов в составе СПС пройти в новый российский парламент, и они готовы все начать сначала, с чистого листа. Они, как истинные Бурбоны, ничего не забыли и ничему не научились. Видимо, как собственные интересы, так и интересы могущественных финансовых групп, стоящих за ними, требуют от них именно такой линии поведения.

Совершенно очевидно, что если прошедшие с того момента полтора года страна прожила спокойно и даже появились первые признаки относительной стабилизации ее экономики, то как раз потому, что большая часть либеральных реформ была приостановлена. В частности, были заморожены такие любимые реформаторами почины, как реформы в ТЭКе, социальной и жилищно-коммунальной сфере, железнодорожном транспорте, и страна получила передышку. К чести всех действовавших в этот период премьеров и правительств надо отнести то, что они следовали курсом здравого смысла и тем самым способствовали сохранению нынешней ситуации в экономике России.

Сейчас опять наблюдается пробуждение "реформаторского вулкана", и в результате произошел "очередной выброс" традиционных программных идей и других ритуальных ценностей. Проведена и небольшая "разведка боем" в виде предложения о референдуме по перечню известных вопросов либерального толка. Намечается, вероятно, что-то вроде прошлого, незабываемого сценария из серии "да, да, нет, да!". Наши либерал-реформаторы как-то незаметно присвоили себе роль новых жрецов, владеющих якобы абсолютной истиной, которую все остальные, не входящие в круг посвященных, обязаны принимать на веру.

Не странно ли, что из всех мер и решений, составляющих земельную реформу Петра Столыпина, наши новые "столыпинцы", объявившие себя последователями его идей, оставили лишь право частной собственности на землю и реализацию этого права с помощью купли-продажи земельных участков. Впрочем, не случайно, что сейчас имя Столыпина исчезло из лексикона реформаторов. Слишком велик контраст между практическими результатами реформ той поры и ситуацией в современной России. В отличие от нынешних реформаторов, у которых, кроме либеральной идеологии, за душой ничего не было и нет, в распоряжении Столыпина находился Государственный крестьянский земельный банк, имелись крупные правительственные и коммерческие кредиты, система земства и реализуемая программа переселения крестьян из Центральной России на обширные южносибирские земли, кстати, положившая начало массовому кооперативному движению по всей России.

А вот факты, показывающие то, что произошло в сельском хозяйстве России сейчас, причем главным образом благодаря активности наших реформаторов: еще недавно был в распоряжении государства крупный Агропромбанк, а теперь, вместе с 1200 филиалами, ставший частной собственностью в составе "СБС-АГРО", он оказался недееспособным; кредиты для реорганизованных хозяйств и крестьян-фермеров, казалось бы, опоры реформаторов, выделяются в объеме не более четверти сезонной потребности; продолжается сокращение объемов производства, возделываемых площадей и поголовья продуктивного скота; наконец, завершается уничтожение материально-технической базы сельского хозяйства, восстановление которой теперь растянется на долгие годы и т.д. Понятно, что у разрушенного сельского хозяйства осталось последнее - земля, которая, по мнению реформаторов, в новых условиях используется неэффективно, а следовательно, - без вариантов - выход только один - свободный, рыночный оборот земли, или ее распродажа.

НЕОБХОДИМОСТЬ КОНСЕНСУСА

После событий 17 августа 1998 года исполнительная власть стала более сговорчивой и наметился компромисс в позициях ранее непримиримых сторон, который позволял принять Земельный кодекс в несколько измененной редакции.

Во-первых, всем после дефолта стало понятно, что в создавшихся кризисных условиях стало не только невыгодно, но по меньшей мере глупо продавать какую-либо землю.

Во-вторых, значительная часть не только из числа реформаторов, но и даже их противников успела обзавестись кое-какой земельной собственностью, и теперь для них вся острота вопроса перешла в практическую плоскость и стала заключаться в том, как эту собственность сохранить для себя в будущем.

В-третьих, исходя из сказанного ранее, стороны согласились сблизить свои позиции на следующих принципах:

признание фактического, без каких-либо приоритетов, равноправия всех форм собственности на землю (в соответствии с Конституцией РФ);

признание сложившейся ситуации с формами собственности и частичной продажи земель сельскохозяйственного назначения (в стихийном, "теневом" порядке) определенным "нулевым базисом", не подпадающим под действие нового Земельного кодекса РФ;

признание основного положения, что земли сельскохозяйственного назначения исключаются из свободного рыночного оборота и не подлежат купле-продаже;

введение согласованной системы ограничений на куплю-продажу земельных участков в стране.

В сложившейся на тот момент ситуации можно было надеяться, что законодательная и исполнительная ветви власти наконец договорятся. Тем более всем было ясно, что наличие даже не вполне совершенного закона лучше его отсутствия. Но, несмотря на эти ожидания, введения нового земельного законодательства не произошло. Возможно, причина в том, что обе стороны вскоре отошли от реальных дел и вновь занялись политическими играми, в частности, левая оппозиция опять решила добиваться максимума - отставки президента. В результате все взаимные уступки и подвижки потеряли свое значение, и Земельный кодекс РФ в 1999 году не был принят. Навряд ли делу поможет выяснение всех обстоятельств того, кто больше виноват.

Затянувшаяся история с принятием Земельного кодекса поразительно напоминает оставшуюся в прошлом борьбу парламентской и президентской сторон вокруг Лесного кодекса РФ. Отличаются они разве лишь величиной ставок и масштабом ожидаемых последствий. Кстати, история с Лесным кодексом окончательно завершилась лишь в начале 1998 года. Здесь так же, как и в земельном законодательстве, были свои "мятежные первопроходцы" - такие субъекты РФ, как Карелия и Хабаровский край. Они сочли свои интересы ущемленными, а концепцию Лесного кодекса противоречащей Конституции, с чем и обратились в Конституционный суд. Но Конституционный суд проявил принципиальность и постановлением от 9 января 1998 года признал Лесной кодекс РФ полностью соответствующим Конституции. Напомним, что Лесным кодексом РФ запрещена купля-продажа лесного фонда. То же самое по логике должно относиться и к большинству сельскохозяйственных земель, прежде всего к лучшим, наиболее продуктивным из них - черноземам.

Дело в том, что все проблемы земельного законодательства с помощью референдума решить невозможно. Наши примерные демократы из СПС очень бурно реагировали на притеснения со стороны "агрессивно-послушного большинства" в новом российском парламенте. Им явно не понравилась "такая демократия", когда большинство элементарно навязало им свою волю. Но разве не то же самое они готовятся сделать с помощью референдума, в частности, по земельному вопросу. Надежды их связываются прежде всего с тем, что городское население, составляющее большинство в стране, не станет вникать в различные смысловые тонкости и проголосует так, как ему подскажут наши услужливые СМИ, или, в сущности, против меньшинства - сельского населения.

РЕНТА - СОБСТВЕННОСТЬ ГОСУДАРСТВА

Социально-экономический фон в современной России достаточно серьезен, и с ним нельзя не считаться. Это в первую очередь относится к земельной реформе, в конечном итоге затрагивающей интересы всего населения. Поэтому ее проведение должно быть под постоянным общественным контролем, а отдельные элементы этой реформы нуждаются не только в более основательной аргументации, но и требуют общего согласия, единого подхода со стороны различных слоев общества. Например, все согласны с тем, что в новом Земельном кодексе должна быть принята система ограничений рыночной купли-продажи земельных участков. Все об этом говорят - и правые, и левые, а понимают, видимо, по-разному, если до сих пор эти ограничения дальше обтекаемых формулировок не пошли.

Теперь о главном пункте преткновения - свободном земельном рынке, включающем земли сельскохозяйственного назначения. И здесь должны быть свои правила, которые будут приняты всеми, например, для начала перевод всех наиболее ценных земель - российских черноземов - под опеку государства, в федеральную собственность (земли федерального фонда).

Сюда же добавятся земли по берегам рек и морских побережий, земли городов и поселков, а также традиционных рекреационных зон страны. Или методом исключения можно оставить те земли, которые хотя и относятся к землям сельскохозяйственного назначения, но большой ценности не представляют и могут поступить в рыночный оборот.

Кроме того, следует каким-то образом узаконить или ввести в правовое русло земельные сделки, прошедшие через "теневой рынок" (с его помощью, по разным данным, уже распродано от 5 до 8% всех земель сельскохозяйственного назначения). Наконец, нужно более четко определить порядок реализации и компенсации земельных паев граждан, работающих в хозяйствах разных типов (госхозах, колхозах, кооперативах, частных фермах и т.п.).

@@@
Референдум аграрные проблемы не решит
Россель выбил парламентское большинство
Россия не очень интересна Давосу
Россия: последний прыжок в будущее
С президентом все ясно. На очереди - премьер-министр
СНГ готово к реальной интеграции
Саратовский устав троится на глазах

Сомнительный вердикт Конституционного суда

@@

Печальный опыт Альберто Фухимори может оказаться весьма полезен российским политикам

2002-09-03 / Эмиль Дабагян Эмиль Суренович Дабагян - ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН.



Решение Конституционного суда, позволяющее главам субъектов Федерации избираться на третий срок, вызвало неоднозначную реакцию общественности и средств массовой информации. В этой связи вспоминается весьма поучительный зарубежный казус, о котором большинству россиян вряд ли известно.

В 1990 году в Перу на президентских выборах, к удивлению многих, блестящую победу одержал этнический японец Альберто Фухимори, неожиданно, как черт из табакерки, выскочивший на политическую сцену и взявший верх над представителем истеблишмента, всемирно известным писателем Марио Варгасом Льосой. Вступив в должность, глава государства решительно и энергично, без всякой раскачки взялся за преодоление экономического и политического спада, в котором эта мультиэтническая южноамериканская страна находилась в течение длительного времени. И добился впечатляющих успехов. Во всех уголках планеты заговорили о перуанском экономическом чуде и его творце.

Практически с самого начала Фухимори натолкнулся на отчаянное сопротивление парламента. В сложившейся ситуации он пошел на экстраординарную меру - распустил Национальный конгресс, совершив 5 апреля 1992 года "институциональный переворот" и тем самым грубо поправ действовавшую Конституцию. Так он встал на скользкую дорожку авторитаризма. Очередным шагом на этом пути явились выборы в Демократический учредительный конгресс, состоявшийся 22 ноября того же года. В нем правящий блок получил необходимое большинство, завоевав 44 из 80 мест. Эти выборы фактически легитимизировали роспуск законодательной ветви власти. Ее функции вплоть до 1995 года частично выполнял конгресс.

В декабре 1993 года на референдуме была одобрена новая Конституция, предоставившая главе государства исключительно широкие полномочия вплоть до роспуска парламента и судебных органов, а также право на повторное избрание непосредственно по завершении предыдущего мандата, что запрещалось прежним Основным законом.

На волне экономических достижений Фухимори в 1995 году вновь с хорошими результатами избрался президентом. Тогда же был сформирован конгресс республики, где доминировали фухимористы. Кажущаяся прочность завоеванных позиций позволила Фухимори уверовать в свою особую роль в определении судеб страны. Он ринулся напролом и в третий раз задумал выставить свою кандидатуру на высший государственный пост. Но препятствием, как уже было сказано, могла служить Конституция. Уже на дальних подступах к выборам, в мае 1997 года, возник острый конфликт между парламентом и Конституционным судом по поводу трактовки статьи 112 нового Основного закона. Он завершился отставкой четырех из семи членов суда, отказавших Фухимори в праве выдвигаться на пост президента в 2000 году, и назначением нового состава суда. Вслед за этим последовала реорганизация Национального избирательного совета с целью не допустить отвода кандидатуры Фухимори от участия в предстоящих выборах.

А далее произошло нечто сходное с тем, что случилось в России в июле 2002 года - разумеется, с поправками на специфику каждой из стран. Парламентарии одобряют так называемый закон о подлинной интерпретации Конституции. Документ устанавливал, что первым сроком пребывания Фухимори на посту президента следует считать не 1990-1995 годы, а 1995-2000 годы. Это аргументировалось тем, что первый срок пришелся на период до принятия Конституции и соответственно ее действие не распространяется на прошлое. Ясно, что карманный парламент, подмятый и манипулируемый главой государства, не мог принять иного постановления. Так была найдена сомнительная с юридической точки зрения лазейка для выдвижения и последующего избрания Фухимори президентом страны.

Однако это была увертюра к позорному краху Альберто Фухимори. Под влиянием грандиозного скандала, вызванного показом по телевидению пленки, на которой запечатлен соратник президента, дающий взятку депутату, Фухимори спустя несколько месяцев после инаугурации оказался вынужденным заявить о сокращении срока своих полномочий и о проведении внеочередных парламентских и президентских выборов. Стремительно развивавшиеся события вынудили президента бежать из Перу и просить убежища в Японии. Разъяренные парламентарии, обсуждавшие полученное по факсу прошение об отставке, подавляющим большинством голосов приняли решение о смещении Фухимори с поста президента с формулировкой "из-за моральной неспособности руководить государством". Этим же постановлением он пожизненно лишался возможности занимать выборные должности.

@@@
Сомнительный вердикт Конституционного суда
Страхи и страсти власти
Судные дни Эдуарда Росселя
Третья власть спорит с Кремлем
Три стороны одной медали
У Кремля нет в США своих лоббистов
Феликс Кулов требует от чиновников безупречности

Цветная революция в Армении возможна лишь теоретически

@@

Парламентские выборы 12 мая предопределят судьбу президентских выборов в 2008 году

2007-04-27 / Юрий Симонян







В Армении Сержа Саркисяна уже сейчас многие считают будущим президентом страны.

Фото автора

О предвыборных буднях, о проблемах, с которыми страна приближается к избранию нового парламента, о внешнеполитической и внутренней ситуации «НГ» в эксклюзивном интервью рассказывает премьер-министр Республики Армения Серж Саркисян.

– На приближающихся парламентских выборах у возглавляемой вами Республиканской партии проблем вроде бы не должно быть. А как вы оцениваете шансы оппонентов?

– Я предположительно знаю будущие результаты выборов в парламент – есть данные многочисленных опросов, проведенных различными организациями и службами. Но говорить об этом не буду – не хочу дать повод некоторым оппонентам обвинить власти в том, что они якобы предопределили исход выборов 12 мая. Важно, на мой взгляд, то, что предвыборный политический климат в Армении вполне благополучный – в предыдущие годы он этим не отличался. Основные политические силы благожелательно относятся друг к другу, что радует. Не думаю, что в будущем парламенте Армении окажутся всего одна-две партии.

– Известно, что после внесенных в Конституцию поправок победитель парламентских выборов фактически обретет возможность комплектовать ветви власти республики. Не приведет ли это к крену во внутренней ситуации, чреватой различного рода обострениями?

@@@
Цветная революция в Армении возможна лишь теоретически
Чужая власть
Чья позиция сильнее